24

В светлом будущем нет места демократии?

В светлом будущем нет места демократии? Литература, Цитаты, Текст, Политика, Демократия, Будущее, Фантастика

Читая фантастику, временами натыкаюсь на совсем не демократические идеи. Ну например:


Демократия - это древняя форма политического правления, неразрывно связанная с рабовладением и уравнивающая в правах мудреца и идиота, бездельника и мастера, опытного старца и сопливого юнца. Ну и что хорошего в такой уравниловке?
Сергей Лукьяненко, «Чистовик»


К счастью, такая вещь, как «выборы», давно уже отошла в прошлое. Сейчас многие удивляются, как предки вообще могли жить по такой нелепой системе. Выбирать лидера страны голосованием… с тем же успехом можно выбирать голосованием капитана корабля или директора учреждения. Любую должность должен занимать квалифицированный специалист, разве это не логично? Сейчас только так и бывает.

Александр Рудазов, «Зверолов»


– ...в Крепости зарождается демократия.
– Что зарождается?
(...)
– Невразумительная экспериментальная форма правления, при которой граждане выбирают своих правителей и политику, голосуя за них.
Черис попыталась вообразить себе что-то в этом духе – и не смогла. Разве можно таким образом сформировать стабильный режим?
Юн Ха Ли «Гамбит девятихвостого лиса»


Впрочем, в «Гамбите» будущее не то, чтобы светлое...

Но не являются ли все эти мысли гениальными предвидениями фантастов? ;)


зы картинка для иллюстрации - карикатура Владимира Степанова

Дубликаты не найдены

+7

Лукьяненко читал. Герой художественного произведения, критикующий демократию, противопоставляет ей прогрессивную систему (неожиданно!) референдумов. Правда, вес голоса

зависит от счёта в банке. https://dom-knig.com/read_113733-99

Вообще, система аргументации беспроигрышная: открываешь книгу, где идёт спор по какому-то вопросу и цитируешь только то мнение, которое нужно тебе.

+24

Не переживай, сейчас демократии то же никакой нет. Все эти обряды и представления нужны только для легализации власти. Для интеллектуальных элитариев: так не только в России, а везде.

ещё комментарии
+7

Субъективно считаю, что основная фишка демократии это не выборность. Выборность - от безысходности.

Основная идея это ответственность власти перед народом и механизм сменяемости власти мирным путем.

Понятно, да, что все это фейчится, покупается и сводится до ритуалов, но в ситуациях, когда несколько властных групп делят пирог, демократия дает отличный инструмент для того, чтобы провести этот процесс без гражданских войн и живительных расстрелов.

раскрыть ветку 22
-3

однако, например при монархии, смена власти тоже зачастую происходит бескровно (да, знаю про правящие династии, но речь сейчас не об этом)

раскрыть ветку 21
+2

Романовы вполне очевидно доказали бесперспективняк монархии

раскрыть ветку 19
0

Это вы про северную корею сейчас? :)

+3

При чём тут предвидения фантастов ? Мир постоянно меняется, что то придёт на смену демократии непременно. А где то демократия заменит что то другое :)

+1

Примечательно, что во всех приведенных цитатах есть логические ошибки.


"уравнивающая в правах мудреца и идиота.. Ну и что хорошего в такой уравниловке? "

- То, что у мудреца хотя бы спрашивают. И даже до идиота может дойти нехитрая мысль о хреновом руководстве. То, что идиоты и мудрецы на краях нормального распределения, а посередине куда больше народу.


"Любую должность должен занимать квалифицированный специалист, разве это не логично?"

Нет. не логично. А как он ее займет? Как он ее лишится в случае несоответствия?

Т.е. если такого специалиста не выберут, то он каким-то магическим образом сам появится?


"Разве можно таким образом сформировать стабильный режим?"

А разве "стабильность" является самоцелью? Как неизменная структура может отвечать новым вызовам? (спойлер - развалится к чертям).

раскрыть ветку 6
0
идиоты и мудрецы на краях нормального распределения, а посередине куда больше народу.

и их тоже уравнивают, с тем же успехом. Акцент на идиотах и мудрецах - просто способ показать весь диапазон применения нелепой уравниловки.

Про Рудазова уже ответили, а "стабильная" - тут, скорее,  "устойчивая", нежели "неизменная"

раскрыть ветку 4
+1

Ответ скорее уход от ответа. Ведь как с теми экзаменами, нюанс, кто их будет для верхушки организовывать, и как в случае чего ее будет увольнять. Внизу такие экзамены организовать не проблема.


Уравниловка нелепа - с этим нет смысла спорить. Ведь равенство права высказать мнение не есть равенство этих мнений. Но загвоздка в том, что если ты никого не спрашиваешь - это еще хуже.


"Устойчивой" система, которая плевать хотела на мнение населения (составляющие этой системы) не может быть по определению. Если она не учитывает и не решает появляющиеся внутренние конфликты - она разваливается. За примерами далеко ходить не надо.

раскрыть ветку 3
0

У рудазова все сдавали ежегодные экзамены чтобы подтвердить квалификацию.

+3

Демократия отстойный способ принятия решений, но лучше ни чего не придумали.

раскрыть ветку 27
0

Меритократия, не?

раскрыть ветку 24
+14

Да фигня все это.

Утопии и разное понимание людей этих утопий.

А так же лозунги, разного цвета флажки и прочая обертка к сути отношения не имеющая.

В реальности обществом всегда руководят элиты, без разницы сами они у власти в виде президента, монарха или парламентов каких нибудь, ну или политбюро.

Без разницы кто они по профессии: ли военные они,  фсбшники, политики,  олигархи,  врачи,  учителя или даже бандиты.

И абсолютно без разницы какой у них флажок и идеалогия, хоть он красный,  хоть он зеленый или серобуромалиновый.

Они могут репрессировать всех открыто,  скрыто,  вообще не репрессировать и либеральничать,  могут зомбировать население своими идеями,  могут болт положить на идеи и что там в башке у населения. 

Могут беспределить,  а могут законы соблюдать,  а монут выдумывать беспредельные законы и их соблюдать..

Короче, смысл в том, что люди и управление людьми не меняется с древних времен.

Какой бы утопичной идеей не прикрывались, какие бы комунизмы,  демократии искренне не строили.


Потому что люди это люди.

раскрыть ветку 4
+2

до тех пор, пока мы не сможет обеспечить достаточную объективность и селективность выбора людей на должности ни о какой меритократии речи быть не может. Мы тут с демократией то разобраться не можем.

+2

И кто будет определять достойных?

раскрыть ветку 8
-1

Знаем мы одного достойного. 19 лет уже достойный, а толку нет.

0

Которая через пару поколений превращается в тыкву...

раскрыть ветку 2
0

И как её выстроить? Рецепты есть?

раскрыть ветку 4
0
Технократия?
раскрыть ветку 1
0

гуманитарии не одобрят )

+1

Ну если считать книги Лукьяненко гениальными предвидениями (Чистовик - особенно!), тогда - да.

ещё комментарии
0

В демократию можно интегрировать разумный подход.

Допускать к голосованию только людей, которые прошли элементарный тест на знание основ политики, экономики, государственного строя, полномочий избираемых чиновников и т.д. Чтобы выбор был осознанным.
Для избираемых - то же условие, только тест более сложный и профильный.

Дать возможность снимать с поста любого чиновника после утраты людьми доверия к нему. (Тут же надо ввести электронное блокчейн-голосование)

0
Айзек Азимов вся серия про Академию говорит тоже самое. :-)
раскрыть ветку 3
+1

Ой хреново вы её читали )

раскрыть ветку 2
+1
Не хреново, а очень давно... Надо перечитать, но помнится что Гарри Селдон демократию не сильно любил... Или я ошибаюсь?
раскрыть ветку 1
0

Эх, можно было бы и цитату из настоящего классика вставить:


– ...Но лучше скажите-ка мне: как обстояли дела до вашего отъезда? И особенно, как продвигается в Соединенных Штатах их Благородный Эксперимент?

– Благородный Эксперимент? – Мне пришлось задуматься: сухого закона не стало еще до моего рождения.

– Ах, так его отменили.

– Вот как? Надо мне съездить в экспедицию. Что у вас теперь? Король? Мне было заметно, что ваша страна направляется по этому пути, но я не ожидал, что это случится так скоро.

– О нет, – сказал я. – Я говорил про Сухой Закон.

– Ах, вон оно что. Симпатично, но главное не в этом. Я имел в виду эту забавную идею об управлении болтовней. «Демократию». Любопытное заблуждение – как будто от сложения нулей получится какая-нибудь сумма. Но опробовано оно было на землях вашего племени в гигантских масштабах. Еще до вашего рождения, несомненно. Я подумал, что вы хотите сказать, что даже с останками уже покончено. – Он улыбнулся. – Значит, все еще проводятся выборы и все прочее?

– В последний раз, когда я этим интересовался, – да.

– Изумительно! Фантастика, просто фантастика. Что ж, надо будет нам как-нибудь встретиться, мне хочется порасспросить вас. Я уже довольно долго изучаю вашу планету – самая невероятная патология во всем исследованном комплексе. Пока. Не давайте обвести себя вокруг пальца, как говорят ваши соплеменники.

Ну, вспомните, откуда это?

раскрыть ветку 5
-1

к стыду своему, не читал, иначе бы процитировал

раскрыть ветку 4
+1

Роберт Хайнлайн, "Дорога доблести" ("Дорога славы" в других переводах).

раскрыть ветку 3
0

Демоса слишком много, а кратос должна быть одна.

0

не сталбы я в этом вопросе доверять отдельно взятым людям.

-2

Эти фантасты не жили при демократии, поэтому сама демократия для них фантастика

раскрыть ветку 10
+4

а кто жил-то при демократии? (ну той, которая в учебниках, а не та, которой ошибочно называют нынешние формы правления)

раскрыть ветку 7
0

Древние греки

раскрыть ветку 6
+1

Лукяненко из демократии не вылазит.

раскрыть ветку 1
-2

видимо, потому и понял все её недостатки )

-1

Ну на Украине так и происходит, из за сумасшедшего антирейтинга Порошенки и компании, выбрали клоуна. А в раду пролез музыкант.

Радуйтесь, хавайте свою демократию

раскрыть ветку 2
-1

я протестую! А как же актёры Рейган и Шварценеггер (ну хорошо, второй - не был главой государства)) в самой демократичной из всех демократичных стран???

раскрыть ветку 1
0

Рейган до президентства был губером, как раз Калифорнии. А Зе был, есть и будет актером.

Похожие посты
104

Наши дни глазами фантаста из прошлого: 65% сбылось!

Наши дни глазами фантаста из прошлого: 65% сбылось! Фантастика, Научная фантастика, Будущее, Айзек Азимов, Азимов, Длиннопост

Айзек Азимов – один из наиболее плодовитых и известных писателей-фантастов, из-под чьего пера вышло около пяти сотен художественных и научно-популярных произведений. При этом большая половина из них – литература отнюдь не художественная в классическом понимании этого слова.


Многие введённые им термины прочно укоренились в английском языке и используются по сей день, более того, именно Азимов сформулировал понятие робототехники и явил миру три её закона. А всех полученных писателем премий и наград не перечесть, да и не нужно, ведь и так ясно, что Азимов – дядька серьёзный и внушающий уважение!


С этим постом я, конечно, на годик промахнулся, но тем не менее… Ещё 35 лет назад журналисты канадского журнала The Star раздобыли у Айзека Азимова прогноз на 2019 год. Как известно, предсказания фантастов частенько сбываются, чем и был обусловлен выбор автора такого пророчества. Кстати, год выбрали не случайно – за 35 же лет до этого, в 1949-м, увидела свет книга Джорджа Оруэлла «1984», в которой автор фантазировал на аналогичную тему. Давайте-ка поглядим, что же нам напророчил тов. Азимов, и насколько был силён его скилл Бабы Ванги. Забегая «вперёд батьки в пекло» скажем, что по мнению Азимова в 2019 году землян должны были бы больше всего волновать три вопроса:


> Глобальная компьютеризация

> Угроза ядерной войны

> Освоение космического пространства

Наши дни глазами фантаста из прошлого: 65% сбылось! Фантастика, Научная фантастика, Будущее, Айзек Азимов, Азимов, Длиннопост

Что сбылось


Глобальная компьютеризация


Азимов справедливо считал такое развитие событий неизбежным, хотя в средине 80-х в это было, в общем-то, поверить сложновато. По мнению пророка, к 2019-му году общество будет находиться на той стадии развития, когда его члены попросту не смогут нормально существовать без компьютеров. Последние будут использоваться как в быту, так и в промышленности, экономике и прочих сферах.


Как в воду глядел, чертяка – сегодня едва ли ни каждый утюг возомнил себя компьютером, преспокойно бродит по Интернету и то и дело норовит заказать пиццу. Конечно, если не брать во внимание совсем уж отсталые депрессивные регионы земли, где и обычная лампочка-то почитается за счастье!


Вымирание ряда профессий


Это, по мнению Азимова, – неотвратимое следствие той самой тотальной компьютеризации, которое обрадует далеко не каждого. И дело даже не в том, что умные машины отберут у многих рабочие места – за ненадобностью вымрет вообще целый пласт профессий. Всякая там бюрократическая канцелярщина, сборочные действия – любые мало-мальски повторяющиеся механические мероприятия будут полностью или в своей большей части автоматизированы. Роботы будут справляться с этим быстрее и качественнее.


Что тут скажешь – снова в десятку! Поди сейчас отыщи какого-то телефониста, стенографиста и иже с ними, при этом список «динозавров» постоянно пополняется.


Смена образовательной концепции образования


И вновь виноваты компьютеры – не зря тов. С. Коннор так усердно пыталась им противостоять! Эра компьютеров и вызванные её наступлением трансформации рынка труда, по мнению Азимова, вынудят кардинальные перемены в самом подходе к начальному, среднему и высшему образованию. В первую очередь, последнее будет становиться всё более компьютеризированным. Тогда как до глобальной индустриализации любой балбес мог с горем пополам выживать, будучи в пень неграмотным, в 2019-м подобным ротозеям будет крайне сложно выкручиваться в новом мире без умения обращаться с компьютерами и прочей подобной техникой. Учителя, считал писатель, могут исчезнуть вовсе, будучи заменёнными компьютерами, а образование можно будет получать дома. При этом не по стандартной дурацкой программе Минобр-а, а в индивидуальном порядке – с учётом собственных способностей и интересов.


Что ж, это предсказание можно назвать если не сбывшимся полностью, то активно сбывающимся – сегодня с помощью тырнета без проблем можно освоить множество новых профессий, было бы желание. А вот дети на «удалёнке», как показал коронавирусный карантин – это, конечно, вселенское зло и кара небесная для горемычных родителей…


Назревание экологических проблем


Пагубные последствия людской безответственности и беспечности в плане отходов и загрязнения окружающей среды будут расти пугающими темпами, угроза экологической катастрофы будет становиться всё более явной. Правда, писатель надеялся, что к 2019 году технологический прогресс подарит миру инструменты, которые смогут улучшить ситуацию.


Как видите, угадал лишь на половину, при этом худшую: экология-то в жопе, а вот все натужные попытки справиться с проблемой пока что дают лишь минимальный результат. Даже Грета вон обратно в школу вернулась.


Что не сбылось, но вполне вероятно ещё сбудется


По некоторым пунктам оптимистичный фантаст несколько переоценил возможности потомков.


Роботы в каждом доме


Будучи автором законов робототехники, Азимов уверенно утверждал: «Мобильный компьютеризованный объект, в простонародье – робот, уже сегодня обосновался в промышленности. Очень скоро он проберётся в каждый дом».


Если не считать роботов-пылесосов, говорящих секс-кукол и прочие «умные» кофеварки, с подобными помощниками у нас пока что туговато.


Успешное покорение космоса


К 2019 году, прогнозировал Азимов, люди с новыми силами ворвутся на Луну и сбацают там огромную обитаемую станцию, жители которой будут заниматься выращиванием картошки добычей полезных ископаемых, производством из них стройматериалов для будущих космических объектов и прочими полезными делами. Все глобальные производства, гробящие вышеупомянутую экологию, будут перенесены на орбиту, там же построят гигантскую электростанцию для сбора солнечной энергии и транспортировки её на бренную Землю.


Ну, захламлять космическое пространство всяческим мусором мы научились отлично, а с остальным пока что загвоздка.


Мир во всём мире


Потребность решения общемировых социальных, образовательных, экологических, космических и прочих вопросов, напрямую определяющих судьбу человеческой цивилизации, заставит этих самых «человеков» объединиться, и, дружно взявшись за ручки, зашагать к светлому будущему. Возможно, будет создано что-то вроде мирового правительства.


Пожалуй, этот пункт оставим без комментариев…


Как видите, Айзек Азимов в своих смелых фантазиях оказался прав процентов минимум на 60–65%. Интересно, что бы он сказал по поводу всего этого, доживи до наших дней…

Показать полностью 1
66

Дело за малым! или 5 любопытных сборников малой прозы от мастеров фантастики

Частенько любители так называемой большой прозы со скепсисом смотрят на малую: якобы идеи там редко раскрываются до конца, к персонажам прикипеть не успеваешь - мало, одним словом! Рассказы и правда могут не успеть затянуть читателя в новый мир, зато всегда бьют точно в цель: автору крайне важно донести мысль, уложившись в небольшое количество слов.

Именно по такому принципу действуют сборники фантастической прозы из этой подборки: вне зависимости от жанра (хоть твердая фантастика, хоть готика) они метят прямо в нежное читательское сердечко - и зачастую успешно достигают цели. От матерых классиков до серьезных современников: 5 сборников повестей и рассказов, готовых вас удивить.

1. Аластер Рейнольдс "Медленные пули"

Дело за малым! или 5 любопытных сборников малой прозы от мастеров фантастики Фантастика, Подборка, Книги, Литература, Длиннопост

Объемный сборник рассказов от британского мастера космической фантастики Аластера Рейнольдса. Несмотря на популярность его более масштабной прозы вроде цикла «Пространство Откровения», некоторые читатели считают, что малая форма писателю удается куда лучше. Правы они или нет, судить только вам, но одно можно сказать точно: рассказы Рейнольдса оставляют очень приятное впечатление. Технологии в них легко могут соседствовать с искусством, а цинизм – с сентиментальностью.

Возможно, здесь нет сверхновых идей – зато на уже знакомые темы Рейнольдс умудряется смотреть под новым углом и довольно обстоятельно раскрывать их, при этом не распыляясь на объяснения очевидного. В оглавлении сборника взгляд падает прежде всего на рассказы «За разломом Орла» и «Голубой период Зимы», по которым были сняты две серии «Любви, смерти и роботов» - сериала, который для «Нетфликса» спродюсировал Дэвид Финчер.

2. Дэн Симмонс "Сироты вечности"

Дело за малым! или 5 любопытных сборников малой прозы от мастеров фантастики Фантастика, Подборка, Книги, Литература, Длиннопост

Полное собрание малой прозы Дэна Симмонса, автора знаменитой фантастической эпопеи «Гиперион». К произведениям прилагается приятный бонус: многие сопровождены авторскими предисловиями, где рассказывается об истории создания текста – и поверьте, некоторые из этих историй способны удивить читателя не меньше самого произведения. И специально для поклонников «Гипериона»: действие некоторых рассказов происходит в той самой вселенной.

Интересно, что огромную известность получил дебютный рассказ Симмонса «Стикс течет вспять», который писатель вынашивал аж два с лишним года! Крестным отцом этого рассказа, а заодно и писательской карьеры Симмонса стал знаменитый Харлан Эллисон. Печальная и страшная история о воскрешении любимой матери не оставила равнодушными читателей и до сих пор считается одним из самых заметных произведений Симмонса.

3. Рассказы Брэма Стокера

Дело за малым! или 5 любопытных сборников малой прозы от мастеров фантастики Фантастика, Подборка, Книги, Литература, Длиннопост

Навсегда изменивший мировую культуру роман «Дракула» прославил Брэма Стокера на века – и одновременно с этим сделал его "автором одной книги". Попробуйте припомнить любое другое произведение Стокера – и, вероятно, не сможете (если только вы не его ярый фанат). А между тем мрачные рассказы этого английского писателя тоже заслуживают внимания: они вполне достойно представляют литературу конца XIX века.

Известность более-менее сохранил разве что рассказ «Гость Дракула»: название дает о себе знать. Но у Стокера есть что почитать и без отсылок к знаменитому вампиру: к примеру, неординарная «Монополия на карлиц» или в прямом смысле остросюжетный рассказ «Дуэлянты, или Ужасная смерть близнецов». Последнему принадлежит прекрасная цитата про родительскую долю: после рождения детей родители оказываются в стране, «где младенец-тиран одним мановением крохотной ручонки или повелительным визгом тоненького голоска может отправить собственного родителя в могильный склеп, расположенный глубже, чем ров, что окружает фамильный замок».

4. Джеймс Типтри-младший «Счастье – это теплый звездолет»

Дело за малым! или 5 любопытных сборников малой прозы от мастеров фантастики Фантастика, Подборка, Книги, Литература, Длиннопост

Когда-то Джеймс Типтри-младший взбудоражил аудиторию американской фантастики: спустя десять лет литературных успехов и всевозможных наград (включая престижные «Хьюго» и «Небьюлу») оказалось, что Типтри – женщина. Под мужским псевдонимом скрывалась бывшая военнослужащая Элис Брэдли-Шелдон, которая долгие годы не только публиковалась под именем Типтри, но вела от его лица оживленную переписку с Урсулой Ле Гуин и Филипом К. Диком. Когда тайна была раскрыта, литературный успех Типтри постепенно пошел на спад.

В сборник «Счастье – это теплый звездолет» вошли самые известные рассказы и повести Джеймса Типтри-младшего, включая отмеченные премиями «Эффективное решение», «Хьюстон, Хьюстон, как слышите?» и другие. В своих произведениях Типтри часто задается вопросом о женской участи: к примеру, в знаменитой повести «Девушка, которую подключили» непривлекательная героиня получает возможность управлять сознанием выращенной без головного мозга красотки-знаменитости.

5. Фриц Лейбер «Корабль отплывает в полночь»

Дело за малым! или 5 любопытных сборников малой прозы от мастеров фантастики Фантастика, Подборка, Книги, Литература, Длиннопост

Представитель так называемого «Золотого века» фантастики, Лейбер стоит в одном ряду с Робертом Хайнлайном, Клиффордом Саймаком, Айзеком Азимовым и другими монстрами (и гроссмейстерами) этого жанра. Лейбера прославила в первую очередь фэнтези-серия «Сага о Фафхрде и Сером Мышелове», а потом небольшой всплеск интереса случился в 90-х из-за выхода фильма «Девушка с голодными глазами», основанного на одноименном произведении Лейбера.

В этом сборнике точно стоит обратить внимание на повесть «Брошу-ка я кости» и рассказ «Успеть на цеппелин»: оба произведения получили престижные литературные премии «Хьюго» и «Небьюла» в соответствующих номинациях. «Успеть на цеппелин» - удивительное произведение о переломных моментах, которые направляют жизнь людей совсем в другое русло. Героем этого рассказа становится пожилой специалист-воздухоплаватель, собирающийся на дирижабле домой в Германию и не подозревающий, что в его судьбе все могло сложиться совсем иначе…

Читали рассказы этих авторов? Что вообще думаете про малые форматы в фантастике?

Показать полностью 4
150

Чайна Мьевиль с разных ракурсов

Четыре очень разных романа одного из самых оригинальных фантастов современности

Чайна Мьевиль с разных ракурсов Книги, Фантастика, Лонгриды, Фэнтези, Литература, Длиннопост, Подборка, Что почитать?

Чайна Мьевиль — популярный британский писатель фэнтези и фантастики. При этом писатель очень необычный. Его произведения примечательны тем, что на них сложно повесить ярлык: это всегда исследование, смешение жанров и полет фантазии. И немного (или много, как получится) классовой борьбы, отражающей убеждения автора. В первую очередь к Чайне Мьевилю следует обращаться, если вам хочется чтения умного и необычного, но одновременно с этим захватывающего. Не менее важно подобрать правильную книгу для начала знакомства. Писатель много экспериментирует с жанрами и, несмотря на узнаваемый авторский стиль, его отдельные романы сильно отличаются друг от друга. Сегодня мы немного расскажем вам, каким бывает Чайна Мьевиль...

Классическим (Вокзал потерянных снов)

Чайна Мьевиль с разных ракурсов Книги, Фантастика, Лонгриды, Фэнтези, Литература, Длиннопост, Подборка, Что почитать?

Именно с «Вокзала потерянных снов» началось триумфальное шествие Мьевиля по странной стороне литературного мира. Это был второй роман, выпущенный писателем, он послужил началом условной Нью-Кробюзонской трилогии, по названию города, в котором происходит действие первой книги. Но каждый сюжет в этой трилогии закончен и самобытен, так что, открывая «Вокзал потерянных снов», готовиться к долгому забегу необязательно. Позвольте себе спокойно погрузиться в удивительный быт Нью-Кробюзона. Место действие является далеко не единственной, но одной из главных изюминок романа. Мьевиль поражает воображение, создавая город настолько живой и парадоксальный, населенный немыслимыми созданиями и управляемый непривычными законами. Вот уж где вы действительно отвлечетесь от реальности!

Если говорить о жанрах, то роман можно назвать городским фэнтези в декорациях стимпанка. Но здесь есть также детективные и авантюрные мотивы, щепотка хоррора и готики... Не забыл писатель добавить в фантасмагорические отражения весьма реальных и актуальных проблем. Именно этот причудливый коктейль стал визитной карточкой писателя, его наиболее «характерной» книгой.

Научно-фантастическим (Посольский город)

Чайна Мьевиль с разных ракурсов Книги, Фантастика, Лонгриды, Фэнтези, Литература, Длиннопост, Подборка, Что почитать?

Если вы любите научную фантастику, то пожалуй, следует подступиться к творчеству Мьевиля со стороны «Посольского города». Мир будущего, люди колонизируют самые разные миры, открыв для себя иммер — причудливое подпространство, делающее возможными космические путешествия. Ависа Беннер Чо — главная героиня романа — как раз является иммерлетчицей, так что о межпланетных путешествиях мы кое-что узнаем. Но действие романа сосредоточено на одной конкретной планете, в одном городе. Жители планеты Ариека имеют два речевых аппарата, и их Язык звучит только двумя голосами. Кроме того, он буквально не оставляет возможности для лжи. Долгое время людям не удавалось наладить контакт с ариекаями, пока не дошли до идеи выращивания специальных Послов — генно-модифицированных близнецов. Так двум расам удается наладить контакт, и на Ариеке вырастает Посольский город...

Что же Ависа? Она отнюдь не Посол, но имеет более тонкую связь с Языком. Еще в детстве она по некому стечению обстоятельств стала частью его речи, живым сравнением. Таким образом, Ависа не может говорить на Языке, но тот говорит через нее. Повествование начинается с того, как она с мужем возвращается на Ариеку, где как раз назревает кризис в отношениях местных жителей и землян.

Это твердая научная фантастика, посвященная различным семиотическим системам. Весь роман причудливо закручивается вокруг идеи языка и того, что он отображает. И в то же время иммер и другие детали этого космического будущего то и дело напоминают нам, что мы в романе Мьевиля, и здесь происходит много странного, потому что странности — это норма.

Сюрреалистическим и альтернативным (Последние дни Нового Парижа)

Чайна Мьевиль с разных ракурсов Книги, Фантастика, Лонгриды, Фэнтези, Литература, Длиннопост, Подборка, Что почитать?

Это торжество странности Мьевиля подойдет для смелых читателей, которые любят необычные литературные эксперименты и современное искусство. «Последние дни Нового Парижа» — роман в жанре альтернативной истории, где главное допущение, делающее историю альтернативной, по совместительству превращают ее в фантасмагорический сон. Итак, в 1941 году в Париже взорвалась некая таинственная С-бомба, воплощающая в жизнь силу искусства. А именно — сюрреализма. Город становится зоной аномалий, где с людьми соседствуют манифы — женщина с выдвижными ящиками в теле, гибрид столика и волка, изысканные трупы... Все эти безумные сюрреалистические образы действительно были созданы художниками XX века, Мьевиль только оживил их на страницах книги.

Надо сказать, что нацисты, с которыми французское сопротивление решило бороться такими экзотическими средствами не растерялись, и решили призвать на помощь демонов из ада. Слушаются ли демоны тех, кто их призвал? Непонятно. Безопасны ли манифы для парижан? Далеко не все. Стоит 1950 год, война продолжается, а в Париже парит над землей верхушка Эйфелевой башни, а жители справляются с новым бытом, кто как умеет. Посреди этого хаоса юноша Тибо (который, к счастью, был знаком с некоторыми сюрреалистами и научился у них правильно стрелять) пытается выбраться из города. Компанию ему составляет американка Сэм, которая фотографирует манифов для создания книги. К чему это приведет в таких условиях — не вполне ясно и не всегда понятно, важно ли. Чтобы получить наслаждение от книги, важно ценить поэтический язык автора, получать удовольствие от самого факта странности и буквального противостояния искусства и темных сил.

Детективным (Город и город)

Чайна Мьевиль с разных ракурсов Книги, Фантастика, Лонгриды, Фэнтези, Литература, Длиннопост, Подборка, Что почитать?

«Город и город» — роман, в котором не водятся морские змеи, странные химеры и двухголосые пришельцы. Тем не менее, он является одной из самых захваленных работ автора, поскольку Мьевиль нашел идеальную метафору... Познакомьтесь с Бешелем и Уль-Комой — двумя городами, существующим одновременно в одном месте. Нет, речь идет не о параллельных измерениях или других парадоксах реальности. Граница между городами пролегает в сознании людей. Представьте, что вас с детства учат не замечать соседей — они живут в другом городе, их не существует. Построенные иначе здания, одетые иначе люди, все это становится невозможным для взаимодействия, «границу» без причин пересекать нельзя. Здесь можно было бы разлиться соловьем об этнической и классовой сегрегации (очень кстати, что Бешель приходит в упадок, тогда как Уль-Кома — процветающий город), но давайте вспомним, что это — просто декорации для детективного сюжета.

Весьма нуарный следователь из Бешеля получает в работу дело об убитой девушке, которая была родом из Уль-Комы. Так что ему придется отправиться в командировку в соседний город, чтобы попытаться распутать этот клубок странностей, который ведет детектива все глубже на метафизический уровень.

Материал подготовлен редакцией издательства интеллектуальной фантастики fanzon.

Показать полностью 3
49

Джордж Мартин "Путешествия Тафа"

Джордж Мартин "Путешествия Тафа" Обзор книг, Книги, Джордж Мартин, Литература, Космическая фантастика, Фантастика, Длиннопост

Аннотация:

Культовая «космическая сага». В состав цикла входит легендарная «Чумная звезда», – повесть, которая в свое время стала любимой для сотен тысяч отечественных поклонников фантастики! Перед читателем – мир далекого будущего и межпланетных странствий, мир веселых и опасных приключений, выпавших на долю «космического бродяги», неудачливого бизнесмена и страстного любителя кошек Хэвиланда Тафа! Хэвиланд Таф странствует по мирам, преследуя самую невинную цель – заработать на жизнь, – а в результате снова и снова становится настоящим героем! Он не ищет приключений. Приключения САМИ находят его!


Впечатления: Эта книга принесла много разочарований. После досконально разработанных и прописанных героев ПЛиО, герои ПТ настолько картонны, что возникает ощущение редкостной халтуры. Сама задумка неплоха, идеи произведения актуальны и по сей день, но как же топорно все выполнено! И еще, что мне не понравилось: супервезучий Таф в окружении полных идиотов. Так не бывает, чтоб все были настолько тупы, злобны и алчны, и только один Таф, как его выставляет автор, образец для подражания. Таф, в сущности, большой ребенок, капризный и эгоистичный. Он интроверт по натуре, и это проявляется во всем. Любовь к кошкам из этой же категории. И проблемы целых народов и планет он решает, как интроверт - нимало не заботясь о чувствах других, Таф делает то, что кажется ему правильным. В лучших традициях мелких аферистов разводит своих клиентов на деньги, выполняя работу так, что после приходится от греха подальше улетать на следующую планету. Он считает, что такое мощное оружие, каким является "Ковчег" не должно попасть в руки тех, кто попытается решить свои проблемы силой, используя мощь корабля и генетики. Но сам, получив в свое распоряжение почти беспредельную мощь, полумифический космический корабль, имея возможность уничтожать миры и создавать новые, напоминает ребенка, играющего золотыми слитками: и красиво, и интересно - но глупо и бессмысленно. Он использует корабль развлекаясь, удовлетворяя, таким образом, собственные амбиции.

Для кого-то Таф - положительный герой, но не для меня. На мой взгляд, он хуже многих, с кем сыграл свои злые шутки.

Справедливости ради хочу добавить, что книга читается очень легко и быстро. И, если не сильно углубляться в суть, то ее можно отнести к развлекательной литературе.

Показать полностью
130

Безумно интересные, но не самые известные книги в жанре фэнтези

Тром-ка, друзья. Несмотря на то, что я уже давно закончил университет, и не менее давно закончил школу, я всё ещё люблю читать книги, и иногда нахожу просто невероятные экземпляры, читающиеся на одном духу. И сегодня я хочу поговорить о представителях жанра фэнтези, которые хоть и не дотягивают до «Истории Средиземья», написанной профессором Толкином, но имеют самобытный и интересный сюжет.


Предваряя вопросы где «Ведьмак» Сапковского и «Игра престолов» Мартина, отвечаю — они есть буквально в каждом топе фэнтези-литературы, и каждый из нас хотя бы раз слышал об этих книгах.

Безумно интересные, но не самые известные книги в жанре фэнтези Книги, Фэнтези, Литература, Фантастика, Длиннопост

Иллюстрация: Александра Хитрова


Хроники Хокмуна


Одна из первых проб пера Майкла Муркока, довольно интересно описывающая мир будущего с явными аллюзиями на Вторую мировую войну. При этом, события происходят в мире далёкого будущего, и очень похожая на историю «The Elder Scrolls», где в фентезийном мире спустя тысячи лет, находятся отголоски давно вымершей цивилизации двемеров, технологически совершенной во многих смыслах.


Сюжет тетралогии рассказывает о Хокмуне и его противостоянии с Тёмной Империей Гранбретании и её королём Хаоном (образ которого впоследствии позаимствовали для образа Императора Человечества из вселенной «Warhammer»). Книги полны отсылок к реально существующим лицам, к примеру — боги этого мира носят имена, очень похожие на имена музыкантов группы Битлз. Настоятельно рекомендую тем, кому нравится жанр «пафосной героики».


Глаза Дракона


Это книга, которую я точно не ожидал от Стивена Кинга. Начать стоит с того, что несмотря на разнообразные жанры, в которых пишет Кинг, лучшими его произведениями остаются разного рода мистика и ужасы. И то что он напишет сказку, пусть и жестокую, и не для детей — было удивительно. «Глаза Дракона» не относятся напрямую к циклу «Тёмной башни», но есть некоторые предположения, напоминающие тот мир. Сюжет рассказывает о старом короле, и его двух сыновьях — старшем (по традиции умным, честным и сильным) и младшем (немного завистливым и слабым).


И когда старого короля убивают, подозрения падают на старшего сына, которому предстоит провести много лет в заточении, прежде чем младший (которого усадили на трон, после ареста брата) поймёт что к чему. А дальше я рассказывать не могу, потому-что спойлеры — книга не огромная, и за два-три дня в поездках до работы или учебы вы вполне сможете её прочитать.


Хроники Амбера


Легендарное произведение Роджера Желязны, которое начало за здравие, а закончило… Скажем так, первые пять романов «Книга Корвина» — читаются на одном духу, и рассказывают о Принце Корвине и его путешествиях между мирами Амбера и Тени. Если я сейчас начну расписывать своё мнение об этом цикле романов, это займёт несколько десятков тысяч символов, и раскроет очень много спойлеров.


Самое важное — после прочтения первых пяти романов, прочитайте первый из цикла «Книга Мерлина», и если вам не понравится — не читайте дальше. В сравнении с рассказом истории Корвина, история его сына Мерлина уже не настолько интересна.


Мор, ученик Смерти


Моя любимая книга из цикла «Плоского Мира», написанная Терри Пратчеттом. Главному герою книги — Мору, не интересно работать на ферме своего отца. И он нанимается в подмастерье к самому неожиданному нанимателю — Смерти. А знаете что случается, если Смерть решается взять выходной, а свои обязанности переложить на подмастерье? Правильно, юноша пытается спасти прекрасную принцессу, и последствия этого спасения не понравятся никому. Если брать в целом книги Пратчетта, они читаются очень легко, но именно эта история невероятно цепляет проработкой сюжета и явно напрашивается на экранизацию.


Коты-воители


С первого взгляда, это довольно простенький цикл детского фэнтези, написанный содружеством автором под псевдонимом Эрин Хантер. Я влюбился в эту серию, и несмотря на возраст далёкий от школьного, я решился почитать первую книгу «Стань диким!» и понеслась. Сейчас я прочитал всего два первых цикла — «Начало пророчеств» и «Новое пророчество», и планирую перейти к «Силе трёх». На самом деле, это отличные книги, особенно для внеклассного чтения, которые понравятся и детям, и взрослым.


Ну и небольшое, уже традиционное послесловие. Я бы добавил и «Хроники Нарнии», и «Гарри Поттера», но вы их наверняка прочитали ещё лет десять назад. А вот про «Хроники Хокмуна» или «Глаза дракона» слышали немногие, и вы могли банально пропустить эти самобытные фэнтезийные романы.


Если понравилось, буду благодарен за подписку на телегу или вк :3

Показать полностью
79

Фантастика и фэнтези августа 2020

Под конец лета успело выйти немало ярких книжных новинок в жанрах фантастики и фэнтези. И вот семь любопытных книг августа, на которые советуем обратить внимание.

Джо Хилл — «Полный газ»

Фантастика и фэнтези августа 2020 Книги, Фантастика, Лонгриды, Фэнтези, Литература, Длиннопост, Подборка, Что почитать?

Автор «Носферату», «Пожарного», «Ключей Локков» и «Странной погоды» выпустил новый сборник рассказов. В него также вошли две повести, написанные в соавторстве со Стивеном Кингом — «В высокой траве» и, собственно, заглавная история «Полный газ», по которой планирует снять фильм канал HBO.

Некоторые из историй, вошедших в книгу, публиковались ранее, другие написаны специально для нее. Но все они написаны в присущей автору манере и узнаваемом стиле. Пожалуй, наиболее сильными их сторонами можно назвать психологичность и атмосферность, а также резкие и неожиданные финалы, к которым даже не всегда бываешь готов.

Тимоти Зан — «Траун. Измена»

Фантастика и фэнтези августа 2020 Книги, Фантастика, Лонгриды, Фэнтези, Литература, Длиннопост, Подборка, Что почитать?

С книг Тимоти Зана началось развитие Расширенной вселенной «Звездных войн» в 90-х годах прошлого века. Даже Джордж Лукас заимствовал некоторые идеи автора при создании трилогии приквелов. Теперь на русском языке вышли две новые книги о Трауне. Они принадлежат к новому канону, но синекожий гранд-адмирал получился таким же харизматичным и умным, как в рамках старого.

Новые книги о Трауне можно читать отдельно друг от друга — они объединены главным героем, но сюжеты в каждом самостоятельные. В романе «Измена» Траун вступает опаснейшую борьбу одновременно с внутренними и внешними врагами Империи. И его верность последней пройдет суровую проверку на прочность.

Саймон Морден — «Билет в один конец»

Фантастика и фэнтези августа 2020 Книги, Фантастика, Лонгриды, Фэнтези, Литература, Длиннопост, Подборка, Что почитать?

Саймон Морден — астроном, специалист по планетарной геофизике. В его романе «Билет в один конец» научная составляющая изящно сочетается с напряженным сюжетом. А начинается все с того, как одна частная корпорация, отставая от сроков контракта с NASA, решает тайно отправить на Марс восьмерых пожизненно осужденных преступников, чтобы они построили первую марсианскую базу. В обмен те смогу провести остаток дней на Красной планете, обслуживая базу для ученых.

Сперва роман подкупает тем, насколько научно выверено и интересно Морден описывает, как готовят экипаж, какие технологии используются для полета. Повествование ведется от лица бывшего архитектора Фрэнка Киттриджа, получившего срок за убийство наркодилера. А по прибытии на Марс начинают происходить убийства, замаскированные под несчастные случаи. С этого момента «Билет в один конец» превращается в напряженный детективный триллер.

Катажина Береника Мищук — «Я, дьяволица»

Фантастика и фэнтези августа 2020 Книги, Фантастика, Лонгриды, Фэнтези, Литература, Длиннопост, Подборка, Что почитать?

Фэнтези от польской писательницы Катажины Береники Мищук, которая у себя на родине уже завоевала славу звезды жанра. Книга открывает трилогию о девушке, которая умерла в 23 года при странных обстоятельствах. Она попадает в ад, где становится дьяволицей и оказывается в эпицентре интриг Преисподней, знакомится с многими ее колоритными обитателями и пытается разобраться в причинах своей смерти.

Джеймс Кори — «Пепел Вавилона»

Фантастика и фэнтези августа 2020 Книги, Фантастика, Лонгриды, Фэнтези, Литература, Длиннопост, Подборка, Что почитать?

Продолжает выходить на русском языке одна из самых нашумевших научно-фантастических серий последних лет «Пространство», по которому также выходит одноименный сериал от Amazon. В этом году «Пространство» удостоилось «Хьюго» в номинации «Лучший цикл».

Шестой роман рассказывает о том, как Вольный Флот радикальных астеров начинает открытую войну за власть над Солнечной системой. Героям приходится столкнуться с последствиями террористической атаки беспрецедентного масштаба, которая потрясла все человечество.

Питер Маклин — «Костяной капеллан»

Фантастика и фэнтези августа 2020 Книги, Фантастика, Лонгриды, Фэнтези, Литература, Длиннопост, Подборка, Что почитать?

Темное фэнтези про капеллана Томаса Блага, который возвращается на родину после войны вместе с остатками своего отряда. В довоенные годы он был крупным криминальным авторитетом, однако сейчас от его былого влияния, репутации и связей ничего не осталось. Он решает во что бы то ни стало восстановить было положение и начинает борьбу за власть, еще не подозревая, в какие проблемы он ввязался.

Аластер Рейнольдс — «Медленные пули»

Фантастика и фэнтези августа 2020 Книги, Фантастика, Лонгриды, Фэнтези, Литература, Длиннопост, Подборка, Что почитать?

Объемная антология рассказов и повестей от Аластера Рейнольдса, одного из самых нетривиальных современных авторов фантастики. В книгу в числе прочего вошел рассказ «За разломом орла», на основе которого был снят эпизод антологии «Любовь, смерть и роботы» от Netflix. Да и остальные произведения писателя заслуживают не меньшего внимания — все они разные, яркие, берущие за живое и оставляющие долгое послевкусие.

Материал подготовлен редакцией издательства интеллектуальной фантастики fanzon.

Показать полностью 6
628

Космическая фантастика: что почитать в духе «Марсианина»?

«Марсианин» — научно-фантастический роман Энди Вейера, завоевавший всемирную известность практически сразу после выхода и вскоре удостоившийся громкой экранизации. В книге удачно сочеталось множество достоинств: харизматичный главный герой, напряженный сюжет, убедительная научная составляющая и пронизывающая всю книгу вера в силу человеческого разума.

Но, конечно, не только книга Вейера способна предложить читателям подобный набор качеств. Если бы вы хотели почитать что-то близкое по духу к «Марсианину», то рекомендуем вам обратить внимание на следующие произведения.

С. Дж. Морден — «Билет в один конец»

Космическая фантастика: что почитать в духе «Марсианина»? Литература, Книги, Длиннопост, Фантастика, Научная фантастика, Что почитать?

Саймон Морден — не только писатель, но и ученый, занимающийся астрономией и геофизикой. Свои научные познания он использовал при работе над дилогией «Билет в один конец», повествующий о первом, причем весьма необычном, путешествии людей к Марсу.

Сюжет рассказывает о том, как частная корпорация решает в тайне от мировой общественности отправить на Марс восьмерых преступников, приговоренных к пожизненным срокам. Там они займутся созданием первой марсианской базы. В состав экспедиции входит и Фрэнк Киттридж, получивший срок за убийство наркодилера. Как бывший архитектор, он будет отвечать непосредственно за строительство базы.

В романе подробно рассказывается о технологиях, благодаря которым осуществляется первая марсианская экспедиция, и удается справиться с многочисленными сложностями, поджидающими людей на Красной планете. Научная составляющая в романе представлена в традициях «Марсианина» — автор стремится к достоверности, но ловко вплетает технические подробности в увлекательный сюжет.

Смертоносный для человека Марс в книге тоже показан отлично. А когда герои начинают осваиваться на Красной планете, сюжет перетекает в мрачноватый детективный триллер: члены команды начинают гибнуть один за другим. Это значит, что в экипаже есть убийца, и все под подозрением.

Ким Стэнли Робинсон — «Красный Марс»

Космическая фантастика: что почитать в духе «Марсианина»? Литература, Книги, Длиннопост, Фантастика, Научная фантастика, Что почитать?

Ким Стэнли Робинсон по праву считается одним из самых выдающихся современных авторов твердой научной фантастики. Трилогия «Красный Марс» — визитная карточка автора, это одна из первых попыток по-настоящему достоверно описать колонизацию новой планеты. Почти 20 лет Робинсон изучал ее, после чего описал освоение Марса — причем настолько подробно и достоверно, что и сегодня его история кажется актуальной, хотя написана она еще в прошлом веке.

Сюжет начинается с отправки первой сотни колонистов, отобранных для освоения Марса. В отличие от «Марсианина», здесь большое количестве сюжетных линий, причем между первыми поселенцами довольно быстро начинают разгораться недопонимания, конфликты и интриги. По мере развития сюжета трилогии события становятся только масштабнее: терраформирование, постройки орбитальных зеркал размером с материк, раскопки вулканов, война за независимость Марса… Всему этому нашлось место в книгах Робинсона.

В отличие от «Марсианина» книги Робинсона неторопливы и большое внимание в них уделяется социальным проблемам. Но тем, кто хочет погрузиться в жизнь на марсианских пустошах и представить, как могут быть заселены эти земли людьми, трилогия подойдет как нельзя лучше.

Артур Кларк — «Лунная пыль»

Космическая фантастика: что почитать в духе «Марсианина»? Литература, Книги, Длиннопост, Фантастика, Научная фантастика, Что почитать?

В романе Артура Кларка Луна стала популярным местом у туристов. На спутнике возведены жилые базы, развит лунный транспорт. Однако во время очередной поездки на лунобусе «Селена» произошел «пылевой взрыв»: из недр спутника вышел газовый пузырь.

Лунобус с экипажем и туристами оказывается погребен под толщами пыли. Пока спасатели перебирают версии того, как можно спасти попавших лунную западню людей, те, собственно, и пытаются выжить — счет идет на часы, ведь системы лунобуса в любой момент могут окончательно подвести.

По атмосфере борьбы героев за выживания «Лунная пыль» очень близка к «Марсианину». К тому же в книге выписаны образованные главные герои, специалисты в своих областях, но в то же время живые и уязвимые люди, впервые оказавшиеся в столь экстремальных условиях.

Дэвид Пэдрейра — «Пороховая Луна»

Космическая фантастика: что почитать в духе «Марсианина»? Литература, Книги, Длиннопост, Фантастика, Научная фантастика, Что почитать?

Действие «Пороховой Луны» происходит в середине двадцать первого века. Человечество для преодоления энергетического кризиса вовсю использует гелий-3. Поскольку лунный грунт богат этим изотопом, на спутнике началась активная его добыча. В негостеприимной среде оборудование быстро приходит в негодность, но лунных шахтеров требуют все того же результата.

Обстановка накаляется, когда происходит первое убийство, нарушающее важнейший космический принцип «Безопасность для всех». Главным героем выступил бывший морпех Кэден Дэкерт. Убит его коллега, и потому он берется за расследование, от результатов которого зависит, вспыхнет ли первая в истории Луны война.

Как и Энди Вейер, автор основательно изучил технологии, с помощью которых будут возможны космические экспедиции. Но в книге Пэдрейры к приключенческой научной фантастике добавляются еще элементы политического триллера и детектива.

Шон Дэнкер — «Адмирал»

Космическая фантастика: что почитать в духе «Марсианина»? Литература, Книги, Длиннопост, Фантастика, Научная фантастика, Что почитать?

Тема выживания — главная в сюжете «Марсианина». Ограниченное число ресурсов, враждебная среда, мизерные шансы вернуться к прежней жизни… все это присутствует и в «Адмирале» Шона Дэнкера.

Сюжет начинается с того, как четверо людей выходят из гиперсна на корабле, на котором их не должно быть. Больше на борту никого нет. Более того, корабль поврежден и совершил посадку на неизвестной планете с нестабильным климатом.

У автора получилась напряженная космическая робинзонада — чем, к слову, был и «Марсианин» Вейера. Разве что на этот раз перед нами более мрачная и футуристическая история, приправленная легким хоррором.

Материал подготовлен редакцией издательства интеллектуальной фантастики fanzon.

Показать полностью 5
254

13 фактов, которые вы не знали о Рэе Брэдбери

Сто лет назад родился Рэй Брэдбери, который по праву считается одним из величайшим фантастов, да и вообще писателей XX века. Такие его произведения, как «451 градус по Фаренгейту», «Марсианские хроники», «Вино из одуванчиков» или «Надвигается беда» едва ли нуждаются в представлении. А мы решили в честь юбилея писателя немного подробнее рассказать о нем самом, и подготовили перевод статьи с чертовой дюжиной интересных фактов о Брэдбери.

13 фактов, которые вы не знали о Рэе Брэдбери Рэй Брэдбери, Что почитать?, Фантастика, Литература, Интересное, Факты, Длиннопост

1. Мистер Электрико и энергия вечной жизни

Писательская жизнь Брэдбери началась со знакомства в 1932 году с карнавальным иллюзионистом — мистером Электрико. В конце выступления Электрико протянул руку к двенадцатилетнему Брэдбери, коснулся его заряженным энергией мечом и приказал: «Живи вечно!» Впоследствии Брэдбери рассказывал: «Я решил, что это самая замечательная идея из всех, что мне доводилось слышать. Я начал писать каждый день. И с тех пор никогда не останавливался».

2. Секретная панель

Брэдбери не только создавал фантастические миры с помощью ручки и бумаги, но и жил в сюрреалистическом мире, выдуманным им самим. Его офис в Беверли-Хиллз (как и домашний рабочий кабинет в подвале) был наполнен предметами, пробуждающими воображение: комиксами, статуэтками, мягкими игрушками, масками и волшебством. На самом деле Брэдбери так часто терялся в своем воображаемом мире, что забывал о реальных потребностях. Он регулярно забывал ключи от своего кабинета, однако разрешил это небольшое неудобство с помощью секретной раздвижной панели.

3. Роман с кино

В феврале 1924 года Брэдбери увидел свой первый фильм — ему было три года, когда мать взяла его посмотреть на Лона Чейни в «Горбуне из Нотр-Дама». Два года спустя он пришел, чтобы посмотреть следующую работу актера — «Призрак Оперы», причем дважды: один раз с матерью и еще раз с братом Скипом. С этих картин началась его любовь к кино на всю жизнь. Он часто смотрел один и тот же фильм по нескольку раз. В 1940 году он посмотрел Диснеевскую «Фантазию» столько раз, что даже невозможно вспомнить. Его любимые голливудские фильмы принадлежали к разным жанрам: «Кинг Конг», «Гражданин Кейн», «Поющие под дождем» и «Близкие контакты третьей степени», — а анимационные и немые фильмы, которые он смотрел в детстве, заняли особое место в его сердце на всю оставшуюся жизнь.

13 фактов, которые вы не знали о Рэе Брэдбери Рэй Брэдбери, Что почитать?, Фантастика, Литература, Интересное, Факты, Длиннопост

4. Рэй, Берни, Элтон и космонавт

Рассказ Брэдбери «Космонавт» из сборника «Человек в картинках» стал вдохновением для одноименного хита. Лирик Берни Топин говорил, что он был настолько очарован тем, как в истории описывалась работа астронавтов будто обычный повседневный труд, что он «взял идею и доработал ее». Его партнер по написанию песен, Элтон Джон, видимо, влюбился в текст, и мелодия родилась быстро: «Это была довольно простая песня, чтобы написать к ней мелодию, — рассказывал он. — Это песня о космосе, так что это довольно просторная песня».

13 фактов, которые вы не знали о Рэе Брэдбери Рэй Брэдбери, Что почитать?, Фантастика, Литература, Интересное, Факты, Длиннопост

5. Художник

Брэдбери был не только чрезвычайно творческим человеком в сфере литературы, но и выдающимся художником. Он использовал офис в подвале в качестве студии: рисовал дудлы, делал наброски, занимался живописью. В особенности он любил рисовать дьявольские лица, тыквы, кошек и монстров, и даже нарисовал Хэллоуинское дерево. Посмотрев вместе с дочерьми на Хэллоуин мультфильм «Это огромная тыква, Чарли Браун», он оказался полностью разочарован тем, как телешоу показывает его любимый праздник. Так, Брэдбери вспомнил о своей ранней картине «Хэллоуинское дерево» и решил написать собственную историю о Хэллоуине, используя эту концепцию. «Канун всех святых» стала одной из самых известных его книг.

6. Книжный воришка

Впервые Брэдбери встретил Маргарет «Мэгги» Макклюр — женщину, которая станет его женой, — в книжном магазине «Братья Фаулер» в центре Лос-Анджелеса, где она работала клерком. Она не могла отвести от него взгляд, но не из-за мгновенного влечения. Она думала, что он собирается что-нибудь украсть, что, конечно же, он и сделал — украл ее сердце.

13 фактов, которые вы не знали о Рэе Брэдбери Рэй Брэдбери, Что почитать?, Фантастика, Литература, Интересное, Факты, Длиннопост

7. Галстук на Хэллоуин

Даже когда дети подросли и перестали думать, как это круто играть в «кошелек или жизнь», Брэдбери по-прежнему наряжался на праздник и получал удовольствие от хеллоуинских развлечений. У него было несколько галстуков на Хэллоуин, а в последние годы — специальный самодельный оранжевый галстук, который он носил круглый год с белой рубашкой с воротником, белыми кроссовками, белыми носками, подтянутыми до голеней, белыми шортами и белой ветровкой.

8. Его технология

В 1932 году Брэдбери получил на Рождество игрушечную пишущую машинку. Пять лет спустя он за 10 долларов купил свою первую настоящую пишущую машинку. Несмотря на меткие прогнозы по поводу некоторых великих технологических достижений XX и XXI веков, пишущая машинка оставалась одной из немногих инноваций, которыми Брэдбери был по-настоящему доволен. В «451 градусе по Фаренгейту» и нескольких рассказах он предсказал радиотелефонные «ушные наперстки» — то, что мы сегодня называем Bluetooth-гарнитурами и наушниками, — которые он охарактеризовал как какофонию, изоляцию и социальную катастрофу. Он никогда не пользовался компьютером, а в 2009 году описал интернет как «в основном пустую трату времени».

13 фактов, которые вы не знали о Рэе Брэдбери Рэй Брэдбери, Что почитать?, Фантастика, Литература, Интересное, Факты, Длиннопост

9. Коллекционер игрушек

Брэдбери никогда не терял детского чувства игры, веселья и экспрессивности. Его внуки помнят, что у него было больше игрушек, чем у них: игрушечные лучевые пушки, роботы, чучела динозавров, огромные чучела Рокки и Буллвинкля, развалившиеся в мягких креслах, и даже голова, плавающая в стеклянной банке — дань уважения Альфреду Хичкоку. В последнем доме писателя были полки от стены до стены, заполненные книгами, а также картинами, фильмами, телепобрякушками и безделушками из путешествий по Мексике. Каждое Рождество Брэдбери просил жену дарить ему игрушки вместо любых других подарков. Одна из его внучек описала его дом и офис как «поле деятельности» с «барахлом повсюду», в то время как давний друг и коллега сказал: «Когда я думаю о Рэе, мне кажется, что его дом, переполненный книгами, документами, игрушками и кошками — какое-то физическое воплощение мозга американца в поперечном разрезе».

10. Волшебник

Будучи мальчиком, Брэдбери посетил несколько представлений фокусника Блэкстоуна, а в 1931 году на свой одиннадцатый день рождения получил книгу о магии. Вскоре он уже сам исполнял магические номера в различных клубах, а в канун Рождества был приглашен в Зал ветеранов иностранных войн. В дальнейшем Брэдбери любил показывать фокусы с картами и монетами своим внукам.

11. На колесах

Несмотря на удивительные способности выдумщика, Брэдбери так и не научился водить машину. Дело было в том, что у него было очень плохое зрение, а однажды он стал свидетелем серьезной дорожной аварии, которая сильно на него повлияла. Он выделялся в Лос-Анджелесе, когда ездил на велосипеде или останавливал такси. Однажды Кэтрин Хепберн отвезла его в Беверли-Хиллз и высадила у офиса. А Дорис Дэй весело помахала ему рукой, проезжая мимо на велосипеде.

13 фактов, которые вы не знали о Рэе Брэдбери Рэй Брэдбери, Что почитать?, Фантастика, Литература, Интересное, Факты, Длиннопост

12. Читатель

Любовь к чтению появилась у Брэдбери в раннем возрасте, благодаря его семье. Когда ему было четыре года, родители научили его читать комиксы в газетах. Год спустя, на Рождество, его тетя Нева (сокращенно от Невада) подарила Рэю его первую книгу сказок «Давным-давно...», а вскоре после этого она начала читать ему книги о Стране Оз Фрэнка Баума. Затем, в возрасте восьми лет, в его жизни появился комикс «Бак Роджерс». Брэдбери был настолько ярым фанатом, что «каждый вечер находился в состоянии, близком к истерии, ожидая, когда комикс шлепнется на крыльцо вместе с вечерней газетой». Вместе с «Баком Роджерсом» появились «Тарзан» и «Джон Картер: Владыка Марса» Эдгара Райса Берроуза. Позже он позаимствовал книги Берроуза у своего дяди Биона, который жил неподалеку. Брэдбери перечитал их множество раз и почти полностью выучил все тексты наизусть. Вот что он вспоминал: «Задолго до того, как я пошел в обычную библиотеку, я узнал о тех элементах фантастики, которые, как мне кажется, повлияли на меня и изменили мою жизнь».

13 фактов, которые вы не знали о Рэе Брэдбери Рэй Брэдбери, Что почитать?, Фантастика, Литература, Интересное, Факты, Длиннопост

13. Народный герой

Брэдбери часто с энтузиазмом говорил об образовании, библиотеках, городской жизни и важности свободы. Он увлекся городским планированием и участвовал в создании в Орландо, штат Флорида, Экспериментального сообщества прототипов завтрашнего дня (EPCOT), придуманного Уолтом Диснеем, а также торгового центра Horton Plaza в Сан-Диего, штат Калифорния. Он хотел, чтобы города создавались заново, чтобы они становились лучше для каждого, а не только для элиты. Брэдбери всегда хотел заниматься решениями, а не проблемами. Он также высказывался по общественным вопросам, таким как постановление Лос-Анджелеса о приоритете автострад над общественным транспортом. Он всегда стремился увлечь и вдохновить.

Материал подготовлен редакцией издательства интеллектуальной фантастики fanzon.

Показать полностью 6
637

Рэй Бредбери про айфоны, идиотов и Марс

Сегодня Рэю Брэдбери исполнилось бы 100 лет. Из юбилейного (к 90-летию) его интервью  Георгию Зотову:

Рэй Бредбери про айфоны, идиотов и Марс Юбилей, Литература, Фантастика, Мысли вслух, Длиннопост

- В 1950 году вы написали книгу, принёсшую вам всемирную славу, - сборник рассказов «Марсианские хроники». Там говорилось: уже к началу третьего тысячелетия на Марсе будут поселения, целые города землян. Как вы думаете, почему этого в итоге так и не произошло?


- Меня часто про такое спрашивают, и я люблю фантазировать над ответами. Чтобы они были разными! Ответ сегодняшнего дня: потому что люди - идиоты. Они сделали кучу глупостей: придумали костюмы для собак, должность рекламного менеджера и штуки вроде айфона, не получив взамен ничего, кроме кислого послевкусия. А вот если бы мы развивали науку, осваивали Луну, Марс, Венеру... Кто знает, каким был бы мир тогда? Человечеству дали возможность бороздить космос, но оно хочет заниматься потреблением - пить пиво и смотреть сериалы".


А я что-то про Новый год вспомнил. Вы не обратили внимание, что в последние годы первые елки на улицах начинают появляться уже в конце ноября? А в середине декабря от Нового года уже не протолкнуться.


Я очень люблю этот праздник, поэтому хорошо помню - в детстве новый год начинался на последней неделе декабря. Магазины начинали украшать себя мишурой и расписывать витрины акварельными красками в лучшем случае где-то в двадцатых числах декабря. Новогодние передачи на телевидении начинались после двадцать пятого. 31 декабря всегда был рабочий день - и лишь после обеда люди приходили домой и начинали готовиться к празднику. После первого праздники заканчивались и второго утром все шли на работу.

Рэй Бредбери про айфоны, идиотов и Марс Юбилей, Литература, Фантастика, Мысли вслух, Длиннопост

Егор Зайцев. Новогодняя елка. 1996 г.


Праздники были очень короткими, надо было успеть нахлебаться этим новогодним волшебством досыта, поэтому они были очень яркими.


Сейчас у нас весь декабрь - Новый год. И еще как минимум пол-января - Новый год. Мы разбавили эту радость таким количеством времени, что ее в этой гомеопатической пропорции почти и не осталось.


Мы полтора месяца отмечаем наступление года, в котором этих месяцев всего-то двенадцать...


"Вы особенно не обращайте внимания, это старческое брюзжание" (с) Рэй Брэдбери.

______________

Это отрывок из моей книги "Служба забытых цитат"

Моя группа во ВКонтакте - https://vk.com/grgame

Моя группа в Фейсбук - https://www.facebook.com/BolsaaIgra/

Моя страница на "Автор.Тудей" - https://author.today/u/id86412741

Показать полностью 1
103

Что можно узнать о будущем, прочитав 100 научно-фантастических книг?

Что можно узнать о будущем, прочитав 100 научно-фантастических книг? Космос, Будущее, Цивилизация, Вселенная, Книги, Фантастика, Длиннопост

За последние два года я прочитал сто научно-фантастических книг, в среднем одну в неделю.


Полный список здесь:  https://fortelabs.co/blog/science-fiction-books-ive-read/


Я начал читать научную фантастику, чтобы скоротать время. Будучи еще ребенком, я хорошо запомнил «Парк Юрского периода». Я продолжил читать, когда обнаружил, что она дала мне кое-что еще: мощное воображение и неуважение к обычному, простому и возможному. Я заметил, что у меня другие идеи, которые вы не найдете, читая TechCrunch или любой другой дайджест из Кремниевой долины. По роду деятельности я продаю идеи, и эти книги для меня одновременно и клад, и инструментарий.


Как говорит футуролог Джейсон Сильва, «воображение позволяет нам ощущать восторг возможностей будущего, выбирать наиболее удивительные и подтягивать настоящее вперед, чтобы встретить их». Я думаю, что чтение этих книг позволило мне испытать это в полной мере.


В основе каждой хорошей научно-фантастической истории лежит мысленный эксперимент, некое ядро, и я решил запустить собственный:


Что, если эти книги в действительности отображают, на что будет похоже будущее?


Это высказывание не так уж и далеко от реальности. Читая ранних классиков вроде Жюля Верна и Герберта Уэллса я поражался не столько тому, как они ошибались, а тому, насколько оказались правы. Свой список я составил из списка лучших научно-фантастических произведений всех времен, поэтому эти книги отражают лучшие идеи (или хотя бы наиболее интересные), по мнению человечества.


Вот будущее, в которое мы движемся, по мнению величайших фантастов.

1. Чтобы спасти человечество, мы должны потерять его

Что можно узнать о будущем, прочитав 100 научно-фантастических книг? Космос, Будущее, Цивилизация, Вселенная, Книги, Фантастика, Длиннопост

Мы все знаем, что долгосрочное выживание нашего вида зависит от колонизации других планет, а значит и других солнечных систем. Вопрос не в том, станет ли наша планета непригодной для жизни, вопрос в том, когда.


Но глядя на расстояния и временные рамки, которые стоят за этим процессом, становится понятно, что как только мы начнем расселяться, мы начнем отдаляться друг от друга, дрейфовать.


Все начнется с языка и культуры. Колонии на других планетах, разделенных миллионами километров и часами передачи радиосообщения, начнут вырабатывать собственные диалекты, собственный сленг, музыку, тренды. Достаточно взглянуть только на изменения в английском языке, на разницу диалектов горных шотландцев и калифорнийский серферов, южно-африканских буров и карибских креольцев, и понять, что это только намек на всю культурную глубину.


Затем будет политический и экономический дрейф. Так же, как культурная идентичность американцев родилась в процессе американской революции, колонии будут считать себя другими, требовать прав и правительств, представляющих их интересы. Учитывая расстояния, мы сможем подавить только несколько первых восстаний, но пройдет время, и они найдут выход наружу.


Экономическая интеграция будет продолжаться, но намного медленнее, чем освоение космоса и колонизация. К тому времени, когда мы сможем полностью интегрировать эти колонии в свою экономику, у них давно будут самодостаточные экономические системы.


Наконец, мы увидим генетический дрейф. Примечательно то, что, несмотря на наше огромное разнообразие здесь, на Земле, мы все представляем один вид, что означает, что любое физическое лицо может продолжить род с любым другим лицом противоположного пола. На основе этого мы можем восстановить долгий генеалогический путь в 160 000 лет.


Но это не больше чем историческая случайность. До этого как минимум несколько видов гоминид бродило по планете, и только быстрое появление и расширение homo sapiens из Африки по миру стало ключевым пунктом в превалировании нашего вида.


К тому моменту, когда некоторые из нас покинут планету, ДНК снова начнет расходиться. Ограниченный генофонд, разнообразные давления, другие источники смертности, новые уровни радиации и мутации — все это выведет покорителей космоса на новый эволюционный путь, произвольный или искусственный.


В конце концов, через сотни или тысячи лет даже одна ключевая мутация в далекой изолированной колонии может сделать воспроизводство невозможным, отрезав эту ветвь навсегда.


Для того чтобы спасти человечество, мы должны колонизировать звезды, но при этом единое определение человечества, которое мы знаем, будет потеряно.

2. Время будет нашим злейшим врагом

Что можно узнать о будущем, прочитав 100 научно-фантастических книг? Космос, Будущее, Цивилизация, Вселенная, Книги, Фантастика, Длиннопост

По мере того, как мы осваиваем три пространственных измерения, четвертое измерение — время — будет становиться все большей и большей проблемой.


Первая причина — это замедление времени, доказанное следствие теории относительности, недавно показанное в фильме «Интерстеллар» и обыгранное в десятках фантастических книг за десятки лет. Замедление времени — это феномен, который проявляется в зависимости от того, как быстро вы двигаетесь (со всеми вытекающими). Если кто-то будет путешествовать с околосветовой скоростью, он будет стареть медленнее, чем тот, кто останется на Земле.


Последствия только этого явления поражают. Долгосрочные космические миссии с возвращением на родную планету будут неизбежно оканчиваться тем, что все, кого знали путешественники, уже мертвы. Семьи будут разделяться веками, люди будут переживать своих праправнуков. Легенды будут выходить из космических капсул еще молодыми. Тот, кто захочет увидеть будущее, отправится в долгое путешествие на высокой скорости и прибудет обратно к назначенному времени. Это будет подобно машине времени с единственным направлением — вперед.


Вторая причина заключается в огромных расстояниях, которые нужно будет преодолеть в ходе межзвездного путешествия. Вполне вероятно, что первые отправившиеся в межзвездное путешествие могут и не стать первыми прибывшими — за время путешествия появятся новые технологии, новые пути, новые методы, которые позволят второй миссии догнать и перегнать первую. Представьте, что вы погружаетесь в криогенный сон, будучи первой группой межзвездных путешественников, только для того, чтобы проснуться и обнаружить пункт своего назначения уже сто лет как колонизированным.


Третья причина — разница технологий. Технологии будут иметь важное значение для каждого аспекта космической цивилизации и будут улучшаться так быстро, что даже небольшие различия будут иметь далеко идущие последствия.


Две системы с разной скоростью технологического развития будут разделены гигантской пропастью в несколько десятилетий или столетий. Их общества могут стать настолько принципиально различными, что даже общение и обмен могут затрудниться.


Технологии, отправленные в далекие системы, могут стать устаревшими к моменту прибытия. Даже отправки информации на скорости света может быть недостаточно быстрой для систем, которые находятся в световых годах друг от друга. Торговля чем угодно, кроме сырьевых материалов, станет невероятно сложной.


Война на больших расстояниях станет тщетной, потому что любая военная сила, отправленная на субсветовой скорости, будет устаревшей к моменту прихода. Также это может означать бесконечную войну, в которой не выиграет ни одна сторона. Джо Холдеман описал это в «Бесконечной войне» (1974).


Мы уже испытываем ограничения путешествий во времени и пространстве. Вы знаете, что у космического аппарата «Розетта», запущенного Европейским космическим агентством, камера OSIRIS обладает разрешением всего 4 мегапикселя. А ведь на момент запуска в 2004 году это была самая передовая технология фотокамер. Сегодня ее даже в смартфон стыдно включить.


Посадочный аппарат «Филы», который отделился от «Розетты», чтобы приземлиться на комету, был оснащен тщательно проверенными гарпунами и сверлами по льду, на который должен был сесть аппарат. В последующие годы мы обнаружили, что поверхность планеты на самом деле состоит из смеси пыли, гравия и льда, а значит выбор оборудования для работы уже был неверен.


Пока текут года, наше общее восприятие времени меняется, и мы точно узнаем, что четвертое измерение представляет для нас куда больше проблем, чем три пространственных измерения.

3. Будущее будет странным

Что можно узнать о будущем, прочитав 100 научно-фантастических книг? Космос, Будущее, Цивилизация, Вселенная, Книги, Фантастика, Длиннопост

Если бы мне пришлось выбирать одно слово, чтобы описать будущее максимально правдоподобно, то это слово было бы «странное». Позвольте мне объяснить.


Такие писатели, как Рэй Курцвейл, проделали хорошую работу, объясняя, почему нам так трудно представить себе будущее, в котором мы направляемся. Он утверждает, наша древняя эвристика линейна — отследить антилопу, пересекающую саванну; оценить, сколько времени будут храниться продукты — но из-за закона Мура, мы входим в фазу экспоненциальных изменений, к которым наша эвристика просто не готова.


Другими словами, мы смотрим на скорость изменений в недавнем прошлом и экстраполируем на ближайшее будущее. Но теперь, когда мы переходим к экспоненциальному росту, этот вид экстраполяции не работает.


Этот аргумент довольно убедителен, но, что более интересно, это не скорость изменений, а непредсказуемость их направлений. Истории, которые я читал, привели меня к мысли, что мы едва знали о небольших последствиях некоторых из технологий, которые разрабатываем, но эти последствия оказались весьма странными.


Возьмем, к примеру, знакомства. На что будут похожи знакомства в мире с высокоразвитым лечением старения? Представьте мужчину и женщину на свидании. Оба выглядят на 25 лет, но их внешний вид ничего не значит. Они должны сыграть в сложную игру, изучая друг друга и пробуя на вкус привычки и предпочтения, чтобы попытаться определить возраст другого, не раскрывая свой. Будут целые школы и институты, обучающие тому, как (и почему) нужно знакомиться с людьми, которые на десятки лет (сотни?) старше или моложе вас.


Область, в которой мы очень скоро сможем наблюдать эти странные вещи самостоятельно, называется виртуальная реальность. Забавно видеть, что большинство передовых портретистов виртуальной реальности считают, что это будет мир, похожий на обычную реальность, с человекоподобными телами в человекоподобном мире. Думаю, очень скоро мы поймем, что эта реальность «баг, а не фича».


Какую форму вы приняли бы, если бы могли принять любую форму? Будет огромное число отраслей, которые помогут вам побыть в шкуре другого человека, животного, неодушевленного объекта, иностранца. Другие отрасли будут посвящены проектированию окружающей среды, законов физики, психических состояний, личностей, воспоминаний и многих других вещей. Фильм с Робин Райт «Конгресс» (2013) отлично описывает такой мир.


Но лучшим примером того, почему будущее будет странным, является искусственный интеллект.


Сама идея, лежащая в основе технологической сингулярности, говорит о том, что есть точка в нашем будущем, за которой мы не можем видеть. Предполагается, что это точка, когда искусственный интеллект человеческого уровня получает доступ к собственному исходному коду, положив начало экспоненциальному взрыву интеллекта.


Но что именно означает этот «сверхчеловеческий интеллект»? Чего можно ожидать от компьютера, который в миллион раз, допустим, умнее всех людей, которые когда-либо жили и умирали?


Мы полагаем, что он посвятит время решению «сложных» задач — мирового голода, земного климата, расшифровке структуры мозга и так далее. Но вы же понимаете, что здесь в силу вступает наше антропоморфное линейное мышление.


Мы можем исследовать это с помощью аналогии: представьте муравья, наблюдающего за поведение человека. С точки зрения муравья, человек не тратит свое время на решение «сложных муравьиных проблем». Практически ничего, что делает человек, муравей не может ни интерпретировать, ни даже наблюдать; масштабы и сложность простейшего действия человека лежат далеко за пределами восприятия муравья. Все, что видит муравей, думаю, он мог бы описать одним словом: «странно».


Точно так же мы будем описывать действия и мышление сверхчеловеческого искусственного интеллекта. Если взрыв интеллекта действительно произойдет, очень скоро мы станем муравьями по сравнению с ним.


Кто знает, каким путем пойдет такой интеллект? Может быть, он изобретет новую логическую систему, несовместимую с человеческой неврологией? Может быть, он обнаружит, что наша система принадлежит кому-то еще и вступит в контакт с нашими старшими братьями? Может быть, он использует чистую математику, чтобы разобрать темную материю и передвинуть нашу реальность в альтернативное квантовое состояние, в котором он будет создателем, а мы искусственными? Скорее всего, он будет делать такое, что даже нашего языка не хватит, чтобы это описать.

Источник: https://hi-news.ru/eto-interesno/chto-mozhno-uznat-o-budushh...

Показать полностью 3
276

Практикант на киберферме

Практику будете проходить между цехом печати мяса и автоматами синтеза молока. Не волнуйтесь, всё автоматизировано, вам лишь нужно подчищать за роботами. Они очень усердные, но слегка неряхи = )

Практикант на киберферме Ссср-2061, Будущее, Фантастика

Автор — Филипп Свиридов, участник проекта СССР-2061

77

Нет времени. Часть 3

Часть 2

Время исчезло, в комнате не было часов, за отсутствующим окном не всходило и не садилось солнце, не пели птицы, не звенел будильник у соседей за стеной. Юрий отсчитывал дни по количеству принесённых подносов с едой. Три подноса – сутки, хотя, может быть, его кормили и не три раза в день.

По его подсчётам прошло почти четыре недели с тех пор, как его заперли в этой комнате. После смерти Бориса он сидел тут один, а из людей видел только солдата, приносившего еду и периодически менявшего лампы на потолке, но поговорить или подружиться с ним не получилось, солдаты каждый раз приходили разные и все неразговорчивые.

Юрий просил их выпустить его или хотя бы позвать сюда Андрея Павловича, но дверь всё время запирали, и в следующий раз приходил лишь очередной солдат с подносом. Здесь совершенно нечем было заняться – ни телевизора, ни компьютера в комнате не предусмотрели, а телефон остался где-то в будущем. В туалете даже не поставили баллончик освежителя, поэтому даже почитать было нечего. Юрий просил принести ему книжек, и в один из визитов солдат, кроме еды, принёс ему раскраски, фломастеры и сборник стихов Агнии Барто.

– А можно мне что-нибудь для взрослых? – Юрий с удивлением посмотрел на солдата, который просто пожал плечами и ушёл. Но через несколько часов явился следующий с несколькими потрёпанными детективами в мягкой обложке. Юрий попробовал их читать, но не смог, эта литература сильно уступала и Агнии Барто, и раскраскам, да и текстам на баллончиках с освежителем. А потом, устав от безделья, он всё равно прочёл даже эти книги, от скуки люди и не на такое способны.

Он просил новую одежду, но никто не приносил её, он сам стирал в душе дурацкие джинсы и рубашку, сушил их на батарее, а сам ходил замотанным в несвежую простыню, которую тоже никто ни разу не поменял. Одежда потеряла цвет и местами уже порвалась, но даже на это никто не обратил внимания. А ещё у Юрия выпал молочный зуб.

И вот наконец, когда он в очередной раз валялся на кровати, уставившись в потолок и разглядывая новые трещины между несколькими перегоревшими лампами, замок щёлкнул, хотя для очередного приёма еды было рано. Юрий давно ждал хоть каких-то изменений, поэтому быстро сел в постели, надеясь, что кто-то пришёл к нему с хорошими новостями.

В комнату вошёл человек лет сорока пяти в военной форме, он кивнул стоящему в коридоре солдату и тут же закрывшему дверь, прошёл через комнату и сел за стол. Юрий всматривался в его лицо, не понимая, что именно он видит.

– Андрей Павлович? – наконец решился спросить он.

– Да, – военный кивнул и потёр щетину на подбородке, – что, не похож?

– Похож, – кивнул в ответ Юрий, – только что у вас с лицом?

– Это я у тебя спросить хочу. У всех ваших уже спросил.

– Не понимаю, вы о чём? Каких ещё наших? Я вообще-то тут у вас взаперти сижу, у меня никаких наших нету.

– Какую заразу вы с Борисом привезли из космоса? – военный наклонился, схватил кровать и подтянул её к себе, заставив Юрия схватиться за одеяло, чтобы не упасть.

– Какую заразу? – Юрий удивлённо повторил слова собеседника.

– Ещё раз внимательно посмотри на меня! – Андрей Павлович наклонился к Юрию, и до того долетел запах немытого тела. – Сколько мне лет на вид?

– Не знаю… Сорок? – Юрий на всякий случай сбросил несколько лет, чтобы не обидеть человека.

– А сколько было в прошлую нашу встречу?

– Я не знаю! Может просто скажете, что случилось?

– Мне было двадцать восемь. Сейчас я выгляжу почти на пятьдесят, – военный оставил кровать в покое и сел, – с вашего приземления прошёл почти месяц. Вы упали рядом с деревней, и за следующие три дня в ней умерли все старики. Мы решили, что какой-то вирус, оцепили там всё, закрыли людей. Потом оказалось, что и с детьми беда – у всех большой аппетит, они только и делают, что едят. И растут. Они за несколько дней превращались во взрослых!

– Чего? – не поверил Юрий. – Но как?

– Вот так! – Андрей Павлович ненадолго замолчал. – И ещё взрослые начали стареть. А потом то же самое началось в соседних деревнях, потом в городе. Сначала умирают старики, а потом всё население начинает превращаться в стариков, которые, как я уже сказал, умирают. И это не всё, то же самое началось и здесь у нас. Мы изолировали всех, кто контактировал с вами или кораблём, я сам сидел взаперти в такой же комнате и общался только по телефону. Не помогло. Все, кто работает на соседних объектах, тоже заболели.

– Это не болезнь, – Юрий схватился за голову, – это то, о чём я вас предупреждал!

– Мы догадались, что это такое, – военный усмехнулся, – не глупее тебя. Хотя ты меня ещё о таком не предупреждал, мы же с тобой встретимся только в будущем, пусть я и не понимаю, как это теперь возможно. Твой генератор создал какое-то пространство, которое оказалось стабильным и начало расширяться, меняя наши физические законы. Вы привезли его на Землю, и теперь каждый, кто в него попал, сам становится эпицентром расширения. Каждая муха, пролетевшая через это пространство, вылетает наружу и ускоряет расширение. Но мух скоро не останется, они не успевают размножаться в таких количествах, они стареют гораздо быстрее людей. И сами люди успели отсюда слетать в Москву, и не только туда, теперь половина центральной части страны стремительно стареет. Я поговорил с вашими, которые эти твои генераторы строили, они не знают, что делать. Никто не знает. Пространство расширяется медленно, но люди успели разнести его во все стороны и продолжают разносить, а ещё и животные помогают. Даже ветер, мать его, ускоряет расширение! При самом благоприятном прогнозе страна не продержится и года. Да и, скорее всего, весь мир проживёт ненамного дольше. Хотя не совсем весь. Есть один счастливчик.

– В каком смысле – счастливчик? – насторожился Юрий. – Кто это?

– А ты видел себя в зеркале?

– Да.

– И сколько тебе лет?

– Вы хотите сказать?.. – Юрий вдруг понял, куда клонит собеседник. – Когда я прилетел, мне было на вид лет шесть. И до сих пор столько же! Я не расту с огромной скоростью, не старею, со мной всё нормально. Я почему-то попал в какое-то другое пространство, которое тоже стабильно, но не расширяется и привязано к моему телу! И то, расширяющееся пространство не влияет на моё!

– Вот что-то типа того мне ваши умники и сказали, – кивнул Андрей Павлович, – так что в скором времени ты можешь остаться единственным человеком на планете. Не знаю только, чем ты будешь питаться – продукты портятся очень быстро, животных и растений не останется. Всё неживое тоже страдает, хоть не так сильно. Техника быстро выходит из строя, здания начали быстрее рассыпаться, даже одежда снашивается за несколько дней. Поэтому мне очень нужно, чтобы ты включил свой генератор и ещё раз создал нам всем такое же пространство, как у тебя.

– Я не знаю, как это сделать, ведь это всё совершенно случайно вышло. Не понимаю, как Борис попал в одно пространство, а я в другое! Вряд ли я повторю то же самое дважды.

– То есть шансов у нас нет?

– Я не знаю ответа, – масштаб катастрофы ужасал Юрия, но он не мог придумать, как остановить её, – я ведь специально не достроил свой генератор, боялся чего-то вот такого. Вы меня заставили это сделать! И всё это ради чего? Захотели спасти одного человека, без которого в мире мало что поменялось бы?

– Борис рассказал всё-таки… Но сейчас не время выяснять, кто в чём виноват, и кто достоин спасения, – остановил его Андрей Павлович, – сейчас нам нужно всё исправить, а награждать и наказывать будем потом.

– Говорю же, я не знаю, как это исправить! – крикнул Юрий.

– Тогда давай я тебе расскажу свою идею. Судя по вашим рассказам, вы в прошлый раз успешно отправились в прошлое, так?

– Вы что, хотите отправить меня ещё раз? – Юрий резко вскочил, отчего лямки его джинсов оторвались окончательно, но он даже не заметил. – Корабль ведь всё равно разбился!

– Нет, он висит на орбите, – военный снова наклонился и подтянул испуганному Юрию штаны, – судя по вашим рассказам, вы полетите на нём в будущем, недели через две. Вот тогда он и разобьётся, но уже в прошлом. А сейчас он в космосе, целый и невредимый, ждёт своего часа. Полетите ещё на шесть недель назад, топлива на возвращение должно хватить, в прошлый раз же хватило. Когда вернётесь – передадите сообщение сразу с корабля. Расскажете, что случится и предупредите нас, чтобы через полтора месяца, когда вы появитесь, вас оставили на орбите.

– Но мы ведь снова привезём это пространство на Землю! Вы сейчас изначально отправляете его в прошлое вместе с ракетой, на которой мы полетим в космос! Станет только хуже! Проблема возникнет раньше!

– Побудете временно на космической станции, пока оттуда пространство расширится до Земли, у нас будет время на то, чтобы решить проблему.

– Я не полечу в космос! – Юрий сел на одеяло и снова заплакал, понимая, что его возражения не имеют никакого значения. – Я ведь ребёнок, в этот раз я точно умру!

– Хорош реветь! Не умрёшь. Мы уже для тебя даже скафандр сделали. Ну и Борис снова тебе поможет.

– Но ведь он же умер, – на секунду Юрий даже прекратил плакать, – чёрт, в этом времени он жив, потому что ещё никуда не летал.

– Вот-вот! Без соплей ты мне нравишься больше. – Андрей Павлович встал и пошёл к двери. – Вылет завтра, надо торопиться, вся техника с Земли долго не прослужит, а до корабля в космосе ваша зараза пока ещё не добралась. Так что готовься, ждать некогда, времени нет.

И Юрий снова остался один.

*

Он второй раз оказался на корабле в сопровождении Бориса, который несколько часов назад предстал перед ним в виде ещё крепкого мужчины, но с уже появляющейся сединой и пока ещё неглубокими морщинами на лице. Наверное, он попал в новую реальность не так давно, как его начальник. Ещё Юрий снова встретил ту же лаборантку, но уже более взрослую. Она, конечно же, не знала его и снова рассказала про управление генераторами, только в этот раз говорила медленно и постоянно пыталась приводить примеры на конфетах и яблоках.

– У вас ошибка в расчётах, – сказал ей Юрий посреди объяснения, – и её надо исправить. Вы не учли, что один из генераторов будет работать уже внутри пространства, созданного другим…

– Ничего исправлять не надо, – стоящий рядом Андрей Павлович дёрнул его за новый красивый комбинезон без рисунков и отвёл в сторону, – я хочу, чтобы вы повторили все действия в точности так, как было в прошлый раз.

– Но ведь изначально можно сделать лучше!

– Сделайте то, что вам сказано!

И вот теперь он очнулся уже в невесомости, внутри корабля, и в этот раз болела не только голова. Кто-то открыл его шлем и легонько шлёпал по щекам чем-то влажным, а вокруг свободно летали мелкие капли воды. Юрий вспомнил старт с Земли, видимо, он снова не выдержал, только в этот раз он пропустил и полёт, и стыковку. Он повернул голову вбок и увидел рядом ещё двоих людей, которые пытались привести в чувство Бориса. Он тоже был без сознания, кажется, возраст не щадит никого. А теперь он перестанет щадить и обитателей этой космической станции, у которых до появления здесь гостей был шанс стать последними жителями планеты.

– Живой? – спросил один из космонавтов, и Борис махнул рукой. – Тогда давайте за работу, с Земли торопят.

Все выплыли наружу, закрыв за собой дверь. Борис помотал головой, от которой вдруг отлетело несколько красных капель, оттолкнулся от переборки и, доплыв до Юрия, ухватил его за скафандр, посадил в кресло и начал затягивать ремни.

– Эй, это не моё место, – Юрий поймал напарника за руку, – ты чего делаешь?

– В этот раз это твоё место, – тот высвободился и защёлкнул все ремни, затянув их потуже.

– Но я за твоим пультом, а ты за моим. Что за чепуха?

– Будешь говорить мне, что надо делать. Я буду делать.

– Вы думаете, что со мной это случилось из-за места? – Юрий стал догадываться, что происходит. – Или просто хотите отомстить мне за мой возраст?

– Никто тебе не мстит, – Борис завис над пультом, не садясь в кресло, и переключал там что-то, – но, если место играет какую-то роль, ты можешь стать ещё моложе лет на двадцать. Сколько тебе тогда будет? Об этом ты подумал?

– Чёрт, нет, – ругнулся Юрий, – зато подумал о другом. Давай обсудим…

– Помолчи, – Борис закончил с пультом и полетел к соседнему креслу.

– Мы всё равно не почувствуем старта. Давай…

– Помолчи, я сказал! – Борис бросил злой взгляд на Юрия, и тот заткнулся.

Корабль сообщил о включении генераторов и начал обратный отсчёт.

*

– Связь со спутником есть, – Юрий открыл глаза, увидев перед собой болтающийся в воздухе зад. Борис успел уже отстегнуться и теперь опять возился с пультом, закрыв собою весь обзор. – И по его данным мы попали на шесть недель назад.

– Я, кажется, опять отключился, – сказал Юрий, пытаясь сообразить, что на этот раз случилось с его возрастом. Скафандр по-прежнему был ему впору, но это ничего не значило, ещё на Земле они обсудили, что без еды Юрий всё равно вряд ли сможет вырасти. Телу было больно, но точно так же он себя ощущал и на космической станции. – Борис, сколько мне лет?

– Ты не изменился, – тот оторвался от работы и повернулся. В открытом шлеме показалось морщинистое лицо древнего старика, – а вот мне не везёт.

– Прости меня, – Юрий начал отстёгивать ремни, но это оказалось не так просто, Борис неуклюже оттолкнулся от пульта и помог. – Спасибо. Если бы я не придумал этот генератор, ты бы прожил долгую жизнь. Но я не хотел, чтобы это всё случилось… Ты уже отправил сообщение?

– Да, уже… Отключил заодно звук, он всё равно говорит – ни хрена не разобрать.

– Борис, я понимаю, почему ты не хотел говорить при старте. Но теперь-то можно. Давай я угадаю, что будет дальше? Мы очень далеко от Земли?

– Не особо, – покачал головой тот и нажал кнопку, после чего створки окон поехали вниз, – где-то на таком же расстоянии, как от Луны.

– Тебе приказали не приближаться к планете, так? И мы уже не сможем вернуться на Землю? – Юрий на секунду отвлёкся, глядя на появившийся в окне голубой шар Земли. – А что будет с нашим кораблём, который прилетит в будущем, через пару недель?

– Думаю, его собьют. Думаю, они вычислили его траекторию, и сейчас в сообщении мы эти данные отправили на Землю.

– Но ведь мы тогда погибнем! Ты же понимал это с самого начала! Как ты на это согласился?

– Мы и тут долго не протянем, еды и воды здесь всего на несколько дней. – Борис вдруг вытащил пистолет и протянул его Юрию. – Держи, это тебе. Я, скорее всего, скоро умру от старости, тебе же придётся умереть от жажды или разгерметизации, кораблю неплохо досталось, не один я пострадал. Поэтому даю тебе альтернативу. А по поводу моего согласия на такое дело… Просто это единственный способ спасти всех, – он оглянулся, словно искал что-то, – тут хоть и невесомость, но почему-то так хочется лечь и отдохнуть! Ну что ты уставился на меня? Что я ещё мог сделать? Сказать – нет, спасайте планету сами?

– Есть ещё один способ, нужно было подумать о нём сразу. Он опасный, но иначе планете всё равно конец, – Юрий в страхе отодвинулся от пистолета, и тот повис между ним и Борисом, –мы сможем позвонить отсюда на мобильный телефон? Через спутник.

– В принципе… Наверное, да. Опасно только, хотя какая теперь разница? А кому ты хочешь звонить?

– Своему начальнику. Я расскажу ему, что делать.

– Ну ладно, – Борис вернулся к пульту, – сейчас попробую, если тут всё не развалилось окончательно, – он возился, продолжая говорить, – только учти, что задержка в одну сторону составит где-то пару секунд. И ещё – тебе никто не поверит, это тоже помни. И нас могут разъединить, поэтому говори быстро. Так… Работает. У тебя в шлеме наушники, звук пойдёт в них, микрофон уже перед тобой. Давай номер.

Юрий диктовал, Борис жал на кнопки, и цифры высвечивались на тусклом экране. Несколько секунд не происходило ничего, а потом пошли гудки.

– Алло, – сказал вдруг голос Петрова в наушниках, и Юрий начал говорить, – алло, вас не слышно!

– Не останавливайся, – подсказал Борис запнувшемуся Юрию, – продолжай.

– Товарищ полковник, это Юрий Некрасов, сотрудник вашей лаборатории. Я тот человек, который изобрёл генератор пространства, и последние полтора года вы заставляли меня проводить расчёты, чтобы выяснить, что может сделать моё изобретение. Я знаю, что это секретная информация, и её нельзя обсуждать по телефону, но ситуация критическая. Пожалуйста, попробуйте прямо сейчас отследить, откуда я звоню, и вы поймёте, почему это так важно, – Юрий говорил, не останавливаясь, хотя полковник несколько раз пытался перебить его. – У меня есть информация для вас, но рассказать всё я смогу только после того, как вы отследите меня, иначе не поверите. Я подожду.

– Не останавливайся, – зашептал Борис, – говори сразу, а то связь отрубят.

– Не клади трубку, – сказал после паузы полковник, – но если это такая шутка, то последствия тебя не обрадуют.

– Это не шутка, – ответил Юрий и сразу переключился на Бориса, прикрыв ладонью микрофон, – придётся попытаться.

В наушниках пару минут ничего не было слышно, но потом голос полковника появился снова.

– Мальчик, кто ты? – спросил он. – Я проверил лабораторию, и мои люди все на месте. Кто ты и зачем звонишь?

– Просто проверьте, откуда идёт мой звонок. И я всё расскажу.

– Ладно, не отключайся, – голос пропал, и Юрий с Борисом остались в тишине. Они молча переглядывались, ожидая продолжения разговора. Минуты шли, но наушники молчали, пока наконец в них не раздался щелчок.

– Нас отключили, – Борис посмотрел на пульт и пощёлкал переключателями, – всё, больше никакой связи нет.

– Подожди, ты не знаешь полковника, – сказал Юрий, стараясь сам верить в эти слова, – его ещё ни разу ничто не останавливало.

Связь ожила где-то через час. На экране мигнули надписи, и удивлённый Борис вернулся из-под потолка к пульту.

– Вызывают, – он нажал кнопку, – отвечай.

– Вот теперь говори, – Юрий снова услышал голос Петрова, – кто ты такой, и как ты туда попал?

И Юрий в очередной раз рассказал свою историю. Борис иногда вмешивался в разговор и дополнял, а полковник слушал, не задавая вопросов.

– Если этот бред – правда, то что ты предлагаешь мне сделать? – спросил он, когда Юрий закончил.

– У меня в лаборатории стоит недостроенный генератор. Его нужно доделать, только потребуются небольшие изменения и очень много энергии. Через две недели прилетит ещё один корабль с нами, нужно успеть всё сделать до того, как он подлетит к Земле. Думаю, вы сможете это организовать.

– Для чего?

– Я знаю, как спрятать планету.

– Ты сам сказал, что новое пространство ничем нельзя остановить.

– Планету можно спрятать не в пространстве. Спрячем её во времени.

*

Почти обе недели он просидел на корабле в одиночестве. Борис умер на вторые сутки прямо рядом с пультом, и Юрий, закрыв его шлем, с трудом пристегнул напарника к креслу. Ему было жутко, но ещё страшнее становилось от мысли, что покойник будет свободно летать по кабине.

Он ждал, когда ему позвонят. Борис сразу показал, как пользоваться связью, как сходить в туалет и где находится еда. Юрий большую часть времени провёл в своём кресле, потому что перемещаться в невесомости было очень трудно, и он боялся, что может попросту зависнуть в пространстве и навсегда остаться в таком виде. Он дремал, поглядывая то на экран, то на труп рядом и ожидая сигнала, но полковник не звонил, и Юрий уже начал думать, что тот не поверил ему, и всё оказалось напрасным. Но в один момент связь ожила.

– Алло, товарищ полковник, – Юрий от волнения так дёрнулся, что чуть не выскользнул из-под ремней.

– Извините, полковник не может поговорить с вами, – сказал незнакомый голос, – ваши слова и данные вашей передачи подтвердились, мы засекли ещё один такой же корабль, очень быстро приближающийся к Земле. Примерно через час он будет здесь. Сбить его не получилось, он слишком быстрый для любого нашего оружия. Принято решение воспользоваться вашим планом.

– Вы достроили мой генератор?

– Да. Включаем через пять минут. Вы понимаете, что спасти вас мы не сможем?

– Понимаю.

– Тогда прощайте, Юрий, – голос помолчал, – и спасибо вам.

В наушнике щёлкнуло, Юрий отстегнул ремни, оттолкнулся посильнее от кресла и подлетел к окнам, из которых всё ещё была видна Земля. Чтобы не улететь, он ухватился пальцами за щели, в которых прятались створки, и стал наблюдать.

Земля неподвижно висела на одном месте. Борис настроил корабль, чтобы тот автоматически держался окнами к планете. Вдруг земной шар резко потускнел, размылся и полностью исчез из вида. Всё заняло буквально три секунды. Юрий глубоко вздохнул, в Солнечной системе осталось всего три живых человека, двумя из которых был он сам. Где-то в космосе сейчас нёсся ещё один корабль, потерявший теперь свою цель.

– Вот и всё, – Юрий собрался вернуться к креслу, но тут вдруг вид из окна заставил его остановиться. Размытый синий шар вдруг появился снова, он набирал яркость, Земля обретала чёткие очертания. – Не может быть! Не получилось?

Он со страхом смотрел на появляющуюся планету, осознавая, что его план не удался, и тут обзор закрыл космический корабль, неожиданно возникший перед окнами. Юрий с удивлением смотрел на него, что-то подобное в последний раз он видел только в фантастических фильмах.

– Юрий Сергеевич, – сказал вдруг кто-то позади, и Юрий от страха резко развернулся, ударившись головой и завертевшись на месте, – простите, что напугал, – незнакомец в чёрном тонком подобии скафандра ловко подплыл к Юрию и схватил его за ногу, остановив вращение, – здравствуйте! Всегда хотел с вами познакомиться. Ещё раз простите!

– Вы кто? – Юрий никак не мог прийти в себя.

– Всего лишь один из тех, кого спасло ваше изобретение и ваша идея включить генератор, чтобы создать вокруг Земли пространство, в котором время идёт назад. Пятьдесят лет время шло вспять, после чего генератор отключили, и вот мы вернулись за вами. С момента вашего подвига прошло сто лет, хотя для вас, скорее всего, несколько минут.

– Подождите, – остановил незнакомца Юрий, – но тогда бы я видел вторую Землю с самого начала!

– Временные парадоксы – немного не моя специальность, вам лучше расскажут про них другие. А сейчас нам нужно идти на наш корабль, – собеседник указал рукой на тёмный прямоугольник за своей спиной, – у меня есть немного телепортации, к сожалению, она работает только на небольших расстояниях. Мы вернёмся на Землю и снова включим ваш генератор. Время придётся развернуть ещё раз, ведь вы на втором корабле продолжаете лететь в нашу сторону. Мы не смогли решить проблему с расширяющимся пространством, которое вы везёте, мы можем лишь временно создавать защитное поле, поэтому я и могу здесь находится. Думаю, вы поможете нам решить и эту проблему, ваше тело само по себе является её решением.

– Хорошо, – согласился Юрий, который немного потерялся из-за обилия информации, – сто лет? То есть все, кого я знал, уже давно умерли.

– Увы, – человек развёл руками, – пойдёмте, времени у нас мало. Но вообще-то… Есть одна версия – перед включением вашего генератора с Земли отправилась ракета, чтобы забрать космонавтов со станции. По легенде на ней полетел и ваш начальник, полковник Петров, а ещё он взял и вас с собой. Космонавты не вернулись со станции, и вы с полковником тоже. Это, конечно, просто догадки, но вероятно, вы взяли экспериментальный корабль с вашими генераторами и отправились на нём куда-то. Во всяком случае, ни вас, ни Петрова больше никто и никогда не видел. Так что есть шанс, что вы ещё встретите и себя, и своего начальника.

– Если это так, то мы обязательно встретимся, – они остановились в нескольких сантиметрах от прямоугольника, – моего начальника невозможно остановить. – Юрий оглянулся на своего напарника. – А как же он?

– К сожалению, он должен остаться здесь, – незнакомец покачал головой, – его тело опасно.

Юрий кивнул головой, повернулся ко входу в новую жизнь и сделал шаг.

Показать полностью
63

Нет времени. Часть 2

Часть 1

Очнулся Юрий от жуткой головной боли и неприятного ощущения во всём теле, он застонал и попытался открыть шлем скафандра, хотя ему никто и не рассказал, как это сделать. Оказалось, что стекла перед ним и так нет, зато перчатки перепачканы в крови, а сам он пытается взлететь, но ремни удерживают его.

– Очнулся? – сбоку раздался голос, и Юрий, с трудом повернувший голову, увидел в соседнем кресле Бориса, – не пугайся, это у тебя из носа кровь пошла, ты вырубился после старта и уже пятый час в отключке. Через двадцать минут стыковка, готовься.

Он отстегнулся, видя, что учёный ничего не может понять, завис в воздухе и подлетел к Юрию, чтобы помочь ему закрыть шлем, который тоже оказался весь испачкан кровью. Они явно были в космосе, и Юрий, наконец осознав это, попытался посмотреть в иллюминатор.

– Лучше не надо, – раздался голос Бориса, – ещё и тошнить начнёт, в невесомости ты вряд ли захочешь это пережить.

После стыковки он отстегнул Юрия от кресла и практически дотолкал его до шлюза. Юрий старался двигаться самостоятельно, но его только крутило и бросало в стороны, отчего боль в голове превращалась в нестерпимую.

– Давай, давай, – Борис втянул его на станцию, где оказалось ещё несколько человек. Они подхватили учёного и какими-то очень узкими коридорами дотащили его до ещё одного шлюза, не сказав по дороге ни единого слова, – сюда. Да быстрее ты!

По шлюзу они попали в ещё один коридор, а потом в отсек с креслами и пультом управления, но уже без иллюминаторов. Здесь уже всё работало, экраны светились, выводя параметры генераторов и ещё какую-то непонятную информацию. Борис пристегнул Юрия к одному из кресел, а сам сел во второе.

– Ты готов? – спросил он.

– А мы что, сразу летим? – Юрию казалось, что в его жизни и без того случилось слишком много событий сразу.

– Да, сейчас уходим с орбиты и отлетаем от Земли, основной генератор включим уже далеко отсюда, – он говорил и проверял что-то на пульте, – перед тобой три экрана с параметрами генераторов, всё работает автоматически, но, если что-то не так, сразу говори мне. Просто так туда руками не лезь!

– Три внутренних минуты до включения генератора гравитации, – сказал женский голос, хотя сразу было ясно, что это робот, – Пять внутренних минут до включения генератора мощности, приготовьтесь.

– Подожди, мы включим генератор прямо рядом с Землёй? – Юрий дотянулся до Бориса и потянул его за скафандр. – Это же очень опасно!

– Поздно волноваться, – тот стряхнул с себя руку, – лучше приготовься.

Юрий не знал, что надо сделать, чтобы приготовиться. При старте с Земли он пытался настроить себя, но в результате потерял сознание от перегрузок. А там он хотя бы знал, чего ждать, что же будет сейчас – совершенно неизвестно.

Голос ещё несколько раз предупредил о готовности, а потом начался обратный отсчёт. Юрий висел на ремне, вцепившись в кресло и забыв о боли в голове, и тут вдруг его потянуло вниз, он ощутил, что невесомость исчезла, генератор заработал. Он посмотрел на экран, где подсветилось растущее ускорение, заодно моргнули и поехали вверх ещё несколько показателей, среди которых выделилась зелёным «Скорость времени» и что-то незнакомое с названием «Компенсация ускорения».

– Старт, – механический голос произнёс это весьма обыденно, словно они только что завели автомобиль и собираются ехать на работу.

Юрий ожидал толчка, но получил лишь прыжки цифр на экране. Казалось, корабль даже не сдвинулся с места, но тут на пульте перед Борисом зажглись показатели скорости, которые росли невероятно быстро.

– Мы правда летим? – Юрий попытался открыть испачканный шлем, но ничего не получалось.

– Во внешнем мире прошло шесть суток восемнадцать часов, – женщина-робот не дала Борису ответить, – приближение к орбите Юпитера. Запуск основного генератора пространства через пять внутренних минут, приготовьтесь.

– Так быстро? – теперь удивился Борис. – Или это ошибка в программе?

– Не думаю, – Юрий оставил шлем в покое, – возможно, я просто изобрёл бога.

Борис постучал кулаком по голове, давая понять, что сомневается в душевном здоровье напарника, но больше ничего не сказал. Время на экране медленно приближалось к нулевой отметке, и вновь за десять секунд начался обратный отсчёт.

– Старт, – голос завершил считать и в этот же момент неизвестная сила вдавила Юрия в кресло. – Пространство создано, входим. – Сила нарастала, Юрий сначала решил, что это ускорение, но пульт показывал, что скорость не меняется.

– Что происходит? – закричал Борис, зачем-то пытаясь отстегнуться и ухватиться за пульт.

– Не знаю! – Юрий крикнул в ответ и тут же увидел мигающую красным надпись: «Гравитация».

Он потянулся к экранам, но руки поднимались с трудом. Пересиливая себя, он всё же сумел ухватиться за джойстик и потянул моргающий красный ползунок, руки вдруг обрели свободу, кровь прилила к голове, вызвав новую вспышку боли.

– Что это было? – Борис перестал извиваться в кресле и теперь сидел, повернувшись к своему напарнику.

– Это, кажется, ошибка в расчётах, – Юрий смотрел на остальные показатели и искал ещё расхождения, – все расчёты изначально исходят из обычных условий нашего пространства. Мы же попали в пространство с иными физическими законами. Один генератор не учитывает то, что сделал второй. Внешний мир поменялся, физика поменялась, а внутренний генератор исходит из параметров нашего обычного пространства!

– Пять внутренних минут до разгона, – перебил его женский голос корабля, и вдруг появился второй голос, уже мужской, – расчётная компенсация ускорения недостаточна, требуется регулировка.

– Я ничего не понимаю, – Борис ухватился за Юрия и тряхнул его, – всё должно было сработать автоматически, ты можешь объяснить по-простому, что случилось?

– Да не сейчас, – тот оттолкнул напарника и вернулся к пульту, – если мы срочно не скомпенсируем ускорение, нас просто расплющит, да и корабль тоже.

Он потянул вверх ползунок с компенсацией ускорения, получив ещё одно предупреждение о недостаточности, потянул второй раз, но голос упрямо твердил, что этого мало. Через минуту ползунок упёрся в свой максимум.

– Расчётная компенсация ускорения недостаточна, – голос словно объявлял станции в метро, а не сообщал о грядущей смерти, – три внутренних минуты до разгона.

– Отменяй запуск, – теперь уже Юрий повернулся к Борису и встряхнул его, – мы не выдержим ускорения.

– Нет, – тот расставил руки, защищая собой свою часть пульта, словно Юрий смог бы там в чём-то разобраться, – у меня задание, никаких отмен.

– Идиот, нам осталось жить две минуты!

– Поменяй что-нибудь ещё! Тебя для того и взяли!

– Я уже всё выкрутил до предела! Больше некуда! Отменяй!

– Нет! – Борис оттолкнул потянувшегося к нему учёного. – Исправляй свои параметры!

Юрий хотел ещё раз заплакать от бессилия, теперь-то смерть уж точно стала неизбежна. Хотя… Он посмотрел на пульт управления, где уже давно стоял на месте показатель «Скорость времени». А что если сильно ускорить время? Возможно, ускорение не сможет нанести им особого вреда, если будет действовать лишь малую долю секунды. Но как на все эти изменения отреагирует автоматическая программа управления полётом? Неизвестно. Подумаем об этом завтра.

Юрий потянулся джойстиком к скорости времени и резко дёрнул его вверх до самого максимума.

*

– Две вн…их ми… д… ормож…н… – Юрий открыл глаза, услышав запинающийся механический голос. Вокруг было темно, руки и ноги постоянно упирались во что-то мягкое, но не позволяющее свободно двигаться. Головная боль исчезла, не оставив даже намёка о себе.

Он покрутил головой и моргнул несколько раз, испугавшись, что ослеп. Оказалось, что голова тоже упиралась во что-то, и при движении сверху появился еле заметный свет. Юрий постарался высвободить руки, поднял их и, ухватившись за какие-то предметы, подтянулся к источнику света. Он увидел перед собой пульт управления, на который смотрел из шлема скафандра, только почему-то скафандр сильно увеличился в размерах. Больше половины ламп на потолке погасли, один из экранов не работал, остальные светили тусклыми зелёными цветами. Повернув голову к напарнику, Юрий увидел Бориса, неподвижно развалившегося в соседнем кресле. Он сидел, раскинув руки и ноги, словно пьяница, заснувший посреди вечеринки.

– Ты живой? – Крикнул он и удивился, что его голос сорвался на какой-то писк. – Ты меня слышишь?

– Да, – кивнул головой тот, выпрямляясь, – болит всё.

Борис сел в кресле и уставился в цифры на пульте. Голос снова начал обратный отсчёт, запинаясь и заикаясь. Юрий попробовал тоже сесть, но не смог – скафандр стал на несколько размеров больше его тела.

– Что здесь случилось? – Борис продолжал смотреть на пульт, но что именно его заинтересовало, Юрий не знал.

– Тормож…н…еееее, – голос хрипел, глотал буквы, но не останавливался, – орбита З…млл… Выберите даааааальн…еееее дейс…еее.

Видимо, они уже вернулись к Земле. Ускорившееся время заставило их пропустить и разгон выше скорости света, и возвращение в обычное пространство, и повторный вход-выход для торможения, и путь домой. Но для корабля всё это, видимо, даром не прошло, раз что-то случилось с женщиной-роботом и скафандром Юрия. При этом они вдвоём остались живы, а это главное. Осталось выяснить, где они сейчас находятся в пространстве и времени.

– Сейчас, сейчас, – Борис бормотал хриплым голосом, переключая что-то на пульте, – так, есть сигнал со спутника. Получилось, сегодня седьмое марта, мы в прошлом. Но промахнулись, попали на шесть недель назад, а не на три.

– То есть мы сейчас не рядом с Землёй? Автоматика привела не в то место?

– Нет, мы рядом, автоматика пересчитала расстояние, только со временем ошиблась. Ладно, давай попробуем звонить.

Вытащив телефон, Борис потыкал в него пальцем, огромным из-за размеров перчатки. Телефон и не подумал включится, даже не моргнул.

– Дай свой, – Борис отстегнулся от кресла и, не дожидаясь согласия, вытащил телефон Юрия, – давай, работай! – Он постучал ладонью по массивному корпусу спутникового телефона. – Чёрт! Оба мёртвые. Придётся садиться.

– Отк…ююююч… гравитаццццццц… – вмешался корабль, и тут же без обратного отсчёта тело стало лёгким, а Юрий, державшийся на пальцах, моментально уткнулся макушкой в шлем скафандра.

Борис, оторвавшийся от пола, неуклюже ухватился за ручку кресла, подтянулся и сел на место, пристегнувшись и тяжело дыша в микрофон. Сейчас он больше напоминал очень больного человека, а совсем не того спортивного парня, который всего несколько часов назад сел в корабль на Земле.

– Так, будем садиться, – прохрипел он, нажал что-то на пульте, и впереди вдруг начали опускаться створки, открывая окна, которые до этого были совсем не заметны. За окнами светился огромны синий шар Земли, словно планета сама излучала сияние. Вдруг что-то хрустнуло, и створки остановились на полпути. Борис ткнул пальцем в пульт, что-то загудело, створки дёрнулись ещё раз, но так и остались на месте. – Чёрт! Ни хрена не работает! – Борис продолжал что-то нажимать, и Юрий вдруг увидел, как у него под пальцами отломился один из переключателей, улетев куда-то под потолок. – Из какого дерьма они собрали этот корабль?!

Наконец Борис остановился, засунул руки под пульт и подтянул к себе оказавшийся там самолётный штурвал.

– На всякий случай, – он постучал по штурвалу, повернувшись к Юрию, и тот вдруг понял, что лицо напарника выглядит как-то не так, – сажать нас будет автоматика, но мало ли что. Готовься, сейчас полетим.

Юрий в очередной раз не знал, к чему стоит готовиться и как это делать, поэтому просто посильнее вцепился пальцами в скафандр, и тут же автоматический голос заскрипел из динамиков, окончательно разучившись говорить по-человечески. Корабль качнулся вперёд, отчего Юрия отбросило, и он больно ударился головой о шлем. Скорость росла, но планета двигалась навстречу очень медленно и лишь примерно через полчаса полностью закрыла собой весь обзор из окон.

– Будет трясти, – крикнул Борис, потому что двигатели ревели очень громко, хотя раньше работали практически беззвучно, – а ещё нас могут попытаться сбить, если заметят. Готовься!

Уставший готовиться Юрий опять посильнее схватился изнутри за скафандр и читал только что им самим придуманные молитвы. Корабль тряхнуло раз, другой, загорелись какие-то индикаторы на панели. Борис снова переключал что-то, стараясь не промахнуться, потому что, даже пристёгнутого ремнями, его всё время бросало из стороны в сторону. Юрий хватался за скафандр изнутри, но руки не выдерживали, и его раз за разом било о внутреннюю обшивку, пока наконец он не упал куда-то вниз, лишившись возможности видеть, что происходит в кабине.

Снаружи раздался противный писк, голос корабля пытался что-то сказать, но только скрипел и булькал в динамиках, вызывая ещё больший страх. Борис матерился и орал что-то, но Юрий не разбирал и половины слов. Корабль перекосило, Юрия придавило к одному из боков скафандра, но через несколько секунд перевернуло в другую сторону, хоть он и держался изо всех сил. Потом его ещё несколько раз дёрнуло, и он полностью потерял ориентацию.

– Держись! – заорал откуда-то Борис, и Юрий снова вцепился во что-то в темноте.

Раздался скрежет металла, корабль мелко затрясся, несколько раз прыгнув и тем самым снова изменив положение Юрия внутри его огромного скафандра. Завыла какая-то сирена, Юрия в очередной раз бросило в неизвестную сторону, он почувствовал, как в него даже через скафандр врезаются ремни безопасности. И вдруг всё остановилось.

Юрий наконец смог вздохнуть и повернуть голову, чтобы определить, где находится шлем. Он выгнулся насколько мог, полез в ту сторону, откуда шёл свет и опять оказался в шлеме скафандра. К его удивлению кабина не разрушилась, хотя её перекосило, откуда-то шёл то ли дым, то ли пар, все мониторы погасли, хотя сам пульт светился. В окнах плыли облака, а Борис сидел в соседнем кресле, со стоном дёргая замки ремней.

– Ты живой? Можешь идти? – хрипел он, и Юрий понял, что обращаются к нему.

– Живой, – он ощупал себя на всякий случай, но, кажется, всё было цело, хотя и болело от ударов, – но пойти не смогу и из скафандра сам не выберусь.

– Сейчас, – Борис попытался встать, но только вскрикнул от боли и упал в кресло, закричав снова. Он умолк и отдышался. – Я, кажется, что-то сломал, не могу идти. Сейчас попробую ещё раз.

Он осторожно поднялся в кресле на руках, Юрий слышал, как напарник скрипит зубами, но продолжает двигаться. Борис перевалился через ручку своего кресла, дотянулся до ремней соседа, отстегнул их и потянул Юрия к себе, стараясь развернуть, чтобы можно было открыть скафандр. Он почти уже ревел от боли, но не останавливался.

– Не надо, – крикнул Юрий, – просто шлем мне открой.

– Не вылезешь, – прохрипел Борис.

– Открывай шлем!

Борис просунул руку куда-то под голову напарника, покрутил ею там и дёрнул вверх стеклянное забрало. Юрий просунул наружу руки, сжал плечи и полез из скафандра, который сопротивлялся, но был настолько велик, что не смог надолго задержать человека внутри себя. Он выбрался, стараясь не выпасть из кресла, но в последний момент всё же сорвался и растянулся на полу, заодно выяснив, что лежит совершенно голый.

– Что за нахрен с тобой? – услышал он голос Бориса и поднявшись на ноги, обернулся. Напарник продолжал висеть на подлокотнике, только теперь он тоже открыл свой шлем, из которого на Юрия сверху вниз уставилось удивлённое лицо старика лет восьмидесяти, покрытое мелкими каплями пота.

– Со мной порядок. Это с тобой что случилось? – спросил Юрий, инстинктивно отшатнувшись и прикрывая низ живота руками.

– Ты ведь ребёнок, – прохрипел Борис, пытаясь где-то там наверху вернуться в кресло. Он даже в своём полулежачем положении был очень высоко, он словно стал великаном. Юрий подскочил к нему и попробовал помочь сесть, толкая снизу, но его непривычно крохотные руки потеряли всю силу и ничего не могли сделать. Наконец Борису удалось вернуться в кресло, он вскрикнул, сжал подлокотники, но тут же успокоился и посмотрел вниз, – тебе лет пять-шесть на вид. И голос у тебя писклявый.

– А тебе лет сто на вид, – сказал в ответ Юрий, – генератор что-то сделал с нами.

– Ладно, потом, – Борис вытер лицо перчаткой, – судя по всему мы сели около какой-то деревни, эта посудина начала разваливаться в полёте, и автоматика отключилась, так что мы далеко от базы, – он говорил с перерывами, ловя воздух ртом, – тебе надо выйти и найти телефон, слова и номер помнишь?

– Да, наверное, – Юрий не знал, помнит ли он вообще что-то, но сейчас было не лучшее время в этом признаваться.

– Одежду только вытащи себе, – Борис указал рукой на лежащий в кресле скафандр, – хоть замотайся в неё, не ходи голышом. Заодно и надпись на всякий случай будет.

Юрий подёргал скафандр, пытаясь сбросить его на пол, но его сил не хватило, скафандр весил слишком много. Он ухватился за ручку, подпрыгнул, забрался в кресло и сунул руку внутрь шлема, несколько раз провёл ею в глубине, разыскивая хоть кусочек одежды, пока наконец не наткнулся на что-то. Он дёрнул ткань вверх и потащил наружу футболку, которая вдруг остановилась на полпути, но тут же разорвалась на две части почти без звука. В руках у Юрия остался хороший кусок мокрой тряпки с частично разъехавшейся надписью.

– Здесь всё гнилое, – прокомментировал Борис, – но тебе хватит. Замотайся и иди наружу, тут только один выход, судя по датчикам наружную дверь оторвало, ты должен выбраться. Беги и звони, нельзя, чтобы нас нашли раньше, чем ты сообщишь всё.

Юрий пошарил в кармане скафандра в поисках бумаги с надписью, но там оказалась лишь мелкая труха. Он скомкал кусок футболки, чтобы не порвать, присел и спрыгнул с кресла. По дороге до выхода он заметил, насколько неровно стоит пол. Массивную дверь из этой пультовой он со своей новой комплекцией не смог бы открыть никогда, но теперь её перекосило в проёме, оставив огромную дырку в ржавом металле. Юрий пролез в неё, сделал несколько шагов по узкому коридору и оказался перед огромной дырой в обшивке. Он обмотался тряпкой, связав её края и стараясь не порвать, вышел наружу и оказался босыми ногами в снегу. Он стоял в поле, а рядом, немного задрав вверх нос, лежал полуразвалившийся корабль, почему-то больше всего напоминающий колбасу с крыльями.

Босые ноги заныли от холода, Юрий отвернулся от корабля и увидел невдалеке дома, от которых в его сторону уже бежали несколько человек. Он бегом бросился им навстречу и затормозил, только почти уже столкнувшись с первым спешащим на помощь.

– Телефон, – Юрий крикнул, хотя это снова оказалось больше похоже на писк, – у вас есть телефон?

– Чего? – человек, кажется, не ожидал такого напора от уже посиневшего на холоде ребёнка.

– Дайте телефон, срочно нужно позвонить!

Житель деревни несколько секунд в недоумении смотрел на стоящего рядом мальчика, но всё же вытащил из кармана древний кнопочный телефон и протянул его Юрию. Тот схватил его, развернул болтающийся снизу кусок футболки с надписью и набрал номер.

– Слушаю, – трубку взяли после первого же гудка.

Юрий узнал голос Андрея Павловича и начал проговаривать вслух все слова, даже не подглядывая. Память вдруг стала выдавать фразу за фразой, словно эти бессвязные сочетания были известными всем поговорками.

– Вы где? – спросили в трубке после недолгого молчания, когда Юрий закончил говорить.

– Сейчас, – он протянул телефон владельцу, – скажите ему, где мы.

Человек взял из его рук свой телефон, и Юрий упал в снег, потеряв сознание.

*

– Давай, давай, – кто-то легонько толкал его в плечо, – просыпайся, парень.

Юрий открыл глаза и увидел над собой человека в белом халате.

– Пришёл в себя, кажется, всё в порядке, – сказал тот, отвернувшись в сторону, – видимо, просто отключился из-за шока. Хотите, я ещё здесь побуду, понаблюдаю?

– Нет, – над головой появилось лицо Андрея Павловича, и доктор встал, – можете идти.

Военный с сомнением смотрел на лежащего перед ним мальчика, Юрий смотрел на него в ответ и молчал. Он, конечно же, сделал всё, что от него требовалось, но только теперь военным понадобятся ещё и ответы на многие другие вопросы.

– Это правда? – Андрей Павлович наконец-то сел рядом, убедившись, что за врачом закрылась дверь. – То, что сказал мне Борис… Вы на самом деле Некрасов Юрий Сергеевич тридцати четырёх лет, сотрудник лаборатории полковника Петрова? И то, откуда вы к нам прилетели?

– Да, – Юрий пропищал в ответ своим тонким голосом, – мы ещё в деревне?

– Нет, мы вас к себе привезли, ты всю дорогу проспал, – военный почесал голову и опять помолчал. – Знаешь, с одной стороны я ничему этому не верю, я ничем таким не занимаюсь, у меня другая работа, но с другой… Сообщение ваше, корабль этот, Борис, постаревший лет на пятьдесят. Ничего не могу понять. Ты же учёный, получается? Не пацан пятилетний? Объяснишь мне, что здесь и как? Что с вашим возрастом?

– Я не знаю, – Юрий пожал плечами, которые оказались укрыты тёплым одеялом, – видимо, что-то случилось при работе всех этих генераторов, первый раз ведь включили. Мы ведь не знаем даже, как один на нас повлияет, а тут сразу три работало. Плюс ещё ошибки в ваших расчётах из-за их совместной работы.

– Это не мои расчёты, я про это первый раз сегодня услышал. Но ты как взрослый говоришь, – Андрей Павлович покивал головой, – расскажи мне всю историю с самого начала. Борис говорил, но он сам плохо понял, что именно у тебя стряслось с этими генераторами, поэтому расскажи сам.

– Подождите, а информация наша пригодилась? – Юрий даже испугался, что слетал напрасно, поэтому упёрся локтями в кровать и попытался выбраться из-под одеяла, но военный остановил его, положив ладонь на грудь.

– Не вставай, – сказал он, – информация передана куда надо. А пока расскажи мне свою историю.

И Юрий рассказал.

*

Солдат принёс ему одежду – маленькие джинсы с лямками и страшными розовыми рисунками, крошечную клетчатую рубашку без рукавов и ещё какие-то девчачьи босоножки. Он положил всё это на кровать перед Юрием и улыбнулся.

– Извини, пацан, есть только это. Носков и трусов не нашлось, – солдат потрепал его по волосам, и Юрий грозно посмотрел в ответ. Он ещё не видел себя в зеркале, хотя и догадывался, что в глазах окружающих он выглядит обычным маленьким ребёнком, – до тебя у нас тут детей в армию не брали.

Он сам посмеялся над своей шуткой, ещё раз провёл своей огромной лапищей по голове Юрия, который на этот раз уже смирился, и пошёл к выходу.

Юрий выбрался из-под одеяла, встал на кровати и впервые внимательно осмотрел своё новое тело. Всё было таким непривычно маленьким, а кожа очень нежной, хотя местами уже проступили синяки и ссадины, полученные при приземлении. Он натянул на себя одежду, которая, несмотря на свой размер, оказалась даже немного велика, особенно босоножки, противно болтающиеся на ногах при ходьбе по одеялу. Юрий сбросил их и осмотрел комнату, в которой находился. Довольно большая по сравнению с той, в которой он ночевал перед полётом, но те же две кровати, стол, стулья, санузел и ни единого окна. Он аккуратно слез с высокой кровати, подошёл к двери, дотянулся до ручки и подёргал её, выяснив, что заперт.

В туалете он обнаружил зеркало над раковиной, но оно висело очень высоко. Юрий вернулся в комнату, схватил табуретку, которая тоже оказалась непривычно тяжёлой. Как вообще можно выжить, когда тебе шесть лет? Он всё же дотащил табуретку до зеркала, забрался на неё и наконец-то смог посмотреть на себя. Напротив, в отражении, стоял тот самый милый мальчик с детских фотографий с родителями, со школьным букетом и ранцем или верхом на трёхколёсном велосипеде.

– Единственная пока приятная часть изобретения, – сказал он сам себе, показал отражению язык и слез на пол, – только как теперь на работу ходить?

Вернувшись в комнату, Юрий не нашёл, чем там можно заняться кроме того, чтобы лежать и думать. И он приступил, прокручивая в голове события последних двух дней и строя догадки, что именно случилось с ними и почему. Ну и, конечно же, – что же такого они предотвратили?

Погрузившись в мысли, Юрий снова задремал. Он проснулся от звука открываемого замка, на пороге стоял ещё один солдат с подносом в руках, пытающийся своим задом прикрыть дверь. Наконец дверь захлопнулась, солдат дошёл до стола и поставил на него поднос. В этот раз там не было колбасы и лапши, зато была чашка супа, хлеб, салат и две котлеты с макаронами.

– Ужин, – этот солдат оказался не таким дружелюбным, он просто озвучил очевидное и ушёл, закрыв дверь уже руками.

От запаха еды проснулся аппетит, Юрий спустился с кровати, забрался на табуретку у стола и принялся есть. Через десять минут его прервал ещё один щелчок замка, и, обернувшись, он увидел уже двоих солдат, которые осторожно закатили внутрь кровать на колёсиках. На кровати лежал пожилой человек, вся нижняя половина туловища которого была замотана бинтами и скреплена какими-то металлическими прутьями.

– Борис? – Юрий с трудом узнал своего напарника. Тогда, на корабле, тот не казался настолько старым. А сейчас вся тонкая белая кожа на его лице была покрыта просто миллионом морщин, даже цвет глаз стал каким-то тусклым, а редкие волосы побелели.

– Ага, вот такой я теперь, – Борис говорил очень медленно и непривычно, кивая головой в такт словам. Юрий заметил, что во рту у собеседника почти не осталось зубов, отчего голос и звучал так странно, – зато ты хорошо выглядишь, как я посмотрю.

Солдаты вынесли из комнаты стоявшую у стены кровать, подкатили на её место Бориса и вручили ему какой-то пульт.

– Если нужна помощь, или в туалет захочешь – жми, – сказал один из них, и они ушли.

– Ты что, думаешь, что я виноват в случившемся? – спросил Юрий, забыв об остывающей котлете.

– А кто виноват? – Борис опять покивал головой, отчего его седые волосы расползлись по подушке. – Посмотри на нас, разве не ты забрал мою молодость и здоровье?

– Я? Забрал? – от возмущения Юрий спрыгнул с табуретки, но так пришлось смотреть на собеседника снизу-вверх, поэтому он залез обратно. – Ты же понимаешь, что мы не в кино про ведьм? Это наука, в ней всё иначе! Нельзя взять возраст одного человека и передать его другому! Я физик, я изобрёл этот генератор, я предупредил, что оборудование никогда никто не испытывал, и оно опасно. Я говорил, что и сам не знаю, какие будут последствия у всех этих действий. Я не сделал ничего плохого, я нас спас, когда появилась ошибка, я работал на вашем оборудовании, причём видел его практически впервые! Ты и правда считаешь, что я мог подстроить такое?

– Не знаю, – Борис говорил с трудом, вдыхая ртом и делая большие паузы, – может быть, это и не ты. Только всё хорошее досталось тебе, а плохое мне.

– А ты видел, что случилось с кораблём? Он же ржавый оказался, не понимаю, как он не развалился ещё в космосе! У тебя переключатели отламывались в руках, окна заело, одежда вся старая стала, в руках расползалась! Мы словно лет пятьдесят летели без сознания. Хотя нет, так бы мы умерли от голода и обезвоживания. Всё-таки это генератор что-то с нами сделал.

– Что-то… – вздохнув, Борис попробовал отвернуться, но смог лишь повернуть голову к стене.

– Я никогда бы не навредил никому, – сжавшись на табуретке, Юрий смотрел на обиженного старика, не зная, как оправдаться, – я хороший человек, правда. – Он подождал, но собеседник не реагировал, а только продолжал громко дышать в стену. – Что мы должны были исправить? Ради чего этот эксперимент?

– Лучше тебе не знать, – ответил Борис, так и не шевельнувшись.

Юрий посмотрел на стол, отодвинул подальше поднос с едой, аппетит уже пропал. Он прошёлся по комнате, разыскивая выключатель, но не смог его найти. Поэтому просто залез в кровать, отвернулся от горящих наверху ламп и уткнулся лицом в подушку.

Проснулся он в темноте, видимо, свет здесь выключался автоматически. Откуда-то со стены светила тусклая синяя лампа, позволявшая рассмотреть комнату при отсутствии окон. Где-то совсем рядом что-то булькало и тряслось, Юрий сел в кровати, спросонья не соображая, что происходит. Он тряхнул головой, прислушался и понял, что звук идёт с соседней кровати, и это нехороший звук.

Он спрыгнул вниз, бросился через комнату, аккуратно забрался на кровать с колёсиками, стараясь не задеть лежащего там старика.

– Что с тобой? – спросил он, пытаясь заглянуть в неестественно синее лицо Бориса. Лампа всё в комнате сделала каким-то сюрреалистичным и незнакомым.

– Мне… плохо… – тот еле слышно хрипел и хватался руками за поручни кровати. – Дышать… не… могу…

– Пульт, пульт, – крикнул Юрий, – они дали тебе пульт. Где он?

– Не… знаю… Выпал…

Юрий начал шарить вокруг тела Бориса, но ничего не находил кроме мокрой простыни да выпирающих из-под футболки рёбер.

– Чёрт! – он бросился к выходу, чтобы включить свет, но на полпути вспомнил, что тут нет выключателя. Затормозив у двери, он замолотил в неё кулаками. – Эй! Эй! Кто-нибудь! Помогите! Помогите!

Металлическая дверь отзывалась глухим звоном, Юрий колотил по ней то кулаками, то ладонями, кричал, но никто приходил на помощь. Он побежал обратно, упал на четвереньки, ощупывая пол, залез на кровать и снова начал искать пульт там, стараясь забраться даже под тело Бориса.

– Похоже… всё… – тот задышал ещё чаще. – Хочешь… знать… зачем… летали…

– Подожди, подожди, замолчи, я найду! – Юрий размазал слёзы по лицу и продолжил поиски.

– Вирус… Заболел… президент… – Борис отпустил поручень и костлявой рукой вцепился Юрию в ногу.

– Что? – тот от неожиданности остановился и сел в кровати.

– Кто-то… заразил… Он… в тяжёлом… состоянии… Врачи… сказали… вряд ли… – рука Бориса поехала вниз, дыхание всё ускорялось, становясь тише.

– Но ведь его же должны были от всего защитить!

– Нет… полной… защиты… – рука отпустила Юрия и упала на кровать.

– Мы включили прибор, который может уничтожить вселенную, ради спасения одного человека? Вы идиоты! Вы кретины! – Юрий схватился за голову. – А что насчёт остальных умирающих? Насчёт нас с тобой?

– Не все… одинаково… важн… – Борис вдруг запнулся посреди слова, несколько раз громко вздохнул и дёрнулся всем телом.

Юрий сидел, не трогая больше своего напарника, растирая по лицу слёзы и ощущая себя полным неудачником. Да, он ведь действительно считал, что изобрёл почти бога, но на деле всего лишь выпустил из бутылки джина, которому кто-то уже успел загадать плохое желание. Он в который раз спустился с кровати, дошёл до двери и замолотил в неё кулаками что есть сил.

Часть 3

Показать полностью
72

Нет времени. Часть 1

Институтская столовая никогда не нравилась Юрию, но он всё равно время от времени посещал её благодаря просыпающейся иногда лени, не дающей отходить от рабочего места дальше, чем на сто метров. В последние три недели столовая к тому же ещё выглядела так, будто находилась на грани банкротства. Несколько лет назад, во время реконструкции института, про неё почти забыли, решив сохранить дух Советского Союза хоть в каком-то подразделении. Старшее поколение утверждало, что тут всегда кормили так же плохо, убирали нечасто, а бабушка, навечно зависшая на раздаче, за последние лет пятьдесят ни разу так и не смогла услышать, что именно у неё просят, поэтому для компенсации сама орала на всех. Юрий не помнил ни Советского Союза, ни его замечательного общепита, но бабушку боялся даже больше, чем своего начальника.

И вот теперь, когда в связи с карантином всех разогнали по домам, оставив только самых перспективных и жизненно важных, в столовой было пусто и тихо, только со стороны раздачи изредка слышались грозные крики, словно какие-то голодные викинги штурмовали кастрюлю с супом.

Юрий доел свою странную котлету со вкусом то ли рыбы, то ли морковки и задумчиво смотрел в телевизор, висящий на выцветшей стене. Назад в лабораторию его не тянуло, он уже второй год занимался исключительно теоретическими расчётами или, даже скорее, просто позволял компьютеру считать варианты. И компьютер считал, не возражая, его железные мозги не знали усталости, а вот Юрию было скучно. Он несколько раз просил дать ему другую работу, но начальство требовало продолжать эту, скучную и однообразную. И вот уже третью неделю на карантине Юрий безвылазно сидел в лаборатории в одиночестве, скармливая трудолюбивому компьютеру новые параметры.

В коридоре хлопнула дверь, это было слышно даже сквозь бубнёж телевизора, и в дверном проёме на секунду мелькнула фигура полковника, за которым бежали ещё несколько человек. Юрий встал, схватил поднос с тарелками и поспешил убраться из столовой – появление полковника с незнакомцами никогда ещё не приносило хороших новостей. В такой ситуации лучшей стратегией было сидение на рабочем месте, желательно с какими-нибудь значимыми результатами.

Юрий предусмотрительно выглянул в холл, где не оказалось никого, добежал до лифта и уехал на свой этаж. В лаборатории он быстро загрузил новые данные в освободившийся компьютер и на всякий случай сел недалеко от него, надев халат и положив рядом папку с распечатками результатов. Полковник любил бумажные варианты, электронные цифры на экране нисколько не впечатляли его. Наверное, именно поэтому он до сих пор носил старые наручные часы, которые постоянно подкручивал и ругал, но менять на новые не собирался.

Около часа ничего не происходило, и Юрий уже решил, что гроза прошла мимо, но всё плохое чаще всего случается именно тогда, когда ты уже обрадовался и расслабился. Поэтому в коридоре вдруг послышались приближающиеся голоса, дверь открылась и на пороге появился злой Петров. Он раскрыл дверь пошире, пропуская кого-то:

– Вот он, забирайте, – сказал полковник в коридор, – но я вас предупредил, вы сделаете только хуже!

– Добрый день! – Юрий встал и схватил уже отложенную папку.

– Это к тебе, – Петров обернулся, но здороваться не стал, он пропустил в лабораторию парня лет двадцати пяти в военной форме, – теперь он твой начальник, делай всё, что он скажет.

Полковник вышел в коридор и изо всех сил пнул металлическую дверь, но она только лишь тихо вздохнула и плавно закрылась. Современные двери научились скрывать истинную силу наших чувств.

– Добрый день! – ещё раз сказал Юрий, но его гость тоже проигнорировал приветствие.

– Давай сразу о делах, – военный остановился рядом и оглянулся вокруг, – что у тебя с расчётами?

– В каком смысле? – Юрий растерялся, но тут же протянул приготовленную заранее папку. – Вот они. Здесь всё, что на сегодня готово.

– Это мне не нужно, – военный отодвинул расчёты в сторону и уперся кулаками в стол, не отрывая взгляда от Юрия, – своими словами расскажи. Как в школе.

– Тут же сотни страниц, что именно рассказать?

– Что может сделать твой генератор по этим прогнозам?

– Он может создать локальное пространство с заранее заданными характеристиками, – Юрий посмотрел на военного, почему-то продолжающего стоять в неудобной позе гориллы, – но это теоретически. Проверять мы не пытались.

– Ни разу? – парень наконец сдвинулся с места и сел на стул Юрия.

– Опасно ведь, – тот отошёл на шаг в сторону и пожал плечами, – мы, конечно, можем сильно ограничить область, которую создаст генератор, но если она окажется стабильна, её уже нельзя будет уничтожить.

– А зачем её уничтожать? – не унимался собеседник.

– Ну это же очевидно, – Юрию даже стало интересно, военный просто проверяет что-то или действительно пришёл к нему, не зная, что именно делает генератор пространства, – эта область может начать самопроизвольно расширяться, и если это случится, то остановить её нам будет нечем.

– Ну допустим. И что такого страшного, если она станет расти?

– Как это – что страшного? Но это же пространство с физическими законами, отличающимися от наших, – Юрий от возмущения даже бросил никому не потребовавшиеся расчёты на стол, – не факт, что мы сможем жить в нём. Вот представьте себе жука, который сидит в стогу сена. И этот жук взял и создал в стогу крохотную область с огнём, вот только огонь разгорелся и решил сжечь весь стог, а тушить его жуку нечем. У нас может случиться то же самое, только жук может улететь в поле, а нам лететь некуда, изменится вся вселенная.

– Так не создавайте огонь, – предложил военный, – создайте воду. Или попробуйте изменить какое-то свойство всего лишь слегка, просто интереса ради.

– А как это сделать? – спросил Юрий. Он шагнул к компьютеру и указал на меняющиеся на экране цифры, – вот смотрите, как много всего надо учитывать в одном единственном эксперименте. Физические законы переплетены друг с другом. Если я поменяю один из них хоть немного, остальные сами по себе двинутся вслед за ним. Я только и занимаюсь – считаю, что теоретически случится при изменении разных параметров. Попробовать-то нельзя.

– Ладно, ничего не ясно, но это всё пока неинтересно, – парень отмахнулся от объяснений, – давай короче. Твой генератор способен создать пространство, в котором время идёт в обратную сторону?

– Да, – Юрий постучал по папке, – тут у меня это один из самых первых расчётов.

– То есть мы можем включить твоё устройство, – собеседник оживился, встал и прошёлся по комнате, – поместить в него человека и отправить его в прошлое?

– Вот это вряд ли, – огорчил его Юрий, – ну просто представьте, что я сейчас включаю генератор и захожу в пространство с обратным временем, хотя меня, скорее всего, просто разорвёт при входе. Во-первых, мы не знаем, как это повлияет на человека, можно ли там вообще жить. Мы во многих случаях вообще не можем рассчитать, что будет с живым организмом при других физических законах, мы слишком мало знаем. Во-вторых, если созданное пространство нестабильно, то оно может существовать только, пока генератор работает. Внутри я доживу до момента включения генератора, после чего созданное пространство исчезнет, его ведь не было в прошлом, и я снова попаду в обычное время, где генератор только-только включится. Но вообще лучше не доходить до этой точки.

– Так возьми генератор с собой, – посоветовал военный, – в перевёрнутое время. Или просто создай пространство сразу вокруг него.

– С этим тоже есть проблемы. Мне понадобится электричество для генератора, много электричества, с собой ещё придётся прихватить целую электростанцию, разворот времени по расчётам очень энергозатратен. А ещё получившаяся область вырвет кусок нашего обычного пространства и утянет его в прошлое, мы так можем и разрушить что-нибудь, кусок с электростанцией занимает много места. Такой эксперимент я решился бы провести только в космосе, но и там придётся сначала строить электростанцию. Кстати, если пространство ещё и окажется стабильным, то появится очень большой шанс его произвольного расширения, тогда мы все начнём жить в обратную сторону. Или умрём. Или что-то ещё, не знаю, не проверял.

– Не так быстро, с этой хренью с ума можно сойти, я на первых предложениях потерялся, – военный остановился напротив Юрия, – мне это, конечно, уже объясняли, но ты просто мне скажи – в прошлое никак?

– Теоретически можно, но столько проблем, – Юрий пожал плечами, но решил, что пока ещё слишком мало знает о своём изобретении, – думаю, потребуется много лет, чтобы поставить такой эксперимент. И то не на Земле.

– Тогда давай я тебе предложу свой вариант, мне тут наши специалисты подсказали на всякий случай, – военный снова сел, притянул к себе папку, взял со стола карандаш и нарисовал круг, – мы создаём пространство, где скорость света выше, чем у нас, влетаем в него, – он нарисовал стрелку, ведущую в круг, – разгоняемся до тех пор, пока не превысим нашу скорость света, вылетаем в обычное пространство, – стрелка появилась с обратной стороны круга, – где, согласно нашим физическим законам, движемся во времени в обратную сторону. Летим до тех пор, пока не наступит нужное нам время, тормозим и оказываемся в самом обычном прошлом. Как тебе такое?

– Очень сомнительно, – Юрий с сожалением посмотрел на испорченную рисунками папку. Полковник Петров помимо бумаг любил ещё и порядок. – Тут много ограничений выскакивает. Полная энергия тела зависит от скорости света, и вдруг эта скорость резко увеличилась. Что с телом случится? Как эта энергия скомпенсируется? Я не знаю. Вообще трудно представить, что случится с тем, кто попадёт в такое пространство. Да и сколько потребуется времени и топлива, чтобы развить такую скорость? И что будет, когда тело обратно выпадет на сверхсветовой скорости в обычный мир? Нет у нас никаких законов, которые это объясняют, только предположения. К тому же затормозить потом не удастся, придётся повторно генерировать пространство с высокой скоростью света, лететь в него, тормозить там и снова обратно. И даже если это всё как-то возможно, мы в конечном итоге нарушим причинно-следственные связи, да и закон сохранения энергии тоже. Так можно и сломать вселенную. Это уже я не вспоминаю о том, что сама работа генератора может уничтожить мир.

– Но, в принципе, попробовать такой вариант ведь можно? – военный вопросительно смотрел на Юрия.

– Единственная причина, по которой я решился бы попробовать запустить генератор для такого, – он немного подумал, но вариантов в голове оставалось мало, – это для предотвращения запуска этого же самого генератора для подобного эксперимента. К тому же у меня тут в лаборатории всего лишь недоделанный прототип, и его трудно будет разогнать у нас во дворе до скорости света.

– Да нет, разгоним мы его в космосе, – заверил Юрия военный, – как ты и сказал.

– Вы собираетесь отправить мой генератор в космос?

– Не мы, – собеседник махнул рукой у себя за спиной, – а мы, – он обвёл круг, который включал в себя Юрия.

– То есть вы хотите, чтобы я помог вам построить генератор для космического корабля?

– Нет, твой генератор уже полгода болтается на орбите. Его дорабатывали, чтобы опробовать где-нибудь подальше от Земли. Но нам нужен специалист, который во всём этом разбирается.

– Вы что, хотите отправить меня в космос?

– Не хотим, но придётся. У нас почти весь отдел, который занимался твоим изобретением, лежит в больнице с воспалением лёгких, их начальство тоже там. Меня на этот проект перебросили только вчера, а я и половины понять не успел. У нас из разбирающихся во всём этом остался только ты.

– Нет, подождите, – Юрий выставил вперёд руки, словно стараясь оттолкнуть от себя ситуацию, – я учёный, я не космонавт. Я могу помочь с Земли, подсказать отсюда. Ну или дождитесь, пока ваши специалисты вернуться, это же всего пару недель!

– Нет времени, лететь надо завтра.

– Что?! Завтра? – Юрий попытался ухватиться за стол и уронил папку, рассыпав листы с данными по полу. – Я не могу!

– Понимаешь, тут выбора у тебя нет. Надо. Ситуация такая, что и завтра может оказаться поздно.

– Какая ситуация? – ничего не соображающий учёный сел на пол и стал собирать листы бумаги.

– Неважно, – военный покачал головой, – твоё дело – помочь кораблю улететь на три недели назад. Вернёшься – станешь героем.

– Но это же никто никогда не проверял, вы понимаете, что у меня почти нет шансов? – Юрий вдруг окончательно осознал, что именно с ним хотят сделать, и из его глаз сами по себе полились слёзы. Почти все эти годы, которые он работал на военных, ему нравилось его занятие. Любое оборудование, новые идеи, команда, зарплата. Он не боялся, что его изобретения используют для создания оружия, оно ведь должно просто сдерживать противника, мы же не собирались ни на кого нападать, мы мирная и добрая нация! Ему никогда не приходило в голову, что и сам он – тоже некоторого рода оружие, и им тоже можно воспользоваться в совсем не мирных целях. Хотя сейчас вообще неясно, в каких именно целях им пользуются. – Я же просто умру там.

– А ну хватит ныть! – Военный дёрнул его вверх, поставив на ноги. – Ты что, не хотел бы проверить, как работает твоё собственное изобретение?

– Не-е-е-е-ет! – Юрий попытался сказать, но вместо этого получился только долгий всхлип, он снова полез собирать бумаги на полу, и тут же получил хороший тычок в спину.

– Прекращай! – рявкнул голос сверху, но Юрий только сжался и попытался отойти в угол. – Да что же с вами всегда тяжело так?

Следующие несколько минут его просто тянули по коридору за халат, а он только всхлипывал и тёр то нос, то глаза. В себя он пришёл уже в вертолёте, где-то далеко от института. Он попытался встать, но кто-то пристегнул его к креслу. Юрий попробовал найти застёжку, но его остановила рука сидящего рядом военного.

– Мне в туалет надо, – сказал Юрий, но его спутник показал себе на уши, давая понять, что ничего не слышит из-за работающего двигателя. Он ещё раз попытался отстегнуться, но теперь уже его поймали за руки и сложили их на коленях.

Юрий посидел несколько минут, собираясь с мыслями, вытащил из-под себя полу халата, наклонился и вытер мокрое лицо. Внизу город давно сменился сначала какими-то коттеджами, дачными домиками, полями, редким лесом, а затем пошли вообще какие-то неизведанные болотистые земли из постапокалиптических фильмов.

– Где мы? – спросил Юрий, но и сам вспомнил, что в этом грохоте его никто не слышит.

Он уткнулся лбом в трясущийся иллюминатор, понимая, что сейчас изменить что-то уже не в его власти. От этой мысли почему-то стало полегче. Он подумал, что русские люди почему-то любят быть в ситуациях, когда ничего от тебя не зависит, а иногда любую ситуацию на всякий случай считают именно такой.

Солнце медленно уезжало за края болот и, глядя ему вслед, Юрий задремал.

*

Проснулся он от того, что его отстёгивали от кресла. Вертолёт всё ещё ревел и вращал лопастями, но стоял уже на асфальтированной площадке. Юрий выбрался наружу и теперь самостоятельно пошёл за военным, который махнул рукой, приглашая следовать за собой по освещённой дорожке к стоящим невдалеке домикам.

– Я Андрей Павлович, – военный на ходу протянул руку, даже не глядя на учёного, – а то как-то не успел представиться. Ты извини, Юр, за это всё, просто сейчас ты нам очень нужен, а как тебе сообщить это помягче – я так и не придумал.

Юрий машинально пожал руку и сразу чуть отстал, рассматривая затылок собеседника и думая, что же такого нужно в жизни сделать, чтобы в столь ранние годы стать Андреем Павловичем, которому не может отказать даже полковник Петров.

– С этими болезнями мы половину народа отправили в больницу. Кто-то принёс заразу, а когда поняли, что случилось – уже все в соплях, кашляют и еле ходят. Но ты не переживай, ты не один полетишь.

– Там же нагрузки при ускорении, – Юрий уже понял, что ему вряд ли что-то поможет, но попытаться стоило, – люди годами тренируются для полёта, я же сдохну просто при взлёте.

– Не переживай, ты ещё молодой, здоровый, выдержишь, – военный открыл дверь ближайшего домика и кивнул головой, предлагая Юрию идти первым, – тем более, там не особо долго.

– А до скорости света? – тот вошёл внутрь и оказался в коридоре, по обе стороны которого находились двери, больше всего это напоминало его старое студенческое общежитие. – К тому же там очень долго разгоняться придётся. И сколько нам топлива нужно будет? Всё в мире?

– Ну попробуй догадаться сам, как решили эту проблему, – Андрей Павлович поймал за руку идущего впереди Юрия, – не торопись, это твоя комната, – он открыл одну из дверей и щёлкнул выключателем на стене, – заходи, до утра живёшь тут.

Это действительно оказалось общежитие, только не для студентов, слишком уж аккуратно выглядели стоящие внутри крохотной комнаты две кровати и столик с единственной табуреткой. Рядом с одной из кроватей находилась дверь в самый маленький в мире санузел.

– Так что там с разгоном? – Юрий вошёл и сразу сел на одну из кроватей, стоять вдвоём в комнате было неудобно.

– Сейчас, минуту, – военный вытащил телефон и поднёс его к уху, – заходи, мы на месте. Так, по поводу ускорения… Ты понимаешь, что твоё изобретение… Оно ведь может существовать не единственном экземпляре.

– Я понимаю, вы же мне сами и сказали, что его уже построили. Только при чём здесь разгон?

– Даже я вчера быстрее догадался, – Андрей Павлович сел на соседнюю кровать и с интересом посмотрел на учёного, – на корабле установлен не один генератор пространства, их несколько. Главный создаёт пространство перед кораблём или вокруг него. А вот остальные работают внутри. Один организует вам на корабле пространство с гравитацией и минимальным воздействием от ускорения, вы даже не почувствуете, что разгоняетесь. Ещё один генератор установлен в двигателях, что именно он там создаёт, я пока так и не понял, но из-за него вы разгонитесь до скорости света за несколько часов, и топлива вам много не понадобится. Я предлагал использовать такой двигатель как источник энергии для разворота времени, но говорят, что слишком маленький, не справится, может только замедлять время.

– Но вы же понимаете, что это всё чисто теоретически? – Сил на спор у Юрия не было, он уже не спорил, а просто без эмоций излагал факты. Он и не думал, что может настолько сдаться всего за несколько часов. – Вы же сами сказали, что генератор ещё ни разу не проверяли.

– Давай без паники, по расчётам всё должно получиться. Думаешь, Гагарин не сомневался, когда его в космос отправляли? Но ведь полетел, вернулся! Лучшие специалисты тогда всё просчитали и сейчас то же самое сделали, – военный встал, чтобы открыть дверь, хотя в неё никто не стучал. Юрий в это время не переставал думать о том, что этот полёт и тот организовали совсем разные специалисты. – Проходи, знакомься, это Юра, – в комнату вошёл невысокий спортивный мужчина лет тридцати, – а это Борис, твой напарник.

Мужчина кивнул в знак приветствия и остался стоять у порога, прикрыв за собой дверь. Андрей Павлович вытащил табуретку из-под стола и сел посреди комнаты так, чтобы видеть обоих своих собеседников.

– Борис будет у вас за главного, делай всё, что он скажет, – военный внимательно посмотрел на Юрия, – тогда вернёшься обратно. И вернёшься богатым человеком, это чтобы ты понимал, за что борешься. Теперь порядок ваших действий. Старт завтра в час дня. До этого времени инженеры покажут тебе программу управления генераторами и ручной пульт на случай отказа компьютера. По идее вам ничего не придётся делать, всё запрограммировано на автоматическое выполнение, но, если что-то пойдёт не так, будешь управлять генератором самостоятельно, вы обязаны сделать всё, чтобы появиться здесь на три недели раньше.

Юрий попытался возразить:

– Но мы тогда бы уже появ…

– Не надо меня перебивать, – остановил его военный, – все вопросы после возвращения. У каждого из вас будут спутниковые телефоны, включите их, как только попадёте в прошлое, корабль автоматически затормозит уже около Земли. Как только сможете звонить – звоните мне, текст вашего сообщения выучите наизусть, а ещё оно будет нанесено на вашу одежду, если вдруг забудете. И бумажный вариант тоже возьмёте. Если телефоны не работают, вдруг что-то с ними произошло, – не пробуйте корабельную связь, вас могут попытаться сбить, садитесь на Землю, с этим разберётся Борис, после чего снова пробуете звонить мне, номер выучите, он тоже будет на вашей одежде. Вы должны полностью произнести текст сообщения. И это всё ваше задание. Не так уж и сложно, как мне кажется. Всё понятно?

– Ничего не понятно, – Юрий помотал головой, – зачем это всё? И что, как вы думаете, я смогу сделать, если ваша система накроется? Это же…

– Эти вопросы тоже после возвращения, – военный встал и сделал шаг к выходу, заставив посторониться стоящего в дверях гостя, – Борис, проследи пока, чтобы текст был заучен наизусть. Встретимся завтра, подъём в шесть утра.

Он открыл дверь и вышел. Юрий с надеждой посмотрел на своего нового знакомого.

– Что случилось такого? Из-за чего всё это? – спросил он.

– Это закрытая информация, – тот сел на оставленную Андреем Павловичем табуретку и вытащил из кармана записную книжку, – вот, держи, с самой первой страницы идёт текст. Выучи его, а потом я проверю.

– Что, прямо сейчас?

– Да, прямо сейчас, больше времени не будет, – Борис настойчиво потряс книжку, и Юрий взял её.

Внутри оказался какой-то бессвязный текст без глаголов и знаков препинания. Юрий несколько раз прочитал его, но не смог запомнить даже нескольких первых слов.

– Как это вообще можно выучить? – спросил он Бориса, который снял ботинки, залез на соседнюю кровать и уткнулся в телефон.

– Учи, – тот даже не поднял взгляда.

Юрий потратил почти час, пытаясь запомнить всю эту абракадабру, он читал вслух, про себя, шептал и даже попробовал напеть, но слова путались, прятались, перепрыгивали друг через друга и превращались во что-то более простое. Наконец он смог с первого раза выговорить их по порядку, и тогда Борис заставил его пять раз произнести всё вслух, после чего посадил учить текст ещё на полчаса.

– А сколько времени? – Юрий вдруг вспомнил, что прилетели они сюда уже в темноте, и неплохо было бы что-нибудь поесть. Он полез в карман за телефоном, но не обнаружил его ни там, ни в халате. – Я, кажется, телефон потерял. У нас тут ужин предусмотрен?

– Телефон вернут после задания, – сказал Борис и слез с кровати, – ужина нет, но я сейчас что-нибудь принесу. Без меня из комнаты не выходить.

Он натянул ботинки и вышел, оставив Юрия в попытках выучить текст и размышлениях о том, когда у него успели забрать телефон и когда именно его вернут. Они ведь должны прилететь тремя неделями раньше, тогда этот телефон ещё будет принадлежать Юрию из прошлого. Придётся ждать столько времени, родственники начнут волноваться. Хотя нет, не начнут, тот, другой Юрий ответит им, что всё в порядке. А ведь при этом ничего не будет в порядке.

– Вот, – вошедший Борис поставил на стол поднос с заваренной лапшой быстрого приготовления, хлебом и куском колбасы, – ешь и учи одновременно.

Остаток вечера так и прошёл в заучивании слов, Борис отстал только тогда, когда Юрий смог пять раз произнести текст в нужном порядке без ошибок.

– Всё, сейчас ложись спать, – Борис снял одежду и аккуратно повесил её на спинку кровати, – завтра утром повторишь мне всё. Иди чисти зубы, свет потом выключишь.

Через десять минут Юрий лежал в кровати, по-прежнему не веря, что всё это случилось именно с ним. Заучивание текста отвлекло его от сути происходящего, но теперь он снова задумался о своей судьбе. По сути, он ведь автор великого открытия, о котором запрещено сообщать остальному миру. Он отличный учёный, который мог бы и дальше делать открытия, но вместо этого два года сидел перед компьютером с дурацкой механической работой, слишком простой даже для школьного двоечника. И чем вообще всё это закончилось? Его отправляют на какое-то задание, выполнить которое можно только при запредельном уровне везения. Это не наука, это кино про Джеймса Бонда, который точно победит, да ещё и со спецэффектами, потому что – ну а как иначе? Только не бывает такого в жизни.

И зачем это всё нужно? Почему приходится изображать из себя Терминатора? Что требуется предотвратить в прошлом три недели назад? Ничто в мире не намекало на грядущие катаклизмы, ничего такого страшного не случилось в последние дни. Да, конечно, эпидемия гуляла по планете, но три недели назад было уже поздно её предотвращать.

И ещё одна мысль не давала Юрию заснуть – как же хочется жить! Особенно сейчас, когда шансов вернуться у него оставалось не так много.

Утром за час до подъёма его разбудил Борис, заставил ещё пять раз произнести текст, который за ночь почему-то успел частично растворится в памяти. До шести утра он смог восстановить все слова.

Потом они завтракали в столовой, оказавшейся в соседнем домике. Парень на раздаче без слов положил им по тарелке каши и две сосиски, хотя Юрий по привычке ожидал крика с требованием говорить громче. Они быстро поели в пустом зале.

– А где все? – поинтересовался Юрий, взмахнув над головой ложкой с кашей.

– Все, кто нужен, здесь есть, – Борис отложил пустую тарелку в сторону, – ешь быстрее, иначе пойдёшь голодным.

Через несколько минут он провёл Юрия по улице до очередного домика, где их уже ждал Андрей Павлович вместе с какой-то девушкой в медицинской маске. По дороге Юрий оглядывался, пытаясь увидеть ракету, на которой им предстояло лететь, но вокруг не было ничего похожего.

– Выучил? – спросил военный вместо приветствия, Борис кивнул. – Тогда вот она, – он показал на стоящую рядом девушку, немного подумал, но, видимо, так и не смог вспомнить её имя, – она у нас осталась одна из здоровых. Сейчас она тебе покажет тренажёры, смотри внимательно, запоминай сразу, потому что через час выезжаем. Приступайте.

– Пойдёмте бу-бу-бу, – сказала девушка в свою маску, отворачиваясь, и пошла куда-то. Юрий ничего не понял, но на всякий случай последовал за ней. Она остановилась у компьютера, указав на экран, – вот смотрите, программа управления простая, выбираете физический параметр, увеличиваете или уменьшаете, связанные величины автоматически изменяются, можно регулировать сразу несколько.

Юрий смотрел на экран с удивлением, здесь все его данные, которые он собирал два года, были объединены в простую программу без сотни бумажных листов, которые всё равно никто не читал.

– А это физический пульт, – девушка тем временем перешла дальше, – здесь ручные регуляторы, но только самые основные, иначе слишком громоздко.

– Скажите, для чего именно вы построили корабль с этим генератором? – спросил её Юрий. – Какую вселенную вы хотели создать?

– Я лаборант, – девушка пожала плечами, – спросите лучше у создателей генератора.

– Давайте лучше вопросы по существу, – стоящий рядом Борис остановил Юрия, который только открыл рот для рассказа о создателях.

Ракета оказалась в часе езды от домиков. Она неестественно торчала посреди уже зеленеющей степи, хотя и вызывала восхищение своим целеустремлённым видом и масштабом. Юрию с Борисом выдали одежду с надписями, помогли забраться в скафандры какой-то невиданной конструкции и посадили в автобус, который должен был подвезти их к ракете.

– Ребята, я в вас верю, – Андрей Павлович похлопал их по спинам, – шанс у вас всего один, но зато какой! Вы будете первыми. И очень жду вас обратно, хотя пока ещё и не знаю об этом.

Он вышел из автобуса, махнул рукой водителю, и ракета, до этого спокойно стоявшая на месте, плавно двинулась навстречу будущим космонавтам.

Часть 2

Показать полностью
343

Нил Гейман. Почему наше будущее зависит от библиотек, чтения и фантазии

Нил Гейман. Почему наше будущее зависит от библиотек, чтения и фантазии Будущее, Литература, Книги, Чтение, Длиннопост, Нил Гейман

От переводчицы

Нил Гейман прочитал выдающуюся лекцию о природе и пользе чтения. Это не просто страстная апология, не туманное размышление, столь свойственное порой интеллектуалам-гуманитариям, но очень понятное, последовательное доказательство, казалось бы, очевидных вещей. Если у вас есть друзья-математики, которые спрашивают вас, зачем читать художественную литературу, дайте им этот текст. Если у вас есть друзья, которые убеждают вас, что скоро все книги станут исключительно электронными, дайте им этот текст. Если вы с теплотой (или наоборот с ужасом) вспоминаете походы в библиотеку, прочитайте этот текст. Если у вас подрастают дети, прочитайте с ними этот текст, а если вы только задумываетесь о том, что и как читать с детьми, тем более прочитайте этот текст.
Я, конечно, рекомендую оригинал, но некоторое представление о нем можно получить из моего перевода.

Читая и переводя это текст, я думала о своей маме, которая работает в библиотеке в числе тех, кто придумывает, как сохранить ее полезной и нужной для людей XXI века.
Я думала о тете своей бабушки, которая работала в библиотеке.
Я думала о своей бабушке, которая больше всего на свете любила читать и которая посылала своему брату учебники, умоляя учиться и читать.
Я думала о себе, каждый день работающей над тем, чтобы людям было удобно и интересно покупать и читать бумажные книги. Это у нас в крови. Это то, что определяет нашу жизнь, то, чего у нас уже не отнять. И я бесконечно рада услышать и прочитать, что все, что так ценно для нас, волнует и Нила Геймана.

Нил Гейман. Почему наше будущее зависит от библиотек, чтения и фантазии Будущее, Литература, Книги, Чтение, Длиннопост, Нил Гейман

Далее сама речь.

Людям важно объяснять, на чьей они стороне и почему, а также пристрастны ли они. Своего рода декларация интересов. Итак, я собираюсь поговорить с вами о чтении. Я собираюсь рассказать вам, что библиотеки важны. Я собираюсь предположить, что чтение художественной литературы, чтение для удовольствия является одной из самых важных вещей в жизни человека. Я собираюсь со всей страстью умолять людей осознать, что такое библиотеки и библиотекари, и сохранить оба явления.

И я очевидно очень сильно пристрастен, ведь я писатель, автор художественных текстов. Я пишу и для детей, и для взрослых. Уже около 30 лет я зарабатываю себе на жизнь с помощью слов, по большей части создавая вещи и записывая их. Несомненно я заинтересован, чтобы люди читали, чтобы люди читали художественную литературу, чтобы библиотеки и библиотекари существовали и способствовали любви к чтению и существованию мест, где можно читать.

Так что я пристрастен как писатель. Но я гораздо больше пристрастен как читатель. И я еще больше пристрастен как гражданин Великобритании.

Я произношу эту речь сегодня под патронатом Агентства чтения, благотворительной организации, чья миссия состоит в том, чтобы дать всем равные шансы в жизни и помочь стать уверенными и заинтересованными читателями. Сюда входит поддержка образовательных программ, библиотек и отдельных личностей, а также откровенное и бескорыстное поощрение самого акта чтения. Потому что, как говорят, все меняется, когда мы читаем.

Именно эта перемена и именно этот акт чтения — то, о чем я хочу сегодня поговорить. Я хочу рассказать о том, что с нами делает чтение. Для чего оно ссоздано.

Однажды я был в Нью-Йорке и услышал разговор о строительстве частных тюрем — это стремительно развивающаяся индустрия в Америке. Тюремная индустрия должна планировать свой будущий рост — сколько камер им понадобится? Каково будет количество заключенных через 15 лет? И они обнаружили, что могут предсказать все это очень легко, используя простейший алгоритм, основанный на опросах, какой процент 10 и 11-летних не может читать. И конечно не может читать для своего удовольствия.

В этом нет прямой зависимости, нельзя сказать, что в образованном обществе нет преступности. Но взаимосвязь между факторами видна.

Я думаю, что самые простые из этих связей происходят из очевидного. Грамотные люди читают художественную литературу.

У художественной литературы есть два назначения. Во-первых, она открывает вам зависимость от чтения. Жажда узнать, что же случится дальше, желание перевернуть страницу, необходимость продолжать, даже если будет тяжело, потому что кто-то попал в беду, и ты должен узнать, чем это все кончится… в этом есть настоящий драйв. Это заставляет узнавать новые слова, думать по-другому, продолжать двигаться вперед. Обнаруживать, что чтение само по себе является наслаждением. Единожды осознав это, вы на пути к постоянному чтению. Чтение — это ключ. Несколько лет назад я слышал высказывания, что мы живем в «постграмотном» мире, где возможность извлекать смысл из письменного текста уже вторична, но эти дни прошли. Слова сейчас важнее чем когда- либо, мы исследуем мир с помощью слов, а так как мир соскальзывает в мировую паутину, мы следуем за ним, чтобы общаться и осознавать то, что мы читаем. Люди, которые не понимают друг друга, не могут обмениваться идеями, не могут общаться, а программы-переводчики делают только хуже.

Простейший способ гарантировано вырастить грамотных детей — это научить их читать и показать, что чтение — это приятное развлечение. Самое простое — найдите книги, которые им нравятся, дайте им доступ к этим книгам и позвольте им прочесть их.

Я не думаю, что существует такая вещь, как плохая книга для детей. Снова и снова среди взрослых становится модно указывать на определенные детские книги, часто на целый жанр или автора, и провозглашать их плохими книгами, книгами, от чтения которых нужно оградить детей. Я видел, как это происходило снова и снова, Энид Блайтон называли плохим автором, это же случилось и с Робертом Лоуренсом Стайном, и с множеством других. Комиксы осуждали за то, что они способствовали безграмотности.

Это ерунда. Это снобизм и глупость. Не существует плохих авторов для детей, если дети хотят их читать и ищут их книги, потому что все дети разные. Они находят нужные им истории, и они входят внутрь этих историй. Избитая затасканная идея не избита и затаскана для них. Ведь ребенок открывает ее впервые для себя. Не отвращайте детей от чтения лишь потому, что вам кажется, будто они читают неправильные вещи. Литература, которая вам не нравится, — это путь к книгам, которые могут быть вам по душе. И не у всех одинаковый с вами вкус.

Взрослые с добрыми намерениями могут легко уничтожить любовь ребенка к чтению: оградите их от чтения того, что им нравится, или дайте им достойные, но скучные книги, эти современные эквиваленты викторианской «воспитательной» литературы. Вы останетесь с поколением, убежденным, что читать — это не круто, или хуже того — неприятно.

Нужно, чтобы наши дети вставали на лестницу чтения: все, что им нравится, будет продвигать их — ступень за ступенью — к грамотности. (А также никогда не повторяйте ошибку, что сделал автор, когда его 11-летняя дочка зачитывалась Р. Л. Стайном. Ошибка состояла в том, чтобы пойти к ней и вручить книжку Стивена Кинга «Кэрри» со словами «если ты любишь Стайна, то и это тебе понравится!» Холли не читала ничего, кроме безобидных историй о поселенцах в прериях, до конца подросткового возраста, и до сих пор гневно смотрит на меня, когда слышит имя Стивена Кинга.)

И вторая вещь, которую делает художественная литература, — она порождает эмпатию. Когда вы смотрите телепередачу или фильм, вы смотрите на вещи, которые происходят с другими людьми. Художественная проза — это что-то, что вы производите из 33 букв и пригоршни знаков препинания, и вы, вы один, используя свое воображение, создаете мир, населяете его и смотрите вокруг чужими глазами. Вы начинаете чувствовать вещи, посещать места и миры, о которых вы бы и не узнали. Вы узнаете, что внешний мир — это тоже вы. Вы становитесь кем-то другим, и когда возвратитесь в свой мир, то что-то в вас немножко изменится.

Эмпатия — это инструмент, который собирает людей вместе и позволяет вести себя не как самовлюбленные одиночки.

Вы также находите в книжках кое-что жизненно важное для существования в этом мире. И вот оно: миру не обязательно быть именно таким. Все может измениться.

В 2007 году я был в Китае, на первом одобренном партией конвенте по научной фантастике и фэнтези. В какой-то момент я спросил у официального представителя властей: почему? Ведь НФ не одобрялась долгое время. Что изменилось?

Все просто, сказал он мне. Китайцы создавали великолепные вещи, если им приносили схемы. Но ничего они не улучшали и не придумывали сами. Они не изобретали. И поэтому они послали делегацию в США, в Apple, Microsoft, Google и расспросили людей, которые придумывали будущее, о них самих. И обнаружили, что те читали научную фантастику, когда были мальчиками и девочками.

Литература может показать вам другой мир. Она может взять вас туда, где вы никогда не были. Один раз посетив другие миры, как те, кто отведали волшебных фруктов, вы никогда не сможете быть полностью довольны миром, в котором выросли. Недовольство — это хорошая вещь. Недовольные люди могут изменять и улучшать свои миры, делать их лучше, делать их другими.

И пока мы не ушли от темы, я хотел бы сказать пару слов об эскапизме. Этот термин произносят так, как будто это что-то плохое. Как будто бы «эскапистская» литература — это дешевый дурман, потребный только запутанным, одураченным и введенным в заблуждение. А единственная литература, достойная детей и взрослых, — это литература подражательная, отражающая все худшее в этом мире.

Если бы вы оказались в неразрешимой ситуации, в неприятном месте, среди людей, которые не желали вам ничего хорошего, и кто-то предложил бы вам временный уход оттуда, неужели бы вы его не приняли? Именно такова эскапистская литература, это литература, которая открывает дверь, показывает, что на улице солнце, дает место, куда можно пойти, если тебя контролируют, и людей, с которыми хочется быть (а книги — это реально существующие места, не сомневайтесь в этом). А что еще важнее, во время такого побега книги могут дать вам знания о мире и ваших бедах, они дают вам оружие, дают вам защиту: подлинные вещи, которые можно забрать с собой в тюрьму. Знания и умения, которые можно использовать для настоящего побега.

Как напоминает нам Дж. Р. Р. Толкин, единственные люди, которые протестуют против побега, это тюремщики.

Другой способ разрушить детскую любовь к чтению, это, конечно, убедиться, что рядом нет книг. И нет мест, где дети бы могли их прочитать. Мне повезло. Когда я рос, у меня была великолепная районная библиотека. У меня были родители, которых можно было убедить забросить меня в библиотеку по дороге на работу во время летних каникул. И библиотекари, которые принимали маленького одинокого мальчика, который возвращался в библиотеку каждое утро и изучал каталог карточек, разыскивая книги с призраками, магией или ракетами в них, книги с вампирами или загадками, с ведьмами и чудесами. И когда я прочитал всю детскую библиотеку, я принялся за взрослые книги.

Они были хорошими библиотекарями. Они любили книги и любили, чтобы их читали. Они научили меня, как заказывать книги из других библиотек через межбиблиотечный обмен. У них не было снобизма по поводу того, что я читал. Казалось, им нравился мальчик с широко распахнутыми глазами, который любил читать. Они говорили со мной о прочитанных книгах, они находили для меня другие книги из серии, они помогали. Они относились ко мне как обычному читателю — не больше и не меньше — и это значило, что они уважали меня. В 8 лет я не привык к тому, чтобы меня уважали.

Библиотеки — это свобода. Свобода читать, свобода общаться. Это образование (которое не заканчивается в тот день, когда мы покидаем школу или университет), это досуг, это убежище и это доступ к информации.

Я боюсь, что в 21 веке люди не совсем понимают, что такое библиотеки и каково их назначение. Если вы воспринимаете библиотеку как полку с книгами, она может показаться вам старой и несовременной в мире, где, большинство, но не все книги существуют в электронном виде. Но это фундаментальная ошибка.

Я думаю, что тут все дело в природе информации. Информация имеет цену, а правильная информация бесценна. На протяжении всей истории человечества мы жили во времена нехватки информации. Получить необходимую информацию всегда было важно и всегда чего-то стоило. Когда сажать урожай, где найти вещи, карты, истории и рассказы — это то, что всегда ценилось за едой и в компаниях. Информация была ценной вещью, и те, кто обладали ею или добывали ее, могли рассчитывать на вознаграждение.

В последние годы мы отошли от нехватки информации и подошли к перенасыщению ею. Согласно Эрику Шмидту из Google, теперь каждые два дня человеческая раса создает столько информации, сколько мы производили от начала нашей цивилизации до 2003 года. Это что-то около пяти эксобайтов информации в день, если вы любите цифры. Сейчас задача состоит не в том, чтобы найти редкий цветок в пустыне, а в том, чтобы разыскать конкретное растение в джунглях. Нам нужна помощь в навигации, чтобы найти среди этой информации то, что нам действительно нужно.

Библиотеки — это места, куда люди приходят за информацией. Книги — это только верхушка информационного айсберга, они лежат там, и библиотекари могут свободно и легально обеспечить вас книгами. Больше детей берут книги из библиотек, чем когда-либо раньше, и это разные книги — бумажные, электронные, аудиокниги. Но библиотеки — это еще, например, места, где люди, у которых нет компьютера или доступа к интернету, могут выйти в сеть. Это ужасно важно во времена, когда мы ищем работу, рассылаем резюме, оформляем пенсию в интернете. Библиотекари могут помочь этим людям ориентироваться в мире.

Я не думаю, что все книги должны попасть или попадут на экраны. Как однажды заметил Дуглас Адамс, за 20 лет до появления Киндла, бумажная книга похожа на акулу. Акулы старые, они жили в океане до динозавров. И причина, почему акулы до сих пор существуют, состоит в том, что акулы лучше всех справляются с ролью акул. Бумажные книги прочные, их сложно уничтожить, они водонепроницаемые, работают при солнечном свете, удобно лежат в руке — они хороши в роли книг, и для них всегда останется место. Они принадлежат библиотекам, даже если библиотеки уже стали местом, где вы можете получить доступ к электронным книгам, аудиокнигам, DVD и интернет-контенту.

Библиотека — это хранилище информации, которое дает каждому гражданину равный доступ к ней. Это включает в себя информацию о здоровье. И о психическом здоровье. Это место для общения. Это укромное место, убежище от окружающего мира. Это место с библиотекарями. Какими будут библиотеки будущего, мы можем воображать уже сейчас.

Грамотность стала важнее, чем когда-либо в этом мире СМС и е-мейлов, в мире письменной информации. Мы должны читать и писать, и нам нужны открытые миру граждане, которые могут комфортно читать, понимать, что они читают, понимать нюансы и быть понятными другим.

Библиотеки — это действительно ворота в будущее. Так что очень жаль, что по всему свету мы видим, как местные власти рассматривают закрытие библиотек как легкий способ сохранить деньги, не понимая, что они обкрадывают будущее, чтобы заплатить за сегодня. Они закрывают ворота, которые должны быть открыты.

Согласно недавнему исследованию Организации Экономического сотрудничества и роста, Англия — это единственная страна, где население старшего возраста более грамотное и более многочисленное, чем население младшего возраста, если сравнивать эти показатели с другими факторами, например, гендер, социально-экономические показатели и тип занятости.

Говоря другими словами, наши дети и внуки не так грамотны, как мы, и их меньше, чем нас. Они меньше способны ориентироваться в мире, понимать его, решать проблемы. Их легче обмануть и запутать, у них меньше возможностей изменить свой мир, они менее трудоспособны. Да все вышеперечисленное. И Англия как страна падет под натиском более развитых наций, потому что ей будет не хватать квалифицированной рабочей силы.

Книги — это способ общаться с мертвыми. Это способ учиться у тех, кого больше нет с нами. Человечество создало себя, развивалось, породило тип знаний, которые можно развивать, а не постоянно запоминать. Есть сказки, которые старше многих стран, сказки, которые надолго пережили культуры и стены, в которых они были впервые рассказаны.

Я считаю, что у нас есть ответственность перед будущим. Ответственность и обязательства перед детьми, перед взрослыми, которыми станут эти дети, перед миром, в котором они будут жить. Мы все — читатели, писатели, граждане — имеем обязательства. Пожалуй, я попробую сформулировать некоторые из них.

Я верю, что мы должны читать для удовольствия, наедине с собой и на публике. Если мы читаем для удовольствия, если другие видят нас за книгой, мы учимся, мы тренируем наше воображение. Мы показываем другим, что чтение — это хорошо.

Мы должны поддерживать библиотеки. Использовать библиотеки, поощрять других пользоваться ими, протестовать против их закрытия. Если вы не цените библиотеки, значит, вы не цените информацию, культуру или мудрость. Вы заглушаете голоса прошлого и вредите будущему.

Мы должны читать вслух нашим детям. Читать им то, что их радует. Читать им истории, от которых мы уже устали. Говорить на разные голоса, заинтересовывать их и не прекращать читать только потому, что они сами научились это делать. Делать чтение вслух моментом единения, временем, когда никто не смотрит в телефоны, когда соблазны мира отложены в сторону.

Мы должны пользоваться языком. Развиваться, узнавать, что значат новые слова и как их применять, общаться понятно, говорить то, что мы имеем в виду. Мы не должны пытаться заморозить язык, притворяться, что это мертвая вещь, которую нужно чтить. Мы должны использовать язык как живую вещь, которая движется, которая несет слова, которая позволяет их значениям и произношению меняться со временем.

Писатели — особенно детские писатели — имеют обязательства перед читателями. Мы должны писать правдивые вещи, что особенно важно, когда мы сочиняем истории о людях, которые не существовали, или местах, где не бывали, понимать, что истина — это не то, что случилось на самом деле, но то, что рассказывает нам, кто мы такие. В конце концов, литература — это правдивая ложь, помимо всего прочего. Мы должны не утомлять наших читателей, но делать так, чтобы они сами захотели перевернуть следующую страницу. Одно из лучших средств для тех, кто читает с неохотой — это история, от которой они не могут оторваться.

Мы должны говорить нашим читателям правду, вооружать их, давать защиту и передавать ту мудрость, которую мы успели почерпнуть из нашего недолгого пребывания в этом зеленом мире. Мы не должны проповедовать, читать лекции, запихивать готовые истины в глотки наших читателей, как птицы, которые кормят своих птенцов предварительно разжеванными червяками. И мы не должны никогда, ни за что на свете, ни при каких обстоятельствах писать для детей то, что бы нам не хотелось прочитать самим.

Мы должны понимать и признавать, что как детские писатели мы делаем важную работу, потому что если мы не справимся и напишем скучные книги, которые отвратят детей от чтения и книг, то мы истощим наше будущее и еще больше принизим их.

Все мы — взрослые и дети, писатели и читатели — должны мечтать. Мы должны выдумывать. Легко притвориться, что никто ничего не может изменить, что мы живем в мире, где общество огромно, а личность меньше чем ничто, атом в стене, зернышко на рисовом поле. Но правда состоит в том, что личности меняют мир снова и снова, личности создают будущее, и они делают это, представляя, что вещи могут быть другими.

Оглянитесь. Я серьезно. Остановитесь на мгновение и посмотрите на помещение, в котором вы находитесь. Я хочу показать что-то настолько очевидное, что его все уже забыли. Вот оно: все, что вы видите, включая стены, было в какой-то момент придумано. Кто-то решил, что гораздо легче будет сидеть на стуле, чем на земле, и придумал стул. Кому-то пришлось придумать способ, чтобы я мог говорить со всем вами в Лондоне прямо сейчас, без риска промокнуть. Эта комната и все вещи в ней, все вещи в здании, в этом городе существуют потому, что снова и снова люди что-то придумывают.

Мы должны делать вещи прекрасными. Не делать мир безобразнее, чем он был до нас, не опустошать океаны, не передавать наши проблемы следующим поколениям. Мы должны убирать за собой, и не оставлять наших детей в мире, который мы так глупо испортили, обворовали и изуродовали.

Мы должны говорить нашим политикам, чего мы хотим, голосовать против политиков из любой партии, которые не понимают роли чтения в формировании настоящих граждан, политиков, которые не хотят действовать, чтобы сохранять и защищать знание и поощрять грамотность. Это не вопрос политики. Это вопрос обычной человечности.

Однажды Альберта Эйнштейна спросили, как мы можем сделать наших детей умнее. Его ответ был простым и мудрым. Если вы хотите, чтобы ваши дети были умны, сказал он, читайте им сказки. Если вы хотите, чтобы они были еще умнее, читайте им еще больше сказок. Он понимал ценность чтения и воображения. Я надеюсь, что мы сможем передать нашим детям мир, где они будут читать, и им будут читать, где они будут воображать и понимать.

October 14, 2013

Показать полностью 1
152

"Урок демократии"

Помню, у нас на паре по лексикологии препод как-то решил мини-выборы провести. Прочитал стишок "Зима! Крестьянин, торжествуя...", чтобы мы его разобрали на слова и проанализировали происхождение каждого слова (русское, заимствованное, общеславянское, индоевропейское...). Прочитал и так мимоходом спрашивает: "А кто автор?" (Типа пошутил, ну нельзя же не помнить автора того, что все учат в первом классе, нашего всего, солнца русской поэзии). И девочки такие в несколько голосов: "Некрасов!" Я: "С ума сошли?? Это же Пушкин!" Они мне: "Да ты чооо, это Некрасов, он же про крестьян писал". Я сижу тихо охуеваю. И тут препод говорит: "А давайте проголосуем. Поднимите руки, кто за Некрасова". Поднялось 8 рук. "А теперь за Пушкина". Я робко протягиваю руку, потому что уже начинаю сомневаться в собственной правоте, ибо ну это же немыслимо! И он говорит с подъёбочкой: "Ну что, как видим, большинство проголосовало за Некрасова. Что ж, вы правы, это действительно мог бы быть Некрасов, если бы он сочинил роман "Евгений Онегин". Ну девочки приуныли, что не угадали автора. А препод говорит: "Вот я вам и продемонстрировал, что такое демократия".



Катерина Червенкова (с)

Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: