28

УТ-2Б выставили на продажу

УТ-2Б выставили на продажу Авиация, Техника, Самолет, СССР, История, Великая Отечественная война, Продажа, Новости

Реплика учебно-тренировочного истребителя 30-х годов УТ-2Б, построенная в 2016 году "Авиареставрацией", появилась на сайтах объявлений. Текущий владелец - ООО "Русавиа" - по какой-то причине решил от него избавиться.

Дубликаты не найдены

+1
Если кто узнавал стоимость, напишите. Интересно же
раскрыть ветку 2
0

Цену на такие вещи пишут редко. Вот и тут указано - цена договорная. Это значит, что свои хотелки озвучат только по телефону.

раскрыть ветку 1
+1
Я и пишу "если кто вдруг узнавал"
0

А причиной ситуация с короной запросто может статься. Всем тяжело нынче.

раскрыть ветку 1
0

Вполне.

0

Кинь ссылку , интересно сколько просят

раскрыть ветку 1
0

Цена договорная, пишут. Мол, звоните, узнавайте. Так многие продавцы исторической авиации делают, я заметил. Что немцы из Хангар 10 с их мессерами, что некоторые американцы. http://planesale.ru/sell/98445965

Похожие посты
107

Твардовский. Жизнь и борьба

Автор: Тимофей Бердикин.


21 июня 2020 года исполнилось ровно 110 лет со дня рождения великого советского поэта и писателя, фронтовика, главного редактора журнала «Новый мир», автора знаменитой поэмы «Василий Тёркин» — Александра Трифоновича Твардовского. Взлётам и падениям, постоянной борьбе, творчеству, жизни и памяти этого человека посвящена данная статья.

Твардовский. Жизнь и борьба Cat_cat, История, Война, Великая Отечественная война, Стихи, Поэт, Твардовский, Длиннопост
Примечание: для удобства читателей на многие упоминаемые произведения даны ссылки.


Детство и юность. «На хуторе Загорье росли мы у отца…»


21 июня 1910 года в семье Твардовских произошло радостное событие — на свет появился ещё один ребёнок, которого любящие родители, Трифон Гордеевич и Мария Митрофановна, назвали Сашей.


Детство маленького Сашки проходило в простой деревенской атмосфере — на хуторе Загорье Смоленской губернии. Дед его, Гордей Васильевич, служил раньше в Польше бомбардиром, оттуда и принёс шутливое прозвище «Пан Твардовский». Позже соседи и местные жители называли так всю семью — в шутку, не иначе. Однако позже нашлись и те, для кого это была совсем не шутка…


Впрочем, к ним мы ещё вернёмся. А пока мальчик Саша растёт, развивается, учится. В доме Твардовских книга была неотъемлемым атрибутом быта. Трифон Гордеевич очень любил читать вслух русскую классику — как прозу, так и стихи. Так детям прививали любовь к искусству.


В семье было много детей: братья Александр, Иван, Василий, Павел и Константин, а также сёстры Анна и Мария.

Твардовский. Жизнь и борьба Cat_cat, История, Война, Великая Отечественная война, Стихи, Поэт, Твардовский, Длиннопост

Юный Саша Твардовский


Стихами Саша заинтересовался очень рано: ещё до того, как научился нормально читать и писать. Впрочем, хоть первые строчки юного поэта были неумелыми и корявыми, они всё равно шли от сердца.

Стихи писать я начал до овладения первоначальной грамотой. Хорошо помню, что первое мое стихотворение, обличающее моих сверстников, разорителей птичьих гнезд, я пытался записать, еще не зная всех букв алфавита и, конечно, не имея понятия о правилах стихосложения. Там не было ни лада, ни ряда, – ничего от стиха, но я отчетливо помню, что было страстное, горячее до сердцебиения желание всего этого, – и лада, и ряда, и музыки, – желание родить их на свет и немедленно, – чувство, сопутствующее и доныне всякому замыслу.

А. Т. Твардовский. Автобиография

В 1924 году подросток начинает посылать в редакции смоленских газет небольшие новостные заметки, которые даже иногда печатались. Публикации повышали авторитет Саши среди сверстников, и нередко начинающего писателя просили написать о каком-то конкретном событии или осветить чью-либо деятельность.


А затем писатель решился отправить и свои стихи. Первое его опубликованное стихотворение было напечатано в газете «Смоленская деревня», и называлось оно «Новая изба».

Твардовский. Жизнь и борьба Cat_cat, История, Война, Великая Отечественная война, Стихи, Поэт, Твардовский, Длиннопост

После этого вдохновлённый юный писатель собрал свои стихи и пошёл в редакцию газеты «Рабочий путь» к Михаилу Исаковскому. Тот стихи принял благосклонно, и даже более того: позвал художника, чтобы тот зарисовал автора. Через некоторое время в родное село пришла газета со стихами и портретом «селькора-поэта А. Твардовского».

М. Исаковскому, земляку, а впоследствии другу, я очень многим обязан в своем развитии. Он единственный из советских поэтов, чье непосредственное влияние на меня я всегда признаю и считаю, что оно было благотворным для меня. В стихах своего земляка я увидел, что предметом поэзии может и должна быть окружающая меня жизнь советской деревни, наша непритязательная смоленская природа, собственный мой мир впечатлений, чувств, душевных привязанностей. Пример его поэзии обратил меня в моих юношеских опытах к существенной объективной теме, к стремлению рассказывать и говорить в стихах о чем-то интересном не только для меня, но и для тех простых, не искушенных в литературном отношении людей, среди которых я продолжал жить. Ко всему этому, конечно, необходима оговорка, что писал я тогда очень плохо, беспомощно ученически, подражательно.

А. Т. Твардовский. Автобиография

В 18 лет Твардовский, движимый юношеским максимализмом, рвёт отношения с семьёй и отцом и переезжает в Смоленск. Работу он себе найти не смог и был вынужден писать, писать и ещё раз писать, ходить по редакциям, публиковаться. Денег зарабатывал он мало, но обратного пути не было — юный писатель шёл своей дорогой.


В какой-то момент стихи поэта публикуют в Москве и даже пишут критику. Твардовский немедленно начинает штурм столицы — ходит по редакциям, пытается публиковаться, иногда успешно. Впрочем, это приносило ему не больше денег, чем в Смоленске, да и образ жизни был не самый приятный — спал, где попало (не на улице, конечно, но всё же), кушал, что попадётся. Когда-нибудь эти скитания должны были прекратиться.

Твардовский. Жизнь и борьба Cat_cat, История, Война, Великая Отечественная война, Стихи, Поэт, Твардовский, Длиннопост

В 1930 году Александр возвращается в Смоленск. На следующий год выходит его большая поэма «Путь к социализму». Ещё через год он поступает в Смоленский педагогический институт.

Твардовский активно поддерживал революцию, активно поддерживал советскую власть. А затем и начавшуюся коллективизацию — агитировал вступать в колхозы и рассказывал о перспективах. Отец уже представлялся ему больше грубым деспотом и противником новой, лучшей, советской жизни. Поэт пишет стихотворение под названием «Отцу-богатею», а в поэме «Вступление» одним из героев является кулак Гордеич, занимающийся кузнечным ремеслом — явная отсылка к отцу. Юный писатель хотел окончательно порвать со своим прошлым — он не хочет этого видеть и помнить, потому и бежал в свои восемнадцать в Смоленск.


Коллективизация коснулась и его семьи. 19 марта 1931 года маму выселили из дома с детьми, а несколькими днями позже отправили на Урал. Всё имущество было отобрано в колхоз.


Твардовский пытался вступиться за своих родителей, но услышал от секретаря обкома лишь фразу:

Бывают такие времена, когда нужно выбирать между папой-мамой и революцией.

Впрочем, юный Александр уже давно сделал выбор — революция.


Страна Муравия. «Гудят над полем провода...»


В 1936 году в Смоленске выходит в свет поэма под названием «Страна Муравия», описывающая наступление коллективизации и путь крестьянина к новому укладу жизни.


Но отступим немного назад. В то время Твардовский подвергался очень резкому преследованию со стороны критиков — его новый сборник стихов забраковали и публично заявили, что обнаружили в нём «душок не нашего представления о бедняке». Тогда же в газете «Большевистский молодняк» печатается статья «Кулацкий подголосок», в которой юного поэта резко критикуют в стиле «Ваши стихи не помогают строить социализм!», а в неком письме читателя, опубликованном в той же газете, выражается недоумение, почему же это «подголоска» не выслали вместе с его семьёй. Автор статьи также начинает распускать слухи о том, что Твардовский хлопочет о возвращении родителей из ссылки. Начинается травля.


Александра спасают московские критики, писатели, поэты. Они первыми положительно высказываются о новой поэме, знакомой им пока только по черновикам. В их числе Серебрянский, Кирьянов, Луговской, Светлов, Асмус, Тарасенков, Мирский. Взахлёб хвалили «Страну Муравию» Пастернак, Севрук, Е. Усиевич, Златова, Чуковский.


И ведь было за что хвалить. Написанная простым языком, легко читаемая поэма завоевала сердца читателей всего СССР. Секретарь правления Союза писателей уже докладывал Сталину о том, что в поэзии появилось новое имя — Твардовский.


Немедленно поэма была включена в образовательные программы многих школ и вузов или как минимум настоятельно рекомендовалась к прочтению.


В том же году Твардовский решил переехать в Москву и поступить на третий курс МИФЛИ. И он был единственным студентом, которому на экзамене мог попасться билет, в котором было бы написано что-то вроде «Страна Муравия. Смысл поэмы...» и так далее. Такой билет поэту не попался, но было бы забавно: студент на экзамене отвечает на вопросы по собственноручно написанному произведению.


В эту пору у Твардовского завязываются новые дружбы, которые пройдут через всю жизнь.

Ну, представь себе, — рассказывал он Л. Озерову, — ты приезжаешь издалека, у тебя еще не напечатанная в центре поэма, обстоятельства твоей жизни смутны, и ты не знаешь еще, на каком ты свете. И вот в вестибюле, возле гардероба, к тебе подходит человек, известный тебе по портретам и намного старше тебя, и говорит, не то спрашивая, не то восклицая: «Вы Твардовский?» — «Да, — отвечаю, — Твардовский». Он переспрашивает несколько раз: «Вы Твардовский?» — «Да», — говорю. Он… целует меня в лоб, обнимает и говорит: «Я давно ждал появления такого поэта, и вот вы пришли».

То был Самуил Яковлевич Маршак, совершенно восхищенный «Муравией».


Выход поэмы изменил многое в жизни Твардовского. Он стал по-настоящему известным и популярным, у него появилось множество как почитателей, так и завистников, причём последних было, к несчастью, намного больше. С ними поэт боролся всю жизнь.


В 1938 году Александр получает партбилет ВКП(б), ещё через год заканчивает институт.


Начинается Вторая мировая война.


Войны и воины. «Две строчки», «Василий Тёркин» и «Дом у дороги»


Осенью 1939 года Твардовского призывают в ряды Красной армии и направляют в поход на западную Беларусь. После завершения осенней операции увольняют в запас, но это ненадолго — начинается Зимняя война, куда юный писатель отправляется уже в офицерском звании спецкорреспондентом военной газеты.


Все знают о сомнительных успехах СССР в той войне. Много раз поэт мог погибнуть: например, однажды проводник из местных по ошибке вывел солдат к финской линии — чудом уцелели. А в какой-то момент Твардовский на десять минут отошёл от наблюдательного пункта — и нет уже никакого пункта, снарядом сбило.


Тогда рождаются стихотворения «Баллада о красном знамени» и намного более известное «Две строчки»:

Из записной потертой книжки

Две строчки о бойце-парнишке,

Что был в сороковом году

Убит в Финляндии на льду.

Лежало как-то неумело

По-детски маленькое тело.

Шинель ко льду мороз прижал,

Далеко шапка отлетела.

Казалось, мальчик не лежал,

А все еще бегом бежал

Да лед за полу придержал…

Среди большой войны жестокой,

С чего — ума не приложу,

Мне жалко той судьбы далекой,

Как будто мертвый, одинокий,

Как будто это я лежу,

Примерзший, маленький, убитый

На той войне незнаменитой,

Забытый, маленький, лежу.

«Незнаменитой» называл Твардовский эту войну. Как выяснилось позже — совершенно правильно.


В горниле советско-финской у Твардовского начинает вырисовываться образ весёлого солдата, этакого балагура, которому всё нипочём. И в одной из ленинградских газет вскоре выходит такая лубочная серия стихотворных фельетонов с картинками. Главного героя звали Вася Тёркин. Это был, конечно, ещё не тот герой, покоривший сердца миллионов советских граждан, но его прообраз, прототип. Да и солдатам Зимнего фронта он пришёлся по вкусу. После войны Твардовский пробовал продолжить работу над героем. Дело шло достаточно медленно, а 22 июня, на следующий же день после его 31-го дня рождения, над Родиной загудели моторы немецких самолётов. Начиналась ещё одна война. Великая Отечественная.


На следующий же день писатель отправился на Украину — его назначили литератором газеты редакции Киевского Особого военного округа. И сразу Твардовский окунулся в самое пекло первых дней войны.


Казалось бы, поэт уже был закалён в боях с Финляндией. Но «это не Финляндия» — пишет Твардовский в письме жене. Первое задание он провалил — об ужасном разгроме Днепровской флотилии не смог написать ничего, настолько его это потрясло. Бросал лишь через плечо шутку:

Планшеткой голову от бомб прикрывал. Помогло.

Твардовский. Жизнь и борьба Cat_cat, История, Война, Великая Отечественная война, Стихи, Поэт, Твардовский, Длиннопост

Александр Трифонович — второй слева

Твардовский. Жизнь и борьба Cat_cat, История, Война, Великая Отечественная война, Стихи, Поэт, Твардовский, Длиннопост
Твардовский. Жизнь и борьба Cat_cat, История, Война, Великая Отечественная война, Стихи, Поэт, Твардовский, Длиннопост

Осенью, в тяжелейших боях начинается заново работа над Тёркиным. Удивительно, как к месту приходятся многие строки и слова. Твардовский через них будто выразил самую суть солдатской жизни. Весной и летом сорок второго дописываются и сдаются в печать такие знаменитые главы, как «Переправа», «На привале» и «Перед боем». Это было именно то, в чём нуждались солдаты. Особенно после таких дней, описанных Твардовским:

То была печаль большая,

Как брели мы на восток.

Шли худые, шли босые

В неизвестные края.

Что там, где она, Россия,

По какой рубеж своя?..

Твардовский. Жизнь и борьба Cat_cat, История, Война, Великая Отечественная война, Стихи, Поэт, Твардовский, Длиннопост

Тот самый Тёркин


4 сентября 1942 года начинается публикация глав поэмы «Василий Тёркин» в газете «Красноармейская правда». Поэма сразу завоевала признание читателей, особенно солдат-фронтовиков. Миллионы людей ждут продолжения «Книги про бойца», черпают в ней силу и веру в победу. "После публикации «Тёркина» больше всего писем приходило Твардовскому или просто на конверте было написано: «Тёркину»" — вспоминает один из членов редколлегии «Красноармейской правды» — «Газета на фронте после прочтения обычно шла на самокрутки, но «Тёркина» солдаты не курили». Не случайно в карманах гимнастёрки убитых бойцов часто находили рядом с фотографиями близких потёртые газетные странички с отрывками из этой поэмы.

Бойцы Западного фронта «Красноармейскую правду» ценили – она была для них важнейшим источником информации о происходящем не только на своем, но и на других фронтах Отечественной войны. Они охотно сотрудничали с газетой, посылая в редакцию письма, в которых рассказывали о своих товарищах, о боевых эпизодах и фронтовых буднях.


Твардовский понял что в «тяжкий час земли родной» надо говорить только о главном и вековечном – о Родине большой и малой, о семье и доме, о долге и чести, о жизни и смерти.

Герой поэмы надеется на таких, как сам:

Грянул гром, пришёл черёд,

Нынче мы в ответе

За Россию, за народ

И за всё на свете…

25 сентября 1943 года был освобождён родной Смоленск. Вместо прежнего города одни руины.

Твардовский. Жизнь и борьба Cat_cat, История, Война, Великая Отечественная война, Стихи, Поэт, Твардовский, Длиннопост

На площади измученные, плохо одетые люди, но на лицах радость. Наскоро сколочена трибуна. Твардовский обращается к землякам в освобожденном городе. На следующий день разыскал родных, которые в дни оккупации прятались в землянках. Все были целы, и это было счастьем.

Твардовский. Жизнь и борьба Cat_cat, История, Война, Великая Отечественная война, Стихи, Поэт, Твардовский, Длиннопост

На пепелище родного дома


Позднее Твардовский записал в своём дневнике:

Обезображена, изуродована вся моя родная местность. Нет сил и действительно нет слов, чтобы рассказать об этом по живому впечатлению. Каждый километр пути, каждая деревушка, перелесок, речка – все это для человека, здесь родившегося и про-ведшего первые годы юности, свято особой, кровной святостью. Все это часть собственной жизни, что – то глубоко внутреннее и бесконечно дорогое. И видеть все это таким, каким оно выглядит после немцев, - это почти физическая боль.


Родное Загорье. […] Местность так одичала и так непривычно выглядит, что я не узнал даже пепелище отцовского дома. Ни деревца, ни сада, ни кирпичика или столбика от построек — все занесено дурной, высокой, как конопля, травой, что обычно растет на заброшенных пепелищах. Никаких родных мест, никаких впечатлений, примет, узнавания.

Поэт получал много писем от фронтовиков. И вместе с ними в нём росла убежденность в том, что он нашел свое место на войне, свое истинное назначение. Считая «Тёркина» своим основным делом, военкор Твардовский продолжал выполнять обычную заказную газетную работу.


На протяжении войны Твардовский пишет еще одну поэму, которую завершит через год после войны – «Дом у дороги» - о разрушенном войной доме и разлучённой ею семье. Поэма была особенно дорога автору, как вобравшая в себя боль и горечь пережитого народом бедствия.

В тот самый час воскресным днём,

По праздничному делу,

В саду косил ты под окном

Траву с росою белой.

Домой ждала тебя жена,

Когда с нещадной силой

Старинным голосом война

По всей стране завыла.

И,опершися на косьё,

Босой,простоволосый,

Ты постоял и понял всё,

И не дошёл прокоса.

Не докосил хозяин луг,

В поход запоясался,

А в том саду всё тот же звук

Как будто раздавался:

«Коси,коса, пока роса,

Роса долой- и мы домой.»

«Дом у дороги» — это поэма ещё и о любви. Очень тяжёлая, иногда с надрывом — её нельзя пересказать, её нужно читать.

И та любовь была сильна

Такою властной силой,

Что разлучить одна война

Могла.

И разлучила.

Заканчивал войну в Германии, под Кенигсбергом, в Тапиау (ныне – город Гвардейск).


Именно здесь располагалась редакция газеты «Красноармейская правда».

Твардовский. Жизнь и борьба Cat_cat, История, Война, Великая Отечественная война, Стихи, Поэт, Твардовский, Длиннопост

Сейчас на этом доме по адресу Калининградская улица, 21, находится мемориальная доска, посвящённая Твардовскому.

Твардовский. Жизнь и борьба Cat_cat, История, Война, Великая Отечественная война, Стихи, Поэт, Твардовский, Длиннопост

9 мая 1945 года к дому редакции с утра потянулись бойцы и командиры. Они хотели узнать у газетчиков подробности последних известий, переданных глубокой ночью по радио. С сообщением об Акте безоговорочной капитуляции Германии выступил военкор Александр Трифонович Твардовский.

Твардовский. Жизнь и борьба Cat_cat, История, Война, Великая Отечественная война, Стихи, Поэт, Твардовский, Длиннопост

Именно от него бойцы узнали, что война закончилась. В водоворот всеобщей радости попала вся редакция «Красноармейской правды». Стоя на крыльце этого дома (а тогда в нем как раз ночевали сотрудники редакции), поэт вместе со всеми салютовал из личного нагана. Весь город праздновал победу, как умел, гремел салют из всех видов оружия. Писатель Владимир Воробьёв вспоминал:

«Стоя на крыльце уцелевшего дома, где ночевали сотрудники редакции, Александр Твардовский вместе со всеми участвовал в салюте, оглушившем Тапиау. Свои патроны расстрелял, выпросил запасные обоймы у писателя Мориса Слободского и художника Ореста Верейского….

По воспоминаниям того же Верейского, когда поэт услышал о победе, то его охватило какое-то особенное чувство: так как война окончена, то и он обязан окончить «свою войну», свою поэму «Василий Тёркин». И он дописал ее 9 мая.

С первых дней годины горькой,

В тяжкий час земли родной,

Не шутя, Василий Тёркин,

Подружились мы с тобой…

С первых дней Великой Отечественной Твардовский понял, что память о ней, если он выживет, останется с ним навсегда.

И памятью той, вероятно,

Душа моя будет больна,

Покамест бедой невозвратной

Не станет для мира война…

Так оно и случилось: тема войны не уходила из его поэзии до самых последних лет. О ней он вспоминает в поэме «Дом у дороги», «За далью - даль», в стихах «В тот день, когда окончилась война», «Немые», «Я убит подо Ржевом» и во многих других...

А в 1966 году он напишет:

Я знаю, никакой моей вины

В том, что другие не пришли с войны,

В том, что они - кто старше, кто моложе -

Остались там, и не о том же речь,

Что я их мог, но не сумел сберечь -

Речь не о том, но все же, все же, все же...

«Новый мир»


Твардовский ещё в конце 30-х годов мечтал с кем-нибудь организовать свой журнал. И вот случилось чудо — в 1950 году его назначают главным редактором журнала «Новый мир» взамен перешедшего в «Литературную газету» Константина Симонова.

Твардовский. Жизнь и борьба Cat_cat, История, Война, Великая Отечественная война, Стихи, Поэт, Твардовский, Длиннопост

Твардовский с упоением принялся за работу. В этом ему помогали два его заместителя — друг А. К. Тарасенков и С. С. Смирнов. В редколлегии собрался вообще «звёздный» состав — Валентин Катаев, Константин Федин, Михаил Шолохов, Михаил Бубеннов... Многие из друзей поэта и просто известных советских писателей помогали журналу и сотрудничали с ним.


Твардовский действительно создал в журнале неповторимую уютную атмосферу, в которой работа ощущалась не как работа, а как строительство чего-то нового, лучшего, светлого — то, что люди хотели делать. Конечно, «Новый мир» в начале 50-х и он же в 60-е сильно отличались — была проделана большая работа.


Александр Трифонович работал вместе со всеми, сидя в журнале с утра и до вечера. Вполне обычные будни проходили так: утром или днём слышали, как у здания редакции останавливалась машина. Далее захлопывалась дверь машины и неторопливые шаги прерывались ещё двумя хлопками — входной двери и двери, ведущей в общий зал из прихожей. Появлялся Твардовский не с пустыми руками — притащит что-нибудь к чаю, например, две связки свежих баранок, пообщается минут 5-10 о новостях и скрывается в своём кабинете, где порой может засидеться и до вечера. Он часто обсуждал всё с коллегами, заместителями, совещался, высказывал своё мнение — в общем, журнал являлся коллективом, где важно было мнение каждого.

Твардовский. Жизнь и борьба Cat_cat, История, Война, Великая Отечественная война, Стихи, Поэт, Твардовский, Длиннопост

Твардовский мог взять из своего кабинета толстенную папку с рукописями, вёрстками, письмами, уехать вечером и сказать на прощание «Я буду завтра» или «Приеду послезавтра», и сотрудники понимали, что к этому времени папка будет досконально изучена и всё будет просмотрено до последней буквы.


Новый главный редактор очень хорошо наладил обратную связь. Если ему что-то из предложенного нравилось, он тут же звонил автору или писал письмо. Кстати, о письмах. Все письма читателей, приходившие в редакцию, он обязательно читал, и многие из них публиковались в журнале с ответами.


Журнал «Новый мир» стал для многих начинающих писателей и поэтов изданием, которое первым их опубликовало. В частности, без этого журнала не состоялся бы как поэт Расул Гамзатов, Константин Вашенкин и многие другие… Отличительной особенностью журнала стало то, что он, в отличие от многих других изданий, публиковал аргументированные и довольно смелые оценки той литературе, которая публиковалась. Так молодые авторы получали не только публикацию в известном журнале, но и критику своих работ.


Твардовский сделал журнал этаким революционером в тогдашней советской литературе — довольно часто в журнале появлялись произведения писателей и поэтов, с которыми они довольно долго обивали пороги других редакций, где их отбраковывали по идеологическим соображениям. Печатались в журнале и рецензии критиков, которых государство объявило космополитами. Благодаря Твардовскому свет увидели произведения Астафьева, Богомолова, Шукшина… Сотни и сотни их, и им нет конца.


Но оппозицонная политика журнала совсем не нравилась власти, и, даже несмотря на вроде как начавшуюся хрущёскую «оттепель», в 1954 году Твардовского «освобождают» (замечательная формулировка) от обязанностей главного редактора. Союз писателей обрушивается на поэта с разгромной критикой. В кресло главреда возвращают Симонова.


Поводом для всего этого послужила поэма «Тёркин на том свете», которую Твардовский хотел опубликовать в журнале. Если вы с ней ознакомитесь, вам станет понятно, что это сокрушительная сатира на советскую действительность и бюрократию, вроде как завуалированная, но понятная всем и каждому. Конечно же, власти такого стерпеть не смогли.


«А куда вообще делся Тёркин? Почему нет ни слова о его «мирных», послевоенных делах?» — спрашивали читатели, ища продолжение. Твардовский ответил. Была написана большая, подробная статья под названием «Как был написан «Василий Тёркин» (Ответ читателям)», где он рассказал читателям историю создания персонажа и то, почему он не может эксплуатировать этот образ.


С 1954 по 1958 год Твардовский не прекращает активную деятельность: пишет стихотворения, занимается самоанализом, знакомится со многими новыми интересными людьми. Появляются наброски, строфы будущих поэм. Хоть он и тяжело переживал случившееся, увольнение не сломило его — напротив, придало ему сил, хоть поэт и сокрушался, что вокруг одни лизоблюды и честолюбцы.


Впрочем, Александр Трифонович вскоре понял, как обратить перемены себе на пользу: в мае 1957 года он встречается с Хрущёвым лично, чтобы обсудить текущую ситуацию в стране, в литературе, поговорить о многих препятствиях, о бюрократии и т.д. Глава государства, обычно многословный, был потрясён и слушал Твардовского с неподдельным интересом.

Твардовский. Жизнь и борьба Cat_cat, История, Война, Великая Отечественная война, Стихи, Поэт, Твардовский, Длиннопост

Твардовский в редакции «Известий»


Поэт попал в точку. В 1958 году «сверху» ему предлагают вернуться в «Новый мир».

Редакция гудела, как улей. В прихожей у стола с графином стояли и сидели, но более всего ходили люди. Все двери из отделов были распахнуты. Встречи, поцелуи, рукопожатия. Во всем какой-то праздник. Жора Владимов сказал мне, что последние дни у них в редакции было полное запустение, никто даже не заходил — и вдруг, с первого же дня, как Твардовский взял журнал, все переменилось. Прежде всего он сам, в отличие от Симонова, появляется ежедневно в час дня и не дает никому лениться, сам читает материалы отделов и проч. Весело, празднично.

Из дневников В. Лакшина

Твардовскому сулили все условия. Но как только он снова стал главредом, начались препоны. Этого нельзя печатать, этого тоже, а этого запретить и выкинуть! По приказу свыше к публикации не был допущен роман Бориса Пастернака «Доктор Живаго», которому на тот момент уже даже была присуждена Нобелевская премия!

Расправились с писателем, не читая его романа.

А. Твардовский

Задушили также и Гроссмана, и многих других писателей. Работать было тяжело.


Несмотря на это, журнал проводит активную либеральную политику в литературе и искусстве. «Новый мир» для многих становится символом «шестидесятничества» - печатаются произведения Василя Быкова, Абрамова, Домбровского, Трифонова, Можаева... После личного разговора с Хрущёвым Твардовский получает право на публикацию романа Солженицына «Один день Ивана Денисовича» - и публикует. По воспоминаниям самого поэта, за этим произведением он просидел несколько ночей, читая и перечитывая.


Это был прорыв. «Новый мир» стремительно набирал популярность. Печаталось всё больше новых и новых произведений, открывающих другие страницы отечественной прозы и поэзии. Номера раскупались как горячие пирожки — приходилось увеличивать тираж.

Твардовский. Жизнь и борьба Cat_cat, История, Война, Великая Отечественная война, Стихи, Поэт, Твардовский, Длиннопост

Да и сам Твардовский в это непростое время переосмысливает себя и свою прежнюю жизнь. В новых поэмах «За далью — даль» и «По праву памяти» поэт приходит к выводу о том, что коллективизация и стройка новой советской власти не была такой радужной, как ему казалось тогда, много лет назад. Твардовский меняет свой взгляд на те события, понимая, как он тогда чудовищно ошибся, выбрав революцию, а не семью. Ему совестно за то время — это очень хорошо видно в поэмах. «По праву памяти» начала публиковаться в 1969, но полностью из-за цензуры стала доступна читателям лишь в 1987. А вот «За далью — даль» была опубликована в 1967 - ещё при жизни.


После свержения Хрущёва эйфория, вызванная небывалым ростом популярности журнала, сошла на нет — брежневское правительство начало кошмарить журнал, снимать статьи, когда номер был почти что сверстан, цензура была почти постоянной. В 1967 году его заместителей сняли, заменив их людьми ортодоксальных взглядов. Так Твардовскому стало ещё сложнее работать, тогда его с трудом уговорили не подавать в отставку.


Впрочем, это была лишь небольшая отсрочка. Цензоры постоянно вырезали строчки, а иногда даже целые строфы из стихотворений, часто приходилось бегать, просить, звонить, писать — бороться, бороться и ещё раз бороться. Твардовский писал письма Брежневу, но ответа так и не получил.


Провластные газеты критиковали журнал, всё ещё имеющий колоссальный успех у читателей. Его поливали грязью, критиковали, шли даже на откровенную ложь. Твардовскому казалось, что он буквально «сходит с ума» - неужели все, абсолютно все ополчились против него? Впрочем, письма, посылаемые читателями в поддержку журнала, убеждали в обратном...


И случилось непоправимое - в начале февраля 1970 поставили новых людей в замы и в редколлегию журнала. Людей, абсолютно чуждых Твардовскому, критиковавших его творчество и редакторскую деятельность, людей, завистливо называвших поэта «медведем» — за его характер и волю. Через несколько дней «медведь» сдался: Твардовский подал заявление об уходе, которое было немедленно удовлетворено. Вслед за ним ушли многие сотрудники. «Новый мир» был разгромлен.


Надо ли говорить, что в печати об этом не было сказано ни слова?


Журнал остался существовать, но это был уже другой журнал, с другими людьми и с другой политикой. Важно помнить: на протяжении всего того времени, пока Твардовский был главным редактором «Нового мира», публиковались сотни молодых писателей и поэтов, печатались неугодные официальной пропаганде правдивые статьи и рецензии либеральных критиков. Разгром журнала потряс читателей, которые ежедневно писали Твардовскому слова поддержки и благодарности за всё, что он сделал.


Смерть и память


После ухода из журнала «Новый мир» Твардовский сгорел очень быстро — вскоре у него случился инсульт, лишивший его частично подвижности и речи, а в больнице обнаружился запущенный рак лёгких. 18 декабря 1971 года его не стало.


Похоронили его на Новодевичьем кладбище.

Твардовский. Жизнь и борьба Cat_cat, История, Война, Великая Отечественная война, Стихи, Поэт, Твардовский, Длиннопост

Именем Твардовского названы несколько улиц в разных городах. Также в 1973 году оно было присвоено московской школе № 279 (сейчас — 293).


В 1995 году в Смоленске был поставлен памятник Твардовскому и Василию Тёркину.

Твардовский. Жизнь и борьба Cat_cat, История, Война, Великая Отечественная война, Стихи, Поэт, Твардовский, Длиннопост

В 2013 году на Страстном бульваре был установлен памятник Твардовскому, неподалёку от редакции журнала «Новый мир». Чуть дальше находится Пушкин - есть в этом что-то правильное.

Твардовский. Жизнь и борьба Cat_cat, История, Война, Великая Отечественная война, Стихи, Поэт, Твардовский, Длиннопост

Сейчас имя Александра Трифоновича Твардовского людям молодого поколения известно в лучшем случае как автора «Василия Тёркина». Поколение старших, наших дедушек и бабушек, знает его ещё и как редактора «Нового мира». Эта статья призвана раскрыть непростую судьбу этого человека, показать, чем он жил и за что боролся.


Источники.


Разумеется, ещё очень многое осталось не рассказанным. Если вам интересно, чем я пользовался при написании данной статьи, вы можете почитать следующие материалы:


1. А.Т.Твардовский. Автобиография

2. Андрей Турков. Твардовский

3. Александр Твардовский. Честно я тянул мой воз (составитель — А. Турков). В интернете текста книги не нашёл.

4. Павел Фокин. Твардовский без глянца

5. Александр Крон. Александр Твардовский

6. Иван Твардовский. На хуторе Загорье

7. Иван Твардовский. Родина и чужбина

8. А.Т.Твардовский. С Карельского перешейка (из фронтовой тетради)


P.S. Фото рабочего процесса прилагаю

Твардовский. Жизнь и борьба Cat_cat, История, Война, Великая Отечественная война, Стихи, Поэт, Твардовский, Длиннопост

Оригинал: https://vk.com/wall-162479647_174019

Автор: Тимофей Бердикин. Альбом автора: https://vk.com/album-162479647_269903541

Личный хештег автора в ВК - #Бердикин@catx2, а это наш Архив публикаций за май 2020


Администрация Пикабу предложила мотивировать авторов не только добрым словом, но и материально.

Поэтому теперь вы можете поддержать наше творчество рублем через Яндекс-деньги: 4100 1623 736 3870 (прямая ссылка: https://money.yandex.ru/to/410016237363870) или по другим реквизитам, их можно попросить в комментах. Пост с подробностями и список пришедших нам донатов вот тут.

Показать полностью 20
301

"Русские рубят детей топором". Как в Германии, поверив Геббельсу, целый город совершил самоубийство

Женщина под большим дубом на окраине города отравила ядом своих детей – двух малышей в коляске и одного шестилетнего ребёнка. Затем попыталась повеситься – но её вытащили из петли советские солдаты. Она рассказала, что на пропагандистских плакатах Третьего рейха утверждалось: русские убивают детей, раскалывая им череп топором. Среди горожан творилась массовая истерия. Целые семьи шли к реке, привязывали себя друг к другу, и погружались в холодную воду. Ещё многие недели после этого по рекам Германии плавали распухшие трупы. 11-летняя девочка пыталась выбраться из горящего дома, а бабушка тащила её обратно – в последнюю минуту мать схватила дочь, и бросилась с ней к реке. «У меня было чувство, что пришёл конец света, - вспоминала после чудом выжившая девочка. - И всем в Деммине тогда так казалось». Британский историк Иэн Кершоу, упоминая в своей книге «Конец Германии» о самоубийствах в городе Деммин 1 мая 1945 года, объясняет случившееся умопомешательством немцев в страхе перед местью большевиков. В то время в Деммине жили 15 000 человек: кроме того, скопились также группы беженцев из Померании. Предположительно, от 700 до 1 200 горожан убили себя лишь за один день, опасаясь «чудовищных зверств русских».

Сожгут, изнасилуют, съедят

…Адольф Гитлер был популярен в Деммине с самого начала. На выборах в парламент 5 марта 1933 года Национал-социалистическая партия Германии получила здесь 53,7 % голосов (в целом по стране – 43,91 %). Большинство евреев уехали ещё до погромов «Хрустальной ночи» - граждане Деммина бойкотировали их магазины: в 1938 году синагогу продали под склад мебельной фирме. 28 апреля 1945 года из Деммина сбежало всё нацистское руководство - включая партийных деятелей, офицеров СС и полиции. В городе оставались лишь участники «гитлерюгенда» и «фольксштурма» (народного ополчения). Через три дня советские парламентёры, выйдя на центральную площадь Деммина, предложили сдаться – ведь Берлин уже пал. По ним открыли огонь. Один житель города (учитель по профессии) прикончил свою жену и троих детей, а затем из «фаустпатрона» убил красноармейца. Его уничтожили ответными выстрелами, и население города впало в панику: теперь-то им отомстят за сопротивление, сожгут, изнасилуют, съедят живьём. Люди принялись убивать себя: с таким ожесточением и энтузиазмом, словно им обещали за это призы. Целые семьи связывали себя верёвками, и топились в реке. Резали горло ножами. Глотали крысиный яд. Матери несли младенцев на руках, клали на землю, и проламывали им головы молотками. Работник лесного хозяйства, как сообщали очевидцы, из ружья застрелил троих детей, затем их матерей, прикончил свою жену, и последнюю пулю выпустил себе в висок. Он выжил, навсегда оставшись без зрения. Согласно другому свидетельству, дочь-подросток перерезала вены на запястьях своим родителям. Многие кончали жизнь самоубийством, даже не увидев ни единого русского солдата: так велик был их ужас перед армией, идущей с Востока.

Уничтожали себя в панике

…Жертв похоронили в нескольких братских могилах на кладбище Деммина. Разумеется, в девяностых годах XX века, когда возобладала мода на публикации о «двух миллионах изнасилованных немок», западные историки изрядно понаписали о «кровавой трагедии Деммина». Мол, кошмар суицида разразился сугубо потому, что Красная Армия якобы разграбила Деммин, начала жечь здания и насиловать женщин. Это упоминает и Иэн Кершоу, и другие исследователи из Британии, Западной Германии и США. По уже принятой методике, приводят пример изнасилования красноармейцами одной или двух гражданок рейха, и далее делается вывод о гигантском количестве пострадавших. В опросах фигурирует 15-летний Дитер Крюгер из Деммина, чья мать была якобы осквернена «большевиками» и совершила суицид, повествуется об умершей от изнасилования 17-летней школьнице, плюс ещё два момента…и на этом ВСЁ. Никаких документов, записей, других признаний не имеется. Впрочем, даже упиваясь описаниями «зверств Красной Армии», тот же Кершоу скромно отмечает – большинство самоубийств было совершено людьми в панике, на основе слухов и усиленной пропаганды доктора Геббельса: многие бюргеры в глаза не видели ещё русских, но стремились убить себя.

«Большевики спасали нам жизнь»

…В 2018 году немецкий режиссёр Мартин Фаркас снял документальный фильм о гибели мирных жителей Деммина. В интервью «Дойче Велле» он указал – «Люди подвергались страшной пропаганде. Национал-социалисты разжигали страх перед «чудовищами с Востока». Однако все выжившие, с кем я беседовал, говорили - русские им помогали. В 1945-м эти люди были детьми. Они рассказали, что советские солдаты спасли им жизнь, вытащив их из реки или перевязав вены на руках, которые им перерезали их матери. Современные немцы знают весьма мало по истории Деммина. Некоторые были очень удивлены фильму - тому, что говорят там пожилые демминцы». Да и сама «Дойче Велле», комментируя ленту Фаркаса, подтверждает – большинство горожан не наблюдали «преступлений» Красной Армии. Более того, «ДВ» признаёт: многие жители Деммина, покончившие с собой, не были жертвами насилия или грабежей. Они пошли на самоубийство из животного страха перед советскими военными – думая, что им, их семьям придётся отвечать за кровавую баню, устроенную солдатами вермахта в СССР.

Доктор в гробу не вертится

…Случай Деммина с сотнями трупов отлично иллюстрирует всю мощь пропаганды Геббельса. Экс-генсек ГДР Эгон Кренц рассказывал мне в интервью, как жители его городка дико паниковали перед приходом советской армии, и вспоминал нацистские плакаты, где большевики с ножами в зубах режут детей. Но что самое интересное – методика министерства народного просвещения и пропаганды Третьего рейха успешно используется и в наше время. В источниках на английском и немецком языках усиленно педалируется тема – сотни людей в Деммине 1 мая 1945 года убили себя и своих детей по причине бесчинств «орд большевиков». Западной публике на тарелочке подаются единичные инциденты (вполне допускаю, что они имели место быть), обложенные гарниром из вымысла и вранья. Фактура же, как ошеломлённые безумием красноармейцы бросились спасать немецких детей и женщин, оказывать им помощь, сотнями вытаскивать из реки, снимать с деревьев, везти в госпитали - цитируется редко, практически незаметно.

…На Западе вам всегда охотно объяснят насчёт испепелённых городов рейха и миллионов изнасилованных немок. А про спасённых Красной Армией самоубийц умолчат: мало кому известный фильм режиссёра Фаркаса не в счёт, хвалить варваров в приличном обществе Европы не принято. Вы знаете, доктор Геббельс в наше время в гробу не переворачивается, ему спокойно. Система, которую он придумал, работает без сбоев.

(с) Zотов

https://m.facebook.com/story.php?story_fbid=3099191340166960...

Показать полностью
225

Компьютеры — Родине. Как семья нелегалов добыла нефтяные и ракетные секреты

Компьютеры — Родине. Как семья нелегалов добыла нефтяные и ракетные секреты Из сети, Разведка, СССР, Тайны, История, Секрет, Жизнь за границей, Аргументы и факты, Длиннопост

Виталий и Людмила Нуйкины. 

Семья нелегалов Нуйкиных добыла для страны немало уникальных тайн. Служба внешней разведки рассекретила имя Виталия Алексеевича только в этом году, а его супруги — в 2017-м.

Виталий окончил МГИМО в 1960-м. Людмила по специальности акушер-гинеколог и несколько лет проработала доктором в селе. Они познакомились в Казахстане, переехали в Москву, поженились, родился сын. Виталий предпочёл карьере дипломата профессию разведчика. Людмила, не раздумывая, последовала за мужем. Учила французский, английский, испанский... В основном по фильмам — говорит, что это самая действенная методика. Муж делал упор на английский. Специфике разговорной английской речи Нуйкина обучал легендарный разведчик Конон Молодый. Говорил, что надо знать матерные слова: «А то тебя будут материть, а ты будешь улыбаться». А предатель и однокурсник Олег Гордиевский учил Виталия датскому языку.

Маленький сын Юрий остался в Союзе с бабушками и тётушками. «Сначала мы не виделись год, потом период разлуки увеличивался. Я очень переживала. Тянулась к детям возраста Юры. А за границей нас всё время спрашивали, почему у нас нет детей, — рассказывает Людмила Нуйкина. — Вначале муж говорил, что причина в нём. Мужчины начинали его подначивать, и тогда я уже взяла „вину“ на себя. Это давало мне возможность под предлогом лечения в других странах тайно навещать СССР».

Младшего сына Андрея Людмила рожала за границей и слово «мама» кричала по-французски. Ребёнок помог семье Нуйкиных в работе. «Гуляешь с коляской, в положенном месте одной рукой даёшь ему бутылочку, а другой лезешь в тайник», — объясняет Людмила. Но мальчика в 4 года тоже оставили в Москве с родственниками.

ДОСТАЛИ ПЕРВЫЕ КОМПЬЮТЕРЫ

Нуйкины до 1986 г. работали в более чем 18 странах мира. Выдавали себя за уроженцев франкоязычных стран, трудились в основном во Франции, Африке и Юго-Восточной Азии. По легенде, были европейскими предпринимателями. Из-за особенностей местного менталитета Людмила не могла официально устроиться работать, но дома не отсиживалась. Ходила в клубы жён банкиров и чиновников, на приёмы и обеды, где обычно выбалтывается очень многое. Потом «подружки» знакомили мужей, и Виталий так выходил на нужных людей.

«Мы с мужем получили образование за границей, устроились на работу. Муж стал инженером, причём большим специалистом в области техники. Потом он открыл несколько фирм в разных странах. Одна из них до сих пор существует и приносит прибыль! — улыбается Людмила Ивановна. — Я освоила за границей делопроизводство и машинопись, получила диплом. Но по медицине всегда очень скучала».

Нуйкины специализировались в основном на промышленной разведке. Например, в 1960-е похитили технологию производства буров для нефте- и газоносных скважин. Эти буры были прочнее советских: их можно было использовать в течение 3–4 суток, в то время как наши выходили из строя через 3–4 часа. Это позволило повысить производительность на нефтяных и газовых месторождениях СССР в несколько раз. Не зря эксперты утверждают, что каждый рубль, вложенный в научно-техническую разведку, приносит 20 руб. прибыли.

Во Франции в 1970-е Нуйкины похитили секреты для советского ракетно-космического комплекса. Более подробная информация будет ещё долго засекречена, но добытые тогда сведения до сих пор актуальны в ВПК России. «Несколько раз выносили большие сумки с приборами. Первые компьютеры мы достали», — вспоминает о «трофеях» Людмила. Добывали и документы, и технику.

ПОДВЁЛ БЮСТГАЛЬТЕР

Во время работы у Нуйкиных случались не только головокружительные успехи, но и непростые и даже казусные ситуации. Когда поехали в первый раз за границу на «обкатку», Людмила умудрилась снять жильё у местной жительницы, которая оказалась сотрудницей спецслужб. Выяснилось это случайно, когда та пригласила пообедать у неё на работе, и это оказалась столовая местного аналога КГБ!

Немало рисковых ситуаций случалось из-за советского менталитета. Людмила рассказывает, как её вычислили по советскому бюстгальтеру на пуговицах во время примерки в магазине. Хорошо, это была «обкатка» и, по легенде, они и так были из Союза. Трудно было ей переучиваться надевать платье через ноги, как делают в Европе, а не по-советски — через голову. «Уже когда мы довольно прочно осели за границей, пошли в магазин. И там я набрала кучу рулонов туалетной бумаги. Мы же помнили, как у нас дома с ней плохо было», — вспоминает она. Тогда подошёл муж и тихо велел всё выложить из тележки обратно.

Виталий и сам допустил раз промах. Из-за привычки экономить купил билет в командировку в экономклассе, за что получил выволочку от шефа: пойдут слухи, что компания разорилась.

«Риски были постоянно. Проходим как-то паспортный контроль на границе. Полицейский спрашивает у мужа: „Как зовут вашу жену?“ И тот называет моё имя, но из предыдущей легенды (мы использовали его в другой поездке и по другим документам), — рассказывает Людмила. Тогда выкрутились, как и во время очередного бракосочетания (им приходилось расписываться несколько раз в разных странах под разными легендами), когда Виталий не смог вспомнить девичью фамилию „тёщи“. — Муж как-то стоял в аэропорту в одной из стран, и тут к нему бежит через весь зал однокурсник из МГИМО с криками: „Виталий!“ Муж отвечает по-французски, что он ошибся. Тот не отстаёт: мол, чего притворяешься. В такой момент этот знакомый мог загубить нам всю карьеру. В итоге он отошёл, а потом нажаловался нашим посольским, что Виталий совсем зазнался...»

ВЫВОЗИЛИ В БАГАЖНИКЕ

В 1985 г., когда полковник ПГУ КГБ СССР Олег Гордиевский, исполнявший обязанности главы лондонской резидентуры, оказался предателем, Нуйкины попали под удар. Гордиевский прямо спросил у тогдашнего руководителя советской нелегальной разведки Дроздова, в какой стране сейчас Нуйкины. Генерал от ответа ушёл. «Вот почему нас долго искали и арестовать не успели. Юрий Иванович, человек опытнейший, сказал ему: „Ты не волнуйся, они от тебя, от твоей Англии, недалеко“. А что такое недалеко? Значит, мы где-то в Европе», — считает Людмила.

В одной из стран Юго-Восточной Азии, где они тогда работали, супруги заметили, что находятся «под колпаком»: странные соседи-англичане, жучок в квартире. Людмила была в это время в отпуске в Союзе, а вот Виталия пришлось вывозить в багажнике машины на советский корабль, стоявший на ремонте в порту. (Кстати, Гордиевского из России англичане по иронии судьбы тоже вывезли в багажнике через Финляндию.) «Муж провёл несколько тяжелейших дней в невыносимых условиях, иначе могли найти чужие службы, обыскивающие корабли. А ещё они попали в шторм. И, кажется, конец был близок. Но, в конце концов, корабль удалось взять на буксир и оттащить во Вьетнам.

И вот он из этой страшной жары в шортиках, но с дорогим атташе-кейсом прилетел в 6 утра в Москву, — рассказывает Людмила. — Помню, в Центре сказали: „Вас разыскивают и иностранные журналисты, и наши. Звоните родственникам, чтобы говорили, что вас не знают“. Гордиевский указал даже номер нашего московского телефона, наш адрес. Он ведь бывал у нас дома». К слову, их адрес заинтересовал и простых людей из стран, в которых супруги работали. Настоящие друзья, конечно, удивились, когда узнали, что имели дело с советской разведкой, но продолжили дружить с приятной супружеской парой.

После возвращения супруги Нуйкины работали в Центре. Виталий Алексеевич в отставке с 1993 г. «В 97-м инфаркт у него случился в аэропорту, но он заставил себя сесть за руль своей машины, приехать в нашу поликлинику, отстоять в очереди за медицинской карточкой, а потом немножко расслабился. И наступила клиническая смерть. Его воскрешали 5 часов и спасли. После это он прожил ещё год», — рассказала Людмила.

Полковник Людмила Нуйкина в отставке с 2006-го, но и после этого участвовала в подготовке молодых нелегалов. А ещё она с особым удовольствием растит внуков и внучек, ведь детство её сыновей прошло фактически без родителей. Кстати, оба Нуйкина-младших окончили военные вузы. Юрий уже полковник, а Андрей сделал карьеру на гражданке.

Источник.

Показать полностью
36

Фига се наборчик!

А ещё говорят, что в РККА не одобряли использование трофейной фототехники.


Шкулин Николай Николаевич – лейтенант, фотокорреспондент красноармейских газет «Тревога», «На защиту Родины». 1941 год. Здесь у него из нашего только ФЭД-ы с телевиками. Которые, впрочем, могут оказаться Лейками, но нет особого смысла долбаться с подгонкой под них советской оптики, так что, скорее всего, это его основные ФЭД-ы.


Хех, у меня Агфа почти такая же, только у меня Jsolette с оптическим видоискателем, а у него что-то в том же корпусе, но более старое, с рамочным.

Фига се наборчик! Фотоаппарат, Фотография, Пленка, СССР, История, Великая Отечественная война, Техника, Интересное
52

Руслан Аушев - Первый Президент Ингушетии. Герой Советского Союза

Руслан Аушев - Первый Президент Ингушетии. Герой Советского Союза Ингушетия, Кавказцы, Кавказ, Фотография, Мужчина, История, СССР

Русла́н Султа́нович А́ушев (ингуш. Руслан Султана Овшанаькъан; род. 29 октября 1954, с. Володарское, Айртауский район, Кокчетавская область (ныне с. Саумалколь, Айыртауский район, Северо-Казахстанская область), Казахская ССР, СССР) — российский политический, государственный, военный и общественный деятель. Первый Президент Ингушетии с 7 марта 1993 по 28 декабря 2001. Председатель Комитета по делам воинов-интернационалистов при Совете глав Правительств СНГ с 1991 по 2014. Герой Советского Союза (1982).

1206

Крутое пике

Крутое пике Самолет, Авиация, Пилот, Происшествие, Инцидент, Ошибка, Невнимательность, Длиннопост

19 февраля 1985 года Boeing 747 авиакомпании China Airlines летел из Тайбэя в Лос-Анджелес. На борту находился 251 пассажир и 23 члена экипажа. На последнем этапе к управлению приступил основной экипаж, состоявший из командира, второго пилота и бортинженера. Дополнительный экипаж отправился отдыхать.


После 10 часов полёта, на высоте 12500 метров лайнер попал в зону турбулентности. В этот момент он находился в 550-ти километрах от побережья США. Вскоре экипаж обнаружил что внешний правый двигатель (№4) не отреагировал на команды автопилота, а затем и вовсе заглох. КВС приказал второму пилоту запросить у диспетчера снижение, а бортинженеру перезапустить двигатель. Но попытка запуска оказалась неудачной. Самолёт начал терять скорость.


Из-за того, что с левой стороны работали два двигателя, а с правой только один, возник дисбаланс тяги. В результате самолёт начал разворачиваться и крениться вправо. Автопилот не умел справляться с этой ситуацией, а экипаж не обратил на неё внимания, так как был поглощён проблемой с двигателем и скоростью. Вскоре самолёт вошёл в облачность и пилоты потеряли пространственную ориентацию. Между тем, крен составлял уже более 60 градусов. Когда командир обратил внимание на авиагоризонт, линия наклона стала вертикальной, а затем и вовсе ушла за левый край.


Самолёт поворачивался вокруг своей оси и даже какое-то время летел вверх ногами, а потом ушёл в крутое пике. За 30 секунд он опустился на 3000 метров и продолжал с огромной скоростью лететь вниз, к океану. В салоне творился ад. Непристёгнутые пассажиры вываливались из кресел и бились о стены, пол и потолок. Вместе с ними по салону летали подносы, посуда и ручная кладь. Пристёгнутые же испытывали дикие перегрузки, их с огромной силой вдавливало в кресла.

Крутое пике Самолет, Авиация, Пилот, Происшествие, Инцидент, Ошибка, Невнимательность, Длиннопост

КВС отключил автопилот и пытался выровнять лайнер. Но у него не было каких-либо ориентиров и он не понимал в каком положении они сейчас находятся. Между тем, из-за перегрузки у боинга оторвались створки шасси и начали отделяться другие детали. Лишь когда лайнер вышел из облачности, пилоты увидели линию горизонта и начали выравниваться относительно неё. Они рванули штурвалы на себя и смогли перейти в горизонтальный полёт на высоте 2900 метров. Бортинженер попытался запустить двигатель №4 и ему это удалось. Больше ничего не мешало нормальному полёту, однако экипаж обнаружил что основные шасси, из-за перегрузок, вывалились из гондол и не убираются обратно. Поэтому пилоты решили садиться ближайшем аэропорту — Сан-Франциско. Посадку произвели без проблем.


Боинг получил серьёзные повреждения. Помимо створок шасси, у правого горизонтального стабилизатора вырвало кусок длиной 1,5 метра, включая 3/4 руля высоты, а у левого оторвался кусок в 3 метра, включая все рули высоты и разорвав линии одной из гидравлических систем. Крылья выгнулись на 5 сантиметров вверх. На борту никто не погиб. 2 человека получили серьёзные травмы, 22 - лёгкие.

Крутое пике Самолет, Авиация, Пилот, Происшествие, Инцидент, Ошибка, Невнимательность, Длиннопост

Последствия


Следователям пришлось изрядно попотеть, чтобы восстановить данные параметрического “чёрного ящика”, так как перегрузки сильно повредили его системы. Было установлено, что действительно заглох крайний правый двигатель. Но это не критический отказ, такой самолёт может лететь и на трёх. Однако командир нарушил инструкцию, приказав осуществить повторный запуск на высоте 12500 метров. Эту процедуру рекомендуется проводить на высоте максимум 9000 метров, так как выше может быть недостаточно кислорода для зажигания. В свою очередь бортинженер не ожидал этой команды на такой высоте и в спешке нарушил процедуру запуска, а именно не закрыл воздушный клапан. В результате запустить двигатель не удалось.


В этот момент экипаж сосредоточился только на двигателе и скорости, поэтому не обращал внимания на другие приборы. Кроме того, капитан полностью доверял автопилоту и своевременно не перешёл на ручное управление, чтобы парировать правый крен. К тому времени как он это сделал, ориентировка была уже потеряна, а самолёт перешёл в пике.

По результатам расследования не было никаких рекомендаций. Самолёт отремонтировали и он летал до 2005 года.


(с) "Расследования авиакатастроф" в Telegram

https://t.me/rumayday

Показать полностью 2
311

История СССР в фотографиях № 112

Автор фотографий: Всеволод Тарасевич


Автобусы ("Икарусы") во дворе РК Выборга. 1981 г. Ленинградская область, г.Выборг

История СССР в фотографиях № 112 СССР, История, Фотография, Подборка, Длиннопост

Марсово поле. Вечный огонь и салют. 1981 г. Ленинград

История СССР в фотографиях № 112 СССР, История, Фотография, Подборка, Длиннопост

Вид на партер и Большой Екатерининский дворец. Пушкинский район Санкт-Петербурга, г. Пушкин 1983 г.

История СССР в фотографиях № 112 СССР, История, Фотография, Подборка, Длиннопост

Вид на Александровский дворец от Нижнего пруда.  Пушкинский район Санкт-Петербурга, г. Пушкин 1983 г.

История СССР в фотографиях № 112 СССР, История, Фотография, Подборка, Длиннопост

Большой  пруд. Лодки с отдыхающими.  Пушкинский район Санкт-Петербурга, г. Пушкин 1983 г.

История СССР в фотографиях № 112 СССР, История, Фотография, Подборка, Длиннопост

Спортивно-концертный комплекс им. Ленина. Тренировка.  г. Ленинград , 1985 г.

История СССР в фотографиях № 112 СССР, История, Фотография, Подборка, Длиннопост

Пульт "Ленэнерго".  г. Ленинград, 1985 г.

История СССР в фотографиях № 112 СССР, История, Фотография, Подборка, Длиннопост

Выставка "Интенсификация - 90". Компьютерный зал.  г. Ленинград, 1985 г.

История СССР в фотографиях № 112 СССР, История, Фотография, Подборка, Длиннопост
История СССР в фотографиях № 112 СССР, История, Фотография, Подборка, Длиннопост
История СССР в фотографиях № 112 СССР, История, Фотография, Подборка, Длиннопост

Выставка "Интенсификация - 90". Модель "Токамака". г. Ленинград, 1985 г.

История СССР в фотографиях № 112 СССР, История, Фотография, Подборка, Длиннопост

Ленинградское объединение электронного приборостроения «Светлана». 1985 г.

История СССР в фотографиях № 112 СССР, История, Фотография, Подборка, Длиннопост

Собрание в "Красном уголке". Ленинградское объединение электронного приборостроения «Светлана». 1985 г.

История СССР в фотографиях № 112 СССР, История, Фотография, Подборка, Длиннопост

Сборочный цех.  Ленинградское объединение электронного приборостроения «Светлана». 1985 г.

История СССР в фотографиях № 112 СССР, История, Фотография, Подборка, Длиннопост

Дворец бракосочетаний. Свадебные процессии.  г. Ленинград, 1985 г.

История СССР в фотографиях № 112 СССР, История, Фотография, Подборка, Длиннопост

Украинская ССР. 

Док Херсонского судостроительного объединения им. 60-летия Ленинского Комсомола. 1985 г.

История СССР в фотографиях № 112 СССР, История, Фотография, Подборка, Длиннопост
История СССР в фотографиях № 112 СССР, История, Фотография, Подборка, Длиннопост
История СССР в фотографиях № 112 СССР, История, Фотография, Подборка, Длиннопост
История СССР в фотографиях № 112 СССР, История, Фотография, Подборка, Длиннопост
История СССР в фотографиях № 112 СССР, История, Фотография, Подборка, Длиннопост
История СССР в фотографиях № 112 СССР, История, Фотография, Подборка, Длиннопост
История СССР в фотографиях № 112 СССР, История, Фотография, Подборка, Длиннопост
История СССР в фотографиях № 112 СССР, История, Фотография, Подборка, Длиннопост
История СССР в фотографиях № 112 СССР, История, Фотография, Подборка, Длиннопост

Судно «Индира Ганди» у причала Херсонского судостроительного объединения им. 60-летия Ленинского Комсомола. 1985 г.

История СССР в фотографиях № 112 СССР, История, Фотография, Подборка, Длиннопост

Источник:  https://russiainphoto.ru/search/years-1946-1999/?author_ids=...

Показать полностью 24
502

Воздушный авианосец

Автор: Павел Заикин.


Задолго до начала войны военспецам было совершенно очевидно, что бомбардировщик без прикрытия истребителями очень уязвим. Однако дальних истребителей, способных сопровождать новые бомбовозы, советская промышленность ещё не производила. И вскоре после того, как на вооружение были приняты бомбардировщики ТБ-1, инженер Вахмистров предложил идею самолёта-"авиаматки", этакого "воздушного авианосца".


ТБ-1 конструкции Туполева был по-своему знаковой машиной. Она стала первым в мире цельнометаллическим двухмоторным бомбардировщиком, принятым на вооружение. Именно с этого самолёта началось становление отечественной стратегической авиации.


В 1931 году, когда стало окончательно ясно, насколько ТБ-1 надёжная, достаточно мощная и прочная машина, Владимир Вахмистров предположил, что во время полёта истребители могут закрепляться непосредственно на бомбардировщиках. Так родилась идея проекта "Звено".


Первоначально в качестве носимых предполагались истребители И-4, с которых сняли нижние крылья. Они должны были закрепляться на крыльях самолёта-носителя тремя замками каждый. В случае необходимости оператор, размещавшийся в кабине бомбардировщика, дистанционно открывал эти замки, истребители отцеплялись и в дальнейшем действовали самостоятельно. Накануне Нового, 1932 года, состоялся первый полёт "цирка Вахмистрова", как окрестили получившуюся связку конструкторы и пилоты.

Воздушный авианосец Cat_cat, История, Авиация, СССР, Самолет, Истребитель, Бомбардировщик, Война, Длиннопост

Примерно так это и выглядело. «Звено-1».


В ходе первых же испытаний едва не произошла трагедия. Хвостовой замок одного из И-4 сработал с задержкой. Пилот истребителя (а это был Валерий Чкалов, ещё не легендарный, но уже отличный лётчик) мгновенно понял - ещё секунда-другая, его самолёт перевернёт встречным ветром и ударит о металлическое крыло ТБ-1. И тогда...


Чкалову не нужно было раздумывать, чтобы принять верное решение даже в такой катастрофической ситуации. Он резко "дал руля" и буквально "вжал" свою машину в крыло бомбардировщика. Наконец, замок открылся и истребитель унёсся в свободный полёт, оставив в обшивке ТБ-1 вмятины от шасси...


Испытания были признаны успешными, проект "Звено" - перспективным. Предстояла большая работа.

Воздушный авианосец Cat_cat, История, Авиация, СССР, Самолет, Истребитель, Бомбардировщик, Война, Длиннопост

Различные варианты размещения истребителей на бомбардировщиках, использовавшиеся в проекте "Звено".


Создавались всё новые связки самолётов. Сначала на крыло "воздушных авианосцев" стали устанавливать более современные истребители И-5. Так появился проект "Звено-1А". Потом в небо поднялось "Звено-2", в котором носителем выступал четырёхмоторный гигант ТБ-3. Он уже мог поднимать в воздух три истребителя. Правда, третий, размещавшийся у него на фюзеляже, было сложно на земле втащить по пандусу. Так, быть может, попытаться "поймать" его в воздухе?..


Работа продолжалась. В 1938 году Вахмистров решил переориентировать подвесные истребители на бомбежку с пикирования. Эта система получила название "Звено-СПБ" (Составной пикирующий бомбардировщик). Под каждое крыло ТБ-3 подвешивался истребитель И-16, несущий по две авиабомбы. В полёте И-16 питались горючим от самолёта-носителя, в результате чего радиус их действия увеличился почти вдвое. Максимальная дальность "Звена-СПБ" составила две с половиной тысячи километров!

Воздушный авианосец Cat_cat, История, Авиация, СССР, Самолет, Истребитель, Бомбардировщик, Война, Длиннопост

Да-да, это летало. Перед вами «Звено-7» в составе: бомбардировщик ТБ-3, два истребителя И-5 (на крыле), два И-16 (под крылом), один И-Z под фюзеляжем на специальной рампе, позволяющей «подхватить» истребитель прямо в полёте.


Однако интерес руководства авиационной промышленности к системе "Звено" постепенно угасал. Не помогло даже заступничество наркома обороны Ворошилова. Было оборудовано всего 5 комплектов составного пикирующего бомбардировщика (первоначальный заказ составлял 40 носителей). Их перевели в Евпаторию и включили в ВВС Черноморского флота. А вскоре и их разукомплектовали, превратив в "обычные" бомбардировщики и истребители. До начала фашистского вторжения оставалось меньше полугода...


Вспомнили о проекте Вахмистрова уже после того, как на советской земле стали рваться вражеские бомбы. Оказалось, что "высотным" бомбардировщикам далеко не все задачи "по зубам". Например, мост и нефтепровод через реку Дунай, при помощи которых снабжались румынские войска, разрушить не удалось ни в первый, ни в пятый день войны, ни даже через месяц! А ведь войска союзной Третьему Рейху Румынии в тот момент уже вытеснили Красную Армию из Молдавии и примерялись к пути на Одессу.


И вот 22 июля из Москвы пришёл приказ о возобновлении боевого применения "Звена". Срочно были воссозданы три состава при шести И-16. Уже через четыре дня состоялся первый боевой вылет составного пикирующего бомбардировщика.

Воздушный авианосец Cat_cat, История, Авиация, СССР, Самолет, Истребитель, Бомбардировщик, Война, Длиннопост

Составной пикирующий бомбардировщик «Звено-СПБ».


Барражировавшие над румынской Констанцей "мессершмитты" даже не успели перестроиться для атаки - настолько их пилоты не ожидали появления со стороны моря маленьких вёртких "ястребков". Те покинули свои "авианосцы" за 40 км до берега, благополучно облетели порт и сбросили "фугаски" на нефтехранилища.


Взрыв был знатный, горело потом два дня. А все четверо нападающих (в атаке участвовало два СПБ) благополучно ушли и сели в Одессе. Дозаправка - и домой, в Евпаторию! Да, совершить такой полёт "в один присест" истребители не могли - не хватало топлива.


В общем, первый блин комом не вышел. Стало ясно, что проект "Звено-СПБ" вполне пригоден к боевой работе. Теперь надлежало развить успех.


В 3 часа ночи 10 августа с полосы Евпаторийского аэродрома поднялась тройка ТБ-3 и направилась к дельте Дуная. Каждый из бомбардировщиков нес по два И-16. Кроме бомб, под истребители были подвешены запасные топливные баки, дававшие возможность продержаться в воздухе дополнительно больше получаса - всё-таки предстояло часть пути до цели проделать над сушей.


На "Звено" возлагались большие надежды. Накануне мост и нефтепровод через Дунай подверглись налёту шести вполне современных на тот момент бомбардировщиков Пе-2. И снова неудачно.


Очень быстро у одного из "авианосцев" начались проблемы с двигателем. На неисправной машине лететь над морем, да ещё с не вполне обычным "грузом", крайне опасно. Пришлось возвращаться. Два других ТБ-3 продолжили путь.

Воздушный авианосец Cat_cat, История, Авиация, СССР, Самолет, Истребитель, Бомбардировщик, Война, Длиннопост

Истребитель И-16 с бомбами ФАБ-250, размещённый под крылом самолёта-носителя ТБ-3. Проект «Звено-СПБ».


И вот, в 5:10, за 15 км от берега последовала команда "Сброс". Четыре "ястребка", невзирая на плотный зенитный огонь, прорвались к цели. Мост получил повреждения, но этого было мало.

Зато спустя три дня всё прошло как по маслу. Ранний вылет, сброс, атака... И пять из двенадцати бомб ложатся прямо на мост. Взрывами был повреждён и нефтепровод. Разворот, атака пехоты огнём пулемётов. Вот теперь можно и возвращаться! И в 7 утра из Одессы доложили командованию ВВС Черноморского флота: "Сели восемь истребителей". Ни один из не получил ни единого попадания.


Это был успех. Авиационное командование решило, что нужно больше составных пикирующих бомбардировщиков.


Да вот беда, самолёт ТБ-3 к тому моменту был давно уже снят с производства в пользу куда более современных машин, которые в "Звено" не годились. Оставшиеся оказались в большинстве своём настолько изношенными, что им пришлось сильно ограничить полётный вес и использовать в тылу.


Всё-таки было решено переоборудовать в СПБ ещё пять бомбардировщиков, а сверх того запросить Москву о выделении десятка машин.


И пошла работа! Небольшие, маневренные "ястребки" возникали как будто из ниоткуда, уничтожая доки, переправы и воинские колонны противника. Впрочем, И-16 оставался истребителем даже в составе СПБ - достоверно известно как минимум о двух групповых воздушных победах, одержанных пилотами "подвесок".

Воздушный авианосец Cat_cat, История, Авиация, СССР, Самолет, Истребитель, Бомбардировщик, Война, Длиннопост

Арсений Шубиков


Но война - не прогулка. С приходом осени начались потери. 8 сентября впервые один из истребителей СПБ не вернулся после атака на переправу через Днепр. 22 октября заблудился в воздухе и погиб в схватке с двумя "мессерами" люфтваффе капитан Арсений Шубиков, командовавший налётами на Констанцу и дунайский мост... Да и вообще, авиация Черноморского флота несла тяжёлые потери в те непростые дни.


Начала подводить и техника. Стареньким ТБ-3 всё сложнее было выполнять боевые задачи. Всё чаще они лишь поднимали в воздух истребители (ведь с двумя бомбами ФАБ-250 маленький И-16 не мог даже оторваться от полосы) - и тут же садились. Да и ни к чему были длительные полёты - враг подбирался всё ближе!


Последний боевой вылет "Звено-СПБ" совершил в начале весны 1942 года. Три с лишним десятка операций - и все успешные - такой выдающийся результат продемонстрировал "цирк Вахмистрова". Кстати, его ещё называли "цирком Шубикова", по фамилии командира эскадрильи. И пусть применение составного пикирующего бомбардировщика осталось лишь небольшим эпизодом первых месяцев войны, оно показало, что при умной голове и умелых руках даже устаревшую технику можно превратить в грозное оружие.

Воздушный авианосец Cat_cat, История, Авиация, СССР, Самолет, Истребитель, Бомбардировщик, Война, Длиннопост

«Звено-1» глазами современного художника.


Благодарим за помощь коллективы пабликов МЛК&А, CatCat и ПНВ.


Оригинал: https://vk.com/wall-162479647_167696

Автор: Павел Заикин. Альбом автора: https://vk.com/album-162479647_257669313

Личный хештег автора в ВК - #Заикин@catx2, а это наш Архив публикаций за май 2020


Администрация Пикабу предложила мотивировать авторов не только добрым словом, но и материально.

Поэтому теперь вы можете поддержать наше творчество рублем через Яндекс-деньги: 4100 1623 736 3870 (прямая ссылка: https://money.yandex.ru/to/410016237363870) или по другим реквизитам, их можно попросить в комментах. Пост с подробностями и список пришедших нам донатов вот тут.

Показать полностью 6
74

Герой России Абдулхаким Исмаилов возле трофейного Mersedes 770. Берлин. 19 мая 1945 года

Герой России Абдулхаким Исмаилов возле трофейного Mersedes 770. Берлин. 19 мая 1945 года Память, Великая Отечественная война, 9 мая, История, Вторая мировая война, СССР, Кавказ, Дагестан, Длиннопост

Абдулхаки́м Иса́кович Исмаи́лов (1 июля 1916 — 17 февраля 2010) — участник советско-финской и Великой Отечественной войн, Герой Российской Федерации. Кумык по национальности.

Получил широкую известность как участник постановочной фотосъёмки советского фотокорреспондента Е. А. Халдея (вместе с сержантами Леонидом Горичевым и Алексеем Ковалёвым), создавшем 2 мая 1945 года художественные фото водружения красного знамени на одну из башен Рейхстага по заданию ТАСС.

Ветеран Великой Отечественной войны. Великую Отечественную войну встретил на Украине в составе 147-го стрелкового полка, прошёл с боями всю Украину, Белоруссию, Польшу, Прибалтику, освобождал Запорожье, Одессу, Варшаву.

В боях за Одессу был ранен, после выздоровления был направлен в 83-ю отдельную гвардейскую разведывательную роту 82-й гвардейской стрелковой дивизии, с этой ротой Абдулхаким Исакович дошёл до Берлина. В конце войны служил в 101-й отдельной механизированной разведывательной роте 83-й стрелковой дивизии 8-й гвардейской армии 1-го Белорусского фронта. Во фронтовой газете о нём писали как об отважном и бесстрашном разведчике.

В интервью, данном в 2007 году, Абдулхаким Исмаилов утверждал, что ещё 28 апреля 1945 года Алексей Ковалёв, он и Леонид Горычев установили красный флаг на одной из башенок крыши Рейхстага[5].

Он сам описывал это событие так: «28 апреля наша 83-я гвардейская разведрота 82-й гвардейской стрелковой дивизии выходит к Рейхстагу. Плотность войск огромная, артобстрел ведется нещадный, но Рейхстаг для немцев - святыня и символ, и сопротивляются они в тысячу раз упорнее обычного. Четыре раза в этот день войска штурмуют рейхстаг. С огромными потерями и безуспешно. Находясь в непосредственной близости от дворца германского парламента, мы не можем продвинуться ни на метр. Командир нашей разведроты Шевченко получает приказ выслать разведку и, в свою очередь, поручает это задание трем разведчикам - мне и двум моим друзьям: украинцу Алексею Ковалеву и белорусу Леониду Горычеву. Подошли ко дворцу. Проскочили первый этаж здания, полный немцев - безумных, пьяных. Поднялись на второй. Я чуть не погиб там. Спасла случайность. Задержавшись на пороге огромного зала, в котором залегли отстреливавшиеся фашисты, увидел в большом дворцовом зеркале притаившихся за дверью двух немецких автоматчиков. Убил их. Побежал дальше, надо было выполнять разведывательную работу. В конце концов мы втроем с товарищами оказались на крыше. Внизу шел бой. Перестрелка. Грохот артиллерии. Такого задания - водрузить флаг - нам не давали. Но у всех, кто штурмовал Рейхстаг, на всякий случай флаг с собой имелся. Был и у нас. Вот мы его и установили. Не на главном куполе, а на одной из башенок»[6].

По просьбе фотокорреспондента ТАСС Евгения Халдея 2 мая 1945 года Исмаилов с Алексеем Ковалёвым и Леонидом Горычевым установили Красное знамя над Рейхстагом, чтобы запечатлеть это событие на фотоплёнку Е. А. Халдей «Знамя Победы над Рейхстагом». Фотография Халдея стала известна всему миру как символ Победы советского народа.

За годы войны Абдулхаким Исакович был пять раз ранен, но каждый раз возвращался в строй. В 1996 году Указом Президента Российской Федерации ему было присвоено звание Героя Российской Федерации.

В послевоенные годы А. И. Исмаилов работал на сельскохозяйственном производстве. Находясь на заслуженном отдыхе, принимал активное участие в общественно-политической жизни Дагестана, проводил большую работу по нравственному и патриотическому воспитанию подрастающего поколения.

В преддверии 50-летия Победы в России готовили к печати учебник по истории Великой Отечественной, подбирали для него фотоматериалы. Среди прочих оказался снимок военного фотокорреспондента Евгения Халдея — три бойца устанавливают Знамя Победы над поверженным рейхстагом в Берлине. Начались розыски. Вскоре в программе тележурналиста Николая Сванидзе оказался пожилой киевлянин Алексей Ковалёв. Когда ему показали ту фотографию, он мгновенно ответил: «Да это же я, а рядом Лёня Горычев из Минска и Абдулхаким Исмаилов из Дагестана!».

После первой чеченской войны Аслан Масхадов предпринял безуспешную попытку использовать авторитет Абдулхакима Исмаилова в своих пропагандистских целях.

Абдулхаким Исмаилов скончался 17 февраля 2010 года.

Герой России Абдулхаким Исмаилов возле трофейного Mersedes 770. Берлин. 19 мая 1945 года Память, Великая Отечественная война, 9 мая, История, Вторая мировая война, СССР, Кавказ, Дагестан, Длиннопост
Показать полностью 1
1310

Свидание матери с сыном спустя 20 лет

Во время войны армейский фотокорреспондент главной советской газеты «Правда» Семён Коротков побывал в местах самых жарких сражений с врагом.


В мае 1942-го года, во время боёв за Севастополь, Коротков сфотографировал бравого морского пехотинца с красивой улыбкой, грудь которого перепоясывали пулемётные ленты, а за поясом торчала граната. Звали этого красавца – Алексей Аршба. Он был родом из Абхазии.


На своей малой родине Алексей исходил немало горных троп, поэтому крымские скалы казались ему привычными. Алексей Аршба был отчаянным разведчиком.


Как раз накануне съёмки он взял за линией фронта и доставил в штаб очередного немецкого «языка», 27-го на своём личном счету.


После позирования морпех попросил корреспондента передать фотокарточку его матери, но назвать её адрес и имя не успел – его срочно вызвал командир.

Свидание матери с сыном спустя 20 лет Мама, Сын, Фотография, История, Великая Отечественная война, Длиннопост

В тот же день, поздним вечером Алексей Аршба с пятью товарищами ушёл на разведку в тыл к немцам. Утром группа не вернулась... Пять бойцов были внесены в списки пропавших без вести…


Двадцать лет родные и близкие Алексея ничего не знали о его последних днях и месте его гибели. Двадцать лет фотограф Семён Коротков разыскивал семью героя.


Работая фотокорреспондентом газеты «Советская Абхазия» и часто разъезжая по всей республике, он в каждом селении и в каждом городе показывал людям снимок погибшего воина.


И вот однажды его настойчивость была вознаграждена: в горном селе Ткуарчал на востоке Абхазии Семён Коротков нашёл мать героя.


Пожилую, седую, но по-прежнему красивую женщину звали Маруша Пачулиа.


Рассказав о сыне-герое и вручив матери драгоценную её сердцу реликвию, фотограф нашёл в себе силы зафиксировать столь драматический момент…


Спустя 20 лет старая седая мама встретилась со своим сыночком, навеки оставшимся молодым. Вот так появился знаменитый снимок под названием «Мать» – фотография, на которую без слёз смотреть невозможно.

Свидание матери с сыном спустя 20 лет Мама, Сын, Фотография, История, Великая Отечественная война, Длиннопост

Удивительный по силе кадр! Автор сумел запечатлеть то, что невозможно передать никакими словами. Это не просто горе одной матери солдата, а нечто большее: это скорбь многих советских матерей. Ведь миллионы женщин Советского Союза потеряли на войне своих любимых сыновей.


Когда-то щелчок фронтовой камеры «Лейки» Семёна Короткова запечатлел для центральной газеты улыбающееся лицо молодого морпеха Алексея Аршба за несколько часов до его гибели.


А через двадцать лет другой щелчок того же фотоаппарата навсегда сохранил лицо героя и лицо его матери – но уже для памяти миллионов людей.


Абхазский писатель Георгий Гулиа однажды сказал очень верные слова о знаменитом снимке: «Это выдающееся произведение фотоискусства я бы назвал так: «Скорбящая Мать всего человечества».

http://polzam.ru/index.php/istorii/item/1364-svidanie-materi...

Показать полностью 1
43

Трояну поплохело

20 июня 2019 года.

Муниципальный аэропорт Холлистера, Холлистер, Сан-Бенито, Калифорния, США.


Автор видео хотел подснять взлёт Бомбардье CL-415, когда услышал, что только что совершивший разбег Троян начал подыхать

То, что осталось от самолёта. Выглядит ремонтопригодным. Благо, этих УТ-шек ещё на несколько поколений припасено.

154

История трагедии эсминца "Сокрушительный"

История трагедии эсминца "Сокрушительный" СССР, Великая Отечественная война, Миноносец, История, Длиннопост

Эскадренный миноносец «Сокрушительный» относился к серии эсминцев проекта «7».


Эсминцы проекта «7» (или, как их обычно называют, «семерки») по праву занимают видное место в нашей военно-морской истории.


И неудивительно — ведь они были активными участниками Великой Отечественной войны, являлись самыми массовыми советскими надводными кораблями постройки 30-х годов, именно от «семерок» ведут свою родословную несколько поколений отечественных эсминцев, больших ракетных кораблей и даже крейсеров.


Один эсминец типа «7» стал гвардейским, четыре — краснознаменными. В то же время о них сказано и написано немало противоречивого. Особенно это относится к боевым действиям «семерок» в годы войны — здесь реальные, часто трагические события в течение долгого времени подменялись легендами.


Особо много слухов ходило всегда вокруг трагической гибели эскадренного миноносца «Сокрушительный».


Первые шесть «семерок» удалось заложить в конце 1935 года, а в следующем году — и все остальные. К началу Великой Отечественной войны в составе советского ВМФ числилось 22 эсминца типа «Гневный».


Это были наши самые массовые корабли довоенной постройки.


Эскадренный миноносец «Сокрушительный» был построен на заводе № 189 имени С. Орджоникидзе. Заводской номер С-292. Заложен 29.10.1936 года, спущен на воду 23.08.1937 года, приемный акт подписан 13.08.1939 года. Вскоре после вступления в строй переведен по Беломорско-Балтийскому каналу (сентябрь — ноябрь 1939 года) на Северный флот. В ноябре эсминец прибыл в Полярный. Во время войны с Финляндией нес дозорную и конвойную службу, затем занимался боевой подготовкой. С 18 июля 1940 года по 4 июля 1941 года прошел гарантийный ремонт на заводе № 402 в Молотовске. Всего до начала Великой Отечественной войны он прошел 10 380 миль.


После завершения ходовых испытаний «Сокрушительный» был включен в состав Беломорской флотилии, где находился до 29 сентября. За это время он несколько раз эскортировал транспорты, произвел 3 минные постановки (поставил 90 мин КБ-1 и 45 мин образца 1908 года), прошел кратковременный планово-предупредительный ремонт.


1 октября «Сокрушительный» прибыл в Полярный и вошел в состав отдельного дивизиона эсминцев.


Северный флот в годы Великой Отечественной войны был самым молодым и самым малочисленным, но в то же время наиболее активно действовавшим оперативным соединением нашего ВМФ. К июню 1941 года крупнейшими его кораблями были именно «семерки».


Пять эсминцев этого типа («Громкий», «Грозный», «Гремящий», «Стремительный» и «Сокрушительный») вместе с тремя «новиками» составляли 1-й отдельный дивизион эскадренных миноносцев.


В конце 1942 года, с прибытием тихоокеанских «Разумного», «Разъяренного» и лидера «Баку», была сформирована бригада эскадренных миноносцев (командир — капитан 1-го ранга, затем контр-адмирал, П.И. Колчин).


До 1 января 1942 года он 11 раз выходил для обстрела вражеских позиций, выпустил 1297 130-мм снарядов. Кроме того, вместе с «Грозным» и английским крейсером «Кент» участвовал в поиске немецких эсминцев (правда, без результатов), конвоировал транспорты. Наиболее тяжелым походом стала совместная с «Грозным» эскортная операция 24–26 декабря.


Во время 9-балльного шторма при 7-балльной волне и сильном обледенении надстроек крен корабля достигал 45°, а из-за засоленности холодильника некоторое время приходилось идти на одном ТЗА. Каким-то чудом корабли избежали больших повреждений.


В этот раз «Сокрушительному» просто повезло, и он добрался до базы.


28 марта, после завершения планово-предупредительного ремонта, «Сокрушительный» вместе с «Гремящим» и английским эсминцем «Ориби» вышли навстречу конвою PQ-13, а утром следующего дня вступили в его охранение. В 11 часов 18 минут при плохой видимости была услышана стрельба, и через 2 минуты у левого борта «Сокрушительного» поднялись всплески от пяти артиллерийских снарядов.


Через 6–7 секунд по носу и корме упало еще 3 снаряда.


Эсминец увеличил ход. Спустя несколько секунд на курсовом угле 130° и дистанции 15 кабельтовых был обнаружен силуэт корабля, опознанного как немецкий эсминец типа «Редер». «Сокрушительный» открыл огонь и вторым залпом добился накрытия с попаданием снаряда в район второй трубы корабля противника.


Тот запарил и резко повернул влево. Наш эсминец вдогонку сделал еще 4 залпа, но больше попаданий не наблюдалось. Налетевший снежный заряд скрыл неприятеля из виду.


Всего «Сокрушительный» выпустил 20 130-мм снарядов.

Моряки советского эсминца проекта 7 «Сокрушительный» с корабельным питомцем, район носовых торпедных аппаратов, вид в нос. Северный флот.

История трагедии эсминца "Сокрушительный" СССР, Великая Отечественная война, Миноносец, История, Длиннопост

Этот скоротечный бой занимает видное место в истории советского военно-морского искусства, поскольку является единственным за всю Великую Отечественную войну эпизодом, когда наш надводный боевой корабль столкнулся с противником своего же класса и даже вышел из него как бы победителем.


В качестве противника «Сокрушительного» обычно указывается немецкий эсминец Z-26.


Однако в последнее время в печати появились материалы, в которых выдвигаются другие версии. Так, авторы ряда публикаций, справедливо указывая, что к описываемому момент Z-26 был сильно поврежден и отстреливался от крейсера «Тринидад» из единственного уцелевшего орудия, а кружившие вокруг конвоя Z-24 и Z-25 находились достаточно далеко от места стычки, высказывают гипотезу, будто «Сокрушительный» вел бой с… английским эсминцем «Фьюри».


Это представляется маловероятным, так как попадание в союзный эсминец (кстати, на следующий день пришедший в Мурманск) наверняка нашло бы отражение и в документах, и в исторической литературе.


Более логично предположить, что мишенью комендорам «Сокрушительного» все же служил Z-26, только вот огонь по советскому эсминцу вел кто-то другой, поскольку первый 5-орудийный залп не мог сделать ни один из находившихся вблизи эсминцев (и английские, и немецкие корабли имели по 4 орудия главного калибра).


Кстати, в донесении командира «Сокрушительного» ничего и не говорится о ведении немцами огня.


Так что два упавших у борта залпа вполне могли принадлежать тому же крейсеру «Тринидад», принявшему «Сокрушительный» и «Гремящий» за Z-24 и Z-25. Во всяком случае, однозначного объяснения некоторых нестыковок в советском, немецком и английском описаниях этого боя нет.


В апреле «Сокрушительный», находясь в охранении конвоев, неоднократно отражал воздушные атаки, снова перенес 9-10-балльный шторм.


Вечером 30 апреля он вступил в охранение торпедированного немецкой подлодкой крейсера «Эдинбург. Однако нехватка топлива заставила «Сокрушительный» через 8 часов уйти в базу. Пополнив запас мазута, «Сокрушительный» вечером 1 мая вернулся к месту нахождения крейсера, но, увы, было уже поздно.


За шесть часов до подхода эсминца «Эдинбург» был потоплен. Позднее англичане высказывали претензии относительно того, что советские эсминцы покинули их поврежденный крейсер в самый тяжелый момент.


К командиру «Сокрушительного» и его команде эти претензии не имели никакого отношения и полностью относятся к командованию Северного флота, которое при планировании операции не учло запасов топлива и их расход на своих кораблях.


8 мая «Сокрушительный» дважды выходил в губу Ара для обстрела береговых целей. По данным разведки, оба обстрела были удачными и нанесли противнику определенный урон. Второй поход, однако, едва не закончился трагедией. Во время обстрела береговых целей «Сокрушительный» внезапно атаковали сразу 28 немецких самолетов.


Эсминцу удалось срочно отклепать якорную цепь (выбирать якорь уже не было времени) и, удачно маневрируя, избежать попаданий от сыпавшихся на него градом бомб.


При этом зенитчикам корабля удалось сбить из 37-мм автомата один бомбардировщик.

Торпедный аппарат 39-Ю одного из эсминцев Северного флота («Сокрушительного»)

История трагедии эсминца "Сокрушительный" СССР, Великая Отечественная война, Миноносец, История, Длиннопост

С 28 по 30 мая «Сокрушительный» вместе с «Грозным» и «Куйбышевым» находился в охранении союзного конвоя PQ-16.


Транспорты конвоя все это время подвергались массированным атакам немецких бомбардировщиков и торпедоносцев.


29 мая только за одну атаку немцы сбросили на суда конвоя 14 торпед, но ни одна из них не попала в цель, зато торпедоносец «фокке-вульф» был сбит 76-мм снарядом с «Сокрушительного» с дистанции 35 кабельтовых.


На следующий день прямым попаданием 76-мм снаряда эсминца был уничтожен еще один самолет, на этот раз «Юнкерс-88», а два других — повреждены.


И здесь команда «Сокрушительного» была лучшей из лучших. Что же касается зенитчиков эсминца, то они по праву считались лучшими на всем Северном флоте. Вечером 30 мая транспорты конвоя, надежно прикрываемые нашими эсминцами, благополучно достигли Кольского залива.8 июля «Сокрушительный» вместе с «Гремящим» направлялись навстречу печально знаменитому конвою PQ-17. По пути эсминцы попали в плавучий 4-балльный лед.


Вынужденные сбавить ход до малого и лишенные возможности маневрировать, они в ночь на 10 июля подверглись атаке четырех бомбардировщиков Ю-88, сбросивших на каждый корабль по 8 бомб. К счастью, прямых попаданий не было, но от близких разрывов «Сокрушительный» получил легкие повреждения и деформацию корпуса.


Позже атака повторилась, однако эсминцам опять повезло — они без потерь отбили и эту атаку. Встретить транспорт нашим кораблям, однако, так и не удалось, и они вынуждены были возвратиться в Ваенгу.


В течение лета-осени 1942 года «Сокрушительный» прошел кратковременный планово-предупредительный ремонт. В это время корабль также использовался для конвоирования транспортов, занимался боевой подготовкой. Всего с начала войны до 1 сентября 1942 года «Сокрушительный» сделал 40 боевых походов, пройдя в общей сложности 22 385 миль за 1516 ходовых часов.


Вне всяких сомнений, это был один из самых боевых кораблей советского ВМФ на тот период времени.


Всего за годы войны «Сокрушительный» выпустил 1639 130-мм снарядов (в том числе 84 — по самолетам), 855 — 76-мм и 2053 — 37-мм снаряда, сбив при этом 6 самолетов врага (2 из них совместно с другими кораблями).


За это же время на корабле произошли два случая самопроизвольного выстрела торпед (во время одного из них погиб краснофлотец Старчиков). Еще два матроса утонули в результате несчастных случаев — этим исчерпываются потери личного состава корабля вплоть до его последнего похода. От боевого воздействия противника на «Сокрушительном» не пострадал ни один человек.


17 ноября 1942 года из Архангельска вышел в море очередной конвой QP-15. Выгрузившиеся в Архангельском порту 26 союзных транспортов и 11 британских кораблей охранения возвращались в Исландию за новой партией военных грузов для сражающегося Советского Союза.


На первом этапе перехода в зоне ответственности Северного флота силы прикрытия конвоя всегда усиливались кораблями Северного флота На этот раз для сопровождения QP-15 были выделены лидер «Баку» под брейд-вымпелом командира дивизиона капитана 1-го ранга П.И. Колчина (командир лидера — капитан 2-го ранга В.П. Беляев) и эскадренный миноносец «Сокрушительный» (командир — капитан 3-го ранга М.А. Курилех).


В условиях жестокого шторма, достигшего к утру 20 ноября ураганной силы, при частых снежных зарядах и практически нулевой видимости, суда конвоя и корабли охранения потеряли друг друга из виду. Конвой рассеялся и охранять стало, по существу, некого.


Для судов конвоя тяжесть шторма компенсировалось безопасностью от возможных атак немецких подводных лодок и самолетов. Атаковать в штормовом море при столь огромной силе ветра и большом волнении было невозможно.


Поэтому, с разрешения командира конвоя, советские корабли, не дойдя до назначенной точки сопровождения, стали самостоятельно возвращаться на базу.


При возвращении в Полярный на лидере «Баку» от ударов волн девятибалльной силы нарушилась герметичность корпуса, все носовые помещения по 29-й шпангоут были затоплены, вода проникла во 2-е и 3-е котельные отделения — в действии остался только котел № 1.


Состояние корабля было критическим, крен доходил до 40° на борт. Личный состав вел отчаянную борьбу за непотопляемость.


С серьезными повреждениями, но «Баку» все же дошел до базы, где вынужден был встать в ремонт.


Эсминцу «Сокрушительный» пришлось намного хуже. Сильный ветер со снежными зарядами развел большую волну. Скорость «Сокрушительного» упала до минимума, корабль держался носом против волны. Но это мало помогало. Вскоре «Баку» потерялся из виду, и, чтобы его обнаружить, с эсминца начали стрелять осветительными снарядами и светить прожектором, но безрезультатно…


Неизвестно, дал ли командир дивизиона капитан 1-го ранга Колчин приказание командиру «Сокрушительного» Курилеху идти в базу самостоятельно. Тот факт, что с «Сокрушительного» давали ракеты, пытаясь найти «Баку», говорит о том, что, скорее всего, никакой команды от комдива на эсминец не поступало вообще. Так что Курилеху пришлось действовать на свой страх и риск.


Таким образом, можно говорить о невыполнении комдива своих прямых обязанностей — ведь он как командир отряда отвечал не только за лидер, на котором держал свой вымпел, но и за подчиненный ему эсминец. Колчин же по существу бросил «Сокрушительный» на произвол судьбы.


Единственное, что оправдывает в данном случае комдива, это бедственное положение самого «Баку», который едва добрался до базы. Разумеется, что в таком состоянии лидер не мог оказать никакой существенной помощи эсминцу. Скорее всего, именно этот аргумент был принят во внимание при разбирательстве происшедшего с «Сокрушительным», и Колчина никто ни в чем не обвинял. О нем как бы просто забыли.


Предоставленный сам себе, «Сокрушительный», последовательно меняя курс от 210 до 160° и постепенно сбавляя ход до 5 узлов, с трудом «выгребал» против волны, имея в действии главные котлы № 1 и 3 (№ 2 находился в «горячем резерве»), 2 турбогенератора, 2 турбопожарных насоса, запас топлива составлял около 45 % от полного (только в районе машинно-котельных отделений), остальные запасы были в пределах нормы.


20 ноября в 14 ч. 30 мин. в кормовом кубрике услышали сильный треск (слышимый и на мостике) — это лопнули листы настила верхней палубы между кормовой надстройкой и 130-мм орудием № 4, как раз там, где заканчивались стрингеры и начинался район корпуса с поперечной системой набора (173-й шпангоут). Одновременно образовался гофр на наружной обшивке левого борта, затем последовал обрыв обоих валопроводов.


В течение 3 минут кормовая часть оторвалась и затонула, унеся с собой шесть матросов, не успевших покинуть румпельное и другие кормовые отделения. Вскоре последовал мощный взрыв — это сработали, достигнув заданной глубины, взрыватели глубинных бомб… Ситуация в одно мгновение стала критической.


Оставшиеся кормовые отсеки быстро заполнялись водой до кормовой переборки 2-го машинного отделения (159-й шпангоут). Потерявший ход корабль развернуло лагом к волне, бортовая качка достигла 45–50°, килевая — 6°. Возник дифферент на корму, остойчивость несколько уменьшилась, что было заметно по увеличившемуся периоду качки; корабль «залеживался» в накрененном положении.


Палубу и надстройки непрерывно накрывало волной, движение по верхней палубе было крайне затруднено, внизу же кипела напряженная работа; подкрепляли и уплотняли кормовую переборку машинного отделения, осушили отсеки 159-173-го шпангоута, использовав не только штатный эжектор, но и нефтеперекачивающий электронасос.


Все механизмы действовали безотказно, полностью обеспечивалась работа водоотливных средств и освещения, фильтрация воды почти прекратилась, кормовые переборки поглощали удары волн, улучшилась остойчивость корабля и уменьшился дифферент. Ввели в действие даже резервный котел № 2 (проявил инициативу командир электромеханической боевой части), чтобы «загрузить работой личный состав». Оставалось лишь ждать помощи. Однако и эта надежда в условиях жесточайшего шторма была достаточно сомнительна…Узнав об аварии, Головко приказал лидеру “Баку” немедленно идти на помощь “Сокрушительному”.


Одновременно приказы были отданы эскадренным миноносцам “Урицкий” и “Куйбышев”, находящимся в Иоканке, и эскадренному миноносцу “Разумный”, находящемуся в Кольском заливе, также идти на помощь “Сокрушительному” и, найдя его, вести в Кольский залив; спасательным судам “Шквал” и “Память Руслана”, буксирному пароходу № 2 быть в готовности к выходу в море.


Эсминцы вышли по назначению.


А спустя час, поступила очередная радиограмма от Курилеха: “Корму оторвало волной до машинного отделения. Корма утонула. Держусь на поверхности. Ветер — зюйд, десять баллов…”

Кормовая часть «Сокрушительного» с дополнительным 37-мм автоматом, 1942 г

История трагедии эсминца "Сокрушительный" СССР, Великая Отечественная война, Миноносец, История, Длиннопост

Место “Сокрушительного”— широта 75 градусов 1 минута, долгота 41 градус 25 минут. Это в четырехстах двадцати милях к северу от Иоканки.


Около 18 часов 15 минут подошли “Куйбышев” (командир корабля Гончар) и “Урицкий” (командир корабля Кручинин) под общим командованием Симонова (командир дивизиона).


Позже подошел «Разумный» (командир корабля Соколов).


Состояние моря в районе, где обнаружен “Сокрушительный”, было не лучше, чем накануне. Попытки “Разумного” подойти к потерпевшему аварию кораблю и взять его на буксир закончились неудачей. Дважды заводили буксир, и дважды буксир лопнул. Тем временем погода еще более ухудшилась.


Доложив об этом, Соколов просил разрешения снять людей и отказаться от буксировки. Судя по всему, снять людей — единственная возможность спасти их. Решение Соколова правильное в первой части, но отказываться от буксировки преждевременно. Сперва надо снять людей, дальше будет видно.


Из следующего сообщения ясно, что Соколову не удалось ни то, ни другое. Подойти к борту “Сокрушительного” было невозможно. Корабли так сильно бросало, что они при сближении вплотную должны были разбиться от ударов друг о друга. Попытки удержать “Разумный” машинами на месте при подходе на предельно возможную дистанцию успеха не имели. Много раз “Разумный” приближался к “Сокрушительному” для того, чтобы дать возможность людям поврежденного корабля перебраться на палубу “Разумного”. Удалось благополучно прыгнуть с борта “Сокрушительного” на палубу “Разумного” только одному человеку. Тем и закончились попытки Соколова снять людей.


Вскоре подошли “Куйбышев” и “Урицкий”, оба типа “Новик”. Корабли этого типа лучше держались на волне.


Поскольку от штаба флота послано оповещение о подводных лодках противника в этом районе, Соколов на “Разумном” взял на себя задачу обеспечить корабли противолодочной обороной, а “Куйбышев” и “Урицкий” занялись снятием личного состава с “Сокрушительного”.


Из намерения Симонова подвести “Куйбышев” бортом к “Сокрушительному”, конечно, ничего не получилось. Пришлось налаживать переправу людей при помощи беседки. Одновременно с аварийного корабля выпускался мазут, что несколько уменьшало волнение моря у борта. И все же стальные концы почти тотчас оборвались. Тогда был заведен пеньковый трос с “Куйбышева” и к тросу прикреплена беседка. Переправлять людей таким способом, в такую волну, да еще в снежных зарядах казалось невозможным. И все-таки это было сделано.


Симонов распоряжался на корме, откуда заводил трос и куда начали переправлять людей “Сокрушительного”, а командир “Куйбышева” Гончар с помощью машинного телеграфа управлял машинами, стараясь так маневрировать ходами, чтобы не порвать пеньковый трос.


Оба, Симонов и Гончар, действовали не только умело, но и с большим искусством, оба в полной мере обладают морским мастерством, чутьем и волей.


Девяносто семь человек “Сокрушительного” уже были переправлены на “Куйбышев”, когда и пеньковый трос лопнул.


Погода продолжала ухудшаться. Пришлось прибегнуть к другому способу: снимать людей при помощи спасательных кругов, ввязанных через каждые два метра в новый пеньковый трос. Такие тросы, каждый длиной в 300 метров, были поданы на “Сокрушительный” с одного борта “Куйбышевым”, с противоположного — “Урицким”. Трудно представить, как все это выглядело в снежных зарядах, то и дело накрывавших корабли, при волнении моря семь-восемь баллов, в потемках… Тем не менее уже есть сообщение, что таким способом, подтягивая спасательные круги с людьми в них, удалось принять на борт “Куйбышева” еще семьдесят девять человек. “Урицкий” принял одиннадцать.


На борту “Сокрушительного” осталось 15 человек, среди них минер старший лейтенант Лекарев и заместитель командира по политчасти БЧ-5 старший лейтенант Владимиров. Где же прочие лица командного состава? С Курилехом ясно: он поторопился спасти свою персону, а где заместитель, старпом, штурман, артиллерист и другие? Неужели последовали примеру Курилеха?..


Запрошенный штабом флота, Владимиров сообщил, что командование покинуло корабль. Тут же он очень толково доложил о принятых им мерах: поднял пары, запустил механизмы.


Заключительные слова донесения Владимирова: — эсминец держится хорошо.


В связи с уходом эсминцев от “Сокрушительного” Головко приказал немедленно отправляться туда “Громкому”. Он вышел в 17 часов. Сведения о его движении малоутешительные. В 18 часов 10 минут, при выходе из Кольского залива, лег на курс 60 градусов, шел со скоростью 20 узлов при слабом ветре и спокойном море. Однако по мере продвижения корабля на север, к 21 часу, ветер и волна постепенно усилились до шести баллов. Из-за сильных ударов волны в корпус ход “Громкого” сбавлен до 15 узлов. Через 45 минут ветер и волна уже семь баллов. Уменьшив ход до десяти узлов, “Громкий”, чтобы ослабить удары волн, повернул на ветер.


Головко вспоминал потом в мемуарах:


«Жалею, что не послал вчера к “Сокрушительному” тральщики. Румянцев предлагал послать их, но я тогда не принял его предложения. Это моя ошибка. Был уверен, после того как эсминцы обнаружили “Сокрушительный”, они сумеют взять его на буксир. Потеряны сутки, ибо все равно необходимо посылать тральщики.


Вызываю П.В. Панфилова (командир дивизиона тральщиков) и ставлю ему задачу, выйти к “Сокрушительному” с двумя тральщиками — ТЩ-36 и ТЩ-39; снять всех, кто остался на разломанном корабле; затем взять его на буксир и вести в Кольский залив, если позволит погода; если погода не позволит ни снять людей, ни буксировать корабль, то находиться у “Сокрушительного” и охранять его до улучшения погоды; если же эсминец по его состоянию нельзя будет буксировать и при хорошей погоде, снять с него весь личный состав, после чего корабль подорвать и уничтожить. В 23 часа оба тральщика вышли по назначению.»



“Разумный” в 15 часов 15 минут, а “Куйбышев” и “Урицкий” в 15 часов 30 минут ушли от “Сокрушительного”, так как продолжать спасение личного состава при помощи концов и спасательных кругов нельзя, а ждать улучшения погоды не позволяет запас топлива: его на всех трех кораблях осталось в обрез на обратный путь. Перед уходом Симонов передал семафором на “Сокрушительный”, что все, кто остался на борту разломанного корабля, будут сняты подводной лодкой, как только улучшится погода.


Продолжать снятие личного состава “Сокрушительного” на эсминцы в той обстановке, которая сложилась, было невозможно. Волны стали перекатываться через корабли, и создалась угроза для жизни всех людей на всех кораблях. Снятие личного состава сопровождалось жертвами: восемь человек погибли от ударов волнами о корпус и под винтами, десять человек были подняты на борт “Куйбышева” и “Урицкого” в бессознательном состоянии, спасти их жизнь не удалось.


Всего принято: на “Куйбышев” 179 человек, на “Урицкий” — 11, на “Разумный” — один.


Спросили, наконец, сколько человек осталось на борту. С эсминца ответили: “Пятьдесят мазута”. Вопрос повторили, прибавив, что тральщики уже на подходе. Тогда над “семеркой” взвилась ракета, потом другая, третья… На мостике решили поначалу, что используется таблица условных сигналов, но пошла четвертая ракета, пятая, и стало понятно — каждая ракета — это прощальный залп над еще не вырытой могилой, и таких ракет насчитали пятнадцать.


Оба тральщика (ТЩ-36 и ТЩ-39) прибыли по счислению в 9 часов 10 минут 25 ноября в район аварии “Сокрушительного” и начали поиск строем фронта, смещая галсы на восток. Корабли держались на пределе видимости друг друга. Видимость в момент начала поиска от 10 до 12 кабельтовых. Поиск проводится в условиях снежных зарядов при северо-западном ветре до пяти баллов. Волнение моря четыре балла. Ничего похожего на то, что было в течение нескольких суток. “Сокрушительный” не был обнаружен…


26 ноября нарком ВМФ Н.Г. Кузнецов подписал директиву о расследовании факта гибели эсминца «Сокрушительный» № 613/Ш, а 30 ноября — директиву о подготовке приказа по факту гибели эсминца «Сокрушительный» № 617/Ш.


В середине декабря 1942 года командующий Северным флотом вице-адмирал Головко с болью в сердце, как пишет он в своих воспоминаниях, подписал приказ: поиски «Сокрушительного» прекратить, корабль считать погибшим.


Были отданы под суд Курилех, Рудаков, Калмыков, Исаенко. Штурман, связист и лекпом отправлены в штрафной взвод. Командир корабля Курилех был расстрелян.


История трагедии эскадренного миноносца «Сокрушительного» явила не только примеры трусости, но и великого самопожертвования во имя спасения товарищей. А потому неправы те, кто старается скрыть правду об этой трагической странице нашей военно-морской истории. «Сокрушительный» был, и мы обязаны помнить о тех, кто погиб на его боевых постах, выполнив до конца свой воинский и человеческий долг.


1. Лекарев Геннадий Евдокимович, 1916 года рождения, старший лейтенант, командир БЧ-3.


2. Владимиров Илья Александрович, (1910), политрук БЧ-5.


3. Белов Василий Степанович, (1915), главстаршина, старшина команды трюмных машинистов.


4. Сидельников Семен Семенович, (1912), мичман; главный боцман.


5. Бойко Трофим Маркович, (1917), старшина 2-й статьи, командир отделения машинистов-турбинистов.


6. Нагорный Федор Васильевич, (1919), краснофлотец, сигнальщик


7. Любимов Федор Николаевич, (1914), старший краснофлотец, котельный машинист старший.


8. Гаврилов Николай Кузьмич, (1917), старший краснофлотец, машинист-турбинист старший.


9. Пурыгин Василий Иванович, (1917), старший краснофлотец, котельный машинист старший.


10. Зимовец Владимир Павлович, (1919), краснофлотец, электрик.


11. Савинов Михаил Петрович, (1919), краснофлотец, трюмный машинист.


12. Терновой Василий Иванович, (1916), старшина 2-й статьи, командир отделения мотористов.


13. Артемьев Прохор Степанович, (1919), краснофлотец, котельный машинист.


14. Дремлюга Григорий Семенович, (1919), краснофлотец, котельный машинист.


15. Чебиряко Григорий Федорович, (1917), старший краснофлотец, дальномерщик старший.


16. Шилатыркин Павел Алексеевич, (1919), краснофлотец, котельный машинист.


17. Большов Сергей Тихонович, (1916), старший краснофлотец, электрик старший.



Приблизительное место гибели эскадренного миноносца «Сокрушительный»: широта 73 градуса 30 минут северная, долгота 43 градуса 00 минут восточная. Ныне этот район Баренцева моря объявлен памятным местом, проходя которое корабли Северного флота приспускают Андреевские флаги.

https://topwar.ru/18411-istoriya-tragedii-esminca-sokrushite...

Показать полностью 3
211

Вот и все. А380 Air France совершил последний полет

Продолжение поста

Недавно последний А380 Air France совершил свой последний полет.

А380 сопровождал А350, как бы ознаменуя смену поколений.

Вот и все. А380 Air France совершил последний полет Air France, Airbus A380, Самолет, Прощание, Фотография, Авиация, Длиннопост
Вот и все. А380 Air France совершил последний полет Air France, Airbus A380, Самолет, Прощание, Фотография, Авиация, Длиннопост
Вот и все. А380 Air France совершил последний полет Air France, Airbus A380, Самолет, Прощание, Фотография, Авиация, Длиннопост
Вот и все. А380 Air France совершил последний полет Air France, Airbus A380, Самолет, Прощание, Фотография, Авиация, Длиннопост
Вот и все. А380 Air France совершил последний полет Air France, Airbus A380, Самолет, Прощание, Фотография, Авиация, Длиннопост
Вот и все. А380 Air France совершил последний полет Air France, Airbus A380, Самолет, Прощание, Фотография, Авиация, Длиннопост
Вот и все. А380 Air France совершил последний полет Air France, Airbus A380, Самолет, Прощание, Фотография, Авиация, Длиннопост
Вот и все. А380 Air France совершил последний полет Air France, Airbus A380, Самолет, Прощание, Фотография, Авиация, Длиннопост
Вот и все. А380 Air France совершил последний полет Air France, Airbus A380, Самолет, Прощание, Фотография, Авиация, Длиннопост

Спасибо, что дочитали пост. А380 надолго останется в памяти.

Показать полностью 8
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: