Узник города Вечной Ночи

📍 Автор: Чёрный Июль.
🗝️ Формат: рассказ (цикл "Звёздная Карта"), стихи, сказка.
📎 Жанры: городское фэнтези, приключения, драма.

★☆
Добро к нам пожаловать, гость дорогой!
Пройди до ворот ты воздушной тропой!
Вот Э́тернокс – город, укрытый лишь ночью,
Свободный фрегат под счастливой звездой!

Здесь смертных властители Вас не найдут!
Здесь фейри с вампирами в мире живут!
Свет солнца сюда никогда не проникнет,
Над городом – купол волшебный блюду́т!

Здесь рады тебе – вурдалак и упырь!
Наш город растет в высоту, а не вширь,
Жандармы покой горожан охраняют,
Изымут за стенами крест и псалтирь!

Входи, не стесняйся, наш гость дорогой!
Тебе путь сюда был начертан судьбой!
Ах, Э́тернокс – диво средь таинства ночи,
Сам – черен, но герб, как звезда – золотой!

Он в воздухе тихо, как призрак парит!
Рассказывать Кодекс о нем не велит!
Властитель Видений здесь всем заправляет!
Всем сны навевает, хоть сам и не спит!

Ты в град Вечной Ночи селись поскорей!
Хоть элем торгуй, хоть глазами людей!
Пусть Э́тернокс – станет тебе новым домом,
А дни твоей жизни – каскадом ночей!
☆★

- Здесь рады тебе – вурдалак и упырь! Наш город растет в высоту, а не в ши-И-И!!!

- Заткнись, - хмуро обронил Кей, сминая в ладони заколдованный буклет, до этого весело распевавший городской гимн тоненьким мелодичным голоском.

- Эй, а что не так, парень?! – тут же встрял одноглазый вервольф, сидящий за столиком по-праздничному освещенной брассерии, мимо которой Кей как раз-таки проходил.

Брассерия эта кишела народом, лязгала столовыми приборами, обливалась элем, пивом, да и в целом выглядела так, словно только что выплюнула прямо на проезжую часть из шумных своих недр все эти кованые беседки, и одноногие столики, нити светящихся гирлянд, и плетеные мягкие кресла, ибо внутри все это добро больше не умещалось.

- Точно-точно! – поддержал оборотня пьяный в дупель лепрекон, расположившийся за столиком по соседству, и воинственно взмахнул над головой зеленым цилиндром, из которого дождем брызнуло фальшивое золото. – В ночь города полагает… Ик! Пол-а-агается петь... гимн!

Язык у него заплетался, а глаза заметно косили, но лепрекон все равно дружно заголосил вместе с вервольфом, когда тот затянул строчки из песни города Вечной Ночи, будто хотел выразить свое публичное несогласие с поступком Кея:

- Здесь сме-ертных власти-ители В-а-ас не найду-ут! – хрипло завывал он.

- Здесь фе’ри с вамп… Ик!... пи-ирами в ми-ире жив’т! – ужасно фальшивя и глотая слоги, вторил ему лепрекон.

Кей раздраженно закатил глаза, скорее минуя питейное заведение, и едва сдерживая порыв заткнуть пальцами уши, когда к исполнителям гимна Этернокса* позади него присоединилась целая хмельная толпа. В спину и навстречу юноше плотным потоком текли реки разряженных, разномастных, разношерстных, разнорогих и разнокрылых горожан. Фестиваль по случаю ночи рождения города горел сотнями сотен волшебных и не слишком фонарей, хохотал фейерверками, сыпал искрами бенгальских огней, бил в барабаны и дергал за струны лютней, свистел, звенел, надрывался, создавая сверкающий хаос и гвалт.

То тут, то там, среди цветастых скоплений чудно́го народа, населяющего город Вечной Ночи, виднелись высокие фигуры жандармов, чем-то напоминавших безликих средневековых рыцарей своей горящей золотом броней. Жандармы степенно расхаживали по всему периметру Главной Площади и вдоль пестрых ярмарочных палаток, зорко надзирая за порядком. Работу свою, к слову, они выполняли на совесть, несмотря на то, что у бедолаг и глаз-то не было. Их более грозных собратьев черного цвета, призванных жестко расправляться с нарушителями Кодекса, пока нигде не наблюдалось, отчего Кей с затаенной робостью, но все же уверовал в успех задуманного им предприятия.

Так странно было осознавать, что вся эта веселящаяся, торгующая и танцующая, восхваляющая устройство необыкновенного города, призванного укрыть ее от солнца, от жестокости человеческого рода, братия… все эти волшебные и темные существа, поселившиеся под магическим куполом Этернокса, даже не представляли на самом деле в какую искусную, изобретательную ловушку они угодили.

Кей нервно потер запястье, на котором стояла черная печать, изображавшая полуприкрытый глаз, плачущий колючими звездами. Печать была у всех до единого жителей – она исполняла роль некоего официального разрешения на проживание. Как прописка у людей. Однако спустя какое-то время, после того, как Кей обжился в Этерноксе, он обнаружил у печати еще одно предназначение. То, о котором рядовым горожанам ведать не полагалось. Да он и сам бы никогда о нем не узнал, если бы не простая случайность…

Наверное, поэтому его путь в этот знаменательный для всего города шабаш лежал не в гущу искристого алкогольного веселья, не к пестрым палаткам с манящей снедью, и не к гигантскому деревянному «колесу солнца», которое ровно в двенадцать должны были поджечь, а к высоченной черной башне, пронзавшей самое сердце Этернокса. В народе звавшейся просто – Миддлтауэр*. На самом верху этой башни располагалась резиденция губернатора, по сути – владельца, первооснователя. Того, кому принадлежал как сам город, так и укрывавшая его Вечная Ночь.

Песочный Человек. Сеятель. Властитель Видений.

У мистера Сэнди Найта было много всяких патетичных имен. Однако подчиненные подчеркнуто уважительно звали его «господин Найт» - Кей выяснил это, когда пытался попасть к Песочнику на аудиенцию.

«Приходите через пару недель, сэр. Мы попробуем выкроить для Вас минут десять. Видите ли, у господина Найта очень плотный график», - деловито прощебетала очаровательная фейри*, когда он попытался встретиться с владыкой Этернокса лично. Но через пару недель плотный график «господина Найта» так и не поредел. Ему предложили прийти еще через пару недель, потом через другую пару… В общем, Кей быстро смекнул, что законопослушным путем к Песочному Человеку ему не попасть.

Тогда-то он и решил для себя, что единственной возможностью проникнуть куда надо, для него будет праздничная суматоха в самую главную из городских ночей, когда практически вся жандармерия уйдет патрулировать улицы, и возле Миддлтауэра останется минимум охраны. Каково же было удивление Кея, когда добравшись до восточной стороны центральной башни, он увидел ее оголенный металлический позвонок – пожарную лестницу, но не увидел ни единого жандарма поблизости.

Это было настолько подозрительно, что примерно еще минуты три Кей просто стоял на месте, не решаясь ни приблизиться, ни даже просто пошевелиться. Однако время его не ждало: восторженные крики с площади оповестили юного оборотня о скором сжигании «колеса солнца» – а это означало, что примерно через час Песочник выйдет к горожанам произносить речь. Нужно было поторапливаться.

Холодное железо перекладин раз за разом обжигало ему ладони, и чем дальше Кей взбирался по лестнице, тем сильнее, неистовее кружился вокруг него ветер, доносящийся с моря. Море шумело и пенилось где-то далеко под Парящим Архипелагом, на котором раскинулся Этернокс, но даже несмотря на расстояние, воздух вокруг юноши отчетливо пах солью и водорослями, а студеный бриз, словно шаловливый пес, порывисто бросался на него со спины.

Окно в коридор девятого этажа предсказуемо оказалось запертым, всего этажей в здании было тринадцать, однако выше девятого пожарная лестница не всходила. Тогда Кей воспользовался заколдованной безделицей (громко звавшейся «ключом от всех дверей»), купленной им на пятничной барахолке. Выглядела безделица как неказистый ножик, но действительно способна была вскрыть любой замок. Правда, при условии, что на этот замок не налагались какие-нибудь защитные чары.

Когда окошко распахнулось, Кей, до этого опиравшийся на его ставни, больно кувыркнулся с подоконника на жесткий карминовый ковер. В Миддлтауэре царил полумрак пополам с гробовой тишиной, отчего парню, продравшемуся сначала сквозь орущий балаган, а после через бешеный шум ветра на головокружительной высоте, сначала показалось, что он оглох. Обернувшись лисом, Кей осторожно потрусил по длинному коридору и уже через пятнадцать минут исследований обнаружил, что ни одна лестница наверх не ведет, в двух лифтах над атриумом есть кнопки лишь двенадцатого этажа, и только один неприметный лифт в конце коридора оснащен кнопкой с той самой роковой цифрой.

- Хорошо же вы спрятались, мистер Найт, - тихо пробормотал Кей, когда золотые узорчатые решетки лифта разъехались перед ним на последнем – тринадцатом этаже.

Закованная в черный мрамор зала встретила незваного гостя тревожной прохладой. Керамические медальоны, обсыпавшие дугообразный потолок, таращились на Кея бесчисленным количеством глаз – точно таких же, какие были изображены на черных и золотых печатях горожан. Дубовые двери ведущие, стоило полагать, в личную обитель Песочного Человека были украшены орнаментом, демонстрирующим все фазы Луны, а в разноцветной мозаике окон терялись поблескивающие звезды и полумесяцы.

Без стука и предупреждения Кей толкнул от себя тяжеленные створки дверей. Те неохотно, но бесшумно распахнулись, являя его взору слабо освещенное помещение, дающее вполне однозначное представление о его владельце.

Вся мебель, которой был со вкусом обставлен просторный кабинет, выглядела так, словно предназначалась для какого-нибудь маркиза, а на бархатный белоснежный ковер было даже страшно ступать. Массивный письменный стол, что стоял прямо напротив огромного ассамбляжа арочных окон, был освещен настольной лампой. В ее круге света вперемешку лежали какие-то свитки, бумаги, газеты и золоченые маленькие стрелы перьевых ручек.

Кей не без опаски подобрался ближе к столу.

«Рабочие забастовки Красных Колпаков. Вернется ли замок Хлодвига, незаконно выкупленный леди дуллахан* Стаффорд, к бастующим заводчанам?» - интригующе вопрошал заголовок вчерашней газеты.

«Бузинная матушка* Дорея открывает пятизвездочный ресторан в самом сердце Этернокса! Все блюда только из бузины?» - интересовался заголовок сегодняшней.

«…буквально накануне мне пришло письмо от моего юриста пикси* сэра Линдси! И он подтвердил, что хэдли коу* по имени Блэк Джек не имеет никакого законного права устраивать регулярные шумные вечеринки с особами сомнительной репутации в нашем (попрошу заметить, признанном городским советом попечителей – спальным) районе! Прошу принять меры, а также назначить нарушителям штраф…» - деловито распалялась ужасно официальная на вид бумага.

«Дорогой Сэнди, пишу тебе, находясь в беспросветных глубинах Алмазных Рудников. Я была очень счастлива узнать, что с тобой все хорошо, мой милый, сверхъестественный друг…» - лирично начинало недавно распечатанное письмо.

- Ох, а вот и ты, мой мальчик!

Кей в панике отскочил от стола, неловко оборачиваясь на звук. Высокий молодой мужчина в строгом черном костюме в золотую полоску и не менее строгих блестящих туфлях устало и вальяжно одновременно прошагал к своему креслу. Снисходительно махнув Кею узкой кистью, на длинных пальцах которой переливались превосходные опалы, он белозубо улыбнулся:

- Ну-у? И почему же ты решил почтить меня своим визитом, вместо того, чтобы веселиться со всеми, ммм?

- У меня к вам есть дело, - насупившись, отрезал Кей. Относительно безобидный внешний вид Песочного Человека неожиданного придал ему храбрости. Ну, в самом деле, возможно ли воспринимать, как угрозу того, кто носит ведьминские серьги и кудри до самых плеч?

- Да, тебя, вероятно, беспокоит моя печать? – участливо поинтересовался Найт.

- Так это правда! – взорвался Кей, пришлепывая ладонью картинку на своем запястье. – Вы действительно способны проникать через них в мысли каждого!

- У всего есть своя плата, - тонко улыбнулся Песочник, чуть наклоняя голову. И крупные золотые серьги, одна из которых изображала полумесяц, а другая – семиконечную звезду, задумчиво качнулись в его ушах, отражая тусклое свечение настенных бра.

- Плата?! – уже натурально зарычал парень. – И моей платой являются постоянные кошмары?! Вы ведь и сновидения можете контролировать, верно?

Сэнди Найта, казалось, его злость нисколько не впечатлила.

- Мне очень жаль, Кей. Тебя ведь Кей зовут, верно? – Песочник так лукаво усмехнулся, что создалось впечатление, будто он в этой комнате оборотень-лис. – На самом деле раз в месяц я путем свершения ритуала меняю цвет печати каждого горожанина с черного на золотой. Или наоборот. Золотая печать сулит приятные сны. Черная – кошмары. Контроль над сновидениями подпитывает меня силой, которая необходима для того, чтобы держать волшебный купол Вечной Ночи над нашим городом. Защищать Этернокс от людей и солнечного света. Но Вас у меня так много, а я у Вас один…

Непроницаемо черные глаза с золотистыми радужками не то ласково, не то насмешливо блеснули из-под кучерявой челки.

- Так уж вышло, что я по невнимательности не внес тебя в реестр граждан. А потому ритуал твою печать не учитывал, когда… В общем, я сожалею. Подойди ко мне, будь добр. Изменим ее, поправим реестр, и тебе больше не будут сниться дурные сны.

- Только на время, - медленно проговорил Кей. – А затем она опять почернеет…

- А затем вновь станет золотой, - ободряюще пожал плечами Сэнди.

- Нет, - Кей сделал шаг назад. – Это неправильно.

- Но ведь и без моего вмешательства динамика сновидений меняется с кошмаров на хорошие сны и обратно – со схожей периодичностью.

- Без. Вашего. Вмешательства. Именно!

- Ладно. Хорошо, - Песочник, явно теряя терпение, поднес к утомленному бледному лицу свою истончившуюся ладонь. – Давай лично у тебя я оставлю ее золотой навсегда. Хочешь? Будем считать это компенсацией за мою досадную промашку. Идет?

- Вы что? Правда не понимаете? – моргнув, выдохнул Кей. Примирительная улыбка, расцветшая было на тонких губах Сэнди Найта, погасла, как потушенная сквозняком свечка.

- Не понимаю чего?

- Вы не вправе иметь доступ не только к снам, но и к чужим мыслям, чувствам!

- Тогда как я буду выявлять особо опасных нарушителей? – сварливо поинтересовался мужчина. – Это ведь я управляю жандармами.

Он раздраженно развел руками. С его ладоней на Кея взглянули нарисованные глаза-печати. Широко раскрытый, под веком-полумесяцем – золотой и черный – полуприкрытый, плачущий колючими звездами.

- Можно выявлять нарушителей, не забираясь в чужие головы!

- Мой юный друг, нежить, волшебные народы – тебе не люди, чтобы применять к ним человеческие методы и нормы морали!

- Это не оправдание!

- Чего ты от меня хочешь?! – не выдержал Сэнди.

Кей на пару мгновений замолчал, судорожно сжимая и разжимая кулаки, будто готовясь к прыжку.

- Расскажите им! – вдруг выпалил он. – Расскажите им правду! Они имеют право знать! Или убирайте к чертям этот купол!

- Убрать купол, который оберегает от верной гибели столько колдовских существ? – прищурился Песочный Человек. – Может быть, тогда расскажешь сам? Чтобы жители знали, благодаря кому из энтузиастов придется отказаться от собственных бизнесов, безопасности и комфортного жилья?

Кей ожидаемо осекся, но почти сразу вновь вскинулся, снедаемый гневом.

- Отлично! Трибуна для вашей речи уже готова. Так и поступим!

Он бросился к выходу.

- Стой! – рявкнул Песочник, ловко выхватывая из печати на правой ладони длинную изогнутую саблю. Карающий росчерк света мгновенно рассек спину так и не успевшего перекинуться в лиса Кея, и тот ничком повалился на мраморный холодный пол у самой двери. Сэнди медленно опустил оружие, и оно растаяло в вихре золотого песка, взрезав образовавшуюся паузу печальным звуком, похожим на далекое совиное уханье.

Некоторое время мистер Найт стоял неподвижно, словно собираясь с мыслями. Затем, бросив на мальчишку странный короткий взгляд, вернулся к письменному столу и, задумчиво поднеся ко рту серебристый рожок стоявшего на нем телефона, проговорил:

- Лолочка, будьте так добры, зайдите ко мне.

Когда Лолочка – здоровенная женщина-баргест* с исключительно неприветливым лицом и горящими, как угли глазами вошла к Песочнику в кабинет, он, уже облаченный в расшитый звездами плащ, торопливо дописывал ответ на письмо. Не проронив ни слова, секьюрити подошла к Кею, недвижно лежащему на гостевом диване. Печать его мягко мерцала золотом.

- Крови нет. Вроде жив, - глухо пророкотала она, осмотрев тело с таким видом, словно далеко не впервые проделывала подобное в стенах этого кабинета.

- Конечно-конечно, - несколько невпопад пробормотал Сэнди. - Милая моя, поместите, пожалуйста, юношу в камеру Беспробудного Сна. Мне никак не успеть. Выступление с речью уже вот-вот.

- Как скажете, господин Найт.

Менее чем через минуту ни Лолочки, ни Кея в кабинете Песочного Человека уже не наблюдалось.

Когда ответ на письмо был закончен, а страшно официальная бумага про безобразия Блэка Джека – прочитана, владыка города Вечной Ночи и сам покинул свой кабинет, небрежным щелчком пальцев погружая его в зыбкую темноту.

Одно лишь в этой истории, безусловно, радовало – отныне Кею больше никогда не снились кошмары.

Примечания автора:

⚡ Этернокс - (лат.) "aeterna" - вечная + "nox" - ночь. Буквально - город Вечной Ночи.

⚡ Миддлтауэр - (анг.) "middle" - средний, расположенный посередине + "tower" - башня. Дословно: срединная башня/центральная башня.

⚡ Фейри - в кельтском и германском фольклоре существо, обладающее необъяснимыми, сверхъестественными способностями, ведущее скрытый образ жизни.

⚡ Дуллахан - злобный дух в ирландской мифологии, представляющий собой чудовищного безголового всадника. Согласно легендам, дуллахан скачет на чёрном коне, сжимая свою голову под мышкой.

⚡ Бузинная матушка — в фольклоре Скандинавии и Британии обычно доброжелательный и великодушный к людям дух-хранитель бузины, нещадно мстящий за порчу своего дерева без спроса.

⚡ Пикси – озорные существа в британской мифологии, зловредная разновидность домашних духов - брауни.

⚡ Хэдли Коу - в фольклоре северной Англии разновидность гоблина - боуги. Пакостливый трикстер-оборотень, чаще всего превращающийся в корову.

⚡ Баргест — мифическое существо из английского фольклора. Может выглядеть по-разному, но чаще всего принимает вид чёрного пса с горящими глазами, огромными когтями и клыками.

Группа автора Вконтакте: https://vk.com/constellationophiuchus

Узник города Вечной Ночи Мифология, Авторский рассказ, Городское фэнтези, Сказка, Стихи, Проза, Приключения, Драма, Фэнтези, Фантастический рассказ, Песочный человек, Длиннопост
Автор поста оценил этот комментарий
Приглашаю вас в наше новое сообщество историй у жанре фэнтези))
Фэнтези истории
раскрыть ветку (1)
1
DELETED
Автор поста оценил этот комментарий

С удовольствием!)