7

Утюг

Был обычный весенний выходной, половину которого Оля собиралась посвятить домашним делам, а вторую половину – "шашлыкингу", так они со своим парнем называли пикник у пруда около дома. Она как раз доглаживала джинсы, потрясая утюгом в воздухе. Утюг был не очень старый, уже привычный, в принципе, хороший, но иногда, когда требовалось прогладить грубую ткань, его нужно было тряхнуть, чтобы лучше шел пар.

В дверь позвонили. На пороге стояла миловидная девушка.

– Ариадна! – бойко представилась гостья. – Вы довольны своим утюгом?

Оля была немного сбита с толку вопросом, поэтому удивленно смотрела на Ариадну и не сразу ответила:

– Здравствуйте!

– Так я и поняла, – продолжила Ариадна. – У всех одна проблема, но не каждый готов ее решить! Я вот уже несколько лет занимаюсь борьбой с некачественной глажкой, что привело меня к мысли основать свое гладильное товарищество. Сколько киловатт потребляет Ваш утюг?

– Эмм... Ну... Вообще-то не знаю.

– Естественно! Вас, как и всех гладящих людей, обвели вокруг пальца!

– Кто? – забеспокоилась Оля.

– Как кто? Вы не знаете?

Оля и не заметила, как Ариадна впорхнула в квартиру. За ней также незаметно вошли еще человек десять, мужчин и женщин. Они заняли место в углу комнаты, как на клиросе.

– Ну понятно. Смотрите! – Ариадна торжественно указала на Ольгин утюг. – Тефалька!

– Пф! – возвел глаза к потолку один из мужчин, вошедших вместе с гостьей, самый высокий.

– Ужас, мрак... – прогудели остальные.

Ариадна улыбнулась и лёгким движением руки извлекла из сумочки файл с документом.

– Вот акт, – она подчеркнула интонацией это слово, – осмотра утюга Вашей, с позволения сказать, "фирмы", проведенный мной и товариществом в декабре прошлого года. Итак.

В комнате повисла безупречная тишина, лица людей на клиросе приняли благоговейное выражение.

– «Шнур короткий, ручка длинная, нос не 17 градусов»... – начала как бы зачитывать она, даже не глядя на документ.

– ...Пф! Эти чудаки в Тефальке даже законодательства не знают. – перебил высокий мужчина, глядя в потолок, и наставительно добавил. – Не 17 у них нос должен быть, а 16,5 градусов.

– Да-да-да... Не знают, не знают… – прокатилось позади Ариадны, словно спетый церковный хор затянул "Отче наш".

– А сколько денег дирекция Тефальки на этом зарабатывает! Пятую яхту взяли! – выкрикнул кто-то.

Мужчины и женщины закипали, словно ее старый утюг, если его потрясти.

– И вот мы предлагаем Вам... – продолжила Ариадна.

– Подождите... – тут уже перебила Оля и сразу ощутила на себе тяжёлый взгляд одной из женщин, в нем читалось: "как ты смеешь перебивать".

– Подождите, пожалуйста...– добавила Оля, но тяжёлый взгляд не исчез. – Вы не преувеличиваете?

Не успела Ариадна открыть рот, чтобы ответить, как женщина с тяжёлым взглядом шагнула вперёд, готовая, казалось, броситься на Олю.

– Странная Вы! – резко выпалила женщина. – Ведёте себя неадекватно и не хотите признавать очевидные вещи!

Гул негодования заполнил помещение, отскакивая от стен и потолка, нарастая как Акафист Святой Пасхе. Оля опешила. Ее спасла, как ни странно, Ариадна. Она снова вытащила из сумочки файл.

– Вот, ознакомьтесь внимательно. Это – устав ТСГП! – на слове устав Ариадна снова сделала акцент.

В глазах Оли читался немой вопрос. Высокий мужчина снова уставился в потолок. Презрительно смотрела на Олю женщина с тяжёлым взглядом.

– Товарищество собственников гладильных приборов! – быстро отбарабанила Ариадна.

Оля хотела улыбнуться, но строгие взгляды мужчин и женщин удержали ее. Немного осмелев, состроив максимально серьезное выражение лица, Оля спросила:

– А почему не утюгов, а гладильных приборов?

Высокий мужчина изменился в лице, глаза начали быстро вращаться.

– Ну почему никто не читает законы! – повысив голос пропел он. – Это же и в уставе есть, и в ГК, и в ЖК, и в МК.

Мужчина неожиданно достал из портфеля и надел академическую шапочку и стал выглядеть как аватар правовой интернет-системы "Консультант плюс".

– Я почитаю, – робко сказала Оля.

В тяжёлом взгляде женщины позади Ариадны появилась искорка.

– А можно ещё вопрос? – почти прошептала Оля, боясь хоть немного обидеть товарищество или товарищей. – Сколько стоит ваш утюг?

Гул негодования снова заполнил комнату. Лица стали хмурыми, а взгляд женщины неподъемным. Высокий мужчина опустился на стул и закрыл лицо руками. Оле даже стало жаль его.

Ариадна улыбнулась. У нее в руках оказался листок бумаги и ручка.

– Вы же умный человек и понимаете, чтобы заменить Вам утюг, сначала нужно подписать договор, – она уверенно протянула листок Оле.

Оля начала читать, но о новом утюге в нем не было ни слова: ни модели, ни цены, ни сколько киловатт он будет потреблять. Общий смысл сводился к тому, что Оля должна через 3 месяца перечислить на счёт ТСГП "оговоренную правлением ТСГП сумму", за что ТСГП, в свою очередь, заменит ее старую и ужасную Тефальку на "безупречный, по мнению ТСГП, гладильный прибор".

"Но простите! Что за прибор?!" – возмутилась про себя Оля. Отбросив скромность, она уже готова была выпалить Ариадне свой вопрос, для чего подняла взгляд от договора и тут же застыла в непонимании. Вместо Ариадны, которая испарилась так же незаметно, как появилась, стояла женщина с тяжелым взглядом. Из ступора ее вывел чеканный голос одного из мужчин:

– Ариадна ушла работать с документами! Столько времени они отнимают.

Выражения лиц оставшихся были бескомпромиссны. Защитить Олю было уже некому, она снова склонилось над листком и уже готова была поставить подпись. "Да в конце концов, Бог с ним, с утюгом, лишь бы это закончилось уже," – подумала Оля. Победоносно смотрела на нее женщина с тяжелым взглядом, заменившая Ариадну.

Зазвонил телефон. Парень Ольги хотел сообщить, что вот-вот прибудет из магазина. Она отложила ручку и вышла в соседнюю комнату поговорить с ним, а когда вернулась, увидела, что комната пуста. Оля перекрестилась.

Спустя время, когда в дверь вошел ее парень, счастливый и беззаботный в предвкушении шашлыкинга, Оля поведала ему душещипательную историю сегодняшнего утра, открыла купленную им бутылку вина и выпила бокал почти залпом.

Ее парень сначала подумал, что Оля его разыгрывает, но войдя в комнату, увидел договор, экземпляр которого остался лежать рядом с попыхивающей от возмущения Тефалькой. Он долго смеялся над тем, как Оля чуть не приобрела " безупречный, по мнению ТСГП, гладильный прибор ", отдав при этом не самый лучший, но все же вполне рабочий утюг. Да ещё и " оговоренную правлением ТСГП сумму" задолжала товарищам, или как там их правильно называть, если читать законы.

Оля сначала волновалась, что будет, если вдруг товарищество вернется за договором, но они решили твердо не открывать им дверь. Отлегло.

Дубликаты не найдены

Похожие посты
Похожие посты не найдены. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: