-10

В Татьянин день, когда закончилась война

65 лет назад – 25 января 1955 года – в день Святой Великомученицы Татьяны, почитаемой православными и католиками, была завершена война между СССР и Германией соответственно. Наконец наступил мир между этими братскими народами, и исстрадавшуюся землю укрыло белым саваном снега – чистым, как помыслы советского правительства:


«… На могилы, рвы, канавы,

На клубки колючки ржавой,

На поля, холмы – дырявой,

Изувеченной земли,

На болотный лес корявый,

На кусты – снега легли …».


Такое решение было принято высшим органом Советской власти – Президиумом Верховного Совета СССР. Изданный им 25 января 1955 года Указ, после привычно-мутного для тех лет длинного вступления в стиле «в огороде бузина, а в Киеве дядька», содержал внезапно короткую и деловую резолютивную часть, всего из трёх пунктов:


«…. Президиум Верховного Совета СССР настоящим Указом объявляет:

1. Состояние войны между Советским Союзом и Германией прекращается и между ними устанавливаются мирные отношения.

2. Все возникшие в связи с войной юридические ограничения в отношении германских граждан, рассматривавшихся в качестве граждан вражеского государства, утрачивают свою силу.

3. Объявление о прекращении состояния войны с Германией не изменяет ее международных обязательств и не затрагивает прав и обязательств Советского Союза, вытекающих из существующих международных соглашений четырех держав, касающихся Германии в целом».


Сама по себе, необходимость издания подобного документа (если не обращать внимания на его странную дату), состояла в том, что только Верховный Совет, а в перерывах между его сессиями – Президиум Верховного Совета, согласно Конституции имел полномочия «объявлять состояние войны». Что подразумевает и обратное действие – объявлять об окончании войны. Никакие другие структуры, организации и физические лица таких полномочий в СССР не имели.


Но в 1945 году Верховный Совет этого не сделал. Причиной было, если коротко, противостояние между двумя структурами: Советской властью во главе с Михаилом Калининым и Коммунистической партией во главе с Иосифом Сталиным. Последний, не имея на то законных полномочий, объявил о своей победе, а Калинин отказался это утвердить. Спустя год, летом 1946-го, Калинин как-то очень вовремя скончался, но поезд уже ушёл. Ведь не было принципиальной разницы, когда утверждать Победу на законодательном уровне: в 1946-м или в 1955-м, раз этого не сделали 9 мая 1945 года. И только после смерти Сталина и Берии, когда Коммунистическая Партия окончательно взяла верх над Советской Властью, наконец родился этот Указ, о прекращении войны с Германией.


До этого, единственным правовым актом, закрепляющим нашу военную Победу, был приказ маршала Сталина «О победоносном завершении Великой Отечественной войны и безоговорочной капитуляции германских вооруженных сил». Приведем его текст, а затем расскажем – что именно с ним не так:


«ПРИКАЗ ВЕРХОВНОГО ГЛАВНОКОМАНДУЮЩЕГО


По войскам Красной Армии

и Военно-Морскому Флоту


8 мая 1945 года в Берлине представителями германского верховного командования подписан акт о безоговорочной капитуляции германских вооруженных сил.


Великая Отечественная война, которую вел советский народ против немецко-фашистских захватчиков, победоносно завершена, Германия полностью разгромлена.


Товарищи красноармейцы, краснофлотцы, сержанты, старшины, офицеры армии и флота, генералы, адмиралы и маршалы, поздравляю вас с победоносным завершением Великой Отечественной войны.


В ознаменование полной победы над Германией сегодня, 9 мая, в День Победы, в 22 часа столица нашей Родины Москва от имени Родины салютует доблестным войскам Красной Армии, кораблям и частям Военно-Морского Флота, одержавшим эту блестящую победу, тридцатью артиллерийскими залпами из тысячи орудий.


Вечная слава героям, павшим в боях за свободу и независимость нашей Родины!


Да здравствуют победоносные Красная Армия и Военно-Морской Флот.


Верховный Главнокомандующий

Маршал Советского Союза И. СТАЛИН

9 мая 1945 года, № 369»


Первое, что бросается в глаза: этот документ адресован Армии и Флоту, и далее по тексту это подчёркивается: «… Товарищи красноармейцы, краснофлотцы, сержанты, старшины, офицеры армии и флота, генералы, адмиралы и маршалы…». Уже исчезли знаменитые «братья и сёстры», высмеянные А.И.Солженициным, бывшие в сталинском обращении к народу по поводу начала войны от 3 июля 1941 года, помните: «Товарищи! Граждане! Братья и сестры! Бойцы нашей армии и флота! К вам обращаюсь я, друзья мои!». Кстати, там дальше есть удивительная фраза, очень похожая на более поздний вброс: «… и призывает весь народ сплотиться вокруг партии Ленина—Сталина… ». Это как если бы вышел на трибуну Петров, и без ложной скромности сказал бы: «Слава партии Петрова!», хотя вообще-то у партии есть официальное название: коммунистическая.


Вернёмся к Приказу о Победе, хотя, как говорится, дальше его можно было и не читать, после такого бодрого вступления – Армии и Флоту. Если человек, к которому в 1941-м обратились с призывом «братья и сёстры, помогите партии Сталина. Ваш И.Сталин», теперь (в 1945-м) точил болты на заводе, или по каким-то ещё причинам не был элементом армейско-флотской системы, то его этот приказ не касался, кроме как в части «показать ему супер-салют». Штатские люди живут не по Уставу и приказам военных, а по Конституции и Законам страны пребывания, к последним приравниваются и Указы – и таковой был принят только в 1955 году, о чём собственно речь.


Строго говоря, военные не вправе определять дату окончания войны: вот отбросили противника за Днепр, за Карпаты, за Вислу – и что, ещё повоюем дальше (до Лиссабона), или может домой? Глава Государства, председатель Президиума Верховного Совета СССР, Михаил Калинин своим Указом от 8 августа 1941 года поставил Сталина на должность Верховного Главнокомандующего, и своим же Указом от 6 марта 1943 года вручил Сталину погоны Маршала – но никак не право прекращать войну по усмотрению Сталина.


Однако и это вступление, когда военные поздравляют друг друга с Победой, игнорируя включающую страну, меркнет по сравнению с первой фразой Приказа, где упоминается «акт о капитуляции, подписанный в Берлине 8 мая» - вот это действительно проблема, и очень большая. Воистину, дальше этой фразы, Приказ можно не читать. Вместо того, чтобы просто сказать как есть: «немецкая армия разбита, их столица Берлин взята нашими войсками, мы овладели всей территорией Германии (совместно с нашими известными партнёрами)», вместо этого Сталин привязывается к упомянутой бумажке от 8-го мая, положив её в основу дальнейшей смысловой конструкции. Выходит, нет Акта = нет Победы.


На самом деле, согласие проигравшей стороны совершенно необязательно. Когда немецкие танки в 1941-м стояли на расстоянии вытянутой руки от Московского Кремля, Гитлер не уговаривал Калинина подписать какую-то бумажку: они бы просто взяли Москву и всё. Это у них, как мы знаем, не получилось, но в целом войну можно закончить, просто заключив мирное соглашение в любой момент, в том числе в виде добровольной капитуляции одной из сторон. Это как в боксе: победа по очкам и победа нокаутом, и победа в связи с отказом соперника продолжать поединок – возможны разные варианты.


Сталин, действуя «с ювелирной точностью бегемота» (по меткому определению А.И.Солженицына), выставил дело так: немцы, оказывается, сделали жест доброй воли и подписали бумажку, остановив бессмысленное кровопролитие. Выбросили полотенце на ринг, а не вылетели с него через канаты под нашим напором.


Ну хорошо, можно было бы принять и такую Победу, если бы… тот самый Акт был подписан лицом, имеющим на то соответствующие полномочия. Тогда бы он имел юридическую силу.


Даже читатели, далёкие от всего этого, понимают (в отличие от Сталина), что лицом, имеющим право принимать решение о капитуляции своего государства, является только глава этого государства. А не кто-то ещё, не какой-нибудь отважный генерал или авторитетный депутат или министр. Например, у нас, как уже показано выше, таким лицом был Михаил Калинин. Если бы (рассуждаем теоретически) наш генерал Кирпонос, попав летом 1941 года в Киевский «котёл», подписал бы с немцами бумагу о «капитуляции СССР перед Германией», это было бы его личное дело: такая бумага не имела бы юридической силы и никого ни к чему не обязывала, несмотря на высокое воинское звание подписавшего. Эти вопросы стоят выше него.


Нечто подобное и произошло в Берлине 8 мая 1945 года, хотя началась эта история неделей раньше. 30-го апреля, Адольф Гитлер в установленном порядке сложил с себя полномочия главы государства Германия, и возложил их на адмирала Дёница.


Почему именно на него? Это диктовалось сложившейся оперативной обстановкой. К этому времени, неудержимые танкисты Первого Украинского фронта замкнули вокруг Берлина кольцо окружения, сформировав так называемый Берлинский «котёл». Внутри был заблокирован и Гитлер и ряд других известных персонажей фильма «Семнадцать мгновений весны». Передавать власть кому-то из них было бессмысленно: их самих ждала смерть либо плен, через несколько часов после Гитлера.


Тогда как адмирал Дёниц был в безопасности – в штабе возглавляемого им Военно-Морского флота, который находился в городке Фленсбург – в земле Шлезвинг-Гольштейн на самом севере Германии, в 500 метрах от датско-германской границы. Именно ему, как старшему из полководцев, не попавших в Берлинский «котёл», Гитлер и передал по рации свои полномочия главы государства. Достаточно хитрый такой ход: русские взяли столицу – а президента нет дома, он во Фленсбурге, в 370 километрах от Берлина – там теперь столица Германии, верховное командование, правительство, все прочие органы власти и управления страной. Значит надо начинать сначала, но земля Шлезвинг-Гольштейн по определению не входила в советскую зону оккупации: её заняли союзники, и то – несколько позже.


На тот момент, передовые части Первого Украинского фронта, оставив окруженный Берлин в своём тылу, продолжили наступление на запад, и через 100 км после Берлина подошли к городу Торгау на реке Эльба – и там встретились с американскими войсками. Тем самым, территория Германии, ещё контролируемая противником, оказалась разделена. По форме это были как два треугольника, соприкасавшиеся вершинами в г. Торгау, на карте выглядело как песочные часы. Южный «треугольник» опирался на Северную Италию, там старшим был генерал Кёссельриг, а северный «перевёрнутый треугольник» - с адмиралом Дёницем во Фленсбурге, имевший основанием линию границы с Данией.


Усилия Дёница в должности главы государства были направлены на поиск путей выхода Германии из уже проигранной войны. Этот путь, в понимании Дёница, состоял в сдаче в плен американцам. Для обсуждения условий, Дёниц отправил своего представителя на переговоры в американский штаб, находившийся в городе Реймс.


Но генерал Дуайт Эйзенхауэр, будущий президент США, а в те дни – главнокомандующий англо-американскими войсками в Европе, с порога дал понять, что раскатать договорняк не получится: «русские – мои друзья. И ты должен будешь подписать покаянную бумагу и с ними, и со мной, а не только со мной. Свободен».


Представитель вернулся обратно в штаб Дёница, там все пребывали в унынии: им не хотелось капитулировать перед русскими (они ещё не знали, что их ждёт у американцев). Дёниц сделал ещё одну попытку, заслал к Эйзенхауэру более высокопоставленного человека – генерала Йодля. Задачей было: попытаться убедить Эйзенхауэра принять их в плен, так чтобы русские были ни при чём. Как сообщает Википедия: «… однако на всякий случай у Йодля была письменная доверенность от Дёница, уполномочивающая подписать капитуляцию на всех фронтах (то есть и перед русскими и перед англо-американцами). Йодль мог воспользоваться этими полномочиями только после получения им по радиосвязи разрешения Дёница... В процессе переговоров, Йодль понял, что его положение безвыходно, и по радиосвязи запросил у Дёница полномочий на тотальную капитуляцию... Дёниц назвал поведение Эйзенхауэра «самым настоящим шантажом», однако также поняв безвыходность ситуации, вскоре после полуночи 7 мая ответил: «Гросс-адмирал Дёниц предоставляет полное право подписать в соответствии с предложенными условиями». И Йодль сразу всё подписал, в Реймсе, 7-го мая 1945 года.


Кроме Йодля и американцев, с нашей стороны Акт подписал генерал Суслопаров, занимавший должность вроде нынешней «постоянный представитель при НАТО». Работа – не бей лежачего, но с нею Суслопаров не справился: сначала пытался дозвониться в Москву, оттуда всё никак не поступало указаний, ну он махнул рукой и подписал (не заставлять же людей ждать). И почти сразу пришёл ответ из Москвы: «Подписывать акт запрещаю. Сталин».


Что именно не устроило И.В.Сталина? Конечно, место и обстоятельства подписания документа. По своей основой деятельности, Сталин был пропагандистом, политтехнологом, социальным инженером. Каждое своё решение он увязывал с воздействием на толпу. Вот именно Сталин был последним на Земле человеком, способным сказать: Какая Разница, где подписывать и кто подписывать, главное – чтобы закончилась война и наступил мир. Для Сталина – есть разница. Он заявил следующее:


«… Договор, подписанный в Реймсе, нельзя отменить, но его нельзя и признать. Капитуляция должна быть учинена как важнейший исторический акт и принята не на территории победителей, а там, откуда пришла фашистская агрессия, — в Берлине, и не в одностороннем порядке, а обязательно верховным командованием всех стран антигитлеровской коалиции …».


Конечно, логика в этом есть. Хотя Реймс тоже был не последним городом: в его соборе (на фото) в течение столетий короновались все французские монархи (как немецкие – в Аахене, как польские в Кракове), и не случайно Эйзенхауэр разместил там свой штаб. Но да, французские монархи в данном случае ни к чему. А вот наши к Фленсбургу – запросто. Не секрет, что Гольштейн-Готторп-Романовы, как и родственные им императорские дома Европы, были спонсорами Гитлера, главными акционерами проекта «Вторая Мировая война». Гитлер и его армия были орудием Романовых в борьбе за возвращение престола Российской Империи. В связи с чем, было бы очень символично принять капитуляцию на их родине – в Шлезвинг-Гольштейнии, в действующей столице Германии – Фленсбурге: «… там, откуда пришла фашистская агрессия…».


Но Фленсбург был далеко, да и участие Романовых и русских монархистов в войне на стороне Гитлера в то время не афишировалось. Поэтому на следующий день (8 мая) подписали по требованию Сталина «правильную» капитуляцию всё же в Берлине, в пригороде Карлсхорст, воспетом позднее Г.Климовым в романе «Берлинский Кремль». От германской стороны акт подписали: фельдмаршал Кейтель от Сухопутных Сил, генерал Штумпф от ВВС, и адмирал Фридебург – от флота. Как видим – опять одни военные. Дёниц, как глава государства, ничего не подписывал, а самое страшное – нигде не упоминается: была ли у этих троих доверенность от Дёница, на право совершения данной сделки? Или их полномочия определялись только погонами на плечах?


Как говорилось выше, акт в Реймсе подписывал Йодль, имея на руках доверенность от Дёница – на право подписать конкретную бумагу, с конкретным обязательным условием – капитуляция и перед русскими и перед американцами. Помимо доверенности, эти полномочия Йодля были дополнительно подтверждены радиограммой Дёница (её скан приведён, например, в Википедии).


Если же у Кейтеля и прочих не было доверенности от Дёница (а её не было), то они подписали Берлинскую бумагу в качестве частных лиц, к тому же военнопленных. В благодарность американцы потом арестовали и повесили Йодля и Кейтеля, а Фидебург застрелился перед арестом, зато Дёниц дожил до Московской Олимпиады (1980 года).


Произошло непоправимое: Сталин всех переиграл. Первую бумагу, подписанную в Реймсе 7-го мая по всем правилам, он порвал, а 8-го мая в Берлине подписал вторую – с лицами, не имевшими на то полномочий. И на этом основании провозгласил Победу. Калинин ответил: мы не на базаре, и в таком виде я ничего утверждать не буду. Единственное, он тут же дал народу выходной день:


«Указ Президиума Верховного Совета СССР

Об объявлении 9 мая Праздником Победы:

В ознаменование победоносного завершения Великой Отечественной войны советского народа против немецко-фашистских захватчиков и одержанных исторических побед Красной Армии, увенчавшихся полным разгромом гитлеровской Германии, заявившей о безоговорочной капитуляции, установить, что 9 мая является днем всенародного торжества — ПРАЗДНИКОМ ПОБЕДЫ.

9 мая считать нерабочим днем.

Председатель Президиума Верховного Совета СССР М. КАЛИНИН».


Обратите внимание, что тут Калинин никак не упоминает злокипучую партию Ленина-Сталина, а фокусируется на победе «советского народа» и его Красной Армии. Упоминает и то, что «Германия заявила» о безоговорочной капитуляции, но – в отличие от сталинского Приказа – не уточняет: когда и где «заявила». У Сталина, как показано выше: «8 мая 1945 года в Берлине представителями германского верховного командования подписан акт о безоговорочной капитуляции». А у Калинина «Германия заявила», очевидно подразумевая первый Акт в Реймсе от 7-го мая, порванный Сталиным: там Германия действительно «заявила», от лица главы государства, только вот мы это заявление не приняли. А не второй Акт (Берлинский), потому что те три несчастных офицера без доверенности – это ещё не Германия, они не могут делать подобные заявления.


Так и прошёл тот день: 9 мая 1945 года, в 2 часа 10 минут ночи по московскому времени, диктор Левитан объявил о подписании Акта капитуляции в Берлине от 8-го мая, зачитал его текст, а потом сразу – вышеприведенный Указ Президиума Верховного Совета СССР об объявлении дня 9 мая праздником Победы. Это затем повторялось по радио всю ночь, а затем весь день 9 мая. Вечером же 9 мая, с обращением к советскому народу выступил Иосиф Сталин, после чего Левитан зачитал приведенный выше приказ Сталина «о полной победе над фашистской Германией и об артиллерийском салюте сегодня, 9 мая, в 22 часа тридцатью залпами из тысячи орудий».


Больше к этому вопросу Сталин и Калинин не возвращались. Сразу после смерти Калинина (1946 г), выходной день 9 мая отменили – он стал рабочим днём, и перестали проводить военные парады на Красной Площади. Лишь после смерти Сталина, в 1955-м, уже новые люди вместо них завершили войну как положено, а ещё позже – с 1965 года, 9-е мая снова стал праздничным (нерабочим) днём, и стали проводить парады Победы.


Впрочем, исследователи с хозяйственной жилкой выдвигают свою версию – почему о прекращении войны было объявлено только в 1955 году: якобы специально тянули, чтобы подольше не отпускать пленных немцев, выполнявших работы по восстановлению народного хозяйства СССР. При этом исходят из того, что главным в тексте Указа является не первый пункт (о прекращении войны), а второй: «Все возникшие в связи с войной юридические ограничения в отношении германских граждан, рассматривавшихся в качестве граждан вражеского государства, утрачивают свою силу».


Я вам не скажу за всю Одессу, может где-то и сидели пленные немцы до 1955 года, но вот из нашей Харьковской области их всех поотпускали в 1949 году (последних), а японцев ещё раньше – в 1947-м. Кому реально не повезло, так это фельдмаршалу Клейсту, который умер, привыкая к плохому кофе во Владимирском Централе, 13 ноября 1954 года – всего лишь за девять с половиной недель до спасительного Указа. Гораздо больше похоже на то, что Хрущёв под этим соусом подготавливал почву для следующего шага: за освобождением нацистов должно было последовать освобождение их пособников, из числа бывших наших. Как известно, Хрущёв считал, что власовцам, карателям и полицаям место не в лагерях, а на улицах наших городов, в офисах и облгосадминистрациях. Война-то уже закончилась. И действительно, как логическое следствие Указа о прекращении войны, в том же году не замедлил появиться он –


«УКАЗ ПРЕЗИДИУМ ВЕРХОВНОГО СОВЕТА СССР

от 17 сентября 1955 года

Об амнистии советских граждан, сотрудничавших с оккупантами в период Великой Отечественной войны 1941—1945 гг.


Учитывая … прекращение состояния войны между Советским Союзом и Германией и руководствуясь принципом гуманности, Президиум Верховного Совета СССР считает возможным применить амнистию в отношении тех советских граждан, которые в период Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. по малодушию или несознательности оказались вовлеченными в сотрудничество с оккупантами.


В целях предоставления этим гражданам возможности вернуться к честной трудовой жизни … Президиум Верховного Совета СССР постановляет:

1. Освободить из мест заключения … лиц, осужденных за пособничество врагу …

3. Освободить из мест заключения лиц, осужденных за службу в немецкой армии, полиции и специальных немецких формированиях.

7. Освободить от ответственности советских граждан, находящихся за границей, которые в период Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. сдались в плен врагу или служили в немецкой армии, полиции и специальных немецких формированиях. Освободить от ответственности и тех ныне находящихся за границей советских граждан, которые занимали во время войны руководящие должности в созданных оккупантами органах полиции, жандармерии и пропаганды, в том числе и вовлеченных в антисоветские организации в послевоенный период, если они искупили свою вину последующей патриотической деятельностью в пользу Родины или явились с повинной…».


Ну и так далее. А дальше вы знаете.


На фото: собор в Реймсе.

Город Фленсбург на интерактивной карте по ссылке:

https://yandex.ua/maps/?um=constructor%3A98965b9b6995bf98a19...

В Татьянин день, когда закончилась война Указ, Мир, 1955, Длиннопост

Найдены дубликаты

+2

Щас посыпятся игноры от ТС

+2

Дедушка Калинин был, оказывается, антисталинистом. Йосю нахер посылал, силён.

+2

Думаю: что за дичь?

Потом смотрю хохлоСми.

Ну ясно-понятно.


Как там Андрюша Князев говорил...

раскрыть ветку 1
0
Это не дичь - это исторический опус фэнтези о ВОВ в параллельном мире. Совпадения фамилий и наименований городов чисто случайное.😁
+2
А при чем тут приплетание христианской мифологии и супергероев из неё?
+1

Вот это жесть! Всем срочно переделать анекдот про "Хуйло усатое", вписав туда Калинина вместо Жукова.

ещё комментарии
0

что ты хотел сказать-то?

0
Причиной было, если коротко, противостояние между двумя структурами: Советской властью во главе с Михаилом Калининым и Коммунистической партией во главе с Иосифом Сталиным.

Фейспалм!

Похожие посты
Похожие посты не найдены. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: