6

Урот (рассказ, лайт-версия)

Урот (рассказ, лайт-версия) Авторский рассказ, Фантастика, Постапокалипсис, Черный юмор, Мутант, Язык падонкафф, Длиннопост

Воще то я ни урот. Проста я такой красивий. Миня мама уранила када ей сказали чта па больше ни вирнецца. А он ни мог никак вирнуца. У ниво в машине уран кончилца. Па лител нат гарами где дерги живут они ево патом схавали. Дядю Костю то же схавали одна жилезная нага асталася. Ма гаварит ну вот блин. И миня уранила. Я ни болна ударилса толька руку сламал и челисть. Я скасал ма зачем ты меня уранила дура. То исть я нипомню че я сказал я тада савсем малинький был. даже ругацца ни умел нафик. Навернае че та сказал патаму чта трудна удиржацца. Када тибя мордай апол.

Мы тада жыли вбункире хатя ядирная вайна уже кончилася. Но ма гаварит а вдрук апять ну нафик такои щастье. А када па ни вирнулса. Ма гаварит атец урот сабака чмо накаво ты сволачь нас аставил. Как типерь жить. Бис тибя. тут я спола заплакал патаму шта челисть сламал и па жалка.

А этат придурак гаварит ты урод. Ты зачем сюда пришел. Здесь наша деревня, здесь уродам ходить нельзя.

Я иму гаварю я ни урот миня мама уранила. А он гаварит

- Вижу, что уронила. Что рожу повредил, тоже вижу. А третья рука у тебя тоже от удара образовалась?

Я гаварю иди нафик видили предурка ипакруче.

Тут он как закричит на миня мутант проклятый за придурка ответишь. Пака он кричал я иму ваткнул в живот палку и павирнул три раза. Мок и читыре павернуть но он стал вирищать как дефка. Пришлось ево на землю уранить. ибить нагами блин. Патом у ниво из живата кроф патикла. Он вирищать пиристал толька на абарот замалчал нафик и ни дергацца. Но уже позна другие прибежали гаварят

- Ты его убил!

Ну вот нифига сибе думаю схадил за ураном. Че он умер он гаварю савсем дурак. Если бы миня так били я бы фик умер. Ни даждетись гаварю. Они гаварят

- Это мы сейчас проверим!

Давай миня правирять. А че миня правирять када я бис ихних дурацких праверак знаю. Не умер ни фига как и гаварил. Они устали миня бить гаварят

- Давайте его к мэру отведем.

Я гаварю жалка палку сламали харошая. Была палка. Где я такую ище вазьму. Один гаварит

- Гляньте, ребята, какой разговорчивый мутант. Давайте ему еще всыплем!

А толстый иму гаварит: Хватит! Пошли к мэру.

Он уже задалбалса миня пинать.

Пришли к мэру. Мэр гаварит

- Что за чмо?

А када узнал шта этат придурак умир гаварит

- Посади его в клетку. Завтра повесим.

Толстый гаварит: Как повесим? А виру за убитого кто платить будет?

Мэр гаварит

- Какая нафиг вира? С этого урода? Иди, посади его.

Миня привили к клетке. У двирей сидели двое. Один гаварит

- Куда этого-то? Его же там сожрут.

Толстый гаварит

- Ну и хрен с ним. Все равно завтра ни виселицу.

Дверь аткрыли и миня запихнули так шта я упал мордай аппол. Слышу ктота смиецца поднимаю голаву. Сидит дефка такая красивая шта я описать ни магу. Толька у миня сразу зачисалось. Я гаварю давай чели че время тирять. Миня гаварю Витя завут.

- Пошел ты!

Я гаварю ладна толька лажись и ни дергася. Ана гаварит

- Только попробуй! Убью!

Ни хочишь гаварю тагда я тибе пра симью нашу раскажу.

Па красивый был. Ма ево фсе время ривновала. Гаварила я тибя убью сукин кот если хоть одним глазком куда посмотриш. А как ни сматреть кагда у па их восимь? Если бы уран ни кончилса я бы тоже красивим был как па. Атак миня уранили. Ты ни думай ма уминя малаток. Вырастила нас пять сыноф две дочки и ище Жгутика. Он наверное тоже сын или дочка но я иво атдельна щитаю. патаму шта. Нипанятна кто он есть. Гаварить он ни хочет а праверить иво нильзя он кусаеца больна.

Патом я спрасил тибе страшна. Она гаварит

- Отстань.

Я гаварю. хочишь спаю калыбельную каторую мне ма пела кагда я плакал. Она гаварит

- Не хочу! Заткнись ты, урод, ради бога, дай поспать!

Я не обиделса на урода патаму шта. Понял она ат страху так гаварит. Я запел как ма научила


Баю бабушки баю

Ни лажися на краю

Придет серинький валчок

И укусит за бачок


Он укусит за бачок

Вырвет ляжечки клачок

Вырвет серце вырвет глас

Выхади кто


Она гаварит

- Заткнись! Нет, это невозможно... Эй, там, за дверью! Стража!

Ис двери сказали шта если она будит кричать. Будет только хуже. Таких огребешь, ведьма, что завтра на костер нести придется. И вообще, могла бы хоть к уроду отнестись по человечески. Ему завтра помирать.

Ана гаварит: А мне нет?!

Ис двери гаварят: Тебе в любом случае, а парень под горячую руку попал. Родственничка мэра замочил случайно. Непруха. Кого другого - отделался бы вирой. Эй, парень, ты на нас зла не держи! Слышишь?

Я гаварю слышу вы харошие люди мне здесь нравицца. Ани гаварят: Салют, парень.

Я гаварю как тибя завут. Ана гаварит: Обойдешься!

Ис деври гаварят: Ханна ее зовут.

Утрам вывили миня на площать. Там дрова кучей и виривка на сталбе. Вакруг нарот стаит на миня смотрит. Ие то же вывили.

Мэр улыбацца и гаварит

- Хочешь сказать последнее слово?

Я гаварю атпустите Ханну.

Ани все зашумели

- Смотрите, мутантик-то совсем с катушек съехал! Влюбился. Парень, опомнись. Она же из дергов! Ты хоть знаешь, кто такие дерги?

Я гаварю знаю. Они маево па съели у ниво уран кончилца.

- Парень, да ты глянь! Она твоего отца сожрала.

Я на ние смотрю ана гаварит

- Не слушай их. Мы никого не едим. Все отходы идут на вторичную переработку. Еду нам делают специальные машины... Мы, в отличие от этих, люди.

- Дерги вы! Людей жрете! Своих мертвецов жрете! Разве люди так делают?

- У нас все идет в дело. После войны чистая еда на вес золота. Люди -- хорошая органика.

Я гаварю точна па был красивый. Третий глас краснинький а сидьмой шта на затылке. С зилеными точками. Я када малинький был всигда на пличе у ниво сидел и глас шикотал. А па смиялса и гаварил шта я кукушонок. Ма так расказывала патамушта. я тагда малинький был и ничево нипомню.

Мэр гаварит

- Дурак ты, парень! Кого ты слушаешь. Они бы всю твою семью живьем в машину засунули. Думаешь, они с уродами церемонятся?

Я гаварю ма ни урот ма красивая. Но Ханна ище красивше. Если ана па съела то так нада. Я бы на месте па толька улыбалса бы.

Мэр на миня смотрит и гаварит

- Ты совсем дурак?

Толстый на миня смотрит и то же гаварит

- Ты идиот?

А Ханна малчит на миня смотрит.

А я гаварю я урот. Миня убивайте а ее ни нада. Ана красивая.

Мэр гаварит: Начинайте!

Она гаварит: Мне страшно, Витя.

Ни бойся гаварю я. Хочишь я спаю тибе калыбельную, каторую мне ма пела?

Она гаварит: хочу. И я запел.



(с) Шимун Врочек

В качестве иллюстрации арт (с) игра Rage 2

Дубликаты не найдены

+3
Ниасилил.
раскрыть ветку 2
+1
Аффтар жжот и выпил йаду?
0

слабак)

+2

Класс! Понравилось!

раскрыть ветку 1
+1

Спасибо! :)

+1
Комментарий удален. Причина: оскорбления, грубое общение и провокации
раскрыть ветку 5
+1

@moderator, отправьте, пожалуйста, будущего гражданина уроки на понедельник делать.

0

Спасибо! А орфография здесь намеренно такая, конечно:)))

раскрыть ветку 3
+1
Я бы не выдержала в таком «стиле» писать) Класс
раскрыть ветку 1
0

Вы вот ЭТО серьезно? Знаете, такое написание и 15 лет назад вызывало тошноту, а сейчас, даже в качестве шутки, вообще никуда не годится.  Больше двух строк прочитать не удалось. Хотя, книги ваши мне нравятся)

+1

Зачётно.

раскрыть ветку 1
0

Спасибо!

0

Прода буит?
Съели они мера или вышел кто?

Похожие посты
169

Перерождение

Когда Дима предложил отдать наши последние деньги нищему, я, не зная, как реагировать, просто посмеялся и сказал, что нам тогда придётся топать до дома пешком.

Диму этот ответ, кажется, устроил, так как через минуту он уже поддевал пальцем последний рубль, что никак не хотел выбираться из маленького кармашка кошелька на этот собачий холод. И я его полностью понимал. В такую погоду хотелось ехать домой, сидя в нагретом печкой салоне какого-нибудь Uber, но никак не топча заветренную грязь из песка и подтаявшего снега.

Лохматый бомж в прожжённой сигаретами синей болоньевой куртке и коричневых вельветовых брюках принял деньги как-то безучастно, в ответ лениво осенив нас неполным крестом, невнятно пробормотав что-то о благодарности Всевышнего и нашем вечном здравии.

Убрав деньги во внутренний карман куртки, он снова вытянул руку, повернув желтой ладонью кверху.


― Не, ну ты смотри на него. Да он же пропьет всё! ― не в силах смириться с утратой, набросился я на Димку, когда мы отошли от мужика на десяток метров.

― Ты бы с радостью сделал то же самое.

― Это другое. Посмотри на него — здоровый мужик, он не в состоянии пойти работать?

― А ты не в состоянии пройтись пешком? Посмотри на себя — заплыл весь и закис, ― он не хамил и не повышал голос, просто указывал на те вещи, которые я и сам прекрасно знал.

Я бубнил ещё минут десять, пока губы не обветрились и не треснули. Облизнув их в очередной раз, я почувствовал соленый привкус крови и, наконец, замолчал.

Сырой ветер вырывался из дворов, залезая мне под куртку и щекоча ребра. Хотелось как можно скорее добраться до родного квартала, где всегда было немного теплее. Может, это потому, что район находился близ химического завода, а возможно, меня грели мысли о том, что дома ждет суп с клецками и бутылка егермейстера.


Я ускорил шаг, но Дима предпочел не торопиться и всячески тормозил меня, намекая на то, что нужно насладиться и без того коротким днём.

― Машину толкнуть не поможете? ― окрикнули нас два здоровенных «лба», явно налегающие всё своё свободное время на спорт.

― Поможем! ― охотно согласился Дима. Мне хотелось выть от злости и безысходности.

«Ну почему? Почему я всегда должен идти у него на поводу? У меня ведь даже перчаток нет. Эти двое явно не выглядят слабаками, вполне бы справились сами».

Дима, кажется, не разделял моего недовольства и охотно встал в стойку, уперев ноги в асфальт. Пришлось помогать, иначе я бы выглядел полным козлом.

― У меня рукава теперь в грязи, ― жаловался я, ища глазами чистый снег.

― Хватит ныть, будь у тебя машина и попади ты в подобную ситуацию, сам был бы рад, если бы тебе помогли.

― Но у меня нет машины! И уже давно! А эти двое вполне справились бы сами! Два кабана, которые эту машину поднимут и руками перенесут! ― я снова выплескивал своё недовольство наружу, и застывшая кровь на губах потекла с новой силой.

Дима меня даже не слушал. Он спокойно шёл себе дальше, смотря по сторонам, словно выискивая, где ещё прыснуть своим великодушием.

Успокоиться ему было не так просто. То фантик поднимет, то подбежит к подъезду и придержит дверь. Всё это выглядело смешно и немного бесило.

В мире творится черт те что: голод, войны, пандемии, коррупция, а этот тип своими потугами борется со вселенским злом при помощи йодовой сеточки. Вот именно так это и выглядело.

С Димой мы познакомились недавно, но он как репейник зацепился за штаны и всюду следовал, распространяя свои семена.


Деньги у нас, кстати, закончились сегодня тоже не просто так. Мы как раз собирались покидать офис нашего арендодателя, у которого мы снимаем склад. Он забыл снять показания счетчиков за прошлый месяц и не выставил счет. Это было настоящее новогоднее чудо, хотя на дворе стояла середина марта.


― Вы нам в том месяце электричество не посчитали, ― резанул меня словами, точно тупым ножом, Дима, когда мы прощались со стариком.

Тот улыбнулся и назвал Димку хорошим парнем. «Хороший парень не будет сам себе палки в колеса вставлять!», ― думал я, доставая из кошелька последние смятые купюры, но вслух лишь улыбался.

Скажу честно, Диму я ненавидел и хотел от него избавиться. Он не понимал намеков, не понимал угроз. Любой нормальный тип уже давно бы обиделся и ушел, но в том-то и проблема, Дима не был нормальным.


Поначалу к нему начали тянуться все мои друзья, постепенно отталкивая меня в тень. Он очаровал всех своей добротой и отзывчивостью, а меня бесило, что он был таким в действительности и не лицемерил. Постепенно я начал замечать, что Димой заинтересовалась моя супруга. Нет, я, конечно, не ревнив, ведь моя жена не из ветреных, но покоя все равно больше не было. Они часто разговаривали, шутили несмешные шутки, в коих не было той перчинки, которую я называл юмором, а моя жена — грязью и пошлостью.

Всё у этого парня было с улыбкой: дела, слова, отношение к деньгам и даже я. Он улыбался мне всякий раз, когда я пытался его оскорбить или унизить.

Ничего не выходило. Я начал пить. И его спаивал за свой счет. Диме это не нравилось, он всегда ныл, что алкоголь разрушает его. Это-то мне и было нужно.


Я стал водить его по кабакам и закусочным. Поил его сначала дорогим алкоголем и медленно перешел на сивушную подделку. Дима почти скатился и стал таким же, как и я, почти потеряв свою индивидуальность. Но тут вступилась моя жена. По сути ― это была измена в чистом виде, и я ненавидел её за это.

Она присела нам обоим на мозг. Меня отчитывала за то, что я зачем-то всё порчу, а Диму — за то, что поддается. В итоге он пошел на поправку, а я совсем зачах. Я знал, что она уйдет к нему, и это случилось сегодня.


Мы поднялись на родной этаж, разулись и зашли в квартиру. Дима чувствовал себя хозяином моего жилья, моей жизни, моей жены. Он вытащил откуда-то букет полуживых цветов, которые купил у бабушки возле остановки.

Я посмеялся над ним, но промолчал. Жена пригласила нас за стол, поставила тарелку супа с клецками и нарезала хлеб. Я попросил достать бутылку егермейстера, но она сказала, что давно отдала её соседу. Я хотел было накричать на неё… Но тут она поцеловала меня так сильно, как никогда в жизни, и поблагодарила за то, что я так сильно изменился.

― Я люблю тебя, Дим, ― сказала она, и я исчез. Раз и навсегда. Дима победил. Он выселил меня из собственного тела.

Никакого больше Дмитрия Сергеевича, злого и подлого жмота, что никого и никогда не ставил вровень с собой. Никакого алкоголя. Теперь был только Дима — добрый и отзывчивый, вечно молодой парень. Он появился в тот день, когда я оказался в одном шаге от смерти. Добрые люди вытащили меня из горящего авто. Тогда-то он и родился. Дима был частью меня, способной на добро и созидание. И со временем эта часть победила, оставив всю злобу и ненависть позади.


(с) Александр Райн

Недавно у меня вышел печатный сборник рассказов, за подробностями в группу вкhttps://vk.com/alexrasskaz

Перерождение Авторский рассказ, Доброта, Фантастика, Помощь, Рассказ, Личность, Сознание, Длиннопост
Показать полностью 1
320

Институт (3)

Сначала: Институт

Институт (2)


- Геннадий, вы откроете дверь в подъезд, как только я подам сигнал, - полковник вытащил из кобуры пистолет и снял предохранитель.

- Михаил Павлович! Зачем оружие? - профессор попытался схватить его за руку. Но военный мягко отстранил его руку:

- Спокойно. Мы не знаем что нам от него можно ожидать.

В это время, с другой стороны двери раздался стук.

- Кто там? - воскликнул Геннадий.

- Вы спятили? Открывайте немедленно! - профессор всё порывался открыть дверь сам, но полковник намеренно не давал ему пройти, встав по середине узкого прохода.

- Итак... Три, два, один. Открывай!

Геннадий отодвинул засов, дёрнул ручку двери и чуть не сбив полковника с ног, прыгнул назад.

В открывшемся проёме двери стоял человек в скафандре, через стекло шлема было видно улыбающееся лицо. Он поднял руку в приветствии. Михаил Павлович, подержав его на мушке ещё пару секунд, убрал оружие обратно в кобуру.

- Человек, - прошептал Артём Дмитриевич, - это хорошо.

- Здрав-ствуй-те! Мы - зем-ля-не! - растягивая слова, и показывая то на себя то на пол, поздоровался Геннадий.

- Молодцы! - глухо отозвалось в скафандре. - Помогите мне снять этот чёртов шлем.

"Космонавт" указал рукой в перчатке на защёлки в районе шеи, прямо под шлемом. Геннадий, подойдя ближе, помог ему его снять. Теперь все увидели голову обычного человека, коих на наших улицах тысячи. Русые волосы, прямой нос, тонкие черты лица мужчины, которому на вид можно было дать лет 35-40.

- Здравствуйте! Терпеть не могу эти скафандры, знаете, в них такой воздух тяжёлый, и душно как в зад... - не договорил пришелец.

Профессор, Геннадий и Артём Дмитриевич стояли, впитывая как губка, каждое его слово.

- Вы кто такой? - нарушил молчание полковник.

- Ах да, позвольте представиться - Аран Мо, представитель цивилизации Наггарот. С другого края галактики.

- Серьёзно? Прям вот из Наггарот? - спросил Геннадий.

- Конечно, - улыбнулся Аран, - а почему вы сомневаетесь?

- Да потому что вы выглядите точно так же как и мы, - вставил полковник.

- Прекратите пожалуйста, оба! - воскликнул Артём Дмитриевич. - Вы не обращайте внимание, они шутят. Давайте пройдём ко мне, в мой кабинет.

- Профессор, он же по-русски говорит, - возразил полковник, - ну какой из него инопланетянин?

- Он вышел из портала, это во-первых, - строго произнёс Артём Дмитриевич, - а вы знаете много инопланетян? И как они выглядят? Это во-вторых... Пойдёмте.

- Что здесь происходит? - послышался позади голос директора института. - Там ваши военные, Михаил Павлович, орут на всех, и не дают выйти людям из кабинетов... Здравствуйте... - прошептал он, увидев Арана.

- Я тоже вас приветствую! Может быть пройдём в кабинет к эээ...

- Артём Дмитриевич, простите, сразу не представился.

- Очень приятно! - вновь улыбнулся Аран. - Пойдёмте, и я наконец, смогу снять этот дурацкий скафандр.

- А кто это? - спросил Лев Давидович.

- Как кто? Инопланетянин, говорит, тоже сразу не признали? А ещё академиком называетесь, - ответил с тенью сарказма Михаил Павлович. И тут же подхватил за руку падающего в обморок директора института...


- В общем, я получил приказ - вас из здания тоже не выпускать. До полного выяснения всех обстоятельств, связанных с вашим появлением в аномальной зоне. - Михаил Павлович снова присел за стол, пряча в карман смартфон. У него - у единственного из находящихся в здании, было средство связи, которое не блокировала система "глушилок".

За большим столом в кабинете профессора Лапина, сидели Геннадий с Михаилом Павловичем, ну и сам Артём Дмитриевич с Араном. Пришелец наконец снял скафандр, и оказалось что Аран был одет в лётный комбинезон - возможно от всего этого наряда ему и было душно.

Академик Лев Давидович, сейчас приходил в себя в медкомнате, разговор с пришельцем решили начинать без него. Один из солдат, пятью минутами ранее установил видеокамеру на штативе, недалеко от стола. Полковник предупредил, что их разговор будет записан. «Валяйте» - согласился Аран.

- Итак, - начал Михаил Павлович, - сегодня 15 сентября, время 12:26. Приблизительно в 11:55, в аномальной зоне, расположенной в левом крыле здания НИИ ядерной физики, а именно: на уровне девятого этажа, над лестничным пролётом подъезда, произошёл эээ... Произошла высадка, неизвестным нам методом, из светящегося овального прохода, человека, именуемым Аран Мо. Он утверждает, что прибыл сюда из другой звёздной системы. Съёмка ведётся для уточнения вопроса, допрос... точнее - опрашивать пришельца будет полковник Михаил Павлович Горелов. Присутствуют сотрудники института: профессор Лапин Артём Дмитриевич и младший научный сотрудник Геннадий Сергеевич Морозов.

- Очень, очень рад! Вы позволите, я налью себе водички? - спросил Аран, протягивая руку к графину, стоявшему по центру стола.

- Конечно, разумеется! Может вы хотите отобедать? - любезно откликнулся профессор.

- Нет спасибо, возможно позже.

- Тогда продолжим, - снова начал полковник, - мы ждём от вас объяснений.

- Я с удовольствием. Наша цивилизация является светочем свободы, науки, социальных льгот и вообще у нас очень мило. Я прибыл к вам для заключения мирного договора о сотрудничестве и союзе, если вы не против... Надеюсь вы когда-нибудь посетите великий Ноггарот. Знаете, я живу на берегу моря и сейчас там такой клёв, ммм... Вам понравится.

- Слушайте, а поподробнее нельзя? Как вы здесь оказались? И почему именно здесь? - в голосе полковника промелькнули нервные нотки.

- Эээ... По маяку. Вы включили какой-то прибор, испускающий тета-частицы. Вас тут же и засекли наши учёные. Они сфокусировали гиперпространственный лифт, и вот, я здесь.

- Но позвольте, вы сказали что прибыли из другого края галактики, - удивился профессор. Куда свет от нас летит десятки тысяч лет!

- Вы не знаете всех свойств тета-частиц, я так понимаю, - улыбнулся Аран. - Они летят в миллиарды раз быстрее скорости света. Ну вот какой прибор вы включали впервые, не ранее двух ваших недель назад?

- Мини-ускоритель частиц...

- Вот, точно, это именно он, - закивал головой пришелец.

- Очень интересно, а когда вы выучили наш язык? - спросил Михаил Павлович.

- Когда стоял под дверью. Нас с детства учат адаптироваться к любым языкам, - всё также улыбался Аран.

- Значит призраки тоже почувствовали излучение этих частиц?

- Отличный вопрос Геннадий, - поддержал его полковник.

Пришелец изменился в лице, он больше не откидывался на спинку стула, и голосом, полным удивления, спросил:

- Какие ещё призраки?

- Ну или привидения, я не знаю как точнее сформулировать, - военный достал из кармана смартфон и нажал на воспроизведение видео:

- Вот, полюбуйтесь. Разве вы их не знаете? Они вторую неделю расковыривают нам стены.

Аран внимательно смотрел на экран смартфона, и с каждой секундой его глаза, от изумления или даже страха, стали открываться шире.

- Уничтожьте... Немедленно взорвите там всё!! - вскочил на ноги пришелец.

- Что такое? Почему вы так говорите? - всполошились уже все присутствующие.

- Это один из инферно!! Он готовит проход для их армии в ваш мир!! Вы все в большой опасности!! Он успел написать письмена!?

- Какие к чертям письмена? Объяснитесь же наконец! - волнение захватило и старого вояку.

- У вас есть трансляция из этого места? - не унимался Аран.

- Конечно, пойдёмте! Комната совсем рядом с подъездом! - Артём Дмитриевич быстрым шагом пошёл к двери, за ним устремились остальные.


Четверо человек вбежало в штаб. Пётр, следивший за мониторами, сказал:

- О приветствую! Вы как знали, когда прийти. Существо появилось совсем недавно.

- Как появилось? - прошептал Аран.

- Вон, активно трудится.

На мониторе виднелось, знакомое всем, кроме пришельца, существо. Оно быстро, и даже с каким-то отчаянным рвением скребло когтями стену посреди прямоугольника.

- Надпись! Оно заканчивает надпись! Ломайте стену! Уничтожить всё! - у пришельца началась истерика.

- Погодите, давайте не будем делать скоропалительные выводы, - попробовал успокоить его профессор.

- Смотрите! Надпись! - воскликнул Геннадий.

И действительно, призрак немного отступил назад, и теперь ясно было видно: он закончил начертание. Надпись запылала зелёным пламенем. Вслед за ней вспыхнул зелёным прямоугольный контур. Привидение впервые повернуло голову и посмотрело горящими, красными глазами, прямо в камеру. Подняв руку оно указало корявым пальцем в объектив. Люди по ту сторону экрана вскрикнули. Внутренняя часть прямоугольника теперь светилась вся, и из под таинственных иероглифов стали появляться огромные чёрные руки - видимо другие призраки были гораздо крупнее своего проводника.

- Взрывайте!! - крикнул профессор полковнику.

- С ума сошли!? Здесь же пол этажа разнесёт!! Бежим!! Быстро!! - вскричал в ответ полковник.

Два раза повторять было не нужно. Теперь уже пятеро людей стремительно бежали по коридору к другой лестнице. Увидев несколько солдат и офицера, стоявших у входа на лестничную площадку, полковник крикнул:

- Немедленная эвакуация здания! Капитан Решетов - включить сирену! Боевая тревога!!

- Есть!

Капитан, с тремя бойцами, бежал позади всех. Он отдавал приказы по рации. Когда наши герои миновали четвёртый этаж, завыла сирена, со всех сторон послышался гул голосов: люди спешно пытались убежать из опасного места. Вбежав в вестибюль Михаил Павлович спросил:

- Пётр, ты можешь подключиться к камерам в зоне, из этого поста охраны?

- Попробую...

- Давай, давай! Все бегом, за периметр ограждения!!

Пётр поколдовал немного с компьютером на посту охраны и воскликнул:

- Вот! О боже мой...

Все прибывшие с ним посмотрели на монитор: над лестничным пролётом аномальной зоны колыхалось в воздухе более десятка огромных призраков, и из зелёного прямоугольника вылезали ещё...

Весь вестибюль заполнила толпа бегущего народа. Некоторые женщины падали, мужчины подхватывали их на руки, и бежали дальше к выводу. Крики страха заполнили пространство. Один бронетранспортёр развернулся, и снёс собой контрольно-пропускной пункт, расчистив проход для бегущих на улицу людей. Раздались выстрелы в воздух - солдаты отгоняли толпу зевак.

- Взрывайте! - истерично крикнул Аран.

- Надеюсь на верхних этажах людей не осталось... - произнёс полковник, достав из кармана небольшой пульт. Он снова посмотрел на монитор и сказал:

- Извините, мы вас не звали.

Михаил Павлович нажал на кнопку пульта. По бокам лестницы, над которой висели призраки, вспыхнули яркие вспышки. Одно большое существо раскинуло руки в стороны. "Грибы" взрывов замерли, словно кто-то остановил там время. Призрак посмотрел в камеру и помотал головой влево-вправо, словно говорил, что делать так больше не надо. Пламя взрывов постепенно начало уменьшаться, и вот оно исчезло совсем.

- Этого не может быть... - прошептал полковник, он ещё и ещё раз нажимал на пульт - но всё тщетно. - Уходим! Бежим отсюда! Бегом бегом, за бронетранспортеры!

Они покидали здание практически последними. Бойцы капитана Решетова охраняли их, направив дула автоматов в сторону лестницы. Полковник бросил последний взгляд на экран - но приведений там уже не было.

- Всё, мы теперь покойники, - уже выбегая из здания заключил Аран.

Михаил Павлович, подбежав к внешнему кольцу обороны, взял рацию у одного из офицеров:

- Всем бойцам занять боевые позиции! Командирам БТР - взять под прицел вестибюль! Без моей команды огонь не открывать!

Башни с пулемётами стали разворачиваться в сторону института - бойцы "Железной цепи" приготовились к бою.

Артём Дмитриевич выхватил из толпы директора - тот мало чего соображал и шёл, словно отрешенный от этого мира:

- Что происходит? За что всё это? Нормально же работали...

- Лев Давидович, пойдёмте с нами! Быстрее! Иначе погибнем!

- Да что же это?

Геннадий, подхватив под руку академика, увлёк его за собой. Наши герои устремились бегом через небольшую площадь, позже они остановились, спрятавшись за деревьями.


- Товарищ полковник, кто наш противник? - спросил его один из офицеров.

- Спокойно Ваня, скоро ты их увидишь...

Над небольшим пространством между кольцом бронетехники и зданием института повисла гнетущая тишина. И вот в вестибюле замелькали чёрные тени.

- Огонь! Огонь!! - истошно крикнул полковник.

Воздух словно разорвало на куски. Грохот выстрелов стало слышно на несколько километров. Пулемётный огонь из нескольких десятков бронетранспортеров сначала срезал начисто решетки забора, затем, вырывая из стен здания огромные куски бетона, устроил в вестибюле настоящий филиал ада. Было сначала заметно, что там кто-то мечется из стороны в сторону, но потом из-за поднятой в воздух пыли и языков пламени больше никого видно не было.

Ещё через несколько секунд полковник проорал:

- Всё, стоп-стоп! Прекратить огонь! Перезаряжай!

Грохот выстрелов смолк. Михаил Павлович, держа в одной руке пистолет, а в другой рацию, вышел из-под укрытия. В вестибюле начался пожар, все стекла были выбиты, дальняя стена превратилась в кусок дырявого, искорёженного бетона. Но вот внутри снова замелькали тени...

- Без команды не стрелять! - прохрипел полковник. - Живые, сволочи...

Из руин вестибюля выплыло большое привидение, оно застыло недалеко от входа и подняло руку.

Полковник посмотрев немного в его сторону, сказал:

- Капитан Решетов, принимай командование. Я пойду, поздороваюсь. Если что, на меня не смотри, стреляй.

- Есть, товарищ полковник.

Полковник, отдав капитану пистолет, помахал призраку рукой. И вот он подошёл прямо к нему. Призрак смотрел на него своими адскими глазами, и казалось, что он хотел прожечь в полковнике дыру.

- Вы хотите поговорить? - спросил Михаил Павлович.

- Ну надо же. Теперь они решили поговорить! - прогремело чудовище. - Какого дьявола вы открыли по нам огонь!?

- Оу, вы понимаете по-нашему, хорошо. Ну вы же начали сюда вторжение, поэтому мы и открыли огонь.

- Какой дурак вам это сказал!?

- Ну этот... Пришелец, Аран.

- Где он?

Полковник, немного подумав, поднёс к губам рацию:

- Капитан Решетов!

- На связи! - откликнулось в рации.

- Привести сюда этого, Арана. Он с профессором Лапиным, позади площади.

- Есть!

Через минуту, в сопровождении нескольких бойцов к полковнику и призраку подошли профессор с Геннадием и Аран. Причём последний всё порывался убежать, и бойцы притащили его практически за шкирку. К призраку, тем временем, подлетели его товарищи - видать наши пули им были нипочём.

- Вот он, - указал на Арана полковник.

- Не отдавайте меня им! Они заберут мою душу!

- С какой целью вы сюда прибыли? - задал вопрос призраку Михаил Павлович.

- Мы сюда прибыли как раз для того, чтобы забрать этого мошенника и вора! - указал перстом с ужасными когтями "главный" призрак.

- Я же говорил! Не отдавайте меня!

- Но позвольте полюбопытствовать, - спросил профессор, - почему вы его называете вором? Он прибыл к нам из развитой цивилизации, для налаживания сотрудничества.

- Сотрудничества? Не смешите мой балахон, - усмехнулось привидение. - Он прибыл сюда за вашим кислородом. Он вор и мошенник.

- Как это, за кислородом? - удивился Артём Дмитриевич.

- Он спрятал свой танкер за вашей планетой Юпитер, и прибыл потом сюда, чтобы разнюхать степень вашей защиты. А здесь ведущий институт, где ещё, как не здесь, собраны самые передовые знания. Как вы сможете защититься от корабля, который сядет где-нибудь на полюсе, и за один день засосет в себя весь ваш кислород - узнать это и было его целью. Он потом продаст кислород скупщикам, это ходовой товар.

- Но как же... Что-то не понятно. Ваш эээ... товарищ, появился здесь гораздо раньше. - недоумевал профессор.

- Мы узнали когда здесь появится этот вор, его скупщиков мы поймали и они нам всё рассказали.

А теперь объясню о Ключнике. Это самый малый и лёгкий из нас. Мы, сконцентрировав волю, можем отправить его в любую точку вселенной. Но сами так не можем, всё же, вес у нас побольше. Ключник чертит символы в точке прибытия, и слова - а слова эти имеют силу нашей воли, позволяют нам преодолеть пространство. Наш малый товарищ очень разряжен, воздушен, так сказать. Поэтому для начертания в камне ему нужно время.

- Так кто же вы? - спросил Геннадий.

- Мы - раса. Ну конечно, более развитая чем вы. Когда-то у нас тоже были тела, громоздкие и зависимые от многих факторов. Но мы научились переносить наш разум в более лёгкие частицы. Например - в дым. Так гораздо удобнее, поверьте.

- А почему вы не используете гиперпереход, как Аран? - профессор всё сомневался.

- Эта технология губительная для окружающей среды, и она не самая быстрая.

- А какая быстрая? - спросил полковник.

- Воля. Сила мысли, вот что самое быстрое. Вы когда-нибудь до этого дойдете. Но мы отвлеклись. Отдайте нам этого вора. Он ограбил несколько планет у наших союзников, и обрёк на гибель миллиарды существ. Нам нужно чтобы из вас кто-нибудь согласился. Это ваша планета, вам решать.

- Не отдавайте меня! - Аран отчаянно забился на руках солдат.

- Забирайте! - ответил профессор.

- Так, стоять! То есть как это понимать, Артём Дмитриевич? - возмутился полковник.

- Пусть забирают, - уверенно произнёс профессор.

- Этого достаточно... - улыбнулся призрак.

- Нет! Не-ет! - закричал Аран, но его уже потащили в вестибюль, схватившие его своими когтями, инферно. Призраки, через пару секунд, исчезли за языками пламени.

- Что это за вашу мать, профессор!? Какого хрена вы его отдали? - полковник аж покраснел от злости.

- Потому что он нам врал, полковник.

- С чего вы взяли!? Почему вы поверили им а не ему!?

- Помните наш разговор у меня в кабинете? Аран ещё сказал что заметил нас по излучению прибора, который мы включили пару недель назад?

- Ну помню! Этот, как его... Мини-ускоритель!

- Мини-ускоритель мы включили в первый раз три года назад. Мы вообще не получали никаких новых приборов уже как года четыре. Я специально так ему сказал. И он попался. Я знал что он нам врёт, но не говорил вам, потому что тогда начался весь этот бардак...

- Вы... Вы... Ну вы и артист.


- Профессор? Куда вы?

Геннадий с удивлением посмотрел на бегущего к пожарному щиту Артёма Дмитриевича.

Прошёл всего один день после контакта с пришельцами. Люди, кто смог, вышли на работу. Кто помогал разгребать завалы щебня из кусков бетона в вестибюле, кто убирался во дворе или в кабинетах. Институт понемногу возвращался к нормальной жизни. Военную охрану ещё не сняли, но полковника здесь не было - вызвали с отчётом в министерство обороны.

- А Геннадий! Побежали, вы мне поможете!

- Да что случилось?

- Бежим к зоне!

Профессор, выхватив из щита топор, побежал по коридору - прямо к двери в аномальную зону. Геннадий устремился за ним. Открыв дверь в подъезд, профессор Лапин пулей вбежал наверх, и вдруг со всего маху ударил в начертанные символы. В ответ они полыхнули зелёным огнём, отлетело несколько кусков штукатурки.

- Что вы делаете!? Вы сошли с ума!? - Геннадий попытался схватить профессора за руку.

- Нас... Нас обманули, Геннадий! Всю... Всю Землю обманули!

- Да о чём вы говорите?

- Вот посмотрите, - Артём Дмитриевич вытащил из кармана смартфон, и включил какую-то запись:

- Это видео из моего кабинета, там над шкафом у меня висит камера... Вот смотрите! В этот момент призраки забрали Арана, и как мы думали, утащили через этот портал.

- Ну а что не так?

- Вон на диване лежит его скафандр. Видите? Мы думали что его тоже утащили призраки! Вместе с той камерой на штативе.

- А разве не так?

- Смотрите.

Геннадий внимательно смотрел на экран смартфона. На видео был виден почти весь кабинет. И вот в кадр попадает Аран. Он подошёл к дивану один, совершенно один. Закинув себе на плечо скафандр, он причесал волосы, взял одной рукой штатив с камерой и с тенью улыбки вышел через дверь.

- Но как...

- Он не их пленник! Они вместе! Эти две цивилизации - союзники! Всё было спектаклем, абсолютно всё, Геннадий!

- Но зачем, Артём Дмитриевич? Я не понимаю.

- Где можно за очень короткое время узнать всё самые страшные боевые технологии противника? И посмотреть как будут реагировать на опасность их военные силы? А? В институте ядерной физики, твою мать! Создав этот спектакль с призраком! Они теперь знают о нас всё, и готовят вторжение! Отойди-ка! - размахнулся топором профессор. Он нанёс очередной удар прямо в центр надписи. Она полыхнула ярко, как разряд электротока, зелёный огонь пробежал по контуру прямоугольника и потух. Профессор отступил на шаг назад, трогая лоб левой рукой:

- Что-то мне не хорошо...

- Может отдохнёте? Давайте теперь я.

- Что? Кто вы?

- Профессор, вы наверное перенервничали. Я Геннадий, из «газодинамики». Вспомнили?

- Из «газодинамики»? Интересно, и чем это вы там занимаетесь? - спросил, улыбаясь профессор, пряча правую руку с топором за спиной.

Ещё бы, ведь его рука теперь была из чёрного дыма...


(Всем спасибо. Искренне Ваш, Александр Нэд)

Показать полностью
209

Курвошлеп

Курвошлеп Авторский рассказ, Фэнтези, Фантастика, Длиннопост

— У-у-у, по ж-жопке!

Сочный хлопок.

— А-ай!

Сейн выскочил из стойла, где привязывал лошадь, и увидел широко распахнутые глаза Марго. Она жалась к стене харчевни, закрывая руками ягодицы.

— Кто это был?

— Не знаю, — выдавила Марго, бледнея — Он меня шлепнул! Выскочил из-за угла, я и глазом не успела моргнуть.

Сейн оглянулся. Темные улицы едва освещались редкими факелами.

— Меня! Да как он вообще... Да за такое руки надо…

— Пойдем. — Сейн потянул девушку к двери. — Пока еще кто-нибудь не покусился на твой задок.

В тесной харчевне их встретили настороженными взглядами. Лысый мужичок за стойкой внимательно осмотрел гостей, оскалился и подмигнул Марго.

— Познакомились уже с нашим курвошлепом?

— Я те дам курвошлепа, пенёк плешивый! — Накинулась на него немолодая, но крепкая женщина в заляпанном фартуке под одобрительный гогот завсегдатаев. — Какие они тебе курвы, а? Какие курвы, я тебя спрашиваю?

Трактирщику оставалось лишь вжимать голову в плечи и всё ниже опускаться под стойку.

— Ну а че, кто еще по ночам на улицах шастает, как не курвы? — поддержал лысого один из посетителей, ковыряя ножом в гнилых зубах.

— Но-но! — Женщина погрозила ему пальцем.

Сейн спросил, есть ли свободные комнаты.

— Серебряный в ночь на двоих, — отозвалась она, все еще косясь на трактирщика, и достала из-под стойки деревянный поднос. — Есть-пить будете?

Сейн недовольно крякнул и выложил серебряную монету, покопался в карманах и добавил к ней несколько медных. Заказал еды и пива.

Марго подошла к длинной скамье за единственным столом, разделившим помещение надвое. Аккуратно села на свободное место. Скривилась, хватаясь за живот.

— Опять? — Сейн опустился рядом .

— Ты обещал помочь.

— Да, сейчас. — Он достал из сумки несколько высушенных пучков, разложил перед собой травы и подозвал разносчицу с подносом. — Завари это, вот это и… да, добавь это тоже. Дай остыть.

Пока ели, Сейн слушал разговоры за столом.

— Так что за напасть такая в городе? — спросил он громко. — Расскажите, люди добрые.

— А тебе чего за дело? — отозвался гнилозубый.

— Кончай строить! — перебил его рыжий дядька рядом. — Вишь, у человека балахон, мож он чародей какой? Ты чародей, мил человек?

— Не чародей, — сказал Сейн, промакивая подливу хлебной корочкой. — Но тоже кое-чего умею.

— Так вот, значит, — начал рыжий. — Повадился в городе нашем сучий сын какой-то баб лупцевать. Выскочит из темноты, подол задерет, и ка-а-ак приложит пятерней! Что тем кнутом. Крику стоит…

— Ну а стража почему его не выловит? — спросила Марго — Это же ужасно!

— А что стража? — фыркнула разносчица, — Они только пиво жрать горазды.

— Да ловят его, — махнул рукой рыжий. — И стража ловит, и мужики наши ловят. Шустрый, гад! Сделает дело — и как сквозь землю! А тем временем отлупцованных всё больше, на десятки счёт.

— Сотня, не меньше! — вставил трактирщик.

— Может, так, — покачал головой рыжий. — Но вона как интересно выходит: и молодух охаживает, и бабами постарше не брезгует, ему всё едино.

— А что, коли постарше баба, то и брезговать ей теперь? — Разносчица уперла руки в боки.

Пряча улыбку, Марго сделал вид, что дует на отвар.

— А я как думаю. — Гнилозубый почесал щетину. — Бабы теперь сами по ночным подворотням шарятся. Кому любая рука под подолом в радость.

— Рот сгнил, и мозги гниют, — скривилась разносчица.

Скрипнула дверь. В харчевню вошел высокий мужчина с легкой сединой на висках, его встретили уважительными кивками. Гость сел рядом с Сейном, разносчица мигом поставила на стол кружку и миску каши с мясом. Оплаты не взяла.

Пришедший медленно жевал.

— Алхимик? — спросил он тихо, не поднимая покрасневших глаз.

— Как догадался, лекарь? — ответил Сейн.

— Клеймо на сумке. В этих краях такие не ставят, но и я немало повидал. А ты?

— По запаху.

На уставшем лице мелькнула улыбка.

— Извини, вторую ночь на ногах. Слышал о нашем шлепальщике?

Сейн кивнул.

— Навредил кому?

— Косвенно, если только. Сам даже синяков не оставляет, лишь испуг. Но мужикам не нравится, когда их жен лапают, оно и понятно. Кому понравилось бы? Вот они и ищут виноватых за каждым углом, избивают бродяг, блаженных и всякого, кто косо посмотрит на их женщину. Вчера мне принесли юношу, живого места нет.

Рыжий ковырял ногтем край столешницы, не поднимая головы. Сейн хотел встать. Ему не нравилось, куда ведет разговор, не нравилось, как лекари обычно относятся к алхимии. Сейн хотел встать, но вместо этого зачем-то спросил.

— Помощь нужна?

— Возможно, — подумав, ответил лекарь.

— Не, ну а че, мужики обознались, со всяким бывает, — подал голос гнилозубый. — Бабы сами громче всех визжат. Теперь уже и не приголубить их, сразу обвинять лезут. Ты вот вроде умный, эскулап, а сам ничего дельного не предложил.

Лекарь покачал головой.

— Не калечить всех подряд, вот мое предложение. Не взять вам его силой. Видел я мельком одно нападение: не может человек так быстро двигаться. И жертвы и “охотники” сходятся в одном: шлепальщик исчезает прежде, чем его удается хотя бы рассмотреть.

— Суккуб, — предположил алхимик задумчиво. — Суккуб, один из бесов, которого можно призвать в наш мир. Пакостит, если ему не удается вернуться обратно. Питается похотью, но не может причинить вреда или принудить кого-то к ласке. Отвергнутый суккуб может тянуть силу… скажем, неудовлетворенных желаний, через краткий контакт…

— И как изловить эту погань? — все повернулись к Сейну.

Тот пожал плечами.

— Сначала следует выяснить, почему призыв пошел не так…

— Ты давай не мямли, — сказал гнилозубый. — Прямо говори.

— Суккубы любят любовные утехи и сладкое, — огрызнулся алхимик. — Намаж жопу медом и лови на живца. Хватай, пока будет пальцы облизывать.

Лекарь вытер губы и встал.

— А ты шутник. Здесь остановился? Я сейчас снова в лечебницу, но позже загляну. Посмотрим, что в твоей сумке может быть полезного. Бейтс.

Сейн пожал крепкую ладонь.

***
— Две капли развести на стакан теплой воды. Не горячей. Не холодной. Теплой. Пить за день до и через день после.

Девушка, замотанная шарфом так, что остались видны лишь глаза, быстро кивнула и сгребла пузырек со стола. Бросила три серебряных монеты и вышла прочь, не проронив ни слова.

— Отвратительно, — Марго лежала на кровати, закинув ноги на стену. — Ты поощряешь распутство!

— Неужели? — Сейн принялся разливать остатки зелья по флаконам. — Они найдут способ оправдать распутство и без моей помощи. А нам нужны деньги чтобы нанять корабль. Любовь без последствий хорошо продается, тем более у меня теперь есть нужные ингредиенты.

— Разве это любовь?

— Любовь бывает разной. Или ты думаешь, что они все ринутся изменять мужьям и прыгать по койкам? Возможно кто-то боится холодных зим и засушливого лета, когда нечем кормить голодные рты.

— Ты не можешь знать.

— Мое дело варить, а не спрашивать. К тому же, последствия без любви еще страшнее. Если бы я не вырвал тебя из рук короля, если бы вернул ему мужскую силу, разве не хотела бы ты себе такой пузырек?

Марго вздрогнула так, что чуть не свалилась с кровати головой вниз. Схватилась за живот, застонала.

— Пей отвар.

— Горький! Смотреть на него не могу.

Боль застала Марго в пути, и они решили переждать в ближайшем городишке несколько дней прежде, чем девушка вновь сможет сесть на лошадь.

— Вот скажи, алхимик, почему тебе под силу превратить человека в василиска, но не под силу сделать так, чтобы меня не терзала каждый месяц изнутри тысяча ос?

— Женский организм подобен роялю. Можно разрубить рояль и пустить на дрова. Можно распилить и сделать табурет. Но чтобы настроить рояль нужны навыки, которых у меня нет. Или очень редкий ингредиент.

Через распахнутое окно влетел далекий вскрик:

— По ж-жопке!

И сразу за ним девичий визг.

— Сколько здоровья женщины сгубили подавляя свои желания в любви из страха. Последствий, осуждений. А потом бегают по городу суккубы и щипают за подавленную энергетику…

— Будешь что-то с этим делать? — Марго кивнула на окно.

— Было бы неплохо. Если это и правда суккуб, за его слюну можно выручить хорошие деньги. Есть у меня предположение…

В дверь постучали. Бейтс мялся на пороге, Сейн уже собирался предложить ему помощь с больными, но тот отмахнулся.

— У меня всего хватает. Парень очнулся.

Сейн не сомневался в ответе: те, кто привык лечить без магии, редко опускаются до просьб к алхимику.

— До жены моей слух дошел, — краснел лекарь, когда за ним закрылась дверь. — Она бы никогда, сам понимаешь… попросила меня. Вы только не подумайте, я… мы ничего такого… Сил нет, алхимик, у нее больше не хватит сил, еще раз…

Бейтс достал флягу, сделал глоток. Зажмурился, собираясь с мыслями, продолжил, не открывая глаз.

— Знаешь, какого это, двадцать лет лечить людей и быть не в силах помочь единственному важному человеку? — Снова замолчал. Выдохнул разом: — Три выкидыша за три года. Слабые мышцы матки. Я подумал, может ты…

Сейн покачал головой.

— Спасибо, что не стал врать и обнадеживать, — Бейтс посмотрел ему в глаза. — Тогда я возьму зелье… Это ведь не слухи?

Расплатившись, лекарь вышел из комнаты. Сейн подбросил на ладони три серебряных, повернулся к Марго.

— Всё еще считаешь, что я продаю распутство?

Девушка отвернулась.

— По ж-жопке! — послышалось под самыми окнами.

— Хватай!

— Бей, лупи!

***
На улице трое мужчин в женских платьях пинали тощего юношу.

— Довольно! — кричал Бейтс.

— Остановитесь! — из харчевни выскочила разносчица и вторила ему.

Юноша крутился в грязи и тонко повизгивал от каждого удара.

— Кто убьёт суккуба, больше не сможет быть с женщиной! — гаркнул Сейн.

Мужчины перестали лупить лежачего и повернулись к алхимику. В двоих он узнал завсегдатаев трактира.

— Не слышали о проклятии суккуба? — продолжил заливать Сейн.

— О, зельевар! Работает твой живец! — улыбнулся рыжий.

Суккуб поскуливал, слизывая мед с ладони. Голубоглазый, со светлыми курчавыми волосами, он даже не пытался прикрыть наготу. Марго налилась пунцом и отвела взгляд.

— Вот и пошутил… — пробормотал Сейн, потирая лоб.

Тем временем к трактиру стягивались горожане, открывали окна и перегибались через подоконники, чтобы лучше разглядеть неуловимого шлепателя. Мужчины ругались и требовали немедленной расправы, но после заявления алхимика никто не осмелился подойти к суккубу. Женщины настаивали, что следует дождаться стражу.

— Что ж мы, звери какие?

— Мальчика забить готовы, ироды!

— Он совсем слаб, ему нельзя в темницу, — говорил Сейн. — Нужно завершить призыв и вернуть обратно…

Его голос тонул в общем шуме.

— По ж-жопке, по ж-жопке... — бормотал суккуб, обводя людей заплывшим глазом. Замолчал, уставившись на разносчицу.

— Глянь, чего делается? — ахнула толпа.

Тело юноши менялось: стало еще тоньше, пальцы вытянулись, черты лица заострились, волосы отросли длиннее, появились маленькие грудки…

— У них нет пола, — ответил Сейн на удивленный взгляд Марго. — Когда мужчина готов убивать, его энергетика схожа с той, когда он возбужден. Сейчас мужская сила преобладает, и бес подстраивается...

— Вот и славно, — гнилозубый подтянул повыше платье и схватил суккуба за волосы. — Убивать никого не будем, заберем с собой. А как отработает за всё по полной, отдадим страже.

Толпа вновь разразилась негодованием.

— Ды мы ж ради вас! — кричал рыжий. — Мы ж за вас отомстить, милые женщины!

— Да где стража-то?

— Так не пойдет, — Сейн шагнул к гнилозубому.

— Слух, хиляк, у меня вся жопа липкая, и я очень злой. Брысь, тебе говорят!

Из складок широкой юбки показался нож.

— Неужели вы не видите? Это безвредное существо… — Марго не успела договорить.

Бейтс, подскочил к ближайшему переодетому, двинул локтем в челюсть с короткого замаха. Рыжий было дернулся к нему, но наступил на длинный подол, замешкался и получил кулаком в кадык. Гнилозубый развернулся, сделал длинный выпад и попал в захват. Вопль смешался с хрустом вывернутой руки и нож полетел на землю.

— Чтобы лечить людей, надо знать, как их калечить, — буркнул Бейст, поднимая на руки обнаженную девушку. — Десять лет в королевском военном лагере я не только бинты менял. Куда ее, алхимик?

— В таверну, — сказал Сейн.

Когда дверь за ними закрылась, лысый трактирщик спросил:

— Почему сюда?

— Хочу отведать ваше блюдо из козлиных яичек, есть такое в меню? — спросил Сейн.

Все уставились на него. Только девочка-суккуб одной рукой обнимала лекаря за шею, а другой тянулась к лицу разносчицы.

Та покраснела.

— Для вызова суккуба нужен особый ингредиент, и этим утром я зашел к вашему мяснику. Спросил, не делал ли у них кто-то необычный заказ, — Сейн не сводил с нее взгляда.

— Я не понимаю, — оглядывался трактирщик, — Лина?

— Да, это я! — выкрикнула женщина. — Я, я потаскуха! Довольны?! А где здесь мужика искать? Одна пьянь и скоты! А я, может, еще не такая старая… А эта козлина лысая, и не глянет в мою сторону, и так перед ним раскорячусь, и эдак…

Трактирщик пятился, намереваясь спрятаться за стойкой.

Сейн смотрел, как текут слезы по щекам разносчицы и думал, что она действительно моложе, чем ему показалось вначале. И старила ее лишь истинно женская тоска, засевшая в глазах.

— Где был ритуал? — спросил он.

— На кухне печь, там семенники спалила и над картой читала…

Лина принесла потертую игральную карту, испещренную мелким шрифтом.

— Купила у одного алхимика на городской ярмарке… Думала, враки. Я не успела! Ничего не успела… этот, лысый, вернулся. Ну я хлопца за руку и за дверь. Не думала, что он такое начнет вытворять...

Бейтс опустил суккуба перед печью. Сейн присел рядом. Пока он собирал из разбитого носа кровь и слезы с уголков глаз, она норовила дотянуться и поцеловать его пальцы, засунуть руки под балахон.

— Не в этот раз, красавица, — алхимик отстранился.

За спиной фыркнула Марго.

Сейн перевернул карточку и прочитал формулу одними лишь губами, бросил в огонь. Бумага разом потемнела, а спустя миг суккуб растворился в воздухе.

Сейн разглядывал флакон в руках.

— Это можно продать? — подошла к нему Марго.

— Этого хватит на корабль. Но… это гораздо сильнее, чем слюна. Ты даже не представляешь, что я могу сварить с такой силой. Зелье, которого бы хватило на это захолустье, и мужья бы вспомнили о женах хотя бы на один день, и люди целовались на улицах. Я могу сделать так, чтобы ты навсегда забыла о болезненных регулах, я могу…

Марго накрыла его руку своей.

— То есть, ты сможешь настроить рояль?

***
Бейтс пришел провожать их с женой. Миловидная женщина целовала Марго руки и падала на колени, лекарь сжимал Сейна так, что у того хрустели позвонки.

— По ложке в день, когда придет срок. Запомни, — сказал алхимик напоследок.

… Марго ехала в дамском седле.

— Как твои… живот?

— Уже терпимо, но торопиться не будем, — ответила она. Помолчала, закусив губу.. — Ты не стал удивляться, когда я сказала, какое зелье хочу. Не стал спорить.

Марго взглянула на молчаливого Сейна. Только после нескольких недель совместного пути она научилась различать едва уловимую улыбку в его глазах.

— А я скажу тебе, почему. Ты говоришь, что любовь разная, но ты сам не веришь в это, алхимик. Ты вместе со мной слышал голос Бейтса, когда тот рассказывал про жену. И вместе со мной понял, что их любовь истинная.

Сейн молчал. Марго еще раз украдкой посмотрела на него. Добавила так, чтобы он не услышал:

— А у истинной любви должен быть шанс.

Другие работы автора: https://vk.com/pritonlisa

Показать полностью
39

Апосематический размах

Всем здрасте снова, товарищи читатели! :)


Не уверен, что еще осталась моя аудитория после столь долгого отсутствия, но, все же, представляю вашему вниманию новый текстовый сериал!

Я понял, что таковые помогают мне не забиться в угол от творческого кризиса, так что, парочку таких надо вести, помимо основного творчества.

С творчеством автора в более широких масштабах можно ознакомиться по ссылкам после истории, также как и с возможными продолжениями, которые вас могли бы заинтересовать!


Приятного чтения!


Серия 1. Предвестье катастрофы.


- Чем, говоришь, ты занимаешься в городе? - спросил подпитый мужичок пятидесяти восьми лет.

- У меня много областей, честно говоря, - смущенно проговорил парень лет тридцати, поглядывая на часы.

- Ну, каких? - все подначивал мужичок.

- Отстаньте от ребенка! - возмутилась полноватая женщина, ставя на стол сковородку с жареной картошкой, - он в кой-то веки со своего города приехал домой, а вам все лишь бы спросить!

Второй мужчина, сидящий за столом, хлопнув еще одну стопку, похлопал парня по плечу.

- Молодец наш Егорка, в городе сделался большим человеком ведь!

- Пап, ну почему же большим... Я просто занимаюсь исследованиями в области биологии и химии, тоже мне, нашел большого человека, - Егор хмыкнул, - даже не в самом крупном университете.

- Он скромничает, - улыбнулась мать, - ему даже дали этот... сынок, как ты его назвал?

- Исследовательский грант на осуществление изучения поведенческих признаков микроорганизмов класса паразитирующих, - со вздохом произнес Егор.

- Во! -воскликнул отец, - выпьем же за успех моего сына, Михалыч!

Михалыч замахал руками.

- Ну нафиг, не буду я пить за каких-то там паразитов! У нас их вона и в селе масса!

Егор тихо встал и вышел из дома на воздух, голоса родителей и их гостей все стихали по мере удаления. Выходя, он накинул легкую куртку, даже в летнее время у них в селе было достаточно прохладно по ночам.

Он уселся на ступеньки и принялся рассматривать звездное небо. В деревне, по причине отсутствия освещения, небо всегда было куда красочнее, чем в городе. Звезды простирались по всей длине небосвода, казалось, им нет ни конца ни края... А может, так оно и было.

Егору нравилось представлять, что с одного из этих огоньков на него смотрит такой же живой человек и думает о том, что Егор думает о нем.

Внимание молодого человека привлекла курица, внезапно подошедшая к нему вплотную, почти не издав ни единого звука.

Егор улыбнулся такому повороту и погладил птицу по голове.

- Тоже решила посмотреть на звезды, да? А я вот только сегодня домой приехал, наслаждаюсь, ласково проговорил он.

Курица пару раз прикоснулась клювом к его ладони и аккуратно пошла к своему загончику.

Спустя шесть минут наслаждения звездным небом, Егор услышал крик домашней коровы, что родители держали в хлеву. Крик, как ему показалось, был наполнен болью и отчаянием.

Отец выбежал из дома почти в одних трусах, накидывая куртку на себя и хватая из коридора охотничье ружье. Егор вскочил.

- Что случилось? - крикнул отец.

Егор пожал плечами.

Вместе они быстро добежали до хлева и отец распахнул ворота, направив ружье на помещение.

Егор вырос в деревне и мало что могло сильно испортить его аппетит, но, картина, что они наблюдали сейчас, явно была не из стандартных.

А именно, они, опешив, наблюдали, как целая дюжина куриц, столпившись вокруг туши коровы, активно и жадно пожирают ее плоть и внутренности, они даже не обратили внимания на вошедших людей.

Михалыч, прибежавший следом, недолго пребывал в шоке. Он смачно сматерился.

- Это чего? - прохрипел мужичок, - какого лешего тут делается?... - он уселся прямо на землю и перекрестился.

Отец, помешкав еще пару минут, выстрелил.

____

Зайдя в дом, трое мужчин не разговаривали. Они до сих пор не могли до конца осознать, что именно произошло в хлеву.

Нарушил молчание Михалыч.

- Природа свихнулась... - прошептал он.

- Природа или нет, - грозно проговорил отец, - от птиц надо избавиться, от греха подальше.

- А как же яйца? - забеспокоилась мать.

- Новых купим! Зина, они корову уложили! - заорал отец, - корову! Курицы!

- Пап, честно говоря, уложить они ее вряд ли могли, - заметил Егор, - разве что сбежались на уже мертвую.

- Егорка, мы все видели, что там было! Это... против природы! - занервничал Михалыч, - надо домой бежать, предупредить!

- Успокойся ты! - рыкнул отец, - ну свихнулось несколько птиц, что среди людей панику наводить.

- Паника это или нет, - задумчиво протянул Егор, - но образцы с мертвых птиц я возьму. Одна из них подходила ко мне, я еще тогда посчитал ее поведение странным. Поеду в город, изучу, - Егор поднял глаза на отца, тот кивнул в ответ.

- Мертвых курей-то принесите, хоть приготовлю, - досадливо бросила мать.

- Нет, мам, - отрезал Егор, - пока не изучу их, не ешьте птицу вовсе, - он подумал, - и корову мертвую тоже. Мало ли что там...

***

Утренний самолет доставил в аэропорт города Ежовска Валерия Алексеевича Груднева, ведущего специалиста по выращиванию и разведению домашнего скота и птицы. В аэропорте его встретила миловидная девушка, представившаяся "просто Настей" и предложила проехать с ней к начальнику департамента сельского хозяйства.

На большой черной машине, Валерия Алексеевича доставили до престарелого здания явно прошлой эпохи и почти втолкнули в кабинет начальника.

- Валера, как я рад тебя видеть! - протянул мужчина, приветствуя за руку Валерия и усаживая его на кресло, - у нас тут какой-то ахтунг на производствах.

- Я уже слышал, Жень, и я рад тебя видеть, - спокойно сказал Валерий, - знаю также и о случаях нападения домашней птицы на скот в частных хозяйствах. Я в курсе ситуации, есть что-то новое для меня?

Женя уселся в кресло, слегка поерзал и нахмурился.

- Честно говоря, я рассчитывал услышать что-то от тебя. Я не понимаю, что объявлять и как реагировать на такое!

- А что президент? - осведомился Валерий.

- Правительство молчит, - Женя фыркнул, - как всегда. Наш ждет главного, главный, видимо, ждет чуда.

- Класс! - хлопнул в ладоши Валерий, - так и ты жди.

- Ты упал? У нас сельскохозяйственный регион. У нас планы, расчёты! У нас заказов на пять лет вперед, а получается, что один продукт убивает и ест другой! И ладно бы это один раз, два...

- Третий раз, как известно, уже система, - усмехнулся специалист.

- А случаев за неделю масса! Я уже не знаю, на какой реагировать, честное слово!

- Сколько?

Женя толкнул к Валерию папку.

- На, ознакомься.

- И что, никаких предпосылок? - спрашивал Валерий, листая папку, - агрессивное поведение, специфические повадки, изменения в окрасе шкур или перьев? - Женя качал головой, - дай мне хоть что-то! Они же не просто накидываются на скот?!

- Просто. Так. - отрезал Женя.

Валерий закрыл папку и поднял брови.

- Что скажешь? - спросил Женя.

- Я не знаю, - растерянно пробормотал Женя, - таких случаев я не встречал никогда и даже не могу предположить, что это все значит.

- В деревнях уже начали ходить байки про демонов и богов разных. Мол, природа обернулась против людей. Жрут то домашние домашних, те, кого люди выводили.

Валерий поднял взгляд.

- А ведь и правда, - воодушевленно проговорил он, - это зацепка. Что бы не происходило, это касается только домашних животных...

Валерий встал.

- Нам надо что-то делать, Валер, а то неизвестно, до чего эта ситуация может нас довести.

- Мне бы орнитолога в команду, - задумался Валерий, - и бюджета бы под проект.

- Бери, что нужно, - кивнул Женя, - занимайся. Только попроси и получишь.

- С губером согласуешь?

- Еще бы, - хмыкнул начальник, - говорил же, у нас регион держится на сельском хозяйстве, он одобрит, я позабочусь.

***

- В ночи несется над деревнями птица-Юстрица, что с собою приносит голод, мор и несчастье, - вещала престарелая Агния, - куда крылом своим коснется, там беда и горе начинаются!

- Бабушка, это все, конечно, здорово, но я ведь уже взрослая девочка, в сказки не верю, - с сомнением сказала Лена.

- Послушай меня, и послушай внимательно, - доверительно придвинулась бабушка, - я-то уже стара стала, сама не сделаю, что нужно, а ты еще полна сил. Люди нынче забыли старых богов, забыли обычаи и приметы, на том и погибель их идет! Юстрица пришла на планету по велению Стрибога, беду принесла она!

- Ты про эти случаи с домашней птицей? - улыбаясь, спросила Лена, - сказки то.

Агния помотала головой.

- Не сказки это, внучка, не сказки. Поверь, ты теперь одна надежда людей. То, что случилось с домашней птицей, скоро будет со всеми. Юстрица касается трижды! Первый раз - предупреждение, второй - беда, третий - смерть! Первое касание случилось с неделю назад, она коснулась птиц домашних. Второе будет через пару-тройку полнолуний, всех птиц теперь коснется. Третье должно быть через год, тогда люди умирать начнут!

Лена аккуратно отодвинулась.

- Бабушка, мне на работу пора, - вздохнула она, - извини, твои страшилки я дослушаю позже.

Агния схватила внучку за рукав.

- Внучка! В городе Ворон есть место, место тайное, сокрытое. В нем ты найдешь то одно, что может еще спасти людей, ларец Юстрицы, - бабушка вложила внучке в руку загадочный тонкий предмет с неровно торчащими осколками, - это ключ к месту тайному. Я его хранила много лет, ты используешь его.

Лена вырвала руку и посмотрела на предмет. Он смахивал на каменную ручку с вкрапленными осколками мутного темного стекла.

- Бабушка, сказки уже перешли за грань, я пойду! - нервно проговорила Лена и пошла к выходу.

- Одна не ходи! - сказала Агния вслед, - через два дня встретишь защитника. Только с ним иди, но иди обязательно! Ты знаешь его уже, но узнаешь заново. Меня завтра уже не найдешь, не забудь желание мое. Найди ларец, открой. Там спасение наше.

Лена сглотнула и вышла из избы.


Продолжение следует...


https://vk.com/devilhistory

https://author.today/u/logrinium/works

Показать полностью
485

Институт (2)

Сначала: Институт


- Вы все допустили непростительную ошибку. Точнее - вы, Лев Давидович, в первую очередь, - ходил из угла в угол полковник. - Вам следовало сразу оповестить соответствующие органы, вы же прекрасно об этом знаете.

- И что? Что мне теперь за это будет?

- Расстреляют, конечно же. Да ладно вам, я же шучу.

Директор института тяжело дышал схватившись за сердце. Его коллега - Артём Дмитриевич, сидел за столом и хмурился:

- Скажите, Михаил Павлович, к чему такая шумиха? Солдаты, бронетранспортеры... Нельзя разве было просто, тихо и спокойно...

- Нельзя. Факт обнаружения вами аномалии подтверждён и нашими специалистами. Нельзя чтобы подобное явление появилось и у наших эээ... иностранных партнёров. Теперь все видят степень охраны здания, и они тоже. Это предотвратит возможное проникновение иностранных агентов, они теперь точно не посмеют.

- Но позвольте, у нас и раньше была некоторая степень секретности, - вставил Лев Давидович.

- Открытие, или существо которое вы здесь зафиксировали - это превосходит все открытия совершенные ранее. Вы понимаете что может произойти? - голос полковника стал жёстче. - Если люди узнают что точно есть потусторонний мир... Начнётся массовая религиозная истерия - вот что нас ждёт, уважаемые учёные.

- Возможно что вы правы, - отодвинув стул произнёс руководитель лаборатории, - но лично мне кажется, что вы несколько переборщили с карантином. В здании пятьсот человек, и к так называемому контакту имеет отношение лишь чуть более двадцати.

- Так положено. Честно признаться такое вводится впервые. Но поверьте, как только будет хоть один шанс, я приложу все усилия, для того чтобы снять карантинные меры. Всё самое необходимое: провиант, предметы первой необходимости и даже постельное белье и раскладные кровати скоро будут сюда доставлены. Семьи сотрудников и средства массовой информации будут нами оповещены. Ещё есть вопросы?

Двое учёных лишь задумчиво молчали.

- Ну хорошо. Значит что мы имеем на этот час? Говорите мне всё, я должен знать даже малейшие детали, - военный достал из нагрудного кармана блокнот: видимо он привык делать записи по старинке. Артём Дмитриевич посмотрел на своего руководителя и дождавшись когда он ему кивнул, заговорил:

- Ну раз вы видели видео я не буду повторять то, чем это существо там занималось. Оно делает всегда примерно одно и тоже: царапает стену. Из последних наших открытий - оно не реагирует на звук.

- Вот это уже интересно, - оживился полковник, - как вы это выяснили?

- Один из наших специалистов менял сломанный датчик в аномальной зоне. Как раз в тот момент, когда существо снова там появилось. К счастью он оказался не из робкого десятка, и попытался с ним поздороваться.

- И что?

- Ничего. Никакой реакции не последовало, мне даже кажется что у этого существа полностью отсутствуют слуховые рецепторы. Если и есть на свете существа подобные ему, возможно они общаются другими способами.

- Понятно. Ещё есть какие-либо выводы? - Михаил Павлович подчеркнул что-то в блокноте.

- Глаза, - продолжил Артём Дмитриевич. Глаза у него есть. Это видно по снимкам, ну и потому как оно каждый раз безошибочно возвращается на то же самое место, где и закончило царапать стену в прошлый раз. Ну и руки с когтями или с большими ногтями. Тоже имеются.

- А ноги?

- Вот здесь не ясно, - вступил в разговор Лев Давидович, - там можно лишь разобрать что на нём надет какой-то длинный балахон или нечто на это похожее. И всё это чёрного цвета, такое же, как и цвет его тела.

- Хотел бы добавить, что есть тело, в понятном нам, осязаемом виде, или его нет, и это всё какой-то вид голографии - пока не ясно, - руководитель лаборатории теперь уже встал и ходил по кабинету академика, на ходу водя в воздухе рукой - как будто обрисовывал описываемое существо в воздухе.

- Эмм... - замялся полковник, - а теперь я хотел бы задать главный вопрос: что вы думаете сами, ваше личное мнение? Оно может быть привидением? - спросил он полушепотом.

- Как учёные мы скажем лишь, что делать какие-то выводы очень рано, - ответил директор, - но за себя скажу - если выяснится что потусторонний мир существует, я точно этому не удивлюсь. Что скажете, Артём Дмитриевич?

- Аналогично. Поддерживаю ваш ответ.


- Вы просили позвать вас, когда это существо снова появится, - Артём Дмитриевич, глядел сейчас из-под очков сидя в кресле у одной из стен штаба.

- Всё правильно, - еле дыша ответил полковник, - вам бы лифт починить... Вот этот экран?

- Да, смотрите.

Существо на экране колыхалось, зависнув в воздухе. Оно продолжало царапать стену, увеличивая длину линии, которая уже заняла собой место на стене длиною с метр.

- Да что же оно делает? - изумился военный.

- Нам не ясно, приходится всего лишь ограничиться наблюдениями.

- Мы должны понимать, несут ли его действия какую-либо угрозу.

- Угрозу? Да вы о чём, полковник?

- Зачем оно здесь появилось? Зачем чертит, или чёрт его знает - царапает стену? Я второй день как нахожусь здесь, и пока не получил никакого ответа.

- Никто не получил. Нам остаётся только наблюдать.

- Вот это самое бездействие просто выматывает, уж извините.


Прошла ещё неделя. Сотрудники института приспособились к новым условиям, хотя проживание в спартанских условиях многим далось очень нелегко. Многие из них подходили к директору института и к Артёму Дмитриевичу - предлагали свою помощь. Но руководитель лаборатории добавил в команду лишь Геннадия и Петра - возможно за их первостепенный вклад в открытие. Михаил Павлович старался не мешать учёным, но всё же ввёл некоторые ограничения для сотрудников по свободе передвижения внутри института. Внутри контура п-образного здания института находился небольшой дворик, и выход в него стал строго регламентирован по времени. Единственный "островок без потолка" - так прозвали его учёные.

По всему забору бравые солдаты успешно намотали спирали колючей проволоки, по углам установили смотровые вышки. На всех столбах теперь висели видеокамеры роты охраны. Весь периметр круглосуточно охранялся патрулями - институт действительно напоминал теперь девятиэтажную военную базу.

Толпы зевак, которые вперемешку с выкрикивающими призывы о грядущем конце света фанатиками, находились поодаль, охрана не подпускала их ближе чем на несколько десятков метров к бронетранспортерам, являвшими собой первое оборонительное кольцо. Тут и там сновали журналисты и блогеры - стараясь прорваться поближе, для того чтобы снять только свой "эксклюзив", но уже в который раз они попадались охране, которая передавала их потом полиции.

Новости о происходящем в институте были в топе лент новостных агентств всего мира. Руководство страны - под нажимом СМИ, всё же разрешило передавать некоторые сведения журналистам. Каждый вечер, часов в шесть, через контрольно-пропускной пункт выходил на улицу полковник "Железной цепи". Тут то и начиналась форменная вакханалия - толпа журналистов допускалась ближе, и они, практически отпуская друг-другу тумаки, старались лично взять у полковника интервью. Но Михаил Павлович был скуп на слова и выдавал только строго дозированную порцию информации. «Сегодня было зафиксировано два визуальных контакта. Первый в 3:21, второй в 14:37. Первый контакт длился семь минут, второй - девять. Существо продолжило свою работу» - один из примеров. И каждый вечер он передавал одному из журналистов - кому повезёт, флешку с сильно урезанной видеозаписью. Один раз одного такого работника СМИ чуть не прибили коллеги, и когда среди просветительских тружеников начался форменный мордобой - пришлось успокаивать толпу автоматными очередями в воздух. Потом выдавали флешку строго по утвержденной очереди...

Но в целом последние новости всколыхнули мир. Многим было неспокойно, ведь привычный уклад жизни и устоявшееся мировоззрение могли рухнуть в одночасье. Всё теперь зависело от новостей из института.


- Что мы имеем на сегодня?

Михаил Павлович открыл небольшую "пятиминутку", проходившую каждый день в пять вечера.

- Сегодня, повторю: замечательные новости, - улыбнулся Артём Дмитриевич, - существо закончило чертить прямоугольник, а я ещё раз напомню, что это напоминает мне проём двери...

- Всё-таки давайте заминируем лестничный пролёт и стену, - перебил его полковник, - мало ли что оттуда может вылезти? Мы же совсем не понимаем его природу? Взрывчатка не помешает.

- Да вы о чём говорите!? - воскликнул директор института. - Я не позволю обкладывать бомбами этот свет науки, этот передовой...

- Здесь я решаю, чему быть а чему нет, - перебил его Михаил Павлович. - И если случится непредвиденное, только я и мои солдаты сможем спасти ваши задницы, уж извините за резкость. Надеюсь, что сможем.

- Я не рекомендую вам этого делать, - высказался руководитель лаборатории. - Взрывчатка может быть расценена как признак враждебных намерений. И как к этому отнесутся существа? Если они задумали создать некий портал - мы не сможем им ничем помешать.

- Почему вы так думаете?

- Оно нас не боится. Оно даже не обращает на нас никакого внимания. Следовательно, угрозы мы не несём. В данный момент.

- Ну хорошо, - задумчиво произнес полковник, - а я, в свою очередь, хочу вас проинформировать о возможных взаимосвязях существ с нашими оккультными эээ... учениями.

- С чем? - воскликнули учёные.

- Нельзя вот так запросто откидывать даже самые сомнительные варианты, - скрестив на груди руки, возразил Михаил Павлович. - Наша обязанность - проверить всё что можно.

- Ну и какие новости в оккультном мире? - улыбнулся Артём Дмитриевич.

- Над этим работал целый отдел...

Нечто похожее на привидений упоминалось во многих древних книгах и рукописях. Вера в них восходит своими корнями к самым древним временам, и когда об этих, бестелесных созданиях было упомянуто впервые - неизвестно. В мифах и легандах народов они олицетворяют собой дух умершего человека, и не нужно улыбаться господа. Далее... Мы проверили все несчастные случаи произошедшие в вашем институте...

- Ну вообще... - не выдержал Лев Давидович.

- Кхм... Мы выяснили, что в 1934 году, во время постройки этого здания со строительных лесов упал и разбился насмерть один рабочий. Как его связать с нынешней ситуацией мы понятие не имеем. Дальше. Одна из сотрудниц вашего института в молодости состояла в секте сатанистов...

- Где состояла!? - вскочил директор

- В секте. Сядьте, Лев Давидович. Это было когда ей стукнуло семнадцать лет. Сейчас ей более тридцати, и на допросе наши психологи выяснили что больше она... ну не верит в эту бредятину. Зато мы ей верим. Но связано это как-то или нет, чёрт его знает. Мы даже посоветовались с некоторыми специалистами по оккультизму, но они все в один голос твердят, что для того чтобы открыть врата в ад нужно непременно чертить пентограммы. Приплясывая с бубном. И для этого никто не чертит прямоугольники. Хватит улыбаться, Артём Дмитриевич. В общем, вы как учёные, должны знать все аспекты изучаемого вопроса. Пока всё. Вам эта информация о чём нибудь говорит? Можно связать с происходящим?

- Не знаю, распечатайте ваши доводы на бумаге, я хотел бы сохранить это для себя.

- Давайте посерьёзнее, Артём Дмитриевич! Мы же стараемся помочь!

- Ага. Вот спасибо то. Вы пожалуйста не ляпните это при встрече с журналистами, - попросил директор института.

- О паранормальном даже намекать нельзя, - согласился полковник, - иначе мир скатиться ко всем чертям.


- Артём Дмитриевич!

- Что, Геннадий?

- Посмотрите на экран!

- Что? Что это?

Двое учёных прильнули к экрану, по центру которого виднелся лестничный пролёт, ведущий с девятого этажа вниз, к отглушенному деревянными панелями проходу. Над лестницей, примерно на высоте человеческого роста появилась яркая точка. Её свет освещал пролёт не хуже яркой лампы. Помигав несколько секунд, точка исчезла.

- Что это было, Артём Дмитриевич?

- Не знаю. Давай позовём сюда полковника, а то ведь потом забодает вопросами...

Примерно через пару минут в бывшую венткамеру явился полковник. Он внимательно просмотрел запись:

- Что думаете, друзья - учёные?

- Ничего не думаем, какой-то свет...

- Понятно что свет, а почему он возник?

- Не хочу делать предположений... - начал Артём Дмитриевич, но его прервал Геннадий:

- Вот, смотрите, «кочегар» снова появился! - указал он на другой экран, на котором снова возникло загадочное существо.

- Прекратите его так называть! - прошипел профессор.

- Хм... Нормально, - улыбнулся полковник. - Но что это с ним?

Существо, на этот раз, не сразу подошло к стене. Оно несколько секунд стояло, и казалось, что смотрело вниз, на то самое место, где совсем недавно горела яркая точка. После, оно снова ринулось к стене и с удвоенным рвением стало царапать штукатурку. Но делала оно это совсем не там где раньше, а в центре прямоугольника.

- Что-то новое... - прошептал Артём Дмитриевич.

- Всё-таки хорошо что мы всё заминировали, - тоже шёпотом сказал Михаил Павлович.

- Что-о? Когда? - старый учёный попытался встать с кресла.

- Когда-когда... Ночью. Не нужно нервничать, садитесь. Так спокойнее мне и руководству. Смотрите на экран, ведь интересно же...

- Чёрт знает что!

- Смотрите сюда! - громко зашептал Геннадий, указывая на первый экран, тот, на который они смотрели совсем недавно. Яркая точка снова появилась. На этот раз она горела всё ярче и ярче. Точка превратилась в нестерпимо яркий шар, который рос прямо на глазах.

- Всем внимание! - крикнул в рацию полковник. - Боевая готовность! Возможен прорыв в аномальную зону! Второй взвод ко мне - в штаб!

Учёные не обращали на него внимания, они завороженно смотрели на горящее в подъезде "солнце". Геннадий легонько стукнул по плечу Артёма Дмитриевича, указав ему рукой на второй экран. Существо на нём сжалось, словно от давления яркого света. Затем, закружившись чёрным смерчем оно сложилось в чёрную точку, и исчезло. Одновременно с этим яркий шар стал превращаться в овал, который стал растягиваться вниз - до самой лестницы. Став больше ещё и в стороны, внезапно, его внутренняя часть стала темнеть. Внутри показалась фигура человека. Было похоже, что человек внутри был одет в скафандр. Сделав шаг из горящего овала, человек оказался на лестнице. Как только он ступил на неё второй ногой свечение исчезло. Вместе с таинственным овалом. Человек в скафандре с интересом стал озираться по сторонам, и тут, неожиданно, он помахал рукой в камеру.

- Охренеть... - прошептал профессор.

- Второй взвод - отбой, всем - отбой, - еле выговорил в рацию полковник.

- Прикольно, - резюмировал Геннадий. - К нам приехал космонавт.


(Спасибо что читаете, далее - постараюсь завтра)

Показать полностью
684

Институт

- ... Не знаю как вы, а я видел призрака. Поэтому и верю.

- Погодите, вы - младший научный сотрудник, работающий в институте ядерной физики... Верите в привидения!? - руководитель лаборатории по изучению сверхтяжелых частиц, Лапин Артём Дмитриевич, от изумления сдвинул свои очки на самый кончик носа.

- Вот только пожалуйста не смотрите на меня как на идиота, - его оппонент - Геннадий, попытался исправить веру в него, как в учёного. - Я тоже никогда не верил во всё это мракобесие. Пока сам не столкнулся...

- Ну...ну и где это вы столкнулись? - еле скрывая улыбку, спросил руководитель лаборатории.

- Где-где... В курилке, в нашей.

- Это вы так решили надо мной посмеяться? - одёрнув галстук, серьёзным тоном спросил Артём Дмитриевич. И резко отложил вилку в сторону.

К счастью, никто в институтской столовой не обратил на это внимания. Время обеда подходило к концу, и Артём Дмитриевич, не дождавшись своего коллегу из другого сектора, подсел за стол к Геннадию. Мило улыбнувшись друг другу, и закончив обсуждение мерзопакостной погоды, собеседники обсудили некоторые вопросы современной науки. И вот, совершенно не понятным образом, разговор двух малознакомых людей зашёл на потустороннюю тематику.

- Абсолютно нет, конечно. Если хотите, пойдёмте, я вам покажу это место.

- Ну хорошо, молодой человек, - указал куском хлеба на собеседника старый учёный, - я с вами пойду. Но если я узнаю, что это какой-то пранк, или ещё какая-то новомодная чертовщина - имейте ввиду, я это так не оставлю!

- Артём Дмитриевич! Что вы такое говорите? Вас знает и уважает весь наш институт, да и всё научное сообщество тоже, я уверен в этом! Даже не думайте...


- Куда вы спрятали камеру? Признавайтесь, Геннадий.

- Да нет здесь никакой камеры.

Двое научных сотрудников, уже несколько минут сидели на наспех сколоченой "лавочке", собранной из остатков старых шкафов. На повороте лестничной площадки, который и слыл в народе "курилкой" тянуло слабым ветерком, тяга уносила теплые потоки воздуха наверх, и затягивала в большую щель над металлической дверью, служившей для выхода на крышу института. До неё оставался ещё один лестничный пролёт, и учёные смотрели сейчас на неё и на площадку перед ней, с расстояния в несколько метров. Слабое освещение и отдалённые, гулкие голоса работников научного учреждения создавали непередаваемую атмосферу, схожую чем-то с нахождения в склепе на кладбище.

- И как вы здесь курите... Мрак какой-то, - всё ещё ожидая подвох произнёс Артём Дмитриевич.

- Лампочка уже как с неделю перегорела, видите, только благодаря освещению из окон этажом ниже здесь ещё хоть что-то видно, - почему-то тихим голосом ответил Геннадий.

- Бросали бы вы курить, Геннадий. От такой дряни - не удивительно, что появляются различные галлюцинации.

- Брошу... И это не галлюцинации. Мне об этом, - молодой человек кашлянул, - «явлении», Пётр Фролов, из «газодинамики», рассказал. Я сначала тоже не поверил, но позавчера сам увидел. Знал, что меня поднимут на смех если я кому-нибудь расскажу. А тут вы со своим скептицизмом, простите профессор...

- Мне кажется мы здесь засиделись, и я, честно признаться, чувствую себя старым дураком. Пойдёмте Геннадий, сегодня ещё много работы.

- Подождите, вот, смотрите на дверь... - в приглушённом шёпоте Геннадия появились испуганные нотки.

А пугаться было от чего. Тёмный силуэт двери, казалось, стал расширяться. Правая её часть стала изгибаться, и вот от неё отделилась тёмная фигура. Двое человек, внизу пролёта, оцепенели, было слышно лишь их учащённое дыхание. Тем временем, чёрная фигура подошла к стене, стало казаться что она протянула к ней свои руки и словно пытается её расковырять.

- Вы видите? - еле прошептал Геннадий.

- Уухр...- прохрипел профессор.

Чёрный силуэт, совершенно беззвучно проделал ещё несколько раз движение руками. Через несколько секунд он стал растворяться в воздухе, ещё миг - и он исчез совсем.

- Профессор?

- Я... Я совсем не готов к подобного рода явлениям, - прошептал Артём Дмитриевич. - Но это действительно удивительная аномалия, и я думаю, её необходимо изучить.

- Уже... - показал ему экран смартфона Геннадий, - видите? Я всё записал.

- А вы молодец, Геннадий! Давайте, пойдём отсюда, пока меня инфаркт не постиг. И знаете что? Сбросьте пожалуйста файл видео мне...


- ... И прежде чем уйти, мы с Геннадием поднялись к той двери - на самый верх. На небольшом участке стены, там, где была эта эээ... фигура, в общем на штукатурке появились царапины. И я думаю, что эти несколько царапин, в принципе, должны составлять прямую линию.

Академик Лев Давидович Шмидт - директор института, сидел в кресле посреди своего кабинета, и с выпученными глазами смотрел на экран ноутбука, который сейчас принёс Артём Дмитриевич:

- Артём Дмитриевич, дорогой вы наш! Но вы же понимаете как это выглядит со стороны? Знаете, я думаю, что всё это подделка. Этот Геннадий...

- Геннадий Морозов, из «газодинамики».

- Да-да конечно. Вот он водит вас за нос, ну и меня заодно.

- Вы абсолютно точно повторяете ход моих мыслей, Лев Давидович. Я поначалу отнёсся к этому вопросу с большим сомнением, хотя, честно признаться, я сильно струхнул, там, на лестнице. После увиденного, и как только я получил файлы видео и фото - сразу передал их на экспертизу Андрею Михайловичу, в сектор оптики. У него там неплохие ребята...

- Ещё и сектор оптики, - в сердцах воскликнул директор, - а ещё кто-нибудь знает?

- Пока нет. Но хотел бы добавить: Андрей Михайлович, со своими ребятами прогнали файлы через «Цезеус-5»...

- И что?

- Они подлинные. Нет никаких сомнений. Мы действительно столкнулись с чем-то реальным, что раньше у меня бы вызывало лишь бурю негодования при малейшем упоминаниях о подобных фактах. - Артём Дмитриевич указал рукой на экран своего ноутбука, на котором виднелась застывшая тень на фоне белой стены. - И это очень важно, нужно что-то решать. И ещё неизвестно, повториться ли подобное явление ещё раз, или нет.


Теперь в кабинете директора сидело двадцать человек: весь сектор оптики в полном составе - во главе со своим руководителем, Артём Дмитриевич со своим замом и Геннадий с Петром Фроловым - тем самым, который первым заметил странное явление.

- Вы наверное уже все догадались зачем я всех вас здесь собрал... - начал директор тоном, который не предвещал ничего хорошего. - И прежде чем мы начнём обсуждение нашей эмм... немного странной проблемы, я хотел бы у вас спросить: кто-нибудь посылал файлы за пределы института?

В ответ было лишь гробовое молчание.

- Надеюсь что нет. Да, и хотел бы предупредить: если такой факт будет иметь место - будут уволены все сотрудники соответствующего отдела или сектора. Включая их руководителей. Это понятно? Ни друзья, ни ваши жены - никто не должен знать. Почему я так говорю? Да чтобы обезопасить вас же... Ну представьте - если все об этом узнают, и потом выяснится, что это всё продукт каких-то массовых галлюцинаций...

- Вы же сами видели файлы, - вставил Артём Дмитриевич.

- Видел. Но у меня нет уверенности в их подлинности.

- Но позвольте, - возмущённо привстал Андрей Михайлович, - «Цесеус-5» принят на вооружение в министерстве обороны, он может распознать что угодно и где угодно...

- Вот только давайте сейчас без упоминаний о министерстве обороны. - отмахнулся Лев Давидович. - Их только сейчас не хватает... Хорошо. Что мы имеем на данный момент? Артём Дмитриевич.

- Мне пока сказать нечего. Нужно исследовать феномен.

- Как, как вы заметили его в первый раз? - повернулся академик к Петру Фролову.

- Да всё также, как на видео. Появился, поцарапал стену и исчез.

- А какие у вас мысли насчёт природы? Ну... Ну вы же не думаете, что это настоящее привидение? - понизив голос, спросил руководитель института, снова повернувшись к Артёму Дмитриевичу.

- Есть версия, и она достаточно фантастична, - теперь уже все присутствующие смотрели на Артёма Дмитриевича, - возможно это представитель параллельных миров, или это его голографическая проекция, хотя... Всё же, он нацарапал на штукатурке, значит, он там присутствовал, - замолк профессор.

- Ну давайте, не стесняйтесь, высказывайтесь! - горячо предложил директор. - Может быть наш институт построен на старом индейском кладбище, коих в Москве до чёрта, или кто-то придушил здесь свою невесту? Что молчите?

- Я думаю что не нужно горячиться, Лев Давидович, - снова сказал Артём Дмитриевич. - Нам нужно разработать план по изучению аномалии, собрать группу специалистов.

- А идите вы все... Если хотите - изучайте. Но если всплывёт какое-нибудь дерь... Проблемы, я имею ввиду. Отвечать будете вы. Я не позволю бросить тень на наше научное учреждение. В общем - под вашу ответственность.

- Почему вы так относитесь... Вас смущает факт контакта с другим миром?

- Нет. Меня смущает факт, если выяснится что контакт произошёл в курилке. Которую устроили в неположенном для этого месте. Всё, идите!


Следующие несколько дней прошли в довольно напряжённой обстановке. Артём Дмитриевич и Андрей Михайлович, скооперировавшись вместе, в первую очередь распорядились отглушить лестничный проход на крышу в районе восьмого этажа. Теперь к аномальной зоне можно было попасть только через дверь девятого. К концу третьего дня специалисты закончили установку над лестничным пролётом датчиков, приборов и видеокамер работающих в разных частях спектра. В соседней венткамере создали штаб, куда стала стекаться вся собранная информация. Директор, хотя и относился ко всему этому весьма скептически, всё же нарочно или нет, появлялся здесь по нескольку раз в день:

- Ну что, есть что нибудь? - спросил он Артёма Дмитриевича, когда в очередной раз посетил «штаб». Руководитель лаборатории, устало откинувшись на спинку стула, улыбнулся:

- Есть, вот смотрите.

Он указал на большой монитор, на котором запустил видеозапись. Камера ночного видения уже более ярче и контрастнее, чем телефон Геннадия, показала верхнюю площадку, прямо перед дверью на крышу. На этот раз было видно, что фигура растёт как бы из одной точки в пространстве - словно чёрный дым выходящий через замочную скважину.

- С ума сойти... Неужели это правда? - удивление переполнило уста директора.

- Похоже на то... Видите? Оно опять царапает стену.

- Зачем? Зачем оно это делает?

- Возможно хочет что-то написать...

- А что? Как вы думаете, Артём Дмитриевич?

- Оно тоже возмущено низкой зарплатой сотрудников нашего института. Не иначе.

Академик уставился на Артёма Дмитриевича:

- Ну знаете! Я серьезно, а вы тут шутки шутите.

- Извините. Я правда не знаю. Но царапины теперь соединились в одну сплошную линию. Всё, как я и предполагал.

- Это удивительно! Продолжайте изучение...


- Артём Дмитриевич!? - директор просто орал в трубку телефона, - немедленно зайдите ко мне!!

Уже через минуту, удивлённый гневным выпадом Льва Давидовича, Артём Дмитриевич входил в его кабинет.

- Ну что!? Подвели всё-таки меня под монастырь!? - вскочил с кресла директор.

- Что случилось?

- А вы полюбуйтесь! - Лев Давидович включил телевизор.

«...видите удивительные кадры. Ещё раз убедительно просим: уберите детей от экранов ваших телевизоров. Напоминаем: сегодня в восемь утра в интернет были выложены весьма удивительные видеофайлы. На них видно, даже не знаю как это вам сказать, уважаемые телезрители... привидение, которое регулярно появляется в здании НИИ ядерной физики. Также вы можете увидеть на этих кадрах, что кроме этого ужасного существа видны приборы и провода, и это наводит на мысли, что учёные из вышеназванного института вовсю занимаются изучением данного феномена. Пока руководство института никак не объяснило, но и не опровергло факт проводимых исследований...»

- Ну всё, всё! Вы понимаете что мы допрыгались? Нас всех теперь отсюда выгонят поганою метлой! Я как знал, что какая-то собака обязательно выложит эту хрень...

Служебный телефон стал разрываться от звонков, руководитель института лишь нервно от него отвернулся. В двери показалась секретарша:

- Лев Давидович, вам...

- Ой, уйдите Марина Сергеевна! Меня нет, я умер. Или нет - меня забрало привидение. Ну и что нам теперь делать? - обратился он к Артёму Дмитриевичу.

- Да продолжать исследования. Об этом все узнали - ну и пусть. Рано или поздно это должно было случиться, а искать сейчас виновных - дело бестолковое и никому не нужное.

- Как, ну скажите мне - как я теперь выйду из института? Вы видели? У ворот стоит толпа журналистов! Что мне им сказать? То что у нас здесь филиал охотников за привидениями?

- Лев Давидович, - вновь вбежала секретарша, - там, на улице!

- Да что там? - спросил директор, и подошёл вместе с руководителем лаборатории к окну.

За воротами института происходили удивительные события. Толпу обычных зевак и примкнувшим к ним журналистов стали разгонять плотные шеренги военных в комуфляже. Выли сирены, машины полиции сверкая сине-красными огнями обложили небольшую площадь перед воротами института. Толпа начала отступать, потому как стали подъезжать бронетранспортеры. Они стали становится друг за другом, создавая непреодолимое кольцо вокруг научного учреждения. Башни со спаренными пулемётами стали поворачиваться наружу «кольца»...

- Что происходит? - вцепился в одежду Артёма Дмитриевича директор. - Куда вы меня втянули?

Внезапно позади них раздался шум голосов, взвизгнула Марина Сергеевна. Ещё через мгновение в кабинет вбежало несколько вооруженных солдат в масках. С ними вместе вошёл полковник в чёрной униформе:

- Всё нормально ребята, выйдите пока...

- Что... Кто вы такие? - на высоких тонах спросил Лев Давидович.

- Меня зовут Горелов Михаил Павлович, полковник структуры «Железная цепь».

- Какой структуры?

- Не сильтесь вспомнить, вы вряд ли когда-либо о нас слышали, уважаемый Лев Давидович.

- Но...

- Никаких «но». У меня распоряжение верховного главнокомандующего: институту присвоен статус военного объекта класса «9С».

- И... И что это значит? - рухнул в кресло директор.

- Теперь из института никто не выйдет...



(Пишу далее, если зашло, автора можно поддержать словом или делом через яндекс 410019597486703. Это необязательно конечно же, в любом случае, спасибо что читаете!)

Показать полностью
47

Лифт в преисподнюю. Глава 61. Сокопускание

Предыдущие главы


Он полз не по своей норе.


Запах сока кричал. Визжал. Выл в голове нотами будущих ощущений.


Нетерпение начало иссякать из-за чувства неотвратимости наслаждения.


Сегодня он отведает сока. Этого не изменить.


Еда снова пела ему.


А он стал петь ей. В ответ.


Особое наслаждение — петь еде, которая уже твоя.


Это делало её запах гуще.


Жирнее.


Он толстым слоем размазывался по норе. И всасывался неживыми ноздрями.


Только желания. Только образы. И везде сок.


Ползти. Карабкаться. Лезть.


Еда наполнит его тишиной.


И сама упокоится.


Подняв голову, «Тот» увидел шуршащий сосуд сока.


Очень свежая.


Сочная.


Еда. Ждала. Его.


«Тот» не выдержал и взвыл, разбрызгав перед собой слюну.


***

Покалеченный «первый» выполз на площадку между этажами.


«Как ты оказался здесь, чёртов полутруп?»


Обгорелый. Грязный. Выглядел не таким уж и опасным. Скорее, отвратительным.


То, что ползает, вряд ли накинется на тебя так же мощно, как то, что ходит и бегает. Но сейчас исключения из правил работают чаще, чем они сами.


Внутри у Саши всё полыхало, гудело, стучало. Но не из-за страха перед настойчиво ползущим к нему «бывшим» человеком.


Мужчина не знал, как будет добираться до своего дома. Но точно знал, что как-то будет. И сейчас скорость была прямо пропорциональна смыслу этого движения. А на лестнице ещё одно препятствие.


И когда неживой завыл... Нет, как будто даже радостно заскулил, вывалив изо рта на пол мерзкую жижу. Саша сразу вышел из ступора.


Да, страх никуда не исчез. Он пропитывал всё тело. Но теперь это работало как-то по-другому.


Не мешало.


Забежал в овощехранилище. Осмотрелся.


«И почему я не живу на военном складе с оружием?»


Схватил деревянную табуретку. Выскочил в подъезд.


«Первый» не терял времени. Полз по ступеням наверх.


Саша присмотрелся к нему. Прислушался к себе.


Не услышал ничего кроме бушующей тревоги. Вспомнил, у него совсем нет времени.


— Фууух.


Занёс над головой табуретку. Начал медленно двигаться навстречу неживому.


«Какие-то неприятные у него глазища. Противные даже по меркам этих отвратительных существ. Нездоровые».


Спустился на пару ступенек. Старался держаться на безопасном расстоянии от твари. Но достаточно близко для нападения. Перехватил поудобнее занесённое над головой орудие:


— Ну прощай...


Он словно выполнил приседание с вытянутыми руками перед собой, пытаясь опустить тёмную от времени сидушку прямо на морду «бывшего». «Тот» резво прикрылся покалеченной лапищей. Видимо, её не жалко. И отвёл удар. Деревяшка стукнулась о металл перил.


Извернувшись, неживой схватился здоровой рукой за ножку табурета. И, дёрнувшись всем телом, попытался вырвать его из рук человека.


Саша от испуга едва не отпустил своё орудие. Всё так же согнутый пополам, завис в непонятной позе на самой грани равновесия. Напрягая все мышцы, старался вырвать из лапы «бывшего» табуретку. Неживой делал то же самое. Ещё и жадно хлюпал челюстями, глядя прямо в глаза жертве.


Мужчина, собравшись с силами, дёрнул на себя и попытался выпрямиться. Но мёртвая хватка «первого» оказалась действительно мёртвой. И Саша не удержался. Из-за неудачного рывка пятки соскочили со стёртых граней ступеней. И он упал на свой зад. Боль от удара на секунду вызвала у него помутнение. Тело как будто онемело и размякло. Нужно несколько секунд, чтобы собраться.


Саша съехал немного вниз, а «бывший» подтянулся вверх. Табуретка между ними. И пока мужчина был в замешательстве, неживой взмахнул покалеченной рукой и ударил его в зубы.


Губы в кровь. В челюсти что-то хрустнуло.


— Ууух, — простонал он, схватившись за больное место рукой, и этим случайно немного прикрыл лицо от второго удара.


Звёздочки. Глаза. Слёзы. Кровь.


А «Тот» и не собирался останавливаться: уничтожал остатки своей руки о лицо Саши.


***

Веселясь звуками. Мял. Свою. Еду.


И забрызгивал невкусным соком изо рта. Зачем? Низачем. Но теперь все поедатели смогут знать, что эта еда:


НЕ. ДЛЯ. ДРУГИХ. ПОЕДАТЕЛЕЙ.


Он мял её в мягкое хрустящее место. Снова и снова быстро давил. Со всей силы. Так он пускал из еды сок. Выжимал.


Его рука уже вся была в этом соке. В следах еды.


А еда удобно распрямилась, зачем-то закрывая мягкое цветное сокопускание.


От этого пускать сок было ещё веселее.


...В один момент что-то изменилось. Такое случалось и раньше. Но «Тот» про это всегда забывал. Вспоминал только тогда, когда видел это снова.


Вокруг стало чуть-чуть темнее. Мимо пролетели странные звуки:


«Не балуйся с едой! Ешь!»


Что-то было в звуках тёплое…


Но затем всё стало чуть-чуть светлее и «Тот» увидел, что цветные следы сока были уже повсюду.

Он остановился. Поднял плохую руку к самому носу. Несколько глубоких вдохов.


Сок. Аромат. Мощь. Экстра.


...«Небеса!» — вылетел нежный растянутый звук из внутренней темноты…


«Тот» тут же забыл про звуковидение. Припал разбитыми потрескавшимися губами к своей руке. Собирая капельки сока.


Он едва сдерживался, чтобы не искусать себя. Но нет, всё же иногда несильно покусывал. И рычал-повизгивал от удовольствия.


Столкнул вниз мешавшее твёрдое, что лежало перед едой. Схватил здоровой рукой вяло шевелящуюся сокоёмкость. С визгливым рыком дёрнул её на себя. Активно двигая плохо работающими ногами, начал медленно заползать на еду. Сантиметр за сантиметром он забирался наверх.


Приятные неровности. Твёрдости. Шелестение.


Оказавшись сверху. Чувствуя её тепло. Дрожь. Снова несколько раз глубоко вдохнул, двигая носом в нескольких сантиметрах от сочной мягкости. Начал собирать губами сок.


Торопиться не нужно. Теперь только наслаждаться аппетитной едой. А потом впасть в тишину.

Показать полностью
354

Обитатели странных мест

Рассказ по ноябрьской теме: "Детские телевизионные передачи"


В тот день, как назло, ярко светило солнце, и стояла замечательная погода. Я зашел в здание психбольницы вместе с сопровождающими людьми и печально оглядел коридор. Туда-сюда ходили пациенты, одетые в серые клетчатые пижамы.

- Ух ты, новенький, привет! - ко мне подошел лохматый парень с улыбкой на лице. - Меня Саша зовут, а тебя?

- Артур. Я тут всего на две недели, - мрачно ответил я.

- Уверен, ты будешь удивлен! - Саша так и лучился позитивом.

- Не сомневаюсь.

По нелепому решению военкомата я был вынужден почти полмесяца находиться тут с этими ненормальными. Само осознание этого уже вызывало глубокое чувство печали.

- Что, еще один? - услышал я недовольный голос и посмотрел, откуда он исходит. На меня со злостью в глазах смотрел мужчина лет тридцати с полностью седыми волосами.

- А этого ворчливого зануду зовут Глеб, - радостно сообщил мне Саша.

- Держись от меня подальше, понял? - мрачно сказал Глеб, глядя на меня исподлобья.

- Хорошо, как скажите, - ответил я.

В палате кроме меня лежал Федор - кудрявый парень лет двадцати, который почти всегда молчал и спал.

В тот день я больше ни с кем не общался и провел все время за чтением книг, которые взял с собой. На других пациентов я старался не обращать внимания, и не замечал в них явных признаков проблем с психикой. Никто не буянил и не кричал, все вели себя вполне адекватно.

Примерно часов в 8 вечера в коридоре вдруг послышались оживленные разговоры. В палату заглянул Саша и радостно крикнул:

- Начинается передача! Идем!

Федор, лежавший на кровати рядом, молча встал и пошел вслед за Сашей. Мне захотелось чем-то разнообразить свое чтение, и я тоже пошел с ними.

В общем зале повсюду сидели пациенты - на всех стульях, креслах, лавочках и прямо на полу. В углу комнаты стояла тумба, на которой находился старенький небольшой телевизор. Я встал за одним креслом и начал смотреть.

На экране был лысый мужчина лет пятидесяти в красочной разноцветной рубашке. Он сидел за небольшим столиком вместе с мальчиком лет десяти и добродушно улыбался.

- Здравствуйте, ребята, - начал говорить он. Это была какая-то детская телепередача, в которой мужчина вместе с мальчиком обсуждали разные темы, например, как нужно себя вести в общественном транспорте.

Сначала я внимательно смотрел, но потом мне стало скучно, и я пропускал все мимо ушей, задумавшись о своем. Вдруг все люди, находящиеся в зале, начали бурно разговаривать. Стараясь понять, что они обсуждают, я сосредоточился на экране.

- Теперь самое главное! Вопрос от зрителя! - интригующе произнес мужчина в телевизоре, держа в руках лист бумаги. - Что делать, когда приходят Тени?

"Чего, блин?" - пронеслось у меня в голове. Комната наполнилась оживленными возгласами - кто-то плакал, кто-то возмущенно высказывал недовольство, а один из пациентов упал на пол и закрыл лицо руками.

- Ну наконец-то, - сказал хриплым голосом мрачный парень, под глазами которого были настолько огромные мешки, что сами глаза казались черными. Смотря на него, можно было подумать, что он никогда в своей жизни не спал.

Его взгляд вдруг резко перескочил на меня. По моей спине тут же пошли мурашки, а в груди появился страх. Было в этом взгляде что-то жуткое и неестественное.

- Единственное средство против теней - это свет, - сказал ведущий передачи. Я встал и пошел к себе в палату, потому что мне наскучил весь этот бред.

"Неудивительно, что у них проблемы с психикой, - подумал я. - Когда постоянно смотришь такую хрень, то точно головой тронешься."

Ничего необычного больше не произошло, и я, немного почитав книгу, лег спать.

Шепот. Он пробивался сквозь сон и раздражал каждую клеточку моего тела. Он шел откуда-то из коридора. Проснувшись посреди ночи, я посмотрел в дверной проем и увидел там темный силуэт. Кто-то стоял там и неразборчиво что-то шептал.

- Дайте поспать, - громко сказал я. Все затихло, но ненадолго. Спустя пару секунд в проеме показался еще один силуэт, а шепот повторился с удвоенной силой. Моя голова почему-то стала сильно болеть.

- Вы охренели что ли?! - крикннул я и, встав с кровати, направился к выходу из палаты. Все находившиеся в проходе сразу же удрали оттуда. Включив в комнате свет, я выглянул в коридор и посмотрел по сторонам. Несмотря на то, что стояла глубокая ночь, в каждой палате горел свет кроме самой дальней. Возле нее маячили темные силуэты.

- Не выключай свет, - раздался за моей спиной испуганный голос Федора. Обернувшись, я увидел, что он смотрит на меня полными страха глазами, вцепившись в одеяло, а на его шее виднеются черные следы чьих-то пальцев. Боясь думать, откуда они могли появиться, я решил поддержать его идею:

- Хорошо, пусть горит.

Оставшуюся часть ночи я провел за чтением книг, и вскоре нас позвали на завтрак. Меня удивило, что только вчера ярко светило солнце, а сегодня стоял темный сумрак и было похоже, что днем светлее уже не станет.

Находившиеся в отделении пациенты будто бы тоже изменились. Стало больше людей мрачной наружности с мешками под глазами, которые злобно озирались на других. А некоторых больных, что были тут вчера, я уже больше никогда не встречал, в их числе был и жизнерадостный и позитивный Саша, исчезнувший неизвестно куда.

- Видали, что случилось с Никитой из последней палаты? - спросил один из мрачных людей во время завтрака в столовой. - Не повезло ему. Лампочка не вовремя перегорела, и ночь он провел в темноте... Хе-хе-хе...

Он злорадно засмеялся вместе с двумя такими же неприятными людьми, а потом продолжил:
- Если хотите посмотреть, то поторопитесь - труп скоро уберут.

Холодок пробежал по моей спине, и я посмотрел на сидевшего рядом Федора, на шее которого до сих пор были темные следы от пальцев. Быстро закончив доедать завтрак, я вышел из столовой и прошел до своей палаты, никуда не заглядывая.

Читать книгу без света было очень сложно. Небо на улице было затянуто черными тучами, из-за чего везде был полумрак. Да и читать я уже был не в состоянии, так как в голове постоянно появлялись тревожные мысли, забирающие все внимание на себя.

"Что здесь происходит? Куда я попал? Может быть, это какой-то розыгрыш?... А может, я просто сошел с ума, и мне все это кажется?"

Пока что я не спешил расспрашивать всех о происходящих событиях, потому что боялся, что меня могут посчитать сумасшедшим. На протяжении дня я несколько раз слышал неразборчивый шепот, доносящийся из темных мест здания. Все пациенты находились в подавленном состоянии кроме тех, что с мрачными улыбками обсуждали за завтраком чью-то смерть. Они, казалось, напротив чувствовали себя, как дома, и им нравилась вся эта атмосфера с ее жуткими существами, скрывающимися в темноте.

Наступил вечер, и снова из зала раздались возгласы о том, что начинается передача. Я направился вслед за всеми и встал у стены, смотря на экран.

Там снова появился лысый мужчина в разноцветной рубашке, сидящий за одним столиком с мальчиком лет десяти, но уже другим. В этот раз ребенок смотрел исподлобья недобрым взглядом прямо в камеру, а под его черными глазами виделись большие мешки.

Ведущий начал, как и тогда, в позитивной манере рассказывать о правилах поведения и хорошего тона. Только мальчик, вместо того, чтобы соглашаться с ним, презренно хихикал, вероятно, считая все это бредом.

- А теперь вопрос от зрителя! - наконец-то сказал мужчина. Все люди в комнате стали неотрывно смотреть в телевизор. - Что делать, если все вокруг постоянно смеются?

По залу прошла волна недовольства, а один из пациентов безумно засмеялся и начал кататься по полу. Мрачного вида люди с отвращением смотрели то на него, то на экран, на котором ведущий, сделав небольшую паузу, начал называть ответ:

- Нужно стараться слиться с окружением и ни в коем случае не выделяться.

Передача закончилась, и все начали расходиться. Зайдя к себе в палату, я даже и не думал о том, чтобы выключить на ночь свет, и начал читать книгу, постоянно озираясь по сторонам. Спустя некоторое время мне все же захотелось спать, и в какой-то момент я уснул прямо с книжкой в руках.

Разбудил меня громкий и режущий барабанные перепонки безумный смех. Проснувшись с книгой в руках, я удивленно посмотрел на дверной проем.

В палату зашел парень с длинными волосами, лицо которого искажала огромная застывшая улыбка с обнаженными зубами. Он оглядел своими выпученными глазами комнату и остановил взгляд на Федоре, который только проснулся и не мог понять, что происходит.

Улыбающийся парень ничего не говорил, а только подходил все ближе к Федору, который начинал паниковать:

- Что такое? Кто вы? Что вам от меня надо?

- Не тако-ой... - прошипел парень, едва шевеля ртом с застывшей улыбкой. После этого он резко повернулся и пошел ко мне.

Я вспомнил слова ведущего передачи и начал фальшиво улыбаться перед этим ненормальным. Он сосредоточил на мне свой сумасшедший взгляд, от которого по моему телу пробежали толпы мурашек. Было очень страшно, но я не сводил улыбку со своего лица, и вскоре он развернулся и ушел.

"Сработало? Нихрена себе!" - пронеслось в голове.

Немного придя в себя, я подошел к окну и увидел, что небо залито ярко-красным светом, словно сейчас закат.

- Оно тут всегда такое, - раздался сзади знакомый голос. Обернувшись, я увидел седого Глеба, который изначально относился ко мне с неприязнью.

- Тут? - спросил я. - В каком смысле?

- Завтрак! Все на завтрак! - послышался из коридора звонкий голос, за которым последовал безумный хохот.

- Потом расскажу, - быстро ответил Глеб и вышел из палаты. Я пошел вслед за ним, а Федор остался сидеть на кровати, со страхом глядя по сторонам.

Мне пришлось постоянно улыбаться во время завтрака вместе с Глебом и некоторыми другими людьми, так как вокруг находились эти сумасшедшие, рты которых, будто бы навечно исказились огромными улыбками. Среди нас были также пациенты, лица которых закрывали желтые круглые маски с нарисованными смайликами. Они только делали вид, что едят, поднося пустые ложки к маскам, не снимая их.

- От них лучше держаться подальше, - прошептал мне Глеб. - Они гораздо опаснее тех, что лыбятся во весь рот.

После завтрака я пошел в свою палату, а Глеб пообещал скоро зайти. Федора нигде не было. В ожидании я начал смотреть на ярко-красное небо и размышлять над всем происходящим тут бредом.

Через некоторое время в комнату кто-то зашел, и я обернулся, ожидая увидеть Глеба, но это был не он. Стеклянными глазами на меня смотрело улыбающееся лицо Федора.

"Что они с ним сделали?"

Он пристально посмотрел на мою фальшивую улыбку и пошел куда-то в коридор по своим делам.

- Видишь, что бывает, когда они замечают, что ты не такой, как они? - в дверном проеме появился Глеб, который сел на кровать, смотря на меня усталым взглядом.

- Что здесь происходит? - шепотом спросил я. - Кто все эти странные люди?

- Местные обитатели, - Глеб глубоко вздохнул и продолжил. - Если ты не заметил, тут все постоянно меняется. Сегодня мы в одном месте, а завтра проснемся в другом...

Вдалеке на улице раздался безумный хохот.

- Я тоже попал сюда по дурацкой случайности и вынужден теперь скакать по мирам, как телега по кочкам, - он задумчиво посмотрел на окно. - Каждый день это место переносится в другое измерение, со своими порядками и особенностями. То, что для одного норма, для другого - безумие.

- Если ты все знал, почему не предупредил меня, когда приходили существа из темноты? - возмущенно спросил я после небольшой паузы. - Я ведь мог погибнуть!

- Откуда мне было знать, может в мире, откуда ты пришел, убивать других - это нормально... Например, как у Саши, с которым ты общался.

- Что? - удивился я.

- Со стороны и не скажешь, правда? Так вот, знай - он вообще не человек. То появляется, то исчезает, утягивая с собой таких, как ты, чтобы потом прикончить... Поэтому будь осторожнее, общаясь здесь с кем попало.

В комнату вошли двое смеющихся людей, и мы тут же перестали разговаривать, скорчив фальшивые улыбки и разойдясь в разные стороны.

Вечером все собрались у телевизора и стали смотреть загадочную передачу, которая была как-то связана со всеми этими переходами между мирами. Ведущий, сидя рядом с улыбающимся во весь рот мальчиком, зачитал вопрос с листа бумаги:

- Что делать, если люди вокруг состоят из мешанины?

Улыбающиеся люди в зале стали смеяться, услышав этот вопрос. Глеб удивленно шепнул мне:

- Я не в курсе, о чем он. Впервые такое слышу.

- Держаться от них подальше, - ответил ведущий.

На следующий день появились те существа, о которых говорили в передаче. Они словно были собраны из частей тела нескольких людей. У них были разные руки, ноги, пальцы, глаза и уши. Во время разговора они постоянно меняли свой голос: то он был женский, то становился мужским, то был низкий, а потом делался высоким. Мы с Глебом не подходили к ним близко, и они нас не трогали.

Мне пришлось повидать еще много необычных миров: мрачных и странных, жутких и безумных. Об этом можно долго рассказывать... Но в конце концов я все-таки смог выбраться оттуда.

Когда мы перенеслись в нормальный мир, я говорил Глебу, чтобы он пошел вместе со мной, но он отмахивался и отвечал:

- То, что для одного норма, для другого - безумие. Мы ведь все здесь из разных измерений, и ты не знаешь, откуда пришел я... Так что, если собрался - иди, а я пока остаюсь тут.

Это был не тот мир, в котором я жил изначально, но неизвестно сколько времени бы прошло, пока бы мы попали туда, если бы вообще попали...

Поэтому я "вышел" в измерении, которое показалось мне приличным и адекватным... Тут, конечно, тоже хватает абсурда, да еще и какой-то коронавирус повсюду... Но это явно лучше, чем спасаться от теней и смеющихся психов...

---------------------

Всем спасибо за внимание! Кстати, появилась группа в ВК, где также можно почитать мои рассказы:
https://vk.com/rorroh_stories

Показать полностью
321

Опять «Зомбиленд», но только теперь с гигантскими мутантами

Человечество снова себя угробило. А всего-то пальнули ракетой по астероиду. Правда, в ракетах были какие-то странные химические вещества. Они упали на землю и все животные мутировали.


Любителей аквариумов сожрали их собственные золотые рыбки, а тараканов теперь приходится давить не тапками, а танками. Выжившие засели в бункерах и боятся вылезти наружу. Вот только бункеры то и дело штурмуют безумные зверушки: жучки и паучки.

Опять «Зомбиленд», но только теперь с гигантскими мутантами Фильмы, Добро пожаловать в Zombieland, Любовь, Монстр, Собака, Насекомые, Мутант, Постапокалипсис, Майкл Рукер, Длиннопост

Это «Любовь и монстры», очередная фантазия на тему конца света. Авторы и не скрывают, что вдохновлялись «Зомбилендом», именно в таком духе и выдержан фильм.


Главный герой Джоэл списан с Коламбуса, в фильме даже есть бродячий выживальщик с ребёнком, который сразу напоминает Таллахасси. Бродягу, кстати, сыграл Майкл Рукер — Йонду из «Стражей Галактики» и Мерл из «Ходячих мертвецов».


Джоэл отправляется в путешествие к возлюбленной. Ему надоело сидеть в своём бункере, поэтому он хочет дойти до другого бункера. Но стоит парню оказаться на поверхности, как к нему со всех сторон сползаются муравьи-гиганты и пчёлы-убийцы. Сможет ли Джоэл их одолеть? В начале пути к нему присоединяется собака по кличке Бой. Она таскает с собой кусок красной тряпки, похожий на платье. Возможно, у Боя есть какие-то свои цели в этом мире. Но пока собака готова следовать за Джоэлом. Кстати, собакам тоже лучше не расслабляться.

Опять «Зомбиленд», но только теперь с гигантскими мутантами Фильмы, Добро пожаловать в Zombieland, Любовь, Монстр, Собака, Насекомые, Мутант, Постапокалипсис, Майкл Рукер, Длиннопост

Как видите, вместо зомби тут гигантские насекомые. В остальном же сюжет похож — постоянная беготня, чтобы в конце обрести любовь. Как и в «Зомбиленде», герой берёт на вооружение правила: всегда держаться возвышенностей, не ходить короткими путями и сушить носки, если они промокли.


К недостаткам фильма можно отнести простой и заезженный сюжет. Все ходы считываются заранее. В «Любви и монстрах» всё настолько предсказуемо, что при первом просмотре есть ощущение, что пересматриваешь известное кино. И даже собака была уже в нескольких фильмах.


Когда сюжет вторичен, остаётся надеяться лишь на реализацию. Монстров тут достаточно, все они с кучей зубов, щупальцев, склизкие и истекающей слюной. Бои поставлены неплохо, а финальная сцена с крабом и лающей на него собакой мне напомнила сцену из жизни. Как-то раз я видел собаку, которая носилась по пляжу за песчаными крабами, выкапывала их из песка и облаивала. И была ужасно довольна.


Вот только в фильме этот краб больше собаки в 1000 раз!


В середине кино серьёзно сдаёт в динамике и провисает минут на двадцать, зато концовка получилась ураганной.


Ну и мораль фильма не так уж и плоха: «Хорошие инстинкты нарабатываются путём ошибок. Если ты пережил эти ошибки — справишься и со всем остальным».


В общем, «Любовь и монстры» — это простое, накиданное по шаблону кино, которое вполне скрасит вечер любителям фильмов в стиле «Зомбиленда». А большего от него никто и не ждал.


Телеграм канал про кино и сериалы

Показать полностью 1
36

Лифт в преисподнюю. Глава 60. Странные законы огня

Предыдущие главы


Вышел из комнаты.


Тело — костяной студень, меняющий состояние от одеревенения до желеобразной массы.


Хочется завалиться. Развалиться. Забыться.


Вошёл в дальнюю комнату квартиры-овощехранилища. Таблеток здесь не видно.


«Так-так-так. Маша — заражена. Умрёт или станет "первой"? Как? Как мне её… от неё избавиться?»


«Может, попробовать свалить сейчас? Убежать? Но как?»


Вышел в другую квартиру.


***

«Сашка-Сашка, похоронил меня уже!»


Маша чувствовала, что вся пылает. Температура? Нет, зараза. Клеточка за клеточкой зараза отбирала это тело у той, что с рождения считала его своим.


«Чёртовы америкосы».


«Или немцы».


«Ну, а может, и китайцы».


«И англичане ещё сто процентов здесь замешаны».


«А французы?»


«Наверное, нет. Хотя им тоже есть за что мстить!»


— А почему я, собственно, сижу? Всё же готово, — прошептала и развела руками.


Собрала банки в тазик. Одну обвязала тонкой тряпкой так, чтобы получился длинный хвост.


Сунула подмышку гитарку-негитарку.


Встала.


Реальность чуть-чуть пошатнулась. Расплылась. Мигнула красками. И такой примерно и осталась. То есть, чуть-чуть не той, какой должна быть.


Ещё одна судорога прощупала тело.


Вздохнула и поняла, что процесс пошёл...


«Как же хочется пить! Так сильно хочется, что я даже забываю об этом!»


Вернулся Саша.


Посмотрел на заражённую как на незнакомку. Как, когда устраиваешься на новую работу, и тебя просят зайти в такой-то кабинет, что-то узнать у того-то, кто сидит там-то. А ты пока идёшь, забываешь — и где он сидит, и его фамилию, и что нужно спросить. Заходишь в кабинет. Смотришь на людей. Они — на тебя. Ты раскрываешь рот. Начинаешь нести какую-то белиберду, пытаясь вспомнить, для чего ты здесь. Так тебя и запоминают, как идиота. Или как весельчака. Зависит от того, куда попадёшь.


Так посмотрел на неё Саша.


Протянул на ладони несколько таблеток и пакетик с жаропонижающим. Что за таблетки, непонятно.


Маша нахмурилась:


— Сссс, — и из-за боли тут же расслабила мышцы лица.


— Давай заварю тебе эту штуку?


Недоверчиво посмотрела на пакетик. С виду — невскрытый.


Саша встряхнул его, и послышался шелест порошка по фольгированным стенкам водонепроницаемого прямоугольника.


— Точно легче станет. Давай в компоте прямо?


Она всё ещё ничего не отвечала и смотрела на пакетик. Мужчина скептически нахмурил брови, бросил таблетки на диван и вышел в кухню.


Маша за ним.


Взял кружку.


Налил компота.


Женщина вновь почувствовала, как сильно хочет пить. Даже губы пересохли, покрылись тонкой белой коркой сухой кожи.


Вскрыл пакетик. Высыпал белый порошок в розовый компот. Бросил в кружку ложку. Начал размешивать.


— Холодный. Поэтому, наверное, растворится хуже.


Маше было уже всё равно, так ей хотелось утолить жажду.


Взяла кружку. Выбросила ложку. Выпила всё до последней капли.


— Налей ещё!


— Пакетик был один…


— Да я пить хочу просто.


— Ааа.


Налил. Подал. Выпила. Швырнула кружку на стол.


Взяла тазик с банками. Пошатываясь:


— Пошли, хип-хопер.


«Что ж за лекарства ты мне нафиг принёс, Санчес-панчес? Впрочем, уже...»


***

Вошли в соседнюю квартиру. Ту, что выходила окнами на Кирова. К дому Саши.


Переглянулись, когда почувствовали неладное.


Слишком много дыма.


— Твою мать! — мужчина рванул к балкону.


Маша хотела крикнуть, чтобы не высовывался, ведь «трупники» заметят. Но потом поняла, что ей уже всё равно. Да и сил не было. Хотелось только отомстить. Ради этого и тащила банки с бензином.


***

Когда она вышла на балкон, увидела, что горит Сашин дом.


Закашлялась.


Много дыма.


Гудение огня.


Треск. Щелчки. Хлопки.


Глухие взрывы.


Пылала вся правая сторона улицы вверх по Кирова. Слева, на перекрёстке «Оптики», огонь почему-то немного приостановился. В низине. Возможно, потому что с Нормандии-Неман дул пусть и слабый, но всё же ветерок и гнал пламя в другую сторону. Может, мусор и листва на перекрёстке не просохли и плохо схватывались огнем.


Неизвестно.


— Как же всё загорелось?


Видимо, огонь пошёл от дома Маши. По сухой траве добирался до машин. Сначала загоралась резина и пластмасса. Начинало вытекать горючее. Взрывались бензобаки. Топливо растекалось и помогало огню распространяться во все стороны, особенно вверх по улице. Хотя должно было быть наоборот. Гравитация.


— Почему всё пошло гореть вверх? Лучше просохло сверху?


Дорога, заставленная брошенными машинами, полыхала. Те вспыхивали одна за другой.


Лужи горящего бензина. Огонь разбрызгивался от лёгких взрывов баков и покрышек ещё не вспыхнувших автомобилей. Так загорелась другая сторона улицы.


И Сашин дом.


Под его окнами и с дальней стороны здания стояли пять или шесть машин. Они горели. Пламя перебросилось на первый этаж. Раньше там было ЖЭУ. Деревянные окна, где-то заколоченные фанерой или чем-то похожим.


Горел уже весь первый этаж, часть второго, и занималась квартира посередине дома на третьем.

Сашина квартира. Или соседей.


Из-за дыма разобрать не получалось.


Соседние здания тоже уже горели.


Маша посмотрела вниз.


Первый этаж её собственного дома схватывался…


***

У него всегда было такое чувство, что расставание с семьёй не навсегда. Точно знал, что ещё увидит своих.


Что всё будет «так же».


Просто железобетонная уверенность. Как, наверное, у лихачей, за две секунды до смерти считавших, что проскочат на легковушке между фурами на слякотной дороге. Просто был уверен, что с ним такое не может произойти. Ну это же он, а не кто-то другой.


А теперь тот самый «кто-то другой» — это он.


***

Саша выскочил с балкона, едва не сбив Машу с ног. Рванул в подъезд, намереваясь бежать к своим.


Вся улица полыхала. Пожар распространялся по каким-то странным законам огня.


Дыма становилось всё больше.


Маша поставила тазик на пол балкона. Её затея провалилась.


Саша что-то крикнул сзади, но она не обратила внимания.


Всё и так было ясно.


Его семья уже погибла. Если они не сгорели, то задохнулись от дыма. Бежать туда бесполезно. Да и как? Но для Маши и всё остальное уже было бесполезно.


— С другой стороны, почему нет?


Зачем ей все эти банки? Она собиралась оклеить гитарку-скрипку пятилитровыми бутылками из-под воды. Включить музыку. Сбросить вниз. Бутылки смягчили бы падение игрушки.


«Трупники» прибежали бы на звук. Она закидала бы их банками с бензином. И сожгла бы к чёртовой матери столько неживых, сколько бы смогла.


Но теперь скидывать гитарку некуда. Бензиновые банки бросать тоже. Внизу и так всё горит. Поэтому Маша просто нажала кнопку «Вкл». И к гулу пожара добавился мерзковатый визг синтетических звуков.


— Может, с крыши будет лучше слышно? И кто-то из этих всё-таки сюда прибежит?


***

Выбежав в подъезд, Саша увидел на лестнице «бывшего». Тварь поднималась на площадку между вторым и третьим.


— Маша! — крикнул назад в квартиру. — Здесь твои.


«Тот» наконец-то добрался до сока.

Показать полностью
44

Лифт в преисподнюю. Глава 59. Звуки пустоты

Предыдущие главы


Маша чихнула и оросила всё вокруг чем-то чёрно-кровавым.


— Ух, — в носу и горле жгло.


«Может, от дыма, которым пахнет всё сильнее?»


Медленно подняла лицо. Различила расплывчатую фигуру. Проморгала слёзы.


Страх.


Её руки дрожали. Но страх захлестнул другого человека...


Саша, не спуская глаз с женщины, сделал шаг назад.


Потом ещё один.


И ещё.


Оказался у выхода из комнаты на кухню. Посмотрел в дверной проём.


Вернул взгляд к Маше. Нахмурился, как будто успокаивал что-то внутри себя. Протянул руку в другую комнату.


Взял что-то.


И бросил Маше.


Полотенце.


Тоненькое кухонное полотенце.


Вафельное.


— Такое ощущение, что я простудилась, — сказала, чувствуя огромное облегчение. На секунду показалось, что осталась брошенной, ненужной. Одной.


Саша покивал, не отрывая от неё взгляда. Потом, поняв, что Маша всё ещё смотрит, добавил, словно оправдываясь:


— Ты валялась там на земле. В этих кустах. Конечно, могла простудиться... Плюс иммунитет...


Грустно вздохнула.


По щекам скатились слезинки.


Сашино избитое лицо открывало новую глубину бледности. Синяки и ссадины становились всё заметнее.


— Я столько всего не успела, — Маша окинула взглядом комнату. — Слишком много откладывала. Саму себя откладывала. На потом. Я человек, отложенный на потом.


Покачала головой.


Её лицо несколько раз пыталось искривиться гримасой рыдания, но боль от ран и побоев помешала. Поэтому Маша всхлипывала, хотя внешне оставалась почти бесстрастной. Онемевшей.


Странное зрелище. Наверное, так пускают слёзы актёры в безымянных мелодрамах на госканалах. Как-то неестественно. Капли из глаз есть, а эмоций нет. Но Саша понимал, что женщина перед ним плачет настолько по-настоящему, как не смог бы никто другой.


И он знал, почему она плачет.


И молчал. Никакие слова тут не будут к месту.


Всхлипнув. Или даже взрыднув, прошипела:


— Грёбаные америкосы.


У Саши тоже защипали глаза. Засвербило горло. Шмыгнул носом и отвернулся.


Сколько он здесь? Несколько дней? А как будто — огромный кусок жизни, который теперь заканчивается. Прямо сейчас.


Повернулся. Увидел жалкую, уставшую, с трясущимися от тихих рыданий руками Машу. Она стояла на коленях возле тазика и банок с бензином. И смотрела в своё прошлое.


Будущего нет.


Будущее всегда, почти всегда — лишь гипотеза. Но сейчас они оба понимали, какое оно у Маши.

Только не знали, сколько до его наступления осталось шестидесятисекундных отрезков.


— Ладно, — шмыгнула носом и вытерла лицо рукавом. — Надо быть мужиком. Большую часть этой жизни всем нам надо быть мужиком. Эх...


Саша разрывался внутри.


Так хотелось что-то сказать. Как-то поддержать, чтобы она понимала — ему не всё равно. Но слова находились всё какие-то дурацкие.


Да ладно, что уж, тупые были в голове слова. Плоские фразочки, вставленные в память из попсовых фильмов. Хлорированные. Бесцветные. Какие-то не наши.


Ничего не значащие словосочетания.


Звуки пустоты.


«Господи, даже в собственной голове ничего своего нет. Мы все внутри собраны из этих тупых фильмов. И каждый оставляет в нас что-то тупое. А сколько мы смотрим их за всю жизнь? Кто тупее — тот, кто снимает тупой фильм, или тот, кто его смотрит? Курица, цыпленок или яйцо? Может, сковородка?»


Саша тряхнул головой, чтобы избавиться от противных мыслей и пошатнулся. Маша удивлённо посмотрела:


— Ты чего?


Натянуто улыбнувшись, покачал головой: всё в порядке.


Ну не знал Саша, что делать! К такому людей готовят годами. А он всё своё лучшее время ходил на тупую работу, смотрел тупые фильмы, мемы и... всё. И Маша, видимо, тоже. Они оба — люди, отложенные на потом. Только его, вроде как, вся эта зараза не берёт. Да и не покусали в этот раз. А ей — не повезло.


«Но что делать теперь? Может, надо её убить? Ведь тропинка к превращению в «первого», судя по всему, уже протоптана. Пока не поздно...»


Саша снова тряхнул головой и вывалился из транса.


— О чём ты там таком думаешь? — с лёгкой тревогой спросила она, взглянув в ошалевшие глаза.


— Ни о чём, — ответил испуганно, а сам подумал: «Я уже один? Сам за себя? Или мы ещё вместе? Или уже враги? Надо убираться отсюда как-то что ли...»


— Надеюсь, ты там не прикидываешь, как меня завалить? — недобро улыбнувшись спросила Маша. Её тело передёрнула короткая, но сильная судорога, выдавившая из лёгких тихий хрип. Женщина тревожно, как будто прося помощи, посмотрела на Сашу.


Он промолчал. Словно не услышал. Потом, когда отвечать было уже слегка поздно, выдавил:


— Нет, конечно.


Маша опустила глаза.


— Ладно. Надо попробовать провернуть мою маленькую затею. Башка трещит, не могу…


— Поискать таблеток? Может, от простуды что-то?


— Да, было бы… неплохо.


***

Саша вышел в другую комнату.


Отпустило.


Не заметил, как все его мышцы словно одеревенели от напряжения.


«Ещё можно ей доверять? Или она уже думает, как меня сожрать? Но если она думает, то значит всё ещё существует, как человек?»


***

Когда Саша ушёл, слёзы из её глаз потекли сильнее.


«Чёртов трус. Начал прикидывать, как ему меня завалить. Но я уже убита! Зачем меня убивать?»


«Что я могу сделать такого? Загрызть его? Но пока… вроде пока не хочу. Полежать бы, поспать. Температура у меня что ли? Господи, ну зачем, зачем я туда пошла...»


***

Спасаясь от вселенной кипящего пламени, «Тот» всё царапал и скрёб дверь. Удачная комбинация из движения пальцев, применённой силы и точки её приложения помогла оттолкнуть вертикальный металл от стены дома. И появилась щель.


«Первый» на удивление ловко вставил в проём пальцы. Снова затрясся будто от возбуждения. Просунул руку глубже. Ещё глубже. Сделал движение локтём и раскрыл дверь шире. Схватившись за стену внутри подъезда, «Тот» попытался втянуть себя внутрь. Но упёрся плечами в дверной косяк и саму дверь. Голова внутри, туловище снаружи.


Тянул-тянул, а втянуть себя не смог. Истерично зарычав, «бывший» начал яростно мотать головой в стороны. И ударив черепушкой со всей силы о металл двери, распахнул её почти наполовину.


Его несгнившие мышцы будто этого и ждали. За какие-то секунды втянули тело наполовину внутрь.


Но дальше проход был закрыт.


Завален.


«Тот», у которого целой осталась только одна лапища, начал ей скрести по устроенной Сашей баррикаде.


Он не знал, не понимал, не помнил, а чуял, что нужно туда. И что туда можно попасть.


Сок манил его. Заставлял отравленные заразой члены совершать согласованные действия, бессознательно закреплённые когда-то давно. Не понимая. Открывать двери. Ломать тонюсенькие стенки тумбочек. Выбивать головой из них выдвигающиеся ящики. Протискиваться внутрь. Ползти дальше. Скручиваться, бешено извиваться, чтобы сбросить с себя завал. Рвать зубами то, что ими не рвётся.


И оказаться внутри. Увидеть тёмные, холодные бетонные ступени.


Ведущие в страну сока.


***

Сзади за дверью осталось ещё трое «бывших». Затасканная одежда прикрывала лишь некоторые части тел. Чёрные от грязи. Худые. И израненные. Но из старых ран не сочилась кровь.


Они не входили внутрь. А лишь смотрели на дверь. Огонь стал подбираться всё ближе.

Показать полностью
969

Тихая охота

Олег посмотрел на потертые часы, вытащеные из кармана и поморщился- до рассвета оставалось часа два и на привычное и безопасное место дневки он не успевал, слишком долго пришлось возиться на заброшенном складе. Самодельный фонарь давал мало света,  но дорога за много лет была изучена от и до. Он поправил  на плечах упряжь своей тележки и рывком сдвинул добычу с места. Надо было поторапливаться. 


Через триста метров , у нечитаемого уже указателя, Олег свернул на неприметное ответвление от трассы,  сплошь заваленое листвой, ветками и ветровалом.  Тележку он бросил в самом начале, лишь прикрыв ее плотнее старым тентом.  За сохранность имущества можно было не беспокоиться, людей здесь небыло уже лет десять.  Заменив в фонаре свечу на свежую,  Олег, осмотрев старую Сайгу,  двинулся по дороге.  Он ступал осторожно, с пятки на носок,  стараясь меньше шуметь.  Стало светлее,  и твари уже могли начать проявлять активность.  Олег знал, что это перестраховка,  вряд ли так далеко от города кто-то может быть, но здоровая паранойя и осторожность позволила ему выжить там, где сдохли другие.


Дорога закончилась относительно  чистым асфальтовым пятачком с монументальной бетонной остановкой в форме буквы "Г".  Еще в десятых годах тут было когда-то богатое, но уже тихо хиреющее СНТ, а теперь осталось гектаров с тысячу зарослей с разрушающимися домами, сараями, будками, контейнерами и ржавыми фургонами. 


Сбросив рюкзак с НЗ,  Олег расстелил в углу коврик,  и повесил на давным- давно вбитые в стены крючья масксеть,  а каркасом убежища послужил " паук" связаный из ржавой толстой  проволоки. Их он сплел немало еще в начале своей отшельнической  жизни, пряча в неприметных, удобных местах.  Теперь в углу остановки была большая куча  лесного мусора- для человека она выглядела подозрительно, но для тварей сойдет- слух и зрение у них были не очень,  они брали количеством и живучестью.


На маленькой печке, сделанной из двух жестяных банок, он сварил картофельные хлопья,  добавив туда вяленого мяса и рыбы.

Количество консервантов в еде зашкаливало, но более качественные продукты давно испортились,  да и до пенсии Олег дожить не планировал.  Периодически прислушиваясь,  он поел, залил кипятка в термос и завернувшись в спальный мешок устроился в захоронке.


Ему не спалось, несмотря на усталость и он снова вспоминал те страшные дни.

Человечество вымерло быстро и внезапно. Все боялись ковида,  а смерть пришла от плесени. Ролики в сети об странных чешуйках на коже, повышающейся агрессивности людей,  резкой смене поведения и привычек  у родственников и знакомых, сменились паническими сюжетами новостей,  оборвавшимися через пару дней.  Целые районы планеты стали непригодными из-за череды последующих катастроф, чадно горели города и села, рушились плотины, взрывались брошеные АЭС  . 

Не сбылись мечты выживальщиков об схронах, мародерке,  братствах стали и т.п.  Инфицированы были все- а контакты между людьми, даже простое прикосновение, вызывали ускорение течения болезни на порядки. Лагеря эвакуации,  госпитали, стали рассадниками заразы. Грибок брал под контроль нервную деятельность, прорастал по всему организму, заставляя делать только одно- искать и заражать  хронически больных носителей.  Олегу повезло- он был вдали от цивилизации,  в вымершей деревне, где жила когда-то его бабка. Новости он узнал по радио и затаился до зимы,  судорожно готовя припасы, дрова, утепляя и укрепляя старый дом. Отныне выжившие были обречены на одиночество и медленное, постепенное превращение в уродливую тварь. Перчатки, плотная одежда, респиратор, очки- необходимые атрибуты для осторожных вылазок за ресурсами.  Главное- меньше шума, меньше резких движений.  Твари рассыпались по планете, концентрируясь в населённых пунктах- видимо их гнали  туда остатки воспоминаний.  Годами они могли ждать свою жертву, забившись в сырой подвал, в заросли кустарника,  прижавшись к дереву.  Укус, царапина- чужие споры вызывали резкий рост паразита жертвы, а нападавшие теряли интерес к своему новому товарищу, вновь замирая в засадах.


Усталость взяла свое, Олег уснул чутким, привычным сном. Он проснулся в сумерках, накрапывал мелкий дождь,  лес шумел,  маскируя ненужный шум. Доев холодную картошку, Олег запил ее горячим настоем и привычно, не тратя лишнего времени, свернул стоянку.  Долгие пять минут, сняв очки и респиратор, он стоял под дождём, с наслаждением подставив лицо холодным каплям. 


Дорогу еще было видно без фонаря и до тележки Олег добрался быстро.  Вода не испортила груз: окаменевшие пачки соли и сахара,  спички,  блоки сигарет, рис и перловку.  Дальше пошла привычная работа, он медленно тащился по трассе,  закутавшись в дождевик. Олег иногда мечтал, что встретит людей, он хотел этого и одновременно боялся.  Иногда в путешествиях ему казалось, что он слышит далёкие выстрелы,  шум двигателей,  но скорее всего,  это были глюки, Олег понимал, живя в таком мире, вряд ли он был  полностью нормален. 


Вертолёт,  на стоянке у моста через Большую,  показался ему галлюцинацией- пять дней назад его тут точно небыло,  поэтому на десяток тёмных силуэтов,  шагнувших  от него навстречу, Олег обратил внимание не сразу.  Вспыхнувшие фонари на стволах ослепили его и бросив тележку,  он метнулся в сторону, заскользив по мокрому склону обочины в лес.


- Стой, мужик, стой, мы не враги, - закричали с дороги.

- Как же, как же, - Олег лихорадочно шептал, ища потерянную Сайгу, - Намечтал на свою голову, д-д-дурак.

Он привычным шагом начал двигаться по окружности- от моста дорога шла под уклон, там была заросшая дренажная труба, маршрут должен был вывести Олега к стоянке, но с другой стороны дороги. Груз надо было выручать- за лето его запасы истощились, а в городе он начал замечать,  что вместе с ним мародерит кто-то еще, а это было чревато неприятностями при встрече, риск был слишком велик..


Через час он подкравшись, наблюдал за гостями, те стояли у вертолёта,  изредка переговариваясь, контролируя обстановку.  Его тележка стояла нетронутая там же , где он ее бросил. Незнакомцы были неплохо экипированы- броня, когда-то новомодные экзоскелеты, шлемы с противогазами составляющие единое целое. Было видно, как один из бойцов что-то набирал на планшете, сняв перчатку. Внезапно, Олег решился на контакт,  вряд ли его картечь могла им повредить. 

- Не стреляйте, сдаюсь- крикнул он, спрятавшись  и прижавшись к земле.

- Вылазь, тащ майор уже устал ждать, когда ты там наползаешся в сыром лесу- с дороги ему ответили весёлым голосом. 

-Вы кто? - Олег не спешил .

- Армия, спасаем выживших с поражением организма менее тридцати процентов. Лечим, прививаем, эвакуируем. У тебя как? Когда чешуйки отпадают, язвы остаются?

-Нет, чистая кожа.

- Выходи тогда, док осмотрит,  решим что делать.


Олег засомневался,  смущало его  что-то , слишком гладко и невероятно было. Солдаты между тем зажгли пару светодиодных прожекторов и на свет вышел доктор - обычный, как раньше- в белом халате, с чемоданчиком,  в очечках и с аккуратной бородкой.  Но добил Олега боец рядом с доком- он снял шлем и улыбнувшись помахал рукой в темноту. Всхлипнув , Олег бросил оружие и побежал к ним, забыв обо всем.

Прямо на факел пламени из огнемета.


- Смотри, Семенов, видишь - доктор тыкал тонкой палкой в тело Олега.

- Да товарищ военврач.

- Запоминайте все- Кольцевик, самая опасная тварь из этих, не считая Подкидыша.  Считает себя человеком, помнит практически всю свою прошлую жизнь  ведёт себя как человек, но по сути полностью контролируется грибом. Часто имеет неплохую легенду.  Ест практически любую органику. Движется всегда по кольцу,  ища жертву, но маршрут может и  изменить. Очень осторожен,  не выйди я в халате, да Семенов шлем не сними- ушла бы тварь, а против инстинкта не смогла пойти- бросилась. Запомните- всегда морду они закрывают, всегда перчатки- ни клочка тела, ни полоски кожи, тварь  с виду только как мы.


Доктор разворошил остатки тела- в гифах грибницы белели кости человеческого скелета, придававшие твари необходимую форму .

Огнемет доделал свою работу и группа зачистки, дождавшись рассвета, двинулась дальше.


Вертолёт шел над трассой,  над осенним лесом,  над мелкими речками, вот мелькнул под его брюхом заросший овраг, засыпаный мешками с солью,  крупой,  пачками сахара, одеждой, топорами,  лопатами и другим хламом. На пригорках вокруг буйно  росли черные грузди.

Показать полностью
1743

Постапокалиптические фильмы снятые в формате роуд-муви

Тром-ка, друзья! Есть один жанр, который мне безумно нравится. И когда этот жанр соприкасается с постапокалипсисом, иногда получаются очень необычные фильмы, которые не дают расслабиться за счёт ураганного экшена. Думаю, вы уже поняли, что речь пойдёт о роуд-муви, действие которых происходит в сеттинге постапокалипсиса. Поэтому, предлагаю ознакомиться со списком фильмов, находящихся на стыке жанров — возможно, вы найдете что-то новенькое для себя.


Дорога

Постапокалиптические фильмы снятые в формате роуд-муви Постапокалипсис, Апокалипсис, Роуд-Муви, Фильмы, Что посмотреть, Фантастика, Длиннопост

Кадр из The Road, 2009 / Dimension Films


Начать подборку я решил фильмом, снятым по одноименному роману Кормака МакКарти, которая была зачитана буквально до дыр ещё в те года, когда я поглощал практически любую фантастическую литературу. Для некоторых людей «Дорога» может показаться скучной из-за практически отсутствующих экшен-сцен. Это глубокая по своей проработанности работа, которая не только пугает сценами умирающей планеты, но и не даёт никакого шанса на счастливый финал, так как всё, что остается человечеству — агонизировать вместе с тем, что было когда-то красивым голубым шариком.


О чём фильм? Действия происходят спустя десять лет после некоего катаклизма (который автор книги не объясняет, но вероятнее всего, это ядерная война), и как я и писал выше, Земля в некотором смысле «умерла». Холод, сожженные деревья, серое небо, и как следствие — снижение температуры планеты, с последующим вымиранием растений и животных. Всё что осталось на этой планете — жалкие группки людей, боящихся друг друга, и потерявшие последние остатки человечности и справедливости. И среди всего этого нам показывают историю отца и сына, идущих к океану, что довольно символично. На пути им встретятся очень разные люди, в том числе и те, кто не против попробовать на вкус себе подобных.


Это настоящий постапокалипсис, честный и без флера романтики, который присущ фильмам в этом жанре. Отдельно хочется выделить не только шикарную операторскую работу, но и актерскую игру главных действующих лиц. Отца сыграл Вигго Мортенсен, а его сына — Коди Смит-Макфи. Причем, Макфи отыграл не хуже Мортенсена, и глядя на то как они исполняют свои роли, ты веришь всему происходящему. Я настоятельно рекомендую не только посмотреть фильм, но и прочитать роман — поверьте, воображение способно нарисовать ещё более мрачные картины, чем передал режиссер «Дороги».


Ровер

Постапокалиптические фильмы снятые в формате роуд-муви Постапокалипсис, Апокалипсис, Роуд-Муви, Фильмы, Что посмотреть, Фантастика, Длиннопост

Кадр из The Rover, 2014 / Blue-Tongue Films


Что можно снять в Австралии, если у тебя не огромный бюджет, но есть интересная идея и возможность её реализовать? Конечно же, я не могу не сравнивать «Ровер» с «Безумным Максом», учитывая что завязка у фильмов (и я сейчас не про «Дорогу Ярости», а про самого первого «Безумного Макса», с Мэлом Гибсоном в главной роли) идентична, и события происходят на фактически опустевших внутренних районах Австралии, где властвует криминал и беззаконие. Это конечно не топливный кризис, но не так уж и сложно представить, во что может превратиться страна спустя десять лет после экономического коллапса.


«Ровер» является классическим примером роуд-муви, где на протяжении всего фильма нам показывают персонажей с одной стороны, и в финале раскрывают истинные причины действий героев. Исполнители главных ролей — просто отличные, и актерскую игру Гая Пирса хорошо дополняет Роберт Паттинсон, которого я раньше кроме как «тем самым вампиром из Сумерек» не мог воспринимать. Кстати, один занимательный факт — «Ровер» это последний австралийский фильм снятый на пленку, так как спустя год последняя лаборатория занимавшаяся проявкой пленки была закрыта.


И если подводить какой-то итог по фильму, то я его советую, в особенности тем, кому нравится классический «Безумный Макс» и какой-никакой, но упор на реалистичность.


Земля вампиров

Постапокалиптические фильмы снятые в формате роуд-муви Постапокалипсис, Апокалипсис, Роуд-Муви, Фильмы, Что посмотреть, Фантастика, Длиннопост

Кадр из Stake Land, 2010 / Dark Sky Films


Честно, вампиры — одна из самых нелюбимых тем (в отличие от другой ходячей нежити), но и в фильмах про кровососущих встречаются интересные экземпляры. По своей сути, «Земля вампиров» — это не столько кино про (простите за тавтологию) вампиров, сколько фильм о взрослении, где главному герою предстоит не только стать истребителем нежити, но и изменить образ мышления, перестраиваясь под новую реальность.


Этот фильм рассказывает про Мартина, который не был готов к тому, что его семью убьют вампиры. И если бы не случайная встреча с Мистером, то и самого Мартина вероятнее всего сожрали бы через некоторое время. На протяжении всего фильма убийца вампиров и его новоиспеченный ученик посещают множество городов-крепостей, где ещё теплится (в прямом смысле этого слова) жизнь, и в финале вы увидите уже совсем другого Мартина, изменившегося под воздействием обстоятельств.


Сразу скажу, что если вам не нравятся фильмы категории Б, то этот фильм (и еще несколько в этой подборке) вам стоит обходить стороной. Всем остальным — настоятельно рекомендую, так как в некоторой степени фильм напоминает «Планету страха», снятую Родригесом.


Носители

Постапокалиптические фильмы снятые в формате роуд-муви Постапокалипсис, Апокалипсис, Роуд-Муви, Фильмы, Что посмотреть, Фантастика, Длиннопост

Кадр из Carriers, 2009 / Paramount Vantage


Масочку наденьте, молодой человек… Ах да, о чем это я? Ещё один пример роуд-муви, только уже не про зомби или вампиров, а вполне себе стандартный, убивающий своих носителей вирус, распространившийся по всему миру. И последние выжившие стараются минимально контактировать с посторонними, по возможности пользуясь респираторами, масками и прочими защитными средствами.


Главные герои фильма, два брата Брайан и Дэнни, которые вместе с девушкой Брайана и её подругой пытаются проехать к пляжу, на котором в детстве часто бывали братья. Цель поездки более чем понятна и объяснима — вирус хоть и смертельный, но рано или поздно (ха, наивные) он должен исчезнуть. И как вы понимаете, сложно совсем уж не контактировать с другими людьми, особенно когда симптомы вируса скрытые, так что вы можете догадаться, насколько непростой окажется поездка.


Не могу сказать, что я прямо в восторге от «Носителей», но если поставить себя на место главных героев, то… Скажем так, в реальности, и при условии что вирус действительно настолько смертельный, я бы в принципе старался держаться от людей подальше. А учитывая довольно злободневную тему, думаю вам понравится это дорожное путешествие с открытым финалом.


Лесной змей

Постапокалиптические фильмы снятые в формате роуд-муви Постапокалипсис, Апокалипсис, Роуд-Муви, Фильмы, Что посмотреть, Фантастика, Длиннопост

Кадр из Wyrmwood, 2014 / Guerilla Films


Я люблю независимое кино. Уже не помню, по чьему совету я в свое время посмотрел «Лесного змея», но это качественный трэш (насколько это приемлемо, к подобному термину) снятый с довольно низким бюджетом, и являющийся очередным «Безумным Максом», попавшим в мир «Зомбилэнда».


Механик Барри, который живет и работает в Австралии получает звонок от сестры, что её помощница превратилась в ходячего мертвеца. И наш бравый протагонист, случайно натолкнувшись на зомби, решает вывезти свою семью, которая уже, к несчастью, инфицирована. Ну а дальше, как говорится, заверте…


Если честно, изначально я хотел добавить в эту подборку «Батарейку», но так как я уже о ней писал, просто напомню, что это тоже роад-муви, и я настоятельно рекомендую оба этих фильма к просмотру. Независимое кино, зачастую способно удивить сильнее, чем даже самые дорогие голливудские проекты, в производство и маркетинг которых вливаются тонны нефти.


Свет моей жизни

Постапокалиптические фильмы снятые в формате роуд-муви Постапокалипсис, Апокалипсис, Роуд-Муви, Фильмы, Что посмотреть, Фантастика, Длиннопост

Кадр из Light of My Life, 2019 / Black Bear Pictures


Когда я начинал смотреть «Свет моей жизни», мне почему-то казалось, что это будет похоже на «Дорогу». И чтобы рассказать об этом фильме, избегая спойлеров придётся очень постараться.

Если вкратце, то некий вирус выкосил практически всё женское население планеты. И отцу, оставшемуся одному с дочерью, приходится не только избегать других людей, но и попытаться найти безопасное место, где на одну из немногих оставшихся женщин (а особенно, учитывая что это ребёнок) не будут претендовать все окружающие. Как вы понимаете, безопасных для девочки мест не так уж и много, и героям предстоит блуждать по лесам, изредка выбираясь в места теоретической дислокации людей.


Здесь, как и в «Дороге» (ну не могу я не сравнивать с этим фильмом) отличный актерский состав, красивая операторская работа и цветокоррекция, и самое главное — качественный сценарий и сюжет. Финал вообще погружает на какое-то время в раздумья, и ты понимаешь что те два часа что были до него — это не впустую потраченное время.


Друзья, я понимаю, что вы задаетесь вопросом — где тот или иной фильм, но, составляя подборку, я старался ориентироваться на куда менее популярное кино. Те же «Безумный Макс», «Планета страха» или «Книга Илая» — хорошие фильмы, но вы о них и так знаете. А вообще, будет здорово, если вы поделитесь фильмами, которые нравятся вам, вполне возможно и я чего-то не видел.

Почитать другие обзоры и лонгриды, можно в моём телеграм или вк :3

Показать полностью 5
26

[Настольный люд] "Войны Неприкаянных"

Всем приветик, я автор и издатель настолки Трапперы, админ сообщества «Настольные игры» и очень стыжусь, что давно ничего не постил. Но теперь мне пришло в голову выпустить серию интервью с авторами настолок, обзорщиками и прочим настольным людом. Что из этого выйдет — посмотрим, а сегодня встречайте моих первых гостей. Это разработчики атмосферной стратегии в сеттинге пост-апокалипсис «Wars of the Misfits» (Войны Неприкаянных) Егор Бакун и Михаил Ушатов.

[Настольный люд] "Войны Неприкаянных" Настольные игры, Самиздат, Хобби, Лига Настольщиков, Игры, Развлечения, Постапокалипсис, Фантастика, Длиннопост

Trapper: Егор, мне посчастливилось сыграть с тобой разок в прототип Misfits, игра показалась мне насыщенной, нелинейной и красочной за счет множества нюансов и атмосферности. Расскажи, что тебя побудило взяться за такой сложный проект?

Егор: Настолками и варгеймами я увлекаюсь с юношества, начинал по хардкору с Вархаммера. Всегда считал, что настолки объединяют людей. И поэтому, наверно, мне хотелось сделать настолку для себя и друзей, ведь это хороший повод собраться. Сам процесс создания игры уже удовлетворяет мою потребность в друзьях, ведь мы стали чаще встречаться! А еще очень хотелось сделать «игру мечты», ведь стратегии в сеттинге пост-апокалипсиса можно пересчитать по пальцам руки, и всё не то.

T: А как насчёт настольной игры «Метро 2033», например?

Е: Неплохая стратегия, да, но для меня слишком «фиксированная». После пары партий понимаешь, что видел все возможные варианты, если не у себя, так у оппонентов. Нам же хотелось чего-то максимально реиграбельного, на случайно генерируемой карте, настоящую песочницу в стиле «battle royale». Пост-апок — он же про свободу действий. Вообще, практически все настольные игры на эту тему – довольно локальные истории про героев-одиночек или про небольшие шайки в десяток человек. А мы хотели показать, что было бы, если бы, например, Несмертный Джо из «Дороги Ярости» не дружил с Людоедом и Оружейником, а враждовал с ними.


Т: И как идет работа? Кто за что отвечает?

Е: Михаил, будучи профессиональным художником, разрабатывает сеттинг и дизайн настольной игры. Я же, как «настольщик со стажем», придумываю игромеханику: игровой процесс, победные цели и баланс сторон.

Т: Круто, когда в команде есть и художник и гик-настольщик. Мне при создании «Трапперов» очень этого не хватало... Михаил, а почему ты решил заняться проектом?

Михаил: Я всегда обожал создавать что-то новое и переносить на бумагу или в цифру. Егор приобщил меня к настолкам. Когда мы начинали создание Неприкаянных, у меня было огромное желание сделать цельный продукт с продуманным миром. Конечно, и сама мысль, что твоё творение купят, оценят и вообще увидят другие люди, греет душу и мотивирует.

[Настольный люд] "Войны Неприкаянных" Настольные игры, Самиздат, Хобби, Лига Настольщиков, Игры, Развлечения, Постапокалипсис, Фантастика, Длиннопост

Т: Теперь расскажите об игре. Из каких компонентов состоит «Wars of the Misfits»?

Е: Из крупных категорий – Пустошь и Кланы.

Пустошь — это квадраты Секторов со скалами и пропастями – костяк игрового поля. Это караваны, наёмники и прочие нейтралы, которых можно грабить (в игре можно грабить всё) или использовать в мирных целях. Плоть игры. Это ресурсы – мусор, топливо, патроны и мощные артефакты, кровь игры. Наконец, это События и Легенды, ещё больше оживляющие игровой процесс карточки. Дух игры.

А Кланы — это субъект, всё это меняющий, это продолжение воли игрока. У Кланов есть карты, это их тактики и спец-способности. Есть мобильные Бойцы, фишки которых с обратной стороны являются Мирняками (они стационарны). Мирняки нужны для развития экономики, чтобы было на что и за что воевать, а Бойцы – для захвата чужого и для защиты своего.

Если твой Боец ближе всех к чужому Мирняку, то Мирняк уже не под контролем противника. Вот и простор для манёвров и рейдов на чужие поселения.

[Настольный люд] "Войны Неприкаянных" Настольные игры, Самиздат, Хобби, Лига Настольщиков, Игры, Развлечения, Постапокалипсис, Фантастика, Длиннопост

Т: Цель игры — набрать больше всех титулов. А какие есть титулы?

Е: Титулы бывают «боевые», про победы в боях («Разрушитель» и «Налётчик») и контроль территорий («Стратег»). А бывают «экономические» ― накопить к концу игры больше всех ресурсов («Богатей») и выиграть больше всех карт Легенд («Звезда»). И есть «смешанная категория» титулов, завоевать которые можно и через агрессивные действия, и через оборонительно-экономические. Обладать к концу лучшим Поселением («Лидер»), например, и неважно, сам ты его построил или захватил чужое. Или собрать больше всех карт Артефактов («Коллекционер»), и неважно как ты это сделал, воюя за них с противником или покупая их у него за ресурсы. В общем, все игровые стили поощряются одинаково, но для победы выиграть надо в нескольких категориях.

[Настольный люд] "Войны Неприкаянных" Настольные игры, Самиздат, Хобби, Лига Настольщиков, Игры, Развлечения, Постапокалипсис, Фантастика, Длиннопост

Т: Какие юниты есть в игре, какие специализации?

Е: Бойцы разделяются на быстрые Тачки и на медленных Пеших, которые с обратной стороны фишки Мирняки. Пешие бывают Рукопашниками, они слабые, но зато им не нужны патроны. В отличие от Стрелков, Огнемётчиков и Бомбистов.

Также у каждого Клана есть и свой уникальный Боец. У скоростных анархов Бритв это Взрывник – увешанный взрывчаткой камикадзе. А у таинственных мутантов Онейрос есть Провидцы. У крутых Краймеров выделяется Пулемётчик, усиленная версия Стрелка. Технологичные Кроты командуют Испытателями – эти ребята стреляют вообще любыми ресурсами, даже мусором!

А Клановые Мирняки бывают только двух типов: Лохмотники и Механики. Первые просто обеспечивают Бойцов едой. Вторые же лучше в добыче ресурсов и ещё чинят Разбитые Тачки и лечат Раненых Матёрых Бойцов (есть и такие Пешие, их прокачивают в боях из Простых).

[Настольный люд] "Войны Неприкаянных" Настольные игры, Самиздат, Хобби, Лига Настольщиков, Игры, Развлечения, Постапокалипсис, Фантастика, Длиннопост

Т: Какое разнообразие! Ты упомянул 4 разных Клана. Чем они отличаются игромеханически?

Е: Кланы различаются, в первую очередь, тематичными колодами карт Клана. Это уникальные бонусы к боевой мощи, вроде колод Домов из «Игры Престолов», но в Misfits у них есть ещё и небоевое применение, про усиление экономики или диверсию для противника.

Другое отличие – разные характеристики Тачек (скорость, маневренность, защита, вместимость и т.д.).

Про уникальных Бойцов я уже упоминал. Ещё у Кланов разные стартовые условия. И прочие немаловажные мелочи.

Т: Как меняется динамика партии от «дебюта» к «эндшпилю»?

Е: В целом начало игры обычно простое и весёлое – игроки катаются по ещё не очень опасной Пустоши, вскрывают перевёрнутые рубашками вверх Сектора и выстраивают для себя будущую арену, «населяют» её караванами и прочими Нейтралами, оживляют картами Событий и Легенд.

К середине игры карта местности более-менее определяется, и надо уже решить, за какие титулы бороться. Строить ли Поселение и улучшать его Нейтралами? Или лучше разграбить их, получив за это и ресурсы, и титул? Или стараться успеть всюду? Чем дальше, тем больше дилемм встаёт перед игроком, поэтому середина игры весьма напряжённая.

Эндшпиль бывает как простым, когда уже ясно, кто победит, и надо просто добить партию, так и с интригой, когда всё решается на последнем ходу.

[Настольный люд] "Войны Неприкаянных" Настольные игры, Самиздат, Хобби, Лига Настольщиков, Игры, Развлечения, Постапокалипсис, Фантастика, Длиннопост

Т: Похоже, реиграбельность «Неприкаянных» на уровне многих атмосферных компьютерных игрушек. Кстати, об атмосфере. Михаил, можешь коротко описать сеттинг игры? Какие произведения вдохновляли на его создание? Что отличает мир «Misfits» от них?

М: Это параллельная вселенная, где земляне освоили далекий космос. В ходе его колонизации было обнаружено уникальное вещество, названное плегос (это на греческом что-то вроде «синий камень»). Исследование плегоса подняли технологии, медицину и науку на небывалый уровень. Полеты в космос стали совершатся на ещё более длительные расстояния, благодаря чему был открыт планетоид Х86 – самое большое месторождение плегоса в галактике. Из-за него и случилась глобальная космическая война между не сумевшими договориться Корпорациями.

Далее весь фокус на Х86 – главном месте событий игры. Там атомная война, помимо обычных своих ужасов, привела к масштабной ядерной реакции плегоса, и результатом такого неизученного синтеза стало появление самых разных аномалий и особых мутаций. Выжившие в таких условиях люди (и те, кто уже не может так называться) стали сбиваться в группировки, впоследствии превратившиеся в Кланы со своими экономиками и военными силами. Последовавшая вражда этих Кланов как раз и отображена в игре «Войны Неприкаянных».

Источников вдохновения для создания игры очень много. Отправная точка – вселенные Mad Max и Fallout. Главное отличие Неприкаянных в том, что здесь нет конкретного главного героя, тут всё закручено вокруг масштабного противоборства множества кланов и группировок, где сотни и сотни людей. Подойдут сравнения с Игрой престолов или с Дюной Герберта. Также мне всегда нравился игровой «реализм» серий «S.T.A.L.K.E.R.» и «Метро 2033». Уважаю, впрочем, и классику Стругацких. Произведения, которые очень ярко, но локально повлияли на создание мира и отдельных персонажей: «Банды Нью-Йорка», «Выстрел в пустоту», вселенная «Чужих», «Отчаянный», все Бэтмены Нолана, «Дрожь земли», разные фильмы про постапок, фильмы Скорцезе и Де Пальмы, боевики 90-х, игры «Manhunt», «Vampire: The Masquerade»... Можно сказать, что Неприкаянные – это персидский ковер, сотканный из цветных ниток в единую картину.

[Настольный люд] "Войны Неприкаянных" Настольные игры, Самиздат, Хобби, Лига Настольщиков, Игры, Развлечения, Постапокалипсис, Фантастика, Длиннопост

Т: Расскажи о ключевых персонажах, если такие есть. Может, главари кланов или уникальные бойцы, о которых упоминал Егор?

М: Персонажей в лоре великое множество, и в ходе погружения в него игрока они дают понять ему, какой Клан будет ему больше по душе. Каждый Клан, это микрогосударство со своими принципами, законами и идеей. Всего их в наборе-стартере четыре, пятый – «Вояки» – пока выполняют по игре роль «босса» в Пустоши, и будет ещё шестой Клан, о котором я пока что умолчу. Помимо Кланов есть относительно мирное оседлое или кочующее население, группировки торговцев. Присутствуют многочисленные банды рейдеров, одичалые-Падальщики, живущие по всей Пустоши в подземельях, и Черви-Убийцы – свирепые животные Х86, на которых устраивается опасная охота.

Но вернёмся к Кланам. Внутри они делятся на кастово-иерархические фракции.

Бритвы состоят из Бритв, Подрывников и Мусорщиков. Главная база в разрушенном городе Sun-City. Лидер Клана: Джонни по прозвищу Бритва – мужик с мощным волевым стержнем, незаурядными умственными способностями и отличным чувством юмора. Так называемый «герой» (т.е. по сравнению с Лидером больше полевой военный командир) Клана – Финн Маккенна, отважный исследователь Пустоши, глава своего отряда байкеров.

[Настольный люд] "Войны Неприкаянных" Настольные игры, Самиздат, Хобби, Лига Настольщиков, Игры, Развлечения, Постапокалипсис, Фантастика, Длиннопост

Клан Онейрос – это люди, мутировавшие под воздействием «встревоженного» ядерными бомбардировками плегоса. Владеют экстрасенсорными пси-способностями. Онейрос делятся на не владеющих псионикой «пустышек» и зверолюдов, и провидцев, трое мощнейших из которых правят в качестве иерархов. Один из них – Нибуру – духовный лидер всего Клана, через видения ищущий путь и место для новой расы Онейрос во враждебном мире. Герой Клана – любимый ученик Нибуру Саламандра – провидец с выдающимися пси-способностями. Онейрос постоянно маскируются от внешнего мира и кочуют в поисках связанных с плегосом мест силы. Самый большой карьер по его добыче – место рождения Клана.

[Настольный люд] "Войны Неприкаянных" Настольные игры, Самиздат, Хобби, Лига Настольщиков, Игры, Развлечения, Постапокалипсис, Фантастика, Длиннопост

Краймеры — бывшие заключенные, проводящие ныне экспансию по всей Пустоши. Их главная база в бывшей тюрьме строгого режима «Lockgates». До объединения Клан состоял из трех враждующих группировок – Краймеры, банда Короля Вилли и Триады Ян. Краймер Сын младший – суровый и жестокий лидер Клана, железной рукой навязывает свою волю всей Пустоши. Загадочный молчаливый громила Шрам – герой Клана и правая рука лидера. Управление Кланом строится на авторитете, силе и страхе.

[Настольный люд] "Войны Неприкаянных" Настольные игры, Самиздат, Хобби, Лига Настольщиков, Игры, Развлечения, Постапокалипсис, Фантастика, Длиннопост

Кроты – до Войны ученые, инженеры и лаборанты секретного бункера К-16, принадлежавшего одной из крупнейших Корпораций Земли. Управляется их сообщество Советом старейшин, где почётное место председателя занимает гениальный ученый Эдуард Циолковский. Герой Клана – Михаил Андреев, молодой пытливый юноша, боец и интеллектуал. База Клана находится в горных пещерах рядом с самим бункером.

Т: Какие свои рассказы советуешь почитать игроку перед началом партии?

М: Я бы посоветовал прочитать четыре рассказа про главных героев четырёх Кланов: «Финн», «Саламандра», «Шрам», «Андреев» и ещё рассказ «На дело».

T: Спасибо за рассказ, парни. Напоследок, как собираетесь издаваться? Издательство или самиздат?

Е: Было бы круто найти издательство, готовое сохранить весь сеттинг игры, ведь это ее душа, оригинальность. Однако мы также понимаем, что «Войны Неприкаянных» — настолка не самого популярного формата. Поэтому путь самиздата для нас вполне вероятен. Планируем отпечатать небольшую пробную партию в следующем году. Тут, конечно, чем больше поддержки (любой) и заинтересованных, тем больше шансов на реализацию. Одно дело личные планы, другое — когда коробку готовы выкупить по оптовой цене с краудфандинга хотя бы сто человек. Будем надеяться, что своего ценителя наша игра найдёт! А дальше вселенную можно развить и в новых Кланах, и в новых Секторах и Событиях, идей у нас хватает, да и механика изначально задумывалась модульной, чтобы нововведения хорошо уживались со стартовой основой.

[Настольный люд] "Войны Неприкаянных" Настольные игры, Самиздат, Хобби, Лига Настольщиков, Игры, Развлечения, Постапокалипсис, Фантастика, Длиннопост

Группа игры в ВК

Battle Report (записанная партия)


PS. Если тема зайдет, хочу проинтервьюировать настольных блогеров, гиков, авторов настолок, владельцев антикафе, с которыми познакомился, создавая и продвигая "Трапперы". Пишите, как вам такой формат.

Показать полностью 10
43

Лифт в преисподнюю. Глава 58. Люди с серьёзными глупыми лицами

Предыдущие главы


Тело — боль. Лицо — ссадина. Будущее — покинуло чат.


Маша достала из закутка в кухне несколько пятилитровых бутылок из-под воды. Пустых.


Захотела сесть на стул, но поняла, что тогда уже не сможет встать.


Прошедшие полчаса и помнила, и нет. Память, словно «плохой» интернет, подгружала информацию скачками.


После того, как она почти расправилась с калекой-трупником, и слева возник тот «бывший», из головы пропал здоровенный кусок цветных картинок. Когда очнулась, вокруг вовсю полыхало. Хотя теперь на это всё было уже наплевать.


Потому что. Лицо. Не ссадина.


Лицо — рана.


Лицо — следы зубов «второго».


Укушена.


Заражена.


Убита.


— Чёртовы грёбаные америкосы… — прохлюпала губами Маша. — Фууухх.


До неё дошло.


Жизнь — крест. Будущее — гроб.


Хотя нет.


Гроб — это для людей.


Женщина попробовала прислушаться к себе. К тем самым, всегда непонятным внутренним ощущениям. Меняется ли что-то?


— В жизни всё бардак, — грустно произнесла. — Значит, пока без изменений.


Пока — человек.

***


Саша зашёл в квартиру. Мебель — МДФ под орех, линолеум под ламинат, лампочка всё ещё без люстры. Вмятые уголки дешёвых межкомнатных дверей с ламинацией под тот же орех.


Пахнет дымом с улицы.


Прямо и направо. Детская комната. Почти всю занимает большой диван. Наверное, белорусская мебель, тут рядом есть магазин. Был… Везде, где не диван — игрушки.


Постоял. Покачал головой.


Перешёл в другую комнату. Зал с ещё большим диваном. Шкаф во всю стену.


Открыл.


Одежда на вешалках.


Скинул свои штаны, надел какие-то узкие джинсы, а наверх синтетические спортивки с подкладкой в сетку. Молнии на карманах сломаны. Свитер и футболку заменил на футболку и два свитера. Шарф и смешной пуховик до колен цвета хаки. Несмотря на жару на улице, внутри зданий было прохладно, а по ночам холодно.


На кухню.


Холодильник. С отклеивающейся резинкой между дверью и корпусом. Внутри маленький шкалик с уксусом. Полупустая бутылка водки.


Достал. Пробку на стол. Дунул в маленькую розовую кружечку. Пыль.


Кап-кап-кап «беленькой».


Выпил.


Налил.


Выпил.


Налил ещё.


Подумал.


Выпил.


Скривил лицо. Медленно выдохнул. Проморгал в глазах слёзы.


Остатки в другую, большую кружку.


«Пустая бутылка номер раз!»


Уксус — в раковину.


«Пустая бутылка номер два».


Лёгкость в голове.

***


Цок…


Дверь слегка скрипнула, когда «Тот», будто случайно, сумел её приоткрыть и просунуть пальцы в щель.


Неживой замер. Обгоревшая ладонь наполовину исчезла за металлом.


Он задрожал. Зафыркал. Начал дёргаться.


Рука выскочила из щели.


Дверь закрылась.


«Первый» посмотрел на свои пальцы. Пустой, почти бездумный взгляд скользил по обгоревшей коже.


Сжал. Разжал. Сжал. Разжал.


Посмотрел на дверь.


Снова сжал и разжал.


Потянулся к двери. Сжал и разжал пальцы. Они царапнули по металлу.


Снова.


Снова.


И снова.


Если бы «Тот» догадался перевернуть руку. И царапать от стены к двери. А не наоборот. Справился бы быстрее.


Шхкряб…

***


Достала из ящика стола открывашку. Ткнула в крышку ближайшего трехлитрового компота. Налила в кружку. Жадно выпила.


Открыла стенной шкафчик. Внутри — десятки банок. Подумала. Вытащила самые маленькие, с закручивающимися крышками. Отнесла на балкон. Поставила в таз. Начала разливать бензин.


Итого: 6 банок.


— Ты где? — голос из коридора.


— На балконе!


С шуршанием нового пуховика в комнату зашёл Саша. В руках две бутылки.


Лицо Маши перекосила гримаса боли. Тяжело улыбаться разбитой физиономией. Саша был похож на школьника-переростка. Не хватало только подвернуть штаны и взять колонку в руки. Его измождённое лицо было точь-в-точь как у моделей в журналах. Маша никогда не могла понять, что за эмоции на их лицах. Они казались ей глупыми. Люди с серьёзными глупыми лицами. Таким сейчас выглядел и её напарник по выживанию.


— Нда.


— Чего?


— Хорошо, что все уже умерли, и тебя никто не увидит.


— Да чего? — удивился мужчина.


— Где гитарка? — спросила Маша и поёжилась как будто от холода.


Саша вопросительно прищурился. Потом его глаза расширились. Поставил бутылки на пол и зашуршал назад.


— Да… Господь, жги. Этот мир было уже не спасти, — снова попыталась улыбнуться.


По телу прошла волна дрожи.


«Что-то я замерзаю».

***


Дымом пахло сильнее. Мозг старался сохранить своего носителя в более или менее адекватном состоянии. Поэтому оставлял его разум пустым и не допускал появления сложных мыслей.


Саша зашёл на кухню и налил себе ещё в розовую кружечку.


«Зачем переливал из большой кружки в маленькую, если и так можно было отпить?»


Низачем. Привычка.


«Не умею оставлять».


Прошёл в детскую комнатку.


— Гитарка, блин, — презрительно фыркнул.


Пока стоял, понял, что покачивается и смотрит в одну точку. Думает об игрушке. Но не ищет её. Провёл ладонью по лицу, чтобы размять:


— Сссс, — шикнул сам себе на боль от прикосновений. — Меня ж по морде били…


Гитаркой оказалась фиолетовая пластмассовая скрипка, с десятком кнопок и струнами-клавишами.


«Как ребёнок мог понять, что здесь нажимать? Интересно, Мишка быстро бы разобрался?»


Взял в руки. Перевернул. Передвинул сзади рычажок в положение «Вкл». Игрушка сразу же запищала, замигала убийственными цветами. Рычажок на «Выкл».


Виууу — заглохла скрипка.


— Так, а ещё ж… — задумчиво вышел из комнаты.


Вошёл в соседнюю. Начал рыться в шкафу-стенке. Постельное. Одежда. Удлинитель. Непрозрачный скотч.


— Ага, — побежал к Маше.

***


Начинало знобить, как при простуде. Страшно хотелось пить. Маша опустошила уже три кружки компота, когда, словно спустившись с хип-хоп сцены, шурша пуховиком, появился Саша.


— Когда новый клип?


Ничего не ответив, мужчина поднял руки со скрипкой и скотчем. И люто посмотрел на Машу.


Кивнула:


— Молодца. Теперь будем гасить этих тварей.


— Как?


— Тащи бутылки из-под воды. Есть идейка. Для братской могилки, — грустно посмотрела на Сашу.

Показать полностью
148

9 часов насилия: зачем смотреть «Кровавую Езду»?

Inside my heart is breaking,
My make-up may be flaking,
But my smile still stays on...
The show must go on!
Queen — Show Must Go on

С миром произошла очередная херня. Посредине США открылся гигантский разлом. Из него, конечно, не вылез дьявол, но люди сами по себе вполне законченная чертовщина. Они начинают мутировать, деградировать, воды на всех не хватает, а цены на бензин подскочили до заоблачных высот.

9 часов насилия: зачем смотреть «Кровавую Езду»? Blood Drive, Сериалы, Обзор, Мнение, Впечатления, Фантастика, Retrowave, Syfy, Киберпанк, Постапокалипсис, Рецензия, Видео, Длиннопост

Грустные картинки про историю альтернативного 1999 года

Правительство вроде бы и существует, но на деле всем правит корпорация, что смогла адаптировать приколы разлома в прибыль. «Сердце» — так она называется — производит всё: бухло, оружие, газонокосилки, киберимпланты, содержит полицию, больницы, даже пилит настольные игры.

9 часов насилия: зачем смотреть «Кровавую Езду»? Blood Drive, Сериалы, Обзор, Мнение, Впечатления, Фантастика, Retrowave, Syfy, Киберпанк, Постапокалипсис, Рецензия, Видео, Длиннопост

Лови нищих и шалав — ими двигатель заправь!

Владеет «Сердце» и СМИ. Как у любой корпорации зла, в систему их ценностей входит жестокость. Это неспроста: именно жестокость подарила им туеву хучу шикарных изобретений. Для одного из них — нового типа двигателей — «Сердце» создаёт Кровавую Гонку.

Put body to continue

Эти двигатели — мясорубка. Суёшь туда человека, бак заполняется, можно ехать дальше. Ничего удивительного в том, что гонщики как на подбор маньяки, психи и убийцы. Все они получились объёмными, даже если сценаристы уделяют им очень мало экранного времени.

9 часов насилия: зачем смотреть «Кровавую Езду»? Blood Drive, Сериалы, Обзор, Мнение, Впечатления, Фантастика, Retrowave, Syfy, Киберпанк, Постапокалипсис, Рецензия, Видео, Длиннопост

Найти мудака гораздо легче, чем заправку

Кровожадная шайка-лейка катается по дорогам США, заправляется случайными прохожими и попутно творит всякую херню. С ними и главные герои — «последний честный коп Лос-Анджелеса» Артур и сексуальная профурсетка Грэйс, которая хочет спасти свою сестру.


Спойлер: в первой же серии герои сношаются, чтобы спасти себе жизнь. Тут вообще все совокупляются. Чем выше по сюжету становятся отношения героев, тем сильнее они возносятся над пиханием палок в дырки.

9 часов насилия: зачем смотреть «Кровавую Езду»? Blood Drive, Сериалы, Обзор, Мнение, Впечатления, Фантастика, Retrowave, Syfy, Киберпанк, Постапокалипсис, Рецензия, Видео, Длиннопост

Нет, они не проветривают

Сюжет двигают вопросы, что заставляют персонажей заниматься чем-то ещё, окромя полюбившегося головотяпства. Тут сценаристы постарались. Даже избалованный зритель получит порцию внезапностей. Во главе этого цирка крови, семени и тайн стоит Джулиан Слинк.

Джулиан Слинк – повелитель хаоса

9 часов насилия: зачем смотреть «Кровавую Езду»? Blood Drive, Сериалы, Обзор, Мнение, Впечатления, Фантастика, Retrowave, Syfy, Киберпанк, Постапокалипсис, Рецензия, Видео, Длиннопост

Кто-то может сказать, что Слинк — это простой гибрид Натаниэля Эссекса и Джека Воробья. Мне кажется, что персонаж Джулиана гораздо глубже. Слинк безумно любит драму. Вся его жизнь подчинена созданию драматизма.


Он не понимает унылой возни насекомых, которых по ошибке называют людьми; это неутолимый голод по ярким вспышкам гения незаурядных личностей. Считая, что знает всё о гонщиках, Джулиан направляет их очень тщательно, как бы разыгрывая спектакль. Именно поэтому он ужасно радуется, когда всё идёт не по плану и приходится выкручиваться.

9 часов насилия: зачем смотреть «Кровавую Езду»? Blood Drive, Сериалы, Обзор, Мнение, Впечатления, Фантастика, Retrowave, Syfy, Киберпанк, Постапокалипсис, Рецензия, Видео, Длиннопост

Слинк хочет единолично владеть ситуацией в Кровавых Гонках. Это вызывает бесконечный срач с супервайзерами из «Сердца». Начальство постоянно ищет ему замену, но у него не выходит. Хитрый жук в цилиндре неизменно возвращает свои позиции, когда как его суррогаты дохнут, аки мухи. Даже когда Слинк в полном дерьме, он извлекает из него максимальную выгоду. Серьёзно, смотреть сериал можно только из-за этого персонажа.

9 часов насилия: зачем смотреть «Кровавую Езду»? Blood Drive, Сериалы, Обзор, Мнение, Впечатления, Фантастика, Retrowave, Syfy, Киберпанк, Постапокалипсис, Рецензия, Видео, Длиннопост

Пыль, трущобы и очень много крови

Ведь хуже горьких мыслей
Отравы нет: неслышно проползают
Они нам в ум, а чуть проникнут в кровь,
Вспыхнут вдруг, как копь горящей серы!
Уильям Шекспир

9 часов насилия: зачем смотреть «Кровавую Езду»? Blood Drive, Сериалы, Обзор, Мнение, Впечатления, Фантастика, Retrowave, Syfy, Киберпанк, Постапокалипсис, Рецензия, Видео, Длиннопост

В мире «Кровавой езды» процветает вседозволенность. Неудивительно, что лёгкие насмешки над «общечеловеческими ценностями» красной линией проходит через сериал. Под раздачу попадают христианство, этнические предрассудки, гомосексуализм, семейные ценности и феминизм. Чего только стоит серия про байкерш-амазонок, которые берут у пленных мужиков семя аппаратом для дойки коров.

В сериале много 60-х, пинапа и лёгкого привкуса ностальгии по «старым добрым временам». Герои передвигаются на красном Сhevrolet Camaro первого поколения, мы попадаем в идиллистическую придорожную забегаловку, а Грейс в глюках Артура выглядит, как примерная жена с постеров того времени.

9 часов насилия: зачем смотреть «Кровавую Езду»? Blood Drive, Сериалы, Обзор, Мнение, Впечатления, Фантастика, Retrowave, Syfy, Киберпанк, Постапокалипсис, Рецензия, Видео, Длиннопост

Кристина Очоя вообще симпатияга, но это платье ей ещё и идёт

Всё это не мешает трансгуманистическим отношениям киборга и человека, а потом уже и любви между ними с элементами садомазохизма. В сюжетной арке чернокожего друга главного героя и его клонированной сучки есть что-то от Пиноккио, который хотел стать настоящим мальчиком. Здесь, правда, киборг и человек постоянно меняются ролями.

На протяжении сериала начинаешь чувствовать запах пыли, жажду и боязнь трущоб, где твою тушу раскочегарят даже не за косой взгляд, а просто из прихоти. Повальная беднота вперемешку с безумными технологиями и ультранасилием заставляют прощать какие-то мелкие недочёты раз за разом. В любом случае, всегда можно свалить всё на пародию, ведь когда авторы хотят быть серьёзными, у них это получается.

А жанр-то у этого есть?

Когда в руках молоток, всё вокруг кажется гвоздями.
Абрахам Маслоу

Сериал – это road movie, но у всякого road movie есть какой-то околожанровый вектор. Здесь же пародия сплетается с драмой, переходит в киберпанк, а потом меняется на детектив. Постапокалипсис, ужасы, вестерн, даже аллюзии на аниме тут смотрятся органично. Щепотка ньюретровейва ложится как бальзам на душу.

9 часов насилия: зачем смотреть «Кровавую Езду»? Blood Drive, Сериалы, Обзор, Мнение, Впечатления, Фантастика, Retrowave, Syfy, Киберпанк, Постапокалипсис, Рецензия, Видео, Длиннопост

Я встречал много рецензий, где люди жаловались, что сюжет прыгает, скачет, просили дать им что-то одно и не обманывать их ожидания. Не ищите логики в событиях, «Кровавая Езда» пошлёт её к чёрту. Это форменный фарс. Неудивительно, что у сериала нет второго сезона. «Популярной рейтинговой поп-культурой для всех» тут и не пахнет.

Мнение

Если люди расходятся во мнениях - это вовсе не основание, чтобы кричать о своих оскорбленных чувствах.
Джек Лондон

Когда я прочитал в интернете, что второй сезон сериала отменён, это очень расстроило. Плевать, что конец чуть-чуть слит в надежде на продолжение, равно как и плевать на смерть некоторых ключевых персонажей. Заложенный в сериал потенциал может перекрыть всё с лихвой и оставить биться в конвульсиях экстаза тех, кому надоело уныние вылизанных для массовой аудитории сюжетов.

9 часов насилия: зачем смотреть «Кровавую Езду»? Blood Drive, Сериалы, Обзор, Мнение, Впечатления, Фантастика, Retrowave, Syfy, Киберпанк, Постапокалипсис, Рецензия, Видео, Длиннопост

Актёрский состав мне нравится. Кристина Очоя в роли Грейс смотрится донельзя эрекционно, а вот бревноватость Артура, наверное, рассчитана на девчонок. С другой стороны, драматизмом здесь увлекаются все. Персонажи второго плана в особенности. Взять хотя бы семейную пару маньяков — истерички и увальня. Плоских персонажей очень мало. Даже многие микроэпизоды получили свою историю.

Оценка: 10/10.

Показать полностью 10
45

Лифт в преисподнюю. Глава 57. Что-то противно-злое

Предыдущие главы


Саша подскочил. И поплёлся за Машей, иногда падая на четвереньки, а то и вовсе тыкаясь лицом в рассольную грязь. Женщина и сама еле держалась на ногах, но старалась тащить за собой товарища.


Где-то рядом громкий хлопок-взрыв вспугнул «бывших», что выбежали из пламени. Неживые дёрнулись в сторону, отвлеклись и позволили «сочной» добыче ускользнуть.


Маша подтолкнула Сашу в подъезд, тот так и упал сразу у входа. Пнула ногой табурет, придерживавший дверь, и сама без сил повалилась назад.


Металлическая пластина на доводчике медленно встала на место и погрузила подъезд в темноту.


Закрыто. Не приходите завтра.


У Саши звенело в голове из-за нескольких пропущенных от «второго». Тошнило. Тряслись колени и локти. Нет, как будто из коленей и локтей дальше по всему телу расходилась дрожь. Странно-неприятные ощущения.


Обидно. Страшно. И жалко.


Себя жалко.


Маша перевалилась на спину со стоном. Её голос оторвал мужчину от созерцания собственной ничтожности. Он понял, что свернулся калачиком возле двери и дрожит.


Темно.


Но видно.


Холодно. Мокро. Потно. И вонюче. Вонь от себя.


Без куртки на бетонном полу, и правда, не жарко.


Кто-то заскрёбся в дверь.


Не сговариваясь. Спасшиеся вмиг повернули головы. Стали подниматься, копошиться. Начали строить баррикаду.


Дверь не запиралась изнутри. Проход хорошо бы завалить.


Машу вырвало.


— Ты иди, — прохрипел Саша, — когда пришлось открыть рот, оказалось, что горло пересохло. — Я прикрою тут всё.


— Аха, — сплюнув, ответила женщина и начала пробираться сквозь завал к ступеням.


Саша проводил её ошалелым раздваивающимся взглядом. Медленно развернулся к двери.


А та снова сказала ему:


Цок…


Трясущимися руками, слегка пискнув или пискляво хрипнув от накатывающей истерики, придвинул к двери тумбочку на колёсиках. Оглянулся, скривил лицо. Отодвинул её назад. Приставил хлипкую деревянную дверку. Подпёр тумбочкой. Покивал сам себе.


Затем загородил проход неровным рядком из узких полосок МДФ, возможно, боковин шкафа. Потом его пальцы сжимали и разжимали ещё какие-то предметы...


Очнулся, когда сзади не осталось ничего. Вся хаотичная масса была упорядочена перед ним в баррикаду. Обессилено выдохнув, он хотел снова свернуться калачиком и продолжить жалеть себя. И уже начал опускаться на пол прямо тут, но опять услышал:


Цок…


И, едва присев, подскочил. Как пьяного, его повело в сторону. Выпрямил руку. Опёрся на стену.


Двинулся к ступеням, не спуская глаз с баррикады. Спиной вперёд.


Ненадёжно. Не на совесть. Не на века.


Но сил на это больше нет.


Снаружи снова послышались хлопки. Оттуда вообще нарастало какое-то странное гудение.


Взявшись за перила, начал медленно подниматься. Пахло дымом. Потом. И рассолом.


И, кажется, жареным мясом.


Голова едва соображала.


Мозг неустанно предлагал картинки недавнего избиения: когда «бывший» несколько секунд нещадно его колотил. Память сама себе на уме…


«Хотя так ли нещадно?» — Саша посмотрел на указательный палец. Бурый, даже почти чёрный от засохшей крови. Или что там у них вместо крови.


Продолжил подниматься.


Очнулся на третьем этаже. Две двери открыты: одна в квартиру тёти Гали, другая в соседнюю.


***

Юрик с проломленной башкой дрыгался в луже из рассола. Рядом шипел огонь. Зрачок единственного глаза бесконтрольно сужался и расширялся.


Со всех сторон что-то хлопало, ухало и стреляло.


«Второй» помирал.


Примерно так же, наверное, он себя чувствовал, когда из-за пьянки не выходил на смену на овощебазе. Примечательный момент: за день платили девятьсот рублей, а за прогул штрафовали на тысячу двести. Плюс, когда не появляешься не работе, то не можешь воровать и есть фрукты. Так что потери испытываешь значительные.


Нервная система и мозг больше не могли договориться, как им действовать слаженно. Самые важные органы не только поражены неизвестной заразой. Но и повреждены известным предметом.


Молотком.


А ещё и дополнительный урон от Сашиного указательного пальца.


Юрик что-то похрипывал, когда из огня, чёрный как головешка, выполз «первый». Тот, что мечтал отведать сока. Тот, что вцепился в него в самом начале. И всё испортил.


Назовём его «Тот»?


Почему он не умер? Кто его знает. Как не сгорел совсем? Новая загадка века. Может быть, просто оказался тем, кто не собирался перед лицом (или огнём) трудностей отворачиваться от мечты? От сока. И возможно, будучи в прошлой жизни мотивационным коучем или каким-нибудь антикризисным менеджером, он не разрешал себе вот так просто сгореть и не выполнить план? Не в мою смену, как говорили такие ребята… Да нет, пожалуй, это всё ерунда, и ему просто повезло. Обстоятельства сложились больше в сторону его нежизни, чем совсем-совсем смерти. Да и не так уж это и важно.


Когда копчёный «первый» дополз до Юрика, вцепился остатками зубов в его шею. С усилием вырвал небольшой кусок из места, где располагался кадык. Начал медленно жевать.


Юрик зашипел, засвистел. Даже попытался схватить противника плохо работающими руками. «Тот» мягко отстранял или придавливал его лапищи, как кот, ловивший хозяйскую ладонь, мешающую ему спать.


Совсем скоро Юрика не стало. «Первый», желая вкусить сочной еды, пополз в сторону подъезда. Оказавшись возле двери, он прислонился плечом к стене — попросту завалившись на бок, и начал ковырять кривыми пальцами дверную щель. «Бывший» помнил — что-то с этим можно сделать.


Цок…


***

— Их тут полно, — Маша «по стеночке» вышла из квартиры. Ладонь аккуратно прижата к лицу, словно при зубной боли. Направилась к тёте Гале. — Толпы. Вокруг дома. Почему всё горит?


Саша тупо уставился в пол, придумывая ответ. Когда поднял глаза, собеседница уже ушла. Он поплёлся вслед за ней в «овощехранилище».


—Так давай их сожжем.


— Что? Чем?


— Я твою канистру принёс.


— Как? — после долгой паузы удивилась женщина, совершенно забывшая о том, что было до нападения.


— Ну так, не знаю, — смутился Саша.


Надеялся, что не прозвучит вопрос, почему он не затащил в убежище её.


Спасшиеся люди и сами выглядели как «бывшие». Грязные. Лица в крови. Одеты как оборванцы. Глаза пустые. И запах…


— И где он?


— Кто? — испуганно спросил.


— Бензин, кто!


— Вон, — Саша махнул рукой в сторону балкона.


Тяжело вздохнула. Подвигала челюстью в стороны. Скривила лицо. Замерла. Не стесняясь сплюнула прямо на пол.


— Иди в соседнюю хату. Ищи там бутылки, — потрогала свой висок и поморщилась от боли. — И такая там детская гитарка электронная валялась, — зловеще хохотнула и охнула от боли. — Её тоже тащи. И скотч, если увидишь.


— Зачем?


— Тащи бегом!


Тяжело вздохнув, Маша с решительным видом направилась в сторону балкона. Что-то противно-злое было в её глазах.

Показать полностью
47

Лифт в преисподнюю. Глава 56. Оружие

Предыдущие главы


Ещё полчаса назад корка из травы, листьев и мусора хрустела под ногами. Теперь — она пылала. Огненное пятно разрасталось в стороны от внутреннего дворика красной пятиэтажки, огибая мокрый островок возле первого подъезда.


Пожар выглядел серьёзнее, чем просто подожжённая трава весной. Всё-таки была осень. А мусорный слой оказался толще и горючее, чем можно было предположить.


Скрипнула дверь. Стукнула, приставленная к ней табуретка.


— Ты что?! — заорал Саша, увидев приставленный к виску пистолет.


Избитая женщина пошатываясь стояла почти в центре грязно-мокрого пятна. Под ногами огурцы, смородина. Вокруг стена огня. Запах дыма, рассола и горящей плоти «бывших».


Рука с пистолетом дёрнулась и чуть-чуть опустилась. Пытавшаяся застрелиться — медленно обернулась. Лицо — кровавая клякса, не выражало ничего. Да и как прочитать эмоции, если они все замазаны красным гримом? Хотя всё понятно и так.


Саша открыл было рот…


Маша вздрогнула. Слева, в огне, раздалось несколько хлопков, похожих на лопанье воздушного шарика. Огонь добрался до одной из брошенных машин, и первыми испустили дух её шины. После протяжного свиста и маленького взрыва она превратилась в факел. Из того, что удалось разглядеть: легковушка не взлетела на воздух, как показывают в кино. Просто здорово качнулась, словно стараясь подпрыгнуть. Вылетели стёкла, сорвало капот, и её целиком охватило пламя. Жидкий огонь, теперь уже и из бензобака, стал растекаться дальше.


Едкий дым от горящей резины медленно расстилался по округе, плохо поднимаясь в небо. Слабый ветерок со стороны Нормандии-Неман всё-таки чуть-чуть помогал, снося чёрную дымную вату в сторону от места схватки.


Словно очнувшись, Маша испуганными глазами посмотрела на Сашу. Он, оставаясь в дверях, замахал ей руками.


— Сюда! Иди ко мне! — кричал, хотя они стояли не больше чем в десяти шагах.


Женщина, едва держась на ногах, озиралась по сторонам. Будто не понимала, что происходит вокруг. Да и кто бы понимал, очнись он после нокаута в огне, грязи и дыме?


— Ну какого ты там стоишь?! Давай, заходи! — взмолился Саша, уже собираясь выбежать навстречу.


С хрустом. Словно робот-убийца из фильмов про Терминатора. Справа из-за кустов появилась горящая фигура «второго». Того самого, что пытался залезть на балкон, а потом бился со сбрендившим «первым». У него пылала спина, руки и часть головы. В остальном «бывший» оставался негорючим.


Саша что-то заорал Маше и начал поднимать арбалет. Ни один диктофон не смог бы захватить разборчиво его слова в тот момент.


Тварь напряглась и как будто немного присела.


Удар сердца.


Маша перевела испуганные глаза с неживого на Сашу. Словно спрашивала: это ещё что такое?


«Второй» прыгнул, оставив на земле рытвины оттолкнувшимися лапами.


Второй удар сердца.


Саша всё ещё поднимал руку для выстрела, но прицеливаться было уже не в кого.


«Бывший» летел на свою жертву. Кусочки пламени будто отрывались на скорости от его тела и оставляли горящий след в воздухе. Комета смерти.


Маша начала направлять пистолет в сторону клыкастой опасности.


Ещё удар сердца.


Неживой прыгнул на женщину, повалив её на спину.


Хлопок выстрела.


Звук падения тел.


Саша наконец-то поймал в прицел «второго» и выпустил стрелу из арбалета ему в спину.


Чёрные, похожие на осколки камней, зубы впились в Машино лицо.


Она закричала.


«Бывший» едва дёрнулся, когда что-то вонзилось ему в область левой почки.


Крича, содрогаясь от страха и злости, Саша рванул спасать Машу.


Он всё понимал.


Абсолютно.


Тварь выше его на голову. В руках кухонный нож для картошечки. Наверное, его сейчас начнут покрывать гематомами. Или переломами. Маше каюк. И его каюк наступит совсем не намного позже Машиного.


А буквально полчаса назад всё ещё было прекрасно. По сравнению с этим моментом. «Бывшие» где-то прятались, солнце светило, Маша могла вот-вот найти машину…


Саша нелепо бежал с поднятыми руками. Наверное, подсознательно стараясь выглядеть больше, крупнее. В левой держал ножичек. Уже почти настигнув неживого, мужчина с силой замахнулся. «Второй» резко обернулся и отмахнулся от него лапой.


Как от мошки.


Целился в голову. И попал. Но Саша смог прикрыться и смягчить удар. Не зря же он руки поднимал. Но несмотря на неловкую попытку поставить блок, звёздочки в глазах намекали на столкновение с чем-то, похожим на небольшой поезд.


Саша повалился в огонь. Упал на что-то мягкое, как будто даже брыкнувшееся, и отлетел в сторону, за границу пламени.


Горячо!


Куртка вспыхнула в нескольких местах. Начал кататься по земле, чтобы потушить.


Вскочил на ноги.


Расстегнулся.


Оглянулся.


Сзади бежали ещё несколько «бывших».


— Да сколько же вас!


Кинул себе под ноги, в огонь, куртку, превратившуюся в тряпьё.


— Уфффф… — и закрыв лицо, прыгнул в пламя, чтобы вернуться назад к подъезду.


Перелетев через горящую землю, Саша свалился на «второго». Тот грыз Маше руки, пытаясь добраться до более вкусных частей. Женщина злобно орала, брыкалась, но не могла освободиться.


Ударом столкнувшись с неживым, удалось немного спихнуть его с Маши. Взревев, Саша обхватил тварь руками и попытался повалить эту вонючую тушу на бок.


«Бывший» бы, наверное, рассмеялся, если бы умел, от таких неуклюжих попыток его задержать.


— Держи эту су… — прохрипела Маша, извиваясь под «вторым» в попытках выбраться.


Саша не верил в свою победу. Да и просто в возможность долго удерживать этого ненормального противника. Он искал глазами хоть что-то, чем можно было бы треснуть неживого по голове или…


И тут Саша понял.


Правил в этой игре не существует.


Их вообще нигде не существует, когда ты хочешь победить. Законы, правила, очереди — для нерешительных и дураков.


Если у тебя нет оружия. Стань оружием сам.


Сам…


Твой ум. Тело. Руки. Всё это — твоё самое надёжное оружие.


Или. Только это и есть твоё настоящее оружие. Единственное оружие — это ты.


Я — оружие.


Мужчина обхватил голову «бывшего» левой рукой, а правой со всей силы засадил ему в глаз указательным пальцем. От «мягкого отвращения» его даже немного вырвало на противника.


Саша закашлялся сплёвывая. Тварь взревела и ударила его локтем в грудь.


— Эээээкххх, — захрипел и повалился назад как подстреленный зверь. Согнув палец, помещённый в чужой череп, потянул неживого за собой. «Второй» перевернулся, резко дёрнул башкой, освободился и начал колотить Сашу руками.


Но уже как-то вяло, часто замирая на пару секунд. И промахиваясь.


Маша, избавленная от веса неживой туши, кое-как, пошатываясь встала позади бывшего человека. Трясущимися руками достала из-за пояса второй молоток. Со всей силы ударила по затылку.


Хрусь. Хрусь. Хрусь.


Пара неразборчивых матных слов.


Тварь повалилась на бок. Маша схватила Сашу за руку и поволокла в сторону подъезда.


Из огня начали выскакивать фигуры «бывших».

Показать полностью
40

Лифт в преисподнюю. Глава 55. Шорты. Гольфы. Берцы

Предыдущие главы


Вынул пробку. На пол прокисшую жижу полусладкого, но уже не игристого. Кислый запах.

«Так, канистра».


Подтащил. Двумя пальцами на крышку — давим-давим. Цок-скрип. Открыто.

Боль под ногтями.


Запах бензина.


Большая алюминиевая кастрюля. На её заплесневелое дно — бутылку. Приставляем канистру к горлышку. Медленно. Очень медленно. Поднимаем одну сторону, чтобы начало переливаться топливо.


«Тяжелая».


Руки устают. Булькает. Тоненькая струйка вырывается из широкой горловины. Немного попадет на пол. Потом на дно кастрюли. Только после этого в бутылку.


Льём. Льём.


«Хватит».


Тряпки из тумбочки с хламом.


«Так… сначала соберём одним краешком то, что пролилось на пол. Потом оботрём саму бутылку. Так, хорошенько. Ещё раз всё вытрем».


Вскочил. Бегом на кухню.


«Спички? Где здесь спички?!»


На столах — нет. В шкафчиках — нет.


На полу?


Маленькая коробочка зажата между плитой и кухонным гарнитуром. Наклонился. Просунул руку.


«Так-так» — кончиками пальцев.


Дотянулся, вытащил. Коробок в паутине, каплях жира, во всём, что скапливается в потайных уголках кухни.


Встряхнул. Что-то болтается внутри. Назад на балкон.


Выглянуть в окно.


«Что там с Машей?»


***

Словно смотришь на мир, сидя в барабане стиральной машинки.

Маша разлепила глаза. Помутнение сквозь боль и беспамятство.


Через сколько-то ударов сердца она вытащилась из кустов. Села? Поднялась? Вытащилась?


Больно всему лицу и где-то слева.


Мимо прошли родители. Под ручку. Одетые по-летнему. Улыбались.


Виталик бегал с мячом по парковке, чуть дальше. Шорты. Гольфы. Берцы за 3899 по скидке. Не холодновато ли?


Он тоже ей улыбался.


И Маша улыбнулась. Им всем.


Потом из размытого ничего вдруг вылетела чёрная фигура.


***

Саша увидел, что к Маше подобрался ещё один «первый». На этот раз с другой стороны дома. Неживой начал вытаскивать из кустов тела. «Бывшего-калеку» отбросил в сторону и стал тянуть за ногу Машу. Потом укусил её, но кажется, бумажная броня спасла. По крайней мере так казалось с третьего этажа. Разъярённый «первый» встряхнул жертву, и та каким-то образом села.


И словно очнулась! Только… смотрела в противоположную от нападавшего сторону. Как будто его здесь и не было.


— Маша! — слабо крикнул Саша и проследил за её взглядом. — Чёрт-чёрт!


Эту вечеринку решил порадовать своим визитом очередной «первый». Как стало понятно из траектории его бега, выразить своё почтение он сперва собирался единственной в компании женщине.


Чиркнул спичкой. Поджёг тряпку в бутылке. В страхе, что та взорвётся у него в руках, сразу же бросил в «бывшего», мчавшегося в сторону Маши.


Огненная смесь, заточённая в не самом хрупком стекле, по счастливому стечению физических и математических законов угодила «первому» в плечо. Но видимо, этот неживой ходячий скелет оказался всё же слишком мягким, и бутылка не разбилась о его кости. Тварь подскочила на месте!


«От испуга?»


«Бывший» закрутил головой, пытаясь вычислить опасность. Увидев предмет, ударивший его, набросился. Стал бить бутылку кулаками, пытался укусить. Через секунду Саша услышал:

Пуфф — и «первого» охватило пламенем.


До Маши волна огня не докатилась. Но кажется, горящие капли разлетелись далеко по сторонам.


Жидкий огонь коснулся и всё ещё дерущихся «первого» и «второго», которые несколько минут назад пытались открыть дверь в подъезд.


Неживой «огнеборец» встал и медленно пошёл вперёд. Иногда начинал резко крутить головой, взмахивать руками, будто пытаясь отбиться от мошкары. Пройдя мимо Маши, он посмотрел на «первого», терзавшего её, и дал ему огненную оплеуху. А может, просто хотел на что-то опереться? Тот вскочил и, подпрыгнув, с размаха ударил горящего так, что он упал на колени. Но «бывший-факел» смог встать и двинулся дальше. «Первый» сопровождал его поворотом головы, на которой полыхала огненная корона. «Горячий» не финский парень вышел на дорогу, что, поворачивая с Кирова, вела мимо дома внутрь дворов. И там уже свалился. Окончательно. Следы пламени стали медленно расползаться в стороны по сухой мусорной корке, закрывшей землю.


Саша снова побежал на кухню. Теперь уже в поисках новых бутылок. Там ничего не оказалось. Вернулся в зал, из которого выходил на балкон. В «стенке» за стеклянной дверцей стоял графин в форме крепости или башни.


«Сойдёт».


Графин в кастрюлю. Прислонил канистру. Наклонил. Буль-ль-ль... Подождал. Взял остатки тряпки. Протёр графин. Засунул тряпку. Вытер графин об куртку ещё раз. Поджёг. Бросил слева от Маши.


Попал на асфальт, чуть прикрытый засохшим мусором.


Пууффф — слева и справа вокруг подъезда полыхало. Стена огня! Теперь другие «бывшие» не смогут так просто подойти к ним. Оставалось разобраться с «первым», что пытался сожрать Машу. Сейчас тот как будто про неё забыл, наблюдая за поджаривающимися останками «огнеборца», который его ударил.


***

Родители отошли к Виталику и стояли рядом обнявшись. Мальчик выделывался. Крутил любимые финты с мячом и бросал гордые взгляды на бабушку с дедушкой.


Маша посмотрела налево. Какой-то мерзкий человек, похожий на местного муниципального депутата, рвал её куртку. Нет, мелковат. Наверное, сын того депутата, а не он сам.


«Гадёныш».


Маше он не понравился. И с этим нужно было что-то делать. Она засунула руку в карман. Вытащила пистолет. Щёлкнула предохранителем. Направила дуло в голову трясущейся твари.


Тыщщ — больше похожий на хлопок петарды.


Раскидав остатки своих мозгов, «бывший» завалился в полыхавший за ним огонь. Маша оглядела себя и заметила, как маленькие капельки пламени разрастаются на её грязной мокрой одежде. Если бы не впитавшийся после бомбардировки солениями рассол, бушлат бы уже давно вспыхнул. Тем более при такой погоде.


***

Саша услышал какой-то хлопок. Он собирался выходить за Машей и истерично рылся в вещах в поисках хоть чего-то, напоминающего оружие. Но пока время уходило впустую.


Видимо, это была комната тёти Галиной дочки. На компьютерном столе мелькнула какая-то ручка, заваленная бумагами и книгами. Ручка как у пистолета.


Удивлённо подняв бровь, небрежно откинул всё лишнее — перед ним оказался мини-арбалет. Да, именно он! Пыль, дохлые комары, отсыревшие слипшиеся листы и арбалет. Прицел отломан и заменён какой-то кривой проволочинкой. Тетива в паре мест начала распускаться.


Мужчина оторопел. Оглянулся. На книжной полке лежала пластиковая упаковка, а в ней три коротких стрелы. Сначала показалось, что это маркеры, но нет — стрелы, с металлическими наконечниками.


— Что за бред? — спросил он, совершенно случайно нажав кнопку предохранителя и натягивая тетиву специальным рычажком. Так-то сразу и не догадаешься, как его… зарядить.


Получилось. Вставил стрелу. Остальные в карман. Выходя, схватил на кухне небольшой нож и деревянную табуретку.


Вооружившись настолько нелепым образом, Саша побежал вниз.


***

Огонь медленно пожирал сухую корку из листьев и мусора на асфальте. Расползался в стороны.

Родители помахали Маше рукой. Она им улыбнулась. Маму и папу, и даже Виталика не смущало, что её лицо в крови. Женщина была больше похожа на того, чью голову только что избавила от излишнего напряжения, чем на человека.


Родители махнули ей рукой, приглашая к себе. Виталик оставил игру с мячом. Посмотрел с ожиданием. Маша несколько раз кивнула и поднялась на ноги. Сделала шаг к огненной стене и приставила пистолет к виску.


Слёзы из глаз размывали кровь на лице, оставляя бороздки чуть посветлее.


Скрипнула подъездная дверь.


Мир затянуло дымом.

Показать полностью
40

Лифт в преисподнюю. Глава 54. Нежизненный опыт

Предыдущие главы


Юрик работал на овощебазе грузчиком. Был выше среднего, крепче среднего и выпивать любил больше. Среднего. Всей своей природой превосходил усреднённого обывателя.


Сейчас он нёсся на Сашу, потому что человеком уже не был. За ним ковылял ещё один «бывший», отчего-то начавший жалобно подвывать, когда Юрик его обгонял.


***

Саша вбежал в баррикаду в подъезде как в море, расступившееся перед Моисеем. За что-то зацепился. Упал на бетонный пол. Отбил рёбра. Через несколько секунд ползком с хрипящим дыханием выбрался к ступеням. Встал и побежал наверх. Боли не чувствовал.


Внизу кто-то ударил по тяжелой металлической двери. Саша ошалело оглянулся на звук, влетел в квартиру тёти Гали и закрылся. Побежал на балкон.


Булькнула канистра. Мужчина тупо уставился на свою немного оцарапанную руку, сжимавшую её. Совсем забыл про бензин для ненайденной машины.


«Как же я с ней полз?»


Поставил на пол.


Осторожно выглянул на улицу.


«Второй» и «первый» били и тыкали пальцами в подъездную дверь.


Два неживых существа пытались войти в дом.


Один был выше Саши как минимум на голову. Крупный мёртвый тип. Всё его почерневшее тело выделялось неестественной вытянутостью. По крайней мере, с высоты третьего этажа его руки, пальцы, да и ноги казались чуть более длинными, чем задумывала матушка-природа.


«Наверное, он уже переходит в "третьего" раз такой удлиняющийся?»


А «первый» выглядел в общем-то как обычный «первый». Хотя, может, и нет. «Почти третий» был грязный, чёрный, в обрывках одежды до локтей и колен. У другого же штаны и рубашка с длинными рукавами остались в лучшем состоянии.


«"Первый" оказался более… аккуратным? Что за чепуха?»


Хорошо, что не запирающаяся на замок дверь в подъезд их остановила. Саша сначала, к собственному удивлению, даже хотел посмеяться над мёртвыми дураками. Но причины для юмора быстро исчезли.


«Первый» ковырял дверь пальцами сбоку. С той стороны, где её можно поддеть и открыть. Взяться за ручку они не сообразили, но… тот, что был поменьше всё-таки сумел просунуть пальцы в щель и подцепить.


— Какого чёрта? — удивился Саша, и одна морда медленно поднялась в его сторону.


С ужасом понял, что произнёс свои мысли вслух.


«Первый» как будто действовал интуитивно, а не осмысленно. Знал, что с этим листом металла что-то можно сделать. Но как именно — не понимал или не помнил. Чему удивляться? Даже кошки учатся открывать лёгкие межкомнатные двери, толкнув их лапами. Особенно, если видят, как другая кошка это делает. Тогда они обучаются ещё быстрее. А тут «бывший», у которого для этого есть всё — руки, время и, видимо, какие-то остатки мозгов.


Саша очнулся от оцепенения и побежал на кухню. Схватил две литровые банки, что оказались ближе всего. Вернулся на балкон.


«Второй» уже начинал карабкаться вверх по оконным решёткам.


Первая банка пошла!


«Странная парочка. "Второй" не умеет открывать двери, но понимает, как лазать по решёткам. И "первый", который знает, что дверь можно открыть. Почему не наоборот? Я думал, что "вторые" не только сильнее, но и умнее».


Банка ударилась о стену как раз над Юриком. Комок серо-зелёной овощной каши упал прямо на морду. Фыркнул. Начал трясти головой, чтобы очистить глаза. Тёрся мордой о стену, осколки резали щёки.


Но рук не отпускал. Возвращаться вниз не собирался. Замедлился, но не отказался от вкусной цели.


«Почему они не начали жрать Машу? Не заметили пока? Запах овощей сбивает с толку? Или не могут удерживать в голове две цели одновременно?»


Второй банкой Саша запустил в «первого». Тот уже просунул за дверь ладонь, но не догадывался потянуть на себя. Мужчина не стал смотреть, куда попадёт снарядом, а побежал за новыми в кухню.


Словно попав на аттракцион невиданной меткости, банка ударила точно по левой руке «первого». Разбилась, забрызгала всё малиновым вареньем, будто тёмной густой кровью. Кисть руки «бывшего» неестественно изогнулась и болталась на неразорванном мясе. Пальцы не шевелились. Неживой, взвизгнув, отступил. И посмотрел наверх.


Он увидел «второго», который лез на второй этаж. Яростно заорал и прыгнул на него, неожиданно легко сорвав с решётки. Удачно подмяв противника под себя, «первый» начал колотить по нему руками. И его нисколько не заботило, что одна из них должна быть переломана.


***

Когда Юрик упал, на него накинулся поедатель.


Он начал на него нападать. Он бил его. Он откусил ему нос.


Расцарапал глаз.


Когда что-то отвалилось от лица, перестало его слепить — Юрик понял.


Понял, что они соперничают.


Соперничают за сок. Тот сок, за которым лез Юрик, захотел съесть мелкий поедатель.


Пока «второй» соображал, «первый» отхватил у него ещё и ухо. Пережёвывание хрящей отвлекло нападавшего на пару секунд, и удары стали реже.


***

Поставив две трехлитровых банки на пол, Саша выглянул с балкона. Лицо исказила гримаса удивления: «первый» колотил «второго».


«Что тут произошло?»


Это противоречило всему, что он надумал, нанаблюдал и напредполагал об этих существах. Потому что «первый» — самый слабый из «бывших» и не должен нападать на «второго». Хотя бы из-за того, что сам слабее.


«Но кто сказал, что не должен? И почему прям обязательно слабее? Может быть, здесь нет всё-таки каких-то жёстких законов одинаковости и однообразия? То есть, да, "бывшие" делятся на виды, как-то антиэволюционируют, становясь ещё большей мертвячиной. Но ведут себя так же, как и люди, в том смысле, что каждый по-своему? Этот мир бывших людей такой же нестатичный, как и человеческий? Когда пять человек идут в один и тот же магазин за одним и тем же товаром, но обладают свободой выбора — выйдут из магазина они с разными покупками. Кто-то купит только то, зачем шёл. Другой вообще забудет про это и возьмёт кучу ненужных ему мелочей, а остальные тоже прикупят чего-то сверх того, за чем собирались. Может быть, так и здесь? Мир и поведение "бывших" нестатичны? Видимо, сценариев много. Каждый может, но необязательно будет на один и тот же раздражитель реагировать по-своему. Да, они чувствуют силу сильного, право сильного на добычу. Но могут с этим не соглашаться? У них есть опыт? Нежизненный опыт?»


«Второй» принял соперничество «первого». Резко изогнулся, упершись головой в землю и практически встав на мостик, притянул за грудки врага и впился ему в шею зубами.


«Значит, котелки варят? Какие-то куски нейронных связочек-то остались? Твою ж мать…»


Саша почему-то посмотрел в угол балкона. Среди беспорядка его взгляд зацепился за бутылку шампанского, заткнутую пробкой.

Показать полностью
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: