-3

Вакуум.Казаков (2)

Начало: https://pikabu.ru/story/vakuum_alisa_1_6310545


Возвращение бригады ждали с большим нетерпением. Ещё до стыковки свободные от сменных обязанностей члены экипажа начали стягиваться к ангарной палубе. Дмитрий Казаков спустился, когда челнок уже причалил, всё ещё заспанный после непродолжительного сна. Он до последнего надеялся, что капитан захочет лично встретить экипаж, но старик с самой высадки на астероид, почему-то, пребывал в мрачном расположении духа. Так что разбуженный завибрировавшим коммуникатором Казаков не сильно удивился, получив лаконичное распоряжение. Ну, раз перепоручил встречу бригады, значит, на то были свои причины.

Окружив полукольцом один из трёх стыковочных шлюзов, встречающие оживлённо обсуждали события прошедших суток. Для Казакова, как, впрочем, и для остальных, эти двадцать четыре часа спрессовались в единый монолитный комок, и, казалось, ещё час назад он стоял здесь же, на ангарной палубе, и провожал бригаду. Казаков с большим трудом подавил протяжный зевок. Он покинул мостик только после того, как опоры челнока оторвались от поверхности астероида, из-за чего поспать ему удалось немного. Окинув же взглядом собравшихся, он отметил немало таких же заспанных лиц и тихо усмехнулся. Не он один провёл бессонные часы, волнуясь за товарищей на астероиде.

– Выходят, – крикнул кто-то из толпы.

Гермодверь зашипела и в открывшемся проёме появилась четвёрка людей. Трое техников сжимали в руках ручки металлического ящика, пилот челнока держался налегке. Под грохот аплодисментов и одобрительные выкрики, они выплыли из шлюзовой камеры, и техники сразу же приступили к погрузке ящика. Ещё до прилёта челнока, на палубу принесли грузовую платформу, увитую кабелями и трубками, тянувшимися от баллона со сжатым воздухом к четырём соплам, и теперь техники расчаливали на ней ящик.

– Товарищ старший помощник капитана, – отчеканил пилот, приблизившись к Казакову, – бригада закончила работы на астероиде, источник сигналов изолирован и доставлен на борт. Техники Камарин и Логов заканчивают процедуры по консервации челнока.

Казаков отметил про себя, что Севастьянов даже в такой, отчасти торжественный момент сохранял угрюмое выражение, а немигающий взгляд бледно-серых глаз напряжённо буравил собеседника, словно тот был на допросе. Казаков уже успел привыкнуть к этой особенности парня, но всё равно продолжал чувствовать себя неуютно.

– Принял, – Казаков улыбнулся и протянул ему руку, которую тот, чуть замешкавшись, крепко пожал. – Отличная работа, Сергей.

Пилот едва заметно кивнул. Техники закончили расчалку ящика на платформе, и вокруг неё образовалось пустое пространство. Возле платформы остался единственный техник, державший в руках пульт управления. Он подал знак собравшимся, и пустое пространство слегка увеличилось. Мужчина нажал кнопку на пульте, но ничего не произошло. Чертыхнувшись, он ещё несколько раз ткнул её, тихо выругался и полез проверять подключение проводов.

– Слушай, – Казаков развернулся к Севастьянову, – а что там случилось с буровым дроном?

– Похоже, проблема с системой ориентации, – ответил пилот, массируя шею. – У нас не было времени разобраться. Дрон очень старый и кто-то его основательно переделал. Кочетов как снял крышку, так сразу заявил, что он не знает, чьё это творчество и как его отремонтировать.

– Ладно, – Казаков сделал пометку у себя в коммуникаторе, – дам задание Салехадову, он пришлёт кого-нибудь из своих светлых голов, пусть тоже посмотрят. А что скажешь про скафандры? Как они показали себя в работе?

– Не очень, – Севастьянов помрачнел ещё сильнее. – Для открытого космоса или поверхности, они, может быть, ещё ничего, но для работы в замкнутом пространстве совершенно не подходят. Остекление сверху ничем не защищено, подшипники быстро забиваются пы…

Резкий вскрик «Твою мать!», за которым последовало оглушительное шипение, проглотил окончание фразы. Казаков, уклоняясь неведомо от чего, рефлекторно оттолкнулся от пола, и в то же мгновение под его ногами промчалась грузовая платформа, испуская струи сжатого воздуха. Спустя мгновение платформа ударила Севастьянова по голове, отчего его отбросило в сторону, и устремилась в дальний конец палубы. Последовал жалобный звон металла и всё затихло.

На несколько секунд всех охватило оцепенение. Стало настолько тихо, что сквозь толстую переборку над головой явственно доносился мерный шорох работающих насосов. Затем оцепенение развеялось, и люди засуетились, кинувшись пилоту на помощь. Они суетились, толкались возле него, пытались перекричать друг друга. Увидев это, Казаков скривился и, довольно грубо растолкав всех на своём пути, прорвался к раненому Севастьянову.

Лицо парня скрывалось за потёками крови, алые шарики кружили вокруг головы, словно миниатюрные луны. Бесстрастное выражение на лице и плотно смеженные веки придавали бы ему вид мирно спящего человека, но кровь, продолжавшая выплывать маленькими аккуратными шариками из раны, портила всё впечатление.

Кто-то настойчиво дёрнул Казакова за рукав. Зацепившись ногой за поручень, рядом с ним замерла молодая девушка в синем комбинезоне инженерной службы. Светлые волосы она собрала в свободный пучок на затылке, немигающий взгляд широко распахнутых глаз перебегал то на Казакова, то на Севастьянова, а пухлые губы на бледном лице раскрылись и слегка дрожали. Казаков потратил пару секунд, пытаясь вспомнить её имя.

– Алиса? Алиса Некрасова, так?

Девушка кивнула, медленно и заторможено. В руках она сжимала белый чемоданчик с красным крестом на крышке. Казаков попробовал забрать у Алисы аптечку, но тонкие пальцы, внезапно, вцепились в пластик. Казаков дёрнул чуть настойчивее, но она лишь сильнее прижала чемоданчик к груди.

– Давай сюда! – Казаков прикрикнул на неё.

Похоже, это подействовало. Хватка ослабла, девушка моргнула, и, наконец, протянула ему аптечку. Хотя руки при этом заметно подрагивали, а лицо своей белизной резко контрастировало на фоне комбинезона, Казаков, не без удовлетворения, отметил, что во взгляде зелёных глаз появилась осмысленность.

– Теперь вызови медиков и помоги мне.

– Да, – нервно кивнула Алиса и покосилась на Севастьянова.

Девушка нажал несколько раз на наручный коммуникатор, который тут же откликнулся короткой вибрацией. Казаков раскрыл аптечку и протянул ей короткий нож, изогнутый в виде крюка. Пока он доставал датчики медмонитора, Алиса, при содействии нескольких человек, придержавших Севастьянова за ноги и руки, разрезала комбинезон от воротника до пояса вдоль специального шва возле молнии. Казаков задрал ему футболку и приложил гроздь медицинских датчиков к широкой груди, а нижнюю половину лица накрыл дыхательной маской. Девушка тем временем уже распыляла из небольшого баллончика кровеостанавливающую пену.

Наконец, в ангаре, появилась бригада медиков. Двоих фельдшеров, державших в руках носилки, сопровождала глава медслужбы корабля – невысокая брюнетка с короткой стрижкой и сумкой на плече. Она обогнала фельдшеров и первой оказалась возле бесчувственного Севастьянова. Женщина подвесила сумку рядом с собой, предварительно подвязав лямку за поручень, внимательно осмотрела его голову и изучила показания на экране аптечки. Когда рядом появились фельдшеры, Казаков отлетел от пилота, уступая им место.

– Снимите его с платформы, – он указал двум ближайшим техникам на ящик, всё ещё державшийся за платформу единственной уцелевшей чалкой, – и отнесите его в лабораторию.

Техники кивнули и бросились выполнять указание.

– Дима, – женщина окликнула его, не поднимая головы, – помоги мне.

Они уже уложили Севастьянова на носилки и ремнями зафиксировали ноги и поясницу.

– Юль, ну как он? – спросил Казаков, подлетев к ней.

– Плохо, – Петрова поджала губы. – Сотрясение мозга, похоже очень сильное. Трещина в черепе точно есть, хорошо бы без перелома шеи обошлось, – в её руке блеснула тонкая игла с трубкой. – Придержи правую руку.

Фельдшеры разрезали рукав комбинезона, а Казаков взял Севастьянова чуть повыше локтя. Петрова отработанным движением установила периферийный катетер, и зафиксировала его пластырем на сгибе локтя. Затем спросила:

– Что здесь случилось?

Казаков кратко обрисовал произошедшие события. Пока он рассказывал, Петрова соединила катетер с аптечкой и вставила колбу с каким-то препаратом в пустое гнездо внутри чемоданчика. По трубке тут же заструилась прозрачная жидкость.

– Понятно, – она сняла сумку с поручня. – Мы понесли его в медпункт.

Фельдшеры пристегнули руки раненого, закрепили аптечку на носилках, и втроём они отбуксировали Севастьянова к выходу. Когда они скрылись на лестничной площадке, Казаков развернулся к собравшимся у него за спиной членам экипажа.

– Так, – сказал он, звеня сталью в голосе, – все свободны. Разойтись по каютам.

Люди зашевелились и медленно потянулись вслед за медиками. Казаков взглядом выцепил среди толпы светлый пучок волос, и подозвал Алису к себе.

– Ты как, в порядке? – спросил Казаков девушку, придавая голосу предельную мягкость.

Она слабо кивнула и её пробила лёгкая дрожь.

– Ты отлично справилась, – он похлопал её по плечу, – благодарю за помощь.

Алиса робко улыбнулась. Её щёки едва заметно порозовели, но выдавить из себя хотя бы слово она всё ещё не могла.

– У меня к тебе ещё одна просьба, – продолжил Казаков. – Сходи на челнок, там найдёшь поломанного дрона. Посмотри, что с ним случилось.

– Хорошо, – просипела Алиса, – я только до каюты схожу, возьму инструменты.

– Если возникнут какие-то вопросы – обращайся ко мне. По поводу Салехадова не беспокойся, твоему начальнику я сам всё объясню.

Она вновь кивнула и влилась в небольшой затор, образовавшийся возле выхода, а Казаков тем временем активировал коммуникатор. Его ожидал обстоятельный разговор с капитаном. 

Дубликаты не найдены