Пожалуйста, будьте вежливы! В новостных и политических постах действует Особый порядок размещения постов и комментариев.

Тюрьмы России: клубок аспектов или "мимо географии нельзя пройти"

Тюрьмы России: клубок аспектов или "мимо географии нельзя пройти" Тюрьма, ФСИН, Колония, Криминал, Расследование, Преступление, География, МВД, Политика, Длиннопост

Питерские "Кресты" пустуют и контрастируют с окружающей архитектурой

...Замену для 8-го класса поставили в кабинете истории. Пока подростки снова ломали головы об административно-территориальное устройство России, посмотрел интересную литературу на полке у коллег. Взгляд упал на «Тюрьмы России: история и современность», вышедшую в 2009 году.

Вообще, пост задумывался как отзыв на книгу. Но так же, как и с Афганом – сюда можно было слишком много добавить. Снова получился какой-то монстр из книги, статей, подкаста и собственных размышлений.

Книга, хотя, точнее сказать, сборник журналистских статей, которые издавались в соответствующих журналах, представляет собой обзор основных ИК, СИЗО и тюрем России «от первого лица». Т.е. делегация приезжает, общается с работниками (изредка – с заключенными), потом кратко резюмирует впечатления от поездки. Само собой, что порой это отдает «джинсой», но не так бросается в глаза.

Содержание примерно одинаковое, хотя географический охват тюрем – от Калининграда до островов в составе Владивостока. Везде – платят сотрудникам мало, раньше было хуже, сейчас тоже проблемы, но «спасибо, что не 90-ые». Как-то потихоньку выходят из кризисов, вписываются в рынок, генерируют прибыль (тут большие сомнения, возможно, журналисты смешивают разные финансовые показатели «прибыли» и «дохода»), постепенно обновляют оборудование, ремонтируют помещения. В общем – потихоньку.

Сложно сказать о положении ФСИН во второй половине 00-ых, но сейчас, пожалуй, можно факт улучшения состояния службы отнести к укреплению «вертикали власти».

Из интересного – это экономические аспекты объектов СИН. Как уроженец Кировской области, про лесозаготовки и деревообработку силами зэков мне было известно, как и про швейное производство или подсобную «пищевку» – пекарни, теплицы, грядки. Но, например, что Славяновке Калининградской области шили чехлы и коврики для БМВ, или что в одной из казанских колоний делали светофоры для Олимпиады-80... Такие факты как-то не занимали мою голову.

А еще – что смертная казнь не была восстановлена, потому что она может назначаться лишь судом присяжных. На момент написания книги подобный институт не был восстановлен лишь в Чечне (это произойдет в 2010 году). Странно, ведь я думал, что просто действует введенный мораторий в 1996 году (последним приговоренным к ИМН был маньяк «Фишер»-Головкин).

Многие из опрошенных говорили о том, что контингент «молодеет» и «тупеет, дерзеет». На тот момент, получается, что это как раз было поколение тех, что застал перестройку и чудом выжил в 90-ые, находясь в пубертате. А еще позабавил тот факт, что «у нас не сильно хуже, чем в Европе, это сами европейцы говорили». Занятно, что выходящий уже несколько сезонов «Тюремный подкаст» показал, что европейские тюрьмы – не диковинный зверь, а настоящий салат из самых разных пенитенциарных учреждений. Т.е. в Норвегии и правда тюрьмы выглядят как дома отдыха, но это не репрезентатировать на все тюрьмы Европы (можно послушать выпуски про Германию или Чехию).

В большинстве колоний РФ на тот момент было переуплотнение, и тут надо понимать, что книге почти 15 лет и многое с тех пор изменилось. По тексту видно, что основная часть – это 2005-2007 гг. На тот момент число заключенных было 820-880 тыс. чел. Сейчас – половина, ФСИН рапортовал, что к 1 января 2023 осталось 433 тыс.

Снижение продиктовано многими причинами:

1) усовершенствование уголовного законодательства, где прослеживается четкий тренд на альтернативы заключению в случае первого преступления;

2) улучшение социально-экономического благосостояния подавляющей части российского общества;

3) демографические волны: в самый криминальный возраст сейчас входит узкая когорта, поколение первой половины 90-ых.

Кстати, рекрутинг комбатантов сложно оценить. По крайней мере, если до 2022 снижение было планомерным на 10-20 тыс. то за последний полный год численность заключенных снизилась на 31 тыс. В общем, были бы данные – а выводы придумаем.

Прочитал, дальше думаю - есть ли исследования, посвященные географии российских "исправительных" учреждений? Обычно если и представлены какие-то территориальные аспекты, то в качестве "заметок на полях" к основному, как правило, социологическому, экономическому или политологическому исследованию.

Но здесь ждал приятный сюрприз! Оказывается, Ксения Аверкиева из Института географии РАН на "Демоскопе" в 2015 году выдала серьезное исследование, которое подробно рассматривало деятельность подобных учреждений, вплоть до экономической специализации и районирования по данному признаку. Конечно, прошло уже 8 лет, но, предполагаю, что в подобной системе многие процессы инерционны и актуальны до сих пор.

Если как-то окинуть взглядом, то тюрьмы (здесь - в широком смысле, включая колонии и СИЗО) ложатся в логику миграционных процессов - закрываются учреждения в "медвежьих углах" России, на Севере, Урале, Дальнем Востоке, Сибири. В этой статье можно посмотреть, что за последние 5 лет с тематической карты исчезли 40 точек, а еще 5 - превратились в исправительные центры (в чем различие - без понятия).

Сейчас принялся за другую, более крупную книгу.
Да и подкаст заждался уже своего текста.

Залетайте на канал, там подобными размышлениями делюсь чаще.