43

"В чем секрет, дед?"

Я шел домой не спеша, попивая прохладное пиво и с наслаждением затягиваясь сигаретой. Что может быть лучше после тяжелого рабочего дня, особенно, если твой путь лежит через парк?


Когда подходил к заброшенной спортивной площадке, удивился, что на ней занимался дед. Он ходил босиком по чистой земле, которую раньше никто никогда не убирал от мусора.


Я подошел к занимающемуся:


- Ого, вы даете! Сколько же вам лет?


- Восемьдесят.


- Да ладно? Выглядите лучше меня. И в чем же ваш секрет, дед?


- Все просто. Надо… - старик остановился и махнул рукой, - а, толку тебе рассказывать, все-равно так не сможешь. И месяца не протянешь.


- С чего вы взяли? Протяну. Ну, расскажите.


- Спорим, не протянешь?


- Да на что с вами спорить-то? – вопрос мой был риторический.


- Если выиграешь – даю тысячу рублей, если проиграешь… с тебя литр домашней ряженки!


- Да где я ее возьму?


- Что, уже сдаешься? – с ехидцей усмехнулся моложавый старик.


- Еще чего. Спорим, – и я протянул руку.


Сначала мне казалось, что дед потребовал слишком многого, но уже через две недели понял – условия пустяшные. В течении месяца не пить, не курить, каждый день час заниматься с дедом на спортплощадке.


Ровно через месяц, когда мы с дедом в очередной раз встретились на площадке, он протянул мне ладонь, в которой держал слегка помятую купюру:


- Вот тебе обещанная тысяча.


Не взяв деньги, я достал из рюкзака банку ряженки:


- Я проиграл. В первую неделю сорвался - дважды курил и разок выпил пива.


- Почему же не сказал?


- Честно? Стыдно было... Захотел показать вам, а в первую очередь - себе, что я смогу. А потом так и вообще втянулся в занятия. В общем, я проиграл, но ничуть не жалею. Потому что на самом деле ощущаю себя победителем, и за это вам спасибо!


Старик легонько кивнул головой, его лицо на миг озарила улыбка, отразившись во взгляде ясных не по годам глаз.


В соседнем городе зареванная толстушка шла мимо чистой спортплощадки, когда увидела босого деда…

______________________________________________________________________________________________________

Другие мои истории: https://author.today/u/id39233485

Найдены возможные дубликаты

+8
Я этого босого деда тоже видел, только он пятьдесят рублей просил на фуфырик, а не ряженки
+9

Мне сорок три года. Я никогда не курила, а последнее шампанское выпила в 18 на свадьбе. У меня постоянные физические нагрузки. Ежедневные прогулки на свежем воздухе.

На данный момент у меня артроз и сейчас я сижу с компрессом, который даст мне час отдыха от боли. А ещё мигрень. Нет своих зубов. Вырезаны все внутренние женские органы. Очки на минус десять и я в них плохо вижу.

Так что все эти статьи говорят лишь об одном - если ты родился хрен знает когда при почти идеальной экологии, имеешь в анамнезе три поколения родичей, доживших до ста, то конечно можешь пропагандировать ЗОЖ.

раскрыть ветку 4
0

Ну нельзя же так пугать.

раскрыть ветку 3
+4

Почему? Бесит уже. Все эти академики "Мне 90 и я работаю". Покажите, как работает слесарь, тракторист, строитель в 90! Блин, ты на заднице всю жизнь сидел, хорошо и правильно питался, чё тебе не жить и не работать?

"Я не курю и вот как себя здорово чувствую!" - класс. Поставь пятёрку маме и папе за удачное совпадение генов. У меня вот мужу за полтинник, курит с семи лет, пьёт с 12. И здорово себя чувствует!

Нет никакого ЗОЖ. Есть экология, удачные роды и случайный удачный подбор генов.

раскрыть ветку 2
+1

Где фотка деда? - так и хотелось написать))

+1
Спасибо. Познакомьтесь с дедом
раскрыть ветку 1
0
Знаете, я решил, что моим дедом будете вы. Завтра отчёт
0
Иллюстрация к комментарию
0
Блин , я так ждала тега РЯЖЕНКА что немного расстроилась когда увидела что его нет. А что касательно поста- всем бы такого деда на площадке)
раскрыть ветку 1
0

Даже не подумал как-то о таком теге)))

0

Иисус-физкультурник?

раскрыть ветку 2
0

Ага, гимнастический крест выполнял на распятии.

0

В точку))

0
Я так и не могу бросить ни куририть, ни выпивать.
раскрыть ветку 2
+2

Помню, как я сам бросал пить. Это был долгий процесс в 5 лет. Сначала перестал пить всё, что выше 20 градусов. Потом всё, что выше 7. И от пива дольше всего не мог отказаться. На данный момент не пью ничего алкогольного - даже на праздники и даже шампанского - уже как 8 лет.
Я вас понимаю, сложно бросать. Приходят дни, когда очень сильно тянет выпить хоть бутылочку слабоалкоголки. Даже сейчас, когда 8 лет уже не пью, вот летом буквально - зной, жара и хочется освежающего холодного пивка...

0

Если при этом качество жизни не страдает, то и не надо.

Похожие посты
186

Ответ на пост «Используй эти 4 рабочих упражнения с весом тела (+ программа тренировок)» 

Собственно меня возмутила следующая фраза ТС:

"Как тренируются те парни на фото? Думаете в зале пашут с железом или по питанию сидят "на протеине"? Нет, они круглый год тренируются с весом своего тела и иногда добавляют дополнительный вес на поясе в тренировках на турниках и брусьях."

Ответ на пост «Используй эти 4 рабочих упражнения с весом тела (+ программа тренировок)» Воркаут, Тренировка, Спорт, ЗОЖ, Программа тренировок, Полезное, Кроссфит, Совет, Спортивные советы, Физкультура, Ответ на пост, Длиннопост

Все теоретические исследования и практика в области гипертрофии мышц ,где практически всегда говорится о том,что своего веса недостаточно для развития,что необходим протеин,все равно в какой форме,необходимо усилие на мышцу 70-90 ПМ% для развития суперкомпенсации,все это пофигу-посмотрите на парней.Ну ок.

Погуглил,один из парней-Игорь Ковтун,инсту найдете сами,кстати,там есть фото из зала с обычными штангами и прочим.

Для адептов ЛЛ

Ответ на пост «Используй эти 4 рабочих упражнения с весом тела (+ программа тренировок)» Воркаут, Тренировка, Спорт, ЗОЖ, Программа тренировок, Полезное, Кроссфит, Совет, Спортивные советы, Физкультура, Ответ на пост, Длиннопост
Ответ на пост «Используй эти 4 рабочих упражнения с весом тела (+ программа тренировок)» Воркаут, Тренировка, Спорт, ЗОЖ, Программа тренировок, Полезное, Кроссфит, Совет, Спортивные советы, Физкультура, Ответ на пост, Длиннопост
Ответ на пост «Используй эти 4 рабочих упражнения с весом тела (+ программа тренировок)» Воркаут, Тренировка, Спорт, ЗОЖ, Программа тренировок, Полезное, Кроссфит, Совет, Спортивные советы, Физкультура, Ответ на пост, Длиннопост
Ответ на пост «Используй эти 4 рабочих упражнения с весом тела (+ программа тренировок)» Воркаут, Тренировка, Спорт, ЗОЖ, Программа тренировок, Полезное, Кроссфит, Совет, Спортивные советы, Физкультура, Ответ на пост, Длиннопост
Ответ на пост «Используй эти 4 рабочих упражнения с весом тела (+ программа тренировок)» Воркаут, Тренировка, Спорт, ЗОЖ, Программа тренировок, Полезное, Кроссфит, Совет, Спортивные советы, Физкультура, Ответ на пост, Длиннопост

Собственно,что мы видим-данный спортсмен во всю использует отягощения,что в принципе противоречит основному посылу поста ТС.(использование химии оставим вне рамок обсуждения),хотя например здесь @Trustinka прямо говорит,что это химики,но повторюсь-не важно #comment_185934690

Я вполне согласен с тем,что если выполнять комплекс упражнений ТС то будут результаты и вполне хорошие,но не такие объемные.

Уважаемый @vladerovich что скажете?

Собственно,если зайдем в инсту ТС,то увидим вполне хорошие результаты,но они никак не тянут на то,что он презентует

https://www.instagram.com/p/B3Hy7EnAipQ/

Показать полностью 5
278

Межэтажные петли

Всё интересное в жизни кончилось, и дед Панфил решил повеситься. Решив так с вечеру, он скрутил верёвку в петлю, натёр мылом, как полагается и улёгся спать. Твёрдо решив, что поутру совершит то, что задумал.


Ночью Панфилу приснилась покойная бабка. Она гадала на картах и звала к себе за стол. Этот сон ещё больше уверил суицидального деда, что пора кончать с жизнью.


Всё же, встав утром, он по привычке вышел в огород, расположенный под окном его квартиры на первом этаже. Поливая из лейки грядки, подивился, как покраснели помидорки. Затем вдруг понял, что хочет по нужде и что вообще не тем занят. Швырнул лейку поперёк грядки. Ушёл.

Межэтажные петли Рассказ, Сгинь, Длиннопост, Крипота, Дед, Смерть, Карты, Авторский рассказ

— И то, правда, – пробормотал он, опустошая нутро, – засиделся я тут. Только жилплощадь занимаю. Пора и молодым дать пожить.


Дед Панфил жил один в однушке, которую когда-то делил с бабкой. Успели они обзавестись и детьми: двое сыновей погодок. Но те давно съехали. Старший был женат и с ипотекой. Младший холостой и снимал квартиру. Считай, что оба с петлями на шеях.


Дед умылся, расчесал волосы, усы и бороду. Почистил зубы, подстриг ногти. Даже набрызгался одеколоном. И двинул на кухню, где на крюке вместе с люстрой уже висела заготовленная петля. Панфил подёргал её несколько раз. Та держалась надёжно. Тогда дед приставил табуретку и…


— Смотри-ка! Вот же зараза! – сурово процедил Панфил, глядя на потолок. Он даже не обратил внимания на трезвонящий телефон, а поспешно нацепил свою всегдашнюю кепку и вышел в подъезд старой хрущёвки. Там преодолел на хрустких коленках с полсотни ступенек и деловито забарабанил в дверь квартиры, что располагалась ровно над его жилищем:

— Заливаете! Ну, куда это годится деда-то заливать?! Эх, молодёжь! Отворяй ворота!


Квартира не отзывалась. Тогда дед решил постучать пяткой. Опёрся спиной на дверь и провалился в чужую жилплощадь. Теперь старые волосистые уши различили плеск воды, бьющей по чему-то звонкому вроде колокола или бубна. С горем пополам Панфил поднялся на ноги и двинулся в сторону очага звука.


Дверь в ванную комнату была приоткрыта, оттуда сочился электрический свет, разливаясь по блестящей луже, в которой старику не хотелось промочить тапки. Он разулся в прихожей, снял кепку, как подобает гостю. И пошлёпал босиком. Вода оказалась горячей, но в меру. Мозолистые подошвы сдюжили.


— Есть кто?! Хозяева-а-а! – силился перекричать плеск Панфил и не решался заглянуть внутрь ванной. Он знал, что квартиру уже давно сдают, и здешние люди переменчивы, разношёрстны.

В раздумьях дед потёр шею и вспомнил, что с самого утра собирался повеситься, как нормальный человек, а тут эти "понаехавшие" всё испортили. Это воспоминание привело его в некое подобие ярости, и старые пятки шумно прорезали водяное расстояние. Седая голова сунулась в дверь. В первую секунду Панфил икнул, увидев костлявую старуху в чёрном плаще и с косой. Та, вроде бы, даже вздрогнула, услыхав живое существо. Но зловещий морок быстро исчез.


В ванне одиноко сидела девушка, покрывшая голову металлическим тазом и обхватив его пальцами с красивым маникюром. Сверху по выпуклому днищу бил напор воды. Разлетались брызги. Девушка то и дело вздрагивала.


Панфил цокнул вставной челюстью и приблизился:

— Совесть-то твоя где? Деда старого заставляешь плясать босиком, – он закрутил шаткий вентиль и в образовавшейся тишине потянулся за тазом. Но мосластая рука едва коснулась пузатого металла и отпрянула. Дед потёр ладони, потом протёр глаза. Он мог поклясться, что секунду назад получил по пальцам костистой дланью Смерти.

Впрочем, Панфил в свои 75 не верил в мистическую сторону природы. Хоть и размышлял о том, что после смерти нас ждёт нечто большее, чем черви. Но только не весь этот чёрно-белый маскарад с крыльями, рогами и прочим реквизитом.


А девушка оказалась буйной:

— П-шла отсюда, кому сказала?! – таз взвинтился вверх и брякнул по лампочке. Света не стало. Сварливо осыпалось стекло.

— Ишь ты, фердыбобина какая, – присвистнул Панфил.

— Что?! Дед? А где она? — девушка заозиралась, попыталась встать, но звонко скользнула ногой и окунулась в ванную по самую макушку. Торопливо вынырнула, всплеснув руками, — не... не топи, дедуль!

— Да больно надо, — Панфил почесал бороду и собрался уходить.

— Нет! Не бросай! Я что-то сделаю с собой…

— Ну, приехали, — дед покачал растрёпанной головой, вздохнул, и взялся за половую тряпку: стал выжимать её прямо в ванну с девушкой и снова окунать в мокроту пола, — ведро хоть принеси... да лампочку поменяй.


Движения старика были методичны и плавны, не смотря на всюду сопутствовавшее им кряхтение. А в ванну он выжимал не потому, что хотел досадить девушке, а потому что таз, упав, расколол раковину.


— Дедушка, я сама приберусь. А вы пойдите на кухню посидите, чаю попейте. У меня и вафли есть. Спасибо, что зашли. Вы меня спасли!

— Ну... коли так, то Панфилом меня зови, девонька. Пойду, чайник поставлю.

— А я Диана! Очень приятно! — при этом девушка поднялась на ноги вся мокрая и скрюченная. Тяжёлый махровый халат тянул к полу узкие плечи.


Планировка этой квартиры точь-в-точь повторяла дедовскую. И даже кухонный уголок располагался таким же образом. И даже. Петля. Она тоже висела здесь на крюке люстры. Только узел был неуклюжим. Ненадёжным. Панфил инстинктивно потрогал горло, вздохнул пару раз. Организм вроде бы работал, как надо. Тогда он кивнул сам себе и стал хозяйничать на чужой кухне.


Вскипятил чайник, погрыз вафель. Посмотрел в окно на свой огород, прицокнул вставной челюстью, заметив брошенную лейку. Потом, вынув челюсть, стал споласкивать. В этот момент вошла Диана. Дед беззубо улыбнулся девушке и вставил челюсть:

— Ну, рассказывай, Диана. Как жизнь идёт молодая? Почему о смерти думаешь?

— Не сказать, что сильно молодая, дедуль...

— Панфилом называй, мне приятней будет.


Девушка села за стол, поправила сырые волосы. Теперь на ней было жёлтое платье с короткой юбкой, на запястьях виднелись блеклые рубцы. Всё остальное показалось Панфилу безупречным. Диана закурила:

— Мне 30, а всё никак не найду себя. Родители далеко живут. Да и старые уже... почти как вы, дедушка. Ой, простите, Панфил.

— Да уж на ты, давай. Какие тут вы, когда оба в двух шагах от смерти...

— Это да... хотя вы ещё огурчиком смотритесь. То есть... ты.

— Ага... помидорчиком.


Диана вдруг раскраснелась:

— Почему?

— По кочану… и по капусте, – дед рассматривал кухню, особо не слушая собеседницу.


Многое здесь напоминало о Смерти. Но какой-то неумеючей и глупой. Рядом с плитой стоял пустой пузырёк детского снотворного «Баю-Бай». На подоконнике виднелись отпечатки женских ног, которые потемнели, видимо, от хождения по внешнему отливу. На втором-то этаже. Даже рубцы на венах девушки. Они были поперечными, а Панфил отлично знал из интернета, что это в корне неверно.


Наконец, дед не выдержал. Рассмеялся в бороду и тут же закашлялся:

— Огурчик… он, как вырастет, то чаще всего лежит. А я говорю помидорчик. Потому что висит! То есть... висю! О, как!

— Как это?

— То-то и оно, – ещё непонятнее заключил дед и, глубоко вздохнув, уставился в окно смотреть на горизонт. Боковым зрением он заметил, что на подоконник прилетела какая-то крупная птица и принялась легонько постукивать клювом. Скосившись на неё, Панфил увидел, что это крошечная Смерть стукает косой по стеклу.

Дед подскочил:

— Засиделся я! Небось, не будешь больше хулиганить?! А, красавица?

— Я думала… ты посидишь ещё, – Диана снова раскраснелась, говоря «ты» деду.

— И рад бы, да пора. Свидание у меня, птичка вон напомнила.

— Как?! – девушка тоже подскочила, – Вы её видите?! То есть… ты…

— Есть такое, – Панфил поцокал челюстью в замешательстве, – то есть, постой-ка. Кого ты видишь?! Птичку?

— Смерть!

— Ересь какая-то, – дед сел, – я думал, у меня это старческое.

— А я себя шизофреничкой считала!

— Так… ну, здесь крепко подумать надобно! А думается мне лучше всего за поливкой! Так что…

— Можно мне с вами?! Э-э-э… с тобой! Можно? Панфил! Мне страшно здесь одной!

— Эх, леший с тобой! Идём!

— Хоть бы и леший! Лишь бы не старуха с косой!


Вместе они спустились на первый этаж и зашли в квартиру деда Панфила. Там обнаружился его младший сын. Вадим. Он скрутил верёвку с люстры и шлёпал ей себя по коленкам, сидя на табуретке. За его спиной стояла мрачная старуха в чёрном плаще. Дед с девушкой онемело остановились в прихожей. Сверху ещё капала вода, усугубляя мертвенную тишину.


— Здравствуй, Вадик! А это Дианочка, спасительница моя! И соседка сверху, – дед опомнился и заулыбался, – Знакомьтесь тут, а я пока пойду помидорки полью!

— Погоди, пап! А что это за верёв… – тут взгляд Вадима остановился на Диане и уже не мог с неё сойти, – а у вас водопровод течёт? Может, я посмотрю?

Всё вскоре разошлись, позабыв о смерти. Дети поднялись наверх. Панфил неспешно вышел в огород, полил грядки, поразмыслил о жизни, подёргал сорняки. Затем, вернувшись домой, застал там старуху с косой. Та сидела на диване в комнате, мешая колоду карт. Дед Панфил заулыбался:

— Вот так и знал ведь, что не только червей Смерть принесёт.

— Всё верно, Панфил, – усмехнулась темнота капюшона, – козырь: пики. За тобой должок. Обещал за сына умереть поутру. И не сдержал. А тут ещё и невеста нарисовалась и тоже вся в долгах, как в шелках. Отыгрываться будешь?!

Дед почесал голову и сел за стол:

— А чего ж не сыграть-то? Ты помидорки мои пробовала? Ой, какой вкусный с них рассол!

Помнится, тот год Панфил всем жаловался, что весь урожай пожрала тля или ещё какая напасть. Соленьями не угощал, на чай не приглашал. Помнится, всё ходил, да про сына младшего хвалился. Потом внуку радовался, нянчился.


Через год помер, радостный и беспечный. Всё в жизни видавший.

Бог весть, от старости или от частых игр с костлявой. Но в кармане у него лежала неполная колода игральных карт. В ней не хватало червей. Так и похоронили с ней.


А Смерть в той семье больше не видели, потому что некогда было думать о ней. Шла жизнь.


Лёнька Сгинь

Показать полностью
572

Реальная история о войне

Эту историю рассказал мне мой прадед.


Когда ему было 23 года, началась 2ая мировая война, молодой парень с надеждой на будущее и не мог тогда представить, что все его интересы и желания пойдут коту под хвост.


Он рассказал мне, что первое, что он запомнил было то, как их отправляли на вокзале и говорили пламенную речь-вы, солдаты, вы защитники вашей родины, ваши матери, жены, родители, вся надежда только на вас! Враг наступает, но только в ваших силах дать ему отпор и не позволить захватить земли, принадлежавшие нашим предкам... И все в таком духе.


А когда его, вместе с другими молодыми пацанами отправили на фронт, он видел то, что почти все его сослуживцы даже не стреляли в противника...


Сидели в окопах, ничего не понимали, тряслись, Кто-то звал маму, Кто-то просто молчал, а когда полетели снаряды, а потом крики... Вот тогда и началась настоящая паника, кто-то просто убегал, кто-то начинал стрелять во все стороны, конечно, были и те, кто стрелял и выполнял приказы с полу слова.


Говорил, что словами не передать, тот ужас, что испытывали солдаты, это не кино, где люди с криками бежали на врага, это жизнь...


Когда он в первый раз убил человека, он 3дня не мог уснуть, говорил были и те, кто просто сбегал, либо пускал себе пулю в лоб.


Самое страшное и в тоже время стрессовое, это когда вокруг тебя умирают твои товарищи, а кто не умер, тот кричит на всё поле... И под эти крики и взрывы, ты сидишь и отбиваешься от врага, единицы держали себя в руках и не поддавались панике...


Один его сослуживец не выдержал и просто побежал куда глаза глядят, через 30 секунд его подстрелил снайпер и конец...


А когда война закончилась, и мы наконец-то победили, ещё много лет, он не мог спать, ему постоянно снились сны, где он, под крики и взрывы, сидит в окопе, а рядом летят ошметки, кишки, руки и т. д его, а может и врага, части тела...


Говорил что война, это самое страшное, что ему пришлось пережить в его жизни.


Он умер, когда ему было 89 лет, простой парень, со своими мечтами и желаниями, стал жертвой войны, он пережил войну, голод, перестройку, как и многие, защищал страну от врага...


Последнее что он успел мне сказать-не хочу чтобы ты или твои дети прошли через это, надеюсь что больше войны не будет...


Казалось бы, простые слова, а смысла больше чем в современных фильмах.


Сегодня не праздник победы, но вспоминая своего прадеда, хочу сказать-спасибо вам, спасибо что защитили нашу страну и прошли через этот ад, вы настоящие герои, и я/мы, никогда вас не забудем!

Показать полностью
124

Сказки это всё

Сказки это всё

— Дед, а расскажи мне сказку перед сном!

— Сказку? Ну, давай расскажу тебе сказку. Едем мы, значит, с дядей Колей по объездной, а напротив «Ленты» — заправка лукойловская, дядя Коля немой полвека, а как закричит: «Смотри, Максим Геннадьич, девяносто пятый — двадцать семь пятьдесят!

— Да нет, не эту!

— А чем тебе моя сказка не нравится?

— Скучная, я про дракона хочу!

— Про дракона, значит. Хм, давай-ка подумаем, — дед почесал лысеющий затылок, он уже хотел было потянуться за сигаретой раздумья, а потом вспомнил. — Точно, ты ж не куришь!

Пятилетний Никитка засмеялся и замотал головой.

— Правильно, не кури, а то как дядя Коля язык проглотишь. Ладно, значит, так. Летит дракон. Над леса-ами летит, над поля-ями, мимо почты летит, над собесом кружит. Октябрьский район пролетает, видит, что дорогу плохо ремонтируют у Политеха, халтуру гонят лица нетрадиционной социальной регистрации. Пикирует к ним дракон, лютует, жаром из ноздрей обдает и говорит суровым голосищем: «Ышь, вы, ироды треклятые! Супостаты недобитые! Почему геотекстиль на сыру землю не укладываете?»

Встали молодцы-архаровцы все как один в полный рост. Лопаты заостренные да ломы пудовые на плечи загорелые подняли! Ответ держать самый крупный зверюга вышел и самый бородатый из всех, в белом шлеме прорабовом, с рейкой нивелировой.

«Ты чьих будешь, змий большекрылый? Уж не из технадзора ли лютоглавого? Так мы твоим друзьям мордолицым золото откатное на прошлой неделе оттараканили да коня на автомате вашему главнокомандующему подогнали. Там геотекстиль свой и ищи. Зубищами и когтищами своими не козыряй, пообрубаем да в землю-матушку закатаем!»

Выслушал дракон супостата пышнобородого, потянулся как следует, пасть размял и молвит спокойно заклинанье боевое в ответ: «Из прокуратуры я государевой. Буду сейчас акт составлять да дело на вас шить. Регистрацию у бойцов твоих проверять, за золото откатное и коня дарёного спрашивать».

Позеленел тут супостат, а бойцы его врассыпную бросились, заклинанья драконьего испугалися.

«Смилуйся, о великий и ужасный, не признали мы клейма государева!» — упал супостат на колени и гравий вокруг лап драконьих целовать начал.

«Через час прилечу, чтоб геотекстиль лежал, а коль не будет — сожру, не побрезгую!» — и улетел.

Летит дальше, потоки воздушные ему брюхо щекочут, облака от взмаха крыла точно пух одуванчиковый разлетаются. Видит дракон оборотня в погонах. Тот до рыцаря старого на осле карбюраторном докопался. Приземлился змей поодаль, в тени затаился и слушает, диву даётся.

Оборотень рыцарю штраф на капоте выписывает.

«Что ж вы, батенька, режим масочный не соблюдаете? Забрало подняли, инфекцию в атмосферу кашляете?»

«Так ведь я на ослике своём с окошками закрытыми езжу, дышать с забралом опущенным сложно, ослик кипит, кого же я заражу-то? Да и не болею я, кашель у меня на нервной почве!»

«Это вы сейчас не болеете, а вот залетит к вам в вентиляцию микроб неотёсанный, а у вас забрало не опущено, сразу заболеете и других заразите!»

«А других-то я как заражу?»

«Вы мне зубы-то не заговаривайте, давайте лучше протокол подписывайте и езжайте себе дальше. У вашего ослика, кстати, задний стоп не горит, будете сопротивляться, я вам ещё штраф выпишу, в казне денег сейчас мало, забрал на всех купить не получается, а вы на ослике личном катаетесь, да еще и постановления государевы игнорируете — не дела!»

Тут дракон не выдержал и заголосил из тени, чем сильно напугал и оборотня, и рыцаря, и даже ослик чихнул от волнения.

«Ты что же, оборотень, до дедушки докопался?! У него вон печка на ослике в красной зоне, тосол из бочка валит, а он даже окна не открыл, чтобы в атмосферу микроба лишнего не выплюнуть, сидит, живьём варится!»

«Не положено!» — отвечает злобно оборотень, клыками белоснежными сверкает и копию протокола рыцарю старому отдает.

«И почем нынче штраф за забрало?» — интересуется дракон у пожилого рыцаря.

«Пять тысяч золотых, — дрожащим голосом произносит дедушка. — Вот так съездил за травами целебными да за гречкой по акции».

Не выдержал дракон несправедливости этой, отнял у рыцаря протокол и машет им перед оборотнем: «И не стыдно вам дедушку обирать?»

«Самоизоляцию дедушка соблюдать должен, а не на осликах разъезжать, пусть спасибо скажет, что за стопарь штраф не выписал!»

Сплюнул дракон желчью огненной и говорит рыцарю: «Езжай за гречкой и за травами целебными, штраф твой я сам оплачу. Не за это ты стране своей служил столько лет, не за это».

«Спасибо, — тихо молвил растроганный рыцарь и потер промокшие от слез морщины. — Ослика толкнуть не поможете?»

Толкнули они с драконом ослика, и дракон полетел дальше.

Летит он над лугами бескрайними, летит над морями черными и видит напротив «Ленты» заправку лукойловскую.

— Дед!

— Ладно, ладно, шучу. Летит дракон и видит принцессу. Стоит красна девица с пакетом возле «Бристоля» окаянного и курит через забрало. Подлетает к ней дракон и говорит: «Я тебя украду и к себе в башню на четырнадцатый этаж утащу!»

«А какого х*я в башне твоей я забыла?» — спрашивает принцесса без интереса.

«Уют наводить будешь, детей воспитывать, в шахматы по вечерам со мной играть, по выходным на дачу ездить, картошку копать».

А принцесса ему и отвечает: «Остынь, пучеглазый, я чайлдфри. И вообще — ничем никому не обязана. У нас равенство полов. На дачу только бухать езжу, а картошка у меня в «Дикси» не плохо рас…» — не успела она договорить, как дракон её сожрал. Ты чего хнычешь? — спрашивает дед.

— Принцессу жалко…

— Ну ладно, понял, не дурак, — потянулся дед за сигаретой раздумья, а потом вспомнил: — не сожрал он её, толерантный был дракон и мнение чужое уважал. За это его и любили. Смотрит дракон, а солнышко-то красное закатилось за гипермаркет заморский, небо прыщами звездными заблестело, а ему до дома ещё лететь и лететь, а по дороге дорожников проверять. Взмахнул он крылом и полетел на заправку к «Ленте», а та-а-а-м…

— Знаю, девяносто пятый по двадцать семь пятьдесят и дядя Коля разговаривает, — зевая, произнес Никитка.

— Спи, внучек, сказки это всё, — сказал дед, потянулся как следует, пасть размял и побрел к себе в темное логово. Достал там из кармана штраф за нарушение масочного режима и оплатил с мобильного банка. Пенсию должны были перевести только через две недели.

Автор в соц. сетях

https://www.facebook.com/AlexandrRasskaz

https://vk.com/alexrasskaz

Сказки это всё Авторский рассказ, Сказка, Дед, Внуки, Дракон, Семья, Лукойл, Длиннопост
Показать полностью 1
77

Корона

«Я все смогу, я все смогу и все у меня получится», - думал Сер, пробираясь через заснеженное поле. Одет он был худо, очень худо. А королей в другом на испытание не отпускали, отпускали в том, в чем был одет самый бедный житель столицы. Отец Сера был правитель жесткий и видимо недальновидный, потому как досталось Серу совсем тоненькая одежонка для такой суровой зимы. Он шёл в тоненьких сапогах и казалось, что заледенелый снег вот-вот порвёт ткань и порежет кожу ног. Зубы нещадно стучали друг о друга, он уже давно перестал замечать этот звук. Снег был ослепительно белым, и глаза почти слезились от его яркости. Чем дальше от столицы, тем белее, ни копоти, ни следов повозок, бескрайность. Хотя, быть может слезятся у него глаза не из-за снега, а из-за того, что он болел второй день к ряду. Скудная еда (по тому же принципу ему выданная, как дневной паёк самого бедного человека в столице) кончилась примерно тогда же - пару дней назад. Дурацкие обычаи думал про себя, Сер. Жить всю свою принцову жизнь, чтобы однажды умереть от холода и голода. Но надо признать ему не повезло, что отец умер именно зимой, очень удобно для следующего после Сера - наследника престола, тот небось уже пару месяцев в тайне готовился к испытаниям, и теперь только осталось дождаться смерти принца - и все. А там дело за малым - найти пещеру королей и водрузить там корону, вулкан вспыхнет и дым его возвестит столицу, что король дошёл, прошёл испытание и возвращается домой. Конечно, к тому времени счастливчик в лучшем случае бредил в голодных судорогах и тогда к нему навстречу выезжала чуть ли не спасательная делегация, разворачивали лагерь, отпаивали, отмывали, откармливали, лечили беднягу и только потом он возвращался в столицу. И хорошо, если он не забудет этот опыт и будет помнить не только о богатствах своих и своих вельмож, но и о том, что однажды его сыну предстоит такое же испытание, и у него будет ровно столько, сколько у самого бедного человека столицы. И конечно первое, что делал каждый король - пытался избавиться от ненавистного обычая, но каждый раз иск в мэрию от короля поглощала беспощадная бумажная волокита и он умирал где-то там в недрах темных кабинетов под давлением беспощадной бюрократии. И вот обычай так никуда и не ушёл, а Сер оказался на мерзлой земле, уставший, обезумевший от голода, и мысленно повторяющий мантру: «я все смогу, я все смогу и все у меня получится». И у него неплохо выходило. Сначала он научился делать вид, что у него не мерзнут ноги, просто говорил себе, что ему тепло, что они совсем не немеют, и пальцы его не синие, после трёх дней, он увидел как мизинец его отвалился, хорошо, нога была застывшая, льдышка, и потому он не умер от кровотечения, рана практически не подавала никаких признаков жизни. Вся стопа была синей. Потом он придумал под каким углом наступать на ногу, чтобы не повредить ненароком остальные пальцы. Через какое-то время он нашёл палку и смог опираться на неё, как на костыль, но через некоторое время палка предательски заскользила по льду и он упал, больно ударившись о что-то твёрдое. Сил не было, они закончились тогда, когда он ещё верил, что выберется, нечаянно набредет на пещеру и все. Он ненавидел свой дикий народ за такие традиции, он ненавидел уже эту корону, которую держал в одной руке, он ненавидел себя, что согласился участвовать в этом испытании, что понадеялся, что ему поможет дядя и сможет незаметно помочь припасами, снастями, одеждой, но перед выходом за городские ворота он видел, как полицейская гвардия скакала в сторону дома дяди и он знал, ещё тогда знал, что того распутали, и что Серу ждать помощи не от кого. И тогда он мог отказаться, но он был зол, и даже по-детски обижен, а самое главное самонадеян, он подумал, что здоровье, его молодость и сила будут тут играть какую-то роль и он сможет вернуться, сможет довести это дело с запретом на испытание до конца, он сам лично готов ходить по всем кабинетам министерства и сделать так, как должны были давно сделать - убрать дурацкое испытание, эту дикость. Он будет первым, кто это сделает, он впишет своё имя в истории, и его наследники смогут спокойно один за другим восседать на троне. Но уже выйдя за ворота он подумал, что быть может погорячился.

Сер так и не встал после падения. Когда нашли его тело, оно было засыпано снегом, и на белый свет выглядывала голова, половина туловища, он держал корону перед собой.

- Он ею пытался себя откопать, - почти с благоговением сказал один служащий другому.

Он вытащил из замёрзших пальцев корону, не сразу, а сначала отрубив руку, а потом каждый из пальцев. От ударов топора на короне остались царапины. Свежие среди многих.


Иллюстратор, инста: @strange_art_kz
Корона Рассказ, Авторский рассказ, Страшилка, История, Крипота, Иллюстрации, Рисунок, Автор, Длиннопост
Показать полностью 1
951

Бегунов-подснежников губит излишний энтузиазм

Вдохновил на написание поста мой друг, весом 120кг отборного сала, окончательно побудил написать автор поста "Начал бегать после 7 лет сидячей работы".

А поговорить хочется про то, что многие... нет, не так... ОЧЕНЬ МНОГИЕ люди в какой-то момент вдруг решают встать с дивана и начать бегать (обычно по утрам). И большинство из них потом остаются только с ностальгией ""Эх... я вот тоже Х лет назад начал бегать каждое утро. Классно было! "

Из них большинство бросило из-за недостатка силы воли. Но многие наоборот- из-за избытка энтузиазма. А хотелось бы, наверно, побегать и не навредить себе, правильно?


КАК НЕПРАВИЛЬНО НАЧАТЬ БЕГАТЬ

Как выглядит типичный сценарий приобщения к бегу энтузиаста-подснежника? Он/Она годами, а скорее десятилетиями ведёт неспортивный образ жизни, наживает килограммы сала, растренированные мышцы и длинный список хронических заболеваний. Потом  решает (обычно по весне), что с завтрашнего дня всё, новая жизнь! И на следующий день, встав с дивана, выходит на школьный стадион и начинает бежать. Метров через 200-400 начинается Адъ и Израиль. Слабовольные останавливаются, упёртые продолжают двигаться вперед в пароксизме. После этого офигевшие, но довольные своим подвигом идут домой.

На следующий день подвиг повторяется.

Ситуация сильно усугубляется, если бегун не просто так, а бегун худеющий, который(-ая) решил(-а) срочно скинуть для начала хотя бы килограммов сорок. В этом случае все проблемы сильно усугубляются.

Мой друг как раз из таких. Над нашими попытками склонить его хоть к какой-то физкультуре он много лет посмеивался. Итог- полное отсутствие спортивной формы как таковой и вес 120кг. И вдруг любовь нечаянно нагрянула и появилось жгучее желание привести себя в порядок. Ага. Путём ежедневных пробежек в предынфарктном состоянии. А еще есть гордость от того, что 10кг меньше чем за месяц ушли.

Только вчера с ним поговорил, сказал ему, что он занимается фигнёй, и тут на глаза попадается  пост про бег.


НУ А В ЧЁМ ПРОБЛЕМА?

Проблем уйма:

1.Отсутствие постепенности возрастания нагрузки и вообще её неадекватность возможностям организма. В результате- сильнейший стресс для сердечно-сосудистой, опорно-двигательного и т.д.

2.бег - это серьезная нагрузка даже для хорошо тренированного человека. Тренированного, у которого развиты мышцы, который УМЕЕТ бегать, у которого ССС тоже подготовлена.

А нетренированный выходит на дорожку с атрофированными мышцами, отсутствием элементарной координации, нажитыми за годы сидения проблемами и да! Он/она, как правило, вообще не умеет бегать, то есть техника бега отсутствует как класс. И вот на этот неподготовленный организм даётся экстремальная нагрузка, типа той, которую спортсмены дают на соревнованиях, выкладываясь по-максимуму.

Хм.... что же может пойти не так? И откуда могут взяться травмы?


А ЧТО ДЕЛАТЬ-ТО?

Не буду давать конкретные ссылки, а то по традиции обвинят в рекламе, но вообще элементарно находятся ресурсы, на которых в доступной форме разжевываются основы бега. И начинать надо не с поиска красивых шмоток для бега, а ознакомления с основами.

Разбираться можно очень долго, погружаясь всё глубже и глубже. Но вкратце:


1.Желательно, очень желательно, еще ДО того как начали бегать, начать выполнять упражнения для укрепления мышц, важных при беге. Именно от этих мышц зависит то, будет ли что-то болеть  после пробежки, способность удерживать правильное положение тела, способность связок и сухожилий переварить нагрузку на ОДА и т.д. У вас итак будет неправильная травмирующая техника бега, и лучше бы её встретить с укрепленными мышцами, связками и сухожилиями, а не наоборот.

Легко гуглятся СБУ- специальные беговые упражнения, ОФП бегуна, статические упражнения для бега.... Большинство выполняются в квартире без проблем.


2.Потратьте время на изучение вопроса о пульсовых зон. И поймите, что вам бегать нужно на низком пульсе. Пульсометр очень полезен. Но можно и без него. Можно на глаз- вам нужна скорость, при которой вы на бегу способны разговаривать. И внезапно обнаруживается, что для многих бег- это слишком быстро. Засуньте куда-нибудь своё эго и просто ходите. Да, быстрая ходьба, а не бег может оказаться правильной и адекватной для вас нагрузкой. Не надо подвигов, они закончатся скорее всего плохо.


3.В беге, как и в любом спорте, очень важна техника. Её значение может и не так очевидно, как в плавании, в котором без техники человек просто тонет, но тем не менее она очень важна. От неё зависит не только способность бежать быстрее и тратить меньше усилий. От неё зависит еще и травматизм. Многие бегут так, что по сути натыкаются на свою выставленную вперед прямую ногу- это удар в пятку, добавляем сюда лишний вес,  и тадам!- вам привет от голеностопа и коленей.

При правильной технике нога ставится мягко, удары амортизируются.


В общем, бег не так прост, как кажется. Я бы сказал, в его кажущейся простоте кроется коварство: "да чё там! надо просто собраться с духом и начать бегать. Завтра и побегу!".


З.Ы. Ах да, бег еще и не гарантирует похудения. Вот же зараза какая :)

Показать полностью
536

Как мы бабку с дедом в универмаг отправили

Мама с папой были на работе, а мы с Вовкой сидели дома под присмотром бабки с дедом.

— Может погулять сходим? — предложил я.

— На горку, — уточнил Вовка.

Бабка нервно дернула глазом, а дед почесал копчик.

— Нет уж! Хватит с нас прогулок. Сидите в солдатиков играйте.

Мы с Вовкой расстроились и уселись на полу строить крепость из книг и планировать стратегию атаки.

— Дед, а давай ты будешь нападать на наше укрепление, а мы обороняться.

— Ну давайте, — дед отложил газету в сторону и посмотрел на наше оборонительное сооружение из книг. — Я щас нанесу вам авиационный удар.

С этими словами дед снял тапок и, изобразив самолет, замахнулся на наше сооружение.

— Патроны и бомбы кончились! Иду на таран! — кричал дед. — За родину! За Сталина!

Тапок описал траекторию от дивана до нашей крепости и практически попал в цель. Но Вовка, ловким движением руки (точнее, он просто от неожиданности испугался и хотел закрыться руками от летящего тапка), отбил вражеское нападение и изменил траекторию полета. Тапок, по измененной траектории, продолжил полет в сторону мирных жителей, а точнее в сторону бабки. Бабка сидела и мирно вязала шерстяные носки, когда тапок угодил ей в очки.

Мы с Вовкой замерли и посмотрели на деда, который тоже не ожидал такого исхода и теперь, кажется, ждал ответного удара. Но бабка ничего не сказала на это. Она поправила очки, отложила пряжу, встала и вышла из комнаты.

— Не понял, — сказал удивленно дед.

Мы с Вовкой тоже не поняли. По идее, бабка как минимум должна была полить и деда и нас трехэтажным матом. Как максимум, взять тапок и провести контратаку.

— Обиделась что ли? — предположил дед.

— Щас я кому-то обижусь, — послышался голос возвращающейся бабки. — Щас я вам устрою и за родину и за Сталина.

«Значит все нормально, — перестал я беспокоиться за бабку. А то, как-то не в ее стиле отмолчаться».

Бабка вошла в комнату с сапогами в руке.

«Тяжелая артиллерия, — подумал я и не позавидовал деду».

— Собирайся, — сказала бабка, вместо того, что бы запустить в деда сапогами.

— Куда? — удивился дед, убирая руку от предварительно прикрытого лица.

— Коту под муда! — ответила бабка. — В магазин сходим, пока вы тут не поубивали друг друга.

— Зачем? — продолжал задавать вопросы дед.

Бабка молчала, видимо подбирая более развернутый ответ.

— Затем, что у тебя трусов нормальных не осталось, а нам скоро домой ехать. Как же ты без подарка останешься?

— Так дома и купим, — продолжал упираться дед. Видимо ему не очень хотелось выбираться из дома.

Бабка угрожающе подняла сапоги, как бы намекая деду, что мирные аргументы у нее уже закончились.

— Эх, — крякнул дед, вставая с дивана. — Ну пошли, прогуляемся что ли.

— А мы? — напомнил я бабке про нас с Вовкой. — Можно мы тоже в магазин?

— Как-нибудь без соплей сходим. Сидите дома, мы быстро.

И бабка с дедом стали собираться.

— Кстати, — вспомнила бабка. — А у вас тут есть рядом какой-нибудь универмаг?

— Рядом нет, на автобусе надо ехать, — сказал я. — Можем с вами поехать, показать.

— Ну уж нет, — отказалась бабка принимать помощь. — Ты скажи, как ехать, а там сами разберемся. Чай не маленькие.

Я подробно объяснил бабке, где возле дома остановка, на какой автобус сесть и докуда ехать.

— Дед, запиши телефон домашний на всякий случай, — толкнула в бок бабка деда.

Я продиктовал наш телефон.

— И как ехать запиши, — добавила бабка. — И адрес дома, на всякий случай.

— Так не помещается, — сопел дед записывая.

— Что, куда не помещается?

— Я номер телефона и номер автобуса записал на ладошке, а дальше неудобно, не помещается.

Бабка посмотрела на деда, на ладошку, которую он ей продемонстрировал и тяжело вздохнула.

— А бумага на что сделана? Или жопу ты тоже ладошкой подтираешь? Пиши на листочке.

Дед старательно переписал всю информацию, которую я снова повторил, как сказала бабка, для тех, кто не отличается сообразительностью и наличием ума. Дед обиделся и сказал, что он хотел как лучше, потому что бумажку можно потерять, а ладошка всегда под рукой.

— Тогда лапы побольше отращивай, и мы будем экономить на бумаге, — парировала бабка.

Наконец-то они собрались и пошли.

Мы с Вовкой продолжили играть в солдатиков и ждать возвращения кого-нибудь домой. По идее, первыми должны были вернуться бабка с дедом. Родители еще работают, а до универмага минут пятнадцать на автобусе, плюс время на покупки и на обратную дорогу. Поэтому мы прикинули, что бабка с дедом вернуться примерно через час. Ну, может чуть больше…

Прошло час… Затем еще немного, затем ещё… но бабки с дедом все не было. Минут через пятнадцать зазвонил телефон. Я снял трубку.

— Слушаю, — ответил я.

— Это я тебя внимательно слушаю, — послышался разгневанный голос бабки. — Ты куда нас отправил?

— В универмаг, — сказал я.

— А мне так показалось, что подальше и что бы мы уже не вернулись никогда, — орала бабка. — Тут не то, чтобы универмага нет, тут людей нет. Дед еще, тот придурок, записать то записал, а бумажку взять забыл с собой.

Действительно, на полке, возле телефона лежала бумажка с телефоном, номером автобуса и домашним адресом.

— Хорошо, что хоть на лапе его номер телефона сохранился. Правда цифра последняя стерлась, вспотел он мать его ети! Ты у меня совсем потеть перестанешь, когда мы вернемся, — орала бабка уже в сторону, видимо на деда. — Мертвые не потеют!

Чуть ранее…

Бабка с дедом вышли на улицу, и пошли в сторону автобусной остановки. Подъехал автобус.

— Наш? — спросила бабка.

Дед полез в карман и понял, что забыл бумажку дома. Нагнетать обстановку не хотелось. Во-первых, бабка начнет орать, а во-вторых, придется возвращаться домой за бумажкой. Поэтому дед сделал вид, что посмотрел, решил, что все равно все автобусы рано или поздно привезут их в универмаг и сказал — Наш.

Минут через двадцать, когда показались заводские трубы и промышленные сооружения, бабка забеспокоилась.

— Ты уверен, что мы туда едем?

— А то! — утвердительно кивнул дед.

Минут через десять автобус остановился. Вышли последние пассажиры и водитель сказал — Конечная.

Бабка встала и подошла к водителю.

— Милок, не подскажешь где тут универмаг?

— Бабуль, какой универмаг? Тут промышленная зона.

Бабка покосилась на деда, но еще не теряла надежды.

— Так мы, наверное, пропустили остановку?

— Неа. На моем маршруте универмагов нет, — развеял бабкины надежды водитель. — Это вам нужно было на 613 садиться. Он как раз до универмага идет, но это в другой стороне.

— А как же теперь быть?

— Ну подождите следующего автобуса, в обратную сторону, правда он только через тридцать минут будет, — сказал водитель.

— Так холодно же. Может, мы тут подождем?

— Не бабуль. Я в парк.

— Да мне плевать, куда ты собрался! Хоть в зоопарк! — орала бабка, пытаясь дотянуться до водителя через окошко. — Верни нас откуда взял!

— Бабуля! Бабуля! Потише, а не то милицию вызову! — уворачивался водитель.

— Вызывай лучше санитаров с носилками! Щас кому-то медицинская помощь понадобится! Тебе или деду, это уж как повезет.

Дед, услышав, что ему угрожают расправой, поспешно ретировался на улицу.

— Стой, дезертир с записной книжкой вместо рук! Я щас и до тебя доберусь!

— Бабуль, — взмолился водитель автобуса. — Ну я, правда, никак не могу вас обратно отвезти. Я в парк еду. Сейчас другой автобус уже подъедет.

— Черт с тобой! — бабка плюнула в окошко на водителя и пошла к выходу.

Автобус пшикнул дверьми и поехал в парк, оставив на остановке бабку с дедом.

— Снег-то, какой повалил, — заметил дед, пытаясь заговорить бабку, что бы отвлечь ее от нехороших мыслей.

— А ну-ка, покажи мне бумажку, — бабка протянула руку.

— Щас, — дед полез в карман, потом в другой. — Выронил что ли где то?

— Мозги ты свои выронил где-то. И причём давно уже. Как мы теперь?

— Ну, щас автобус приедет, и поедем домой, — оправдывался дед.

— Домой?! — удивилась бабка. — А ты знаешь, где это?

— Ну, будем в окошко смотреть, узнаем. Надеюсь.

Бабка посмотрела по сторонам. На улице было ни души, только снегопад усиливался и заметал следы уехавшего в парк автобуса.

— Доставай свою записную книжку, — сказала бабка, заметив вдалеке телефонную будку.

— Что? — не понял дед.

— Руку свою давай, где телефон записан! Хоть какая-то польза от тебя будет.

— А-а-а-а. Я же говорил, что ладошка надежнее, — обрадовался дед.

— Ты не скалься раньше времени. Я с тобой еще дома разберусь. На морозе несподручно.

Бабка втиснулась в телефонную будку, дед попытался пролезть следом.

— Куда? — отпихнула его бабка. — Без тебя тесно. Руку свою давай.

Дед снял рукавицу и протянул руку. На ладошке был написан номер, но последняя цифра смазалась.

— Ты раньше не мог посмотреть? Тут и номер автобуса записан, — бабка вглядывалась в каракули деда. — А это какая цифра?

— Вспотел, наверное, вот и смазалась.

— Вспотел он… Вмазала бы я тебе… — бабка кинула двушку в автомат и набрала номер.

— Але… Извините, ошиблась.

— Але… Если не туда звоню, то накой хер трубку берешь? Только деньги на тебя потратила!

— Ну дед, молись, — бабка помахала кулаком деду. — Последние две копейки. Если опять не туда, я на тебе домой поеду.

— Але…

Последние две копейки попали по адресу, но пока бабка орала и возмущалась, то на меня, то на деда, время разговора закончилось, и связь оборвалась. Через десять минут опять раздался звонок.

— Мало того, что вы с дедом меня на этих звонках разорили, теперь еще посторонние люди попадают из-за вас. Спасибо тебе добрый человек, — сказала бабка куда-то в сторону.

— Ничего-ничего, вы разговаривайте, мне не жалко две копейки, — отвечал голос какого-то дядечки.

— Только ты это, не отходи. Вдруг связь прервется, готовь еще мелочь, — отдавала команды бабка.

— Але, ты меня слушаешь? — обратилась она ко мне. — Диктуй адрес, вредитель малолетний, а то бабка с дедом уже замерзают… Так… Поняла… Мужчина, дайте бумажку адрес записать, а то у деда уже некуда на руки записывать… Как нету?

Затем гудки.

Через минуту.

— Спасибо добрый человек, а бумажку ты поищи, поищи… И ручку… Двушки еще есть?… Стой! Дед, держи его!… Ах гаденыш, сбежал…

Короче, адрес я продиктовал несколько раз и бабке и деду, что бы они запомнили его наизусть, пока не вышло время разговора.

Но, пока все это происходило, автобус успел приехать и уехать. Бабка с дедом соответственно не успели на него. Затем пришел другой автобус, и бабка с дедом сели в него, но волею судьбы он ехал совсем в другую сторону, и когда бабка спросила у водителя, где им выходить, автобус был совсем далеко от дома…

В итоге, первой домой вернулась мама. Она, конечно, поинтересовалась где бабка с дедом. Пока мы рассказывали, пришел уже и папа, а бабки с дедом все не было. Родители начали уже беспокоиться и собрались звонить в милицию, но звонок раздался раньше.

— Але, это квартира таких-то? — раздался голос в трубке.

— Да, это мы, — ответил папа. — Что-то случилось?

— Фу-у-у-у-у, — облегченно вздохнули в трубке. — Ваши родственники находятся в нашем автобусном парке. Потерялись, значит, они. Из всех данных, так только несколько цифр телефона на ладони у вашего деда. Адрес не помнят. Точнее помнят, но все разный. Хорошо, что хоть фамилию помнят и имя ваше. Пришлось подбирать номер телефона. Вот, наконец-то дозвонились до вас.

— Вспотели ладошки, вот и смазался, — послышался голос деда на заднем фоне.

— Я тебе вспотею, ты так у меня вспотеешь, когда дома окажешься! — это уже бабка.

Затем в трубке послышались какие-то шлепки и возня.

— Бабуля! Потише, вы так убьете его.

Затем папа спросил, где находится этот автобусный парк и сказал, что сейчас приедет и заберет бабку с дедом. На что диспетчер возразил и сказал, что это будет слишком долго. Лучше, пусть папа скажет адрес, и они сами привезут их. Тем более тот водитель автобуса, с которым они приехали в парк согласился отвезти их на своей машине. Он уже почти сроднился с ними. Правда, сначала бабка угрожала ему расправой и казнью методом колесования на этом же автобусе, если он не отвезет их домой. Но в виду того, что водитель не знает, где их дом, он предложил отвезти их в автобусный парк, а там уже разобраться. На том и порешили.

И как говорится — хорошо, что всё хорошо кончается. Но это только так говорится...


Андрей Асковд © ЧЕТОКАКТО

https://chetokakto.ru/

Показать полностью
765

Седые ирисы

С тех пор, как умерла бабушка, дед Тихон стригся не чаще раза в год. Видимо, так он поминал свою супругу, исправно стригшую его при жизни. Из-за дедовских странностей мне хорошо запомнилось то время.


— Съезжу на кладбище и заодно подстригусь, — как всегда, дедушка бросил эту фразу всем домашним, уже облачившись в пальто и стоя в прихожей. Говорил он дежурно, будто не чаял, что в семье ещё интересуются делами без году покойника.

— А можно с тобой, дедуль?! — мне было 10, когда я впервые попросился на прогулку со своим хмурым дедом.

Седые ирисы Рассказ, Сгинь, Авторский рассказ, Текст, Дед, Верность, Длиннопост, Прима, Негатив

— Малой ты ещё, — буркнул он, стоя ко мне вполоборота и поправляя седую прядь, – вот Гоголя выучишь стихотворение – там и покумекаем.

— Но он же не поэт! – этот аргумент я крикнул в безучастную дверь. Дед ушёл.


Родители на кухне звякали вилками. Переговаривались осторожными голосами. Дедушкино поведение заставляло их думать нехорошее. Сойти с ума страшно и теперь. А в то время психические заболевания лечить не умели вовсе.


— Опять под вечер на кладбище едет. Странный стал до ужаса. Надо будет утром тоже маму навестить, всё-таки пять лет, — моя мама вечно ездила вслед за дедом на кладбище. Не знаю, чего она хотела там обнаружить. Но однажды вернулась и за чаем рассказала, что на бабушкиной могиле выросли жёлтые ирисы, которые та очень любила при жизни. Дед Тихон только кивнул.

— Рыночным бабкам на потеху, – процедил отец, отхлёбывая из кружки, – завтра всё разворуют.


Дед, подумав, снова кивнул. Во всей его позе, действиях и кривовато подстриженной голове чувствовалась потерянность. Видимо, он уже отцеплялся от этого мира.


— Чудно тебя стригут, дядь Тиш, – усмехнулся отец и обтёр губы печеньем, – сзади особенно. Проси в следующий раз, чтоб хоть зеркало второе приставляли – затылок посмотреть.

Опять дед нерешительно кивнул и, помолчав минуту, ушёл с кухни. Родители тоже молчали, глядя, как полуторагодовалая сестра Дашка то и дело вскрикивает и лупит ладонями по столу.


Выждав пять минут, я пошёл следом и столкнулся с дедом Тихоном в коридоре. Он провёл ладонью по ёжику волос и прошептал:

— Наконец-то, малой! Я думал, в пыли окочурюсь покамест тебя жду. Айда гулять!

Стояло обеденное время. Суббота. Мы наспех собрались и вышли. На улице было по-майски тепло. Дед повёл стариковским шагом в сторону окраины:

— А ты чего, малой, к деду потянулся? Родители не заругают?

— Не знаю, дедуль. Их не поймёшь с тех пор, как Дашка родилась. Всё им не нравится. За всё ругают.

— Ты к сестрёнке-то не ревнуй. Пустое это, – дед достал Приму, закурил и сунул вторую сигарету за ухо, – знамо дело, меняется всё, когда дитятко растёт в семье. Тут и старикам пора место уступать.

— Как это?

— Ну, так. В квартире. Комнаты-то три всего. Правда, другое место занять придётся. Зябкое и сырое. Зато к любимой поближе.


Эта фраза врезалась мне в память, хоть я её тогда и не понял, вертя глазами за пролетающими майскими жуками. Дед шёл степенно, источая дым, а мне хотелось бегать. И всё же я притормозил:

— Деда, а расскажи про бабушку. Красивая она была молодой?

— Знамо дело! И талантливая! Бабуля твоя такие причёски мне выделывала, что потом и сама не рада была, какие красавицы за мной бегают.

— А почему ты от них бегал, дедуль?

— Ну, а как же, малой?! Погоди, ты про что вообще? – дед совсем сбавил шаг и уставился на меня. Я и сам толком не знал про что я. В мои 10 мне всё ещё хотелось сыпать вопросами. Задавать бесконечные почему:

— Папа говорит, что на мужика должен быть спрос и что не надо этого стесняться.

— Может и должен, – подтвердил дед и пошёл дальше всё той же потерянной походкой, – только отец твой дурак, если этот самый спрос удовлетворяет. Я за ним давно слежу. И матери твоей давно уже… а, пустое, — махнул он рукой, — Ты не поймёшь, малой. Так вот, бабушка у тебя золото была. Да и есть она, вот здесь. Понимаешь? – дед Тихон приложил левую ладонь к груди, а затем закурил вторую сигарету.

— Понимаю. То есть бабушка теперь в тебе. А ты, значит, теперь талантливый, как она?

— Ну, не так чтобы...

— И причёски делать умеешь?!

— А зачем? — дедушка хохотнул, — Мне жена делает. Хоть и покойная.

— Как это?

— Подрастёшь-узнаешь.

— Папа так тоже говорит...

— Ну-ка! Ты меня папкой не меряй! Он у тебя жив-здоров и спрос на него вон какой! Прости, Господи! А дед твой уже с костлявой подружкой под руку гуляет!

— Знаю, дедуль. Не сердись! — на самом деле, я не знал, кто такая костлявая подружка, и очень хотел спросить, но сдержался.


Эта короткая перепалка только сдружила нас с дедом. Ещё час мы гуляли молча, а потом стали говорить обо всём на свете. Дед Тихон даже рассказал мне о своей первой любви.


Прошло лето.


Нам в школе задали написать сочинение о том, как провели каникулы, и я решил рассказать о своём родном дедушке Тихоне. В то время читал я мало, ещё и стеснялся всего. Но учительнице чем-то понравилось моё сочинение, и она попросила прочитать его вслух перед всем классом.


— Да ты, похоже, влюбился в деда! — никто не осмелился выкрикнуть этого на уроке. Зато на перемене я имел большой успех.

— Гуляет со стариками!

— Дедушкино чадо!

— Геронтофил! — это слово вконец меня размазало. Я слышал его впервые в жизни, но не мог ассоциировать себя с чем-то подобным. Слово напоминало какую-то болезнь. Помню, как чуть не расплакался. Это чувство, разбухающее в горле. Оно мешает говорить и даже дышать.


Дома мне не хотелось ни с кем общаться. Особенно с дедом.


— Малой, чего такой хмурый?! Айда гулять, пока тепло!

— Нет, у меня много уроков.


И так ещё и ещё, пока он не отстал. Детский ум бывает очень упорным. Мне так жаль, что я не проводил с дедушкой последние дни его жизни. Хоть и мог. Но я рад, что в конце учебного года и в годовщину бабушкиной смерти моё любопытство победило над упорством.


— Съезжу на кладбище и заодно подстригусь!

— А с тобой можно, дедуль? — я хорошо запомнил число: 17 мая. Начало и конец нашей дружбы продолжительностью в один год. Дед Тихон пригладил седую прядь и спросил:

— А стих выучил? Гоголя?


Я кашлянул и пошёл чеканить выученное стихотворение Гоголя, которое сумел найти в библиотеке:

«К тебе, о Матерь Пресвятая!

Дерзаю вознести мой глас,

Лице слезами омывая:

Услышь меня в...»

—Погоди-погоди, — перебил дед, — какая ещё матерь?! У него же хорошее есть. Бабуля твоя любила очень. И под стать погоде: «Люблю грозу в начале мая, когда весенний первый гром...» Ну и так далее. А ты... матерь какая-то. Ладно, пошли!

— Но дедуль, это же Тютчев! — я высказался только перед самым кладбищем,— Мы его учили, но я другое стихотворение выбрал.

— Ну вот, опять другое. Да и Бог с ним! Здравствуй, милая! Вот внука привёл повидаться.


Дед поздоровался с бабушкиной фотографией на памятнике. Подошёл стереть пыль рукавом. А я ощутил сотни маленьких лапок, бегущих от затылка к сердцу. Мурашки.


Бабушка смотрела на меня. Есть такое свойство у любой фотографии. Если при съёмках смотришь в объектив, то зрителю впоследствии всегда будет казаться, что твой взгляд нацелен именно на него. Но одиннадцатилетний мальчишка, впервые попав на вечернее кладбище, был захвачен пристальным вниманием умершей бабушки. А может и правда…


— Дедушка! Мне кажется, что...

— Погоди, малой, давай помолчим чуток, — дед не оборачивался на меня. Иначе, я уверен, он бы спутал меня с покойником. Так я был бледен. Узловатая ладонь прошлась по сорнякам на могиле. Вырвала несколько. Ирисов там давно не было. Потом ладонь скользнула под старую потрескавшуюся вазу:

— Это товарки никогда не берут, — дед Тихон обернулся ко мне, держа в руках парикмахерские ножницы, — стоили месячной зарплаты! Канадские! А бабки боятся брать. Только до цветов охочие. Здесь твой папка прав. Поможешь мне... милая? — последние слова он произнёс, глядя куда-то за меня. А потом начал стричь себя сам. Без всякого зеркала.


Сыпались волосы. Из дедовских глаз катились слёзы, а я всё никак не мог пошевелиться и читал его сиплый шёпот по губам: «Виски прямые тебе, Тиша?» «Подстриги, как в прошлый раз» «Не крути головой, ухо пораню!» «Знаешь, ты стриги меня всегда так! Всегда одинаково. Чтобы я запомнил каждое движение твоих рук!»


В тот раз мама приехала на кладбище не наутро, а ещё затемно. На такси. Она нашла деда Тихона в обнимку с надгробной плитой. И меня, всё также стоящего и слушающего... Я до сих пор верю, что услышал тогда голос бабушки.


Деду Тихону стало плохо на кладбище. Мама с таксистом дотащили его до машины. Он умер по пути в больницу. У меня появилось несколько седых волос в одиннадцать лет. Через год родители развелись.


Давно я не вспоминал эту историю. Просто сегодня 17 мая. Вот и вспомнилось. Бог весть, сколько лет утекло с тех пор. Жениться успел. Детей двое. Внуки. Как туман седой стал. Оброс весь. Надо бы Дашке позвонить. Пусть подстрижёт меня, как всегда. А потом, глядишь, внучат соберём и прогуляемся деда с бабкой навестить.


Пусть детишки знают свои корни и учатся цветы сажать.


Лёнька Сгинь

Показать полностью
136

Камикадзе

- Что у вас здесь происходит? - крикнул лейтенант через окно своей машины с надписью "ДПС". Он уже почти объехал громадную пробку на федеральной трассе, но до её конца оставалось ещё вероятно, метров двести.

Лейтенант был один за рулём, его напарник приболел, и полицейского уговорили выйти в одного, "выходной же, всё спокойно".

- Чёрт его знает, говорят мужик какой-то перегородил дорогу своей машиной. - ответил водитель ближайшего к нему внедорожника.

- Авария?

- Да нет, вроде.

Дорогу размечала двойная сплошная, и объезжать по встречке никто не решался - камеры, да и как бы правила препятствовали. Хотя на той же встречной полосе, идущей из города, транспорт практически отсутствовал, вечер воскресенья - все едут домой...

Пробка растянулась уже на несколько километров, и нужно было принимать какие-то действия - руководство спросит с лейтенанта за каждую минуту затора.

Полицейский рванул на своей машине с места - несколько секунд, и он увидел причину дорожной пробки: старенькая, красная "Калина", стояла развёрнувшись поперёк дороги. В ней сидел дедок, абсолютно не обращающий внимания на несколько неистово орущих на него водителей других автомобилей.

- Так, разошлись все по машинам! - сказал лейтенант, и добавил. - Шевелимся!

- Лейтенант, убери этого маразматика с дороги! - сказал один мужчина, - Или мы его скинем в кювет.

- Я тебе скину. Давайте по машинам!

Подойдя к машине деда, лейтенант постучал ему в окно. Дед немного опустил стекло:

- Что вы хотели?

- Лейтенант Сычёв..., у вас всё в порядке? Вам плохо?

- Терпимо.

- Так, выйдите из машины!

- Нет сынок, ты уж извини.

- Так, вы арестованы! Документы и выйти из машины!

- Командир, давай потом. Я скоро уеду.

Лейтенант дёрнул ручку двери, но она не поддалась. Тут по рации с ним связалось руководство, смачно обкладывая все обстоятельства трёхэтажным недовольством. Лейтенант в ответ назвал госномер автомобиля деда. Минуты шли, и нужно было что-то делать:

- Граждане! Давайте объезжать препятствие! - обратился полицейский к толпе, собравшейся позади.

- Ага, щас! А камеры ты вырубил? - раздалось в ответ. - Он же здесь годовой план по нарушениям потом сделает...

- Тьфу... - лейтенант снова повернулся к деду. - Давайте на обочину! Видите какая пробка из-за вас?!

- Я тебе говорю - подожди немного. - ответил дед.

- Знаете что... - со злобой прошипел полицейский, - идите...хм... Вы какого здесь устроили? Зачем задерживаете людей?!

- Дорога должна быть свободна, мало ли что.

- Зачем?!!

- А вон зачем. - кивнул головой дед, показывая на другой конец дороги.

Со стороны города показалась огромная фура, гружёная контейнером. Она неслась на огромной скорости, одна, ни встречных, не попутных машин не было.

- Уводи людей, командир. - сказал дед и завёл двигатель своей машины.

- Куда?! Стоять!!

Дед его не послушал. Красная "Калина" выехала на встречную полосу и начала набирать скорость. С каждой секундой между легковушкой и фурой стремительно исчезали десятки метров. Машины шли навстречу, лоб в лоб. Всё происходило очень, очень быстро...

- Таран... камикадзе... - прошептал лейтенант, - Все - из машин!!! Бегите в лес!!! - закричал полицейский, но люди уже видя происходящее, кто с криками, кто спотыкаясь и падая, убегали с дороги.

Водитель фуры дал по тормозам, но инерция тащила машину дальше. Дед ни на сантиметр не ушёл с курса. Фура завиляла из стороны в сторону, уходя от столкновения, белый дым валил от покрышек. Метров за десять до грузовой машины, "Калина" сделала резкий манёвр, и встала боком на два колеса, уходя при этом в сторону.

- Нихуа! - крикнул лейтенант, наверняка вспомнив что-то на китайском, который он изучал когда-то для саморазвития.

Маленькая красная машина, слегка задев борт фуры колёсами, проскочила мимо, казалось, неминуемой смерти. Но грузовик уже дрифтовал, постепенно заваливаясь на бок. Секунда, две... Лёг на асфальт. Посыпались фейерверки из искр. Контейнер, вырвав крепления, полетел дальше. Сделав сальто в воздухе, он ударился о поверхность дороги, корпус его разорвало... Содержимое, состоящее из какого-то резко пахнущего мусора, вместе с самим разорванным контейнером остановилось метрах в десяти от колонны машин.

Лейтенант выдохнул. Посмотрел в сторону фуры - она лежала метрах в пятидесяти дальше. А вдалеке, снова поперёк дороги, победоносно стояла "Калина". На всех четырёх колёсах.

Люди в это время, уже бежали на помощь к водителю фуры, который чертыхаясь и матеря всё на свете, вылазил через проём, где раньше было лобовое стекло...


- Выйти из машины!! - крикнул лейтенант, целясь из табельного оружия в деда.

- Всё, всё, выхожу. - ответил дед.

- Руки!! - полицейский защёлкнул на запястьях старого, но очень рискованного нарушителя, наручники.

В небе летал вертолёт какого-то телевизионного канала. Люди из машин, что задержал дед, уже давно снимали всё происходящее на телефоны.

- Вы сумасшедший? Скажите честно? - спросил лейтенант с нотками злости, - Вы понимаете, что могли погубить кучу народу?!

- Да никто бы не погиб, я всё рассчитал.

- Чего ты рассчитал?!

Следующую минуту лейтенант, с открытым ртом слушал повествование деда про лобовое воздушное сопротивление, направление ветра, массу фуры, влажность и шероховатость асфальта, цифры расчётов сцепления с резиной и металлом...

- Да кто ты такой, твою дивизию?

- Заслуженный мастер спорта Советского Союза...по автомобильному спорту. Побеждал неоднократно на авторалли... Потом участвовал на автородео. Черных Сергей Павлович.

- Твою то мать... Зачем вы это устроили?!

- Мы уже устали жаловаться. Куда только не писали, но толку не было. С города всё везут и везут мусор к нашему посёлку, старики уже задыхаются. А губернатор ведь всех уверяет что мусор поступает только на полигон. Но всё равно, эту дрянь к нам продолжали возить. Но уже в закрытых контейнерах. Может быть теперь, - махнув на вертолёт сказал Сергей Павлович, - власти обратят на нас внимание...


Дело получилось громкое. Разбирались больше месяца, дошло даже до того что сняли с поста губернатора. Грузовики потом целый месяц вывозили мусор со стихийной свалки у поселка Сергея Павловича.

Видео автомобильной дуэли стало вирусным даже за границей. Ещё долгое время это была новость номер один. Один ведущий телешоу даже охрип на восьмой передаче про этот случай. В соцсетях спорили, практически, до кровавых мазолей натирая пальцы о клавиатуры и экраны телефонов... В итоге деду дали год условно.


- Дед! Вставай давай!

- Чего тебе? Вечно будишь меня ни свет ни заря! - недовольно проворчал на жену дед Сергей.

- Иди вон к воротам, и стирай там, герой...

- Чего стирать?

- Иди, тебе говорят!

Сергей Павлович оделся, вышел на крыльцо, закурил. Прошёл через двор к воротам, открыл рядом калитку, и глянул на ворота снаружи:

- Вот б.. блин... - сказал дед Сергей. Постоял с минуту, посмотрел, развернулся и ушел домой. "Завтра сотру" - подумал он улыбаясь.

А соседские бабки, и проходящие мимо люди помоложе, ещё до самого вечера с гордостью обсуждали... надпись во всю ширину ворот - "Наш любимый камикадзе".

Показать полностью
340

На сайте знакомств

О том, что они не подходят друг другу, Лев Валерьянович понял, когда прочёл в её анкете: любимое блюдо ― окрошка на кефире.

― Это вообще законно? ― спросил он у своей внучки, которая предложила ему посетить сайт знакомств.

― А что такого? Я тоже люблю на кефире.

Лицо Льва Валерьяновича вдруг стало пунцовым, он посмотрел на девушку испуганными глазами, а затем сказал:

― Это всё корни твоей матери виноваты, говорил я Димке, что москвички все с прибабахом, а он знай себе женился.

― Так, не отвлекайся, давай дальше смотреть! Любимые животные ― мопсы.

― Точно нет! Давай следующую! ― запротестовал мужчина, вырывая мышку из рук внучки.

― Почему? Чем тебе мопсы не угодили?

― Я их боюсь. Они мне нашего старшину напоминают! Каждый раз, когда вижу, хочется подшиву проверить, чтобы не дай бог нестиранная была. А ведь я на дембель при царе Горохе ушел.

Внучка закатила глаза и продолжила:

― Знание языков: немецкий, медицинская латынь. Ой, как интересно!

― Фашистка-гинеколог, что тут может быть интересного?

Девушка смерила старика взглядом и сурово поджала губы.

― О, у неё хобби есть!

― Сатане, наверное, поклоняется.

― Деда!

― Что деда?! Всё на это указывает!

―Нет! Любимое занятие ― рыбалка и охота, ну что, съел?

― Рыбалка, значит? А ну-ка, есть еще фотки?

― Профиль закрытый, нужно сначала добавиться в друзья, чтобы посмотреть.

― Глядите, какая деловая колбаса. Ладно, пиши ей, что я, так и быть, согласен стать ей другом.

― Отказ.

― Что значит отказ?!

― Она тебе отказала.

― Что за ерунда? А ну, отойди, сейчас я ей дам отказ!

Дед натянул очки и, медленно стуча указательными пальцами по клавиатуре, набрал текст и нажал отправить.

― Тут можно сделать так, чтобы мне могли писать только те, кто у меня в друзьях?

― Конечно, нужно вот сюда нажать, на настройки приватности.

― Жми, сейчас в друзья будет добавляться.

И точно, меньше чем через минуту в углу профиля горела красненькая циферка «1».

― Что ты ей такое написал? ― удивилась внучка.

― Написал как есть. Что она очень красивая, жаль вот только, что дура.

Девушка ахнула.

― Дед, ты чего наделал? Разве можно такое людям писать?!

― Ничего, пусть подумает над своим поведением, отказы она мне тут шлёт, вон, смотри, уже ответ строчит.

Немного погодя, и правда, пришел ответ.

Женщина очень красочно излагала свои мысли и, не чураясь крепкого словца, хорошенько прошлась по фотографии деда.

― Ужас какой, я и слов-то таких не знаю! Ты прав, давай не будем ей больше писать! ― предложила внучка. Она уже хотела было закрыть профиль, как вдруг дед её остановил.

― Нет, теперь мне самому интересно. Я хочу с ней встретиться.

― Но зачем? Вы же друг друга только что с грязью смешали.

― Это, дорогая моя, называется флиртом!

― Какой еще флирт?! Тебе, может, чаю с ромашкой заварить? Ты себя как чувствуешь?

― Отстань ты со своей ромашкой. Пиши лучше, что я приглашаю даму на чашечку чая с эклерами, чтобы искупить свою вину.

― Пишет, что сладкое не любит, бережёт фигуру, а в чае много кофеина ― вредно. И если уж на то пошло, то она согласна на люля-кебаб и коньяк.

― Спортсменка, значит, ― дед задумчиво почесал свою козлиную бородку.

― Пиши, что я буду её ждать в восемь часов в центре, у входа в «Чеширский кот».

― Говорит, что это место для дамы её статуса не подходит.

― Тоже мне графиня Яблонская… И куда она хочет?

― Хочет на концерт.

― На Стаса Михайлова, что ли? ― дед брезгливо поморщился.

― Нет, на «КняZz»

― Слава богу, а то я боялся, что всё-таки сатанистка. Ладно, назначь ей встречу на 19 и закажи билеты.

― А ты куда?

― Пойду к Валере-волшебнику загляну.

― Чего ты у этого алкоголика забыл?

― Смелости попрошу.

― Ты что же, боишься?

― Я сорок лет на свидания не ходил, конечно, я боюсь.


(с) Александр Райн

Автор в соц. сетях

https://www.facebook.com/AlexandrRasskaz

https://vk.com/alexrasskaz

На сайте знакомств Авторский рассказ, Дед, Сайт знакомств, Юмор, Социальные сети, Внуки, Старики, Свидание, Длиннопост
Показать полностью 1
375

Суд из-за неудобной упаковки презервативов

Время, когда мне придется выдумывать сюжеты, неумолимо приближается, но есть ещё правдивые неопубликованности. Вот одна из них. Опять же, клянусь светлой памятью моего разгула, всё так и было. ВСЁ.
У постсоветского повесы существовала только одна проблема – где взять временно свободную квартиру, комнату, дачу, коридор, угол. Поэтому наша жизнь 90-х представляла собой этакий яндекс-такси, только вместо свободных машин радар искал оставленную чьими-то родственничками жилплощадь с кроватью, ну, или без.
Иногда это можно было запланировать, ибо дачные обязанности старшего поколения неизбежны, как налоги и конец отпуска.
В один из таких благословенных позднеосенних дней мы с подругой были одарены квартирой на 13 часов.
Полноценным героем событий был мой первый автомобиль. ВАЗ-2105, купленный на деньги от каких-то непонятных махинаций с долларами и не более понятных уроков английского языка. Видела это машина многое… в основном 18+, но об этом в другой раз. Так вот, газуя от нетерпения, я прибыл в указанный квадрат. Машину припарковать удалось с обратной стороны дома, то есть до парадной (москвичи выругались в этот момент), повторяю до ПАРАДНОЙ нужно было идти. Эта подробность важна для визуализации мизансцены. Обойдя дом, я через 10 наносекунд был у двери, за которой обнадеживающе играла музыка. Встречались мы с подругой уже некоторое время, поэтому чай пить представлялось неуместной тратой времени и чая.
Я параноидально контрацептивен и пачка презервативов была со мной всегда, как у некоторых партбилет. Прелюдии пролетели как компенсированное время в финале Лиги чемпионов, и настал момент частично облачиться в латекс. Но латекс, сволочь, схоронился як Януковыч у Ростове. Нет, я правда хочу посмотреть в глаза Кулибину, который придумал полиэтиленовую обертку обычной пачки с тремя презервативами. Пока ее откроешь в ночи дрожащими руками, то, в зависимости от возраста, либо извергнешься, либо упадет то, что поднимали всем подъездом. Там есть такая узенькая хренушечка, ее нужно найти, подцепить ногтем, размотать… ну то есть все для людей, как руль в ВАЗ-2105.
Но нервы тогда у меня были из оптовлокна, и я спокойно подошел к окну, единственному источнику тусклого света: осенняя ночь брала свое. При луне я решил покончить с презервативщиной и через некоторое время, справившись со всеми задачами, выдохнул, мечтательно взглянул в окно и… превратился в тыкву.
Смотрел я на свою машину. Ее грабили.
Какой-то клошарского вида субъект спокойно стоял у открытого багажника моего корвета и лениво перебирал его содержимое. Также рядом с ним стояло ведро, очевидно предназначенное для моего бензина. Я натянул джинсы, свитер, визгнул что-то ошарашенной подруге и побежал вниз. Как я уже говорил, парадная, да, ПАРАДНАЯ, была с обратной от припаркованной машины стороны.
Обойдя дом, я привел дыхание в норму и приготовился к битве. Я был худ, хил и беспомощен, но горд, безрассуден и жаден. На улице не было ни души, только ваш попкорный слуга и вор. Увидел он меня сразу, но копаться в багажнике не перестал, чем испортил настроение вконец. Я ожидал от него постыдного бегства. Ан нет. Приближаясь, я думал, куда, а главное, как бить. В голове стучала мысль: «Возьми палку, Хон Гиль Дон хренов». Идея хорошая, но я бы сразу обозначил свои намерения, а так был шанс притвориться прохожим и неожиданно обрушиться на рейдера со всей яростью ограбляемого полуеврея. Когда до цели оставалось метров семь, преступник развернулся в мою сторону. В руках у него был пистолет.
Идея притвориться прохожим нравилась мне все больше, а вот «яростно обрушиться» – все меньше. Я невозмутимо прошел мимо налетчика, как будто всегда в это время суток и года прогуливаюсь по району в свитере и ботинках на босу ногу. Оставалось только спросить у товарища, как пройти в библиотеку. Глаза у гражданина были усталые, несчастные и пустые: бомж бомжом, но «Бог создал людей, а Кольт сделал их равными». Я понимал, что преступник – он такой же неудавшийся, как и вся его жизнь. Не менее очевидным было и то, что ствол – максимум пневматика, а может, и просто игрушка. Но стоило ли проверять это ради нищебродского содержимого моего багажника? Нет. Я прискакал обратно в квартиру и неистово встал (филологи, пардон муа) у окна, воришка как раз занялся бензином.
«Кинуть что ли в него томиком Чернышевского» – подумалось жертве насилия после разумного вопроса «Что делать?». Но тут на мое, воистину еврейское, счастье я увидел двух милиционеров, идущих с другой стороны кустарника, отделяющего парковку от аллеи. Чудо-чудное, диво-дивное. Истошным криком «машину грабят, ловите его» я включил свет в половине окон дома, но результата достиг. Двое с наручниками моментально продрались сквозь кусты и взяли преступника с поличным. Через минуту я присоединился к компании. Вора прижали к дереву, глаза его бешено вращались, рот скривился от готовности зарыдать.
– Твоя машина?
– Моя. Товарищ милиционер, у него пистолет!
– Пистолет! Ну все, б… Ты попал, это вооруженное ограбление, сядешь по полной.
– Я никому не угрожал! – заблажил подозреваемый.
– Угрожал? – обратился ко мне «злой полицейский».
– Вообще-то нет… – честно признался я. В глазах бомжа блеснула вера в человечество. «Добрый» милиционер обыскал преступника и достал из недр ватника пистолет.
– Это что???
– Пневматика…
– А если я тебе, сука, в глаз сейчас выстрелю?! – голос «злого» звучал убедительно.
– Значит, так, потерпевшему явно из-за тебя, козла, в отделении всю ночь сидеть неохота, нам ты тоже нахрен не нужен. Либо мы тебя сейчас в лесок отведем, отметелим так, что на морозе ты сам к утру коня двинешь, либо расскажи мне что-нибудь. – «Добрый» ткнул меня в бок и незаметно кивнул головой. «Злой» достал дубину и спросил у напарника:
– Есть чем рот заткнуть? Он же орать будет как свинья.
Бомж истерически залепетал:
– Мужики, да вы чего, да я ж только бензин слить хотел, чтоб бутылку купить, я пальцем никого не трогал!
«Злой» замахнулся дубинкой и рявкнул:
– Да тут у третьей машины за неделю бензин сливают. Заткни ему рот!
– Мужики, это я! Я во всем сознаюсь!
– С парнем, вон, договаривайся, пойдет он на тебя заяву писать?
Умоляющие глаза горе-преступника не оставили мне выбора.
– Поехали в отделение, дайте только документы возьму.
Через полчаса мы с клошаром сидели по разные стороны решетки в оживленном фойе местного отделения милиции. Еще через полчаса явился дознаватель и стал задавать различные неприятные вопросы, типа где я был в момент преступления, что делал и как все произошло. На вопросе «А чего ты в окно-то посмотрел?» я вдруг понял, почему так неуютно сидится. Презерватив был на мне… События развивались настолько стремительно, что мысли, точнее руки, до него не доходили. Зато теперь я только и делал что пытался понять, почему он не свалился и что будет, если свалится, когда я встану?
– Так, ладно, это не важно, давай составлять список украденного. Что было в багажнике?
– Кеды… – хмуро начал я перечисление своих сокровищ. – Футбольный мяч, домкрат, лопата, покрышка – вроде всё.
– Так, запишем… пытался украсть у Цыпкина Александра Евгеньевича кеды, футбольный мяч и т. д., чем нанес гражданину Цыпкину… так… ммм… значительный или незначительный ущерб?
Я был погружен в мрачные размышления о том, не начнется ли у меня на члене диатез от долгого сидения в презервативе.
– А как понять, значительный или нет?
– Ну не знаю… ты бы расстроился, если бы все это потерял?
– Да… Кеды хорошие… – пробурчал я, представляя, каково ЕМУ сейчас там в латексе.
– Очень бы расстроился?
– Очень.
– Так и запишем: «Нанес потерпевшему значительный ущерб».
Еще через час я был дома, подруга спала, а я изучал под лампой причину многих моих будущих, да и прошлых неприятностей. Еще через месяц меня пригласили в суд. За это время историю моего ограбления я рассказал друзьям, и парни с юрфака объяснили мне, что фраза «значительный ущерб» прибавила мужику пару лет к сроку. Не знаю, правда ли это, но чувствовал я себя Берией. Люди вагонами воруют, а тут из-за кед человека посадят.
На суде было многолюдно. Я уже не помню почему. То ли сразу несколько дел слушали, то ли мой преступник сознался во всех кражах в Петербурге, в общем, человек двадцать, не меньше, сидело в зале. Очередь дошла до моего эпизода. Судья зачитал (понятно, что текст я помню приблизительно):
– Подсудимый такой-то украл у потерпевшего Цыпкина кеды, футбольный мяч, домкрат, лопату и автомобильную покрышку, чем нанес потерпевшему ЗНАЧИТЕЛЬНЫЙ, – громко отчеканила судья, – ущерб.
В зале раздались злорадные смешки. Я стоял с «нашим знаменем цвета одного», понимая, что вот так антисемитизм и рождается.
– Товарищ судья, а можно поменять показания?
– В смысле?
– Нууу…. ущерб незначительный.
Снова гадкие смешки в зале. Я продолжил рдеть.
Что было дальше, память стерла, приняли мои изменения или нет, я не знаю. Надеюсь, приняли. Кеды в багажнике, кстати, так и остались. Они уехали вместе с мячом, домкратом и лопатой к новому владельцу машины, что, как вы понимаете, нанесло мне значительнейший ущерб.
Разве что из-за этого никто не сел в тюрьму. Принципиальная разница.

Показать полностью
97

Жан-Батист Бернадот (по версии ADN)

Очень часто биографы великий людей пишут, что уже при рождении было ясно, что новорожденное чадо далеко пойдёт. Однако, когда в 1763 году 52-х летний адвокат Анри Бернадот стал в очередной раз отцом, то к своему горю узнал, что родившийся сын дышал через раз и был похож на узника Дахау.

— Такие гуси не взлетают, - грустно сказала акушерка, и порекомендовала побыстрее крестить малыша и назвать каким-то наблатыканным именем, дабы мелкий в Раю не был лохом, а козырял крутым именем.


Родители послушались, назвали сына Жаном-Батистом и крестили его на следующий же день. Видимо мелкий решил, что с таким именем за жизнь стоит побороться, и, как полагает гасконцам, вырос задирой и забиякой.


Когда отец пошабашил, Жан-Батист здует в армию. Однако без дворянского происхождения шибко по карьерной лестнице не разгонишься, ведь скорее Тима Белорусских станет натуралом, чем безродный типок получит звание офицера во французской армии времён Людочки XVI.

Благо, вскоре грянула Великая Французская революция и карьера Бернадота поперла вверх как доллар в 2014 году. Через 5 лет гасконец уже капитан, а ещё через год — бригадный генерал. В 1797 году Бернадот знакомится с Наполеоном, но дружба не задалась, уж больно гасконец и корсиканец были на мнении о себе.


Вскоре Наполеон повстречал Жозефину и тут же добавил в игнор свою невесту Дезире Клари, дочь неприлично богатого папика. Бесхозными такие дамочки бывают ещё реже чем я попадаю в ноты, когда ору пьяный в караоке. Это прекрасно понимал Бернадот, поэтому сходу предложил чике зачехлить свою саблю в её ножны.

— Каков нахал!?!? - возмутилась Дезире и тут же согласилась, не устояв перед молодым и отчаянным генералом-гасконцем. Поскольку брат Наполеона женился на сестре Дезире, то после свадьбы Бернадот стал дальним родственником Наполеона.


Проявив лояльность к своему родственнику, Бернадот получил звание маршала и стал наместником Ганновера. Но не стоит думать, что язык Бернадота прописался в анусе Наполеона. Очень часто императору стучали, что гасконец подвергает критике указы и действия Наполеона. Благо, всегда выручала Дезире, к которой Наполеон относился с трепетом.


В 1809 году в Швеции на престол внесли короля Карла XIII. У деда уже начинались проблемы с кукухой, но это была не самая его большая проблема. Главный головняк был в том, что король не имел законных наследников, а в те лихие времена это была заявка на гемор размером с дирижабль. И вот, дабы предотвратить ненужные шведам анальные фрикции, а заодно и выразить респект Наполеону, решено было предложить Жану-Батисту Бернадоту стать наследником престола.


Наполеону такая идея понравилась и в 1810 году счастливый дедушка Карл обзавёлся наследником, усыновив Бернадота. На радостях дедок отправился играть в кубики, а Бернадот, сменив никнейм на Карл Юхан, начал управлять Швецией.


Когда в 1812 году стало ясно, что русская зима одолеет Наполеона, Карл решил сыграть в колобка и юхнул в антинаполеоновскую коалицию. Он воевал против французов в Битве Народов. Этот финт позволил шведам отхапать себе Норвегию.

В 1818 году пошабашил Карл XIII и Бернадот стал королём Швеции и Норвегии. Величали его Карл XIV Юхан. Именно он топил за шведский нейтралитет, а так же провёл овердохрена нужных и полезных как «Растишка» реформ. Созданная им династия до сих пор правит в Швеции. А это, на минуточку, более 200 лет.


Есть легенда, что когда в 1844 году прославленный и обожаемый своим народом король умер, то придворный врач обнаружил на его руке татуировку: «Смерть королям», набитую покойным монархом в революционной юности. Тогда Жан-Батист и представить себе не мог, что станет респектабельным королём и проживет гораздо более длинную и счастливую жизнь, чем сам Наполеон.

Жан-Батист Бернадот (по версии ADN) Авторский рассказ, Опус, История, Биография, Швеция, Длиннопост
Показать полностью 1
34

Вельтмандер. Длиннопост не о шахматах

Наше агентство недвижимости только что переехало в новый офис в другом районе. Владелица агентства, эталонная блондинка на белом паркетнике, возлагала на переезд большие надежды.

Для меня общая экономическая ситуация после декабря 2014-го, застой на рынке жилья наложились на мою персональную тупость в риэлторском деле, и я вообще не понимала, зачем уже несколько месяцев сижу в офисе, хожу расклеиваю объявления, дружу с продавцами и покупателями и совершаю прочие положенные агенту движения, если толку от них пшик.

Все пришедшие одновременно со мной - и после - новички разбежались, кто через неделю, а кто через два месяца, я же, видимо, держалась за эту иллюзию занятости потому, что она отвлекала меня от неудачной любви. Неудачной потому, что не была взаимной. Несмотря на пару лет, оставшихся мне до сорока, в голову лезли какие-то школьные глупости типа исписать асфальт перед его подъездом. К счастью, в агентстве на них просто не было времени. Я так уставала, что не было сил заснуть; зато не думала о нём. А бывало наоборот, он снился, и я просыпалась, согретая этим сном.

*

Надежды владелицы оправдались, потенциальные клиенты стали гораздо чаще заглядывать к нам на консультацию, чем на прежнем месте. Однажды зашла пара - молодая полноватая женщина и парень с бегающими глазами. Их интересовало, стоит ли делать дорогой предпродажный ремонт, если квартира в плохом состоянии. Я заверила, что достаточно самых простеньких новых обоев и отмытых окон - главное, чтоб жилье не производило впечатления запущенного.

Мои посетители переглянулись. Было понятно, что денег на дорогой ремонт у них нет и не будет.

- Понимаете, сам дом-то хороший, элитным считается, - девушка назвала адрес, - там человек пожилой жил с дочкой, я единственная наследница. Узнать бы, хоть сколько примерно стоит двушка в таком доме?

Разумно возразив, что не глядя квартиры, никто им не скажет даже примерной цены и заодно посоветовав вывезти всю рухлядь старых хозяев, я напросилась посмотреть наследство.

Подъехав в назначенный час к ухоженному дому в зеленом квартале (рабочие как раз выносили мебель, сопровождаемые скорбными взглядами старушек на лавке), я увидела большую квартиру прекрасной планировки. Безусловно, с очень старой сантехникой и пожелтевшими обоями, загаженными тараканами, но...уже зная, что сами с двумя детьми они живут в панельной двушке со смежными комнатами, я не удержалась от вопроса, который задала мужу владелицы, - А почему бы вам самим сюда не переехать?

- Нас здесь соседи гнобят, не любят, - отмахнулся он. - Хотим на эти деньги купить трешку в спальном районе, пусть такую же убитую, но только не в этом доме.

- Неужели страшней соседей зверя нет? Вы выиграете от силы метров 6-7. Впрочем, дело ваше, - я сделала все необходимые снимки. Сфотографировала даже оставшийся комод темной полировки, похожий на тот, который когда-то был у моей бабушки, умершей 15 лет назад.

*

Прошло еще около месяца, прежде чем Ольга, наследница, рассчиталась с нотариусом за свидетельство о праве на наследство, подписала договор с нашим агентством, и я выставила квартиру в продажу.

Дом действительно был привлекательный, квартира продавалась по цене гораздо ниже обычной и люди не особо вглядывались в фото, выставленные на сайте. Было очень много звонков от желающих посмотреть, в итоге я забрала ключи и поехала показывать квартиру.

Приехала заранее и ошалела. В первый раз, пробежавшись по комнатам, озабоченная выбором ракурса для снимка, я не заметила ошеломляющей картины бесхозной старости и запаха тлена. Такое ощущение, что полгода, прошедшие после смерти хозяев, пол не мыли вообще. И еще полгода до. На паркете остались обозначенные черной грязью контуры шкафов. У входа в комнату прилипли к полу клочья газет, постеленных, чтоб не заморачиваться уборкой. На уровне рук грязные следы, видно, что старый человек передвигался, держась за стенку. Серые прокопченные окна распахнуты настежь. Пыльные книги и грампластинки свалены в углу.

Вторая комната, в которой, видимо, жила дочь, была почище. Посреди нее грудой лежали черно-белые фотографии.

Я схватила какие-то розовые рейтузы, нашла ведро и принялась отмывать паркет, пока не пришли покупатели, но их реакция была предсказуемо отрицательной, - Ой, здесь что-то сгорело, что ли? Запах такой....

Они ушли, я взялась звонить Ольге, - Понимаю, вам некогда, у вас грудной ребенок, но надо все это отмыть и вывезти оставшиеся вещи, особенно книги, от них затхлый запах. Или клининговую компанию вызовите, что ли.

- Конечно-конечно, мы в выходные приедем, ремонт сделаем, всё выкинем ...- заверила меня Ольга.

Через час был намечен следующий визит, уходить из квартиры не было смысла, и я решила навести хоть какое-то подобие порядка. На подоконнике валялись документы на имя Раисы Ивановны Мельченко, 1920 года рождения, я открыла стенной шкаф, чтоб убрать их - а там книг до потолка, причем всё какие-то "Теории шахматных окончаний", "Ошибки дебютов", биографии великих шахматистов...боже мой, и в выходные все это улетит в помойку! Шахматы были мне недоступны, я не владела стратегией игры и от этого еще больше уважала тех, кто умеет играть.

В городе есть шахматная школа, может, предложить им? Выйдя в интернет с телефона, нашла номер школы, позвонила, попыталась объяснить, что книги остались бесхозными после человека с фамилией Мельченко, очень жаль, если пропадут...

-Да, помним, старенькие такие, приходили, - мой собеседник произнес длинную немецкую фамилию, которая тут же вылетела у меня из головы. - Мы завтра в обед приедем заберем, если Вам удобно.

-Только коробки возьмите побольше, тут очень много книг.

Очередные потенциальные покупатели предположили, что в квартире держали нескольких собак. Я не стала их разубеждать и вернулась в офис.

Мне, конечно, приходилось бывать до этого в грязных заброшенных домах, но они были заведомо наркоманскими и уголовными, а тут человек, обладавший немалым интеллектом, получавший приличную пенсию - как можно было опуститься до такой ужасной смерти? Я не удержалась и поделилась впечатлениями с другими риэлторами, оказавшимися на месте.

- Представляете, полный шкаф книг и все по шахматам.

- Как, говоришь, фамилия? - переспросил один агент, немолодой мужчина.

- Фельдман...Вальдштейн... Не запомнила.

- Вельтмандер, - чётко произнёс он. - Первый мастер спорта по шахматам в республике. И единственный, наверное. Я у него занимался.

*

Шахматисты за книгами приехали вдвоём, и, пока один разбирал фотографии и документы, другой, помоложе, сказал: "Вам бы не попасть в неприятное положение. Наследница эта вообще ведь непонятно откуда взялась. Она их голодом заморила, дочь через неделю после его похорон умерла. Мы и в прокуратуру писали о возбуждении уголовного дела, подписи собирали по соседям, да что толку."

- Но ему ведь чуть не 94 года было, когда он умер, - возразила я, перелистывая толстую прекрасно изданную книгу "Формула вечной молодости", лежавшую на письменном столе. - Может, просто возраст?

- Ага, возраст. Он всё как конь бегал, я думал, меня переживет.

- Теперь уж у нотариуса всё оформлено, все свидетельства, не имеет значения.

Обсудив еще, почему он не эмигрировал, они забрали в три приема коробки с книгами и грамотами на имя Иоганнеса Гуговича Вельтмандера и попрощались.

Я осталась сидеть в парусиновом складном кресле посреди обломков чужой жизни. Надо было ехать показывать другие квартиры и звонить другим людям. Вместо этого я сидела и думала. Как если бы моя бабушка, почти сверстница Вельтмандера, умершая в 79 лет, прожила все эти годы. Я тоже приехала тогда из другого города оформлять наследство, познакомилась с будущим мужем и осталась. А иначе? Как сложилась бы моя жизнь? Были бы у меня эти дети или другие - с другими именами? Как странно проникать в грядущее, как в радиоактивный контейнер, наощупь, с закрытыми глазами угадывать...

Перебирая поздравительные открытки 30-тилетней давности... жена Вельтмандера, Раиса Мельченко, тоже была шахматисткой, умерла несколькими годами раньше...справку о реабилитации отца, Гуго Гуговича, за 1956 год, путеводители по городам Прибалтики, книги по кулинарии на немецком...

Папка из рыжего, будто промасленного картона. В верхнем углу незаполненный ярлык, слова с ятями. В ней довоенное семейное фото: муж, жена, два мальчика и женщина постарше. Еще один снимок на паспарту, черноглазая грустная молодая еврейка, надпись карандашом: "жена Фридриха". Большие фотографии стройки, на обороте - "Постройка Дома Советов Нарвского района, 1931."

Искать, обращаться в архивы - неважно всё теперь, когда людей нет и разрушен этот мирок, в который весточки из внешнего мира доходили только в виде грамот к юбилеям. Записки карандашом: " Папуля!..."Дочери Ирине было 64, она умерла от инсульта, у неё никогда не было детей, она не была замужем.

Общая тетрадь, последнее, что было в папке.

" Вельтмандер. Стихи. 1940-1941"

Страницы с выцветшими чернилами

"И вот опять тетрадка предо мной

лежит и смотрит беленьким пятном.

"Где каждый цвет таит мою любовь,

где каждый клен мои признанья слышит.

"Без сапог в носках дырявых,

В гимнастерке с видом бравым

Это дядя Мотя пьяный

Развалился на диване.

Ниже иллюстрация и авторский вердикт "глупо, тупо и неостроумно"

"К родным краям мой стих, лети,

Узнай мой дом, привет отдай

Неве родимой по пути.

"Я вспоминаю: в тишине аллей

мы шли вдвоем, нам пели соловьи.

"(24.12.1941)

Мы победим! Ведь не впервой

В истории страны родной

Народ наш исполин, герой

С германцами вступает в бой.

"After kiss of belover... (3.8.1941)

Я медленно иду домой,

Ночное небо надо мной....

Обложка из грубого картона с вкраплениями опилок, на ней в рамочке:

Цена 55 коп.

Продажа по цене выше обозначенной

карается по закону

Типография фабрики "Герой труда"

Стихи - признак не таланта, но беспокойной души, ценные уже тем, что уцелели - сколько таких тетрадок и воспетых в них любовей сгорело в огне войны - сотни тысяч? Как говорила бабушка, когда я перебирала ее старые, затейливо обрезанные фотографии, - "Красивыми мы не были, но уж молодыми-то были!"

Меня так и подмывало позвонить тому-кого-люблю, спросить, знакома ли ему фамилия Вельтмандер, ведь - вот совпадение - он много лет работает там же, где всю жизнь проработала Ирина Иоганнесовна, должен был застать. Но этот умный гордый мужчина не реагировал на мои - изредка - звонки. Я вообще не видела его в этом году, а уже июнь. Его дом - красивый, высокий, новый - в четырех кварталах отсюда, я заходила как-то во двор - чужая вселенная, где мне никогда не быть.

Ворох разноцветных эмоций. Серебристо-алые, много черных атласных мазков и темно-зеленых косых срезов. Лоскутки, золотистые и жарко-синие. Запутаешься в них. Платье не сшить, но шторы - от солнца, от ветра и шума. Скользящие, холодноватые - если долго-долго сшивать, думая о нем.

Нежеланная, как ребенок, любовь, роскошь, не доставшаяся тебе. Никому. Случайная как находка. Как чья-то потеря. А потом нашелся хозяин, забрал и пальчиком погрозил. По уши в стыд. Режущая мысль, что я не там и не с теми.

Может, пора перестать стыдиться своей любви, какая бы она ни была? Обвинять себя, его, ставить стены, отгораживаться бессмысленной работой. Как будто я не имею права на огорчения, на чувство несчастья.

Может быть, с точки зрения жизни, равной веку, как у Вельтмандера, жизни, которая дольше любых войн и эпох, ведь никто из нас не собирается умирать - эти полгода ничего не значат?

*

Если бы хлопоты шахматной школы возымели успех, кому бы отошла эта квартира - государству? Любовнице какого-нибудь чиновника? Неужели вообще не осталось никаких родственников? В соцсетях я нашла человек пять однофамильцев из разных городов, они не отозвались на мои запросы. Меньше всего хотелось расспрашивать о Вельтмандерах Ольгу.

Вместо этого я купила у нее комод (старше меня, без единой царапины) и такой же полированный стол, оправдываясь ностальгией - мол, у нас дома в детстве были точно такие же. Выпросила книги.

Спросила про соседей.

- Ой, они наговорят. Болели они оба.

Постепенно они сделали мало-мальский ремонт, соответственно подняли цену. Мне было уже неинтересно. Я ушла из агентства, уехала из города, в котором на торцевой стене шахматной школы большой рекламный коллаж. Есть там и фото И.Г. Вельтмандера. Не того несчастного старика в грязной квартире. Уважаемого всеми шахматиста в расцвете сил, чьи достижения легко найти в Википедии.

Между счастьем и несчастьем разница как между чистыми и немытыми стёклами. Вроде и свет пропускает, а вымоешь - боже мой, сколько солнца!

У меня есть дом в таежном поселке, мой запасной аэродром, необходимая вещь, когда летаешь и некому за тебя молиться. Деревенской зимой я добралась до книг Вельтмандера - в городе некогда читать.

Среди страниц нашлось заявление матери Иоганна Гуговича.

"В ПартКомиссию Лен.Обкома КПСС от жены Вельтмандера Гуго Ивановича, персонального пенсионера, Вельтмандер Ента-Лея Вульфовны

Заявление

В связи с получением извещения о реабилитации моего мужа, Вельтмандера Гуго Ивановича, персонального пенсионера, прошу рассмотреть вопрос о восстановлении Г.И. Вельтмандера в ряды КПСС посмертно.

30/05-57 г. Вельмандер Е.В.

При сем прилагаю справку Военной коллегии Верховного суда Союза ССР 20 апреля 1957 г. № 4н-024067/56, Свидетельство о браке № 131 Справку домоуправления б/н о нашем местожительстве в г.Ленинграде, и подробности его ареста.

В 1936 году ночью раздался звонок в нашу квартиру Набережная Рошаля 6 квар.29, так тогда называлась Адмиралтейская Наб. Вошел сотрудник НКВД и предложил моему мужу Вельтмандеру Гуго Ивановичу одеться и пойти с ним, одновременно взяв все его документы. Мой муж, прощаясь с детьми, мальчиками 15-16 лет, сказал: "Я скоро вернусь, я не был ничем запачкан и не буду запачкан, слушайтесь маму". Я часто ходила к уполномоченному, чтобы выяснить что-либо о его деле, но мне было сказано: "Вы не знаете и знать Вам не надо". Через некоторое время (точно не помню, слишком много прошло времени), как мне помнится, вечером мне позвонили по телефону и сказали, чтобы я привезла своему мужу тёплые вещи, так как его куда-то отправляют. Свидания я с ним не имела. Через некоторое время я получила от него письмо, и я ему послала одну посылку, которая ко мне вернулась. Больше я от него ничего не получила и ничего о нем не знаю. Когда я обратилась к уполномоченному, интересуясь его делом, мне сообщили, что он осуждён на 8-10 лет по 58 статье.

В 1937 году мне через дворника было сообщено, что вместе с детьми должна явиться в милицию с документами. Когда я пришла в милицию, у меня отобрали паспорт и документы и сказали, что в 5-10 дневный срок я должна буду покинуть Ленинград, обещая выслать документы к месту нашей высылки.

Через несколько дней пришел уполномоченный НКВД, конфисковал все имущество за исключением мелких вещей и вручил мне билеты на поезд, приказав дворнику помочь нам отвезти багаж. По приезде в Сарапул мне дали в НКВД справку о том, что я нахожусь в Административной высылке, по которой я ходила раз в неделю или в две недели отмечаться, и послали нас на работу за Каму на МТБазу, где я работала счетоводом, старший сын чернорабочим, а младший сын почтальоном. В 1938 году, будучи на работе, за мной приехали два сотрудника НКВД и увезли в тюрьму, где я просидела 2-3 месяца. После нескольких допросов меня освободили и сообщили, что причиной моего ареста и высылки является то, что я была женой Гуго Ивановича Вельтмандера.

В Отечественную войну старший сын мой Гуго Гугович Вельтмандер был на фронте, контужен, ранен, вступив в партию, был парторгом роты в чине сержанта. Имеет две медали за боевые заслуги. В настоящее время, после окончания Карельского института за время пребывания в Сарапуле, работает в г. Котла, Эстония в качестве директора школы.Окончил высшую партшколу в Таллине. Младший сын Иоганес Гугович, окончив в Казани фин.эконом. техникум, является мастером спорта СССР по шахматам и работает тренером, проживая в г. Ижевске, где совместно с ним проживаю и я".

*

Высылка спасла их от блокады, как странно, правда?

Всё пыталась вспомнить, откуда мне знакома Набережная Рошаля. Каверин, "Два капитана", дом со львами на проспекте Рошаля. Катастрофа "Норд-Оста" и доктор Рошаль.

Волна публикаций начала 90-х о репрессиях благополучно переросла в бесконечную лубочную стилизацию сериалов о том времени - сейчас, когда не осталось никого, кто мог бы оценить правдивость картины. Бабушка не читала книг и не смотрела фильмов о войне, говорила, что все они лживы. В конце тридцатых она была молодой судьёй, по другую сторону закона от Вельтмандеров.

Но, кажется, мы все заложники страны.

Показать полностью
7976

Один день из детства

У каждого человека есть воспоминания из детства. И из них есть особенно яркие, такие, как будто они были вчера...

Мне лет шесть. Ночую у деда с бабушкой. Дед будит меня в пять утра:

- Вставай... Вставай, всю рыбу проспишь!

- А мы что, на рыбалку едем?

- Едем!

- С ночёвкой?

- С ночёвкой!

- А мама и папа?

- А мама и папа не смогут. Они идут к кому-то в го...

- Еренду не неси, старый! - грозно вставила вошедшая в комнату бабушка. - На работу, на работу их вызвали внучёк! Давай вставай, умывайся, кушай... Нам далеко ехать.

- А ты тоже едешь, бабуль?

- Конечно. Должен же вам хоть кто-то рыбу наловить!

- Ура!


Проезжаем, наверное, сотый километр по дороге к озеру. Бабушка вместе с дедом сидит спереди, я - сзади. "Москвич Комби" надрывно воя мотором, неспеша раздвигает пространство.

- Впереди яма. - предупредила бабуля.

- Знаю. - проворчал дед.

- Левее бери.

- Обожди.

- Левее, тебе говорят!

- Куда, вашу богу душу мать, налево? Видишь, там встречный?

- Вот уже проехал! Давай!

Неожиданно большая, шириною с полдороги, из небытия вынурнула яма. Дед крутил рулём туда-сюда... Ду-дум!!! Передним и задним колесом!

- Бесглазый ты что-ли?!! Тебе же ясно сказали - левее!

- Да идите вы! Сто раз ведь просил - не говорите мне под руку, когда я за рулём!

Я сзади ржу как ненормальный. Ругались они всегда как будто в шутку. Всё хорошо, едем дальше...


- Не этот поворот. - сказала бабушка, когда дед свернул на грунтовку.

- Ну мне то сказки побольше рассказывай!

- Там бак ржавый был.

- Значит упёрли. - прорычал дед.

- Кому он нужен?

- Слушай, ну мне абсолютно начихать на тех, кому он там нужен!

- Ну и что ты теперь скажешь, Сусанин? - спросила бабушка, когда впереди замаячил тупик.

- Каркаете всю дорогу... - ответил дед, разворачивая машину.


- А удочки ты взял?

- Как? - испуганно ответил дед, нажимая на тормоз.

- Ну и зачем ты останавливаешься? Если забыл, удочки именно сюда прибегут что-ли?

Дед, чертыхаясь, остановил машину и пошёл проверять багажник.

- Что вы мне всё время душу мотаете? Здесь они... Чтоб они сдохли.

У меня уже от смеха болел живот...


День пролетел как птица. Синева озера, уходящая за горизонт, башни облаков. Бабушка, помогающая мне вздеть наживку, дед, машущий рукой: "Поплыли со мной на лодке!" Хорошо дедуль, поплыли! Вечер, я устал грести, дед смеётся. Возвращаемся к берегу, не могу оторвать взгляд от огненного заката. Бабушка готовит уху: "Такую ты никогда не ел внучёк!" Точно, никогда.


Начинаем укладываться спать в машину. Дед убрал спинку заднего сидения, они с бабушкой улеглись спать, накидав мне кучу одеял. Я лёг поперёк, ближе к заднему стеклу. Это окно было на полнеба, как мне тогда казалось...


Я лежал и смотрел на звёздное небо. Огромная полоса Млечного пути. Звёзды с футбольный мяч, яркие следы метеоров. Казалось, если разбить стекло, я смогу до них дотянуться. Хороший день, пусть бы всегда было так.

- Ты почему не спишь? - прошептал дед.

- Мне кажется, я - сплю.

Показать полностью
844

Чудик

Тимофей прибыл в санаторий, реабилитация – дело святое! На четвёртый день, сосед по номеру, неожиданно отказался идти покурить.


- Если у тебя сигареты закончились, то я угощу, - предложил Тимофей.

- Спасибо, - ответил сосед, - но я бросил курить.

- Почему?

- Много раз пытался, но не получалось, а тут узнал, что в санатории есть врачиха, которая ставит иголки, и курить больше не тянет. Сходил на сеанс, и не тянет. Сегодня пойду на второй.

- И долго будешь ходить?

- Два раза.

- А сколько это стоит?

- Шестьсот пятьдесят рублей один сеанс.

- Что-то дёшево, - засомневался Тимофей, - разводит она тебя, а вернёшься домой – сразу потянет.

- Не потянет, я после первого сеанса проверил. Сходил в курилку, и постоял там. Не тянет.


Тимофей призадумался, А ведь в самом деле, сосед перестал ходить в курилку. Раньше пачка сигарет и зажигалка на тумбочке лежали, а теперь не видно. Может сходить и попробовать?


- Сосед, а иголку ставить больно? – спросил Тимофей.

- Чуток. Иголок много. Но если настроишься, то терпимо, - ответил сосед. Это как с больным зубом.

- И долго их терпеть?

- Минут сорок.

- А где это?

- На третьем этаже поликлиники, в триста девятнадцатом кабинете. Она с часа работает.


Тимофей долго не мог уснуть. За месяц он тысяч пять искуривал, да ещё здоровье. Если с иголками получится, экономия будет неплохой.


На следующий день, Тимофей прошёл процедуру иглоукалывания. Курить действительно не тянуло, но Тимофей пошёл в курилку, чтобы в табачном дыму проверить, тянет его курить или нет. На некурящего Тимофея поначалу не обращали внимания, потом предложили сигарету, а после его отказа, стали смотреть подозрительно. И Тимофей ушёл, от греха подальше. Но курить не тянуло.


В номере, Тимофей произвёл подсчёт экономии: за год, за десять лет. Цифры поражали воображение! Завтра второй сеанс, для закрепления результата, и да здравствует жизнь без сигарет! И тут взгляд Тимофея упал на лежавшую на тумбочке пачку сигарет. В пачке оставалось десять сигарет. Выбросить или отдать мужикам? - подумал Тимофей, - впрочем, пусть лежат, отвезу домой, угощу мужиков на работе.


После ужина, Тимофей заскучал, сосед завёл разговор о лечении травами. А хотелось послушать анекдоты, армейские байки, сальные истории о женщинах. Или рассказ о посиделках вокруг костра, с ухой и водочкой, после которого, желающие скидываются и посылают гонца за пивом или водкой. Но стоять в курилке и не курить, - не поймут. И Тимофей решительно взял пачку сигарет и пошёл в курилку.


Едва Тимофей закурил, рыжебородый мужик изрёк:


- Не помогли иголочки?

- Помогли, - возразил Тимофей, - курю за компанию.


Последнюю сигарету, Тимофей докурил на улице, на следующий день, в гордом одиночестве. С утра сильно захотелось курить. Тимофей испугался, не помогли иголочки! И после обеда пошёл к врачу, разбираться.


- Я деньги заплатил, боль от иголок терпел, а курить тянет, - прогундосил Тимофей.

- Почему Вы ограничились одним сеансом? – поинтересовался доктор.

- Меня и после одного сеанса не тянуло закурить, а утром – как не было сеанса!

- А зачем Вы закурили после сеанса, и на следующий день?

- Я не курил, - соврал Тимофей.

- Обманываете, Вы курили на лавочке под моим окном. Я ещё испугалась, что сеанс не подействовал.

- Подействовал, но я решил докурить остаток сигарет, да и в курилке интересно. А утром потянуло, - признался Тимофей.

- Сигареты закончились?

- Да.

- И что Вы хотите?

- Мне бы иголочки снова поставить. Я уже жене доложил, что бросил курить.

- Идите в кассу, и оплатите два сеанса.

- А одного не хватит?

- Нет, эффект надо закрепить. И давайте без чудачеств. Решили бросить курить – бросайте!


После сеансов, Тимофей больше не курил, и читал детективы. Лишь жалел, что нельзя поставить иголки, чтобы к крепкому алкоголю не тянуло, а только к пиву…

Показать полностью
1714

Деда Паша

— Здравствуйте, а деда Паша выйдет? — интересовался звонкий детский голос в домофонной трубке.

— Дети, оставьте вы его в покое, он уже старенький, у него ноги больные и… — Даша не успела договорить, так как трубку из её рук вырвал отец, от которого пахло пеной для бритья, крепкими сигаретами и чипсами.

— Васян, я сейчас мяч с балкона брошу, вы пока разделитесь, а я через пять минут буду.

Деда Паша повесил трубку и пошел на балкон, чтобы сбросить футбольный мяч.

— Пап, ну сколько можно? Тебе 70, а не 14, — причитала дочь, глядя на то, как старик натягивает гетры и меняет футболку с надписью «Iron Maiden» на футбольную форму Барселоны.

— Вот именно! Я старше этих сосунков, а значит, опытнее. Моя команда всегда побеждает!

— Ну почему ты просто не можешь сесть перед телевизором и смотреть передачи про здоровье и политику?

— Про здоровье это ты мужу своему посоветуй посмотреть, он с дивана уже третий день встать не может. Несмотря на то, что питается одними энергетиками и куриными крыльями. По всем законам физики он уже должен был взлететь!

— Я всё слышу! — раздался крик из зала.

— Хорошо хоть слышит, я как-то решил посмотреть с ним эту чушь, где все орут и выясняют, у кого санкции длиннее, так мне из Перми друг позвонил, попросил телевизор потише сделать.

— Ну ты хотя бы одень свой собачий пояс!

— Пацаны не поймут! Псом кличить будут!

— Так, я не поняла, это у тебя сигареты в гетрах?

— Не-е-е, это поролоновый амортизатор, чтобы ноги мячом не отбить.

— А ну покажи!

Дед закатал гетры и наружу показался ряд сигаретных фильтров.

— Я же говорю, амортизатор.

— Ты что, от рака лёгких умереть хочешь?

— Да это не мои! Вадян с первого подъезда просил у себя подержать, а то его мамка гулять не выпустит!

— Ты таблетки пил?

— Нет, у меня от них волосы выпадают.

— Так ты же лысый!

— А я о чем тебе говорю!

— Чтоб я тебя в нападении не видела! Стой на воротах!

— Что-то я не помню, чтобы Месси на воротах стоял! — показал дед на фамилию, написанную у него сзади на футболке.

— Да плевать мне, где твой Месси стоит, на его зарплату можно биопротезы поставить и все органы поменять, а на твою пенсию поменяешь только батарейки в тонометре и фильтр в чайнике.

Деда Паша фыркнул, а затем залез на стул и стал рыться в антресоли в поисках вратарских перчаток.

— И чтоб никаких кошек и собак домой не тащил! — строго сказала Даша и скрестила руки на груди.

— Между прочим, дворовые псы — самые преданные! — обиженно заявил деда Паша и принялся натягивать бутсы.

— У нас же есть Костик, почему ты с ним не гуляешь? — показала она на чихуахуа, дрожавшего на стуле и не знавшего, как оттуда спуститься.

— Чтоб его опять голуби утащили?!

Даша закатила глаза.

— И чтобы дома не позднее 10! — строго сказала дочь, расчехляя тот самый прибор для измерения давления.

— Так сейчас же лето! Каникулы!

— У тебя круглый год каникулы, ты что, забыл?

— Так это у меня, а у пацанов-то школа! С кем я буду потом в футбол гонять и на рыбалку ходить? А костры жечь? В 10 часов самое интересное начинается, мы шалаш за дорогой построили и в казаков-разбойников в сумерках — самое оно играть!

— Позвони своим ровесникам. Встреться с ними. На рыбалку сходите.

Дед махнул рукой, а вторую подал для измерения давления.

— С этими пердунами каши не сваришь! Они в своих «Одноклассниках» целыми днями ноют, как прекрасно было 200 лет назад и водку валидолом запивают. С таким на речку пойдешь — лопату брать придется.

— Червяков копать?

— Скорее — кормить!

Тут деда Паша словил подзатыльник за свой черный юмор и был выслан за дверь.

— Пап, давай там аккуратнее, я ведь волнуюсь!

— А ты, дочь, не волнуйся, состаришься рано. Я тебе, между прочим, год назад велосипед подарил, а ты его на балкон убрала.

— Ой, пап, не до велосипедов мне. Работа и…

— Да-да, не волк, знаю. Ладно, побежал я, а то там уже разводят, наверно…

Дочь смотрела на убегающего по лестнице старика и не могла поверить, что пять лет назад врачи дали ему срок два месяца. В её ушах до сих пор стоят его слова: «Пока с Кипеловым не спою, хрен вы меня похороните».

(с) Александр Райн

п.с. Фото из интернета, на авторство не претендую

Автор в соц. сетях

https://www.facebook.com/AlexandrRasskaz

https://vk.com/alexrasskaz

Деда Паша Авторский рассказ, Дед, Футбол, Пацаны, Старость, Отец, Рассказ, Длиннопост
Показать полностью 1
795

Ненавязчивая агитация страны советов

В тему к посту ГЛАВХЕЙТСПИЧПРОМ


В 1960-х годах в СССР выпускалось несколько серий спичечных этикеток по теме вспышек и профилактики гриппа. Такие спичечные коробки с рекомендациями распространялись по самым разным уголкам страны и информировали большинство граждан.

Ненавязчивая агитация страны советов Сделано в СССР, Спички, Прошлое, Здоровье, ЗОЖ, 60-е, История, Длиннопост
Ненавязчивая агитация страны советов Сделано в СССР, Спички, Прошлое, Здоровье, ЗОЖ, 60-е, История, Длиннопост
Ненавязчивая агитация страны советов Сделано в СССР, Спички, Прошлое, Здоровье, ЗОЖ, 60-е, История, Длиннопост
Ненавязчивая агитация страны советов Сделано в СССР, Спички, Прошлое, Здоровье, ЗОЖ, 60-е, История, Длиннопост
Ненавязчивая агитация страны советов Сделано в СССР, Спички, Прошлое, Здоровье, ЗОЖ, 60-е, История, Длиннопост
Ненавязчивая агитация страны советов Сделано в СССР, Спички, Прошлое, Здоровье, ЗОЖ, 60-е, История, Длиннопост
Ненавязчивая агитация страны советов Сделано в СССР, Спички, Прошлое, Здоровье, ЗОЖ, 60-е, История, Длиннопост
Ненавязчивая агитация страны советов Сделано в СССР, Спички, Прошлое, Здоровье, ЗОЖ, 60-е, История, Длиннопост
Ненавязчивая агитация страны советов Сделано в СССР, Спички, Прошлое, Здоровье, ЗОЖ, 60-е, История, Длиннопост
Ненавязчивая агитация страны советов Сделано в СССР, Спички, Прошлое, Здоровье, ЗОЖ, 60-е, История, Длиннопост

Не орали дни напролет с экранов телевизоров и на каждом углу в дни эпидемий, а методично день за днем доводили до сознания людей. Это и есть то что называли воспитанием. Но на это надо время и труд, и расходы!

Показать полностью 9
137

Истории от деда

Все знакомы с тем, что старшее поколение любит рассказывать истории, где происходит какая-то жесть и кто-то обязательно умирает. Но такие повороты сюжета, на которые способен мой дед, я еще не слышал. Далее со слов деда:

"Приехал я, значит на дачу. Иду мимо кучи досок и брусков, которые от строительства остались и слышу - кто-то пищит. Начинаю прислушиваться - понимаю, что пищат среди досок. Начинаю осматривать эту кучу и нахожу! Оказывается птичка гнездо свила прям в полости между досок, а там птенцы вылупились. Сидят такие маленькие, пищат, а мамка, видать за кормом улетела. Ну я трогать не стал, конечно, только издалека посмотрел. Вот думаю, тебя (прим. - меня, т.е. внука) на дачу привезу, обязательно покажу птенчиков!"

В этот момент 12-летний я:

Истории от деда Дед, История, Птенец, Дача, Длиннопост

И тут дед продолжает: "И вот приезжаю я вчера, сначала дела поделал, а потом пошёл птенцов проверить, нахожу где гнездо было, смотрю... - а у них у всех головы откусаны к едрене матери, лежат безголовые все. Не иначе, как хищник нашёл, может куница приходила, кто его знает...

12-летний я:

Истории от деда Дед, История, Птенец, Дача, Длиннопост
153

Пока говорит телевизор

Дед Спиридон сидел на скамейке и чистил старую двустволку марки Иж-27. К российской глубинке подбирался рыжий сентябрь.


— Слышь, дед! — прилетел из дому сиплый бабкин крик, — иди, новости смотреть… президент про пенсию говорит.


Старый охотник бросил своё любимое занятие и ухромал смотреть телевизор. Ружьё он второпях брякнул на скамейку, пробормотав: «Чай, птицы не унесут…»

Пока говорит телевизор Рассказ, Сгинь, Текст, Авторский рассказ, Длиннопост, Дед, Ружье

На втором этаже деревянного дома пялился в монитор одиннадцатилетний внук. Родители сбагрили его на всё лето к старикам в деревню вместе с компьютером и остальным барахлом. Здесь парнишка был сам по себе. Услышав металлический звук с улицы, он выглянул в окно. Двустволка хитро блеснула ему зайчиком по глазам.


Уже через пять минут Толян шёл по деревне с ружьём на плече. На него лаяли местные дворняги и диковато поглядывали алкаши. Стоял душный рабочий день. Большинство взрослых уехали в город по делам.


— Пацантрэ-э-э! — свистнул мальчишка кучке подростков, куривших на брёвнах. Некоторые обернулись, и Толян навёл на них двустволку:

— Бам! Бам! — стрельнул он губами. Холодные стволы промолчали.

— Ну-ка! — заинтересовался Дюша, старший из ребят. Ему было 14. Он отбросил окурок и подозвал Толяна взмахом руки, — Дай заценить.


Толя покорно подошёл и протянул двустволку.


— Норма-а-ально! — старший провёл пальцами по хромированным стволам, ребристой гравировке, лакированному прикладу, заглянул в дула, — Жаль, пулек нету...

— Жаль, — вздохнул Толян.


Мимо шаркал пьяница Халат во всегдашнем полосатом халате поверх одежды.


— Э-э-э! Поди! — окликнул его Дюша, — Бабки есть?!


Пьяница чаще зашаркал в сторону деревенского магазина. Где-то в глубине его карманов зазвенела мелочь.


— Сюда сказал! А то хана тебе! — вскинул Дюша ружьё и чем-то нервозно щёлкнул.


Халат потёр глаза и приблизился к шайке:

— Чё надо, земели?

— Толян, обшарь его! Руки вверх, господин Халат! — все засмеялись остроумию старшего, кроме Толи и пьяницы.

— Чё я-то?! — оскорбился парнишка.

— Давай-ка! — Дюша дал петуха и случайно нажал на курок: «Ой!»


Халат шлёпнулся на землю, закрыл голову руками. Внутри ружья что-то оглушительно стукнуло, но стволы молчали, безразлично глядя в затылок Халата. Тот со страху напустил в штаны.


— Ах, вы сучата мелкие! — неожиданно проворно пьяница вскочил и кинулся на Дюшу. Легко выхватил ружьё у пацана, накрыл дуло ладонью и шваркнул прикладом о землю:

— Ну-ка?! Кому тут хана-а-а?! — вместе со словом «хана» ружьё извергло яркий выстрел. Нежданная пуля проскочила меж сухожилиями пальцев и бзыкнула Халату по скуле. Пьяная голова мотнулась, хрустнув позвонками, тело рухнуло. Высыпалась мелочь. Через несколько секунд поползла бордовая струйка по земле.


— Ты нахрена нас подставил, дебил?! — Дюша бросил это уже на бегу. В секунду шпана исчезла. Толя стоял один.

— Дядя! А, дядь?! — он дёрнул плечо халата. Тот застонал, будто испуская дух.


Секунду Толя постоял-посмотрел на то, что натворил. Внезапное осознание собственной вины за смерть человека заставило мальчишку расплакаться:

— Дядь! — безотчётно повторил он, утирая сопли.


Халат молчал.


К ним приблизилась плешивая дворняга и полизала окровавленную руку мертвеца. Заплаканный Толя несколько минут думал, стоя в скулящей тишине. Наконец, когда тонкая струйка подобралась к его кроссовке, парнишка поднял ружьё и двинул в сторону дома.


Дед с бабкой по-прежнему смотрели телевизор. Толя попытался открыть двустволку, чтобы вынуть гильзу, но не получилось. Он сотни раз видел, как это делал дед, а сам так ни разу и не попробовал.


— Толька! — дед стоял в проёме двери, — на охоту потянуло? Неужто стрелялки компьютерные опостылели?!


Довольный Спиридон подошёл к внуку и потрепал его лохматую голову:

— Давай научу, — дед аккуратно взял ружьё, — гляди, тут секретная защёлка есть. Ружьишко-то подарочное, с хитростями! Вот так!


Морщинистая ладонь где-то щёлкнула, и двустволка преломилась надвое:

— О! — изумился дед, — гильзочку не вынул! Эко я, старый стал. Всё забываю. Пора тебя, Толька, охоте учить. Не то, помру, а ты так и останешься компьютерным рукоблудом, — дед тихо заскрипел собственной шутке, но внук негодующе оборвал его смех:

— Ты! Ты старый... хрен! Из-за тебя человек погиб! — он по-детски разрыдался и убежал к себе наверх.


Растерянный дед сел на скамейку и недвижимо глядел на орудие смерти чуть не полчаса. Старое августовское солнце лениво завалилось за горизонт.


— Дед... — булькнул голос из-за калитки, — а дед? — там стоял, уложив окровавленную щёку на старые доски, убитый Халат, — дай водички попить, дедуль...

— Ты откуда такой, окаянный? — дед быстро сориентировался и зарядил оба ствола картечью из нагрудного кармана. Хрустнул ружьём.

— За внуком твоим пришёл. Он мне смерть безвременную в этом самом ружье принёс, — мёртвая голова кивнула на двустволку, — и пули теперь мне нипочём!

— Поня-я-ятно, — протянул дед, — Позвать надобно, значит. Толька-а-а! А ну, сю-ю-ю-да.


Из дому высунулось бабкино туловище и перекрестилось:

— Ты что ж, старый, с нечистью балаболишь, да ещё малого хош угробить?! Иди домой, да дверь на засов запри!

— Не-е-ет, бабка... погоди. Тут разобраться надо. Толька-а-а!


На крыльце появился внук с сырыми глазами:

— Дедушка! Не отдавай меня ему! Не хочу помирать!

— А он хотел, значит?! — повысил голос Спиридон, указав двустволкой на Халата, — Ты по что в живого человека ружьём тычил, дуралей?!

— Я в него не тычил! Я только ружьё принёс!

— Ишь ты, мать твою! Принёс только! Я бы такому несуну несульку-то отвинтил! Прощения проси! Из-за тебя, воришки, невинная душа мучится теперь!


Внук глянул на мёртвого Халата. Вид у него и впрямь был мученический: шею перекосило, полморды и халат в кровищи, зубы скалятся, сырые от мочи брюки топорщатся. Затем Толя перевёл взгляд на дедову двустволку, которую тот держал в цепких старческих кистях.


— Прости, дяденька! Не забирай на тот свет меня малого! — при этом бабка в дверях три раза перекрестилась.

— Ну что, уважили мы тебя… Халат?! — Спиридон смутился, — Прости, даже не знаю, как тебя звали при жизни…


Мертвец почесал затылок окровавленной дланью:

— Признаться, я тоже подзабыл… слушай… Спиридон. А не найдётся у тебя рублей 50? Ну… мне на поминки.


Дед призадумался. Сунул одну руку в карман брюк, кивнул и, быстро приблизившись к Халату, дал ему по морде прикладом. Мертвец, охнув, повалился на землю: «Ты что творишь, старая скотина?!»


Вдруг Иж-27 грянул намного громче прежнего. Пулей снесло ветку яблони, которая брякнулась на больную шею пьяницы.


— Иди, отоспись, нечистый, — мрачно буркнул Спиридон, — и то, правда, бес в тебе гуляет. Белкой звать… а патрон тот сигнальный был, таким и ёжика не зашибёшь. Не то, что тебя, детину!


Потом он взял внука за шкирку и завёл в дом:

— А ты, дуропляс, до конца каникул шиш теперь за свою шарманку сядешь! Доигрался! Уже пьяни всякой верит! В башке одни зомби да пришельцы! Будешь у меня поле пахать! Быстро дурь выветрится!


А бабка, уже сидевшая у телевизора, поддакнула:

— И то, правда, дед. По телевизеру опять про компуктерщика рассказывали. Играл-играл, а потом своих одноклассников почикал!


Спиридон махнул на бабку рукой и повёл внука гулять в лес по сумеркам. Он уже давно не верил в нечистую силу и тому, что говорят по телевизору.


Они шагали по лесу, пахнущему грибами, когда Толя спросил:

— Дедушка, а ты, правда, у меня компьютер отнимешь?

— Неделю потерпишь, — отозвался дед, — И знаешь... дома тоже потерпи. Что ты часами просиживаешь там? Не будь ты как все! Халат вот вечно пьёт. Бабка твоя вечно телек смотрит. Родители вечно на работе. Я… со своей охотой. Будь другим! Не просаживай жизнь! — он сказал это как бы второпях, глядя внуку в сумеречные глаза, а потом зажёг фонарь и пошёл дальше.


Толя постоял в задумчивости, но настоящее осознание дедовских слов не могло прийти сразу. Вдруг, в свете луны он заметил подосиновик, потом ещё. Подозвал деда с фонарём, и вместе они занялись общим делом, забыв на время про ту жизнь, которую нельзя бессмысленно просаживать.


Но так иногда хочется. Будто у тебя припрятан второй патрон, а жизнь твоя — двустволка.


Лёнька Сгинь

Показать полностью
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: