257

В избушке Бабы-Яги: Нелепица

В избушке Бабы-Яги: Нелепица Роман Седов, Сказка, Рассказ, Текст, Длиннопост, Баба-Яга, Несуразность, Не такая сказка

- Яга! - заорал Богатырь, - Выходи, биться будем!


Баба-Яга шлёпнулась с печи от удивления.


- Чего?!


- Выходи, говорю, на битву!


- Ты с ума сошёл, касатик? - Яга выглянула в окно, - Где ж это видано, чтобы со мной сражались? Пусть я и немолода, но всё же женщина.


- Нечисть ты, - Богатырь плюнул себе под ноги, - А я клятву дал, что Царство наше славное от нечисти избавлю! Выходи!


- Да поди ты к Лешему, окаянный! Не пойду я никуда!


- По-хорошему предлагаю. Откажешься - я тебя сам из избушки вытащу.


- Да что ж это делается! - возмутилась Яга, - Баюн! Баюн, чтоб тебя! А ну, просыпайся!


- Я не брал, - сонно пробормотал Баюн, - Меня подставили.


- Да проснись ты, валенок! Тут Богатырь со мной сражаться пришёл!


Баюн открыл глаза, потянулся, и забрался на окно.


- Правда, что ли? - зевнул он, - Сражаться с бабушкой пришёл?


- Верно всё, - кивнул Богатырь, - Не на жизнь, а на смерть.


Баюн удивлённо охнул.


- А меня тоже бить будешь?


- Если помешать попытаешься, то да. Сказки можешь не рассказывать, заговорённый я.


- Тогда я объявляю себя нейтральной стороной!


Яга метким броском сбила его с окна валенком.


- Блохастый предатель!


- Зато живой, - обиженно проворчал Баюн, отряхиваясь от листьев.


- Это временно, - пообещала Яга, - Как с Богатырём закончу, мы с тобой побеседуем.


Из земли вылезли корни деревьев, крепко обвив лапы Кота.


- Так нечестно! - заорал Баюн, пытаясь вырваться, - Я же всего лишь котёночек!


- Молчи, валенок. Богатырь, ты там?


- Тут, - отозвался Богатырь, - Выходишь, нечисть?


- Выхожу, - ответила Яга, - А тебя кто надоумил со мной сразиться?


Богатырь усмехнулся и закинул дубину на плечо.


- Зубы не заговаривай. Зелья против меня не помогут. Выходи, Яга, не испытывай моё терпение.


Яга расстроенно вздохнула.


- Подготовился, - пробормотала она, - Во дела! Богатырь, а у меня ведь даже оружия никакого нет. Как сражаться-то?


- Твои проблемы! - фыркнул Богатырь, - Главное, что у меня дубина есть. Хотя с тобой я и без неё справлюсь.


- Как тебе не стыдно! - раздалось позади него.


Богатырь удивлённо обернулся - около деревьев стоял Кощей в доспехах и с мечом в руке.


- Как смеешь ты угрожать расправой этой прекрасной женщине?


- Ура! - радостно заорал Баюн, - Наши пришли!


Богатырь внимательно посмотрел на Кощея и снял дубину с плеча.


- Помешать хочешь, старый хрыч? - засмеялся он, - Что ж, начну с тебя. За один раз наше Царство от двух негодяев избавлю.


Богатырь кинулся на Кощея, но тот ловко отпрыгнул в сторону, выбив из рук дубину. Богатырь хмыкнул, и бросился на Кощея с голыми руками. Кощей вновь отпрыгнул в сторону, подхватил с земли дубину, и от всей души приложил ею по голове противника. Богатырь обиженно ойкнул и рухнул на землю.


- Кощеюшка! - Баба-Яга выбежала из избушки и повисла на шее Кощея, - Спаситель мой! Боюсь даже представить, что было бы, если бы не ты! Как ты здесь оказался-то?


- Да я грибы собирал, - ответил Кощей, - Здесь рядом. Крики твои услышал, и сразу отправился на выручку.


Баба-Яга задумчиво отступила от Кощея.


- В доспехах?


- Хороший вопрос, бабушка, - похвалил Баюн, - И где же лукошко?


- По пути выбросил, - ответил Кощей, - Не с собой же мне его нести! А что до доспехов - сама видишь, Яга, сколько богатырья развелось! Нужно быть начеку!


- Твоя правда, - кивнула Яга, - Не серчай, Кощеюшка, это у меня от страху мысли дурные лезут.


Тем временем Богатырь очнулся, и приподнялся, удивлённо оглядываясь.


- Кощей? - прищурился он, - А чего мы тут…


Договорить он не успел - Кощей вновь опустил дубину на его голову.


- Грибы, значит?


- Это не то, чем кажется, - заулыбался Кощей, - Я ж его вон как приложил, мало ли, что он там несёт.


- Ничего не понимаю, - проворчал Баюн, - Что происходит?


- В Героя поиграть решил, - ответила Баба-Яга, уперев руки в бока, - Опоил Богатыря зельем, и со мной сражаться отправил. А сам в кустах сидел, чтобы, якобы случайно, появиться и спасти меня, заслужив таким образом особое расположение.


- Как ты могла такое подумать! - натурально обиделся Кощей, - Это какая-то нелепица!


- Да? Сейчас Богатырь очнётся, мы у него и спросим, что последнее он помнит.


Кощей покраснел и осторожно двинулся к кустам.


- Стоять! - рявкнула Яга.


Кощей вздрогнул и бросился бежать, в один миг скрывшись из виду.


- Как ты его! - восхитился Баюн, - Ай да молодец, бабушка, раскусила негодяя в два счёта!


- А то! - улыбнулась Яга, подойдя поближе к Коту, - Так какой стороной ты сам себя объявил?


===


© Роман Седов

Найдены дубликаты

Отредактировал FoxWithoutAName 1 месяц назад
+5

Да не оскудеют поставки на Пикабу сей годноты.

+9

Пикапер.

Иллюстрация к комментарию
+4

Эхх, без местных ценителей как-то пусто в комментах...

@Lipotika, Седов, налетай!

раскрыть ветку 39
+2
раскрыть ветку 22
раскрыть ветку 12
раскрыть ветку 6
0
Спасибо)
0
+1

@alya130666, Седов

раскрыть ветку 15
+1
+1
раскрыть ветку 4
раскрыть ветку 1
0
раскрыть ветку 6
+2
Да пох кто,зачетная сказка+
+1

Если пост начинается с прямой речи - 80% сказка Седова. Если, к тому же, в первом предложении упомянут герой русских народных сказок - 100% сказка Седова.

0

А бабуля- то! Вылитый Сергей Рожков из "пельменей!" Вот кто котика играет, не признаю под гримом... )))

раскрыть ветку 1
0

Котика играет Иииигорь

+1
Где ссылка на источник и почему это постит не тот кто обычно. Ещё и тегов нужных нет
раскрыть ветку 5
+2

Ну автора-то ТС указал.

Даже ленивый, набрав «Роман Седов», увидит с десяток ссылок на это имя.

+1
@moderator, приложите ссылку на источник
https://zen.yandex.ru/media/skazka/v-izbushke-babyiagi-nelep...
Иллюстрация к комментарию
0
и почему это постит не тот кто обычно

И с каких пор Обоссанта стал монополистом на копирование определенных текстов?

раскрыть ветку 2
+1

Иногда удобнее искать контент не по тегу, а по ТСу

раскрыть ветку 1
0

Занятно. Но ИМХО послабее Кериных сказок.

Похожие посты
195

Охота на Чудищ и никакой справедливости

Предыдущая часть истории - Двадцать заговорённых Богатырей


— Правильно ли я тебя понимаю, дорогая моя бабушка? — Баюн, развалившись на столе, хрустел свежим карасём. — Я — самая важная личность в этой избушке?

— А от важности ничего не треснет? — спросила Баба-Яга.

— Мне не нравится твой тон, женщина. Рекомендую сменить.

— Ты договоришься, я тебе…

— Что? — засмеялся Баюн. — Что ты сделаешь? Хвост с ушами местами поменяешь? Давай. Только учти, что тогда ты потеряешь свой единственный шанс. Кощея с Иваном нет, а Богатырям Ладислав строго-настрого запретил тебе помогать.

— Сволота! — вздохнула Яга. — Какая вот ему разница, кто это сделает? Главное ведь избавиться от Чудища.

— Воспитательный процесс, полагаю.

— Заберу у него бумагу со своей подписью и такой воспитательный процесс ему устрою — закачается!

Баюн лениво потянулся и зевнул:

— Это если я соблаговолю тебе помочь.

— А ну тебя в трещину! — злобно махнула рукой Яга. — Сама справлюсь. Но имей в виду — за сметаной и рыбой ко мне больше не подходи. И пироги сам себе пеки.

— Что ты так нервничаешь? — Баюн испуганно прижал уши. — Разумеется, я тебе помогу и изловлю это несчастное Чудище. Для меня это раз плюнуть!

— Коты плеваться не умеют.

Баюн попытался плюнуть и разочарованно вздохнул:

— Действительно. Тогда для меня это раз моргнуть! Видишь? Но давай, всё же, проясним — я самая важная личность в этой избушке?

— На сегодняшний день, — ответила Яга. — Ладно, ты всю эту неделю будешь самой важной личностью, обещаю.

— Сегодня суббота! — фыркнул Баюн. — Не забывай, что я поразительно умён и крайне внимателен. Обещай мне и следующую.

— Чёрт с тобой. И следующую тоже.

Баюн удовлетворённо кивнул, не заметив скрещённых пальцев за спиной Яги, ещё раз потянулся и спрыгнул со стола. С важным видом почесав за ухом, он забрался за печку, разогнав спящих там человечков и вылез обратно, держа в зубах какую-то вещь, замотанную в тряпицу.

— Это что? — поинтересовалась Яга.

— Инструмент для сражений, — ответил Баюн. — Он принадлежит мне, надеюсь, это понятно? Поэтому я отказываюсь уточнять, что именно это такое.

— Да без разницы, главное, чтобы это в деле помогло. План у тебя есть?

— В общих чертах. Я уже узнал, где в последний раз видели это Чудище, поэтому осталось найти Богатыря, чтобы…

— Ладислав ведь запретил, — напомнила Яга.

— Он запретил тебе помогать, — усмехнулся Баюн. — Про меня он ничего не говорил. Ну и я не стану сразу говорить Богатырю, с кем именно мне требуется помощь. Не стоит сомневаться в моём выборе правильных методов охоты на Чудищ. Я это не в первый раз проворачиваю.

— Да ну? Сколько это раз ты ещё на Чудищ охотился?

— Немыслимое количество.

— В своих фантазиях?

— Они были крайне реалистичны, поэтому можно считать, что происходили на самом деле.

— Тебе видней, охотник, — Яга села в кресло, наморщив лоб. — Зелий с собой дать?

— И как я их понесу? — возразил Баюн. — У меня карманов на шкуре нет, а вновь надеть на меня штаны я не позволю.

Яга, задумчиво потерев бородавку на носу, встала из кресла и заглянула в один из сундуков.

— Во, нашла. Небольшая, по земле тащиться не будет.

— Котомка? — с интересом спросил Баюн. — Ха! Котомка для кота! Понимаешь? Котомка!

— Как дитё малое, — вздохнула Яга. — Зелий каких дать?

— Разных. Много не клади, всё равно все не понадобятся. Основных, так сказать.

Яга, немного подумав, взяла из сундука несколько маленьких бутыльков и сложила их в котомку.

— Где какое знаешь?

— Не первый день в избушке, — важно ответил Баюн, убирая свою замотанную вещицу в котомку. — По цвету или запаху различу. Как её надеть-то?

Яга надела на Кота котомку, затянув ремешки потуже:

— Перекрестить на дорожку?

— Очень смешно, бабушка! Такие шутки, знаешь ли, всё искреннее желание помочь отбивают. Могу и передумать.

— А я могу тоже что-нибудь отбить, — Яга угрожающе улыбнулась и взяла Кота на руки. — Ты уж поосторожнее там.

— Не переживай! — довольно мурлыкнул Баюн. — Я это Чудище в два счёта одолею, вот увидишь!

***

— Дело, я смотрю, серьёзное, — Богатырь плюхнулся на траву рядом с дремлющим Котом. — В котомке еда, угадал?

— Полезные в нашем ремесле вещи, — пробормотал Баюн, открыв глаза. — Что я, обжора какая-то, что ли? Где тебя носило, а? И почему от тебя пахнет собакой? Как смел ты явиться сюда с таким запахом?

— С щенками играл. Могу уйти, если тебе совсем отвратно.

— Переживу как-нибудь, хоть и буду страдать, не подавая вида. Пошли.

— Пошли, — Богатырь потянулся и встал с земли. — Куда идём-то хоть?

— На Чудище, — важно ответил Баюн, почесав за ухом и отряхнувшись. — Живьём не брать.

— Ого! Это чем же оно тебе так насолило?

— Не мне одному — многие честные люди пострадали от его возмутительных деяний. Но ты не переживай, я сделаю всё сам. Ты мне больше нужен в качестве проводника, чем бойца.

— Тогда вопросов задавать не стану, — кивнул Богатырь. — Где нам его искать?

— В последний раз его видели рядом с мельницей, — ответил Баюн. — Знаешь, где она?

— Знаю.

— Тогда в путь. И, если ты не против, я предпочёл бы путешествовать у тебя на руках — мне нужно беречь силы для битвы.

— Ну уж нет, — покачал головой Богатырь. — Ты толстый, а я…

— Что? — ахнул Баюн. — Как ты меня назвал?!

— Толстым. В тебе пуда полтора, не меньше.

— Не будь ты моим коллегой на сегодня, я бы уже тебя съел.

— Оно и понятно, такие толстяки долго без еды не могут.

Баюн схватился за сердце и упал на землю, изображая страдание. Богатырь, пожав плечами, пошёл дальше.

— Сволота, — проворчал Баюн, вставая с земли. — Хотя бы помедленнее иди, а?

— У меня ещё дел на сегодня много, — отозвался Богатырь. — Так что или догоняй, или иди один на своё Чудище.

Баюн вздохнул и, ворча под нос, побежал за Богатырём.

***

— Вот и мельница, — объявил Богатырь, остановившись. — Ты живой там?

— Относительно, — прохрипел Баюн, завалившись на траву. — Ой, тяжко-то как! Чудища не видать?

— Не видать.

— Жаль, было бы проще. Эх, надо было с собой живой воды пару капель взять, в глазах темно.

— Оклемаешься, — с уверенностью в голосе сказал Богатырь. — Ладно, лежи, я пока следы поищу.

— Не старайся, — махнул лапой Баюн. — Чудище-то летающее, следов на земле не оставляет.

— Летающее? Тьфу! Ты что же, по указанию Яги на это Чудище пошёл?

— Бабушка мне не приказывает, если что. Это было моё личное желание. Очень уж мне тревожно за наших добрых жителей — вдруг Чудище им навредит? Такого я допустить никак не могу, сам понимаешь.

— Не понимаю, — Богатырь помахал рукой. — Я пошёл, дальше ты сам. Ладислав запретил Яге помогать.

— Но мне-то не запрещал, — сказал Баюн. — Верно?

— А ты действуешь… Слышишь?

Баюн навострил уши: из леса за мельницей доносилось «бзз».

— Нашёлся, голубчик! — обрадовался он, скидывая с себя котомку.

— Я останусь, но вмешиваться не стану, — сказал Богатырь. — Не хочу с Ладиславом отношения портить. Как ловить собираешься? Что это?

Баюн вынул из котомки свою вещь и развернул тряпицу. Богатырь удивлённо присвистнул:

— Волшебная палочка?! Мать честная! Откуда?

— Сам сделал. У бабушки много чего интересного в книгах найти можно. Сейчас вернусь.

Взяв палочку в зубы, Баюн побежал на звук. Чудище-комар летало вокруг дерева, свесив длинный язык вниз и говорило «бзз».

— Попался! — радостно заорал Баюн, махнув палочкой. — Получай!

Чудище-комар остановилось и уставилось на Кота:

— Бзз.

Баюн ещё раз взмахнул палочкой, но ничего не произошло.

— Стоило спросить у Феи, как она работает, — пробормотал он, махая палочкой. — Надо будет её разыскать, вряд ли она ещё злится.

Чудище-комар, тем временем, развернулось и полетело вглубь леса.

— Вот так и надейся на современные технологии, — проворчал Баюн. — Везёт мне, что я сообразительный.

Догнав Чудище-комара, Баюн подпрыгнул и схватил его за длинный язык.

— Попался! Теперь я тебя… Тьфу! Надо не забыть придумать дополнительный план на случай невозможности реализации основного. Э, ты чего задёргался?

Повернувшись, Кот замер: перед ним стояло огромное трёхлапое Чудище, которое требовательно тянуло лапы к Чудищу-комару.

— Ваша собачка? — севшим голосом спросил Баюн. — А я тут прогуливался, гляжу — гуляет без привязи.

Чудище рыкнуло — Баюн вздрогнул, выпустил язык Чудища-комара из лапы и бросился бежать.

***

Богатырь подпрыгнул на месте, увидев орущего во всё горло Баюна и бегущее за ним огромное Чудище. Чудище-комар, издавая боевое «бзз», летело следом.

— Этот маленький уродец завёл друга, — выпалил Баюн, спрятавшись за Богатырём. — И он выглядит крайне недоброжелательно.

Чудище остановилось в нескольких шагах от Богатыря и медленно подходило ближе.

— Разбирайся сам, это твоё дело, — сказал Богатырь и обратился к Чудищу. — Хочу заметить, что я тут, как нейтральное лицо и отношения к происходящему…

Чудище, подойдя вплотную, резко пнуло Богатыря в грудь — тот отлетел на добрую сотню шагов, снеся собой несколько деревьев.

— Ау! — поморщился Баюн. — Даже мне больно стало, нехило ты его приложил. Как один злодей другому: выражаю своё искреннее восхищение вашим умением избавляться от представителей добра. Э-э-э!

Чудище схватило Кота за хвост и подняло на уровень глаз:

— Ням.

— Ни в коем случае! — заорал Баюн. — Шерсть очень густая — может забить ваши дыхательные пути. О, смотрите, кто пришёл!

Богатырь, шатаясь, вышел из леса на поляну, жалобно кося глазами в разные стороны и отплёвываясь кусочками древесной коры. Чудище хмыкнуло, бросило Кота на землю и двинулось на Богатыря.

— Вот же неудача! — Баюн бросился к котомке и вытряс из неё бутыльки с зельями. — Так, что тут у нас? Так, белое, оно у нас… Ладно, не подходит. О, золотое! Оно ведь как раз… Или нет? Всё из головы вылетело! Кажется, у нас проблемы.

Чудище, держа Богатыря за ногу, било им о деревья. Баюн испуганно поморщился:

— Надеюсь, он не будет держать на меня зла, это ведь не я его так. Оу! Выглядело больно. Думай, котик, думай.

Взгляд Баюна упал на брошенную у котомки волшебную палочку: схватив её, он крепко зажмурился.

— Как же она там делала? — бормотал он, стараясь не слушать крики Богатыря. — Взмахнула и всё. И не говорила ничего. Или говорила? Хочу, чтобы Чудище стало лягушкой! Сработало? Не сработало. Так, думай ещё. Как же она делала-то? А может просто подумать надо?

Баюн направил палочку на Чудище и нахмурился. «Лягушка!» — подумал он.

С кончика палочки сорвалась яркая синяя молния — в тот же момент Чудище махнуло Богатырём, и молния угодила ему прямо в лоб, превратив в лягушку.

— Ква! — возмущённо квакнул Богатырь.

Чудище усмехнулось и занесло лапу, намереваясь на него наступить.

— Даже не думай! — пригрозил Баюн, направив палочку на Чудище-комара. — Я его в кисель превращу, не моргнув и глазом. Ладно, моргнул, но это к делу не относится.

Чудище испуганно убрало лапу от Богатыря-лягушки.

— Ква!

— Я не буду превращать его тоже в лягушку, это слишком просто, — отозвался Баюн. — У меня в лапе такая сила, я столько всего могу сотворить!

— Ква!

— Но не задавил же! Не мешай думать. Может его и правда в кисель превратить?

Чудище схватило подлетевшее к нему Чудище-комара и спрятало за спину.

— Так, так! Кажется, у нас тут герой? Смотри, Богатырь, какой он смелый! Ладно, какой кисель предпочитаете — малиновый или смородиновый?

— Ква!

— А, момент.

Баюн направил палочку на Богатыря-лягушку и вернул ему человеческий облик.

— Не благодари.

— И не собирался! — фыркнул Богатырь. — Посмотри на мелкого.

— А чего с ним? — удивился Баюн. — Эй, здоровяк, отойди-ка. Ха!

Чудище-комар, опустив язык в цветок, зависло на месте, издавая довольное «бзз».

— Я не слышал, чтобы от него кто-то пострадал, — сказал Богатырь. — Он безобидный. Да, он напугал пару человек до обморока своим видом, но не более того.

— Ты это к чему?

— Не трогай их, пусть уходят в лес. О втором Чудище я ничего не слышал, ни под одно описание не подходит. Значит никому не вредило, не за что его в кисель превращать.

— А ты? — удивился Баюн. — Он тобой с десяток деревьев срубил.

— Он не нападал, а защищал, — возразил Богатырь. — Наказывать за это неправильно.

— Но бабушка…

— Она сказала, как именно ты должен избавиться?

— Неа.

— Значит без разницы, как ты это сделаешь. У тебя вон палочка — наколдуй, чтобы к людям выйти не могли.

Чудище согласно закивало головой, радостно улыбаясь.

— Тем более он согласен, — сказал Богатырь. — Ну?

Баюн подумал и взмахнул палочкой. Чудище взяло Чудище-комара в лапу и пошло в лес.

— И как мне теперь узнать, как выглядит кисель из Чудищ?

— Найдёшь плохое, — Богатырь посмотрел на разбросанные зель. — О, можно взять? Кости жутко болят.

— Бери, — кивнул Баюн. — Хотел ими воспользоваться позже, но не пришлось.

Богатырь выпил одно из зелий, вздрогнул и бодро заулыбался:

— Другое дело! Про лягушку никому не слова.

— А что я за это получу?

— Лучше думай о том, чего ты не получишь, — подмигнул Богатырь.

— Что за день! — воскликнул Баюн. — Я тут добрые дела для всех делаю, а мне угрожают и свои, и чужие! Никакой справедливости!

Показать полностью
117

Двадцать заговорённых Богатырей

Предыдущая часть истории - В избушке Бабы-Яги: Обычный день в необычной избушке


— Здравствуй, Яга, — с грустью в голосе поздоровался княжеский Дружинник Ладислав Безсонов. — Как ты тут, в лесной глуши?

— Лучше не бывает, Ладиславушка, — ответила Баба-Яга. — А ты чего такой смурной? Совсем лица на тебе нет. Случилось что?

Дружинник тяжело вздохнул:

— Случится, Яга, случится. Что же ты наделала, глупая! Дались вот тебе эти дети?

Брови Яги удивлённо поползли вверх:

— Дети? Ты чего мелешь, служивый? Опять по лбу от яблочного дерева получил?

— Не ломай комедию! — отмахнулся Дружинник. — Всё равно поздно уже. Скоро за тобой придут.

— Кто? — ахнула Яга.

— Богатыри, кто же ещё. Штук двадцать прислали, все заговорённые, с особыми мечами и щитами. По «Молоту ведьм» обучались. Эх, если бы я только мог тебе помочь!

— Да в чём помочь-то, Ладиславушка? Объясни, что происходит?

— Ты это прекрати! — Дружинник стукнул кулаком по столу. — Чего дурочкой прикидываешься? Столько детей похитила! Да ты в своём уме была, а? Всё, спета твоя песенка! Ты что же думала — по десять детей в день похищать и никто не заметит? Никто не узнает и должным образом не отреагирует?

— Не похищала я никаких детей, — пробормотала Яга. — Уж четыреста лет прошло с последнего, зуб даю! А по десять за раз так вообще никогда не похищала.

— Врёшь, Яга, по глазам вижу, что врёшь! Ты, хоть и злодейка, но того, что тебя ждёт, не заслужила. Так и знал, что этим всё закончится.

— Ой, мамочки! Баюнчик, котенька! Ты где там есть, чучело дурное? Тьфу, валенок! Когда нужен, так и не найти. Что делать-то, Ладиславушка?

— Признаться и получить заслуженное наказание, — ответил Дружинник. — Если только… Даже не знаю.

— Что?

— Если предположить, что ты и правда никого не похищала… Хотя нет, я тебе уже ничем не помогу, времени мало.

— Да никого я не похищала! Как хочешь проверяй, я правду говорю.

Княжеский Дружинник задумчиво смотрел на Ягу.

— Допустим, — кивнул он, вынимая из-за пазухи стопку бумаг. — Попробую что-нибудь раскопать, вдруг успею до того, как тебе… Неважно. Так, когда тут сразу десять пропало? Утром семнадцатого числа прошлого месяца. Где была в то утро, помнишь?

— Здесь, — ответила Яга.

— Кто подтвердит?

— Да вот эти, мелкие.

— Их показания вряд ли будут учтены, — вздохнул Дружинник. — Они же за монетку что угодно скажут. Был кто у тебя?

— Была, — кивнула Яга. — Женщина своего сына приводила. После обеда, кажется.

— А утром?

— Утром никого. И Баюн тогда тоже отсутствовал.

— То есть нет никого и ничего, кто мог бы подтвердить, что ты действительно была дома? — уточнил Дружинник. — Да уж, Яга, плохи твои дела. Я тебе помочь не смогу. Приводи дела в порядок и готовься.

— Да чтоб этим похитителям пусто было! — воскликнула Яга. — Вот уж не думала, что я за чужие грехи ответ нести буду. И тем более, что лишусь за них головы. Тьфу!

— Я бы и рад помочь, — Дружинник смахнул выступившую слезинку. — Но чем я их задержу? Нечем твои слова подтвердить.

Яга на секунду задумалась и хлопнула в ладоши:

— Есть! Ты, должно быть, уже слышал про новое Чудище в наших краях? Большой такой комар с четырьмя глазами. Я его в тот самый день утром и сделала. Случайно, разумеется.

— В самом деле? — Дружинник вытащил из стопки чистый лист бумаги и положил его перед собой. — Перо есть?

— В самом, — кивнула Яга, подав Дружиннику чернильницу с пером. — Его, скорей всего, впервые в этот самый день и заметили, будет несложно доказать, что я в то утро его приготовлением занималась. Точнее, зельем, но получился он.

— Значит, семнадцатого числа прошлого месяца ты создала Чудище, верно? В виде комара с четырьмя глазами. Особые приметы были?

— Да он весь сплошная особая примета! У него ещё длинный язык и он говорит бзз.

— Жужжит? — уточнил Дружинник.

— Нет, говорит, — ответила Яга. — Сама не знаю, как так вышло. Это поможет?

— Скорей всего, я смогу найти тех, кто видел его в то утро. Потом люди подтвердят, что раньше такого не видали. Пока всё проверят, у меня будет пара дней, чтобы найти тех, кто на самом деле похитил детей. Напиши вот здесь своё имя — тем самым ты подтверждаешь, что в то утро ты делала это Чудище.

Яга взяла в руку перо и написала своё имя. Ладислав подул на лист, сложил его и убрал за пазуху.

— Чего сидишь-то, Ладиславушка? — нервничала Яга. — Иди, встреть Богатырей, объясни, пока не поздно.

— Что объяснить? — зевнул Дружинник.

— Что я не виновата и детей не похищала.

— Так я знаю, что ты никого не похищала.

— Откуда?!

— Так ведь никто и не пропадал.

Яга недоумённо смотрела на улыбающегося Дружинника.

— Ой, Ладислав! — протянула Яга, хлопнув себя по лбу. — Ой, ирод ты окаянный!

— Это комплимент? — подмигнул Дружинник.

— Из меня чуть душа через уши не сбежала! Ты что, ничего попроще придумать не мог?

— А зачем? Главное сработало, о другом и не думал.

— А мог бы и подумать! — обиженно сказала Яга. — Тьфу! Обвёл вокруг пальца, как девицу краснощёкую!

— Ты, Яга, тоже могла подумать, — Дружинник встал из-за стола и потянулся, — прежде чем такое Чудище создать. Чем думала-то?

— Случайно вышло, сказала же. Что теперь? Все его злодеяния на меня повесишь?

— Стоило бы. Но пока никто особо не пострадал, даю тебе два дня времени, чтобы это Чудище изловить. Не сделаешь — пеняй на себя, сама понимаешь.

— Понимаю, — вздохнула Яга. — Придумаю что-нибудь. Ох, до сих пор трясёт! Не мог просто спросить, не моих ли это рук дело?

— Будто ты бы призналась! — усмехнулся Дружинник. — У тебя свои методы в работе, у меня свои. Неплохо работают, скажи?

Показать полностью
408

Странное, даже несколько абсурдное дело о живой яблоне (княжеский Дружинник)

— А я ему и говорю: ты плавники свои видел, чучело? — хохоча, рассказывала Русалка, подперев рукой голову. — Чёрт, одним словом, пусть и морской. Отказала, само собой, рано мне ещё замуж. Ты там уснул, что ли?

Княжеский Дружинник Ладислав Безсонов, умываясь из реки, молча помотал головой.

— Опять всю ночь не спал, да?

Дружинник молча кивнул.

— Казну охранял? — допытывалась Русалка.

— Охранял, — ответил Дружинник, зачёрпывая руками воду.

— А Дракон не прилетел, да?

— Не прилетел.

— Вот же сволочь! — возмутилась Русалка. — Но ты не переживай, дядя Ладислав, ты его обязательно поймаешь! Карасей хочешь? Или окуней могу, там приличные плавают.

— Не сегодня, Алёнка, — поморщился Дружинник. — Некогда мне ими заниматься. Всю ночь в казне, весь день в делах — устал, как Баюн после двухметровки. Сейчас с последним делом разберусь и спать. Утопленников новых не было?

Русалка покраснела и смущённо отвела глаза:

— Нет, не было.

— Ну, на нет и суда нет. Марфа Митрофановна где живёт, напомни?

— Которая с козой всегда ходит? — уточнила Русалка и ткнула пальцем. — Да вон её изба, видишь? Третья отсюда, покосившаяся.

— Благодарю, — Дружинник ещё раз окатил лицо холодной водой и потянулся. — Ну, бывай, Алёнка. Не шали.

Махнув Русалке рукой, Дружинник направился к покосившейся избушке.

***

— Марфа Митрофановна! — кричал Дружинник, стуча кулаком в дверь. — Спишь, что ли?

Подёргав ручку двери и убедившись, что она заперта, Ладислав подошёл к окну и постучал по нему.

— Марфа Митрофановна!

В избе заскрипели половицы. Дружинник выдохнул и пошёл обратно на крыльцо.

— Ладислав, ты? — раздался голос из-за двери.

— Я.

— А чего в окно колотишь, а не как все? — дверь открыла сухонькая Старушка лет восьмидесяти. — Для кого дверь-то поставили?

— Виноват, — вздохнул Дружинник. — Мне передали, что у вас ко мне очень срочное и крайне важное дело. Что случилось?

— А я от тебе сейчас всё покажу. Иди за мной.

Старушка вышла из избы, ведя за собой на верёвочке козу и медленно пошла по тропинке. Обойдя избу, она остановилась возле яблони и ткнула в неё пальцем:

— От она, окаянная. Растёт тута, как ни в чём не бывало.

— Её раньше тут не было? — заинтересовался Дружинник, внимательно осматривая яблоню.

— Тю! Я ж тебе русским языком говорю — всегда тута росла! — раздражённо забормотала Старушка. — Чем слушают, поди пойми.

— А в чём тогда дело? Если урожая нет, то это не ко мне, я по другой части.

— Да что ты с этим урожаем пристал? Ты чем слушаешь, а? Я же говорю — она по ночам куда-то уходит, а под утро возвращается. И так три ночи уже.

Дружинник молча посмотрел на нетронутую землю у корней дерева.

— Чего думаешь? — спросила Старушка.

Что он об этом думал, Дружинник сказать вслух не мог, поэтому он сделал серьёзное лицо:

— Будем разбираться, Марфа Митрофановна. Могу я у вас до ночи вздремнуть? Хоть в сенцах, а то всю ночь в карауле, было бы…

— А от прям тута и ложись, — кивнула Старушка, показав на землю. — Нынче тепло, чай, не простудишься. А уж земля-матушка всяко мягче любой перины будет.

— И на том спасибо, — вздохнул Дружинник. — А может у вас перекусить… Понятно, не может.

Старушка, ворча под нос, уже шла обратно, тянув за собой упирающуюся козу. Дружинник ещё раз вздохнул, сел на землю, опёршись спиной на избу и тут же уснул.

***

Проснулся он с первыми лучами солнца и, с трудом разлепив глаза, удивлённо ахнул: яблоня, будто устраиваясь поудобнее, закапывалась корнями в землю. Пока Дружинник приходил в себя ото сна, яблоня разгладила корнем траву вокруг себя, встряхнулась и замерла.

— И верно, — пробормотал Дружинник, вставая с земли. — Как ни в чём не бывало.

Внимательно осмотрев яблоню и землю под ней, Ладислав нахмурился. Не было ни единого свидетельства того, что яблоня покидала своё место.

Обойдя избушку, Дружинник постучал в дверь:

— Марфа Митрофановна!

Ответа не последовало и Дружинник, вздохнув, пошёл к окошку.

— Ну чего ты, чего? — недовольно проворчала Старушка, открывая дверь. — Чего ты по окну-то стучишь? От сюда смотри — от так надо.

Старушка демонстративно постучала по двери.

— Понял?

— Так точно, — кивнул Дружинник. — Марфа Митрофановна, вы давно здесь живёте?

— Годов уж под шестьдесят, — ответила Старушка.

— И эта яблоня всегда здесь была?

— А ты чем слушаешь-то? Я ж её сама посадила, говорю же.

— А уходить она давно начала? — уточнил Дружинник.

— Тю, бестолковый! — Старушка цокнула языком. — Я ж тебе говорю, неделю уже ходит! И всё по ночам.

— Понял. Марфа Митрофановна, я сегодня вечером вернусь, ещё покараулю. Сегодня…

— А ты ночью тута был, что ли? На улице? Ой, дурень! Чего ж ты в избу-то не попросился? Ночи-то ужо холодные, застудишь спину-то! Ой-ой, понаберут кого попало!

Старушка махнула рукой и вышла из избушки, ведя за собой козу. Дружинник, провожая их взглядом, хитро улыбнулся.

Вечером того же дня Дружинник вернулся к избушке и первым делом привязал к ветке яблони маленький колокольчик. Довольный собой, он поужинал принесённой с собой варёной картофелиной и луковицей, устроился на земле и уснул.

***

Дружинник проснулся ночью от звона колокольчика — яблоня резво выбиралась из земли.

— Попалась, голубушка! — воскликнул Дружинник. — И куда же это ты собралась, а?

Яблоня, продолжая выбираться из земли, сняла с себя веткой колокольчик, бросила его в Дружинника и, резво перебирая корнями, бросилась наутёк.

— Подумать только! — удивлённо пробормотал Дружинник. — Нет, от меня не уйдёшь. Стоять! Вернись, где росла!

Яблоня перемахнула через забор — Дружинник был готов поклясться, что он видел фигу, скрученную из веток — и побежала к реке. Тяжело вздохнув, Дружинник бросился в погоню.

Добежав до воды, яблоня шлёпнулась в воду и захлопала по ней корнями, быстро переплыв на другую сторону. Дружинник, не скидывая с себя одежды, нырнул в воду и поплыл следом.

— Дядя Ладислав? — рядом с ним вынырнула заспанная Русалка. — Это чего сейчас было?

— Яблоня, — ответил Дружинник.

— Яблоня? Ты пьяненький, что ли?

— Потом расскажу.

Переплыв реку и выбравшись на берег, Дружинник замер, прислушиваясь. Слева от него хрустнула ветка.

— Стоять! — заорал Дружинник. — От меня не…

Откуда-то из-за деревьев вылетело яблоко, крепко стукнув Дружинника и повалив его на землю.

— Дядя Ладислав? — из воды выглянула обеспокоенная Русалка. — Ты как?

— Есть пробитие, — проворчал Дружинник, выплёвывая выбитый зуб. — Нет, ты так просто от меня не отделаешься.

Сунув руку за пазуху и вытащив оттуда маленький бутылёк, Дружинник зубами вынул из него пробку и выпил половину содержимого.

— Для сугреву, да?

— На службе не употребляю. У Яги выпросил, в темноте видеть помогает. Иди спать, Алёнка, ночь на дворе.

Русалка молча кивнула и скрылась под водой. Дружинник встал с земли, поморщился и пошёл через лес.

***

Через полчаса он заметил яблоню, которая будто что-то искала, заглядывая за каждое дерево. Стараясь не шуметь, Дружинник подобрался поближе, и встал около дерева с непринуждённым видом.

— Потеряла что-нибудь? — спросил он. — Может… Так, не смей бросаться яблоками или я тебя поймаю и в коптильню отнесу, там с тобой разговаривать не будут! Хватит бегать, давай поговорим.

Яблоня уронила яблоко на землю.

— То-то же! — усмехнулся Дружинник. — Так, я буду спрашивать, а ты отвечать. Если да — стукни по дереву один раз, если нет — два раза. Поняла?

Яблоня стукнула по дереву.

— Чудно. Чего это ты бегаешь по ночам, а?

Яблоня развела ветки в стороны.

— Ой, — смущённо сказал Дружинник. — Крепко мне яблоком прилетело. Тебе ведь стыдно за это, да?

Яблоня вновь стукнула по дереву веткой.

— Сочту за извинение. Ты не яблоня, а кто-то заколдованный, верно? Один стук, я так и думал. Тогда понятно: ты здесь Бабу-Ягу ищешь, чтобы она тебя расколдовала?

Яблоня постучала два раза.

— Неожиданно! — удивился Дружинник. — А кого?

Яблоня изобразила ветками уши. Дружинник почесал затылок:

— Собаку? Кота? Так, кота. Какого кота? Большой, чёрный? Так, Баюн, получается. Он как-то причастен к тому, кто тебя заколдовал? Нет? А зачем же ты тогда его ищешь? Чудно́! Так, погоди, действие зелья кончается. Один момент.

Дружинник вынул из-за пазухи бутылёк с зельем, и яблоня радостно запрыгала, показывая ветками на бутылёк.

— Не понимаю, — протянул Дружинник. — Тебе это зелье надо? Нет? А чего?

Яблоня вновь изобразила уши и показала на бутылёк.

— У того кота был такой?

Яблоня стукнула по дереву.

— Тогда не Баюн это был, — пожал плечами Дружинник, выпивая зелье. — Баюн зелья не пьёт, живую воду разве что. Погоди-ка! Этот кот пил из такого бутылька рядом с тобой и пролил воду на тебя?

Яблоня, радостно шурша листьями, стукнула по дереву.

— Ага! Капель было недостаточно, чтобы тебя расколдовать, но достаточно, чтобы ты ожила, как яблоня. Необычное дело, скажу я тебе! На твою удачу — у меня в избе есть целый бутылёк с живой водой. Иди за мной.

***

Добравшись до своей избы, Дружинник зашёл внутрь, взял бутылёк с живой водой и вернулся на улицу к ожидающей его яблоне.

— Ну, куда лить? — спросил он. — Чего ты ветками махаешь? Не лить?

Яблоня указала ветками направление и пошла в ту сторону.

— Надо вернуться на твоё место! — догадался Дружинник. — Ладно, идём.

Когда они пришли к избе Старушки, яблоня вернулась к своему месту и закопалась корнями в землю.

— Сейчас? Приступим.

Яблоня вытянула две ветки и медленно сдвинула их, сократив изначальное расстояние вполовину.

— Половину, — кивнул Дружинник. — Понял. Если не хватит, вылью и остальное.

Вытащив пробку из бутылька, Дружинник аккуратно полил живой водой корни дерева. Яблоня вздрогнула, зашуршала листьями и обернулась молодым парнем лет двадцати.

— Вот это да! — присвистнул Дружинник.

— Воду! — Парень требовательно вытянул руку. — Марье тоже надо!

— Марье? Что ещё за Марья?

Парень выхватил бутылёк из рук Дружинника и побежал к избушке. Обежав её, он с силой ударил в дверь плечом, выбив её, и вывел на улицу козу.

— Это кто тама? — запричитала Старушка. — Караул! Грабють! Люди!

Парень, не обращая внимания на крики, открыл козе пасть и вылил в неё оставшуюся живую воду. Коза дёрнулась и обратилась молодой девицей.

— Так, так, так! — нахмурился Ладислав. — Марфа Митрофановна, извольте-ка выйти к нам. Разговор есть.

***

— Вот этот тоже вкусный будет, — сообщила Русалка, выбрасывая на берег крупного окуня. — Ещё, дядя Ладислав?

— Хватит, Алёнка, — ответил Дружинник, держа над костром нанизанного на палку окуня. — Мне бы этих съесть.

— Ладно! А теперь расскажешь про своё дело о яблоне?

— А ты расскажешь про утопленника?

Русалка надула губы и вздохнула:

— А чего он, а? Ты табличку «С русалками не разговаривать» для кого поставил? Нет же, залез в воду по пояс, улыбается так гадко, — Русалка откашлялась и заговорила ехидным голосом. — Здравствуй, красавица! Одна тут плаваешь? Компания нужна?

— Согласилась на компанию, надо полагать? — улыбнулся Дружинник.

— Такова моя природа, ничего не попишешь. Ругаться будешь?

— Не в этот раз, сам дурак. Но в следующий раз сразу о таком рассказывай, поняла?

— Хорошо, — закивала Русалка. — А теперь расскажешь про яблоню?

Дружинник снял с огня рыбу, пощупал её и отломил плавник.

— Это странное, даже несколько абсурдное дело будет примером того, как важно обращать внимание на всякие, на первый взгляд, глупости, — заговорил он, жуя плавник. — Всё началось шестьдесят лет назад. В одной далёкой деревне жили двое влюблённых — Иван и Марья. Всё шло к свадьбе, молодые были счастливы. В той же деревне жила ещё одна девица, положившая глаз на Ивана — Марфа.

— Наша Марфа? — удивилась Русалка. — С козой?

— Она самая. Марфа страшно завидовала счастью Марьи, всеми силами пытаясь обратить на себя внимание Ивана, но тот, как и положено влюблённым, никого кроме Марьи не замечал. Тогда Марфа решила избавиться от Марьи. Уж не знаю, где и как, но она раздобыла зелье, подмешала его в компот и напоила им Марью, отчего та превратилась в козу.

— Ух ты! Ту самую?

— Ту самую, — подтвердил Дружинник. — Но план Марфы не удался — Иван, вместо того чтобы броситься в утешающие объятия, каждый день искал Марью по лесам и болотам. Марфа терпеливо ждала, надеясь, что через год он прекратит поиски и, наконец, обратит на неё внимание. Но ни через год, ни через два, Иван поисков не прекратил.

— Как мило! — растроганно протянула Русалка.

— В итоге Марфа разозлилась, раздобыла ещё одно зелье и опоила им Ивана, отчего он стал яблоней. Это, я так понимаю, ирония — чтобы не бегал, а на месте стоял. После этого Марфа собрала все свои вещи и уехала жить в другую деревню — к нам — прихватив с собой козу и яблоню, которую она посадила за своей избушкой.

Дружинник отломил кусок рыбы, подул на него и отправил в рот.

— Теперь мы переходим к двум важным событиям в этой истории, — продолжил он, проглотив рыбу. — Возраст взял своё и Марфа стала забывать какие-то детали своей жизни. Например, она напрочь забыла, что это за коза, которую она всюду водит с собой и что это за яблоня, которая растёт за её домом.

— А второе событие? — спросила Русалка.

— Баюн растолстел. Бегать ему стало тяжело, поэтому он начал пить живую воду, как средство от усталости. И так вышло, что однажды он отхлебнул из бутылька, развалившись под той самой яблоней, пролив немного на землю. Этого не хватило, чтобы яблоня вновь стала Иваном, но хватило, чтобы яблоня смогла двигаться. Иван не знал, что Марфа всё забыла, поэтому он уходил по ночам, в надежде найти Баюна в лесу, в который тот убежал, напившись живой воды. Но Марфа заметила отсутствие яблони по ночам, удивилась и позвала меня, чтобы я эту чертовщину прекратил. Если бы не старость, так бы и быть Ивану и Марье яблоней и козой.

— Да ты герой, дядя Ладислав! — восхищённо воскликнула Русалка. — Самый настоящий! Спас людей от такой ужасной участи!

Дружинник покраснел и смущённо отмахнулся:

— Да какое там! Я просто делал свою работу. Только вот одно мне покоя не даёт — неужели никто и никогда не обращал внимания, что коза Марфы Митрофановны так долго живёт?

— В наших краях редко чему-то удивляются, забыл, дядя Ладислав?

— И то правда, — согласился Дружинник. — Да, чудные у нас места. Но интересные!

Показать полностью
148

Первый чёрный кот, который перешёл дорогу (в избушке Бабы-Яги)

— Так, ещё раз, — Богатырь складывал бутыльки с зельями в походную сумку. — Красное — против огня, синее — против… Против чего?

— Не против, а для! — закатила глаза Баба-Яга. — Для быстрого заживления сломанных конечностей.

— Ага, запомнил. А жёлтое?

— Для скорости. Чтобы быстро убежать, если всё пойдёт не так.

— Зелёное ему ещё дай, бабушка, — раздалось из-за печи.

— Зелёное? — переспросил Богатырь, посмотрев на Ягу. — А оно для чего?

— Для ума, — ответила Яга. — Но его сейчас в наличии нет, быстро разбирают. Хватит и тех, что уже дала. Точно запомнил, какое для чего?

— Красное — для огня, синее — против… Погоди, не подсказывай, сейчас вспомню. Против, против…

— Против конечностей, — хихикнул Баюн.

— Точно! — закивал Богатырь. — Против конечностей.

— Ты просто олицетворение пословицы! — со вздохом покачала головой Яга. — Давай-ка запишу, на всякий случай.

Записав, какое зелье для чего, Яга протянула листок Богатырю. Богатырь внимательно на него посмотрел, кивнул и убрал листок за пазуху.

— Не знаю, как тебя и благодарить, Яга, — сказал он, низко поклонившись. — Если бы не ты… Эй! Ты чего сделал, а?

— Я? — удивился Баюн, замерев у бочки с водой. — Я ничего не сделал, водицы вот испить собирался.

— Ты дорогу перешёл, — объяснил Богатырь. — Как мне теперь на Чудищ идти, а? Ты ж от меня всю удачу отпугнул!

— Ты её раньше отсутствием мозгов отпугнул. Где ты в избушке дорогу увидел?

— Яга! Твой кот что, не знает, что о чёрных котах говорят?

— Будто он слушает, что кто про него говорит, — усмехнулась Яга. — Но ты, касатик, не переживай и смело иди на своих Чудищ.

— Но он ведь дорогу перешёл! — возразил Богатырь. — Если чёрный кот перешёл дорогу — это к беде!

— Это, милок, не совсем так. Люди, когда что-то плохое случается, сразу ищут этому объяснение. Вот, скажем, Машка корову доила, а когда вставала, ведро перевернула. Умный человек скажет, что нужно быть внимательнее и не думать о Федьке, но Машка говорит, что это случилось потому, что ей утром чёрный кот дорогу перебежал. А может Машка из-за чрезмерной веры в эту глупую примету сильно переживала, будто что-то должно произойти, вот оно и произошло.

— Я бы этому чёрному коту уши отбелил, — проворчал Баюн, налакавшись воды из бочки, — если бы это правда его вина была. Ведро молока, подумать только!

— А почему же тогда так говорят? — не унимался Богатырь. — Не с пустого места же эта примета появилась.

— Не с пустого, — согласилась Яга. — Лет пятьдесят назад это было — Баюн дорогу перешёл, а потом чуть война с соседним Королевством не случилась.

— Баюн?

— Он самый. Вот после того случая люди и стали считать, что, если чёрный кот перешёл дорогу, то это к беде.

— Расскажи, бабушка, — заинтересовался Богатырь. — Чудища подождут.

— А там особо рассказывать нечего, — пожала плечами Яга. — Этот валенок куда-то спешил, ну и пробежал через дорогу, напугав своим толстым видом всадника на лошади. Тот поводья-то дёрнул — лошадь на дыбы и его на землю сбросила. Мимо булочник проходил, увидел это дело и засмеялся. Всадник обиделся и по зубам булочника прошёлся.

— Странно, — задумчиво пробормотал Баюн. — Что-то я этого не помню.

— Неудивительно. В общем булочник обиделся на того всадника, а отыграться на других решил, да ещё и тайно — какой-то корень накрошил и в тесто его добавил, а с того теста булок испёк. Одну из таких булок съел кузнец, который должен был подковать коня для Принца, но у него прихватило желудок, а потому свою работу он не сделал. Принц, вероятно, был туповат и очень торопился — не проверил, сделана ли работа, молча забрал коня и поскакал на нём по своим делам через лес. А в том лесу какие-то одноглазые великаны водились — учуяли они Принца и за ним. А конь все копыта себе сбил и быстро скакать не смог. В общем те великаны Принцем поужинали, а конём позавтракали. Или наоборот.

— Ну и дела! — протянул Богатырь. — А как подробности-то узнали?

— Это Дружинника нашего заслуга, Ладиславушки, — ответила Яга. — Всех разыскал, всё выяснил, потом и мне рассказал.

— А война-то чего чуть не случилась?

— Так Король-то обиделся, что его сыну должную защиту не обеспечили. С такой армией к нам пришёл! Не было бы Богатырей, столько бы людей ни за что погибло. Вот с тех пор люди и верят, что, если чёрный кот перешёл дорогу, то это к беде.

— Но в тот раз это ведь и правда к беде привело, — усмехнулся Богатырь. — Как уж тут не поверить!

— Ну в тот раз да, — вздохнула Яга. — Но в остальные разы чёрные коты не были ни в чём виноваты. Так что иди на своих Чудищ и ни о чём не переживай, удача от тебя не отвернётся. Во всяком случае, не из-за чёрного кота, это я тебе точно говорю.

Показать полностью
806

Где прячется добро

Богатырь вынырнул из воды, тяжело дыша, и поплыл к берегу.

— Как водичка? — Леший, широко улыбаясь, сидел на земле, жуя травинку.

— Холодная, — буркнул Богатырь, выйдя из воды.

— Оно и видно. Водяного тут нет, зря время теряешь. Дашь пряник, скажу, где прячется.

— Да ну тебя с твоими пряниками, лохматый! Встань, на рубахе сидишь.

— Жалко пряника? — удивился Леший, вытащив из-под себя рубаху. — Обмельчали люди, ничего не скажешь.

Богатырь надел на себя рубаху, покопался в своей котомке и нашёл в ней пряник, протянув его Лешему.

— Порадовал старика! — обрадовался Леший, кусая пряник. — А Водяной сидит в…

— Не нужен мне Водяной, — отмахнулся Богатырь.

— Как не нужон? А кого ж ты тогда в озере искал?

— Добро, чтоб его. Я думал, что оно от меня прячется, а его совсем не осталось.

Леший, жуя пряник, вопросительно уставился на Богатыря:

— Ты младший в семье, ага?

— Сам дурак, — огрызнулся Богатырь.

— А я и не скрываю, — заулыбался Леший. — И тебе советую.

Богатырь открыл было рот, но поморщился, махнул рукой и принялся собирать свои вещи.

— Ты про пословицу! — догадался Леший, хлопнув себя по лбу. — Ну конечно! Да ты, братец, верно, дурак — имеется ведь в виду…

— Знаю я, — ответил Богатырь. — Это я так, на всякий случай решил проверить, чтобы с уверенностью можно было говорить, что добра в этом мире нет..

— Тю, да ты точно…

— Назовёшь дураком ещё раз, не посмотрю на то, что ты старый. Поколочу, ей-богу поколочу!

— Тогда ты умный в обратную сторону, — засмеялся Леший. — Что, совсем добра нет?

— Совсем, — кивнул Богатырь. — Люди злые, поступки у них злые, всё вокруг злое. Добро не в почёте, потому что оно невыгодное.

— А ты меня пряником угостил — разве не доброе дело?

— Я тебе его дал, чтобы ты замолчал и не лез ко мне со своими глупостями.

— Хорошо. А Чудище ты на той неделе прогнал от деревни — злой поступок?

— По отношению к Чудищу — да. Оно ведь не от смеха ради в деревню спустилось — голодное было, корову утащить хотело.

— Ага, — Леший задумчиво погладил свою бороду. — Ну, если так посмотреть, то похоже, конечно. Но знаешь, если бы Чудище спустилось и сказало людям, что голодно — разве его бы не накормили?

— Как знать, — пожал плечами Богатырь. — Если бы и накормили, то не из добрых побуждений, а из-за страха. А скорей всего просто поколотили бы, чтобы забыл дорогу в деревню.

— Но ты ведь понимаешь, что люди бы так поступили не потому, что добра в них не осталось, а потому, что Чудище много зла этим людям причинило? Если бы оно сразу к ним с добром, то и они бы к нему по-доброму отнеслись.

— Твои слова только лишний раз доказывают, что я прав, — усмехнулся Богатырь. — Было бы добро, всё было бы иначе, но его нет.

— Эх ты, обратно умный! — вздохнул Леший. — Добра в мире полно, просто оно, в отличии от зла, скромное. Пошли, покажу.

— Некогда мне с тобой ходить. Меня Баюн, говорят, искал, дело какое-то есть.

— Подождёт лишние полчаса, не облезет. Пошли.

Леший, кряхтя, поднялся с земли, подмигнул и бодро зашагал по тропинке. Богатырь вздохнул и нехотя отправился следом.

— Ты вот про скромность сказал. Как это понимать?

— Очень просто. Возьмём ситуацию: Ванька отнял у голодного Стёпки кусок хлеба. Что будет?

— Стёпка крик поднимет, — подумав, ответил Богатырь. — Внимание привлечёт, а потом неравнодушные люди намнут Ваньке бока.

— Совершенно верно, — закивал Леший. — А вот вторая ситуация: Ванька дал голодному Стёпке кусок хлеба. Что тогда будет?

Богатырь остановился, задумавшись.

— Ничего? — неуверенно спросил он.

— И опять верно. Это ведь так странно, чтобы кто-то пытался привлечь этим внимание, правда? Пошли, тут недалеко.

Выйдя, наконец, к деревне, Леший, улыбаясь, повёл рукой:

— Смотри, сколько тут добра! Видишь?

— Не вижу, — ответил Богатырь, прищурившись.

— Тогда я готов поставить тебе диагноз, — серьёзным голосом заявил Леший. — Ты разочарован. Уж не знаю, чем, и кто этому поспособствовал. И не рассказывай, не хочу этим заразиться. Повторюсь лишь, что добра полно. Его нужно уметь видеть, а иногда неплохо ещё и делать. Внимательнее смотри. Что видишь?

— Деревню с людьми, что ещё. Вижу вон мальчонку лет пяти, идёт, озирается. Вон там, у лодки. Задумал, поди, что-то.

— А раз озирается, значит, что-то недоброе?

— В большинстве случаев, — кивнул Богатырь. — Если вообще не всегда. Когда человеку тревожиться не о чем, он не…

Мальчишка, остановившись у лодки и посмотрев по сторонам, вынул из-за пазухи свёрток, положил его на землю и развернул. Из травы выбежало несколько щенков, которые тут же бросились уплетать содержимое свёртка.

— Переживал, поди, чтобы мать с отцом не увидели, куда он часть своей еды уносит, — усмехнулся Леший. — Что скажешь? Не добро?

— Мелочь, — отмахнулся Богатырь, — по сравнению…

— Со злом? А ты не сравнивай. Главное, что добро есть.

— А как не сравнивать? Любое зло, которое сегодня произойдёт, затмит собой всё добро. Особенно такое мелкое.

— Когда солнце тучами закрывает, ты с ним сразу навек прощаешься? — спросил Леший, хитро щурясь. — Какими бы эти тучи не были, солнце никуда не исчезает, понимаешь? Оно всё там же, просто его не видно. И пусть это будут самые чёрные тучи, солнце всё равно будет сиять, как и прежде, а тучи в итоге исчезнут, будто их и не было. Да, через время они появятся вновь - но, как бы то ни было, в итоге мы всегда будем видеть солнце.

— И с добром так? — задумчиво спросил Богатырь.

— В точности так. Сейчас оно от тебя скрыто твоими тучами разочарования, но это пройдёт. Главное не падай окончательно духом и скоро вновь научишься его видеть. Добро?

Показать полностью
254

Сказка о смелой Дарье, или Сказка о глупом поступке и его последствиях

Однажды утром, в одной из деревень Тридевятого Царства, случилось из ряда вон выходящее происшествие: Змей Горыныч похитил Богатыря.

В то утро Богатырь, по имени Прохор, полол сорняки на огороде за домом, под чутким руководством своей жены Дарьи. Лето в том году выдалось жаркое, а потому спокойное: Чудищам и всякой нечисти от жары было не до пакостей, а потому и Богатыри сидели по домам без дела.

А как известно всем жёнам на Руси — мужику бездельничать категорически противопоказано, очень уж они этого не любят. Сядут, бывает, на лавку и сидят, нахмуривши лоб — скучают. А коли тоска по делу накатит, будто волна — на печь залезают и лежат там целый день.

А вот если дашь мужику какое-нибудь дело, да желательно посложнее — он ему, словно дитё леденцу, радуется. Но вида, конечно, не подаёт.

Вот и Прохор, изнывая от счастья, четвёртый час выдёргивал с грядок сорняки и тяжко вздыхал. Дарья понимала: солнце скоро зайдёт, а муж-то ещё столько всего сделать хочет, вот и грустит, что на завтра отложить придётся.

Вдруг из-за облаков показался Змей Горыныч — рухнул вниз, аки сокол на добычу, схватил Прохора лапой и был таков.

Бедная Дарья от ужаса аж застыла! Давай было рыдать, но тут же одумалась: негоже богатырской жене такие слабости проявлять. Взяв себя в руки и хорошенько подумав, Дарья побежала к другим Богатырям за помощью.

Первым на её пути была изба Мирослава — молодого Богатыря двадцати лет от роду.

— Беда, Мирославушка! — закричала Дарья, изо всех сил колотя кулачками по двери. — Беда! Выручай, родненький!

Дверь открылась, и Дарья только ахнула: стоит Мирослав, бледный, будто покойник и обе руки перемотаны.

— Что за беда случилась, Дарья? — слабым голосом спросил Мирослав. — Враг у ворот?

— Хуже! — ответила Дарья. — Прохора, мужа моего, Змей Горыныч унёс! А с тобой-то что приключилось?

— С крыши упал. Перестелить вот решили, а я на второй день вниз свалился.

— Беда с вами! Отдыхай, Мирославушка, выздоравливай. А я к Ивану побегу.

Изба Ивана, Богатыря средних лет, стояла через две избы от Мирослава. Прибежала Дарья и ахнула: лежит Иван под плетнём и стонет.

— Ваня! — всплеснула руками Дарья, наклонившись. — Да как же ты умудрился-то?

— Голова от жары закружилась, — прошептал Иван. — Я за плетень схватился и упал, а он сверху. Хорошо хоть, что не тяжёлый. А ты чего такая?

— Змей Горыныч, собака, Прохора похитил!

— Да ну?!

— Ох, Ванечка, если бы сама не видела, тоже бы не поверила. Совсем трёхглавый от жары обезумел. Давай-ка я тебя в дом провожу.

— Не нужно, Дарья, я пока тут полежу, в себя приду. Ты лучше к Светозару беги за помощью.

Изба Светозара, пожилого Богатыря, стояла на другой стороне улицы. Прибежала Дарья и вновь ахнула: сидит Светозар на солнцепёке и горячий чай из самовара пьёт!

— Чегось такая красная, Дашка? — усмехнулся Светозар, прихлёбывая чай.

— Беда, Светозарушка! — воскликнула Дарья. — Змей Горыныч, гад трёхмордый, мужа моего, Прохора, похитил!

— И что?

— Как что?! Да он же съест его, несчастного, или того хуже! Помоги, родненький, не оставь в беде!

Светозар же, прожевав баранку, улыбнулся:

— Муж-то твой кто, не забыла?

— Богатырь, — ответила Дарья и покраснела. — Ой!

— Вот-вот, — кивнул Светозар, подливая кипятку в чашку. — Он там, поди, уже косичку из шей Горыныча плетёт, а ты тут бегаешь, будто неразумная.

— Ох и мудрый же ты мужик, Светозарушка! Низкий тебе поклон, успокоил глупую.

— Полно! Ступай домой да жди: к утру, думаю, Прохор управится и к тебе вернётся.

Вернулась Дарья в свою избу, села у окошка и ждать стала. Но ни утром, ни к обеду, Прохор не вернулся.

Бросилась Дарья к Богатырям, но Ивана и Светозара дома не оказалось, а от Мирослава проку никакого.

Дарья вновь было задумала зареветь, но вновь одумалась: Прохор рассказывал, что, если ему помощь нужна, он всегда в лес к Бабе-Яге ходит. Она, хоть и злодейка, в помощи никогда не отказывает. В лес идти было страшно, но делать нечего — мужа выручать нужно.

К огромной радости Дарьи, долго ходить ей не пришлось: избушка на курьих ножках стояла на самом краю леса. Не зря говорят — кому действительно нужно найти, тот скоро найдёт, а кто дурью мается и за всю жизнь не отыщет.

— Избушка, — робким голосом позвала Дарья, — а повернись, пожалуйста.

Избушка не шелохнулась, зато в окне показался здоровый чёрный Кот с чепчиком на голове.

— Чего тревожишь недвижимость? — возмущённо спросил Баюн. — Самой лень обойти? Совсем обнаглели уже!

— А ну брысь, сволота! — проворчала Яга, спихнув Кота из окна на землю. — И чепчик сыми, кому сказала! А ты, красавица, обойди сама — избушка у меня задремала, пусть отдыхает.

Дарья прошла мимо изображающего мучительные страдания Кота, обошла избушку и зашла внутрь.

— Сразу к делу, — сказала Яга, запихивая кого-то в печь. — Некогда мне пустословить. Ну?

— Это что? — Дарья испуганно посмотрела на разбросанные по полу доспехи. — Это там Рыцарь у вас в печи?

— Да какое там! Так, съестной продукт. Рыцаресодержащий. Запах чувствуешь? Рыцари так пахнуть себе не позволяют. Выкладывай уже, что у тебя?

— Змей Горыныч у меня мужа, Прохора, похитил! Мы с ним на…

— Погоди, не тараторь. Как Горыныч? Ты уверена?

— Своими глазами видела. У других ведь трёх голов не бывает?

— Неужто к старым делам вернулся? — пробормотала Яга. — Совсем на него не похоже, он в последнее время царствует в одной дальней деревеньке. Точно Горыныч был?

— Точно, — заверила Дарья.

— Ну тогда сходи к другим Богатырям, пусть помогут, что уж теперь его защищать. Сам виноват — нашёл, кого похитить!

— Нет их, бабушка, с самого утра нет! Один есть, но он с крыши упал, поэтому…

— Тихо! — прервала Яга, закрыв заслонкой печь. — Делать-то что намерена?

— Что потребуется! — смело ответила Дарья. — Но для начала его надо найти. Где там та деревня, в которой Горыныч царствует?

— Туда идти далеко. А если он не там, а ты столько времени зря потеряешь? Муженёк-то твой, поди, столько не продержится. Клубок тебе нужен.

Яга открыла большой сундук, поискала и тяжело вздохнула.

— Баюн! — позвала она. — Клубок где? Опять игрался?

— Я? — в окне показалась удивлённая морда Баюна. — Игрался? Да как смеешь ты оскорблять меня такими заявлениями? Я не посмотрю, что ты…

— Клубок где, сволота? Аллергию на молочные продукты устроить?

— За печкой, моя дорогая бабушка. Я говорил, как ты сегодня чудесно выглядишь?

Яга ещё раз вздохнула, взяла в руки метлу и, с её помощью, выкатила клубок из-за печи.

— Держи, — она протянула клубок Дарье. — Прохора ищи, не Горыныча. Если съел уже, так хоть зря ходить не будешь. Ну-ка! Убери слёзы, неча мне тут! Клубок брось сначала.

Дарья послушно бросила клубок, назвав имя мужа — клубок подпрыгнул и покатился к двери.

— Живой!

— Живой, — подтвердила Яга, протянув Дарье маленький бутылёк. — Вот, возьми. Это зелье для богатырской силы — как Горыныча увидишь, сразу выпей. Ни огонь тебя не возьмёт, ни когти, ни зубы. Действует долго, справишься.

— Спасибо тебе, бабушка! — Дарья раскинула руки, попытавшись обнять Ягу. — Век твоей доброты не забуду! Спасибо!

Избушка оглушительно чихнула, выкинув всё своё содержимое через окна и дверь на улицу.

— Ох-ох-ох! — прокряхтела Яга, кое-как подняв голову. — Да откуда ж ты взялась на мою голову… Э-э-э! А ты куда это собрался, касатик? Стоять!

Рыцарь, стыдливо прикрывая наготу руками, бросился бежать — Яга тут же подскочила и бросилась следом за ним:

— Стоять, сволота-а-а-а! Баюн, лови ужин!

А Дарья, которая, мягко говоря, очень удивилась произошедшему, убрала с волос яичную скорлупу и муку, нашла взглядом нервно катающийся туда-сюда клубок и пошла за ним следом.

Через сутки пути клубок вывел Дарью к большому озеру, на берегу которого с удочкой сидел Прохор. Горыныча нигде не было видно, и Дарья радостно бросилась через кусты к мужу.

— Уже вернулся? — спросил Прохор, не поворачивая головы. — Быстрый ты, ничего не скажешь. Надеюсь, в этот раз ты не одну принёс? Как дурак туда-сюда бегаешь.

— Чего?! — удивилась Дарья. — Ты с кем разговариваешь-то?

Прохор выронил удочку из рук и повернулся, тут же побледнев:

— Дарья? Даша?! Ты-то тут откуда?

— Тебя спасать пришла.

— Меня? Слушай, это очень здорово, что ты хочешь помочь, но Горыныч — это зло в чистом виде! Рыбачить меня заставил, говорит, любит богатырятину, фаршированную рыбой! Я жду момента, когда он расслабится, чтобы его одолеть — уходи отсюда скорей, пока он не вернулся и не причинил тебе вреда!

— А вот и я! — из-за деревьев показался Змей Горыныч, улыбаясь всеми тремя пастями. — О, это ж Дашка! А ты говорил, что она рыбалку не любит, а она пришла. Дашка, третьей будешь? Прохор, а ты чего головой-то машешь? Случилось чего?

Дарья, тяжело вздохнув, внимательно оглядела берег озера, посчитав количество пустых бутылок.

— А-а-а! — радостно захохотал Горыныч. — Тьфу, я и не понял сразу — Дашка-то нас раскусила получается? Эх, Прошка, а такой план был хороший!

Дарья, нахмурившись, посмотрела на мужа. Прохор развёл руками:

— Раскусила. Ну чего ты хмуришься, Дарья? Ну да, ну ушёл отдохнуть. Так ну я бы вернулся. Завтра.

— Послезавтра, — хихикнул Горыныч.

— Ну послезавтра, — пожал плечами Прохор. — Ну да, ну надо было сказать, ну не сказал. Ну чего ты? Чего кулачки сжала? Ударить, что ли хочешь? Силёнок-то хватит, а? Я Богатырь, не забыла?

— Да пусть, пусть стукнет! Можешь и меня стукнуть заодно, если легче станет. А, Дашка?

Дарья, не сводя взгляда с Прохора, медленно вытащила из-за пазухи бутылёк с зельем, медленно вытащила пробку и медленно выпила содержимое, недобро выдохнув.

— Это чего? — округлил глаза Прохор. — Дарья, ты что, ты к Яге ходила, что ли? Ты чего делаешь? Ай! Дарья, не надо!

— Мамочки! — испуганно заорал Горыныч, когда Дарья схватила его за хвост и, размахнувшись, стукнула его о землю. — Ай! Дашка, это не я! Ай! Это всё он придумал, Дашка, честное слово!

Говорят, в тот день даже в дальних деревнях Тридевятого Царства было слышно, как звучат последствия обмана.

Показать полностью
2226

Казнь настоящей Ведьмы

— Три часа под водой, — растерянно пробормотал Священник, обращаясь к Палачу. — Ты понимаешь, что это значит?

— Что это новый рекорд! — радостно закричала Ведьма. — Юху! Эй, бородатый! Ты проспорил мне пять золотых.

Палач, ворча под нос, выложил монеты на стол с инструментами.

— Куплю себе новое платье и шляпку. Что там у нас дальше?

Священник вопросительно посмотрел на палача.

— Вам решать, — развёл руками Палач.

— Сжечь, — решил Священник. — Огонь очищает, так сказано…

— Всю прошлую ночь горела, зря только дрова перевёл.

Священник задумчиво потёр руки.

— Вы что-нибудь обязательно придумаете! — ободряющим голосом воскликнула Ведьма. — Вот увидите! Не вешайте нос!

— Точно! — обрадовался Палач. — Повесить!

— Ну вот, что я говорила? Умница, бородатый! На виселицу на площади пойдём или здесь?

Палач посмотрел на Священника. Тот махнул рукой:

— Здесь.

— Юху! — обрадовалась Ведьма. — Не хочу, чтобы меня видели с такой ужасной причёской.

Палач, усмехнувшись, развязал Ведьме руки и легко вытащил её из бочки с водой.

— Ух, какой сильный! Ставить будешь?

— Десять золотых, — буркнул Палач, подготавливая верёвку. — С первого раза управлюсь. Или шею сломаешь или задохнёшься. В воде-то у тебя, поди, жабры вырастают.

— Принимаю! — кивнула Ведьма. — А что насчёт вас, отче? Десять золотых или поднимете?

— «Имейте нрав несребролюбивый», — процитировал Священник.

— Точно, забыла! Тогда давайте на яблоки вместо золотых? Или вы в себе сомневаетесь?

— На яблоки? Это можно, ставлю десяток.

— Юху! — Ведьма подпрыгнула от восторга. — Эй, бородатый, ты там скоро?

— Уже почти, — отозвался Палач.

— Чудно! А вы чего это, отче, так странно на меня смотрите? Что-то сказать хотите?

— Спросить хочу, — ответил Священник. — Не желаешь ли покаяться?

— Не сегодня, отче, но благодарю за предложение, вы очень любезны, — проворковала Ведьма. — Как дела в церкви?

— Хорошо. Собрали достаточно золота, сможем перестелить крышу и поменять окна к зиме.

— Отличные новости! Вы справляетесь лучше, чем ваш предшественник.

— Готово! — крикнул Палач. — Поднимайся сюда.

— Прошу простить, — Ведьма любезно поклонилась Священнику. — Петля ждёт.

Забравшись на виселицу, Ведьма встала под перекладиной, пока Палач затягивал на её шее петлю.

— Последнее слово? — спросил Священник.

— Да, — Ведьма всхлипнула и расплакалась. — Я очень извиняюсь за все свои поступки. Мне очень жаль. Если бы я только могла, я бы обязательно всё исправила. Простите меня, если это возможно.

Священник удивлённо развёл руками:

— Дитя моё, это так неожиданно! Возможно, мы могли бы пересмотреть твоё…

— Ха! Купился!

— Негодница! — покраснел Священник.

— Я такая! — игриво подмигнула Ведьма. — Запускай, бородатый!

Палач дёрнул рычаг — Ведьма рухнула в открывшийся проём и задёргалась, хрипя и кашляя. Через минуту она затихла и обмякла.

— Что ж, дело сделано, — сказал Священник, перекрестившись. — Видит…

— Погодите, — прервал его Палач. — Нужно удостовериться.

Спустившись с виселицы, он взял со стола с инструментами перо, подошёл к Ведьме и провёл им по её ступне.

— Прекрати! — захохотала Ведьма, извиваясь в петле. — Ну всё, всё, раскусил! А он опять купился! Толкни-ка.

Палач толкнул Ведьму, и она закачалась из стороны в сторону, весело распевая непристойную песню.

— Да что же это такое, а? — вздохнул Священник. — И как нам привести приговор в исполнение? Может голову отрубить?

— Топор ломается, — Палач продемонстрировал кучу сломанных топоров в углу. — Пробовал уже.

— Вы должны мне десять золотых и десять яблок, — напомнила Ведьма, продолжая раскачиваться.

— Святой водой поливал?

— Хохочет.

— И что же нам делать? — развёл руками Священник.

— А можно я пока домой схожу? — спросила Ведьма. — А как что-нибудь придумаете, пришлёте весточку. Место жительства менять не собираюсь, честное слово!

— В темнице подождёшь.

— Из темницы сбегу, там сыро. Превращусь в мышь и сбегу.

— Тогда мы… — Священник задумался и посмотрел на Палача, но тот лишь пожал плечами. — Тогда мы пока приговариваем тебя к домашнему аресту!

— Юху!

— Хотя бы сделай вид, что огорчена. У нас тут работать не получается, как-никак.

— Извините, — Ведьма сделала грустное лицо. — Пожалуйста, не запирайте меня в моём доме!

— Другое дело, — удовлетворённо кивнул Священник. — Ладно, снимай её, пусть пока идёт. Но мы обязательно что-нибудь придумаем, так и знай.

— Конечно придумаете, вы ведь такие умнички! Не падайте духом!

— Точно! — обрадовался Палач. — Сбросить со скалы!

— Отставить! — усмехнулась Ведьма. — Я уже домой идти настроилась, так что признаюсь сразу: я летать и без метлы умею, зря только время потратим.

Палач разочарованно вздохнул.

— Ну, бородатый, ты чего? Не грусти! Вот увидишь, ты обязательно придумаешь, как меня казнить. Ну, улыбнись! Вот молодец! И не забудь принести мне мои десять золотых или я тебя в жабу превращу. Шучу! А может и нет. Увидимся, мальчики!

Показать полностью
247

Исчезновение с оттенком таинственности, или Дело на одну рыбу

— Добрый вечер! — Княжеский Дружинник Ладислав Безсонов выглянул из-за кустов, широко улыбаясь. — Нарушаем?

— Говорящие кусты! — вздрогнул Баюн, оглядываясь. — О, служивый! Ну и напугал же ты меня!

— А что же это ты так испугался? Неужто совесть твоя нечиста? Откуда сметана?

— Отвечать нужно на все вопросы или можно один выбрать?

— На последний, — усмехнулся Дружинник, пробираясь через кусты.— Украл?

— Я? — удивился Баюн. — Украл? Да за кого ты меня держишь? Я её нашёл.

— Вместе с корзинкой?

— Именно так. А нашёл я её вон под теми деревьями. Несу вот к молочнику, чтобы вернуть, он её забыл, наверное.

— А чего тогда в сторону избушки своей идёшь? Молочник-то в другой стороне живёт.

— В самом деле? Вот это неожиданность! Но откуда бы мне знать, где он живёт, верно? Ладно, служивый, бывай. Пойду в правильную сторону.

Баюн подхватил корзинку за ручку зубами и быстро зашагал прочь.

— А молочник-то, выходит, вор, — сказал ему вслед Дружинник. — Корзинку вот у Яги украл. Надо бы его в темницу бросить на пару месяцев.

— Чего? — удивился Баюн, поставив корзинку на землю. — С чего ты взял?

— Как с чего? Яга мне в этой корзинке пирожки приносит уже сколько лет. Я эту корзинку только вижу, сразу аппетит просыпается. С другой не перепутаю.

— Ох уж эти рефлексы! Ладно, ты меня не видел, а я не скажу бабушке, что ты её плохими словами называл.

— Она тебе всё равно не поверит, — улыбнулся Дружинник. — Яга меня умным считает, а умный не станет при тебе плохие слова о ней говорить. Умный даже думать о ней плохо побоится. У меня к тебе другое предложение: я заплачу молочнику за эту банку сметаны и ещё одну куплю, если поможешь мне с моим делом.

— Что за дело? — Баюн вытащил банку из корзинки и снял с неё крышку, запустив лапу в сметану.

Дружинник подошёл к Коту и сел рядом.

— У Степана корова пропала.

— Раньше у тебя, служивый, были дела куда интереснее - одно только дело о яблочном дереве чего стоит. А теперь что?

— Оно не такое простое, как тебе кажется, — усмехнулся Дружинник. — Доедай и я тебе всё покажу.

— Момент.

Баюн съел всю сметану и довольно потянулся:

— Я готов. Не забудь, ты мне ещё после дела два банки купить обещал.

— Одну, — напомнил Дружинник, вставая с земли. — Иди за мной.

Пробравшись через кусты, они прошли через вспаханное поле к избе Степана.

— Следы коровы видишь? — спросил Дружинник.

— Само собой, — ответил Баюн. — Мне по ним идти? В этом моя помощь нужна?

— Почти. Иди.

Баюн зевнул и пошёл по следу. Через две минуты следы резко кончились, будто корова отрастила крылья и улетела.

— И это твоё интересное дело? — зевнул Баюн. — Стареешь, служивый. Такие дела я называю делами на одну рыбу. Дракон корову унёс, дело закрыто. Пошли за сметаной.

— Логичное предположение, — кивнул Дружинник. — Только вот никакого Дракона никто не видел. Я уже всех, кого мог, опросил. Да и слышно бы его было — Степан на две минуты в дом зашёл, а когда вышел, коровы уже не было. Бесшумные Драконы бывают?

— Мне не встречались. Она ещё могла сквозь землю провалиться. Копать, как я вижу, никто не пробовал.

— А умные идеи будут? Банка сметаны на кону.

—Я думаю изо всех сил, — Баюн опустил голову к земле и прищурился. — Корову, кстати, следует найти и у Степана изъять. Морит голодом такое прекрасное животное.

— С чего такой вывод? — заинтересовался Дружинник.

— Отпечатки копыт глубже в земле должны быть. А судя по этим следам, в этой корове пудов пять, не больше. Ты таких видел когда-нибудь?

— Не доводилось. Марья, жена Степана, говорит, что это не удивительно, что на их корову позарились — молока в день почти два ведра надаивает.

— С такой худой коровы? — захохотал Баюн. — Так не бывает.

— Пойдём-ка к хлеву сходим, — предложил Дружинник. — Посмотрим там на следы.

У хлева Баюн внимательно осмотрелся и почесал лапой за ухом:

— А вот тут следы соответствуют, — объявил он. — Это что же получается: корова, имея при себе обычный коровий вес, пошла на поле за домом. Пройдя мимо дома, корова потеряла большую часть своего веса и, вероятно, продолжала терять вес, пока шла по полю, пока не исчезла окончательно. Необычно! Тут какое-то загадочное место, не иначе. Нужно бабушку звать, пусть посмотрит.

Княжеский Дружинник, нахмурившись, чесал затылок.

— Судя по твоему выражению лица, ты не согласен с моими верными выводами, — заметил Баюн. — Объяснись.

— Загадочные места из ниоткуда не возникают, — ответил Дружинник. — Степан с Марьей тут двадцать лет живут, и до этого дня ни с ними, ни с животными, ничего подобного не происходило.

— Обычно не возникают, верно. Но иногда бывают исключения. Напакостить мог кто-нибудь, опять же.

— Глупая пакость получается.

— Глупая, — согласился Баюн. — А раз Кощей отсутствует, значит эта теория отбрасывается. Возможно, появился какой-то новый колдователь с глупым чувством юмора.

— Я бы о таком сразу узнал, — возразил Дружинник. — Я свой хлеб не зря ем. Да и Яга бы о таком знала, а, следовательно, и ты тоже. Нет, тут что-то другое, как-то это странно для колдовства... Погоди-ка!

— Что? — Баюн навострил уши. — Что такое? Говори, не томи!

— Я настолько привык, что тут редко без колдовства обходится, что сразу о нём думаю. А если дело совсем не в нём и никакой мистики тут нет?

— Я заинтригован и уже почти лопаюсь от любопытства.

— Если отбросить мысли о возникновении загадочного места, мы имеем следующее, — Дружинник заложил руки за спину и медленно пошёл к избе. — Степан заявил, что корова пропала, когда он зашёл в дом, а когда…

— А Марья? — перебил Баюн. — Она тоже ничего не слышала?

— Марья? Марья в этот момент была в гостях у своей сестры, она… Да нет, не может быть!

Дружинник сорвался с места и побежал к избе. Баюн бросился за ним.

— Марья! — Дружинник заколотил в дверь.

— Пожар? — испуганно спросила Марья, открыв дверь.

— Степан пьёт, да?

— Чего?!

— Степан пьёт? — повторил Дружинник. — Правду говори, для дела нужно.

— По праздникам, — ответила Марья. — И то немного совсем. А что?

Дружинник расстроенно всплеснул руками:

— Да особо ничего, так, мысль глупая в голову пришла.

— Может и не глупая, — пропыхтел Баюн. — Не зря же она и мне в голову пришла. В карты играет?

Марья нахмурилась.

— В сарай! — одновременно воскликнули Баюн с Ладиславом, бросившись бежать.

***

— Ха! — радостно заорал Баюн, найдя за досками верёвку. — Моя теория уже почти правильная.

— Наша теория, — поправил Дружинник. — И ещё не почти — мало ли в сараях верёвок валяется. Но из тебя бы неплохой сыщик получился. По следам додумался?

— По ним самым. Тут больше ничего нет, наверху смотри.

— Что происходит? — спросила Марья, заглянув в сарай. — Бросились бежать, как полоумные, не объяснили ничего. Что вы ищете?

— Копыта, — ответил Баюн. — Как бы странно это ни звучало.

— Выкинула я их, они в хозяйстве ни к чему. Чего их Степан притащил вообще, подбирает всякую гадость, как дитё малое.

— Ох, чую, мы близко! — пробормотал Дружинник, потирая руки. — С кем Степан обычно играет?

— С Ванькой, — Марья задумалась. — Который мельник. С Петром ещё, который около кузнеца живёт.

— К Петру? — спросил Баюн.

— К Петру. Марья, ты с нами.

***

— Слушай, Марья, как дело было, — заговорил Княжеский Дружинник, подходя к дому Петра. — Степан, муж твой, корову вашу проиграл в карты.

— Чего? — удивилась Марья. — Как он её проиграл, если я её следы своими глазами видела? Посреди поля кончаются — Дракон унёс, не иначе! Стёпа так и сказал.

— Сказал! — фыркнул Баюн. — Дай-ка угадаю: он ведь вообще заявлять о пропаже не хотел, так? Ты настояла.

Марья вновь нахмурилась.

— В яблочко! — обрадовался Дружинник. — Следы, Марья, которые ты видела — это следы Степана.

— Чёрт! — ахнула Марья. — А я за столько лет и не заметила.

— Я имею в виду, что оставил эти следы он, привязав каким-то образом коровьи копыта к своим ногам. Вот весил бы он как корова — никогда бы не догадался.

— Это, к слову, я заметил, — важно заявил Баюн.

— И твой вклад в разгадку этого дела неоценим, — сказал Дружинник, открывая калитку. — А моя благодарность будет выражена в двух банках сметаны.

— Вы хотите сказать, что Стёпа проиграл корову в карты и увёл её новому владельцу, — заговорила Марья, — после чего придумал историю о пропаже коровы, приладил к ногам копыта и оставил следы, придав исчезновению оттенок таинственности. Так?

— Так, — кивнул Баюн.

— У коров четыре ноги, а у Степана две. Не сходится.

— Так он два раза прошёл! — сообразил Дружинник. — Один раз за передние, второй раз за задние. А сейчас понадеемся на моё везение.

Дружинник открыл дверь хлева за домом Петра и самодовольно улыбнулся.

— Глашка! — ахнула Марья, увидев свою корову. — Глазам не верю!

— Дело раскрыто! — радостно воскликнул Баюн. — Подумать только, что такое скучное, на первый взгляд, дело, может оказаться настолько интересным!

— Не только бегающие яблони бывают интересными, — закивал Дружинник. — Такое дело нужно отметить двумя кружками чая.

— У бабушки есть.

— Тогда я сейчас к Петру зайду, всё объясню и пойдём. И по пути к молочнику завернём, я не забыл.

— Ещё бы ты забыл! — усмехнулся Баюн. — Слушай, а для Степана разве никакого наказания не предусмотрено? В темницу там или ещё что.

— Незачем, — улыбнулся Дружинник, показав на Марью. — Она ему такое наказание устроит, что мало не покажется. Так что пусть получает — нечего в темнице от справедливости прятаться.

Показать полностью
224

В избушке Бабы-Яги: Обычный день в необычной избушке

— Два яблочных листа, пригоршня сушёных крыльев, — Баба-Яга, перечисляя ингредиенты, бросала их в огромный котёл посреди избушки, — язык змеи, четыре глаза с мёртвого дерева и две ложки комариных носиков. Или три? Эй, мелочь! Гляньте-ка в книгу — сколько там ложек написано?

Маленькие человечки столпились вокруг книги, почёсывая затылки и разводя руками.

— Три! — объявил один из них.

Яга бросила в котёл три ложки комариных носиков и хорошенько перемешала, облизав ложку.

— Теперь пусть кипит, — Яга бросила человечкам серебряную монетку. — Хоть польза от вас есть, не то… Это что ещё такое?!

Из котелка высунулся огромный комар с четырьмя глазами размахивая длинным змеиным языком.

— Бзз, — сказал он, попытавшись выбраться из котла. — Бзз.

— Ох ты ж чучело! — испуганно охнула Яга, накрыв котёл с чудищем крышкой. — Чуть не перекрестилась со страху. Бзыкает тут ещё! Ты жужжать крыльями должен, а не ртом, откуда он взялся-то у тебя вообще? Ух! Ишь сильный какой!

Яга подпрыгнула и уселась сверху на крышку котла.

— А с вами у нас будет серьёзный разговор, — пригрозила она человечкам. — Кто сказал, что три ложки надо?

Человечки разом показали пальцами на одного из них.

— Пауку скормлю, сволота такая, — Ягу слегка подбросило в воздух. — А ну не дёргайся там! Счас прокипятишься и всё, неча такую морду белому свету показывать! А-а-а!

Чудище задёргалось, перевернув котёл вместе с Ягой, и выбралось наружу. Отряхнувшись, оно прыгнуло в окно, разбив его, и улетело, издавая радостные звуки.

— Это на вашей совести, — пробормотала Яга, поднимаясь с пола. — Если кто спросит — знать ничего не знаете. Пусть думают, будто оно само по себе появилось. Все всё поняли?

Человечки закивали головами — кроме одного, который задумался, глядя в потолок. Стоящий рядом с ним человечек дал ему подзатыльник, и он тоже закивал головой.

— А чего тут случилось? — в разбитом окне показалась морда Баюна.

— Чихнула, — невозмутимо ответила Яга, собирая осколки. — Тебя где носило два дня?

— Налаживал отношения между Тридевятым Царством и соседним Королевством. А ты чем занималась?

— Вчера Богатырями — парочку на Чудищ отправила, парочку на болота, к Кикиморе.

— Слухи распускает? — заулыбался Баюн.

— Нет, она ещё после прошлого раза зареклась, — ответила Яга.

— А зачем тогда отправила к ней Богатырей, если она ничего не говорила?

— Да вспомнила прошлый раз и что-то так обидно опять стало. Так что ты там за отношения налаживал?

Баюн забрался на печку, потянулся и лёг.

— Узнал я, значит, что к нашему Царю едет иноземный Король.

— Зачем? — уточнила Яга.

— А я почём знаю? — удивился Баюн. — Да и важно ли это? Едет и едет.

— Конечно важно. Может он хочет просить руки царской дочери? А мы бы ему свинью подложили.

— Например?

— В прямом смысле — вместо Царевны. Кокошник на голову, сапожки красные.

— Это было бы смешно, — захихикал Баюн. — Ну, это не последний Король, который приезжает к нашему Царю, так что у нас ещё будет такая возможность.

— А вдруг за этого Царевну отдадут? — вздохнула Яга. — Такая шутка пропадёт.

— За этого точно не отдадут.

Яга довольно заулыбалась:

— Чего сделал?

— Я — почти ничего, — ответил Баюн. — Царь со своей свитой сами всё сделают. Я случайно услышал, что никто при дворе Царя знать ничего не знает о том Королевстве — ни традиций, ни обычаев. Поэтому я взял бумагу…

— Украл?

— Украл бумагу и перо, да. И написал, значит, от имени одного старого монаха, что известно об этом Королевстве. А потом спрятал эту бумагу в сундук со всякими царскими документами, где Царь её и нашёл. Они, конечно, все удивились, но готовиться ко встрече начали.

— Ну? — Яга топнула ногой. — Не томи. Что ты там написал?

— Что по обычаю того Королевства, дорогих гостей встречают, забрасывая свежим навозом, — Баюн расхохотался. — И как только гости выйдут из своей кареты, их ждёт такая встреча, какой они никогда не забудут. Что скажешь?

— Сходим посмотреть, — усмехнулась Яга. — Не часто такое увидишь. Хорошая шутка вышла.

— Ещё бы! Кстати, к тебе ещё сегодня какая-то женщина должна прийти после обеда, просила передать.

— Женщина? А зачем? Чего у неё случилось?

— У неё — ничего, — Баюн облизал лапу и провёл ею за ухом. — Вроде бы. Сына приведёт.

— А у него что случилось? — спросила Яга.

— О, тебе понравится. Она вчера его отправила ягоду собирать — а чтобы он не ленился, предложила две ягоды в ведро класть, а одну в рот.

— Переел?

— Погоди, это ещё не всё. Сегодня утром она его отправила жуков с картошки собирать.

— И? Чего замолчал? — Яга округлила глаза и расхохоталась. — Мать честная! Он у неё дурак, что ли?

— Ну само собой! — хихикнул Баюн. — В общем он позеленел, ему надо будет обычный цвет вернуть. И чуть не забыл — если рыбаки придут, то я эти дни в избушке сидел и никуда не выходил. Что ты так на меня смотришь? Я, вообще-то, шутку века придумывал, некогда мне домой бегать было. Что мне, с голоду помереть?

Показать полностью
210

Все плохие события, происходящие с людьми, можно разделить на пять стадий (в избушке Бабы-Яги)

— Все плохие события, происходящие с людьми, можно разделить на пять стадий, — вслух размышлял Баюн, развалившись на печи. — Ты слушаешь?

— Не-а, — ответила Баба-Яга, осторожно перемешивая кипящее зелье. — Помолчи лучше десять минут, очень уж это опасная штука.

— Не слушаешь, но слышишь. Меня устраивает. Так вот эти самые стадии можно…

— Не отвлекай, кому сказала!

Баюн обиженно засопел и свернулся калачиком.

— Можно подумать оно мне надо, рассказывать тебе разные интересные вещи, — пробормотал он. — Я же о твоём развитии беспокоюсь, а ты.

— Лучше об ушах своих побеспокойся, — пригрозила Яга. — Если у меня зелье взорвётся, я тебе заячьи выращу.

Баюн поднял глаза вверх, пытаясь увидеть свои уши.

— На мне такие уши будут неплохо смотреться, как мне кажется, — задумчиво сказал он. — Особенно если чёрные, чтобы не портить мой устрашающий образ.

— В последний раз предупреждаю — молчи! — зашипела Яга. — Мне нужно мешать зелье ровно десять минут, делая ложкой круг раз в две секунды. Если собьюсь — мало всем не покажется. А тебе так дважды. Лучше девицей займись.

— Девицей? — Баюн навострил уши. — О, а я и не услышал. Ладно, так уж и быть, помогу тебе. За это попрошу всего ничего — банку сметаны и десяток карасей. Продолжай мешать, если согласна.

Яга нахмурилась и щёлкнула пальцами — полотенце, лежащее на столе, свернулось в жгут, подлетело к Коту и шлёпнуло его по голове.

— Попробовать стоило, — вздохнул Баюн, потирая лапой голову. — Чего там топчешься, заходи уже!

— Здравствуйте! — Девица, шмыгая носом, зашла в избушку. — А можно Горыныча на Принца натравить? Бабушка?

— Сегодня я бабушка, — важно заявил Баюн, спрыгнув с печи на стол. — Вернее, вместо неё.

Полотенце вновь шлёпнула Кота по голове. Баюн возмущённо засопел и слез со стола на пол.

— Рассказывай, что у тебя случилось, — сказал он Девице.

— Принц! — всхлипнула Девица. — Приехал и даже не посмотрел на меня! Я так долго готовилась, такое платье сшила! Я ведь не уродина какая-то, а он даже на секунду взгляд на мне не задержал!

— О! — обрадовался Баюн. — Вот о чём я говорил, бабушка! Сейчас она описывает свою стадию отрицания — она не могла поверить, что все её старания были напрасны.

— Стадию? — удивилась Девица. — Какую стадию?

— Это к твоему делу не относится. Так ты решила прийти и попросить нас попросить Горыныча сожрать того несчастного Принца?

— Верно.

— Слышишь, бабушка? — важно надулся Баюн. — Эта стадия гнева. Теперь она злится на Принца за его поступок. Но, если точнее, за отсутствие поступка.

— А как же мне не злиться? — фыркнула Девица. — Столько бессонных ночей, столько исколотых пальцев! Всё впустую! А я столько мечтала, что он увидит меня и сразу влюбится! Так что пусть Горыныч его съест. Или ему ещё шанс дать, когда выходить из замка будет? Вдруг посмотрит? Может рано ещё его есть-то.

— Стадия торга, бабушка, тут всё понятно. Торгуется…

Девица закрыла лицо руками и разревелась.

— Да что же я делаю-то, в самом деле! Тьфу, дура, на Принца замахнулась! Понятное дело, что ему такая, как я, совсем не нужна, вот и не взглянул даже! Верно маменька говорила, придётся за сына конюха идти.

— Хандра, — объяснил Баюн. — Теперь она считает, что всё потеряно и нет смысла пытаться добиться своей цели.

— Потому что так и есть, — вздохнула Девица, вытирая слёзы. — Нужно было ставить себе ту цель, которой я точно могу достигнуть, а я выше головы прыгнуть пытаюсь. Ведь если хорошо подумать, в сыне конюха ничего плохого нет — работящий, красивый, не пьёт совсем. Так что ну этого Принца. Пусть катится в своё Королевство, а я и так счастливой стану.

Девица развернулась и вышла из избушки. Баюн гордо задрал нос.

— Стадия принятия, — сказал он. — Всё, как я и говорил. Слышишь, бабушка? Если бы ты больше обращала внимание на то, о чём я говорю, ты бы знала о…

От взрыва Баюна отбросило за печку, а Ягу ударило о потолок, после чего она упала в бочку с водой.

— Внимательнее нужно быть, занимаясь такими серьёзными вещами! — укоризненно заявил Баюн, выбираясь из-за печки. — Где твоя ответственность, женщина?

— Кошмар какой! — прокряхтела Яга, вылезая из бочки. — Ох, бедные мои косточки!

— Только о себе и думаешь! Я, между прочим, коготь сломал. Вчера ещё.

— Как же так вышло-то, а? Я ведь так внимательно считала, пока…

— Вот! — радостно заорал Баюн. — Отрицание!

— Да надоел ты со своими стадиями! — рявкнула Яга. — Сколько можно? Это из-за тебя, валенок блохастый!

— Гнев. Ха!

— Бестолочь. Книгу мне сними с верхней полки, с золотым корешком. Посмотрю, может вернуть всё обратно можно.

— Сойдёт за торг, — Баюн залез на шкаф и взял книгу.

— Ещё слово и я за себя не отвечаю, — пригрозила Яга. — Убери книгу обратно, не хочу ничего делать сегодня, пока ты тут под руку со своими стадиями лезешь. Пойду лучше на озеро схожу, Водяного навещу.

— Хандра! Нет, ну согласись, бабушка, что я прав — все плохие события можно разделить на пять стадий.

Яга молча взяла в руки метлу и, хорошенько размахнувшись, стукнула ею Кота.

— Э-э-э! — закричал Баюн. — Ты чего делаешь? Ай! Перестань!

Он было нацелился в окно, но ставни тут же захлопнулись. Кот посмотрел на дверь, и она тут же закрылась на засов.

— Бабушка! — Баюн уклонился от очередного удара метлой. — Ты плохо слушала, сейчас стадия принятия должна быть! Ай! Принятия, бабушка!

Показать полностью
32

Какой могла быть Красная Шапочка? Сквозь века, страны и мифологию

«Красная Шапочка» — одна из самых популярных сказок. Какой она могла быть в мифах различных народов? Придумали вам три варианта.

Какой могла быть Красная Шапочка? Сквозь века, страны и мифологию Сказка, Не такая сказка, Приключения, Литература, Юмор, Альтернативная концовка, Длиннопост

Забытый подвиг Геракла


В Греции, в центре полуострова Пелопоннес, лежит горная область Аркадия — страна пастухов и охотников. Она, как и Арктика, получила название в честь медведей. Но эти звери в то время больших проблем не доставляли, зато в Аркадии появился волк, пожиравший людей. Царь Эрисфей приказал Гераклу, славному своими деяниями, убить это чудовище и принести его шкуру в Златообильные Микены, чьи стены были сложены циклопами, ибо простому смертному такое не под силу. И герой отправился туда, выспрашивая людей о страшном звере.


В том краю жила одна женщина — Мелисса. Она вышла замуж за Деметрия и уехала к нему в дом на другой стороне горного хребта. И там родила дочь. Деметрий был храбрым воином и мог без устали грести веслом или сражаться копьём. Он любил свою дочь и привёз из похода к дальним берегам виноцветного моря пурпурный платок, который дева любила носить, за что её и прозвали Кинея Эрифра.


Почтенная Мелисса не забывала и свою мать, оставшуюся в родном селении, и часто ее навещала.


И вот наступили весёлые Анестерии. Второй день этого праздника эллины называют Хоэс («день кувшинов») — они соревнуются, кто больше выпьет вина. Муж Мелиссы Деметрий бесстрашно боролся. Выпив вина, он, словно Икар, возносился в небо, но падал вниз. И был друзьями принесён в дом Мелиссы на щите. Славный воин лежал у очага, на овчине. Он так устал, словно помогал Сизифу тащить камень на вершину горы. Тогда Мелисса отправила к своей матери с подарком дочь. В корзине было молодое вино, виноград и ячменные лепёшки.

Какой могла быть Красная Шапочка? Сквозь века, страны и мифологию Сказка, Не такая сказка, Приключения, Литература, Юмор, Альтернативная концовка, Длиннопост

Дева была одета в хитон, который удерживался на плечах фибулами и при ходьбе распахивался на правом боку. Кожа девы была словно бронзовый щит Афины. Чёрные, как ночь, волосы, оттенены пурпурным платком. А зубы её были словно бусы из жемчуга, что привозят воины из дальних походов. Кинея Эрифра была прекрасна, словно богиня Афродита. На рынке торговки говорили, что о ней слышал даже царь Эрисфей.


И юноши, и зрелые мужчины, оторвавшись от кувшинов и игры в кости, провожали её взглядом. Но она на шутки мужчин внимания не обращала.


На горном склоне она повстречала молодого охотника, который учтиво спросил её, куда она держит свой путь. Кинея Эрифра сказала, что несёт ячменные лепёшки своей бабушке, которая живёт одна. А про вино не сказала. И пошла дальше.


Конечно, юноша был хорошо собой, но зачем тратить время на какого-то охотника, если о ней спрашивал сам Эрисфей.


Аркадяне же известны в Элладе тем, что могут превращаться в волков. И даже один царь Аркадии, Ликаон, был волком-оборотнем. Охотник, который повстречался Кинее Эрифре, превратился в зверя и быстро побежал к хижине. В человеческом облике он вошёл в дом, а обернувшись в волка, убил и съел бабушку. И затем вновь превратился в человека.

Какой могла быть Красная Шапочка? Сквозь века, страны и мифологию Сказка, Не такая сказка, Приключения, Литература, Юмор, Альтернативная концовка, Длиннопост

Тем временем Геракл, бродивший в лесу, заметил волчьи следы и увидел в небе знак — трёх чёрных воронов. То боги послали ему проводников. Вороны полетели за волком и кружили над хижиной, ожидая, что он оставит им потрохов на ужин. Геракл же пошёл по волчьим следам, словно Тесей по нити Ариадны.


Когда Кинея Эрифра подошла к дому своей бабушки, она увидела юношу и удивилась. Как быстро он прибыл туда! Он сказал, что летел на крыльях Эроса. Обманутая дева вошла с молодым охотником в хижину, но там он вновь превратился в волка и съел её. А сытый, залез на ложе и задремал.


Но тут по волчьим следам к хижине пришёл Геракл. Он увидел спящего зверя и разорвал его. Мёртвый, тот вновь превратился в человека. А Кинея Эрифра и её бабушка ожили. Видно, мойры, которые тоже праздновали Анестерии, не перерезали их нити судьбы.


Геракл не понёс царю Эрисфею человеческую кожу вместо волчьей. И о том, что произошло, герой рассказывать никому не стал, — об этом подвиге так и не узнали.



Сага о берсерке Ульве


В Тёмной долине жил человек по имени Ульв. Был он берсерком, ходил с конунгом Олавом на драккарах к франкам и привёз оттуда немало серебра. Ульва звали Серым за то, что он носил волчью шкуру. Говорили, что она была вымочена в мухоморном отваре и потому от неё отскакивали копья и стрелы.


А ещё Ульва звали Весёлым за его нрав. Если выпивал кувшин эля, то начинал кидать топоры в птиц. Один раз топор залетел во двор Торгейла и убил там телёнка. Торгейл с сыновьями сварили убитого телёнка и съели его, а Ульва не позвали. И тот понял, что Торгейл ему больше не друг.


Больше эля Ульв любил настой из мухоморов, который варили Сванхильд и старый Стейн. Если Ульв выпивал его, то начинал выть — да так, что псы забивались под лавки, думая, что наступил Рагнарёк. Или прокрадётся берсерк к кому-то во двор и свяжет хвосты коровам — а все думают, что это Локи шалит. Или Ульв загрызет овцу. Так, у Торгейла Ульв загрыз трёх, а унёс с собой и съел лишь одну. Потому что Торгейл ему больше не друг. Когда Торгейл узнал об этом, он сказал: «Зря Ульв так сделал». И все решили, что добра для Ульва из этого не выйдет.

Какой могла быть Красная Шапочка? Сквозь века, страны и мифологию Сказка, Не такая сказка, Приключения, Литература, Юмор, Альтернативная концовка, Длиннопост

Однажды во дворе у Торгрима Ульв убил свинью, но не смог далеко её утащить. Торгрим выскочил с вилами и ударил ими Ульва, но в сумерках промахнулся и попал в свинью. Ульф же обернулся, схватил вилы и воткнул их в Торгрима. Тот и умер, ибо так может случиться, если волк в человека воткнёт вилы. Семья Торгрима потребовала Ульва выплатить виру — полторы марки серебра. Но Ульв сказал, что Торгрима убили его вилы, — пусть они и платят. А если кто не согласен, то можно решить спор на хольмганге.


Но так как Ульв был Весёлым и у него был мухоморный отвар, спорить с ним никто не захотел.


На краю Тёмной долины жила старая Сванхильд, известная как ведьма. И говорили люди, что если её кожей обить щит, то не возьмет его никакое железо. С таким щитом можно смело выходить на хольмганг против Ульва.


Дочь Сванхильд, Иттан, однажды осенью после сбора ячменя пекла хлеб и варила эль. И послала свою дочь Гуду, внучку Сванхильд, чтобы та отнесла бабушке хлеб и кувшин с хмельным напитком. А та Гуда носила на голове шапку из волчьей шкуры мехом внутрь, за что прозвали её Красная Шапка.


Накануне Ульв опять играл в Локи. И от мухоморного отвара, который сварила Сванхильд, у него болела голова.


Встретив девушку, Ульв Серый поздоровался и спросил: «Гуда Красная Шапка, куда ты идёшь?». Услышав про эль, Ульв подумал: зачем хмельной напиток старой ведьме? Но ничего не произнёс, а быстро побежал тропинкой к хижине Сванхильд. Войдя в дом, он сказал старухе, что вчерашний её отвар был плох и он хочет эля, чтобы освежить горло. Услышав, что эля нет, Ульв взял мельничий жёрнов и ударил Сванхильд по голове, отчего та упала замертво. И сказал: «Вот так у меня болит голова от твоих мухоморов, старая ведьма».

Какой могла быть Красная Шапочка? Сквозь века, страны и мифологию Сказка, Не такая сказка, Приключения, Литература, Юмор, Альтернативная концовка, Длиннопост

Тело Ульв оттащил за хижину, а сам решил дождаться Гуды, которая несла сюда эль. Берсерк лёг в постель ведьмы, накрывшись одеялом. А так как в очаге горели дрова и в доме было тепло, он снял свою волчью шкуру.


За Гудой шёл Эгиль, сын Торгейла. Увидев, что она разговаривает с Ульвом, Эгиль побежал домой и позвал своего отца и братьев. Они взяли топоры и пошли все к хижине старой Сванхильд.


Зайдя в хижину, Гуда Красная Шапка не увидела, кто лежит в постели. Она решила, что бабушка спит, и поставила корзинку с хлебом и элем на пол. Но услышала, что Сванхильд сегодня храпит не так, как всегда. И подошла к постели, где лежал под одеялом Ульв. Берсерк вскочил и толкнул Гуду, та упала и ударилась головой о камень очага.


Ульв тогда достал из корзины кувшин с элем и стал утолять жажду. И планировать, как правильно снять кожу со Сванхильд. Наверное, для этого придётся идти к старому Стейну и просить у него старинный каменный нож.


Тут в хижину вошли Торгейл и сыновья, с топорами. Ульв был без волчьей шкуры, оттого они смело набросились на берсерка. Это была славная битва! Ульв допил эль и дрался пустым кувшином, а затем, когда тот разбился, — скамьёй. Но Торгейл выплеснул ему на голову горячий котёл с кашей, который висел на цепи над очагом. Ульв перестал видеть, где его враги, и стал бить скамьёй по стене. И тогда Торгейл ударил его топором. Ульв стал падать и, пока падал, умер. Гуда и Сванхильд очнулись от криков. Они оказались не мертвы, а лишь оглушены. Гуду спасла меховая шапка, которую она носила. А что помогло старой ведьме, неизвестно. На то она и ведьма. Так в долине ни у кого и не появился щит, обитый кожей Сванхильд.


Торгейла стали звать Торгейл Убийца Ульва. А волчью шкуру берсерка он принёс к себе в дом, — но собаки завыли так, будто почувствовали приближение Фенрира. Тогда Торгейл бросил шкуру в очаг. Пошёл серый дым, и Торгейл увидел, как по небу скачет Слейпнир. А иные говорили, что не было никакого Слейпнира, просто над домом кружили вороны Хугин и Мунин. Но спорить с Торгейлом Убийцей Ульва никто не стал.



Сказание о прекрасной Лейле, хитром разбойнике и мудром визире


Султан Джафар правил свой страной — и та процветала. От простых людей султан узнавал, что в его стране хорошо и что плохо. И был у султана визирь. Седую бороду он красил хной и был хитрее лисицы.

Какой могла быть Красная Шапочка? Сквозь века, страны и мифологию Сказка, Не такая сказка, Приключения, Литература, Юмор, Альтернативная концовка, Длиннопост

И пришла внезапно из дальних стран болезнь, о которой Авиценна ничего не писал. И как лечить её, не знали. И тогда сказал султан Джафар: «Харам!». А его слово — закон. Так он запретил торговцам ездить из города в город, а паломникам совершать хадж. Он повелел всем ходить с закрытыми лицами и не приближаться другу к другу ближе чем на два шага. Глашатаи оповестили об этом жителей.


За нарушение запрета визирь приказал брать дирхемы — и казна стала наполняться серебром, а сердце визиря — радостью.


Однажды султан Джафар в своём дворце играл со своим визирем в шахматы. И, переставив ферзя через всю доску, султан сказал, что точно так же прекрасная ханум может одна пройти через его земли, неся золото, и никто не покусится на её честь и не отберёт у неё деньги. И он готов побиться об заклад с визирем, что будет именно так. «Да, солнцеподобный», — ответил ему мудрый визирь.


Для разрешения спора была выбрана дочь кожевенника, юная Лейла. Он была стройна, как газель, прекрасна, как пери. Рот её был как Соломонова печать, а губы словно кораллы, что привозят купцы из дальних стран. Лейлу одели в платье цвета шафрана и красный шёлковый хиджаб. И дали корзину, на дне которой лежали кошелёк с золотыми динарами и драгоценное ожерелье. А сверху — лепёшки, гранаты, хурма, изюм и всякие сладости. И не было у девы с собой никакого оружия, даже ножа.


Лейла, неся корзину на голове, должная была дойти от султанского дворца до дома своей бабушки. Визирь запретил ей заглядывать в корзину, пока она не достигнет конца пути.

И мудрый визирь отправил впереди Лейлы своих слуг. Глашатай и пять воинов напоминали всем жителям, чтобы из-за странного недуга никто из них не смел приближаться к ханум в хиджабе цвета граната ближе чем на два шага. Харам!


И спокойно шла Лейла по землям султана Джафара. Её кормили и поили — и никто не приблизился к ней на два шага.


В тех краях жил разбойник по имени Горг. Словно волк, он нападал на правоверных торговцев, которые вели свои караваны, и грабил их. Разбойник платил из добычи наместнику — и оттого его никак не могли схватить и отвезти к палачу. Поэтому хоть Горг и забрал много дирхемов, скопил он их мало.

Какой могла быть Красная Шапочка? Сквозь века, страны и мифологию Сказка, Не такая сказка, Приключения, Литература, Юмор, Альтернативная концовка, Длиннопост

Когда прискакали глашатай и гулямы, Горг зарезал барана и сварил пилав в большом котле. И принёс бурдюк пива. Воины кушали и пили, а затем стали петь песни, как они ходили в дальние походы и сражались с ифритами. Послушав их беседу, Горг понял, что прекрасная Лейла в хиджабе цвета граната несёт в корзинке не только лепёшки и изюм.


На следующий день он повстречал ханум в платье цвета шафрана и красном хиджабе. Накормив и напоив уставшую деву и не приближаясь к ней на два шага, Горг спросил, куда она идёт. Та ответила, что идёт по земле султана Джафара с корзиной для своей бабушки. Узнав, где находится дом, разбойник понял, что до него ещё три фарсаха, — девушке туда добираться ещё целый день. Оседлав коня, он помчался по горной тропинке, чтобы не столкнуться вновь с воинами и встретить Лейлу у её бабушки.


Когда он вошёл в глинобитный дом, женщина ткала ковёр. Горг ударил её, а тело завернул в ковёр и спрятал на заднем дворе, куда отвёл и своего коня. Сам он надел её абайю и никаб — так что были видны только его глаза. А свою одежду спрятал в сундуке. Затем зажёг масляную лампу и прилёг отдохнуть.


Когда вошла Лейла, Горг вскочил и нарушил запрет султана Джафара. Он приблизился к Лейле больше чем на два шага и, схватив корзинку, высыпал всё на пол, чтобы найти драгоценности. Но тут в дом, словно охотничьи соколы, ворвались гулямы. Они должны были взять у Лейлы и вернуть в казну султана Джафара динары и ожерелье. Горг выхватил кинжал, но воин ударил его в грудь так, что меч вышел из спины. А другой отрубил ему голову. И разбойник умер как собака.

Так визирь не только мудро проиграл спор султану Джафару, но и избавился от хитрого разбойника. За что купцы были ему очень благодарны.


Михаил Поликарпов

warhead.su

Показать полностью 6
116

Кто такая Баба Яга?

Что она скрывает и как трансформировался этот образ.

Описывать Бабу Ягу не имеет смысла, все и так хорошо ее знают. Но, есть важная деталь - так или иначе этот персонаж известен по всему миру, меняется только имя и место жительства.
Если рассматривать вопрос рационально, то часто Баба Яга - это изгнанная из поселения или покинувшая по собственной воле женщина, которая нормально со всем справляется сама. Так как древние общины, чаще всего, были патриархальными - считалось, что сама женщина не выживет, особенно с потомством. И если какая-то дама имела наглость выжить и преуспеть среди леса, она сразу же обрастала легендами, пересудами и прочими кошмарами, отгоняющими от ее жилища детей и мужей. Сестринсво этому способствовало.

Кто такая Баба Яга? Легенда, Сказка, Баба-Яга, Интересное, Длиннопост

С точки зрения этнографии, Баба Яга в своей избушке - это образ покойника. Воздушные похороны были распространённым явлением по всему миру. Финно-угорские племена и мордва в этом плане знатно выделились. Дело в том, что воздушные похороны - древнейший способ захоронений, но в зависимости от местности менялась атрибутика. Так, например, в горных регионах тела выставляют на скалы, чтобы не только ветер и солнце влияли на тление, но и хищные птицы. Финно-угы же не очень вдохновлялись идеей быть съеденными посмертно, потому что покойника размещали или на дереве, или строили сруб без окон и дверей, которые стояли на пеньках да повыше, чтобы же ж никто не отобедал. Назывались такие избушки «дом мертвого».
Отголоски этого способа погребения можно заметить и сейчас, когда видите крест с крышей. Карелы, например, ставят простой столбик с крышей до сих пор.
И, наконец-то мифология. Что интересно, Баба Яга это трансформированный образ древних богинь. Внезапно, да. Аналогичные образы такие, как Pechtrababajagen - Перхта у южных славян и Черная Аннис в английском фольклоре - были добрыми, древними Богинями, связанными с деторождением.

Кто такая Баба Яга? Легенда, Сказка, Баба-Яга, Интересное, Длиннопост

Перхта, она же Берта, она же Гольда - древненемецкая богиня «блестящая» - носила ключи от неба и приводила детские души. Обычно тот кто приводит, тот и уводит, и вполне логично, что Гольда забирала души умерших детей на то же небо. Со временем, первая часть истории стерлась, обросла символами, уродствами, костяной ногой и прочей атрибутикой смерти.
Черная Аннис - одноглазая старуха, с когтями, острыми зубами и мертвецкой кожей, обитает в пещере, вход к которой устлан костями и черепами. Пещеру эту она вырыла самостоятельно, руками. Иногда она живет в корнях старого дерева, оставленного от древнего леса. Прообразом Аннис была кельтская богиня Дану, которая великая мать. Но, постепенно старых богов начали забывать и они, чуточку, трансформировались.
Киплинг, например, в одной своей сказочной повести объяснял что, если богов древности забывают и не питают - они начинают исчезать и терять силы, и это не происходит - древние боги превращаются в существ, которые вызывают хоть какие-то человеческие эмоции, таким образом продлевая себя жизнь в ином облике.
Вернемся же к Бабе Яге. Помимо всего ужасного и страшного, связанного со смертью, особенно детской и мужской, Баба Яга исполняла роль жрицы и проводила обряд инициации. Из мальчика в мужи. А девице - мудрость и стойкость.
В этом ей помогли обрядовые штуки, а именно - погребальная трапеза, банька в роли омовения и прялка, где она, подобно норне, пряла нить судьбы.
Что интересно, в фольклоре, избушка Яги - своего рода граница между миром мертвых и миром живых. На это же намекает костяная нога - одной ногой в мире живых, другой в мире мертвых. Вход избушки был обращен в сторону мира мертвых. Герой проходил через избушку дважды, побывав по ту сторону, он возвращается в мир живых обновленным и с новыми скилами.
Ведь любая инициация значила умереть для прежней жизни и возродится в новой.

Показать полностью 1
76

Похищенный Рыцарь: Пугало королевских кровей

Похищенный Рыцарь: Внешность бывает обманчива, а бывает и не обманчива


— Стоять, кому говорю! — Дракон попытался поймать хохочущего Одуванчика, но тот ловко увернулся и спрятался за Рыцарем. — Это что за поведение?

— Жрать!

— Не время для игр. Нам нужно уходить, а ты балуешься. Пожалуй, я не буду оставлять тебя за главного.

— Жрать?

— Разве можно положиться на того, кто только балуется и не хочет слушаться?

Одуванчик сделал серьёзное лицо и вышел из-за Рыцаря:

— Жрать!

— Не сомневаюсь! — улыбнулся Дракон. — Слушай правила…

Рыцарь подошёл к кровати со спящей в ней Принцессе и похлопал её по щекам:

— Ваше Высочество! Пора вставать!

— Оладушки? — по-русски пробормотала Принцесса.

— А? — прищурился Рыцарь. — Чего ты там бормочешь? Вставай, говорю!

Принцесса открыла глаза и зевнула:

— Чего?

— Того. Мы улетим на несколько дней. Ты остаёшься здесь за главную.

— Я? — удивилась Принцесса. — Я, вообще-то, несчастная и похищенная. Кто меня будет кормить?

— Продукты будут приносить с ближайшей деревни один раз в два дня, — ответил Рыцарь. — Одуванчик будет считать, что главный он — тебе это проблем не доставит, просто присматривай за ним.

— Попробую, — ещё раз зевнула Принцесса. — А если кто-нибудь попытается забраться сюда? Что мне делать?

— Защищать сокровища ценой собственной жизни. Да шучу я, чего глаза выпучила? На тропе будут круглосуточная охрана, они никого не пропустят.

— Охрана? Вы кого-то наняли?

— Нет, добровольцев нашли, — усмехнулся Рыцарь. — Конечно наняли, что за вопросы. Решишь вернуться домой — обязательно оставь за себя выкуп, иначе Дракон очень расстроится. Расстроенный Дракон — к беде.

— Поняла, — хмыкнула Принцесса. — Ещё что-нибудь?

— Расчешись. А то, как пугало.

— Зато королевских кровей.

— Пугало, пусть даже и королевских кровей, в первую очередь пугало, — важно заявил Рыцарь. — Придёт какой-нибудь Принц, принесёт за тебя выкуп, а как увидит — передумает. И всё — прощай замужество!

— И как же я это переживу? — Принцесса всплеснула руками, ехидно улыбаясь. — Причешусь, как время придёт.

— …И не выходить на солнце, — закончил рассказывать правила Дракон. — Ты это и сам помнишь, знаю, но не сказать не могу. Мне так спокойней.

— Жрать, — кивнул Одуванчик, потянув лапки к Дракону.

Дракон поднял Тролля, обнял его и вернул на место. Одуванчик посмотрел на Рыцаря, смущённо покрутил головой и потянул лапки к нему.

— Какая прелесть, — умилился Рыцарь, приседая. — Иди, обниму.

Рыцарь прижал Тролля к себе — Одуванчик высунул слюнявый язык и ткнул им в ухо Рыцаря.

— Ах ты, негодяй! — Рыцарь подскочил, морщась и дергая головой. — Ну кто так делает в моменты проявления чувств?

— Жрать! — захохотал Одуванчик.

— Вот сразит меня какой-нибудь Великан, будешь потом жалеть, что вот так со мной расстался.

Одуванчик на секунду задумался и пожал плечами:

— Жрать.

— Подумаешь? — завопил Рыцарь. — Подумаешь? Я тебе сейчас дам подумаешь! Иди сюда!

— Какое милое зрелище, — с улыбкой сказал Старый Рыцарь Дракону, наблюдая, как Рыцарь бегает за Одуванчиком. — Даю вам слово, друг мой, что все мы вернёмся обратно целыми и, возможно, невредимыми.

— Не сомневаюсь, — ответил Дракон. — Я уверен в наших силах. Ну что, полетели?

Показать полностью
57

Похищенный Рыцарь: Внешность бывает обманчива, а бывает и не обманчива

Похищенный Рыцарь: Конкуренты из далёких земель


— План такой, — Старый Рыцарь сел поудобнее и оглядел присутствующих. — О чём я?

— О Великанах, — напомнил Теодор. — Кис-кис-кис, иди сюда, не бойся.

Одуванчик выглянул из-за сундука и показал язык.

— Он не боится, — сказал Дракон, подливая кофе в чашку Старого Рыцаря. — Присматривается.

— Никогда в жизни не видел такого маленького Тролля. Он правда говорит?

— Жрать! — раздалось из-за сундука.

— Очаровательно! — улыбнулся Теодор. — Он голодный?

— Всегда, — усмехнулся Рыцарь, — но так говорит он не поэтому. Я предлагаю выслушать Вильгельма, думаю, он…

— Спит, — перебил его Дракон.

Теодор вздохнул, подошёл к Старому Рыцарю и похлопал его по плечу.

— Великаны! — Старый Рыцарь, как ни в чём не бывало, взял кружку и сделал глоток. — Большие, сильные и жутко злые существа. Но, как и всякого, у них есть слабое место — коленные чашечки. Бейте по ним.

— И всё? — уточнил Дракон.

— Старайтесь не попадать под удар их дубин. Это больно.

— Мы будем сражаться с Великанами! — Рыцарь восторженно хлопнул в ладоши. — Немыслимо!

— И вам понадобится булава, мой юный друг, — сказал Старый Рыцарь. — Надёжнее. Меч может застрять в толстой коже Великана.

Рыцарь на секунду задумался и посмотрел на Дракона:

— У тебя есть булава?

— Посмотри в сундуке с лепестком на крышке, — ответил Дракон.

— Не думал, что у вас найдутся такие вещи, — сказал Теодор.

— Остались от тех Рыцарей, что приходили со мной сражаться.

— Как вы сказали, друг мой? — Старый Рыцарь поковырял мизинцем в ухе. — Мне, должно быть, послышалось?

— Вы не так поняли, — засмеялся Дракон. — С самими Рыцарями всё в порядке — они уходили от меня живыми, но без оружия, доспехов, а иногда и одежды.

— И, надо полагать, без гордости! — расхохотался Старый Рыцарь. — Вы и впрямь необычное создание, друг мой! И что же, вам ни разу не приходилось сразить кого-нибудь наповал?

— Ни разу.

— Поразительно. Густав, мальчик мой, ты слышал это?

— Я Теодор, — напомнил Оруженосец. — И я сижу рядом с тобой, как я мог не слышать?

— Нашёл! — Рыцарь продемонстрировал булаву. — Слушай, у тебя столько интересных вещей тут хранится. А чего книжка тут лежит, а не полке с остальными?

— Книжка? — заинтересовался Дракон. — Покажи-ка. Ух ты! Это же «Приключения Алмазного Короля в Небесном Городе»! А я думал, что потерял её! Очень интересные истории, я ими зачитывался! А Алмазный Король долгое время был для меня символом отваги. Конечно, в историях всё приукрашают, но...

— Он и впрямь был очень храбрым, — неожиданно заговорил Старый Рыцарь. — Он был прекрасным человеком и добрым другом. В книгах не показана и сотая доля его храбрости.

Рыцарь с Драконом удивлённо переглянулись. Оруженосец, словно чего-то испугался, виновато улыбнулся и покрутил пальцем у виска. Рыцарь понимающе кивнул.

— Давайте вернёмся к Великанам, — сменил тему Теодор, похлопав Старого Рыцаря по плечу. — Может ты ещё что-нибудь расскажешь о них нашим друзьям?

— Довольно разговоров! — воскликнул Старый Рыцарь, резко встав со стула. — Время действовать и испытать их… Ой-ёй-ёй! Густав, мальчик мой, там что-то хрустнуло в спине.

— А чего вскочил, будто молодой? Ложись, я сейчас.

Оруженосец открыл одну из своих сумок, нашёл в ней маленькую баночку с зелёным содержимым и намазал спину Старому Рыцарю.

— Он не похож на человека, который сражается с Великанами, — прошептал Рыцарь Дракону.

— Не похож, — согласился Дракон. — Но внешность бывает обманчива.

— А бывает и не обманчива. Что, если он совсем не в себе и не понимает, о чём говорит?

— Я думаю, Теодор дал бы нам знать, если так.

— Может он тоже «того», — проворчал Рыцарь. — Безумием можно заразиться от другого?

— Я не безумен, мой юный друг, — сказал Старый Рыцарь. — Я очень стар — да, но безумен ли я? Ни в коем случае. Я понимаю ваши сомнения, но уверяю вас — они развеются, как только вы увидите меня в деле.

— Прошу прощения, — Рыцарь покраснел и опустил глаза. — Не хотел вас оскорбить.

— А я и не оскорбился. Ну что, друзья мои, может быть настало время второго завтрака? А после него можно и в путь отправляться.

Показать полностью
495

Вне избушки Бабы-Яги: Урок мудрости или Кто подставил Бабу-Ягу и немножко кота Баюна

— Яга! — избушка сотрясалась от ударов Богатыря. — А ну открывай! Опять за старое? Где дети?

— Какие ещё дети? — удивлённо переспросила Баба-Яга — Пьяный, что ли?

От очередного удара на двери появилась трещина.

— Покинуть корабль! — завопил Баюн, прыгая в окно.

— Стоять, матрос! — Яга махнула рукой и Кот замер в воздухе. — Твоих лап дело?

— Ни в коем случае, бабушка.

— А чего тогда бежишь?

— Судя по настрою Богатыря, он не вопросы задавать собирается, — ухмыльнулся Баюн. — Его-то я усыплю, но к нам ещё толпа идёт.

— Богатырей? — ахнула Яга.

— И они там тоже есть. А ещё там есть вилы и иные острые предметы, а я же их на дух не переношу, ты же знаешь.

Дверь затрещала от очередного удара.

— Богатырь! — Яга упёрлась в дверь спиной. — А что за дети-то?

— Будто не знаешь! — отозвался Богатырь. — Всех Алёнушек с Иванушками похитила и теперь дурочку из себя строишь?

— Так это не я.

— Не ври, старая. Видели тебя.

— Кто? — выпучила глаза Яга.

— Почти половина деревни, — ответил Богатырь. — А во всех домах, где дети пропали, шерсть кошачью нашли.

— Бабушка! — у Баюна побелели усы. — Хвостом клянусь — касательства к этому не имею! Да чтоб мне сметаны не видеть, если я вру!

— Знаю, — Ягу тряхнуло от удара по двери. — Подставили нас, котёночек.

— Кто?

— Это нам и предстоит выяснить. Помнишь инструкции, что нужно делать, если по нашу душу Богатыри придут?

Баюн на секунду задумался, кивнул и бросился к столу. Сунув лапу в банку со сметаной, он замер и поводил ушами, поймав взгляд Яги:

— Чего? А-а-а, ты о других инструкциях! Момент!

Баюн прыгнул за печку, вылез с ключом в лапе и открыл им небольшую шкатулку, откуда вытащил другой ключ. Им он открыл сундук, из сундука вынул копилку, разбил её, нашёл ещё один ключ и им открыл другой сундук. И уже из него осторожно вытащил небольшой бутылёк с зеленоватой жидкостью.

— Спрятал так, что никто не найдёт! — гордо сказал Баюн, передавая бутылёк Яге. — Сам придумал.

— Деятель, — вздохнула Яга. — А если кто-то просто сундук сломает?

Пока Кот думал над ответом, Яга вытащила из бутылька пробку и выпила содержимое. В тот же миг она выпрямилась, седые волосы потемнели, морщины исчезли, а в глазах появился озорной огонёк. Улучив момент, она резко открыла дверь, схватила потерявшего равновесие Богатыря за шиворот, выдала ему подзатыльник и швырнула в лес.

— Ух ты! — восторженно протянул Баюн, не отрывая глаз от красивой девушки. — Так вот куда яблочко делось! Ты теперь навсегда такая, баб… у меня даже язык не поворачивается тебя бабушкой назвать. Всегда такой будешь?

— Всегда, — подмигнула Яга. — В ближайшие сутки.

— Тоже неплохо.

Яга, покачав головой, осмотрела повреждённую дверь избушки:

— Изверг! Ступай-ка, милая, к Лешему, он починит. Сюда не возвращайся, у него сиди. Поняла?

Избушка скрипнула.

— Вот и славно, — улыбнулась Яга. — Баюн, пошли.

***

— Здравствуйте! — княжеский Дружинник Ладислав Безсонов резко встал со стула и поклонился вошедшей девушке. — У меня время приёма уже закончилось, но, если дело срочное, то я, конечно, не откажу в помощи такой крас… в смысле, хотел сказать, я…

— Аж язык заплетается! — ехидно хихикнул Баюн, зайдя в комнату вслед за Ягой. — А покраснел-то, покраснел!

— Не откажешь красивой, да? — кокетливо подмигнула Яга. — Вот так повезло!

Ладислав удивлённо посмотрел на девушку, потом на Баюна, потом снова на девушку.

— Яга? — только и выдохнул он.

— Умён.

— Да тут особого ума не надо! — фыркнул Баюн. — Вот если бы меня не было, ни за что бы не догадался!

— Ты дышать-то не забывай, Ладиславушка, — самодовольно улыбнулась Яга. — Ну, чего застыл, касатик?

— Какая-то ты сегодня необычная, бабушка, — Ладислав неожиданно хлопнул в ладоши. — Ну точно! Что, пришли Богатыри?

Яга с Баюном переглянулись.

— Пришли. Откуда знаешь?

— Так я о пропавших детях самый первый узнал, — Ладислав вынул из ящика стола трубку. — После родителей, конечно. Начал расследование — а по всему выходит, будто твоих это рук дело.

— Так чего тогда ты со всеми ко мне не пошёл? — спросила Яга.

— Потому что я думать умею, в отличие от Богатырей.

— И что надумал? — уточнил Баюн.

Княжеский Дружинник раскурил трубку.

— Во-первых — слишком много свидетелей, так не бывает. В том смысле, что не всегда люди станут против Злодеев выступать, боятся. А в этот раз никто не боится.

— Умён, — похвалила Яга.

— Много ума не надо, — отмахнулся Ладислав. — Просто у Богатырей и этого нет. Теперь к местам преступлений — слишком много кошачьей шерсти. Но я-то почерк Баюна знаю, он всегда из дома выманивает. Или любопытством берёт или страхом. А вокруг домов ни одного кошачьего следа. И потом, я точно знаю, что во время одного из похищений Баюн караулил рыбака на берегу реки, тот прибегал, жаловался, что у него всю рыбу отобрали.

— Не отобрал, а взял на проверку! — фыркнул Баюн. — Слух прошёл, будто рыба плохая в реке, будто отравлена. Пришлось взять на себя тяжёлую ношу по проверке каждой водоплавающей особи.

— А слух от кого слыхал? — уточнила Яга.

— Да я не помню уже.

— Кто бы сомневался. Есть мысли, Ладиславушка, кто нас так подставить решил?

Княжеский Дружинник выпустил дым и развёл руками:

— Те, кому вы крепко насолили, скорей всего. А таких за день не пересчитать. Я бы посоветовал найти свидетелей этих преступлений и поговорить с ними. Сам-то я не могу поговорить, не положено.

— Почему? — удивилась Яга. — Ах, поговорить! Что ж, так и сделаем. Может у тебя имена этих свидетелей найдутся, чтобы нам побыстрее управиться?

— Извини, бабушка, — громко ответил Ладислав. — Не могу я имена назвать. Не положено.

После этих слов он вынул из ящика стола лист бумаги, положил его на край стола и вышел из комнаты.

— Хороший человек, — умилилась Яга, взяв лист с края стола и пробежавшись по нему взглядом. — Баюн, знаешь кого-нибудь?

Кот с важным видом посмотрел на листок и кивнул:

— Почти половину, — ответил он. — Это ж завсегдатаи местного кабака, я сколько раз оттуда Кощея в замок уносил. Становится всё интереснее.

***

— Своими глазами видел! — тщедушный мужичок еле ворочал языком. — Местный криминальный элемент Яга, действуя скрытно, под покровом ночи пробиралась в дома с помощью своего кота Баюна и выносила оттуда детей!

— Как по написанному! — проворчала Яга. — Кто заплатил, чтобы ты это сказал?

— Никто!

Яга отбросила мужичка в сторону и тихонько зарычала.

— Следующего? — спросил Баюн.

— А что толку? Одиннадцать человек и все одно и тоже говорят, слово в слово.

— Может двенадцатый что-нибудь новое скажет. Не попробуем, не узнаем.

— Ладно, неси.

Баюн потянулся, обошёл кабак и скрылся внутри, вернувшись через пару минут с новым мужичком.

— По какому праву! — возмущался он. — Честный человек, имею… Здравствуй, красавица! А чего тут одна? Компания нужна?

Получив оплеуху от Яги, мужичок затряс головой.

— Ты, говорят, видел, как Яга детей из домов выносит? — спросила Яга.

— Своими глазами! — закивал Мужичок. — Ночью в дома пробиралась и выносила оттуда детей! А дверь ей её кот открывал.

— Как я или поменьше?

Мужичок пьяно икнул и уставился на Кота осоловелыми глазами.

— Говорящий, что ли?

— Спьяну мерещится, — успокоил Баюн.

— Надоело! — фыркнула Яга и схватила мужичка за плечо. — Кто заплатил, чтобы ты это сказал?

— Никто!

— Не ври, стервец!

Яга выписала мужичку ещё одну оплеуху:

— Кто заплатил?

— Никто! — повторил мужичок.

— Сожру на месте! — пригрозила Яга. — Доведёшь.

— Погоди-ка, — задумчиво протянул Баюн. — А никто — это кто?

— Мужик какой-то, — пожал плечами мужичок. — В чёрном плаще и капюшоне.

— Он тебе заплатил? — спросила Яга.

— Ну.

— Гну. Где его найти?

— А я не знаю, — ответил мужичок, поднимая взгляд на Ягу. — О, здравствуй, красавица! Одна тут?

От третьей оплеухи мужичок отлетел к остальным одиннадцати и захрапел.

— Теперь мы знаем больше, — подытожил Баюн. — Но всё ещё ничего не знаем.

— Верно подмечено, — усмехнулась Яга. — А ты умница, котёночек. Я бы и не сообразила.

— Толку от этого всё равно нет. Что делать будем?

— Разнюхивать. Чего хохочешь, я серьёзно.

— Я ж не собака какая-то, — вспыхнул Баюн. — Я кот!

— Чего сразу обижаешься-то?

— Я не обижаюсь, а уточняю. Обоняние моё, конечно, прекрасно, но оно не так хорошо, как у собаки.

— А тут и твоего хватит, — подмигнула Яга. — Найти след одного человека — да для тебя это раз плюнуть!

— Даже легче, — довольно замурлыкал Баюн. — Чей запах мне искать?

— Трезвого человека. Не думаю, что этот никто в кабак…

— Чую! Он тут один единственный. За мной.

Баюн, не отрывая носа от земли, побежал в сторону деревни. Яга потянулась и побежала следом.

Через пятнадцать минут Баюн остановился у невзрачной избушки и оглушительно чихнул.

— Пришли, — сообщил он. — Апчхи! Да что ж такое-то? Он дома. Апчхи!

— Будь здоров, — Яга подошла к двери избушки. — Держись за мной.

***

— Подъём! — Яга отвесила оплеуху спящему в сенцах Богатырю. — Чего глазоньки вылупил, касатик? Просыпайся, просыпайся. Сейчас будет больно.

— Чего там? — в окне показалась морда Баюна. — Богатырь? Справишься?

— Справлюсь, не бойся. А ты чего снаружи остался?

— Веду наблюдение за местностью, чтобы, в случае чего, сообщить о приближающейся опасности и покинуть место операции раньше прибытия подкрепления.

— Чего? — подняла бровь Яга. — Испугался, так и скажи, чего выдумываешь тут? Ну что, милок, проснулся?

Богатырь удивлённо смотрел на стоящую перед ним девушку.

— А ты кто? — пробормотал он.

— Попробуй догадайся, — усмехнулась Яга. — Кто велел заплатить пьянчугам за ложные показания?

— Чего? — Богатырь моментально проснулся. — Каким пьянчугам? Ты знаешь, кто я?

— Знаю, милок, знаю. Никто.

Богатырь побледнел.

— Повторяю вопрос — кто велел заплатить?

— Рекомендую ответить, — сказал Баюн, заглянув в окно. — Она даже мне дважды не повторяет, так что тебе вообще очень повезло. А потом будет очень больно.

Богатырь испуганно посмотрел на Кота, перевёл взгляд на Ягу и ойкнул:

— Яга?

Яга кивнула.

— Она меня заставила! — выпалил Богатырь. — Сказала, что если я не сделаю, как она велит, то она меня в мышь превратит!

— Кто она?

— Ведьма!

— А чего ты ко мне не пришёл? — спросила Яга.

— Так она, Яга, моложе тебя, — Богатырь запнулся. — Была. И сильнее. Видел я, на что она способна. У неё в замке клетка есть, там уже шесть мышей сидит. Но я сам ничего плохого не сделал — я только сказал, как она велела и заплатил, как она велела. И всё.

— Тоже мне Богатырь. Замок где?

— За болотами. Мимо не пройдёшь, но идти долго придётся. Хочешь…

Яга хлопнула в ладоши — Богатырь превратился в мышь и возмущённо запищал.

— Скройся, — посоветовала Яга. — Или сейчас кота спущу.

Мышь послушно юркнула в щель между досками.

— Может ли быть такое, что эта Ведьма и впрямь сильнее тебя? — спросил Баюн, когда Яга вышла на улицу. — Или запугала просто?

— Может, — ответила Яга. — Я, конечно, сильна, но до звания самой сильной мне ох как далеко.

— Значит мы к ней не пойдём?

— Как это не пойдём? Ещё как пойдём!

— А как же ты с ней справишься? — не унимался Баюн. — Вдруг она и сильнее и заклинаний больше знает? Будем тоже мышами сидеть.

— Не будем, — Яга ласково погладила Кота по голове. — Вот увидишь. У меня секретное умение есть — Ведьмы о таком не знают, а потому и не учитывают. С его помощью и справимся.

***

— Эх, Богатырь! — воскликнула Ведьма, увидев Ягу. — Как знала, что надо от него избавляться! Мышью теперь бегает?

— Мышью, — подтвердила Яга. — Выйди-ка на свет, что ли. Мы ведь не знакомы, верно?

— Не знакомы. Пытаешься понять, за что я решила тебя подставить?

— Да я и так знаю, — отмахнулась Яга. — Брёвна для избушки снаружи лежат, кот вон у тебя чёрный сидит. Думаешь, меня не будет, и ты моё место займёшь?

— Умна! — признала Ведьма. — Так всё и задумано.

— Кот-то плешивый! — фыркнул Баюн. — Мелкий какой-то, раза в три меньше меня. Эй, чучело, говорить-то умеешь?

Ведьмин кот посмотрел на Баюна и зашипел.

— А я тебя вместо него возьму, — сказала Ведьма. — Что ты хочешь взамен? Сметаны? Хоть бочку каждый день!

Баюн ахнул и мечтательно закатил глаза. Ведьма довольно улыбнулась и ехидно подмигнула Яге.

— Чего лыбишься, курица? — хохотнул Баюн, вернув глаза на место. — Само собой я отказываюсь от твоего оскорбительного предложения. Мне моя бабушка дороже.

Яга смахнула слезинку. Ведьма нахмурилась и щёлкнула пальцами: Баюна скрутило, словно кто-то невидимый пытался его отжать.

— А что теперь скажешь?

— И этим ты меня пытаешься запугать? Женщина, да я это уже как массаж воспринимаю.

— Оставь его в покое, — велела Яга. — Мало сесть в избушке с чёрным котом. Для этого ещё мудрость нужна и знания.

— Этого у меня полно, — усмехнулась Ведьма. — Даже с избытком. Когда тебя не будет, рано или поздно люди ко мне пойдут.

— Ну давай проверим, достаточно ли у тебя знаний.

— Легко! Ты о таких заклинаниях даже не слышала — сейчас все на себе испытаешь.

Яга мило улыбнулась, подошла к Ведьме поближе и резким ударом в челюсть отправила её в глубокий сон.

— И так всегда, — Яга морщилась, сжимая и разжимая ладонь. — Думают, раз я колдовству обучена, значит от меня только этого и можно ожидать. Вот тебе урок мудрости, дурочка.

***

— Один удар! — с упоением рассказывал Баюн. — Я сначала даже не понял ничего, всё так быстро произошло! Ведьма как подкошенная упала!

— Детей-то всех нашли? — спросил княжеский Дружинник, отхлёбывая горячий чай из кружки.

— Всех, — кивнула Яга. — В подвале сидели. По домам развели, родителям вручили. Богатырей, что мышами куковали, расколдовала.

— И того, что людей подкупал, тоже?

— Тому ещё долго придётся мышью сидеть. И не спорь.

— И не собирался, — хмыкнул Ладислав. — Так ему и надо. Я не до конца понял, чего Ведьма пыталась добиться?

— Покою ей моя слава не давала, — скромно улыбнулась Яга. — Вот и придумала мною стать.

— А почему нельзя было придумать что-то своё?

— Потому что на это фантазия нужна, — хихикнул Баюн. — А у неё она, как и мозги, напрочь отсутствует. Чего с ней будет теперь?

— В темнице сидеть будет, — ответил Ладислав. — Скованная цепями и с заклеенным ртом.

— Это меня устраивает. Главное…

Баюн замолчал, навострив уши. За дверью избушки послышался шорох и удаляющиеся шаги. Баюн открыл дверь, взял с крыльца корзинку и вернулся обратно:

— Пироги с рыбой! — объявил он. — Мне, как я полагаю, вы ведь рыбу не едите. И не спорьте! Надеюсь, люди ещё долго будут так извиняться ходить, очень уж мне это нравится.

Показать полностью
490

Как Мужик необычный камень нашёл и что из этого вышло

Пошёл как-то раз один Мужик в лес по грибы. Удача в этот день была на его стороне — набрал Мужик целую корзину, а времени и двух часов не прошло. Решил Мужик на речку сходить, искупаться, прежде чем домой вернуться.

Пришёл он к речке, разделся и в воду залез. Окунулся раз, затем другой — и тут ему будто показалось что-то. Нырнул Мужик под воду, глаза открыл и видит, что на дне реки что—то красным светится. Схватил Мужик свою находку и на берег вылез.

— Чудеса! — восторженно протянул Мужик, разглядывая необычный камень, светящийся красным светом. — Вот это повезло!

Радуясь свалившемуся на него богатству, Мужик оделся, схватил корзинку с грибами и бегом домой побежал.

Неизвестно, как бы всё сложилось, да только попался Мужику на пути кабак. Замедлил он шаг, задумался.

— Немножко можно, — решил Мужик, сворачивая с тропы к кабаку. — Такую удачу грех не отметить.

Выпил он одну кружку, за ней другую, а там и до третьей недалеко. Захмелел Мужик и давай всем камнем хвастаться. Неизвестно, как бы всё сложилось, да только в кабаке в тот момент барский прихвостень Прохор сидел. Увидел он камень и со всех ног к Барину побежал.

— Молодец, Прошка! — похвалил его Барин, выслушав рассказ. — Это ты правильно сделал, что мне рассказал.

— Благодарствую, — поклонился Прохор, принимая от Барина медный пятак. — Негоже, отец, простому мужику такую ценность иметь, вот что я думаю.

— Верно думаешь, Прошка, верно. Возьми-ка мешок и верёвку и ступай за мной.

Вечером вышел Мужик из кабака, шатаясь на ветру, вернулся на тропу и домой пошёл. Как вдруг раз! — потянули его в кусты, связали руки за спиной, сунули в рот какую-то тряпку и мешок на голову надели. Мужик вмиг протрезвел, чувствует, как по карманам чужие руки шарят.

— Нашёл! — услышал он ехидный голос.

— Давай сюда, Прошка, — раздался второй голос. — В дом вернёмся, три пятака тебе выдам за службу.

— Благодетель! А с этим что?

— В озеро его, чтоб болтал поменьше.

Притащили Мужика к озеру, привязали к ногам большой камень и сбросили в воду. Идёт Мужик ко дну, пузыри пускает и от пут избавиться пытается, да только ничего не выходит. Простился он с жизнью, дураком себя назвал, что в кабак этот зашёл, и глаза закрыл.

Вдруг чувствует — какая-то неведомая сила его наверх тянет. Обрадовался Мужик и радостно замычал. А сила, тем временем, его на берег вытащила, мешок с головы сняла и тряпку изо рта вынула.

— Я тебя в другом месте в воду сброшу, — раздался голос. — Я тут сети хочу поставить, а ты там болтаться будешь, ещё сети порвёшь, чего доброго. Тебе ж без разницы, где тонуть?

— Я бы вообще предпочёл не тонуть, — отозвался Мужик, откашливаясь. — Можно меня не сбрасывать?

— Как это? Люди вон старались, тащили тебя, камень нашли. Какое вопиющее неуважение к чужому труду!

Мужик откашлялся, повернулся и ахнул: сидит перед ним большой чёрный Кот.

— А я думал коты воды боятся, — почему-то сказал Мужик.

— Чего её бояться! — фыркнул Баюн. — Неприятно, конечно, но не смертельно. Если только камень к лапам не привязан. За что тебя, кстати?

Рассказал Мужик, как он по грибы пошёл, как камень нашёл и как в кабаке этим камнем хвастался.

— Ну и дурак, — сделал вывод Баюн, выслушав. — Сам виноват.

— Знаю, — горестно ответил Мужик. — Не топи меня, Баюн, а? Я жить хочу.

— Я бы и рад, мне лишние хлопоты ни к чему. Да только Барин тебе всё равно жизни не даст, когда узнает, что ты живой.

— Так это Барин был? Тогда я сразу к Царю пойду.

— Пока аудиенции дождёшься, Барин про тебя прознает, — усмехнулся Баюн, — и обратно в озеро вернёт. А если и не прознает, Царь тебе всё равно не поверит. Кто это видел? Никто не видел.

— И что же мне делать? — вздохнул Мужик.

— Бежать, что ещё. Подальше.

Лёг Мужик на землю и задумался. Бежать ему совсем не хотелось, вся родня—друзья здесь, но, с другой стороны, останешься — жизни лишишься. Баюн успел сети поставить, а Мужик всё думал лежал.

— Что решил? — спросил Баюн, отряхиваясь. — Мне идти надо. Развязать или обратно?

— Развяжи, — попросил Мужик. — Слушай, Баюн, ты ведь злодей?

— Спрашиваешь!

— А хочешь зло совершить?

— Разумеется, но после ужина.

— А помоги мне Барина наказать и камень вернуть.

Баюн развязал верёвку и почесал лапой за ухом:

— А мне что с того?

— А что ты хочешь? — спросил Мужик.

— Откуда я знаю, — зевнул Баюн. — Я существо непостоянное и удивительное, мои запросы обширны, а желания взбудоражат даже самые искушённые умы, поэтому…

— Хочешь, я тебе рыбу каждый день приносить буду?

— По рукам и лапам. Какой план?

Мужик рассказал Коту свою идею.

— Ну и чушь! — расхохотался Баюн. — Так и сделаем!

***

Барин, тем временем, стукался лбом о пол перед Царём.

— Ну по́лно, по́лно! — самодовольно махнул рукой Царь. — Рассказывай, зачем пожаловал?

— Женится хочу, — выдохнул Барин. — На Марье.

— Это которая? Дочь сына прачки?

— Ваша.

Царь нахмурился.

— Ты в своём ли уме, дурень? — проворчал он. — Марья-то моя — девица красоты невиданной! Да за неё заморские принцы знаешь, на что готовы? Землю есть будут, коли прикажу.

— Твоя правда, Царь-батюшка, — ответил Барин, сунув руку за пазуху. — А кто из них может предложить тебе такое?

При виде камня, у Царя моментально пересохло в горле.

— Это что ещё? — пробормотал он, потянув руки к камню. — Откуда? Дай-ка, поближе поглядеть хочу.

Барин отдал камень и поклонился.

— Принцы, — бормотал Царь, не моргая, — принцы, конечно, хорошо, но мне, как отцу, хотелось бы, конечно, кого-то нашего.

Царь замолчал и потряс головой:

— Ты что же это, купить у меня Марью хочешь?

— Ваше величество! — Барин рухнул на колени. — Как можно? Этим подарком я выражаю вам свою огромную любовь и преданность! И так же я обещаю любить вашу дочь и быть ей верным мужем!

— Ну хорошо, хорошо, — закивал Царь. — Это я и хотел услышать. Что ж, человек ты хороший, видный — не вижу причин тебе отказывать. А за камень этот — отдельное спасибо. Велю его сейчас же и как есть в мою корону пристроить. Красота!

Вернулся Барин в свой дом затемно. Выдал на радостях Прохору ещё один медный пятак, выпил рюмку водки и спать отправился.

Проснулся он ночью от странного звука: будто зверь какой воет.

— Прошка! — позвал Барин. — Опять своей самогонки перебрал? Выпорю!

Звук не прекратился. Барин, ворча, подошёл к двери, открыл её и обомлел: стоит перед ним тот мужик, которого они с Прохором в озеро скинули. Бледный, как смерть, глаза белые выпучил и руки к нему тянет.

— Камень! — прохрипел утопленник, требовательно потрясая рукой. — Камень!

Барин запищал, упал на пол и пополз к кровати. Утопленник шёл следом, оставляя за собой мокрые следы. Барин стянул с кровати одеяло и накрылся им:

— Нету у меня камня! Отдал я его! К Царю иди, с него требуй!

Утопленник подошёл ближе и прохрипел:

— Не вернёшь камень — через три дня за твоей душой приду.

Долго Барин сидел под одеялом, а как крик петуха услышал, осторожно выглянул. Никого в комнате не было, только грязные следы напоминали о ночном визите.

Утром Барин вновь стоял на коленях перед Царём. Царь же, гордо задрав голову, чтобы всем было лучше видно новый камень в его короне, самодовольно улыбался.

— Ваше величество, — заговорил Барин, — я всю ночь думал-думал и вот что надумал: а не рано ли Марье замуж-то?

— Самое время, — отмахнулся Царь.

— А достойный ли я жених для неё? Может, стоит, всё же, на принцев посмотреть? А то вдруг ты через год-другой пожалеешь? Подумать тебе стоит, хорошенько подумать.

Царь поднял корону, почесал лысину и вернул корону на место:

— Думаешь? А не обидишься?

— Ни в коем случае! — Барин стукнулся лбом о пол. — Как решишь, значит, так и должно быть! Счастье дочери превыше всего!

— Хороший ты человек, заботливый, — умилился Царь. — Ладно, подумаю ещё, пусть Марья ещё в девках походит. Ну всё, ступай, у меня дел полно.

Барин замялся.

— Мне бы это, — пробормотал он, — ну, Царь-батюшка, раз уж не сложилось с твоей дочерью, так может это? Ну, сам понимаешь.

— Говори, говори, — кивнул Царь, сняв корону и протирая рукавом камень. — Что понимаю? Ты лучше сам говори, а то мне кажется, будто ты свой подарок обратно просить хочешь. А так только висельники делают.

— Что ты! — перепугался Барин. — Да как бы я посмел? Я ведь это, как его… Да забыл я уже, Царь-батюшка, что спросить хотел!

— Вспомнишь — приходи. Всё, ступай.

Вернулся Барин домой, бледный, как его ночной гость. Велел он Прохору запереть все окна и двери, а самому всю ночь на страже стоять и молитвы читать. Нарисовал Барин крест на своей двери, заперся и в кровать. Весь день лежал, а как стемнело — уснул.

Проснулся он ночью от того же звука.

— Прошка! — пропищал Барин. — Прошка, сволочь такая!

Прохор не отвечал. За дверью послышались шаги.

— Прошка, ты?

Из-за двери послышалось бульканье.

— Уходи! — завопил Барин.

Словно чёрная тень появилась из-под кровати, переместилась к двери и отодвинула засов. Дверь открылась и в комнату вошёл вчерашний утопленник. Барин закричал, что есть сил и накрылся одеялом.

— Камень! — прохрипел утопленник.

— Я верну! — захныкал Барин. — Честное слово! Завтра же!

— Не вернёшь — через два дня за твоей душой приду.

Развернулся утопленник и прочь пошёл, а за ним и чёрная тень полетела. Вновь до самого утра Барин сидел и думал. А как рассвело — в замок Царя отправился. Весь день Барин по замку бродил, а к вечеру укромное место нашёл и, пока никто не видел, спрятался. Поздней ночью вылез Барин из своего укрытия, пробрался в царские покои через известный ему потайной ход, снял с гвоздика корону и со всех ног к озеру побежал. А как прибежал, хорошенько размахнулся и бросил корону на середину озера.

— Забирай! — заорал Барин. — И не ходи ко мне больше, я тебе ничего не должен!

***

— Чего это ты с ужином чаи распиваешь? — возмутилась Баба-Яга, заходя в избушку. — Чего удумал?

— Это не ужин, бабушка, — Баюн хихикнул, посмотрев на побледневшего Мужика. — У нас с ним договорённость. Я ему в злых делах помогаю, а он мне рыбу приносит. А тут мы отмечаем успешное завершение нашего дела.

— Чего?

Рассказал Мужик Яге, как камень нашёл, как в кабаке им хвастался и как Барин с Прохором у него этот камень отняли и в озеро сбросили. А потом Баюн рассказал, как он Мужика из озера выловил.

— Так, — заинтересовалась Яга. — А до злого дела вы как додумались?

— Это он придумал, — сказал Баюн, кивнув в сторону Мужика. — Простенько, конечно, но действенно. В первую ночь мы наловили всяких растений со дна озера. Я красиво обложил ими Мужика, потом намазал ему лицо белой глиной, а перед домом Барина вылил на него ведро воды. Глину, конечно, немного смыло, но этот дурень так ничего и не понял. Ох, как он испугался, бабушка! Утром к Царю бегал, думаю, камень назад просил, но тот не отдал. Перед второй ночью я у него под кроватью спрятался — я ведь умный и знал, что он дверь изнутри закроет. А в бутылку Прошки я капнул пару капель одного из твоих зелий, он и уснул.

— Я через забор перелез и ключи от замков из кармана взял, — заговорил Мужик. — В дом зашёл, а последнюю дверь мне Баюн изнутри открыл. Барин, бедолага, так дрожал, что мне его даже жалко стало!

— Ты это брось! — фыркнул Баюн. — Он тебя не жалел. В общем следующей ночью Барин выкрал царскую корону, в которую вставили этот камень и бросил её в озеро, откуда мы её благополучно выловили. Камень Мужику, Корона мне. На память.

— А Барина в темницу посадили, — довольно улыбнулся Мужик, — за кражу короны. Через пару дней казнят, если не вернёт. Ходят слухи, будто Царю записку подбросили, кто её украл.

Баюн хитро прищурился.

— Злодей доморощенный, — усмехнулась Яга. — Ну, Барин своё заслужил, туда ему и дорога. Покажи-ка, что это за камень такой.

Мужик вытащил из кармана тряпицу и развернул её. Яга восхищённо поцокала языком.

— Тёплый, — пробормотала она, взяв камень в руки. — Тот самый. Себе оставить хочешь?

— Продам, — поморщился Мужик. — Он, конечно, красивый, но злых людей привлекает.

— Ну тогда называй цену, — улыбнулась Яга.

Продал Мужик камень Яге за мешок золота и горя с тех пор не знал. Про Баюна он не забыл и каждый день приносил ему рыбу.

Камень тот Яга спрятала в шкатулку, шкатулку закрыла в сундуке, а на вопросы, зачем он ей, отвечала, что хочет вернуть владельцу.

А Прохора, говорят, однажды ночью какой-то зверь к озеру унёс. Но это, конечно, просто слухи.

Показать полностью
386

В избушке Бабы-Яги: Червивые яблочки и заколдованный Царевич

— Правила простые, — объяснял Баюн. — Кто первым добежит до дальней стены и обратно, получит приз — золотую монету. Всё понятно?
Маленькие человечки закивали головами.
— Тогда по местам.
Человечки забрались на цыплят и выстроились в линию.
— На старт! — важно скомандовал Баюн. — Внимание! Марш!
Цыплята бросились врассыпную, скидывая с себя человечков. Баюн разочарованно вздохнул.
— Глупые создания, элементарных вещей не понимают. Неужто так сложно прямо бежать? Пятнадцать раз объяснял!
— Я тебе сотни раз объясняла, чтоб ты лапой в банку со сметаной не лазил, — сказала Баба-Яга, читая книгу. — И что в итоге?
— Это другое, — отмахнулся Баюн. — Я существо особенное и дрессировке не поддаюсь. Всё моё естество бунтует и возмущается попыткам заставить меня следовать указаниям.
— А если по ушам?
— Тогда, вероятно, буду делать всё, что скажешь. Но без старания, уважения и с неудержимым желанием совершить пакость. Верно я говорю?
Маленькие человечки закивали и захлопали в ладоши. Баюн, довольно мурлыча, бросил им монетку.
— А давай, бабушка, приготовим сегодня рыбный пирог?
— ПриготовИМ? — удивлённо уточнила Яга.
— Приготовим, — подтвердил Баюн. — Ты будешь готовить, а я руководить.
— Тогда без твоей помощи обойдусь.
— Как знаешь. Только потом не говори мне, что от меня в доме никакой помощи, ладно? Иначе…
Баюн замолчал и навострил уши.
— К нам девица идёт. С кем-то. Никак не пойму, с кем именно.
Яга отложила книгу.
— Жениха просить будет.
— Не сезон.
В дверь постучали.
— Не заперто! — крикнул Баюн.
Дверь открылась и в избушку вошла Девица, ведя за собой на верёвке свинью.
— Здравствуй, бабушка! — Девица поклонилась и ткнула свинью в бок. — Поклонись, чего застыл?
Свинья тоже поклонилась.
— Ух ты! — удивился Баюн. — А как это ты так научила? Я тут цыплят бегать научить не могу, а тут целая свинья кланяется!
— Это не просто свинья, — Яга прищурилась, разглядывая животное, — это человек заколдованный.
Свинья радостно захрюкала.
— И не просто человек, — сказала Девица, — а самый настоящий Царевич!
— Откуда знаешь?
— От него и знаю, бабушка. Смотри.
Девица наклонилась к свинье:
— Ты человек?
Свинья кивнула.
— Ты Принц?
Свинья замотала головой.
— Ты Царевич?
Свинья снова кивнула.
— Надо же! — расхохоталась Яга. — А у нас разве Царевич пропадал?
— Как видишь, бабушка. Не с неба же он свалился.
— На небе не водятся, верно. Расколдовать хочешь?
— Хочу, — подтвердила Девица. — Он тогда на мне женится сразу, в благодарность за спасение. Все мимо него прошли, одна я сразу заметила, что что-то не так. Расколдуешь, бабушка?
Яга встала с кресла и взяла с полки книгу.
— Семнадцатая страница, — подсказал Баюн, зевая.
Яга нашла нужную страницу, прочитала и кивнула.
— Расколдую, — сказала она. — Но за это плата потребуется — на всю жизнь с этим человеком связана будешь. Ты от него уйдёшь или он тебя — оба в свиней превратитесь.
— Такого не случится! — фыркнула Девица. — Что я, дура какая-нибудь, от Царевича уходить? А как его удержать я знаю.
— Ну тогда руку давай.
Яга ткнула иглой палец Девицы и капнула каплей крови в стакан. После этого добавила туда немного живой воды, какого-то серого порошка и зашептала:
Жизнь прожить — не уходить, вместе по миру ходить. А расставшись хоть на сутки — свиньями придётся жить.
Яга вылила содержимое стакана в пасть свинье — та дёрнулась раз, другой, хрюкнула и обратилась человеком.
— Это ещё кто такой? — ахнула Девица.
Косящий глазами в разные стороны парень довольно заулыбался.
— Это Ванька-дурак из соседнего села! — захохотал Баюн. — Он несколько лет назад слепил себе корону из соломы и навоза, вот его Царевичем и прозвали. Ваня, опять из копытца пил?
Ванька-дурак виновато развёл руками и вздохнул.
— А ты чего не сказала ничего? — накинулась на Ягу Девица. — Ты ведь знала, кто это!
— А ты не спрашивала, — хитро улыбнулась Яга.
Девица ойкнула, покраснела, схватила Ваньку-дурака за руку и вышла с ним из избушки.
— А теперь рассказывай, — потребовал Баюн. — Я ведь знаю, что нет никакой платы за расколдовывание заколдованного.
— Я у ней на рынке яблочки покупала в том году, — ответила Яга. — Каждое второе червивым оказалось. Вернулась, спрашиваю, почему не сказала, что яблоки плохие? А она в ответ: «А ты не спрашивала!». Яблочки я в другом ряду купила, а её запомнила. Вот и свиделись.
— Злопамятная ты, бабушка.
— Никак осуждаешь?
— Поддерживаю! Так их и оставишь?
— Расколдую через пару недель, — махнула рукой Яга. — Я ведь отходчивая, ты же знаешь.
— Знаю, — закивал Баюн и перешёл на шёпот. — Этим и пользуюсь.

Показать полностью
148

В избушке Бабы-Яги: День добрых дел

— Ишь, понабежало! — проворчала Баба-Яга, разглядывая собравшийся у избушки народ. — Баюн, давай-ка ещё раз — зачем оно мне надо?

— Для спокойной жизни, — пропыхтел Баюн, пытаясь допрыгнуть до паутины в углу, в которой застрял один из маленьких человечков. — Представим, что ты совершила злодеяние…

— А чего представлять? Вчера совершила, утром им завтракали.

— Ах да, это же тоже злодеяние. Так вот, когда об этом узнают, придут с вилами и факелами, и опять будут полночи у избушки ходить, выкрикивая всякие обидные вещи. А если людям такой день устроить — весь год твори, что хочешь, никто и не пискнет.

— Почему? — спросила Яга.

— Потому что те, кто что-то от тебя получит, будут бояться, что ты это отнимешь, — ответил Баюн. — А те, кто ещё ничего не получил, будут бояться, что ты им откажешь в следующий такой день.

— А твоя выгода в чём?

Баюн в очередной раз прыгнул, схватил орущего человечка лапой и скрутил дулю опоздавшему пауку.

— Так я тоже могу делать, что захочу. Все же знают, что я за Кот.

Яга задумчиво потёрла бородавку на носу.

— Говоришь ты, конечно, складно, — протянула она. — А если они и дальше ходить станут?

— Тогда будем и дальше Горыныча звать, чтобы он эти собрания разсобранивал, — сказал Баюн, бережно поставив человечка на пол. — Мы ничего не теряем. Ну что, начинаем?

— Начинаем, — махнула рукой Яга. — Зови по одному.

Баюн забрался на окно и сделал важное лицо.

— Заходить по одному в порядке очереди. Кто будет толкаться — съем. Ты, — Баюн ткнул лапой в Мужичка, — заходи.

Мужичок кивнул, занёс было руку ко лбу, но, услышав недовольное шипение Кота, одумался и зашёл в избушку.

— У меня, как бы это сказать, — Мужичок, не сняв шапки, нервно тёр руки. — Ну, ничего такого, конечно, просто вот, так сказать, с возрастом случилось и я вот подумал…

— Не продолжай, — усмехнулась Яга. — Понимаю. Вот, выпей-ка.

Яга налила зелье в небольшую рюмку и протянула Мужичку. Мужичок выпил, поморщился и посмотрел в зеркало, сняв шапку.

— Не сработало! — вздохнул он, потерев лысину. — А я думал, если вырастут, сразу, так сказать, свататься пойду. Жалко, но попытаться, так сказать, стоило…

— Стой! — Яга слегка покраснела и взяла из сундука другую бутыль. — Вот это сработает.

— А то почему не сработало? — спросил Мужичок, протянув ей рюмку.

— То тоже сработало, потом поймёшь. Следующий!

В избушку зашла Девица и низко поклонилась.

— Мужа мне надо, — попросила Девица. — Хорошего, непьющего, работящего. Можешь устроить?

— Могу, — Яга подошла к окну. — Хорошие, непьющие, работящие и неженатые есть? Поднимите-ка руку.

С десяток человек подняли руку.

— Коли кто врёт — в лысого ежа превращу.

Четверо человек стыдливо опустили руки.

— Выбирай, милая, — ласково сказала Яга Девице. — Знакомься, вопросы задавай и не торопись. Следующий!

— Мир твоему дому, бабушка! — вошедший Богатырь низко поклонился. — Правда, что у тебя сегодня день добрых дел?

— Всё так, — важно ответил Баюн. — Это я придумал.

— Умно, умно. Народу помогать надо.

— Стараемся, — улыбнулась Яга. — А ты зачем пожаловал, милок? Что хочешь?

— Ничего особенного, — ответил Богатырь. — Я бы и своими силами справился, а тут про день этот услышал и решил зайти. Клубок твой нужен, бабушка.

Яга вынула из сундука клубок и протянула Богатырю:

— Как закончишь, он сам дорогу обратно найдёт.

— Помню, — Богатырь подбросил клубок в воздух. — Хотел сегодня на рыбалку пойти, а придётся опять по лесам-полям бегать.

— Случилось чего? — поинтересовалась Яга.

— Случилось, бабушка. Ко мне три дня назад друг в гости приехал, а вчера пропал — будто сквозь землю провалился. Никто его не видел и не слышал. Вот и хочу с помощью клубка его поискать.

Баюн, не шевелясь, взглядом нашёл окно и задумался, рассчитывая траекторию.

— Может познакомился с кем, — пожала плечами Яга, не подавая вида. — Сходил бы, порыбачил, чего переживать сразу.

— Такой я человек, — ответил Богатырь, подбрасывая клубок. — Не могу я так. Надо мне друга найти.

Клубок дёрнулся в воздухе, упал на пол и подкатился к печке. Богатырь подошёл к клубку и наклонился:

— Ишь, дёргается! О, а чьи это у тебя, бабушка, сапоги стоят? Один в один, как у моего друга, даже…

Баюн прыгнул, взяв выше, чем нужно, стукнулся лбом о стену и шлёпнулся вниз. Богатырь нахмурился и потянулся к дубине.

— Сволота шерстяная! — проворчала Яга, щёлкнув пальцами. — Мало того, что идеи свои дурные мне навязывает, так ещё и выдаёт себя раньше времени.

Дубина Богатыря поднялась в воздух и стукнула его по голове. Богатырь охнул и упал без чувств. Яга отряхнула руки.

— Хорош валяться, бестолочь, — велела она Баюну. — Бери этого Богатыря и тащи его в замок Кощея, всё равно ничего не вспомнит, пусть гадает. И собравшихся разгони, к чёрту такую спокойную жизнь.

Показать полностью
223

В избушке Бабы-Яги: Платье, зеркальце и косынка

— Здравствуй, бабушка! — Богатырь зашёл в избушку и низко поклонился. — Я к тебе за советом — как…
Богатыря прервал громкий кошачий визг.
— Свободу! — орал Баюн, сидя в небольшой клетке. — Невиновен!
— Цыц! — Баба-Яга хлопнула в ладоши. — Ещё две недели сидеть будешь, сволота такая! Ты проходи, милок, не обращай внимания на этого валенка.
— Я бы и рад, — засмеялся Богатырь, — да только мне теперь любопытство покоя не даст. Чего натворил?
— Спал, что ли, не просыхая? Новостей не знаешь?
— Не было меня, бабушка, я за Колдуном два месяца гонялся. Чего Баюн сделал-то?
— Ничего! — фыркнул Баюн. — Невиновен!
— Невиновен! — сидящие на краю маленькие человечки закивали головами. — Произвол! Где это видано?
— Уверены? — Яга бросила на стол монетку. — А если так?
Человечки со всех ног бросились к монетке.
— Виновен! — бормотали они, бросая хмурые взгляды в сторону Кота. — Как так можно? Осуждаем! В наше-то время!
— Чудные какие! — улыбнулся Богатырь. — А чего ты их монетами кормишь, бабушка?
— Что едят, то и даю. Чай будешь?
— Буду, бабушка. Так что Баюн натворил-то?
— Праздник всем испортил, — Яга поставила перед Богатырём чашку с чаем. — Нет, я понимаю, что Злодей, сама такая. Но праздник портить? Да такого себе даже Кощей в былые годы не позволял!
— Особо-то никто не пострадал, — вяло парировал Баюн. — Живы же все, раздули, понимаешь…
— Цыц!
— А чего ты его в клетке держишь, раз все живы? — удивился Богатырь. — Это ж главное.
— Угу, — буркнула Яга. — Петьке это скажи, сыну булочника. И Федьке-кузнецу. Эта сволота шерстяная им подарки местами поменял.
— Тю! И из-за этого сыр-бор?
— Ты не тюкай, не дослушав! Федька-кузнец в том году ногу потерял, переживал страшно. Мужик он видный, а втемяшил сам себе, что все только о его ноге и думают. И вот праздник, Федька разворачивает свой подарок — а там самокат.
Баюн хрюкнул и зажал пасть лапами.
— Федька такой подарок воспринял, как насмешку, и с горя запил, до сих пор не отошёл, — продолжила Яга. — А вот Петька, кому должен был достаться этот самокат, получил в подарок деревянную ногу. Ой-ой-ой, бедняга, как подумаю…
— А чего такого-то? — спросил Богатырь. — Что он, не понял, что ошибка какая-то случилась?
— Если бы! Всё бы ничего, если бы Петьку не собирались в конце недели к лекарю вести. Зуб выдрать надо было, потому Петьке о цели похода сразу не сказали, чтоб не трясся от страха все праздники, но перед фактом поставили. И тут Петька, зная, что ему предстоит идти к лекарю, получает деревянную ногу. Сделав соответствующие выводы, мальчишка расплакался и в лес сбежал. Неделю всем селом искали.
Один из маленьких человечков расхохотался. Яга злобно зыркнула на всю компанию и отобрала недоеденную монетку. Человечки нахмурились и бросились с кулаками на смеявшегося.
— Ну, Баюн! — протянул Богатырь. — Мальчишку-то нашли?
— Нашли, — кивнула Яга. — Жив-здоров.
— Это хорошо. Жестокая шутка вышла, конечно, но, главное, что никто не пострадал.
— Ты погоди радоваться. С Богатырём Мирославом же знаком?
— А как же! — ответил Богатырь. — Хороший мужик.
— А вот его друзья считают иначе, — усмехнулась Яга. — Они за несколько дней до праздника узнали, что Мирослав в свободное время игрушки для детей из дерева вырезает.
— Да ладно? Нет, вот хороший мужик всё-таки!
— Угу. Ну вот друзья и решили сделать ему такой подарок, чтобы польза была, и чтобы все люди узнали, какой Мирослав хороший человек. Сколотили, значит, ящик, а туда инструменты для работы с деревом сложили да несколько заготовок.
Баюн захрюкал ещё сильнее.
— Позвали Мирослава на ярмарку, где народа побольше, — со вздохом продолжила Яга, — и говорят, мол, мы тут узнали о том, чем ты занимаешься, пока никто не видит. Народ, конечно, заинтересовался, ближе подошёл. Друзья Богатыря говорят: «Пусть все знают, что ты за человек» — и открывают ящик. А там платье, зеркальце и косынка.
Баюна прорвало.
— Платье? — переспросил Богатырь, сдерживая смех.
— И зеркальце с косынкой. Народ сразу зашептался, а Мирослава будто подменили — одному другу в глаз, другого в бараний рог скрутил, третьего на купол церквы забросил. Всем досталось.
Богатырь не выдержал и расхохотался.
— Ну это ведь правда смешно, бабушка! — пропыхтел он, поймав недобрый взгляд Яги.
— Да знаю я! — махнула рукой Яга. — В любое другое время и сама бы посмеялась, но ведь праздник же испортил!

Показать полностью
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: