1

Вдохновитель. Глава 10

Глава 10

Кабинет Верховного не менялся с моей прошлой жизни. Дубовая тяжелая мебель, старинные картины и тяжелые занавески на окнах скрывали обитателя от посторонних глаз. Две противоположные друг другу стены были заполнены книгами. Верховный жил один, старая домоправительница уходила по вечерам домой, а своей семье в этот раз он так и не обзавёлся. Слева от массивных кресел возле лампы на длинной тонкой ножке стояло кресло-качалка. Мы собрались у него в девять вечера. Стэн выспался и выглядел отдохнувшим и куда более оптимистично настроенным, чем ранее днем. Верховный не скрывал своей радости и начал едва мы уселись: я в среднее кресло, справа – Мари, а слева –Стэн.

«Вы все сделали правильно. Я звонил в больницу, мистера Шайли выпишут через три-четыре дня. Микроинфаркт, ничего серьезного. Я также сделал звонок Кьюману, он постарается сделать так, чтобы тело Харда обнаружили как можно скорее. Я уже сообщил другим Вдохновителям, что еще один Перерожденный уничтожен. Нам надо действовать, пока они молоды и еще не набрали силу и не научились использовать её на полную мощность» - Верховный смотрел на нас с заботой, он всегда поощрял и хвалил нас за каждый хороший поступок. Как маленьких. – «Мари расскажи, что ты заметила?»

Мари откашлялась, поправила рукава бежевой блузки и начала:

«Утром после первого потока клиентов, выдалась свободная минутка и я вышла в зал, сделав вид, что хочу лично пообщаться с благодарными посетителями, пришедшими на ранний завтрак. Вонга не было, я уточнила у администратора: после вчерашнего удачного рабочего дня, мистер Шайли принял его на постоянную работу, сегодня был первый выходной. Мистер Шайли появился позже, чем обычно, было уже почти девять. Мы столкнулись в двери кухни, когда я возвращалась» - Мари передернуло – «От него веяло холодом, до сих пор не могу забыть прикосновение его руки к моему локтю. Он придержал меня и велел зайти к нему немедленно. Мне не без труда удалось уйти, из кухни выходил Эдвард, появились новые заказы» - она заплакала. Даже теперь сидя в безопасном кабинете Верховного и зная, что Перерожденный уничтожен, страх не отпускал ее. Вдохновители женщины не имели такого опыта, никогда раньше Харды не читали их и не пытались навредить.

«Можешь идти домой, медальон Сьюзен теперь твой» - он протянул ладонь, в которой мы увидели желтый с переливами медальон на тонкой золотой цепочке – «Стэн забрал его из квартиры Харда, бери, смелее» - подтолкнул он Мари и та встала и взяла медальон из рук Верховного и прижала к сердцу в сжатых ладонях. Затем сняла свой медальон, точно такой же расстегнула цепочку и добавила к ней желтый камень Сьюзен и снова зацепила замочек на шее, протянув цепочку Стэну:

«Возьми себе. Ты помог её душе оказаться на небесах. До свидания» - промолвила она исчезая.

Помимо миров, в которых живут живые люди и куда попадают души умерших, существует тонкая параллель. Туда попадают души людей умерших неестественной насильственной смертью, души тех, чье время еще не настало и по чьему-то злому умыслу их земное существование прекратилось. Мы называем их заблудшими и иногда видим во время перехода в чужое сознание. В темноте лабиринтов, в тонких неощутимых материях подсознания, летя навстречу новому человеку, в которого переходим, мы видим их размытые очертания, они тянут руки к нам, они зовут нас и просят о помощи. Именно там была Сьюзен, пока сегодня утром не восторжествовала справедливость, и Стэн не уничтожил Харда лишившего жизни Вдохновителя.

Подождав минуту и убедившись, что Мари не вернется, Верховный обратился к нам:

«Вы не забирали телефон Сьюзен из квартиры Харда?»

Вопрос застал нас врасплох, я вопросительно посмотрел на Стэна, тот в свою очередь на меня:

«Нет» - ответили мы одновременно.

«Я был занят медальоном» - поспешил оправдаться Стэн продолжая, пялиться на меня так, что мне захотелось провалиться сквозь землю – «Я думал ты возьмешь»

Я так не думал. Я в тот момент вообще ни о чем не мог думать, тем более о телефоне, мне хотелось поскорее убраться из квартиры и все. Верховный прочитал меня как книгу и, покачав головой сказал:

«Непростительная ошибка. Её телефон следует найти как можно скорее. Кто знает, вдруг он действовал не один»

«Это непохоже на Хардов, они, как правило, одиночки» - возразил я.

Верховный не обратил внимания на мою реплику и продолжил:

«Если полиция обнаружит телефон Сьюзен в квартире убитого Вонга, её семье придется ответить на ряд неприятных вопросов. Мне бы не хотелось этого допустить. Поэтому вернитесь в квартиру и заберите телефон, даю вам пятнадцать минут»

Нам ничего не оставалось, как отправиться в квартиру Вонга еще раз, оставалась надежда, что мы успеем туда раньше полиции. Снова замелькали улицы, дома, квартиры и люди. Наконец мы очутились в темноте коридора квартиры на Кенсигтон стрит. Было так темно, что не видно была даже Стэна, который, судя по шороху, находился рядом. Мы не разговаривали, а обменивались мыслями:

«Ты поищив спальне, я займусь гостиной и кухней» - ему, как и мне не хотелось видеть оболочку Харда, лежащую в луже черной крови на помятой постели. Я согласился, и мы двинулись в разные стороны, освещая путь телефонами. В спальне все лежало на своих местах, я принялся методично исследовать пол, пока не наткнулся на кровать. Меня обдало холодным потом, обойдя кровать по периметру, я придвинулся к перекладине с ворохом вещей. Одну за другой я проверил их все: пару помятых брюк, две пары изношенных до дыр джинсов и четыре такие же помятые рубашки. Пусто. Футболки проверять смысла не было, на них не было карманов. Под перекладиной я обнаружил туфли на мягкой светлой подошве и кроссовки, подавляя в себе отвращение, я проверил и их. Пусто. Я остановился. Единственным непроверенным местом была кровать, на которой прикрытый подушкой лежал мертвый Хард. Я не мог этого сделать никак, никакие уговоры самого себя не помогали. Я ждал Стэна. Он появился спустя долгих десять минут:

«Нашел?»

«Нет, надо проверить его. Помоги мне» - взмолился я. Тот подошел и остановился. В неярком свете от экранов телефонов, все выглядело не так страшно, но все равно мы никак не могли решиться. Подсветка отключилась, комната погрузились в темноту.

«Давай, Алекс. Я проверю его карманы, ты под матрасом. Время не ждет»

Переложив телефон в левую руку, я запустил правую под матрас. Проверил справа, слева, возле ног, пока Стэн проверял Харда, не убирая подушки. Пусто, телефона нигде не было. Стэн закончил и отошел, я наклонился над головой и приподнял матрас в изголовье, от чего тело Харда приподнялось, и подушка упала в низ, задев мои брюки. Пусто. Я быстро отошел и Стэн следом.

«Возвращаемся. Кто-то забрал его до нас» - мы вернулись в кабинет Верховного. Филипп сидел в кресле-качалке, медленно раскачиваясь, он посмотрел на нас вопрошающе и сразу все понял:

«Ты запачкал брюки» - сказал он и я взглянул на свои брюки. Они были заляпаны черными пятнами от колен и до самого низа. – «Вы проверили везде?» - уточнил он, пока мы разворачивали кресла и садились.

«Везде» - ответил ему Стэн.

«Прочтите это» - сказал Верховный, протягивая нам старую книгу, которая до этого покоилась на его коленях.

Я забрал книгу и открыл на заложенной странице. Книга была такой старой, что от каждого неосторожного движения края тончайшего дерева осыпались по краям. Мы погрузились в чтение:

«Настанет время, ознаменованное приближением трех пустых колец, когда ангелы, спустившиеся на землю нашу грешную, погибнут, один за другим от рук сыновей Его. Того чья сила непомерна, а замыслы черны, как самая черная ночь. На земле воцариться хаос и смерть, и не будет спасения ни кому, ни праведнику, ни грешнику. И лишь тогда спасут они землю, когда объединяться воедино и соберут свои силы вместе» - Стэн захлопнул книгу и спросил Филиппа:

«О чьих сыновьях идет речь в послании?»

«Одно могу сказать с уверенностью. Время пришло»

Я вмешался:

«Откуда нам знать, что все, что здесь написано не вымысел безумного старика? Как слепец мог сделать эти записи?»

«Я открою вам тайну, которую хранил тысячи лет» - ответил Верховный, его морщинистые глаза заблестели – «Эти записи сделал я, тот безумный старик, считал меня своим сыном, а я был ему верен до последнего вздоха. Он чувствовал мою силу и предупредил меня о том, что нас ждет. Он знал, кто я и откуда. Я не рассказывал ему. Он видел меня насквозь. Его пророчества сбывались ни раз, и сегодняшний день тому прямое доказательство. Объединив усилие трех Вдохновителей, вы смогли уничтожить Перерожденного»

Мы молчали, смотря на Филиппа округленными глазами. Все это время мы жили и были свидетелями пророчеств смертного. Стэн присвистнул от неожиданности и тут же опомнившись, встал и преклонил колени и голову перед Верховным:

«Клянусь защищать человечество до последнего вдоха»

Я присоединился:

«Клянусь. Мы сделаем все, чтобы не подвести Создателя»

«Поднимитесь оба» - поспешил ответить Филипп – «Идите домой. Не забывайте о своем предназначении, оберегайте друг друга и будьте верны своим клятвам»

Мы ушли, оставив его наедине со своими мыслями.

А назавтра был понедельник. Сильно не выспавшись, не успев побриться и позавтракать, в восемь ноль-ноль я был в редакции. Земная жизнь обязывает. Стэн дремал в кресле, должно быть приехал час назад, перед ним уже лежали ворох бумаг, и стоял открытый ноутбук. От шума, производимого мной, он проснулся:

«Доброе утро Алекс» - поздоровался он и пожал протянутую мной ладонь – «Не выспался?»

«Нет, не успел позавтракать, спустимся в кафе?» - ответил я заметив, что Стэн в отличии от меня выглядел хорошо и был свеж и тщательно выбрит. Поверх рубашки с короткими рукавами на нем была надета черная жилетка, а за правым ухом красовался карандаш для заметок.

«Через минут двадцать. Закончу со статьей»

«Есть новости с Кенсигтон-стрит?»

«Тишина»

Стэн взял со стола уже изрядно помятый листок и принялся грызть кончик карандаша, быстро читая строчку за строчкой. Я ждал. В комнате было душно, не выдержав, я встал и открыл окно, приятный прохладный воздух ударил в лицо, хотя его было сложно назвать свежим от паров бензина вездесущих машин. Кабинет сразу же наполнился шумом улиц. Почему-то чем выше находишься, тем лучше слышны звуки с улиц, я даже услышал обрывки фраз, проходивших по тротуару девушек. Перегнувшись через края, я наблюдал за суетой утреннего города. Все спешили: машины, прохожие, даже питомцы, бегающие рядом с хозяевами, и те торопились в парк. Слева от нашего офиса располагалась деловая часть города, да и сам офис, имея в себе сорок пять этажей входил в её число, спереди высились такие же здания, покрытые зеркальными конами. Справа, вниз по улице виднелся парк, маленький зеленый оазис среди бетонных истуканов.

«Я закончил, пойдем, покормлю тебя» - услышал я призыв Стэна и, с радостью оторвавшись от городского пейзажа, закрыл окно. Снова стало тихо, суета города осталась за звуконепроницаемым стеклопакетом.

«Я думал, что умру голодной смертью» - пошутил я и мы спустились в кафетерий, провернув по пути шутку с пассажирами лифта. Я, проиграв и получив от друга символический щелчок, дал себе зарок больше не играть с этим аферистом.

В кафетерии было много народу: время завтрака как-никак. Найдя пустой столик, мы сели и сразу же сделали заказ: мне тосты с сыром и маслом и чай, для Стэна – стакан свежевыжатого сока и яблоко. Стэн с умилением смотрел на меня пока я быстро проглатывал тосты, практически не жуя и запивая горячим чаем. Я попросил его прекратить, и он переключил своё внимание на других посетителей. Дальше завтрак продолжался молча, пока Стэн вдруг резко не спросил:

«Ты не помнишь, Тайм упоминал какое-то имя?»

Я чуть не поперхнулся. Сделав пару глотков я ответил:

«В ту ночь, когда… Не знаю»

«Постарайся вспомнить» - настаивал Стэн.

«Кажется, он сказал: «Гарольд предупреждал меня о вас»

«Вот именно, кто этот Гарольд?»

«А мне откуда знать» - пробурчал я и снова принялся за еду. Спустя пять минут, дожевав четвертый тост и насытившись, я вернулся к разговору:

«Ты думаешь – это и есть Хард породивший Тайма?» - моя догадка самому мне показалась настолько очевидной, что мне стало стыдно за то, что раньше я этого никак не связывал.

«Я не рассказывал об этом Филиппу. Я упустил эту твою фразу из виду. Я должен был сказать Филиппу, ты упоминал это имя утром, во время поисков оболочки» - тут то я тоже вспомнил, как рассказывал об этом другу, когда в утренней темноте мы рыскали по тёмным закоулкам военной базы. – «Я уверен, что это Он и есть. Как в пророчестве: один за другим от рук Его сыновей…» - Стэн замолчал и мы продолжили обмениваться фразами молча, опасаясь, что кто-то из присутствовавших может услышать разговор и принять нас за душевнобольных:

«Кьюман должен навести справки о Тайме. Где он вырос, кто был его родителями» - предложил я. Кьюману многое по плечу и подобное дело не принесет ему много хлопот.

«Позвоню ему, как только вернёмся в кабинет» - я как раз допил чай и, не сговариваясь, мы поднялись.

Как иногда долго поднимается лифт, настолько долго, что я трижды прокрутил в голове события недельной давности. Я вспомнил каждую фразу Александр Тайма, стараясь не упустить ни одной мелочи. Пока Стэн звонил я бесцельно бродил по комнате взад-вперед.

«Кьюман даст ответ завтра» - поведал Стэн, положив трубку – «Наведет подробную справку. Чем займемся сегодня?»

«Какие есть задания?»

«Никаких, я подготовил статью об армии, пойдет в завтрашнем номера. Других неотложных дел нет»

Я понял, что более подходящего момента не представиться и выпалил:

«Дай мне адрес Майи» - эта девушка все не выходила из моих мыслей и даже снилась сегодняшней ночью.

«Проспект Мартина Дебераск двадцать один. Она живет с подругой, вместе учатся в университете» - спокойно продиктовал Стэн – «Если хочешь, сходим вместе, мне как раз надо забрать фотографии с последнего дня рождения тети Грейс»

«Было бы неплохо» - на душе сразу стало легче. Я опасался, что Стэн может воспротивиться моему желанию общаться с Майей – «Давай сходим сегодня»

«Хорошо, только сделаю один звонок, надо убедиться, что после обеда она будет дома» - Стэн достал телефон из брюк и начал листать записную книжку. Мое сердце снова замерло и, пока он дожидался ответа на том конце, я чуть не задохнулся от нахлынувших чувств: я был смущен и рад одновременно.

«Сегодня в два. Пока Майя» - я смотрел на него настолько смешным взглядом, что тот не выдержал и начал смеяться – «Все хорошо, мой друг неисправимый романтик, она будет ждать меня в два. Я думал, что возраст прибавит тебе ума. Но видать моим надеждам никогда не суждено осуществиться. Только давай договоримся сразу» - вдруг серьезно добавил он и я понял, что ему не до шуток – «Никаких обманов и чтения мыслей, я не хочу разбить ей сердце. Если поймешь, что она не та кого ты ищешь, сразу же прекращаешь. С моей стороны, обещаю дать тебе самую лучшую характеристику и не читать её мыслей о тебе» - Стэн был циником во взаимоотношениях. Он давно перестал верить в чистую и бескорыстную любовь. Еще в прошлой жизни, когда жил в далекой Англии, он имел не осторожность влюбиться в одну эксцентричную актрису, а та вытерла об него ноги, сбежав с партнером по сцене, оставив Стэна залечивать душевные раны одного. Он так и не женился в прошлом существовании, хотя был женат и раньше, насколько мне известно, не меньше пяти раз. Но тогда любили его, а он позволял себя любить, оставаясь верным и преданным мужем. Он не очень-то любит разговаривать об этом, душевная рана не затянулась до сих пор.

«Обещаю Стэн не переходить в нее, но пару раз прочитаю её мысли, будучи уверенным, что не узнаю ничего плохого» - пообещал я и тот согласился.

«Прогуляйся по редакции, отнеси статью с фотографиями в отдел верстки. Проследи, чтобы её удачно расположили, хотя бы на третьей-четвертой страницах. Не дальше. Проверь подписи под снимками и заголовок» - я и так знал, на что следует обратить внимание и поучения Стэна воспринимал с улыбкой.

«Будет исполнено, начальник» - отшутился я и пошел исполнять его поручение, уже выходя, я напомнил ему об одном важном деле – «Позвони Верховному, расскажи про Гарольда» - Стэн закивал.

В отделе верстки работает порядка пятнадцати человек: восемь девушек, одна пожилая мегера, как за глаза называют её коллеги и шесть молодых парней. Им всем было не больше тридцати. В отделе стоял невероятный шум, все то и дело вставали со своих рабочих мест и подходили к соседним, чтобы оценить картинку на мониторе компьютера, потом они возвращались и теперь уже по их зову, кто-то шел смотреть на их готовые работы. Стелла отвечала за страницы с третий по шестую и как только я вошел бросилась ко мне:

«Привет Алекс» - на ней были облегающие джинсы и белая свободная рубашка с воротником апаш и низкими пуговицами. Если она нагибалась через стол, а делала она это сразу же, как предоставлялась возможность, было видно её белье и позолоченное распятие – «Статья готова, Стэн звонил»

«Именно поэтому я здесь» - ответил я, протягивая ей карту памяти – «Когда будет готово?»

В её каштанововолосой голове бегали такие мысли, что мне стало стыдно.

«Через полчаса, хочешь, подожди здесь» - ответила она, принимая карту памяти из моих рук. Мне стало еще стыднее, сделав усилие, чтобы не покраснеть, я переключил свое внимание на миссис Дарнеу. Её седая голова с поднятыми поверх волос очками, виднелась в дальнем углу большой комнаты, за стеклянной перегородкой. Она управляла отделом и имела что-то вроде импровизированного кабинета. Вот чьи мысли слышать было приятно. Никаких пошлостей, ругательств, только работа и еще раз работа. С ней всегда есть о чем поговорить, и я направил свои стопы к ней:

«Добрый день миссис Дарнеу» - начал я, тихо постучавшись в перегородку. Она вздрогнула так сильно, что очки упали с волос и остановились на её длинном остром носе:

«Ах, это ты Алекс»

«Найдется свободная минутка для меня?» - поинтересовался я, заранее зная ответ.

«Присаживайся» - я присел рядом на черный стул с ножками на роликах – «Как поживаешь Алекс? Слышала, ваша статья получилась убойной?»

«Будет видно. Принес её Стелле. Как у вас дела?»

«Как обычно, заставляю этих бездельников работать» - она кинула взгляд коллектив – Сам знаешь, каких усилий мне это стоит» - уж я то знал. Мало кто ценил работу в отделе, так как она.

«О чем пишите?»

«Все о том же, очередной политик вытворил невероятное. Хочешь прочитать?» - и не получив ответа протянула несколько распечатанных листов. Я начал читать. В сущности все было как обычно: молодой член конгресса, сев за руль в нетрезвом состоянии попал в аварию, никто не погиб, но женщина из автомобиля политика оказалась в больнице. Спутница несколько раз привлекалась за занятие проституцией. Теперь адвокат пытается вытащить незадачливого ездока из скандальной истории. Эта вторая причина, по которой я не люблю работу в редакции: рассказывание сплетен и раздувание скандалов. Первая – ранний подъем и отсутствие творческого подхода. Каждый раз, когда я сталкиваюсь с подобными историями, задумываюсь: а не приложил ли к этому руку очередной Хард? Раньше за этим парнем не замечалось подобного: три года в колледже, четыре в университете. Ранний успех на политическом поприще, ему предсказывали успех на ближайших выборах и прочили место сенатора. Пока я читал, Стелла закончила и позвала меня просмотреть готовые страницы.

Статья и правда получилась хорошей. Снимки, хоть уже и обработанные в черно-белых тонах, удачно разместились в тексте. Слоган заголовка был четок и сразу привлекал внимание. Я похвалил Стеллу за работу и пожелал ей удачного дня.

«Может, пообедаем вместе?» - как всегда предложила она, и я уже, наверное, в сотый раз отказался и поспешил ретироваться.

Стэн, похоже, не двинулся со своего стула и сидел за столом с задумчивым видом. Перед ним стоял бумажный стакан с кофе. На другом конце стола точно такой же, но с еще закрытой крышкой – для меня. Я не люблю кофе, но иногда пью, предпочитаю с большим количеством сливок и сахара.

«Проверил?» - поинтересовался он, когда я отпил немного и сел, протянув ноги под стол.

«Все получилось отлично. Звонил Филиппу?»

«Звонил, он был весьма зол, за то, что я не сообщил сразу. Кьюман успел набрать его раньше»

Я пожалел друга:

«Представляю, что ты услышал»

«Он сказал, что я такой же безответственный, как и ты» - Стэн ворчал.

«Ладно, не ворчи. Все наладится. Чем займемся?»

«Ничем, обедать еще рано. Сколько уже?» - спросил он у самого себя и взглянув на ручные часы – «Только половина двенадцатого. Прогуляемся?»

«Давай»

Выключив компьютер, мы спустились на лифте, и вышли в душный город. Пешеходов поубавилось, а поток машин стал плотней. Августовское солнце начало припекать.

«Поедем на моей» - предложил Стэн и мы, обогнув здание слева, спустились на парковку. Фольксваген Стэна был припаркован сразу возле входа. Он завел двигатель, и мы поехали, никуда конкретно, решив просто поколесить по городу и выбрать место для обеда.

«Тебе не было страшно в квартире Харда?» - спросил я, этот вопрос мучал меня и не давал забыть о событиях вчерашнего дня.

«Было…» - ответил Стэн, выруливая на дорогу и вливаясь в плотный поток автомобилей – «Я был больше зол» - злость не свойственна Вдохновителям и я удивился его признанию – «Понимаешь, я представил на месте Сьюзен тебя или себя и так разозлился, что не смог сдержаться. Я вспомнил Кевина Бирайтли….» - он снова замолчал.

«Дружище, это не твоя вина, ты не мог поступить иначе» - я пытался оправдать его.

«Знаю, я никогда раньше не убивал, понимаешь. Я не учувствовал в боевых действиях, хотя и был в польской армии в период Второй Мировой войны» - я прекрасно знал, что в то время Стэн был военным хирургом в госпитале для раненных, видел много смертей и помогал запаниковавшим найти себя.

«Понимаю…» - единственное, что нашелся сказать я. Дальше мы ехали в полной тишине. Я решил оставить Стэна в покое и не пытался прочитать его мысли. Поездив минут сорок, Стэн остановился возле бистро в трех кварталах от редакции и сказал:

«Займи столик. Я припаркую машину и приду»

Я покорно вышел, пересек тротуар и вошел в бистро. Здесь было прохладно, работал кондиционер. В предобеденный час большинство столиков были заняты и, выбрав один возле большого окна, я сел и начал изучать меню. Через минуту ко мне подоспела официантка:

«Добрый день» - начала она: симпатичная блондинка, с волосами собранными в длинный хвост. Её голубые глаза смотрели на меня с интересом, черно-белая форма сидела идеально, а юбка прикрывала колени – «Что будете заказывать?» - она держала наготове открытый блокнот.

«Две порции грибного супа, свежий салат и чай с лимоном» - ответил я. Я изучил предпочтения Стэна настолько, что всегда делал заказ и за него и за себя.

«Хорошо. Десерт?»

«Нет спасибо» - ответил я, и она тут же удалилась в сторону кухни. Стэн явился раньше, чем я ожидал:

«Припарковался в тупике за зданием» - подытожил он – «Что ты заказал?»

«Грибной суп и салат. Устраивает?»

Стэн остался доволен. Пока принесли наш заказ, мы успели обсудить план новой статьи. Пока я был занят со Стеллой, звонил редактор, дал очередное особоважное задание и велел закончить к четвергу. Из разговора попутчиков в лифте, я узнал что на Кенсигтон стрит обнаружено тело застреленного молодого человека, судя по описанию того самого Харда и пока мы обедали, я рассказал об это Стэну. Тот воспринял спокойно:

«Есть в мире справедливость. Пока мы существуем, человечество может спать спокойно. Он больше никому не сможет навредить»

«Ты знаешь конгрессмена Найтворфа?» - перевел я тему разговора в другое русло.

«Знакомое имя» - Стэн напряг память – «Тот самый, который будет претендовать на место сенатора в следующем месяце?» - осенило его.

«Уже не будет»

«Чем провинился?»

«Влез в такую историю…» - я многозначительно замолчал – «Дарнеу готовит разгромную статью на первую страницу завтрашнего номера. Я оставил печатный текст у тебя на столе»

Ему было неприятно, как мне Стэну не нравился тот факт, что в нашей газете печатают так много скандальных историй:

«Может еще выкрутится» - подал он надежду.

«Вряд ли, дело совсем плохо. Наш тираж не оставит ему шансов»

«Это точно. Думаешь сам?» - спросил Стэн, зная, что я пойму, о чем идет речь.

«Не знаю. Думаю, нам стоит проверить. Как ты на это смотришь?»

«Согласен. Если ты уже закончил, поедем, ехать минут сорок не меньше»

«Я заплачу» - ответил я, вытирая рот бумажной салфеткой – «Подъезжай к входу»

Пока Стэн встал и ушел я позвал прелестную официантку и попросил счет: двадцать пять долларов девяносто центов. Неплохо для более чем скромного обеда. Я заложил три десятидолларовых купюры в книжечку со счетом и вышел. Привыкнув к прохладе зала и выйдя на улицу, я сразу же всеми клетками своего тела ощутил летнюю жару: пекло ужасно. Стэна видно не было, и я вернулся под козырек над входом в бистро. Тень хоть и давала защиту от прямых солнечных лучей, но от жары не спасала. Хорошо, что Стэн подъехал быстро, и мы поехали к дому Майи: он за фотографиями, а я – не знаю точно для чего, может за своей судьбой.

Продолжение следует... 

Дубликаты не найдены

Похожие посты
182

Пока все спят

Едва такси остановилось, Влад выскочил из него и, перепрыгивая лужи, со всех ног бросился к вокзалу. До электрички оставалось не более трех минут, а нужно было еще купить билет. Он подбежал к только что освободившейся кассе и, сунув в окошко студенческий, сказал: «Ярославский». Кассирша, убедившись, что все печати на месте, начала пробивать билет. Влад нервничал, но виду не подавал. Лишь тяжелое дыхание выдавало, что до кассы ему пришлось бежать. «Ваш билет, пожалуйста», - кассирша протянула несколько бумажек. Влад помчался к выходу. К счастью электричка уходила с первого пути. Выбежав из дверей вокзала, он оказался прямо перед подошедшей электричкой. Влад вошел в вагон, закинул небольшую сумку на полку и расположился на сидении.

В сумраке за окном проносились знакомые пейзажи. В наушниках звучал сипловатый голос Оззи Осборна заглушавший голоса торгашей.

Спустя полтора часа, немного покряхтев, электропоезд остановился на конечной станции, и, стянув с полки сумку, Влад направился к выходу. Пора было перекусить. Выйдя из вагона, Влад направился в уже ставшую родной забегаловку.

- Двести сорок — произнесла милая, явно приехавшая из теплых республик, девушка.

- Картой — ответил Влад и, расплатившись, забрал свой заказ, состоящий из шаурмы и стаканчика черного чая.

До поезда оставалось около часа, а значит, можно было спокойно обдумать предстоящее путешествие.

Раздался телефонный звонок. На экране высветилось «Большой Босс». Отвечать совсем не хотелось, но был ли выбор?

- Алло?

- Здравствуй. Ты уже выехал?

- Да, уже в Москве, жду поезд.

- Сейчас тебе пришлют файл, ознакомься. — голос шефа звучал озабоченно. Да и с чего вдруг он решил лично звонить? Обычно шеф занят более важными делами.

- Что-то серьезное?

- Всё прочитаешь сам. И… держи нас, по возможности, в курсе: там что-то странное творится.

Не дожидаясь ответа, шеф положил трубку. Пробежавшись глазами по тексту, Влад понял, что кроме дополнительных мер осторожности в инструкции ничего не было.

Можно было уже идти к поезду, который ждал пассажиров у перрона. Влад зашёл в вагон, расстелил постель на верхней полке и, как только почувствовал, что поезд тронулся, крепко уснул под размеренный стук колес.

Спустя пять часов Влад стоял под звёздным небом и смотрел вслед поезду, на котором он только что приехал. Часы показывали 3:07, и холодный ночной воздух развеивал остатки сна. Не спеша, Влад пошел в сторону перехода. Его должны были встретить сотрудники местного лесничества, но в округе никого не было видно.

Он спустился с перехода и встал у памятника Виктору Цою. Через пять минут из-за поворота появился уазик, ревя мотором, он подлетел к успевшему замёрзнуть Владу. Из машины вышли два человека. Одеты они были в куртки защитной расцветки поверх тельняшек и такого же цвета штаны.

- Здравствуйте, вы охотник из Москвы?

- Да, здравствуйте, хотя слово «охотник» мне кажется не уместно. Я Влад.

Влад протянул руку, и они обменялись рукопожатиями. Тот что помладше представился Кириллом, второй ответил:

- Андрей. Но подождите… Нам сказали, что приедет группа охотников, кто тогда вы? Этот медведь уже троих наших порвал, а нам присылают какого-то парнишку, который к тому же, один?

- Давайте уже в машину сядем, а то я так-то подмёрз.

Забравшись наконец в машину, Влад смог лучше разглядеть своих собеседников. Андрей был чуть полноват и немолод – на вид ему было около пятидесяти. Кирилл был не старше тридцати лет с глубокими карими глазами.

- И так, - продолжил Андрей, выруливая на нужную дорогу, - кто вы, и чем можете нам помочь?

- Скажем так… Я специалист по диким животным. Может получится вашего медведя не убивать.

- Знаете, — отозвался второй, — вы кажется не понимаете, что у нас тут происходит. Я его видел – это не медведь. Это вообще не животное… — Голос его дрожал, — Это монстр! Мы его буквально изрешетили, а он всё шел на нас и как будто ухмылялся… Нет! Я ни за что не поверю, что это медведь. Я видел медведей…

- Так хорош! Сколько можно байки травить? Наслушался россказней от тёток и придумываешь теперь.

Было видно, что Кириллу не верят, он насупился и замолчал.

- Давайте не будем делать поспешных выводов, — Влад решил немного разрядить обстановку в машине, — может он и прав, экология сейчас сами знаете какая.

- Как скажете. Вы же у нас специалист. Мы то тут так, деревенщины просто.

За разговорами никто не заметил, что происходило на заднем сиденье – а посмотреть было на что. Чего только стоил револьвер Smith&Wesson 500 Magnum. Начиненный серебряными пулями, он должен был стать сегодня гарантом возвращения домой. Влад убедился в готовности ножей, сложил патронташ с пузырьками святой воды, а главную игрушку вечера спрятал в кобуру на груди.

На подъезде к лесу машина остановилась, прямо перед ней стояло несколько человек в масках и бронежилетах с автоматами наперевес.

- Кто это? - спросил Влад.

- Хрен его знает, тут недавно участковый ошивался, может вызвал кого? – голос Андрея звучал взволнованно.

- Так, сидите здесь, я разберусь, что это за маски-шоу.

- Слушай, зоолог, или кто ты там? Раз тут ребята с автоматами, они сами со всем разберутся. Не лезь лучше.

- Как ты и сказал, специалист тут я — Влад и не заметил, как они с собеседниками перешли на ты. Ситуация накалялась.

Он вышел из машины и прошел вперед. Как и ожидалось люди с автоматами преградили ему путь.

- Стой, закрытая зона.

- А вы кто, собственно?

- Мужик, тебе делать нечего? Иди отсюда.

- Я зоозащитник, нам поступила информация, что в этих лесах бродит голодная медведица, я собирался это проверить, и если она действительно здесь есть, нужно будет разобраться. А вот кто вы такие?

Влада всё ещё держали под дулами автоматов, когда один из автоматчиков протянул ему «корочку». Перед ним стояли сотрудники ФСБ, а значит жертв у нашего «мишки» не трое, а много больше.

- Передайте пожалуйста своему начальству, что прибыл специалист из ИНКВЗ.

- Откуда?

- Не важно, передайте пожалуйста, меня вызвали, я приехал, если не пустите, вам же надают по голове.

ФСБ-шник всё же связался со своими и после недолгого разговора по рации с довольным лицом заявил, что никакого специалиста тут не ждут и вообще ни о каком ИНКВЗ они не слышали.

- Что ж, можно звонок другу?

Влад получил разрешение, и набрал штаб.

На улице было все ещё морозно, руку начало неприятно покалывать.

Вместо оператора ответил шеф.

- Докладывай.

- Да что докладывать, все оцепило ФСБ, меня не пускают.

- Жди.

В трубке раздались гудки. Шеф явно нервничал.

- Мог бы не посылать меня одного…

Не прошло и двух минут, как Влада пропустили внутрь. Он дал отмашку «уазику» и тот почти мгновенно скрылся, оставив после себя облако пыли.

Пройдя около километра по грунтовой дороге Влад дошёл до лагеря, который разбила ФСБ.

Пока все спят Фэнтези, Рассказ, Авторский рассказ, История, Длиннопост, Что почитать?, Продолжение следует, Текст

- Что? Кто это? Не знаю, что вы задумали, но у нас и так проблем хватает! Да, так точно! — человек во всем чёрном смотрел перед собой и пытался совладать с эмоциями. За последние два часа он потерял двоих, и ещё 13 в тяжёлом состоянии отправлены в больницу. Когда их сюда отправляли, им сказали, что это просто террористическая угроза. На самом же деле, их ожидало нечто необъяснимое. Существо невиданных размеров, не то волк, не то медведь в один удар вскрывало бронежилеты, и никакие пули его не брали.

В палатку вошёл паренёк лет двадцати пяти, немного растрепанный и явно не выспавшийся.

- Доброе утро, я Влад. — сказал паренёк.

- И так, значит вы и есть тот самый специалист, и в какой же области? У нас тут такая чертовщина творится.

- Ну, в чём-то вы правы, правда я удивлен, что сюда прислали вас, обычно наша организация работает только с отрядами которые подготовлены к подобному.

- То есть, вы знаете что это? И что ещё за организация как там НКВД, а нет НКВЗ, что это?

- Вообще-то ИНКВЗ, ну это так, для таких как вы, для тех, кто в теме мы Священная Инквизиция.

- Смешно. Только мне сейчас не до шуток – у меня люди гибнут! Инквизиция ****.

- А я и не шучу. И на сколько понимаю, у вас приказ слушаться меня во всём, я прав?

- Да… Как бы это дико не выглядело.

- Отлично. Раз так, немедленно отзовите людей, пока вы тут всех не положили. Теперь это моя операция, но вы мне можете очень помочь.

- Чем же?

- Наблюдением. Мне нужно знать всё, любое движение в области. Это существо не должно сбежать. Ранить вы его не раните, но больно ему бывает. Так что не дайте ему уйти, но будьте предельно осторожны.

- А что будете делать вы?

- Пойду погуляю.

- Бред какой-то… Вы так и не сказали, что это за тварь.

- Скорее всего мы имеем дело с оборотнем, а судя по тому, что даже вы его заметили, отъелся он хорошо…

Молодой человек вышел из палатки. Командир лагеря, пытаясь переварить всю ту ахинею которую он только что услышал, отдал приказ своим людям возвращаться.

Около часа Влад шёл по ночному лесу. «Странно всё это… всего один оборотень – допустим даже очень большой – и такой переполох…» По началу это было рядовое задание: кто-то в лесу увидел чудище. Нужно было всё проверить и при необходимости разобраться. Потом звонок шефа, ФСБ, гора трупов… А где, собственно, сами трупы?

- Прием, база. Вопросик есть. — Влад предусмотрительно взял рацию у спецов.

- Слушаю вас.

- Вы сказали, что некоторых из ваших людей убили. Что с трупами?

- Оно их забирало с собой.

- Вы уверены, что они были мертвы?

- Однозначно. Оно ударом отрывало им головы, хватало труп и тут же убегало.

- Вас понял, спасибо.

Влад запутался окончательно. Оборотни едят только живых, бросая обглоданные останки, либо утаскивают человека с собой, чтобы потом съесть. Что-то тут не так… За этими размышлениями он добрел до какой-то полуразвалившейся избушки, в каких обычно ночуют охотники. Он осторожно толкнул дверь. Она скрипнула и отворилась.

Внутри было темно. Влад вытащил фонарик, в свете которого можно было рассмотреть внутреннее пространство. Собственно, ничего интересного в нём не было: обычный заброшенный домик, старый стол у окна, кое-какая посуда в пыли, рукомойник с раковиной и даже газовая плитка, но без баллона.

Влад толкнул дверь и прошел в следующую комнату. Его будто ударило молнией, ладони вспотели, а сердце было готово выпрыгнуть из груди. Теперь то он все понял: в комнате на кровати лежали четыре щенка. Вот для кого оборотень убивал, вот кому носил еду… или носила? За спиной раздался густой рык…

Быстрым рывком Влад прыгнул в угол комнаты. Револьвер тут же оказался в его руке. Взмах руки и выстрел. Огромная туша упала у ног инквизитора. Тяжело дыша она медленно превращалась в человека. Пуля вошла в плечо, но боль от серебра была невыносима. Спустя пару мгновений перед Владом лежала женщина лет 32, достаточно красивая, только голая, грязная и воняющая псиной. Вытащив из сумки аптечку, Влад как мог наложил повязку на рану, чтобы остановить кровь, благо пуля прошла навылет.

- База, что по периметру?

- Чисто, никого нет. Что у вас?

- Я её нашёл, нужна медпомощь.

- Её?

- Да, хватит вопросов, потом все расскажу.

Влад достал шприц с ксиланитом и сделал женщине инъекцию, способную вырубить лошадь. Лучше перестраховаться.

Послышались тяжелые шаги. Снаружи появилось два оборотня: один покрупнее, другой поменьше.

- Так значит ты была не одна… Ещё веселее.

Времени было в обрез: «Сейчас сюда нагрянет ФСБ и начнется мясорубка...» Вложив недостающий патрон в револьвер, Влад пробрался к входной двери. Чудовища явно знали, что он тут, и не спешили врываться в дом. Ждать было нельзя.

Инквизитор открыл дверь и сделал выстрел. Оборотень успел увернуться, и пуля угодила в берёзу. Проломив крышу, второй оборотней оказался в доме, прямо позади Влада – пришлось выскочить наружу.

Сражаться одному против двух разъярённых монстров. Не то чтобы это входило в его планы. Оборотень что поменьше кинулся вперёд – инквизитор этого и ждал. Три точных выстрела превратили мозги монстра в украшения на ближайшей ёлке. Второй атаковал почти одновременно с первым. В последнее мгновение Влад успел выхватить из-за пазухи серебряный кинжал и полоснуть им по глазу нападавшего. Тот с визгом отлетел, но тут же кинулся вновь. В отличие от первого, второй не прыгал прямо, а пытался зайти сбоку, постоянно меняя положение не давая прицелиться.

Несколько раз оборотень делал выпады; Влад уворачивался как мог, зная, что пуля осталась одна. Значит, если он промажет, то из этой передряги живым не выйдет.

Вдруг автоматная очередь прижала монстра к земле. Выигранных долей секунд хватило, чтобы серебряная пуля прошла ему в лёгкое. Скуля и воя от боли, оборотень попытался встать, но получив ещё одну очередь из автомата успокоился – с серебром в ребрах не так-то просто регенерировать.

- Что это за хрень?! — в крике командира отряда звучал такой ужас и злость, что казалось он начнет палить по всем окружающим.

- Спокойно, это просто больной человек, — тяжело дыша Влад осматривал место ещё недавно бывшее полем битвы, — Хотя судя по тому, как они тут устроились, они были вполне себе довольны своим положением.

Действительно, перед ними уже лежал просто голый человек с пулевым ранением в груди. Остальные раны, на удивление, успели затянуться.

- С вашего позволения, я пойду упаду где-нибудь и полежу. Только свяжите покрепче взрослых, и этому, — Влад указал на раненого человека — я еще поставлю укол, чтоб не буянил.

- Есть ещё один?

- Да, женщина в доме. Я же докладывал.

- Что с мертвым делать?

- Сожгите. Лучше вместе с домом, чтоб улик не осталось. И да, там щенята, их я заберу сам.

Над лесом постепенно светало. Влад сел на крыльцо тяжело вздохнул. Тело ломило и хотелось есть, а ещё его трясло, от осознания, чего он только что избежал. Инквизитор достал телефон и набрал шефа.

- Слушаю тебя.

- Операция проведена успешно.

- Отлично, я знал, что ты справишься, до субботы можешь отдыхать. Только скажи, там были детёныши?

- Да, они самые и трое взрослых. Один мёртв. Вы знали про это?

- Догадывался, но… я такое только раз в жизни видел… Оборотни обычно одиночки… Что-то во всём этом не чисто. Будем проверять. Ты молодец.

- Понятно.

Влад положил трубку.

Вечером того же дня в бар где-то в центре Москвы вошел непримечательный юноша, лет 25, со слегка взъерошенными волосами. Из его чёрной сумки торчали четыре щенка, с интересом разглядывавшие всё вокруг. Он устало подошел к стойке, уселся поудобнее и сказал бармену:

- Ноль пять Гиннеса.

Пока все спят Фэнтези, Рассказ, Авторский рассказ, История, Длиннопост, Что почитать?, Продолжение следует, Текст
Показать полностью 2
61

Перунова дочь ч2

Вышел во двор, и пошёл к крыльцу. Около дома, на скамейке, стояла банка с квасом, и кружка. Наверняка Маша для меня оставила. Я налил себе полную кружку, залпом выпил, и присел на скамейку, опёршись спиной о бревенчатую стену дома. Скоро закат, солнце уже через час коснётся леса… Я наслаждался покоем и чистым воздухом деревни, глядя на краснеющее сквозь дымку редких облаков, солнышко…

-С лёгким паром! – Маша выскочила из-за дома, и пошла к бане с тряпочным узлом в руках.

-Спасибо Машенька, за баню. –я лениво подумал, а что она ответит, предложи я сейчас уже ей спинку потереть… Наверно ничего хорошего… Я сидел, потягивал квас, и думал, чем кончится сегодняшний вечер. Вариантов развития было очень много, как приятных, так и не очень… Спустя минут двадцать, открылась дверь предбанника и оттуда вышла Маша. С меня сразу слетела вся дремота и расслабленное состояние…

Маша, одетая в короткое, чуть выше колен, белое платье, с распущенными волосами, спускающимися гораздо ниже тонкой талии, перетянутой кожаным ремешком.

Я попытался ей сказать –с лёгким паром, но мгновенно пересохшее горло согласилось только на хрип. Рефлекторно отпив из кружки, всё-таки сказал.

-С лёгким паром. –и не смог удержатся.- Маша, до чего же ты красивая…

-Спасибо. –она хитро прищурила в улыбке глаза, и спросила. –Ну как, берёшь меня замуж?

Даже не думая, я сразу ответил:

-Да, конечно! А ты… -я так и не смог задать этот вопрос. Не умещалось у меня в голове, как ОНА может захотеть выйти за меня замуж.

-А я… -она намеренно затянула паузу и тряхнув всё ещё влажными волосами, продолжила. –А я тоже согласна!

У меня, за время этой паузы, похоже даже сердце не стучало. Я потянулся к ней, с желанием прижать к себе, и поверить, что это не сон. Но Маша неуловимо выскользнула, и шутливо погрозила мне пальцем:

-Ишь, какой быстрый! А благословление получить? Пойдём за мной. –Маша развернулась, и лёгким, но быстрым шагом, пошла в огород. Я поднялся, и недоумевая, пошёл за ней. У кого она благословления попросить хочет? Насколько я знаю, тут церквей рядом нет… Хотя, какая церковь? Судя по словам бабы Нюры, она вообще язычница.

Мы прошли вдоль огорода, выходящего задом прямо в лес. Елки-палки, я же забыл кроссовки одеть! Как по лесу идти без обуви… Хотя Маша вот тоже босиком, значит идти недалеко.

Войдя в лес, Маша сразу сбавила шаг. Я догнал её, и пошёл рядом, внимательно смотря под ноги.

-Так у кого же мы идём благословления просить?

-У родителей моих, у кого же ещё? –я после этих слов споткнулся даже. Мать у ней, шесть лет как умерла, да и отец уже с полгода как…

-Я знаю, что баба Нюра тебе рассказала. И знаешь, почти всё –правда. Единственно, Любава, что сестрой мне всего месяц была, сама умерла. –она немного помолчала. –А вот в смерти приемной матери я виновата. Перед тем, как меня в церковь крестить повезли, увидела я во сне настоящую мать. Она мне и сказала, что сумеешь уговорить, чтоб не крестили, хорошо будет. А если, не смотря на все твои уговоры, насильно окрестят, тогда беда в дом придёт. –она вздохнула –и ведь почти уговорила ведь… Да пришла как раз баба Нюра и говорит, что ты соплю эту слушаешь, и так нехристем десять лет живёт и так далее. Так и окрестили меня насильно. Вот Перуница и обиделась, да и отомстила.

Я задумался. Перуница… Это же богиня старославянская… Как всё запущено… Неужели она сама верит, в то о чём говорит? Наверняка простой сон и совпадение.

- А вот Алексей Михайлович батюшку моего разгневал. Лишил он его удачи на охоте. За пьянство, до потери разума, да и за то, что он хотел со мной сделать. Хоть я просила за него. Но… -она вздохнула –Богам никто не указ, особенно когда они разгневаны. А мне их жаль, особенно Екатерину Васильевну… Она своим молоком меня вскормила, вырастила.… Да и Алексей Михайлович, за мной, как за родной дочерью смотрел.… Словом меня никогда не попрекнули, что не родная я им. А вот видишь, как получилось…

Я посмотрел на неё, слёзы бегут по щекам, и падают на платье. А я даже не знаю что сказать. Она заметила мой взгляд, вытерла рукавом лицо, и через силу улыбнулась.

-Всё больше плакать не буду. Да и пришли мы уже. –она показала на большую зелёную поляну, с одной стороны которой было небольшое озеро, а с другой лес. –Гордись, здесь кроме тебя только Алексей Михайлович был. Первый раз, когда меня нашёл, а второй, когда по следу моему шёл. –Она остановилась у края поляны, глубоко вздохнула, успокаиваясь. – А теперь пошли благословления просить.

Нда… Первый раз у меня мелькнула мысль, а всё ли в порядке с Машей, не сказалась ли на ней смерть родителей, в психологическом плане. Опять же, сколько уж одна живёт… Раздумывая над этим, я даже не заметил, как мы подошли к двум идолам, которых я издалека принял за сгоревшие деревья.

-Это что, и есть языческие идолы? –в слух удивлённо спросил я.

-Не идолы, а кумиры! –поправила меня Маша.

Двухметровые столбы, в полтора моих обхвата, были вкопаны в метре друг от друга. Первый кумир, был очень стар, вероятно, из дуба. Но больше меня поразило его лицо. Это было лицо Бога. От него веяло такой силой, что хотелось опуститься перед ним на колени. И совсем не похожее на Иисуса, каким его рисуют на иконе. Это был Воин, именно с большой буквы. Я смотрел и оценивал резку по дереву, она была бесподобна. Я бы так не смог. Каждая морщина, детально изображённый шрам на щеке, изгиб губ, форма подбородка –всё кричало о силе. Невероятно! Это мог сделать только великий скульптор! Даже рассматривая античные статуи, я не видел столько жизни в их лицах и телах… Я перевёл взгляд на второй кумир, его делал тот же скульптор, только лицо было женским. Это было лицо Матери. Оно просто дышало добротой и заботой…

Я видел по телевизору языческие идолы, не помню уж, каких богов. Но там были просто столбы, с грубо вырезанными лицами, на которых вовсе отсутствовали индивидуальные черты. Вот значит, чем идол от кумира отличается…

Тут Маша взяла мою руку в свою. Это было первое наше прикосновение, тёплое и нежное.

Маша улыбнулась мне, застенчиво и беззащитно. И встала на колени, потянув вниз и меня. Ну, от меня не убудет, штаны только жалко, белые ведь.

-Вообще-то, перед русскими богами на коленях не стоят, -прошептала Маша. –Но у нас случай другой, мы за благословеньем родительским пришли. –она посмотрела на кумиры, и нараспев произнесла:

Перун-батюшка, Перуница-матушка, привела я вам сына нового,

И прошу благословенья вашего, на жизнь с ним вечную.

Верю я, что не найти вам мужа мне лучшего,

И отца хорошего, внуку вашему.

Маша опустила голову вниз, и тут же прозвучал гром такой силы, что у меня грудная клетка завибрировала! Я посмотрел на закатное небо, солнце уже наполовину скрылось за лесом, но не то что тучи, даже облачка на небосклоне не было… Вот тут я, какой-то частью души поверил… Маша радостно вскочила на ноги, выдернув свою руку из моей, обняла Перуна, как я уже понял, и спустя минуту, Перуницу. –Спасибо батюшка, спасибо матушка! Я так рада! –обернулась ко мне- Серёжа, прикоснись к ним!

Я встал на ноги, и одновременно положил ладони на два тёплых от вечернего солнца ствола. Перун ощутимо излучал силу и добродушие, а Перуница материнское тепло и радость. Тут я безоговорочно во всё поверил! И, видать вдобавок, что б уж точно не сомневался, с безоблачного неба в озеро бесшумно ударили две молнии, нарисовав на мгновение английскую букву «V». Только размером с Эльбрус.

Маша совсем по-детски радостно завизжала, схватила меня за руку и потащила к озеру. Когда мы подбежали к озеру, Маша отпустила мою руку, развязала поясок, и мгновенно стянула через голову платье. У меня в зобу дыханье спёрло, как сказал поэт…Теперь я понял, что он хотел этой фразой сказать… Прекрасно-белое, нагое девичье тело тут же скрылось в воде.

-Серёжа, пошли купаться! - Маша плыла уже в десяти метрах от берега, когда я пришёл в себя.

- Ты куда! Вода ещё холоднющая! Май месяц только! –я не в шутку забеспокоился, у меня как-то судорога в речке ногу свела, так еле до берега доплыл. Маша звонко рассмеялась, нырнула и тут же вынырнула. Прямо русалка - каштановые волосы, в свете заходящего солнца, отливали зелёным.

-А ты попробуй!

Я подошёл и сунул голую ступню в воду. Действительно, температура воды градусов тридцать! Как парное молоко! Уже не списывая это на термальные источники, я разделся и прыгнул в воду. В три мощных гребка я догнал Машу, и почему-то остановился, наверное, смелости обнять не хватило. Она засмеялась, подплыла ко мне, и закинув руки мне на шею, прижалась. И тут же окунула меня с головой!

-Я отомщу! –крикнул я вынырнув, и пустился в погоню…

Когда последний луч солнца покинул озеро, мы целовались в воде около берега, а мои руки скользили по её телу. Маша оторвала свои губы от моих, посмотрела в вечернее небо, где уже начали появляться звёзды, и выдохнула:

-Первомай… Сегодня праздник весны, самый главный. –прижалась ещё сильнее, и спрятала лицо у меня на шее. –Вынеси меня на берег.

Я скользнул рукой по её телу, взял под колени, и вынес на берег. Не зная, что делать дальше, остановился. Маша вывернулась из моих объятий, встала ногами на траву, и опускаясь, потянула меня на себя…

***

Я проснулся с первыми лучами солнца, упавших на моё лицо, Машина голова лежала у меня на груди. Не смотря на май месяц, я абсолютно не мёрз. Спасибо, Перун-батюшка. Я верю в тебя.

Мы лежали на траве, всего в нескольких метрах от воды, Маша по-детски посапывала, а я вспоминал прошлое.

Помню, мама рассказывала, когда мне был всего год, повезли меня в церковь крестить, а как только туда занесли, так я сознание потерял, так и остался некрещёным. А в двадцать лет я сам пошёл в церковь, даже не знаю, зачем, наверное, просто посмотреть захотелось. Как зашёл, задыхаться начал, как-будто воздуха не хватало, и сразу выбежал на улицу. С тех пор больше меня в церковь не тянуло.

И тут я понял, почему молния в мой цех попала! Перун! Я дернулся, что бы подбежать к кумиру, и сказать всё, что я о нём думаю, но тут же одумался. Если бы не пожар, навряд ли бы я сейчас здесь был. И эта прекрасная богиня, что лежит на моей груди, могла бы лежать на другой…

Маша пошевелилась, и сонно сказала:

-Успокойся, ты бы всё равно приехал. Я как в прошлом году тебя увидела, сразу знала, что ты мужем мне станешь.

-Доброе утро, богиня! – я поцеловал её в лоб, и провёл рукой по волосам, слегка прикрывающим нагое тело. –Ты уже читаешь мои мысли?

-Я не богиня, во всяком случае, пока. А просто дочь Перуна. –она провела рукой по моему плечу. –Но могу ей стать, так же как и ты богом. А мысли я твои не читаю, а просто чувствую!

Просто чувствует! Мне бы так!

-Хватит завидовать, Серёж, как сын родится, и ты так сможешь. Батюшка сказал, внука как ему рожу, он воплоти на землю сойдёт. А кто с настоящим богом встречается, тот немного божественной силы получает.

Я почему-то ясно почувствовал, что ровно через девять месяцев, день в день, у нас будет сын.

-Ага… -уже почти проснувшись, произнесла Маша. –Будет, точно.

-Маша, а сколько Богов всего сейчас? Ты знаешь?

-Русских?

-Да.

-Двое всего и осталось…

-Как двое? –удивленно спросил я. –Да их там около пятидесяти было?!

-В том то и дело, что было. –она перевернулась на спину. –Я тебе всё сначала расскажу… Когда Иисус Крест в иудее начал силу набирать…

-В смысле Крест??? –перебил я.

-Ну так его Боги прозвали, за шутку с крестом. Он только потом начал Иисус Христос называться. И вообще, не перебивай меня! –Маша легонько стукнула меня в грудь.- Так вот… Никто из старших Богов и не думал, что он силу такую наберёт, да ещё так быстро.

У них там, -она указала в рукой в утреннее небо. –Всё поделено было, кто и откуда силу берёт. И между собой договорённость была, что насильно в свою веру обращать нельзя, и от людей брать больше, чем они сами хотят отдать, тоже нельзя. У Русских Богов, заведено так было: когда человек на капище приходит, и просит чего-нибудь, только тогда силу им отдаёт, добровольно. А Бог, к которому сила пошла, должен был по мере сил выполнить его просьбу. Ну, естественно, в соответствии с отданной силой. Некоторые войны, до того в Перуна верили, столько силы ему отдавали, что в легенды вошли. Перун, за их веру, почти непобедимыми делал. Ну, Илья Муромец, Пересвет… да почти все былинные богатыри. –она замолчала, задумалась.- Ой, что-то я не про то говорю… Это закон Богов – На сколько человек верит, столько и получает.

Крест на все правила наплевал, ну, образно, конечно. Он свою религию построил таким образом, что в церкви от людей очень много силы к нему уходит. Хочет человек этого, или нет. Нательные крестики, тоже своего рода проводники силы.

-А иконы? –вспомнил я.

-Нет, иконы люди сами потом рисовать начали… Я же просила не перебивать! В общем, Христос, постоянную подпитку себе сделал. Взамен же ничего людям не отдавал. А потом, через людей конечно, начал насильно целые страны обращать. Только тогда Перун и обратил на него внимание. Ну и лет пятьсот-семьсот назад вызвал его… Как сказать… Что-то вроде поединка, дуэли. Я толком и сама не поняла. Вот и бились всё это время.

-Что, все пятьсот лет? –не выдержал я.

-Для Богов пятьсот лет, как для человека пять дней. До чего отец тогда силён был, но один справится с ним не смог. Крест тоже не слабее, конечно был, но через церкви и нательные кресты к нему постоянно сила приходила. А Перун накопленную силу тратил. Тогда и решили Русские Боги Перуну всю, до последней крохи, силу отдать. Только так он смог с ним справится.

Я не смог удержаться, и опять перебил Машу:

-Так, что, Перун убил Христа?

-Глупый ты… Боги умирают только тогда, когда люди о них забывают.

-Чего это я глупый? –я возмутился –Не все же тут дети богов! Так что он с ним сделал?

-Пока доступ к силе людской закрыл, на пару тысяч лет - Маша зевнула и продолжила. -Пусть подумает пока. Израиль только ему оставил, да наказал, что б за людишками своими следил. Только не видно, что б он ими занимался, то теракты, то войны…

-Так получается, что теперь только Перун с Перуницей на Руси будут?

Маша звонко засмеялась.

-Нет, конечно. Вот как раз возрождением Русских Богов, наш сын, Богуслав, заниматься будет. –я хмыкнул. -Ты уже и имя ему придумала? А вдруг я захочу другое имя дать?

-Хочешь поспорить с тестем? – она приподнялась на локтях, и хитро посмотрела мне в глаза.

-Нет, не хочу. –ага, с ним поспоришь, уронит что-нибудь мне на голову, типа небольшой молнии -Значит это он имя ему придумал…. Слушай Маш, а как… Богуслав их возрождать будет?

-Не знаю. Даже Перун не знает пока. –она опять легла мне на грудь, и замолчала.

Дела… Вот значит как оно на самом деле было…

-Все эти столетия на Руси Богов не было. Потому и люди болеть больше стали, и страна сколько всего страшного перенесла. –гладя мою грудь продолжила Маша.- Начиная от Монгольского Ига, Революции, Второй Мировой…. Отец с мамой, всего двадцать лет назад смогли появиться, и то уже страна потихоньку восстанавливаться начала. Пройдёт ещё лет двадцать, сын наш подрастёт, и Россию вообще не узнать будет.

-Так а мы с тобой с боку от всего останемся? –меня задело. -Сын мой восстанавливать всё будет, а папка его на печи лежать?

-Размечтался! Тебе работы на пятьдесят лет вперёд Перун уже наметил. Думаешь, просто так тебе Перунова дочь досталась? –она весело засмеялась.

-И что мне, кроме воспитания сына, конечно, делать придётся? -я искренне недоумевал.

-Ты должен, один, только с моей помощью, на этой поляне сделать и поставить кумиры всех Русских Богов, что Перуну силу свою отдали.

Ни фига себе, работёнки мне тесть намерил. Это же и правда, найди дуб, спили, ошкурь, сюда притащи, да лицо ещё резать сколько. Яму вырыть, вкопать…. Я даже застонал про себя, представив предстоящий объём работ.

-Да, муженёк, никто и не говорил, что Русь возрождать легко… Но ничего, глаза боятся, а руки делают. С нами Перун!

Я притянул к себе гибкое тело, зарылся носом в пахнущие свежей травой волосы, и подумал -три дня отдохну, тестюшка дорогой, а потом за работу.

Показать полностью
34

Фэнтези по-русски, или Если бы КиШ был книгой. Часть 6

Части один, два, три, четыре, пять по ссылкам.

Это самая длинная часть, я немного увлеклась, но вроде получилось неплохо.

Пишите ваши идеи в комментарии.

Несмотря на предположение Шута, Ричард Гордон и Пропеллерщик не смогли долго отвлекаться друг на друга - как выяснилось, у последнего было не настолько много историй, зато терпения явно поменьше.

- Слушайте, а зачем вы вообще его взяли с собой? - спросил он у Дурака. - Да оставь меня в покое, я устал это слушать, - это уже относилось к Ричарду, который рвался пересказать очередную историю своей великой победы.

- Да мы особо и не хотели его брать, - вздохнул Дурак, - но от него разве отцепишься? Разве что, если… - он замолчал и, судя по тому, как загорелся его взгляд, начал думать над тем, как им избавиться от величайшего охотника за нежитью. Затем подошёл к Хозяйке и Леснику, при этом жестом показав Актёру и Шуту, чтобы шли с ним, и они впятером начали бурно что-то обсуждать. Пропеллерщик решил подойти ближе и прислушаться:

- …и всё-таки я сомневаюсь, что это поможет, - услышал он. Судя по голосу, это был Лесник. - Он настолько самоуверенный, не думаю, что одна неудача выбьет его из колеи…

- В том-то и дело, что он так уверен в себе. Если у него не получится что-то сделать, то он от нас если не отвяжется, то по крайней мере перестанет рассказывать о своих подвигах, - ответил Актёр.

- Это ты по себе судишь? - ехидно поинтересовался Шут.

- Вообще-то, я, если что, могу выкрутиться, - с наигранной обидой в голосе ответил Актёр, - но нашему… кхм… товарищу вряд ли хватит на это таланта.

- Да ну, - Шут всё ещё сомневался, - Гробовщика ведь он не смог победить, и хоть бы хны…

- Я ему это говорил, - ответил Дурак, - он мне сказал, что он бы и так справился, просто мы решили ему помочь, а так… В общем, надо не помогать ему до того момента, пока он сам не попросит о помощи. Конечно, есть шанс, что он умрёт, но кому от этого станет хуже? Да и мне кажется, что он хоть и упрям, но не настолько.

- Ладно, это может и сработать, - согласилась Хозяйка, - но нужно ведь ещё найти что-то, с чем он со своим арбалетом и Библией справиться не сможет… - она задумалась.

- Что, планы тут в тайне от меня строите, нечисть? - внезапно подошёл к ним Ричард Гордон. - А я знал, что вы что-то задумали!

- Зря мы от той скалы ушли, - мрачно прошептал друзьям Шут, - надо было его с неё сбросить…

- Спокойно, сейчас попробую разобраться - ответил Дурак и подошёл к Ричарду. Он сказал что-то победителю нежити, и они немного отошли от основной компании, но даже на расстоянии было слышны обрывки разговора. Через несколько минут Дурак вернулся к основной компании, оставив Ричарда Гордона немного позади.

- Порядок, - сообщил он друзьям, в очередной раз пытаясь привести в порядок непослушные волосы. - Я ему чего-то наплёл, сам толком не вдумывался, чего, в общем, он переключился на себя же и свои истории, но я ответил, что позже обязательно выслушаю их все. И нечего на меня так смотреть, я не собираюсь их слушать, ещё что-то потом придумаю.

Пропеллерщик удивлённо посмотрев на Дурака. «Почему я сам до этого не додумался?» - подумал он и тут же вспомнил: потому что думал только о своих изобретениях, и о том, как заставить Ричарда Гордона обратить на них внимание. «Кажется, со стороны я выглядел не лучше него… Ладно, будет ещё время исправиться». Он снова начал слушать их разговор:

- Хорошо, я согласна с твоим планом, - сказала Хозяйка, - но как это сделать? Никто не может обещать, что мы в ближайшее время встретим нечисть, ещё и не мелочь какую-то, а достаточно серьёзную.

- Да, ты права, - согласился Дурак, - но мне всё-таки кажется, что всё само образуется. Наше дело - не помогать Ричарду до последнего.

- А, ну если тебе так кажется… - в другой ситуации эта фраза могла бы быть насмешкой, но не в случае с Дураком. Все уже знали - если ему что-то кажется, то почти всегда так оно и будет.

***

- Как это вообще возможно?! - колдун был в ярости. - Он ведь никогда не слушает доводы от нечисти! Проклятый Актёр со своим даром убеждения! Это его вина! «Мне очень жаль, что приходится отвлекать вас…» Тьфу! Заморочил ему голову своими длинными словами и перевёл на их сторону!

Какой-то невезучий слуга открыл дверь, и в его сторону немедленно полетела старая тяжёлая книга с перечнем магических существ. К счастью для себя, он успел захлопнуть дверь. Книга с жутким грохотом ударилась о неё и упала, открывшись на случайной странице. Колдун подошёл, чтобы поднять её, посмотрел на страницу, и внезапно на его лице заиграла злобная ухмылка.

- А ведь это может сработать… Хозяйка, правда, бессмертная, не уверен, что она умрёт после этого… Хотя не столь важно, в крайнем случае я всегда могу добраться до её часов, - он бросил в свой котёл пучок каких-то трав и там появился тот самый человек, вернее, не совсем человек, которого Колдун увидел в книге. Колдун, закрыв глаза, начал бормотать какие-то заклинания и вскоре исчез из замка. Открыв глаза, он увидел, что попал к тому, кого искал. Договориться с ним не составило Колдуну труда - достаточно было всего лишь немного заплатить, и он согласился помешать героям. Довольный Колдун перенёс его вместе с его домом к ближайшему поселению и вернулся в свой замок. Ловушка для героев была готова…

***

Тем временем терпение героев было уже на исходе - мало было рассказов Ричарда Гордона, так ещё и Актёр внезапно решил, что давно уже не жаловался на жизнь, и теперь ныл, что он вчера вообще-то чуть ли не подвиг совершил, а в ответ получил практически ничего. Не то чтобы он был сильно неправ, но тем не менее он выбрал явно не лучшее время для того, чтобы требовать благодарности. Остальные герои какое-то время терпели, но через полчаса Лесник не выдержал:

- Слушай, Актёр, - обратился он к нему, явно сдерживая злобу, - ладно Ричард, он явно умом не отличается. Но ты-то вроде не глупый, так, может, сделаешь одолжение и замолчишь? - Лесник хоть и злился, но тем не менее точно знал, как лучше всего заставить Актёра прекратить нытьё.

- Ладно, ладно, - Актёр всё ещё был не в настроении, но то, что Лесник считает его не глупым, ему явно польстило. - Если я вам так уж мешаю…

Через некоторое время впереди показалась небольшая деревня.

- А может, не стоит туда заходить? - поморщился Шут. - Ни на что не намекаю, но как только мы попадаем в какую-то деревню, сразу начинаются проблемы. К тому же благодаря кое-кому, - он покосился на Актёра, - нам теперь ставит палки в колёса Колдун. Наверняка он и тут что-то придумал.

- Может, и придумал, но нам это сейчас как раз на руку, - подмигнул ему Дурак. - Помнишь о плане?

- Помню, конечно, - вздохнул Шут, - только вот разбираться придётся всё равно нам…

Несмотря на замечание Шута, они всё же вошли в деревню. Вроде всё было как обычно - люди, дома, небольшой рынок, на котором бойко шла торговля. Друзья свернули на рынок, чтобы пополнить припасы, и Шут сразу начал торговаться за каждую медную монетку.

- Да что ты говоришь? Два золотых за это сушёное мясо? Да оно и одного не стоит! - примерно с такой фразы он начинал общение с любым продавцом, и это происходило возле каждого прилавка. Пропеллерщик, который не знал об этом таланте Шута, следил за ним с раскрытым ртом - ещё бы, ведь иногда Шуту удавалось снизить цену чуть ли не в три раза. И вот Шут в очередной раз начал спор с каким-то продавцом, который оказался на редкость упрямым и ни за что не хотел снижать цену:

- Да за что здесь платить три золотых? Бери два, пока предлагаю!

- Не нравится цена - проваливай, - спокойно отвечал продавец, который за время работы здесь привык и не к такому.

- А я считаю, что он совершенно прав, - внезапно обратился к продавцу человек, который проходил рядом и слышал их диалог. Дурак внимательно посмотрел на него. Высокий рост, очень, почти неестественно длинные конечности, светлые волосы почти до пояса, одежда, явно показывающая, что он не обычный сельский житель, но главное - маска, полностью закрывающая лицо. Он вопросительно посмотрел на Хозяйку, та, стараясь, чтобы это заметили все их спутники, кроме Ричарда Гордона, достала один из своих амулетов, посмотрела на Дурака и кивнула.

Незнакомец вместе с Шутом тем временем всё-таки добился от продавца снижения цены и подошёл к остальным героям явно с целью начать разговор:

- А вы, я смотрю, не из этих мест? Всё-таки это заметно, что ни говори.

- Кто бы говорил… - пробормотал Пропеллерщик, глядя сначала на слегка потрёпанную походную одежду своих новых друзей, а затем на его идеально выглаженный тёмно-зелёный пиджак и того же цвета брюки. Незнакомец услышал эту фразу и, судя по голосу, улыбнулся - под маской этого видно не было:

- Ах, вас смущает моя одежда! У меня достаточно денег, чтобы такое себе позволить.

- И почему бы вам тогда не переехать в город? - спросил Шут.

- А зачем? - кратко ответил незнакомец. Никто из героев не нашёлся, что на это ответить. Человек в маске продолжил:

- Ну что же, если вам будет угодно, могу пригласить вас в свой дом, как раз скоро ужин. Что скажете?

- С удовольствием примем ваше приглашение, - в той же благородной манере ответил ему Актёр. Они все вместе отправились за незнакомцем, делая вид, что доверяют ему и не знают о том, что он не человек. Ричард Гордон на этот момент вроде как начал что-то подозревать, но пока что ещё не был ни в чём уверен. В это время все герои поймали себя на мысли о том, что хотели бы увидеть, что скрывается под маской, но пока никто об этом ещё не начал говорить.

Они пришли к достаточно высокому, и, по сравнению с обычными сельскими домами, хорошо обставленному особняку. Хозяин пригласил их внутрь и позвал своего слугу, попросив подать им ужин. Наличие у него слуги не было бы удивительным, если бы дом стоял где-то в городе или на окраине, но здесь, в глухом селе… Даже у Хозяйки, у которой был достаточно богатый особняк в глухой деревне, слуг не было, и она со всем справлялась сама. Ричарда Гордона это, судя по всему, ни капли не смутило, как и все прочие мелочи, заметные только если вдумываться: неестественные движения хозяина, появление за десять минут ужина для восьми человек и всё растущее чувство любопытства - что же он скрывает под маской? Впрочем, через несколько минут даже Ричард начал подозревать, что что-то тут нечисто.

За ужином герои в основном помалкивали - незнакомец знал достаточно много интересных вещей и рассказывал обо всём на свете, только усиливая любопытство. Естественно, все знали, что надо молчать, и каждый на всякий случай попросил остальных об этом не говорить, но сдерживать свой интерес было очень сложно.

- Я так долго не выдержу, - пожаловался Хозяйке Актёр, когда они оба ненадолго вышли из-за стола. - Я же знаю, что если спросить, зачем ему маска и что он прячет, ничего хорошего не получится. Когда Ричард уже до чего-то додумается?

Когда ужин уже практически подходил к концу, и герои еле сдерживались, чтобы не спросить насчёт маски, Ричард внезапно постучал по бокалу, привлекая к себе внимание, и ложкой указал на хозяина дома:

- Я всё это время знал, что ты не человек, - намеренно пафосно произнёс Ричард. «Врёшь, скотина, если ты знаешь, что где-то есть тёмная магия, тебя не остановить», - подумал Дурак, но озвучивать это, понятное дело, не стал. - Потому готовься умереть! - он достал свой арбалет и прицелился. «Неужели он не чувствует этого?» - мысли Дурака продолжали блуждать. «Устойчивость к внушению? Вот уж не ожидал от него… Или его это просто не волнует?»

Человек в маске тем временем рассмеялся. По громкости этот смех мог соперничать со смехом Хозяйки.

- Да знаешь ли ты, что я могу убить тебя за одну секунду? - спросил он. - Тебе ни за что со мной не справиться!

- Посмотрим, - ответил Ричард и выстрелил. Стрела попала в него, но отскочила, как от стены. Ричард несколько растерялся, но, решив, что любая стена со временем сломается, если в неё стрелять, продолжил пускать в хозяина дома стрелы.

- Скажи, - судя по голосу, за маской сейчас была злобная ухмылка, - ты не задумывался, что скрывает от тебя маска?

- Меня это не волнует, - отрезал Ричард, упорно продолжая стрелять в одно и то же место. «А меткости ему не занимать…» - Дурак в такие моменты часто думал обо всём подряд, и иногда это помогало в бою.

- А ты подумай! - не успокаивался человек в маске. - Что за ней? Что? Что я прячу? Думай об этом! Думай! Мне нужно твоё любопытство! Оно прекрасно!

«Любопытство? Может ли быть… хотя нет, звучит как бред… но вроде бы так оно и есть!» - Дурака внезапно осенило. Если всё выйдет из-под контроля, у него есть план.

Ричард на секунду - только на одну секунду - задумался о том, что же скрывается под маской. И тут же монстр, который больше не был похож на человека - конечности вытянулись ещё больше, он стал невероятно высоким, маска, казалось, тоже исказилась и стала выглядеть зловеще - жутко захохотал. Героев раскидало по всем углам, и только Ричард остался на месте.

- О да! Твоё любопытство переполняет меня! Ну же, - он приблизился к Ричарду, выронившему из рук арбалет и тупо глазевшего на монстра, - спроси меня об этом. Спроси!

- Даже не думай, - с другой стороны крикнул Шут, но его голос прозвучал очень тихо, как будто растворился в воздухе.

- Я… не могу… с ним… справиться… - прошептал Ричард Гордон. Какой бы жуткой не была ситуация, герои молча улыбнулись - их план сработал. - Ну чего вы стоите? - внезапно крикнул охотник за нежитью. - Помогите, пока ещё не поздно!

- Спроси, спроси, спроси! - монстр уже праздновал свою победу. - Что под маской? Что под ней?

Дурак внезапно вышел из угла, где лежал до этого времени, и, глядя в застывшее лицо на маске, спросил:

- Я спрошу, но для начала скажи мне вот что: а тебе интересно, кто я?

Монстр отвёл взгляд от Ричарда и посмотрел на Дурака.

- Ты - просто человек, который мешает тому, кто мне заплатил за то, чтобы я от вас избавился, - прошипел он. - Остальное не важно.

- И всё-таки, - Дурак не унимался, - что ты обо мне знаешь? Я вообще человек? Откуда я? Почему мои волосы белые? Что в моей сумке?

- А я? - Актёр внезапно понял, куда Дурак клонит, и решил помочь. - Кто я? Почему мои манеры не хуже твоих? А я - человек?

- Хватит! - взвыл монстр и начал постепенно опять приобретать человеческие очертания.

- А что насчёт меня? - подключилась Хозяйка. - Ты не думал, что молодая девушка делает в команде путешественников? Да, кстати, а куда мы идём? Кто тот человек, что тебе заплатил?

- А я? Далеко не все, знаешь ли, берут арбалет за стол! - Ричард Гордон наконец-то понял, куда они клонят, и тоже присоединился. - Почему меня не интересовала твоя маска? Давай, думай!

- Остановитесь! - монстр уменьшился до размеров человека, потом начал становиться всё меньше и меньше, пока наконец не исчез совсем. С глухим стуком на пол упала маска - единственное, что осталось от монстра, питающегося любопытством.

Показать полностью
35

Феникс и Змей - Полуденная Сталь

Глава 9

Падение в бездну


Сегодня в малоизвестной таверне «У Игорька» людей не было вовсе – все здание на целые сутки выкупила дамочка пришедшая с пятью спутниками, двое из которых были явно детьми. Игорь имел принципе невмешательства – во-первых, это были не его дети, во-вторых, золото остается золотом несмотря от того кто его дает, а в-третьих, если не у него, так у кого-либо другого помещение обязательно найдут, а он просто упустит прибыль. Так что он без лишних слов принял кошелек у дамочки и покинул помещение, попросив разве что не наследить.

Среднестатистическая забегаловка имела штук пять пыльных ламп в качестве освещения, пару дюжин столов накрытых грязными скатертями и несколько десятков стульев обивка которых носила жирные пятна.

- Мебель будет мешать. – сказала Анна зайдя внутрь таверны и оглядевшись по сторонам.

Каспер слегка стукнул посохом о дощатый пол. Во всем зале грубо сколоченные столы и стулья словно волной отнесло к стенам, освобождая в центре достаточно места.

- Свет. – попросила Анна.

Каспер слегка приоткрыл окно. Свет звезд и луны, струящийся снаружи, начал падать внутрь помещения. Повинуясь воле мага, свет падающий на всю улицу искривился и устремился в единственную ее точку – оконный проем. Словно бы направляемый незримой рукой, он рассеивался внутри комнаты и наполнял ее мягким, серебристым сиянием.

- Вчера перед тем как лечь спать, я просмотрела несколько книг. Алексей действительно может иметь связь с Монахом на основании того, что Монах хотел его убить и даже сильно ранил.

Алексей с интересом смотрел на вампиршу, ему было любопытно куда она ведет.

- Эта связь может быть активирована если он еще раз проживет тот момент. Тогда Алексей должен почувствовать местонахождение тела.

- Момент смерти Монаха? – уточнил Алексей.

- Скорее его попытки убить вас. Особенно включая ранения.

- То есть кто-то из вас будет меня резать, а я буду думать где тело? Вы реально думаете, что я позволю себя пытать в надежде на некую связь?

Змей сжал зубы и оскалился. За его спиной пришли в движение Дилан и Таня. Анна сделала шаг назад, в то время как Антон обнажил оружие.

Каспер приподнял посох и легонько стукнул им о пол. Все окружающие пошатнулись и упали на колени, за исключением Антона – Охотник был защищен от большинства сверхъестественных эффектов. Змей же не понимал, что происходит – руки и ноги наливались свинцом, в глазах темнело. Каждое движение давалось с трудом.

- Я предлагаю не ссориться. – миролюбиво предложил Каспер. – никто не собирается никого пытать и убивать.

Заметив что Дилан поднимается с земли, Каспер усилил гравитацию, доведя ее до восьмикратного значения. Псионика прибило к полу.

- Так вот, о чем это я? Я заинтересован в максимально спокойном и бескровном решении конфликта. Анна, у тебя есть план?

Каспер вернул гравитацию в ее первоначальное состояние.

- Можно вернуть его в нужное состояние не просто порезами, а конкретными порезами в тех же самых местах и в той же самой очередности что и Монах делал это. – предложила Тремер после недолгой паузы.

Вампирша уже встала с земли и отряхивала одежду – мертвое тело значительно легче переносило перегрузки. Людям было сложнее: Таня потеряла сознание, а Дилан и Алексей выглядели помятыми.

- А как узнать какие именно травмы и как именно были нанесены? – уточнил Каспер. – Прошло три года. Алексей, вы помните детали?

- Не в таких подробностях.

Змей глянул на Дилана.

- Ты ведь можешь помочь?

- Могу. – подтвердил псионик. – Правда если ты этого реально не помнишь, то мне придется залезать глубоко в мозг. Я, разумеется, буду нежен, но гарантий от несчастных случаев никто не даст. В конце концов, даже у Кастиара каждый второй уходил с безумием.

- Кто это такой?

Антон оживился.

- Псионик времен Второго Царства. – пояснил Каспер. – Был прорицателем, и хотя его видения относились в основном к прошлому, его труды для магов-мистиков прямо кладезь бесценной информации.

- А причем тут безумие?

- У него была очаровательная привычка проецировать свои видения в чужие разумы. Иногда он полностью затирал собственную память объектов и те сходили с ума. Но сейчас он мертв, можете расслабиться, Антон.

Охотник фыркнул. В это время Змей, напряженно о чем-то размышлявший, обратился к Дилану.

- Если сделаешь это аккуратно, будем считать, что мы в расчете. Ты будешь свободен и сможешь пойти куда угодно и делать что хочешь.

- По рукам.

---

Разум человека в обычных условиях не имеет формы и размеров. Он абстрактен, но ровно до тех пор, пока его не коснется чужой разум, обладающий восприятием. Человеческое сознание не в силах представить себе абстракцию, а потому все понятия, мысли, концепции, идеи и так далее, в рамках восприятия пришельца принимают наиболее подходящую форму. Как правило, разум человека представлялся Дилану как дом, однако в те времена когда он учился в Академии, псионик тесно общался с Акашийским Братством – Традицией магов Разума. Среди братьев были те кто видел разумы людей как зверей, картины, странные механизмы и даже сады камней. В одном сходились все – внешний вид разума довольно точно отображает личность.

- Как же паршиво быть тобой.

Дилан находился в длинном полуосвещенном коридоре без единого окна. Серо-зеленые тона, холодные и мрачные, они были тут везде. Серо-зеленые стены – Дилан провел по стене рукой. На ощупь стена была шершавой и твердой, напоминая немного акулью кожу. На каменном полу не было коврика или дорожки, он весь состоял из цельного куска песчаника. Высокий потолок не имел ни единого источника света. Весь свет присутствующий в коридоре исходил буквально от пары-тройки картин висящих на дверях. Подойдя к одной из дверей, Дилан прочитал надпись.

- Биология.

Приоткрыв дверь, он заглянул внутрь.

На тенистом лугу, напротив большущего муравейника сидел русоволосый мальчик лет десяти на вид. Он терпеливо смотрел на то как муравьи возятся с гусеницей которую он кинул им. Муравьи уже окружили гусеницу и тащили ее вглубь своего гнезда. Мальчик жалел лишь о том, что не может увидеть что происходит внутри муравейника и как живет эта семья.

Дилан моргнул.

В ярко освещенной лаборатории, на столе лежал мужчина, а напротив него стоял мальчик. С прежним внимательным любопытством он изучал человека и то что происходит внутри него. Мужчина беззвучно стонал, а мальчик продолжал завороженно смотреть на то как сердце гоняет кровь. На этот раз он мог фиксировать огромное количество данных – он видел и гормоны которые выплескиваются в кровь и то с какой скоростью новые вещества распространяются по телу, а организм пытается залечить свои раны. Невероятное зрелище, как будто сложнейший балет в котором тысячи танцоров впервые танцуют партию к которой готовились всю жизнь – никто не сбивается и не ошибается. Это было даже лучше, чем муравейник.

- Больной ты ублюдок.

Дилан решил не заглядывать в двери на которых значилось «Физика», «Химия» и термины относящиеся к магии. Ему нужна была память, а конкретно – страхи.

В абсолютном порядке чужого разума ему не пришлось долго искать. Страхи нашлись за очередной дверью, на которой висела картина изображающая крестьянина работающего в поле.

В полностью замкнутом каменном мешке не было ни входа ни выхода. Были лишь массивные скобы вбитые в стены. От каждой скобы к телу тощего мальчишки тянулась тяжелая металлическая цепь чье крайнее звено было вбито непосредственно в тело Алексея. Придавленный весом металла, сдавленный и скованный в сплошной кокон из цепей, он мог лишь наблюдать за тем как его жизнь проходит мимо, а он все это время может лишь едва шевелить руками и ногами.

- Так… мне нужны не глубинные страхи, а относительно недавние.

Дилан обернулся. Выхода не было. Дверь через которую он пришел уже перестала существовать.

- Ну да… ты же боишься безысходности. – протянул Дилан, понимая в какую дрянь он сейчас вляпался.

Безысходность. И он в ней.

- Вот жеж… гадость.

Какие-то пятнадцать лет назад Дилан-Искатель сделал бы все красиво и изящно. Он бы слой за слоем распутал цепи окутывающие мальчика, перекроил бы часть личности, удаляя иррациональные страхи, и в стене появилась бы дверь. Однако то был Дилан выращенный в семье ОБрайен, древнейшем роде чародеев ведущем свою родословную со Второго Царства. Мозг Дилана-Искателя обладал редкостным талантом к псионике, а его разум был натренирован в бесконечных упражнениях с лучшими мастерами которых могла нанять Салем Индастрис – корпорация принадлежащая его семье.

Сегодня Дилан в теле Максима использовал тело стандартного скифарца для нагрузок на которые тот не был рассчитан. Лишь благодаря накопленному опыту Дилан еще не спровоцировал кровоизлияние в мозг или церебральный паралич, но он все время лавировал на грани. Ему было бы значительно легче если бы не приходилось тратить колоссальное количество энергии на поддержание разума Максима, однако отправлять разум ребенка в забвение было… он не хотел об этом думать.

- Кретин… и ведь не выйти отсюда.

Ситуация была, мягко говоря, фиговой. С одной стороны, сейчас оба тела, и его и Алексея, находились в коме. Пока он внутри, его тело не имеет разума и по сути является овощем. Алексей также овощ, но он может прийти в себя. Когда он проснется, ментальная связь с мозгом Дилана оборвется и разум Дилана навсегда останется внутри Алексея.

Выходов было не так много. На перекройку чужой личности у Дилана банально не хватит пси-энергии, глубинные страхи занимают слишком много времени и сил, а Алексей проснется в течение пары часов. Второй вариант – проломить стенку этого каменного мешка и выйти наружу. На это у Дилана сил, хоть в обрез, но все же хватит. Было одно но…

- Сцуко… - Дилан почесал нос и поморщился.

При таком варварском подходе глубинные страхи лишатся своих обычных ограничителей и хлынут наружу, во все остальные аспекты личности Алексея.

- Кастиар… тебе бы это понравилось. Безумие!

Дилан ударил по стене. Каменный мешок пошел трещинами. Четыре трещины образовали квадрат и громадный кусок стены вывалился наружу.

---

Тело Алексея по прозвищу Змей выгнулось дугой. Веки затрепетали, открывая глаза закатившиеся назад.

- Что происходит? – спросил Антон.

- Плохая вещь. Дилан его сломал.

Таня тоскливо смотрела на мужчину. Протянув руку, она погладила его по лбу, на котором выступила холодная испарина. Она уже видела такое. Дилан обычно после этого ходил мрачный, а люди вели себя… странно. Только на этот раз некому подать стакан из красного стекла с сладковатой, маслянистой жидкостью и они не заснут.

- Я позабочусь о тебе. – пообещала девочка.

Показать полностью
79

Светлая #31

Продолжаю публиковать главы из недописанной книги "Светлая".

Предыдущие главы можно почитать в исправленном и улучшенном виде здесь:

1-5,

6-10,

11-15,

16-20,

21-25,

26-30

Либо можно пройти по тегу "Светлая" и увидеть все главы, но без исправлений - черновой вариант.

Всё, что написано ниже, является вымыслом. Любые совпадения случайны. )))

Светлая #31 Авторский рассказ, Фэнтези, Светлая, Длиннопост

Глава 31.

"Двери."


Дочка, сделав все дела, засобиралась домой. Просто так уехать она не могла. Ей во что бы то ни стало надо было одеть свою мать. То есть меня. Я отчаянно сопротивлялась:

- У меня всё есть. Мне ничего не надо.

- И слушать тебя не хочу. Всю твою одежду надо на помойку выбросить. Посмотри на себя. Одеваешься как пенсионерка.

- Так я и есть пенсионерка, - пыталась отшучиваться я, но у меня плохо получалось.

- Ты пенсионерка по выслуге. Это не считается. Выглядишь ты как моя ровесница, а это обязывает. Выбирай. Или ты сейчас идёшь со мной по магазинам добровольно. Или я всю твою одежду без разбора выброшу в мусоропровод, и ты будешь вынуждена пойти в магазин за новой. Твоим шмоткам лет десять уже, если не больше.

- Больше. Я же бережно ношу одежду. - Мы спорили, но я принимала, что придётся сдаться. Просто так в этот раз с меня дочь "не слезет".

- Мама! У тебя же есть деньги. И есть возможность купить новое барахло. Ну что тебе мешает? А может ты у меня жадная? - прищурив глаза, спросила дочка.

Я рассмеялась. Уж она то точно знала, что я жадничать не умею.

- Хорошо. Я сдаюсь. Поехали.


В одном из магазинов, взяв несколько юбок и блузок, я отправилась в примерочную. В отличие от других магазинов, в этом были хорошие зеркала. Особенно это, в которое я рассматривала себя. Вспомнилось мне в тот момент моё собственное зеркало. Отражение в нём было ничуть не хуже, чем в магазинном, только немного другое. Просто так, не ожидая никакого эффекта, зная, что нужна ночь и свечи, а значит ничего не получится, совершала я эти действия: прочитала заклинание, открывающее "двери", коснулась рукой зеркала и тут же её отдёрнула. Но и этой доли секунды хватило, чтобы рассмотреть другой мир, скрывающийся за зеркальной поверхностью.


Я увидела зелёное поле, просёлочную дорогу, а вдалеке какие-то постройки, очень похожие на крестьянские дома прошлого века. О боже, как много это значило! Книга обманула меня! Вернее, не обманула, а скрыла от меня некоторые вещи. Например, что "двери" можно открывать в любое время суток. И для этого не нужны свечи. Просто прочитать заклинание и прикоснуться к зеркалу. А может и заклинание читать не надо? Да ещё этот новый для меня мир. Он явно обитаем. Кто-то должен был сделать эти дома, накатать дорогу. Как много вопросов. И ответы лежат перед носом. Только сделать шаг.... Но нельзя при дочери этим заниматься. А так хочется!

Примерив наряды и решив, что парочка из них мне подходит, я вышла из примерочной.

- Ну всё. Оплачу обновы, и поехали домой?

Дочь не хотела ехать домой:

- Дома я и так насижусь. Пошли гулять?

И мы пошли. Отправились в музей имени Пушкина.


И я бы в него не пошла, так как за последние полгода была в нём третий раз. Сначала самой захотелось сходить, потом подружка приезжала в гости, теперь вот дочка захотела посетить этот музей. Но, видимо, судьба у меня такая. Решив, что в последний раз, повела дочку в музей. И нам повезло. Если в прошлое моё посещение очередь начиналась чуть ли не от Волхонки, то сейчас люди стояли только на крылечке. Поэтому мы долго не ждали. Минут через двадцать мне захотелось в туалет, и оставив дочь рассматривать картины, я пошла в уборную.


Очереди и здесь не было. Правда кабинки оказались занятыми, но ждать, когда освободится какая-нибудь из них, мне пришлось в одиночестве. Подойдя к зеркалу над раковиной, я решила провести эксперимент - прямо в туалете открыть "дверь", но заклинание произнести мысленно, а не вслух. Зеркало мне не понравилось. Какая-то я в нём была некрасивая - сероватый оттенок кожи, пятна на лице, носогубные складки углубились и стали похожи на морщины. Возможно, что всё это из-за освещения, а может и нет. Я помнила, что за подобными "дверями" должен открываться мир с неблагоприятными для меня условиями. Но я же не собиралась туда идти. Просто одним глазком гляну и всё. И не известно, откроется мне "дверь" или нет.


"Дверь" открылась. Я тут же убрала ручку от зеркальной поверхности и вышла из туалета. Мне надо было присесть и подумать. Я уже видела два мира. Они были похожи на наш. Очень похожи. Но тот мир, что скрывался за зеркалом музейного туалета отличался от нашего. Я привыкла к тому, что небо голубое или серое от туч, или чёрное со звёздами ночью. Небо того мира было зелёным, его бороздили красные всполохи. Земля была коричневого цвета. Вся высохшая, в глубоких трещинах. И больше ничего. Я не увидела ни растений, ни птиц. На небе не было видно звёзд или каких-либо других объектов. Просто коричневая потрескавшаяся пустыня внизу, и зелёное с красным небо вверху.


Меня так и тянуло пойти ещё раз посмотреть на тот мир. Но я знала, что нельзя. "В другой раз. Значит в другой раз придётся сюда идти". И тут у меня возникла мысль. Ведь зеркала есть везде! Я же смогу ходить и смотреть даже в маленькие. Тут же достала зеркальце из сумочки. Сосредоточилась. Мысленно произнесла заклинание и прикоснулась пальцем к зеркалу. Моё изображение исчезло, вместо него я увидела серую стену, коричневый дощатый пол, белый потолок и деревянный табурет коричневого цвета возле стены. Всё. Я убрала палец и вздрогнула от слов женщины смотрителя музея:

- Хватит форточками хлопать. Вы уйдёте, а нам прибирать!

Она строго так на меня посмотрела и погрозила указательным пальцем. Мне стало очень неловко. Я убрала зеркало в сумочку и встала, чтобы извиниться:

- Извините. Больше постараюсь так не делать.


Женщина укоризненно покачала головой и ушла. А я осталась стоять в полном недоумении. А потом стала ругать себя - ведь вот же был человек, у которого можно всё разузнать! А я, ворона, не проговорила! И я отправилась в ту сторону, куда ушла смотрительница. Но как ни искала её, так и не смогла найти. Народа становилось всё больше и больше. Тут я наткнулась на дочку. Она сказала, что посмотрела всё, что хотела. Но я поняла, что дочка просто устала. Поэтому позвала её пойти куда-нибудь поесть, а потом домой.


В столовой, куда мы зашли поесть, в туалете тоже было зеркало. Но и в нём ничего интересного я не увидела – обычная пустыня днём. Только солнца было не одно, а два. Одно большое вверху, в самом зените. А второе – почти над горизонтом. Я подумала, что, наверное, тени должны там быть двойные. Но проверить это я не могла. Никаких растений или каких-либо предметов я не успела увидеть. С этого момента у меня появилась любовь к зеркалам. Куда бы я не приходила, везде я старалась улучить момент, чтобы «посмотреть» в зеркало.


P.S. Это была 31я глава.


Я надеюсь, что моя книга меняется в лучшую сторону. Ваши слова поддержки имеют большое для меня значение. И простите за короткие главы. Они потом сольются в большую книгу.

Особенно большое спасибо тем, кто помогает мне исправлять ошибки в тексте.

Показать полностью 1
174

Путаница

Путаница Авторский рассказ, Фэнтези, Рассказ, Длиннопост, Текст

- Отец Алексий?

Старый монах заморгал, из света на него надвигался крылатый силуэт.

- Ангел...Ангел Божий!

Из света стала вырисовываться лошадиная голова, грива, крылатый торс, на котором сидела светловолосая дева в лёгких доспехах. Раздалось ржание.

- А...Ангел?

- Я Валькирия Христ! А ты, видимо, тот славный воин, которого я провожу в Вальгаллу?

Валькирия с сомнением уставилась на худое тело отца Алексия. Посмотрела по сторонам.

- Хм. А где же трупы врагов? Где же горящие дома и плачущие вдовы? Где же следы славной битвы?

Отец Алексий тоже посмотрел по сторонам. Старая церковная келья с лампадкой в углу, деревянный стол и книжный шкаф.

- Я...Я всю жизнь вёл битву...

Глаза валькирии загорелись.

- ...со злом...

Она подалась вперед, отец Алексий невольно сглотнул, так как ему открылся прекрасный вид на кольчужное декольте.

- ...за души людские.

Глаза валькирии погасли.

- А. Хорошо. Ну...Что же...Садись, славный воин, Вальгалла ждёт нас.

Отец Алексий явно услышал издевку.

- Я вообще-то ждал другого посетителя...С крыльями и огненным мечом..

- Меч - присутствует, правда не огненный.

Валькирия похлопала себя по ножнам.

- А крылья есть у моего скакуна. Да, "Скачущий по курганам вихрь"? Кто у нас хороший крылатый конь?

С этим словами она потрепала его за гриву и конь довольно заржал.

- В любом случае, тут только я. Ну, ты летишь?

Отец Алексий помолчал, а потом с грустью кивнул.



Олаф Рыжий был доволен, погубить столько врагов в одной битве! Конунг будет рад...Был бы рад. Олаф сплюнул. Какая-то гадина воткнула нож ему в спину. Но ничего, в Вальгалле он попирует, а это скотина, убившая его, явно туда не попадёт, Один таких не любит.

Да где же Валькирия, он уже битый час стоит у своего тела! Пора бы уже...

Хоть бы за ним пришла пышногрудая Лиод! Уж такому красавцу и свирепому воину как он, она явно позволит некоторые вольности. По плечу постучали. Олаф радостно обернулся:

- Ну здравствуй, предвестница пос...

На него уныло смотрел бес.

- Горного великана тебе в глотку, ты кто такой? Где Лиод?

Бес кашлянул. Это будет трудно.

- Олаф рыжий, только за сегодняшний день ты убил 10 человек...

- Славная битва была!

- ...в чем нисколько не раскаиваешься. Убийство является смертным грехом и наказывается огненным Адом.

Бес просяще посмотрел на рыжего великана.

- Ты готов?

Последующие полчаса он потратил на попытки убежать от разгневанного викинга.

- Остановись, жалкое отродье Локи, я выверну тебя наизнанку и отправлю в таком виде твоему хозяину!

- Я не знаю кто это, пожалуйста, прекрати, я расскажу обо всем Утренней Звезде!

- Остановись и сражайся как мужчина!

- У меня нет пола, я в любом случае не смогу этого сделать!



А где-то далеко в это время Локи и Мефистофель смеялись и никак не могли остановиться: это было прекрасной идеей поменять местами картотеки смертных.

Показать полностью
85

Светлая #30

Продолжаю публиковать главы из недописанной книги "Светлая".

Предыдущие главы можно почитать в исправленном и улучшенном виде здесь:

1-5,

6-10,

11-15,

16-20,

21-25,

26,

27,

28,

29.

Либо можно пройти по тегу "Светлая" и увидеть все главы, но без исправлений - черновой вариант.

Всё, что написано ниже, является вымыслом. Любые совпадения случайны. )))

Светлая #30 Авторский рассказ, Фэнтези, Светлая, Длиннопост

Глава 30.

Первые шаги.


Несмотря на то, что спать легла далеко за полночь, я встала в шесть утра бодрой и вполне выспавшейся. Взяв Книгу пошла на кухню заваривать кофе. Только сняла турку с огня, как услышала причитания, которые раздавались из-за двери, ведущей в подъезд.

- Ох тыж господи! Что же это делается! Вы только посмотрите! Это надо же столько говна в подъезд притащить! - Голос принадлежал Анне Степановне, милой интеллигентной женщине, обычно не позволяющей себе грубых выражений. И если в её речи прозвучало слово "говно", значит она очень сильно расстроена. Я решила посмотреть, что так огорчило мою соседку.

Открыла дверь в подъезд, и мне в нос ударил сильный запах навоза. "И впрямь говно. Коровье говно." - подумала я. Только, судя по объёму, корова эта была размером со слона, не меньше.


Зловонная навозная лужа занимала половину лестничной площадки - от моих дверей она доходила до квартиры Анны Степановны слева и до дверей ведущих в лифт справа. Метра два в длину, если не больше. Я была на сто процентов уверена, что эту лужу оставил ночной гость. Раз в дом не пустили, так хоть под дверью нагадить? Всё как у людей, однако.

- Анна Степановна! Сейчас всё уберу, не беспокойтесь, - сказала я соседке.

- Это, наверное, Гришка Воропаев. Больше некому. Надо в милицию позвонить.

- Да нет же. Гришка в тюрьме уже месяц сидит. Суда ждёт. Это не он. И в милицию звонить не надо. Они всё равно такой мелочью заниматься не будут. Поверьте. Я сейчас всё уберу.

Сказав это, я отправилась искать во что бы одеться. Одевшись как заправская скотница в старые треники, древнюю рубашку в клетку, резиновые сапоги почти до колена и хозяйственные резиновые перчатки до локтей, вооружившись ведром, совком, шваброй и тряпками я приступила к уборке лестничной площадки. Чтобы я ещё хоть раз дверь открытой держала? "Да ни в жисть!" - как говаривала моя племянница, когда ей было пять лет.


Когда я после уборки вернулась на кухню, кофе уже остыл, и его пришлось вылить в раковину. Пока заваривала новую порцию, Книга надо мной потешалась - хихикала и задавала разные глупые вопросы вроде того: "Ну и как пахнет ночной гость? Тебе понравилось?" Я никак не реагировала на её шуточки. Сидела, пила кофе и думала о том, как этой ночью открою дверь и шагну в другой мир. А потом спросила:

- А ты не знаешь, кто это был?

- Понятия не имею. "Есть многое на свете, друг Горацио, что и не снилось нашим мудрецам" - процитировала мне Книга. - Вот честное слово не знаю. Наверное, чей-то ребёнок. Нагадить под дверь - взрослые себя так не ведут. Они скорее твою дверь говном вымазали, чтобы ты точно знала, что это тебе предназначено.


**********************************************************


"И снова седая ночь...." - напевала я, войдя в комнату с зеркалом. Но когда всё было

готово к пересечению границы между мирами, мне стало как-то тревожно.

Вот зеркало, перед ним свечи горят, позади кресло с Книгой, и я перед зеркалом. Полумрак. Читаю заклинание, касаюсь рукой зеркала, и, набрав полную грудь воздуха, делаю шаг вперёд. Ощущения? Как будто в воду комнатной температуры лицо окунул. Легчайшее сопротивление, холодок прикосновения и всё. Ещё в момент перехода слух пропадает на долю секунды, затем вновь возвращается.


Я шагнула вперёд, задержав дыхание и зажмурив глаза, тут же открыла их и медленно выдохнула. Передо мной стоял лес. Обычный лиственный лес, каких полно в нашей стране. Ярко светило солнце, щебетали невидимые птицы, пахло какими-то цветами, травой, палыми листьями. Вот ветерок подул, листья ближайшего куста затрепетали и замерли в дневной истоме. Я повернулась назад, рассчитывая увидеть мою комнату. И увидела всё тот же лес - трава, кусты, деревья. Между мной и кустом заметила какую-то рябь в воздухе. Я тут же шагнула в неё, и очутилась в своей комнате.


Полумрак, впереди кресло с Книгой, позади свечи перед зеркалом. Я глубоко втянула в себя воздух. Оказалось, что я не дышала всё это время. Сердце бешено билось о грудную клетку от пережитого волнения. Меня переполнял восторг. Я повернулась к зеркалу, намереваясь повторить переход между мирами, но услышала голос Книги:

- Не советую. Плохая идея хлопать дверями. Почти такая же как стоять на пороге.

- Понял - не дурак. Дурак бы не понял.

Мне совершенно не хотелось снова начинать утро с уборки лестничной площадки. Поэтому я решила набраться терпения и пойти спать. И вновь я моментально уснула, и всю ночь снились мне волшебные сны. На следующую ночь в другой мир я зашла уже спокойно, но пробыла там недолго. Буквально минуту, не больше. Всё же был у меня страх не вернуться домой.

Каждую ночь, корме тех, когда была на смене, я оставалась в том мире чуть-чуть дольше, рассматривала окружающую природу - растения, насекомых и маленьких серых птичек, похожих на наших воробьёв, только с хохолками. Их гнездо я увидела на кусте, который рос позади "дверей". Затем я стала делать первые шаги - шаг вперёд, шаг назад, вправо и влево. Мне всё казалось, что я могу потерять "дверь" домой. Но я боялась напрасно - всегда видела куда надо идти. Едва заметная рябь в воздухе была похожа на помехи в телевизоре - мелкие, прозрачные белые точки-чёрточки.  Возможно потому, что далеко не отходила, от того и видела.


А однажды, вернувшись домой с работы, я решила посмотреть лунный календарь. И оказалось, что луна давно уже не убывающая. Но я всё равно спокойно посещаю другой мир. И у меня сложилось впечатление, что Книга где-то мне соврала. Водрузив её на стол, я спросила:

- В чём дело? Ты зачем меня обманула?

- Нууу, - потянула Книга. - Я подумала тогда, что тебе ещё рано между мирами ходить. И решила потянуть время. Ты ведь не сердишься?

- Сержусь. Ещё как! А теперь признавайся, в чём ещё меня обманула?!

- Нет! Я не желаю продолжать разговор в подобном тоне. Это надо же! Решила, что тебя обманываю? Тогда вовсе не буду разговаривать. Обиделась я. Понятно? Всё - умолкаю.- и замолчала.


По прошлому опыту я знала, что сейчас бесполезно с Книгой разговаривать. Будет молчать, надеясь на то, что её начну уговаривать и извиняться. А ещё я чувствовала, что права и, что Книга от меня что-то скрывает. И очень скоро я узнала что именно.


На следующей неделе ко мне приезжала дочь. У зятя в Австралии отыскались родственники. Они туда уехали ещё в 55 году из Китая, и там потерялись на просторах далёкой страны. А теперь сами отыскали сватов и предложили провести "объединение семьи". На семейном совете было решено принять предложение. Сейчас велась работа по подготовке. Необходимо было оформить кучу документов, начиная с загранпаспортов. И это всё надо было сделать так, чтобы Князь ничего не узнал. Так как московская квартира была оформлена на дочь, и прописана она была тут же, вместе с мужем и детьми, то все документы оформлялись тоже в Москве. Зять приехать не смог. На работе не отпустили, сославшись на аврал. И дочка приезжала одна. Мне не хотелось рассказывать о предназначении комнаты с зеркалом, поэтому я эту комнату замаскировала под "ремонт". Зеркало, кресло и столик укутала старыми простынями. Купила обои, клей, кисточки, шпаклёвку. Всё это сложила на полу в комнате, и закрыла её. Если спросит, то я к ремонту готовлюсь. Ну и что, что там всё чистенько? Вот хочется мне новые обои, да всё некогда. Но дочка, такая умница, ничего спрашивать не стала. Своих проблем хватало. А через неделю, перед самым её отъездом я узнала ещё одну вещь, связанную с другими мирами. Это произошло в магазине женской одежды.


P.S. Это была 30-я глава.


Дорогие мои читатели, я приемлю и даже приветствую конструктивную критику. Вы очень помогаете мне вашими советами и замечаниями. Спасибо вам огромное за это. Если бы не вы, то и книга не писалась бы дальше. Будь благословенно Пикабу и его читатели!


Я надеюсь, что моя книга меняется в лучшую сторону. Ваши слова поддержки имеют большое для меня значение. И простите за короткие главы. Они потом сольются в большую книгу.

Показать полностью 1
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: