523

Труп в соседней комнате. Фельдшер — о тех, кто разводит медиков на миллионы.

В силу некоторых обстоятельств, писать о которых я не вправе, реальная история имеет финал, отличный от того, который описан в рассказе. И слава богу. Но всё могло быть иначе. Например, так.



"Мужчина, 55 лет. Боли в животе".



— Паспорт, полис, будьте добры.



— Извините. На работе оставил случайно. А без документов помощь не оказываете? — то ли пошутил, то ли всерьёз произнёс мужчина.



— Оказываем. Просто кто-то придумал всё это записывать, я и спрашиваю. Мы люди подневольные. — Фельдшер измерил больному давление.



Давление было нормальным.



— Давно болит? — Фельдшер пальпировал живот больного.



— С полчаса уже. Даже не болит — жжёт. Вот здесь, — мужчина указал на эпигастрий. — Наверное, от вина. Давно, знаете ли, не пил вино.



На столе стояли бутылка красного, два фужера и тот миниатюрный набор изысканных закусок, присущий небольшому семейному торжеству.



— Юбилей у него, — вступила в разговор жена больного. — 55 лет. Решили вот так, по-домашнему, никого не приглашая.



— Поздравляю. — Фельдшер внимательно изучал кардиограмму. Кардиограмма тоже была нормальная, да и сам мужчина не выглядел тяжелобольным. — Ну что я могу сказать. Кардиограмма хорошая, живот мягкий, давление в норме. Каких-либо угрожающих симптомов я не вижу. Тем не менее живот — дело тёмное. Раз так болит, что скорую вызвали, предлагаю доехать до больницы. Там вас посмотрит хирург. Раньше было похожее состояние?



— Бывало. В больницу я не поеду. Отлежусь. Плохая примета — встречать день рождения в больнице. И не уговаривайте, — видя, что фельдшер хочет возразить, мужчина перебил его. — Я вменяемый человек и сам знаю, что делаю. Пройдёт.



— В таком случае распишитесь. Вот здесь. Это информированный отказ от госпитализации, а я пока объясню, чем может грозить ваше нежелание госпитализироваться.



— Да знаю, знаю… — мужчина быстро расписался в указанных фельдшером квадратиках карты вызова. — Не переживайте. Всё будет хорошо.



— Да… И через пару часов к вам приедет неотложка. На всякий пожарный случай. Так положено.



— Будем ждать.



Жена больного проводила фельдшера до двери.



Повторный вызов скорой на данный адрес поступил спустя семь минут после отъезда предыдущей бригады. Повод к вызову — "не дышит". Приехавшая БИТ констатировала смерть мужчины.



Нанятый за солидный гонорар адвокат легко доказал суду, что приехавший на вызов фельдшер ненадлежащим образом осмотрел больного, неправильно собрал анамнез, халатно отнёсся к своим должностным обязанностям и тем самым причинил смерть больному. Кроме того, на карте вызова подделаны подписи больного, а значит, всё, что написано в карте, было сфабриковано уже после.



У фельдшера денег на такого адвоката, естественно, не было. Руководство, затребовав с сотрудника неисчислимое количество объяснительных, умыло руки, предоставив фельдшеру самому решать свои проблемы.



Безутешная вдова рыдала всё время, пока шло заседание суда.



С учётом того что бригада работала в неполном составе, суд назначил виновному условный срок, обязав выплатить вдове пострадавшего два миллиона рублей и оплатить расходы на адвоката и похороны. Кроме того, суд на три года запретил ему работать по специальности.



Чтобы заплатить по суду, фельдшер продал квартиру и переехал с семьёй в тесную однушку, купленную после продажи маминого земельного участка и автомобиля.



***



— Слушай. — Мужчина лет пятидесяти пяти пересчитал деньги и спрятал их в потрёпанный кейс. — А мне понравилось быть твоим мужем. Пока меня скорая осматривала, у тебя столько сострадания в глазах было. Может, и правда замуж тебя взять? Не век же ходить в любовниках жены своего лучшего друга?



— Остынь. — Красивая вдова брезгливо поморщилась. — Долю свои получил? Исчезни. Желательно подальше. На родину свою поезжай. Надеюсь, больше не увидимся.



— Великая актриса в тебе пропадает! — Мужчина неторопливо надел куртку. — Любую суку сможешь сыграть. Муж прямо за праздничным столом дуба дал, а у тебя тут же план созрел, как всё обтяпать. Небось, пока тело в соседнюю комнату перетаскивали, ты уже всё просчитала: и сколько времени скорая едет, и сколько с медиков денег запросить?



— А чего теряться-то? — женщина криво усмехнулась. — Жизнь нынче такая. Ему всё равно уже не помочь было, а так хоть денег заработали.  Автор - Дмитрий Беляков.

Дубликаты не найдены

+17
А мне интересен правдивый финал...
+42
Есть масса признаков, которые указывают на примерное время наступления смерти. Начиная от трупных пятен и температурой тела, заканчивая микроорганизмами.
раскрыть ветку 11
+7

С точностью до минуты? Или с точностью в полчаса/час?

Или после похорон фельдшер сможет доказать что-то, по-вашему?

раскрыть ветку 10
+8

Довольно странно пропустить в суде, что осматривался совсем другой гражданин.

раскрыть ветку 1
+2

Во-первых, определить примерное время смерти, в точности до часа,как вы выразились вполне сможет патологоанатом. В карточке как-то фельдшер отмечает время смерти,я думаю. В любом случае, при следствии будет выявлено, во сколько скорая помощь прибыла на вызов. И уже это время сравнят с примерным временем наступления смерти.Различные экспертизы вполне смогли бы помочь,я думаю. И да, доказать что-то можно.

раскрыть ветку 7
+82
Ложь, пиздежь и провокация.
раскрыть ветку 7
+45

Но ведь

Нанятый за солидный гонорар адвокат легко доказал

Без медицинского образования и послав лесом все экспертные комиссии. Просто чудо, а не адвокат.

раскрыть ветку 2
+26
Иллюстрация к комментарию
раскрыть ветку 1
+1

"дорогой" адвокат))) сейчас свистни за 50к налетят и кандидаты и доктора наук тебя защищать

раскрыть ветку 3
+1

представлять в суде первой инстанции на первом заседании. А потом за каждуюк

касатку да ходовку потребуют денег от 5000за лист

Иллюстрация к комментарию
0
Это в какой деревне адвокаты за 50к работают? В Питере нормальный адвокат за эти бабки со стула не встанет. А который столько стОит, ничего не сделает путного...
-1

жена - юрист. получает 200
2 года динамит Сбер. где, видимо, "спецы за 50".
Компания сэкономила за 3 года 2 лярда людей

+35

пора врачам видеорегистраторы вешать на одежду, как у полицейских. и свою жопу прикроют и в случае халатности-не отмажутся

раскрыть ветку 3
+14
так, полагаю, скоро и будет (+полиция, +пожарные)
раскрыть ветку 1
+10
пора врачам видеорегистраторы вешать на одежду, как у полицейских. и свою жопу прикроют и в случае халатности-не отмажутся

Вы так говорите как будто это плохо. Как по мне-отличная идея.

0
Хорошая, однако, идея)

С таким отношением к другу другу. Люди скоро будут до магазина с камерами бегать (
+64

Фантазии человека, ничего не понимающего в медицине.

раскрыть ветку 2
+6

Объясни

-19
Он то как раз понимает.
Он фельдшер скорой помощи. Но фантазия - это да.
ещё комментарий
+4

Я 20 лет работаю на скорой  и уверяю вас,что такая история имеет право на существование!Бывали в моей практике случаи и похуже!

+17

У меня товарищ поступил в больничку с болью в почках. Ему что-то вкололи и он потерял сознание на несколько суток. После того, как очнулся, оказалось, что шок от введения лекарства. У него была аллергия. И в карте было об этом указано. Карта была потеряна врачами во время отключки и заведена новая. С другими препаратами указанными.

раскрыть ветку 5
+1

А что с почками ?

раскрыть ветку 4
+4
Вырезали
раскрыть ветку 3
+6
Рассказ не плохой, но такое гаденькое ощущение осталось(от истории)
+13
Комментарий удален. Причина: данный аккаунт был удалён
раскрыть ветку 2
+9

А вы читали? Он так и пишет, что такая концовка могла бы быть, а не реальные события...

раскрыть ветку 1
-1
Комментарий удален. Причина: данный аккаунт был удалён
+2
Мы чо, в какой-то Нигерии живём? Автор думает, что кроме хитрожопых пациентов все остальные тупы безмерно? Или, вообще ни черта не понимает в следственных действиях?
+16

Мне автор напомнил тех, кто пишут рассказы о том, в чём не разбираются. Есенин, Соколов, Крапивин, например.

раскрыть ветку 2
+2
В чем это Есенин не разбирается? В том, что "синь сосет глаза"?
раскрыть ветку 1
+2

а крапивин-то чем не угодил? я в детстве запоем его читал. правда книг не купить было, а в библиотеке это особая полка, очередь и книгу давали на 3 дня всего. вместе с киром булычевым

+2
Чет не поняла - приехали к одному человеку, а в морге другой.
У фельдшера-то не возник вопрос - хэй, чуваки, мы ж не этого осматривали ("наш на лыжах был, а этот на коньках" (с)).
раскрыть ветку 2
0

у фельдшера этих вызовов за смену -море,всех и не упомнишь,тем более люди могут быть примерно похожие,+не у всех хорошая память на лица

раскрыть ветку 1
-1
При таком раскладе дел, точно бы вспомнил.
+1
Жутко попахивает литературным творчеством. Особенно конец.
+1
Угу, вот только у нас ровно наоборот. Врачи могут угробить пациента и им за это ничего не будет
раскрыть ветку 2
0

ладно гнать. у меня мама прямо в скорой умерла,так потом и врач и водитель и я отписывались еще часа полтора.

раскрыть ветку 1
-1

ух, ты вот это страшное наказание для врачей! Отписок больше нужно будет делать.

0
Хороший слог, читается легко. Развязка неожиданная, так держать!
+1
Бредятина..
0
Эту историю надо в сериал "след" там тоже во всех сериях столько же смысла. И пароль от пентагона это 6 звездочек и время смерти мы можем определить по полу соседского попугая.(а "на поржать" сериал супер)
0
Я вообще, с учетом начала и конца написанной истории, нихрена не поняла. Это все таки было или выдумка?!?
0

неплохой сценарий

-6

автор, ну ты зажег, конечно

круто

тебе б сценарии писать ;)

раскрыть ветку 6
+22
Для сериалов Первого канала. Там примерно такой же бред
раскрыть ветку 3
+6
Такие сюжеты на канале русский роман бывают.
раскрыть ветку 2
+1
Это копипаста. Несколько дней назад этот бред на ЯПе или на Фишках читал.
раскрыть ветку 1
0
Спасибо, Кэп..
ещё комментарии
-1
"Чтобы заплатить по суду, фельдшер продал квартиру и переехал с семьёй в тесную однушку, купленную после продажи маминого земельного участка и автомобиля."
Или история- лажа, или фельдшер мудак. Склоняюсь к первому, ибо выплачивать будет мед.учереждение. и сажать не будут.
-2
Идея стартапа прям...
-1

Вы уж извините, но такое ощущение,что автор сего повествования - далекий от медицины и и действий криминалистов человек.

-1

Попали, значит, в ад убийца и журналист в один котёл. Через какое-то кол-во лет убийцу переводят в чистилище, а борзописца продолжают варить. Он возмущается: "Почему?! Меня суровее убийцы наказывают?" Ему отвечают: "Убийца умер, и его зло на земле умерло с ним. А твоё, написанное, до сих пор по миру гуляет и тиражируется". Мораль: Грех такие истории придумывать. Люди и так - не ангелы. А всякие придумщики детективных сюжетов, с однорй стороны, провоцируют злых совершать зло по детективным "подсказкам" писателей, с другой, у нормальных людей  повышают негативное отношение к реальному миру своими выдумками.

Похожие посты
6215

Инсульт – не ковид, или «иди отсюда, девочка, не мешай!»

Сразу скажу – к медикам у меня претензий нет. Наоборот, как могу – всегда выражаю им огромную благодарность за их труд, и мои посты здесь – тому подтверждение. Но что-то у меня слегка «пригорело»…

Вчера утром поехала на собеседование по поводу новой работы. Жараааа. Зная, что надо беречься, выбирала маршрут, чтоб попрохладнее – метро да новомодные автобусы с кондеями. После собеседования зашла в местный ТЦ, умылась холодной водой в туалете, побродила по пустым пока еще этажам, собралась ехать домой.

И тут бахнуло-потянуло и знакомо затрепыхалось в груди. Пульс хорошо за 200, я уже угадываю частоту... «Рубить» начинает почти сразу. По спине холодный пот, цепляюсь за ближайшую стену, по ней же аккуратно сползаю на пол, чтобы не разбить голову при падении, сажусь на попу. Перед глазами сплошь «мухи», стараюсь не паниковать и дышать-дышать-дышать... Наощупь вытаскиваю из кармашка сумки мою персональную «скорую» - пару таблеток антиаритмика, разжевать, под язык, чтоб быстрее. Во рту сушь, даже не чувствую горечи таблеток. Ко мне кто-то подходит, спрашивает – «плохо? вызвать скорую?». Вылепляю губами – «нет..спасибо..сейчас пройдет», но, видимо, получается неубедительно, т.к. скорую громко требуют вызвать уже несколько голосов. Понимая, что сегодня я «вляпалась», тщательно проговариваю ближайшей фигуре – «скажите скорой, что аритмия, впв, был инсульт». И дальше мне уже все безразлично, я просто борюсь за каждый вдох как за величайшую в мире драгоценность…

Через какое-то время, когда начали действовать таблетки, пришла в себя – лежу, на полу, на боку, меня придерживает женщина. Пытаюсь повернуться, чтобы поблагодарить за помощь, и тут – бах – в правом глазу кто-то выключает свет. Словно разом мне налепили черную пиратскую повязку. Тянусь потереть глаз ииии.. новое открытие - левая рука мне больше не принадлежит. Боже, нет…неужели опять?!..барахтаюсь на полу, как перевернутый жук, судорожно проверяя, что у меня еще отказало. Нет, только левая рука и правый глаз…как же так.. тогда, при инсульте, я совсем не чувствовала всю левую половину – руку и ногу, и грудные мышцы слева..

«Миха, скорая подъехала, ведем, держитесь» - рация охранника. Видимо, неравнодушные люди из ТЦ навели шороху по 003 и 112 – приехали БИТы, т.е. реанимационная бригада. Трое, мужчины. Всё очень быстро, цепко, без сантиментов и лишних разговоров – пульс, пульсоксиметр на палец, давление. Мягкие носилки, темная прохлада грузового лифта, горячий и слепящий морок улицы. Чувствую, что пуль чуть редеет – таблетки работают, но паника страшнейшая внутри – что со мной?! Почему отказали рука и глаз?!.. Меня закатывают в салон «скорой», нацепляют электроды, ЭКГ, параллельно читают выписку из истории болезни (всегда ношу с собой в паспорте, рядом с полисами), заряжают в капельницу кордарон – мой спаситель... «Поработай кулачком» - «а нет», говорю, «руку не чувствую». Легкий напряг у всех. «Что еще не чувствуешь?» - «Глаз не видит». Старший в рацию запрашивает: «ОНМК, 40 лет, тяжелая, куда едем?...» ОНМК..он же инсульт..боже..в голове сразу всплывает весь этот кошмар, что накрыл меня год назад..но тогда я не знала и не понимала всех рисков, а теперь, пройдя «по краю», знаю слишком хорошо.

Место на госпитализацию дают в далекой от моего дома больнице, я там еще не лежала ни разу. Видимо, из-за коронавируса часть стационаров в городе закрыта, часть перепрофилирована, и скорая возит только туда, куда разрешат по каждому конкретному случаю.

Едем быстро, со всей «цветомузыкой», меня чутко бдят, датчики не снимают. Пульс под капельницей урежается – слышу по писку пульсоксиметра. Я совершенно раздавлена ситуацией, тихонько мучаю онемевшую руку, пытаясь согнуть хотя бы пальцы и – о чудо! – к концу поездки начинаю чувствовать три пальца из пяти, немного поднимаю ладонь от каталки. Пелена на глазу тоже немного светлеет.

Приехали. Везут в приемник. И тут началось. Дверь на замке. Старший нашей бригады звонит и стучит, ему в ответ тишина, потом - «ждите!». Старший срывается: «Какое ждите, б..! У меня тут аритмический шок, ОНМК!» Что-то отвечают с той стороны. «Я поехал тогда в другую больницу, разворачивайте каталку, ребята!» Открыли. «И чё вы все нервные какие…всё возют и орут…» Завезли в палату, перекладывать некуда. Ждем врача. Ждем…ждем…ждем… Старший, матюкнувшись, убежал – видимо, на поиски. Я продолжаю мучать руку и промаргивать глаз. Все лучше и лучше, - отпускает! Делюсь открытием с фельдшером, который остался возле меня. Парень улыбается под маской. Значит, не инсульт?! «Погоди», говорит, «надо сделать КТ. Но очень похоже на транзиторную ишемическую атаку». Что это за зверь такой, я не знаю, но надежда, которая разрастается внутри, греет и убаюкивает меня.

«Ну, покааазывайте ваш «инсууульт». Старший пришел с врачом приемного. Тот скептически морщится и ухмыляется. Мне – «чё у тебя случилось?» Пока собиралась с мыслями, за меня рассказывает фельдшер из бригады. «Ой, да вы чё? Такая молодая. Сразу видно – просто истеричка». Старший молча наливается гневом и утаскивает врача в коридор – побеседовать приватно. Мы снова ждем…ждем… Вокруг стонут и кряхтят занемогшие всех сортов, персонал в защитных костюмах – бегают, как ужаленные. Антисептики, барьерные шторы из пупырчатого материала. Атмосферка…

Меня наконец-то везут на КТ. Тихонько молюсь про себя, чтобы там – ни-че-го лишнего... Лишнего не найдено. Стоп. Вот год назад – у меня тоже сначала ничего не увидели на КТ. Тем не менее – реанимация, тромболизис, реабилитация. Что сейчас?

Меня соизволяют оставить в этой больнице и бригаду, наконец, отпускают. Сколько они тут потратили времени впустую вместо того, чтобы помогать другим заболевшим – возможно, умирающим сейчас – людям?...

«Моя» бригада уезжает, и про меня моментально все забывают. Капельница не капает – видимо, где-то перегнулся катетер, но это никого не волнует. Медсестер нет, никто не заходит очень долго, хотя рядом тяжело дышит на каталке тщедушный дед, и постанывает бледнющая женщина средних лет, лежащая с закрытыми глазами. Никто не приходит взять кровь на анализы (обычно в приемнике это делают всегда). Никто не интересуется моим самочувствием, ритмом, давлением. Хорошо, что меня уже почти отпустило к этому моменту, а если бы нет? Не факт, что я смогла бы крикнуть, и меня бы услышали.

Прошло еще с час времени. По-прежнему – никого и ничего. Меня не осматривает невролог – хотя с моими вводными это должен быть просто «золотой стандарт» обследования. Рука и глаз уже почти в норме, ритм хороший, и я принимаю решение бежать из этого чУдного места. Аккуратно сажусь на каталке, привыкаю к вертикали. Зашла медсестра – по своим делам, моет руки. «Вы чего?» Говорю «Снимите, пожалуйста, катетер, все равно не капает, и чувствую я себя уже нормально». Ничего не сказала – ушла. Еще полчаса. Привезли нового пациента, и, наконец, появляется врач и, заодно, подходит ко мне. «Ну что, получше?» «Получше», говорю, «спасибо скорой. Я пойду, пожалуй, а то у вас работы много». Уловив мою интонацию, ухмыляется «ну, хотите – положу в реанимацию. Там 35 человек, есть ковидные. Хотите?» Говорю «вроде бы реанимация – не то место, куда человека кладут по собственному желанию или просьбе. Это не санаторий. Есть показания – лечите, кладите. Или отпускайте, поеду домой». «Езжайте..сейчас отдам документы». Еще полчаса в коридоре, мне дают на руки чужую ЭКГ и мою КТ. И – все. Ни контроля ритма и давления, ни осмотра профильных специалистов, ни диагноза, ни рекомендаций. Даже подписи моей нигде не понадобилось поставить. Муж забрал меня и увез домой отлеживаться, т.к. после лекарств и на фоне жары была сильная слабость.

…Вот что это было, а? Нет, до момента приезда в стационар все было очень четко и логично. Скорая приехала быстро, диспетчер верно оценил ситуацию и направил нужную бригаду. Быстро начали лечение и быстро же довезли. А дальше..я с таким же эффектом могла полежать эти 3 часа на скамейке возле приемника. Или все врачи и больницы сейчас настолько замордованы ковидом, что стандарты лечения прочих болячек задвинуты в пыльный угол – до лучших времен? Но люди-то не перестали болеть. И даже наоборот – наверняка многие стараются перетерпеть нехорошие симптомы дома, лишь бы не подцепить вирус в больнице, и «тяжелеют», и умирают без своевременного лечения. Зато от ковида у нас умирают всё меньше и меньше – эта статистика у нас каждый день, как прогноз погоды…

Оклемавшись, я погуглила про транзиторную ишемическую атаку, о которой заикнулся фельдшер. Очень похоже на то, что я испытала. Да, это не полноценный инсульт, но очень близко к нему. И «вести» ее должны практически так же – по стандарту «инфаркт мозга». И риск инсульта после нее весьма велик. Так что меня должны были положить, и капать, и наблюдать. Почему в приемном этого не сделали, почему не предупредили о рисках, не удержали на выходе - я не знаю. И что мне делать теперь – скрестить пальцы? надеяться, что пролетевший в голове тромб рассосется сами собой? обследоваться самостоятельно? Всё работает только на скорую и неотложную помощь. И даже если будешь помирать – не факт, что это вовремя заметят…

Друзья, не болейте никогда, а сейчас – особенно. Здоровья всем.

Показать полностью
308

О работе скорой,глазами сотрудников. Почему оттуда уходят?

Моя семья все врачи, так получилось что и муж мой тоже врач, мои друзья многие работали на скорой и друзья мужа тоже. Хорошо работали, фанатично. Ушли все, кто в частные клиники, кто совсем из медицины.

1) условия труда, старые машины, минимум препаратов с которыми сложно оказать помощь

2) зарплата, тут и так все понятно. Мужчины, как кормильцы семьи, первыми уходят, например менеджерами, в спортивную медицину, частные клиники. А в итоге что? Женщины физически не могут таскать пациентов...теряем время. Мой отец умер от инфаркта, несли до скорой соседи, две молодых девушки просто не справятся. Счастье, что соседи были дома. Искали бы пока и не довезли бы и до больницы...

3) полная незащищённость законом. Нападениями наркоманами, алкашами и прочими дегенератами.

На фоне короны некоторые ушли, не захотели рисков для семьи.

Поэтому скорые ездят не так быстро, как хотелось бы...увы. Не врачи и сотрудники скорой в этом виноваты.

А теперь суммируем и получаем не самую хорошую картину....

Мой брат хочет пойти врачем, продлить семейное дело, отговаривает вся родня, меня кстати тоже отговорили. Посчитали стоимость обучения около 300.000 год, а по специальности 450.000 это акушерство плюс курсы повышение за свои деньги. Вспомнили зп врача и посчитали сколько лет надо работать, чтоб отбить сумму за обучение:)) Все родственники хорошие врачи с хорошими зп,у дяди своя клиника, но шли они к этому очень и очень долго.
Сейчас многие жалуются на медицину, да ребят, все сложно, ситуацию нужно менять, строже отчислять, делать студентам больше практики и выкинуть всякий бред типа философии из программы,грантов надо больше.Повышать престиж профессии и защищать врачей законом.

144

Мы ничего не боимся. Будни скорой

Не моё, взято тут: https://m.vk.com/wall-147947594_106105?from=feed_search/0/#история_от_коллеги


Помнишь моего соседа, Жень? А я и забыла про тот случай, его не было в нашей с тобой тетрадке. Но есть НАШИ читатели, Жень!Наши с тобой.Они и напомнили. Я вернусь, Жень,на одну страничку, на один момент туда, где есть наша бригада, где всё по-прежнему.
Где у меня есть ВСЁ...

- Тааааааак.....- тянет Иваныч во врачебной, застав Бубль Гума за увлекательным занятием по шлифованию когтей об его выездную куртку, - А в космос ты давно не летал, подонок?..Ооооп-ппаа!!!!
Услыхав знакомое " Ооооп-ппаа!" , обычно относящееся к каким-нибудь террактам в отношении кота, я срываюсь с места и голося " Жеееееень!!!!!" влетаю во врачебную....
Поздно. Бубль Гум таращит глаза с самой верхней полки с медицинской литературой, а Иваныч встряхивает куртку. Потом, обернувшись на меня, коротко поясняет состав кошачьего преступления...

- День Космонавтики, Ленк! Пусть полетает, а мы поедим пока...- и тащит меня на кухню. Я напоминаю ему, что сегодня на выезде работает любимая женщина свежеулетевшего космонавта, то есть Сергевна, и лучше не драконить её, а то неосвоенных планет ещё много, и мы сами можем улететь на ту, где нет котов...
Вместо ответа, Женька достаёт из сумки мешок мятных пряников и ...я забываю про всё начисто и устраиваюсь рядышком с шефом за столом на кухне.

Мы не любили апрель, ни я, ни Иваныч. Хандра весенняя была присуща нам обоим. Женька не пытался разобраться в своей нелюбви к весне, а я объясняла это переменами в работе. Алко-население моего города , с наступлением тепла, выползало во дворы бухать и валялось потом под кустами в самом непотребном виде, но бдительные граждане, обнаружив такую личность, незамедлительно вызывали 03. Описывая страдальца в карте вызова, Женька в уголке, на обратной стороне карты, мог запросто нарисовать малюсенького чёртика, чем вызывал справедливую ярость Сергевны, но чертей рисовать не прекращал, хоть убей, считая, что для здоровья заведующей полезны выбросы адреналина и беготня по подстанции с картами.
- Где они, Ирин?!!!! На выезде?Ах, на кууууууухне, бл@дь?!!! Жрут? Ща я им пожру!!- знакомый до боли в печёнках голос нарушает нашу прянично-кофейную атмосферу...Я пихаю локтем Иваныча, но тот заходится в беззвучном смехе...
Из врачебной слышен мат и грохот стульев, перемежаемый гневными воплями Бубль Гума. Женька подмигивает мне и уходит навстречу неприятностям, опасаясь, что Сергевна, снимая кота с полки, упадёт и ушибёт своё больное колено. Полосатый космонавт быстро возвращён на землю, обласкан и принесён к чеплашке с отварным минтайчиком, а мы выслушиваем всё о своих умственных способностях в самых крепких выражениях.
- Подумаешь, в космос слетал, сегодня можно, чай 12 апреля! - восклицает Иваныч, ловко увернувшись от Сергевниной оплеухи,- С ним и не такое бывало...
- Чего ещё бывало?!- вскидывается Сергевна,- Пока вас нет, с ним ничего не бывает!
- Двадцать третья, срочно, падение с пятого этажа!- возвещает Иринкин голос.
- Так вам и надо!- не сдержавшись, ляпает Сергевна и осекается, поняв что не то сказанула, - Смотрите мне там, не лезьте куда не следует! Лена!! Смотри за ним!
Я перепрыгиваю через кота с его минтаем и бегу за шефом, припоминая на ходу все наши действия в случае , если человек жив. Выхватываю у Женьки карту...О, Господи! Это же мой дом! Мой подъезд! Я знаю всех! Кто же из соседей упал? Как?..
- Окна вроде рано мыть, прохладно ещё, да, Ленк?- Иваныч понимает моё состояние, всегда говоря, что "свои" от слова "святое", - Ладно, может, живой...
***
Он живой. Он ищет края у жизни уже не первый раз, мой сосед Серёга, не злой и не грубый, но сильно пьющий парень. Лежит он на краю козырька подъезда, без сознания, выбросившись из подъездного окна пятого этажа... Кровь из большой раны на голове , которую мне видно даже отсюда, снизу, стекает по бетону и капает прямо на асфальт. Два его пьяных дружка, едва ворочая языками, сообщают нам подробности проишедшего.
Надо тут вам пояснить, уважаемые, что на таких козырьках валялось в те годы много мусора, в частности, разбитых бутылок и всяких железяк, на которые и грохнулся мой сосед. Как они туда попадали? Очень просто. Любители спиртного, посидев на лавочке у подъезда и побухав, считали своим долгом зашвырнуть пустые бутылки на козырёк, испытывая определённое удовлетворение от процесса и звона разбитых стёкол окна подъезда на втором этаже. В те годы ЖЭУ не спешило стеклить регулярно разбиваемые окна и соседи попросту закрыли их фанерой, заодно приколотив и рамы, дабы они вовсе не открывались. Доступ к козырьку был закрыт, то есть можно, конечно, было отодрать гвозди, открыть рамы и вылезти на козырёк, но чем это делать? А во-вторых ( Ох, это "во-вторых"!!!), с повлением в моём городе службы МЧС ,нам категорически запрещалось самим куда-то лазить и вытаскивать пострадавших. Только МЧС и точка. Сергевна делала ударение на каждом слове и в подтверждение грохала кулаком по столу, когда вдалбливала это нам на собраниях.
- Толь-ко МЧС!!! - орала она,- Слышите? Эм-че-эс, бл@ть!!! Ни-ку-да не лезть! На автоавариях стоять возле машин, быть готовыми принять пострадавшего, но ни-ку-да не лазить!! Ясно??!!!
При этом она попеременно концентрировала взгляд на двух-трёх наших врачах, включая Иваныча, и грозно сводила брови. Все смиренно кивали, но не слушались, помогали извлекать покалеченных людей, потому что никто не считал возможным для себя просто смотреть и ждать.

Мы простояли примерно пару минут, размышляя как быть. Носилки есть, но нет ремней или верёвок, чтобы привязать Серегу, пока будем снимать. Нет помощников, полупьяные ребята не в счёт, им не доверишь, ещё уронят или чего доброго, упадут сами с козырька...Снимать человека, упавшего с такой высоты без носилок и щита, просто взяв под мышки и передав с рук на руки или на волокушах никак нельзя, вполне может быть сломан позвоночник, и тогда сделаем еще хуже...

Серёга шевельнулся и застонал. Мне помнился он маленьким, учился в моей школе, симпатичный такой пацан был, вечно с котятами таскался, кормил и пристраивал их. Потом, после армии,схоронив безвременно умершую от рака мать, стал спиваться на глазах, резал вены, пропивал всё, что мог. Бабушка Серёги, едва оправившись от потери дочери,не просыхала от слёз, умоляла остепениться внука, пыталась кодировать, но всех усилий хватало ненадолго. Выйдя из очередного запоя, Серёга некоторое время не пил и даже работал, где придётся, но всё быстро начиналось по новой.
И сейчас, глядя на рыдающую пожилую женщину, умоляющую нас сделать хоть что-нибудь, Иваныч спросил по рации диспетчера, на каком этапе наше вожделенное МЧС, мы не можем ждать, больной тяжёлый, а доступ к нему, равно как и эвакуация, весьма затруднены. Диспетчер ответила, что должны через полчаса быть, где-то очень заняты. Полчаса??!!. Услыхав это, бабушка Серёги тяжело осела на лавку у подъезда и заголосила, как на похоронах...
И он не выдержал, Женька.
У меня были хорошие соседи, правда, многие тогда были на работе, но и тех, кто услыхал вопли Серёгиной бабушки, было достаточно
В считанные минуты, выслушав Иваныча, поняв наши трудности с МЧС, всё было организовано. Принесли инструменты,отодрали рамы, вылезли на козырёк , отгребая ворох осколков, переложили Серёгу на носилки и сумели снять с козырька, благодаря моим соседям, аккуратно и быстро. Уже в машине шинировали переломанные ноги, бинтовали голову , раны на шее и руке и оказывали остальную помощь.
Уже тронувшись, встретились с машиной МЧС, коротко объяснили, что справились сами. Их водитель покачал головой и сказал, что мы не боимся, наверное, своего начальства.
###
Ввалили нам тогда по полной. Откуда узнала Сергевна про эту вылазку на козырек - мы сначала не поняли, а она не сказала. Орала, что мы выпили ей всю кровь и что нам, бессовестным, похрену и приказы, и она сама, что если бы уронили бы человека, то ей было бы обидно сидеть в тюрьме из-за двух дебилов, меня и Иваныча.
###
С суток тех я еле приплелась, башка болела сильно.
- Леночка, какой врач у тебя, ну какой мужик! Ведь не каждый вот так лазить будет...Вчера позвонила вашим, всё рассказала, просила благодарность ему объявить...И тебе тоже!
Я тихо охеревая, оборачиваюсь от своей двери...Чтооо??
С пятого этажа спускается Андреевна, бабушка Серёги. Значит, вот кто нас сдал с потрохами! Ну что ей скажешь? Разве ж она в курсе наших приказов?
- Ладно,- говорю устало, - Пусть выздоравливает, баб Оль, нормально всё, не плачь.

*****
-Оооооппппп-па! - доносится из врачебной.
Я распахиваю дверь...
Бубль Гум исполняет трюк " Кот в воздухе"...
Из кабинета Сергевны слышен грохот отодвигаемого стула и "Опять эти бесятся, ети иху мать!!".
Иваныч уворачивается от полотенца Сергевны и подбрасывает кота ещё раз...
Мы ничего не боимся. Так сказало МЧС.

Показать полностью
144

Любимое медицинское

Из направительных от СМП:

(так звучали причины вызова скорой, записанные диспетчерами, с сохранением орфографии, а в скобках - комментарии доктора со скорой)


«Первые роды отошли воды» (и полезли уроды на лоно природы...)

«Упал лежит кричит плохо» (просто жуть какая-то)

«Плохо на учете в ПНД» (да, нерадостно) (психоневрологический диспансер, психушка)

«Все плохо» (коротко и по существу)

«Заболела» (еще короче и еще информативнее)

«Плохо избили» (в смысле, приехать и добить, чтоб не мучался)

«Сраное поведение» (вызов для «психов», но те возмутились, что диареи не по их профилю)

«Темперрррратура» (видимо, такая, что аж диспетчера затрясло)

«Вниз налево железная дверь – АД» (так вот где он находится!)

«Тащится наркоман» (да зачем же ему мешать?!)

«В рот дом» (отнюдь не предложение орального секса, а банальная перевозка)

"Перелом наружной лодыжки через коитус на чердаке" (коитус - половой акт)

"Скотски пьяная тварь" (возмущения не вызвало, потому что так оно и было)

131

И снова о медицине. СССР не равно Россия

Раз пошла такая пьянка, то снова о медицине.

Итак, это уже не байка, где-то, когда-то от кого-то слышанная, это уже то, что произошло в нашей семейной жизни. Есть в нашей семье медик – жена моего родного брата. Она врач высшей категории, специализируется по младенчикам (неанатолог или нечто подобное).Образование, конечно же, в виду возраста, получала уже Российское (ей порядка 35 лет). Как-то, после нового года, приключается у моей мамы беда. Боли в спине, в районе лопатки, так же боль тюкающее переходит в плечо. Боль не сильная, но назойливая, так же головокружение, слабость.

Моя мама набирает невестку, излагает суть проблемы. Невестка говорит:

- Фигня, само пройдет.

Мама успокаивается, ну и забывает мал-мал про это дело. Через денек мы заезжаем к ним в гости, вижу, что мама как вареная – без энергии, да еще и морщится, когда рукой двигает. Спрашиваю:

- В чем дело?

Излагает все то же самое, что и невестке. Я набираю своего старого друга, Данилу-мастера, который в стародавние годы, в конце восьмидесятых, работал медбратом и получил  тогда же образование то ли фельдшера, то ли еще какое – короче техникум медицинский он заканчивал. Излагаю проблему. Данила-мастер на дыбы, верещит в трубку:

- Скорую, срочно скорую! Она у вас в предынфарктном состоянии!

Уговариваю маму вызвать скорую, вызываем, прилетают ангелы в белых халатах, обследуют, везут в кардиологоию. Итог – если бы еще затянули на денек другой – не было бы у меня мамы (даже подумать страшно).

Вопрос: то ли Данила-мастер, что называется, «с легкой рукой», или с чуйкой какой волшебной, или же образование времен СССР и современное – это две разные вещи? Так же, на практике, было замечено, что вероятность «попадания» с диагнозом, у Данилы-мастера всегда много выше, чем у невестки, даже по вопросам тех же младенцев (жена лежала в больнице с младшим, тогда месячным младенчиком, и подтвердился именно тот диагноз, который предполагал Данька).

Спасибо за прочтение.

1655

"Здесь что, убили кого-то?"

Дело было несколько лет назад, в феврале. Я проснулся в субботу и не мог понять — день за окном или ночь. Мрачные облака, метель, сугробы. Настоящая тоска.


Надо было сходить в магазин.


Пробивая пельмени на кассе, я увидел яркую вывеску «Горячие туры! Все страны мира!». И так эта вывеска контрастировала с общей серостью, что вот я уже сижу в офисе напротив симпатичной девушки, которая предлагает мне чай и дешевый билет в любую точку планеты.


«А можно сделать так, чтобы море и солнце, а не вот это всё?» — кивнул я в окно, где какой-то мужик пытался откопать машину из снега.


«Без проблем, — ответила девушка, набирая что-то на клавиатуре. — Вьетнам, например. Стоит копейки, но вылетать надо через пять часов. Берёте?»


Ну в общем, да: взял.


Через час я уже бегал по квартире, пытаясь найти в шкафу летние вещи и упаковать их в чемодан. Помню, что, проскакав через коридор, обо что-то споткнулся, но даже не посмотрел под ноги. Скажу сразу: это было ошибкой.


Следующие пару недель я наслаждался морем и солнцем. Прекрасно провел время, сам себе завидовал.


Но путевка закончилась, я вернулся в Москву ночным рейсом, добрался домой и открыл дверь. В нос ударил такой чудовищный запах, что меня слегка пошатнуло. Впечатление было, что в квартире кого-то убили и оставили труп в ванной. Я аккуратно прокрался в квартиру. Включил свет и принюхивался, пытаясь определить источник смрада.


Всё ясно: холодильник.


Собираясь впопыхах перед вылетом, я задел ногой провод и обесточил рефрижератор к чертовой матери. Две недели внутри гнили замороженные овощи, курица, пельмени и другие продукты, которые теперь даже идентифицировать было нельзя. Содержимое холодильника превратилось в разлагающуюся кучу отходов, стенки покрылись слоем гнили. Да еще и жуткая тошнотворная вонь.


Проветрить квартиру было невозможно: на улице минус пятнадцать градусов, надолго окно не откроешь. Я смотрел на всё это и вспоминал, как всего лишь несколько часов назад плавал в море. Как же было хорошо.


С другой стороны, что тут страшного? Подумаешь, грязь в холодильнике. «Тряпку никогда в руках не держал?» — пристыдил я себя и решительно закатал рукава.


Начало уборки вселяло оптимизм. Вытащил из холодильника сгнившую дрянь, сложил в пакеты, отнес к мусорным контейнерам. Протёр полки и начал старательно оттирать плесень со стенок.

Ну а потом… Я сначала и сам не понял, что случилось. Полка вдруг с треском рухнула, а руку залило кровью. Оказалось, что стекло довольно легко продавливается, если облокотиться на него ладонью. Вот кто бы знал?


В итоге глубокий порез на двух пальца. Действительно глубокий — кровь не останавливалась.



Побежал в комнату, оставляя красные пятна на полу и обоях. Нашел перекись, которая зашипела на ране белыми пузырями, но не особо помогла. Залетел в ванную, продолжая разбрызгивать кровь, но холодная вода тоже не спасала. Порез продолжал сильно кровоточить.


Я сел на табуретку в коридоре и задумался.


«Черт, это будут самые смешные похороны, — возникла мысль. — Может, даже получу премию Дарвина как первый в мире человек, который зарезал себя холодильником».

Было очень стыдно, но все-таки пришлось звонить в скорую.


«Здравствуйте, — деликатно начал я разговор. — Понимаете, тут такое дело… Я порезал палец».


«Что вы говорите?» — ухмыльнулся диспетчер.


«Понимаю вашу иронию, — вздохнул я. — Но действительно не представляю, что делать. Кровь не останавливается».


«Ой, ну прям даже не знаю, что посоветовать, — упражнялся в остроумии собеседник. — Как насчет подержать руку в холодной воде?»


Мы разговаривали минут пять, пока у диспетчера, наконец, не закончились шутки.


«Ладно, ждите, — сказал он. — Сейчас пришлю к вам кого-нибудь».


Я открыл замок и покорно сел на табуретку перед входной дверью. Из пальцев продолжала капать кровь. Минут через пятнадцать дверь открылась, и на пороге возник врач лет пятидесяти. Он внимательно посмотрел на меня, пошмыгал носом и обвел взглядом квартиру.


Включите сейчас воображение и попробуйте представить картину, открывшуюся перед доктором. Коридор, забрызганный кровью. Запах разложившегося трупа. И в центре на табуретке сидит с глупой улыбкой человек, рука которого по локоть запачкана кровью.


«Ну что, я, похоже, опоздал?» — сделал вывод врач, выдержав театральную паузу.


«Нет, нет, — засуетился я. — Палец у меня вот. Починить надо».

«С пальцем разберемся, — прервал доктор. — Что за запах?»

«Запах из холодильника», — признался я.

«А что в холодильнике?» — уточнил медик.

«Уже ничего», — ответил я.


Врач молча прошел к холодильнику, открыл дверцу и заглянул внутрь, выслушивая мою идиотскую историю про сгнившие продукты и лопнувшее стекло. Рукой указал мне сесть обратно на табуретку.

Перевязывал молча.


Уходя, он обернулся.


«Тебя как зовут?»

«Илья».


«Жениться тебе надо, Илья», — сказал врач и зашел в лифт.


Дверь за ним закрылась.


(фото из открытых источников)

"Здесь что, убили кого-то?" Жизнь, Реальная история из жизни, Юмор, Врачи, Скорая помощь, Кровь, Авторский рассказ, Диалог, Длиннопост
Показать полностью 1
2963

Боевое крещение

Что вы будете делать, когда весь мир рушится? Ну, хорошо, не мир, а просто вокруг катастрофа, авария, несчастный случай?

…Последний курс медучилища. Практика на "Скорой". Строгий врач, весёлый фельдшер, пожилой водитель и я - малолетняя дура, чьи проблемы всегда кто-то решал... День клонится к закату, вызовы были в основном к старушкам, мне было невыносимо скучно. Мы ехали на подстанцию, и я надеялась, что этот день на сегодня закончился. И тут прямо перед нами жёлтый Икарус, сдуру, выезжает на «встречку» и мы влетаем в крутую аварию из восьми машин. Автобус переворачивается, три легковушки всмятку, ещё три конкретно разбиты и в этом водовороте наша скорая. Нас кто-то протаранил, мы в кого-то врезались. Передняя дверь отлетела, дверь салона открылась, лобовое стекло пошло трещинами...

С доктором, я попрощалась сразу. Он вылетел кубарем из кабины, затих, и от его шеи, белоснежный халат быстро превращался в красный. Ноги фельдшера торчали в салоне, а голова и туловище терялись где-то в кабине, шофера я не видела... Стояла мёртвая тишина...

Я, пролетев весь салон, разбила коленки. Коленки!!! Первая мысль: - Ну его на фиг, такую работу, попрактиковалась, блин, ловлю попутку и валю домой, к маме. Всё остальное - без меня!

Тут я поняла, что фельдшер жив, потому, что он разорвал тишину, и я услышала, что в природе преобладают истеричные вопли, стоны, плач и ненормативная лексика.
Фельдшера звали Вадей, и он спросил, жива ли я? Вадя, вернее его ноги, были тем единственным, на кого в данный момент можно было повесить свои проблемы. Я схватилась за эти ноги и трагическим шёпотом поведала о коленках и мёртвом докторе. Но мёртвый доктор в этот момент ожил, поднялся и подошёл к открытой двери салона. Цвета док был зелёного, из брови и почему-то уха потоками шла кровь, заливая уже не белоснежный халат, и при этом он мне подмигивал...

Годы были лихие, девяностые, мы запоем смотрели ужастики, и я понимала, что мой доктор - зомби. Зомби-доктор велел Вадюше уже вылезти куда-нибудь, оживить дядю Йосю - нашего водилу (ну точно зомби) и поискать в машине шины. Потом взял сумку, протянул мне руку (зомби бывают галантными), и предложил спасти мир.

Я как-никак училась в медицинском, ощущала себя прям крутым доктором (хи-хи-хи), поэтому сходу поставила доку диагноз - посттравматический психоз. Сама я выползала на полусогнутых (коленки - это вам не хухры-мухры) и составляла план бегства.

У Вадика была сломана рука и он, нелепо поджимая её, тащил за нами большой ящик с растворами. Водителя он как-то оживил (вурдалаки, блин), у дяди Йоси оказались сломаны рёбра и сотрясение мозга, поэтому он шёл за нами согнувшись, редко дыша и страшно выпучив глаза (видать, мутило его нехило), но шёл, и пёр на себе шины. Это были не просто зомби, это были зомбо-психи. Но через минуту в моём сознании что-то щелкнуло...

В нас, окровавленных, побитых и жалких, народ видел тех, кто сейчас всех спасёт. К нам подбегали испуганные, покалеченные и на вид совершенно целые люди и тянули в разные стороны, чтобы мы посмотрели, оказали помощь, спасли. Наши белые халаты были как маяки надежды в океане ужаса и хаоса.

Я забыла про свои коленки. Мне было не то, чтобы стыдно перед моей бригадой, нет, мне было очень гордо - я была среди них.

И мы спасали. Доктор как ледокол обходил раненых, Ваде просто кивал на кого-то, мне давал указания. И со всех сторон мы слышали: - Доктор, сюда..., и к нам, доктор!

Дядя Йося, поливая перекисью водорода голову какого-то дядьки, чтобы я нашла рану в кровавом месиве и глядя на мои трясущиеся руки тихо сказал: - Ничего, сейчас НАШИ подтянутся.

Руки чудесным образом перестали трястись. Мы ходили среди пострадавших, кого-то кололи, кого-то перевязывали, кому-то ставили капельницы. И тут стали подъезжать НАШИ. Белые машины, белые халаты, короткие кивки нам: вы как? Народ работал с огоньком и шуточками. Я уже не хотела домой, я хотела быть в этой стае белых халатов. Тогда в мою кровь хлынуло столько адреналина, что я поняла почему "Скорая" - это навсегда.

Через десять минут на месте аварии остались только искореженные машины. Наша бригада тоже сидела в какой-то "Скорой", правда, кроме дяди Йоси - его отвезли в областную больницу. А нас потащили в травмпункт - наложить Ваде гипс, а также зашить бровь и ухо доку. Мне прямо в машине замазали коленки йодом, напоили крепким сладким чаем из термоса и накормили бутербродами.

Мы вспоминали, как врезались, ребята - как услышали по рации про аварию и как все ринулись спасать своих. Мы о том, как здорово, что они приехали, а они о том, что волновались за нас... И почему-то все ржали как сумасшедшие. А потом доктор кивнул на меня и сказал: "Добро пожаловать в семью, девочка". И в тот момент не было человека счастливее, чем я. Они меня признали СВОЕЙ.

А вы знаете, что будете делать, когда вокруг катастрофа? Я знаю. Я работала на "Скорой"!

- Ксю Мищенко.

Взято тут: https://m.vk.com/wall-147947594_100863?from=gurmoscow03#comm...

https://proza.ru/avtor/1bozok&s=5011

Показать полностью
1404

Отказали в госпитализации [Умер]

Дано: одинокий человек, скорая помощь, переполненная больница
Место действия: Усть-Джегутинский район. КЧР

19.05 у человека отказали ноги, началась резкая боль и вздулся живот.
Он достучался до соседей и те вызвали ему скорую. Скорая ехала 2дня.
21.05 приехали медработники, вкололи больному обезболивающее и уехали, попричине того, что не нашли никого, кто бы помог спустить больного в машину. Обещали вернуться
22.05 скорая вернулась и с помощью знакомых больного его занесли в машину.
Привезли в больницу, его осмотрел хирург и сказал, что это не по его части. Тут нужен терапевт. А терапевт, говорят, на выходных до 26.05.
Этим же днем парализованного больного отвезли обратно домой. В квартире он живёт один, жена умерла.
26.05 терапевт выходит на работу, 27.05 он приезжает к больному. После осмотра врач дает рецепт:

Отказали в госпитализации [Умер] Скорая помощь, Врачи, Отказ в госпитализации, Без рейтинга, Длиннопост, Негатив, Медицина

А так же рекомендует УЗИ.
Так как у человека отказали ноги, то узист был вызван на дом платно.
29.05
Заключение узиста:

Отказали в госпитализации [Умер] Скорая помощь, Врачи, Отказ в госпитализации, Без рейтинга, Длиннопост, Негатив, Медицина

Итого: выраженная гепатомегалия за счёт правой доли. Диффузно-очаговые изменения паренхимы печени. Увеличение поджелудочной железы. Диффузные изменения паренхимы поджелудочной железы. Большое количество свободной жидкости во всех отделах жкт. Плавающие петли кишечника.

Со слов узиста, состояние тяжелое.
Этим же днем знакомые больного позвонили терапевту, объяснили состояние больного.
Терапевт сказал, что состояние больного не реанимационное и все больницы закрыты.
Вопрос: что делать?

PS: старалась изложить все факты сухо, без предвзятости и эмоциональной оценки.
Может быть тут есть врачи, которые подскажут, что делать в данной ситуации?

Без рейтинга

Показать полностью 1
544

«От своих слов не отказываюсь». Фельдшера судят за видео о нехватке средств защиты от COVID-19

«От своих слов не отказываюсь». Фельдшера судят за видео о нехватке средств защиты от COVID-19 Врачи, Медики, Скорая помощь, Суд, Фельдшер, Воронеж, Коронавирус, Видео, Длиннопост, Негатив

Это продолжение истории воронежского фельдшера Александра Косякина, который публично заявил, что в больнице не хватает средств защиты врачам, работающим с больными коронавирусом. За это Косякин попал под суд, как распространитель «фейков». Рассказываем обо всём по порядку.


Административное дело фельшера Новоусманской райбольницы (Воронежская область) Александра Косякина дошло до суда, но решение по нему так и не приняли. Адвокат медика обнаружил в деле процессуальные нарушения, поэтому его передадут в мировой суд.

Александра Косякина обвиняют в распространении заведомо ложной информации. В середине апреля Александр вместе с коллегой записал и выложил в сеть видео, на котором заявил, что в Новоусманской районной больнице врачам, работающим с коронавирусными пациентам, не хватает средств защиты. За это Косякину грозит штраф до 100 тыс. рублей.

Краткий пересказ этой истории + комментарий Александра Косякина

– Я от своих слов отказываться не буду. Если я сказал, значит, я буду доказывать это. Я полностью не согласен с тем, что меня обвиняют по данной статье. Я не согласен. Именно поэтому будем бороться до конца и доказывать свою правоту, – говорит Александр Косякин.

Изначально административное дело должны были рассматривать в Новой Усмани, но по требованию защиты его сначала передали в Железнодорожный, затем в Коминтерновский, а теперь и в мировой суд. Между тем срок давности таких дел – два месяца.


Напарник Косякина Александр Шулепов, с которым было записано видеообращение, отказался от своих слов, утверждая, что они были сказаны на эмоциях. Кстати, тест на коронавирус у Шулепова оказался положительным, а после признания медик неожиданно выпал из окна. Об этом много писали на Пикабу. Александр Шулепов выжил и идёт на поправку.

Вот то самое видео, где Алексндр Шулепов отказывается от своих слов. Видео опубликовало правительство Воронежской области у себя на канале в Telegram

Показать полностью 1
248

Контакт

Великий карантин накладывает свой отпечаток на всё. На общение с врачами в первую очередь.


Врач:

-У вас за последнее время контакт был?


Я задумываюсь. Какой контакт - мне не совсем понятно.


С одной стороны: врач-гинеколог задаёт вопрос беременной женщине на девятом месяце. С другой стороны: с началом пандемии слово "контакт" приняло совершенно другой смысл. Прошу уточнить. Получаю вполне резонное:


-Контакт был? Ну, с подозрительными...


И знаете. После уточнения легче не стало. На всякие случай промямлила, что вот именно с подозрительными - контакта не было.


А у вас был контакт?

490

Короткие истории 03. Весна опять пришла

За день было всего 6 вызовов а проехали 400 км Из шести один вызов был ребенку с ОРЗ.

Остальные 5 все были связаны с употреблением алкоголя:

1 Повышение АД после приема.

2 Вывих плеча пьяного.

3 Ела рыбу под водку кость застряла в горле

4 Валялась на улице пьяная

5 Панкреатит

***

Пишут, что в нескольких больницах было возгорание из-за аппаратов ИВЛ. Видимо врачи нажимают на красную кнопку с надписью "Не нажимать!!!"

А если серьезно, то кислород этот опасная штука, мне всегда страшно работать с этими баллонами, аппаратами в машине, все боюсь что пиз...нет

***

Как-то летом мы стояли на пожаре в одном дачном поселке, пожарные тушили дачный домик, а мы сидели и ждали пока потушат.

Я пошел прогуляться и нашел рядом водоем, а возле него большой малинник.

И там я объелся малины, она как раз спелая была.

Так малины сейчас захотелось

***

Из цикла постоянные клиенты.

Есть одна алкопара. Как наступает ночь, ОНА вызывает к нему, по приезду ОН посылает нас нахер, ОНА бьёт его по лицу, мы уходим. И так стабильно раз пять за месяц.

Наверное у них такая прелюдия?))

***

Везу алкаша. Он пил две недели и сейчас ночью разбил губу, ударился головой, терял сознание.

И он знаете, что мне сказал?

Он сказал, что сейчас все бухают, 90% населения бухает, потому что делать нечего...

Мне становится страшно

***

Пепелац нашел прямо на вызове.

Всем ку!

Короткие истории 03. Весна опять пришла Скорая помощь, Врачи, Медицина, Длиннопост, Текст

***

Днём было очень хорошо, ездили к адекватным не пьяным людям, которым нужна помощь

А после пересменки началось: -

валяется пьяный мужик возле магазина

- женщина 38 л, головокружение (в итоге болезнь которой нет - ВСД)

- бабушка болит горло 3 дня - вы должны приехать посмотреть

***

Днём на улице полно полицейских. Вечером же, надо было доставить буйного психа в больницу, ждали их полтора часа, они на драке))

что весь состав?))

В итоге псих оказался не буйным, везите меня скорее, говорит, я жрать хочу...

***

В три ночи ездили на: "жидкий стул после мидий".

А у вас как после мидий?

Отсюда: https://vitaliiskoray03.livejournal.com/761720.html

Показать полностью 1
853

Госпитальные будни 3

В продолжение поста Госпитальные будни 2


Прошло несколько дней, уж не вспомню сколько. Приходит хирург.

-Знаешь, -говорит, -что я думаю?

-Нет. –отвечаю. –Откуда же мне знать?

-Я думаю, что ты косишь!

У меня от удивления глаза на лоб полезли.

- Эм… А как? –смотрю на руку, в которой до сих пор стоит, впрочем как и в ноге, дренаж. Мелко нарезанные полосками медицинские перчатки. Вот, эти самые полоски мне каждый день медсестра достает, берёт стальную спицу, наматывает на неё вату, и мы играем в фокусников. Фигачим насквозь сквозь руку. В ране даже видно кость. Потом запихивает эти полоски обратно, и бинтует.

- Нет, ты косишь, что у тебя ступня болит. –он подымает палец вверх. –Потому как болеть она не может. Не из-за чего. И с сегодняшнего дня отменил тебе просидол.

-Так вы же осколок не нашли! –от обиды сводит скулы.

-Нет у тебя там осколка! – разводит руками. –Рентген мы тебе сделали, всё чисто.

- То есть, вы считаете, что я сам себе эту дырку проковырял??? –тыкаю пальцем в колено. –Чем тогда её пробило?

Хирург вновь пожимает плечами: -Возможно землёй, потом кровью вымыло. –Встаёт, собираясь уходить.

-Я конечно не врач… -медленно говорю я. – Но. Вы мне рентген стопы сделали, рентген колена тоже. А голень? Может он там?

-Как не делали? –неподдельно удивляется он.

-Так, -отвечаю я,- Чисто логически, либо в голени, либо в бедре.

Вот катят меня на каталке в рентген кабинет. Перекладывают на стол, и спустя пару минут хирург, держа мокрый снимок, равнодушно говорит:

-Думал, ты косишь… А у тебя тут приличный кусок металла.

Прямо на рентгеновском столе он делает укол новокаина в икру, потом вгоняет туда здоровенную иглу, нащупывает ей осколок. Интересные ощущения, скажу я вам…

Отхожу от наркоза. Перед моим затуманенным взглядом хирург, вытаскивает из пробирки мой осколок, кладет мне в ладонь. Что-то говорит, но я не понимаю. Отрубаюсь.

Просыпаюсь ближе к вечеру, от боли. Парни зовут медсестру. Она приходит, сноровисто делает укол, и уходит. А боль не проходит! Нет ощущения «прихода», боль только сильнее. Опять зовут медсестру.

-Мне больно, просидол не помог. – ещё чуть чуть, и зубы осыпятся, так сильно я их сжимал.

-Извини, хирург отменил тебе просидол. –она разводит руками. – Анальгин с димедролом только.

-Позови его. –прошу я. – Он забыл вновь назначить!

-Во-первых, он давно дома, во-вторых, он не мог забыть!

Ну да, конечно… Последняя попытка.

-Посмотри в моей истории, во сколько он отменил, и во сколько меня на рентген увезли! – мысль о том, что я останусь один на один без наркоты против боли, просто сводила меня с ума.

-Хорошо, посмотрю..

***

Через два часа я стал подвывать. Через три начал периодически терять сознание. Через четыре- наконец привели дежурного врача. Здравствуй, мой любимый просидол! Я так скучал по тебе…

Утром пришёл хирург. Нет, не подумайте, зачем перед солдатом извиняться. Ну забыл он. У него, таких как я, сотня…

- Ну что, боец, с вещами, и на выход! Каталка в коридоре.

-Куда едем? –слабо удивился я. Утренняя доза просидола ещё действовала. –Мне и тут хорошо.

-А поедешь ты на один этаж вниз(или вверх, ну не помню я –прим. Авт.), в травматологию. – он сел рядом со мной. –Короче, осколок наковырял там у тебя под коленом… -он вытащил из нагрудного кармана халата две авторучки и карандаш, сложил сместе, зажав в кулак. –Вот, это нервный ствол. Только таких нервов там не три штуки, а сотни… осколок прошёл вдоль нервного ствола, и снял, так сказать стружку. Процентов десять. Разлохматил их, и нервы вросли в мясо, понимаешь? Потому на любое изменение атмосферного давления тебя крючит.

-Да, понимаю. –я заторможено кивнул. –И что делать будем?

-Тут не я решаю, а травматолог. Но в любом случае, недели через две три, будет ещё операция. Думаю, резекцию сделают. Обещаю, боль сразу отпустит.

-Это ещё что? –загрустил я. –Что за резекция? И просидол не отменят?

-Резекция… Ну, грубо – тебе вырежут кусок повреждённого нервного ствола, потом состыкуют. И оно срастётся.

До армии я работал монтёром (и на полставки кабельщиком) в телефонной сети. Соединял кабеля на пятьдесят пар. Потому сразу ему не поверил. И высказал сомнения в данном способе лечения. Типа, один шанс из тысячи, что они попадут куда нужно, после состыковки, а цветовой маркировки у нервов в ноге нет. Да и на счёт прозвонки нервов мне не верилось.

Хирург поржал, даже ткнул от избытка чувств мне в бочину.

-Не ссы, они сами знают, куда и как прорастать… Тут кабельщик не нужен… И стопа твоя наконец шевелится начнет, и болеть перестанет. Не сразу конечно, но ходить без костылей сможешь, обещаю. Всё, езжай, такси заждалось.

Показать полностью
507

Госпитальные будни 2

В продолжение к моему вчерашнему посту

Ответ на пост «Как я с 12го этажа упала и осталась жива»

Честно говоря, вчера по синьке написал… Ну ладно, раз начал, закончу.



Госпитальные будни 2 (август 1996г)


Когда отошёл от морфия, изучил повреждения. Итак. Мы имеем сквозную дырку на руке. Осколок прошёл между лучевых костей предплечья навылет. Рука болит умеренно, кисть сгибается, а обратно никак. Разгибатели порвало. В смысле, сухожилия, которые позволяют растопырить пятерню.

Идём дальше. Нога. А вот тут проблема. В пяти сантиметрах чуть выше колена «слепое» ранение, это значит, что вход есть, а выхода нет. Но проблема не в этом. Проблема в том, что у меня адски болит ступня. Да, ранение выше колена, а болит голеностоп.

Спустя час действие морфия подошло к концу, и пришла боль. Я не знаю, как описать её. Можно штампами – типа, как будто стопу в кипяток сунули, или в лужу с серной кислотой наступил… Это всё не то… Но любое прикосновение к пальцам и подошве вызывало дичайшую боль. Теплый ветерок с открытого окна, прикасаясь к коже, мгновенно вышибал из глаз слёзы.

Пришло мне время познакомиться с майором медицинской службы, заведующим отделением хирургии. Честно, не помню, как его зовут. Слишком много времени прошло, и очень много стёрлось из памяти.

-Ну боец, как дела, на что жалуемся?

-На лишние дырки в организме! – бодро отвечал я, смаргивая слёзы боли. Утереть я их не мог, руки были заняты ногой. Как? Да вот так – я полотенцем как портянкой обматывал ногу, и лёжа на спине, держал её на весу. – Пальцы не разгибаются, стопа болит. Рука фигня, а вот стопа…

-Перелом костей в стопе видать, обычное дело. –Хирург цапнул меня за стопу и принялся мять. Тогда я первый раз заорал в голос, а сознание стало медленно уплывать.

-Маша! Просидол, полтора куба!

Маша, Маша… Не знаю, сколько лет ей тогда было, но не больше двадцати трёх. Красивая до умопомрачения, халат до середины бедра, под полупрозрачной тканью которого угадывалось только нижнее бельё. Когда она подходила, наклонялась к тебе, любой пацан забывал о своих болячках… Ну да ладно. У нас не вечер эротических фантазий.

- На ренген! –меня переложили на каталку и повезли. Сделали два снимка, стопы и колена. Ни переломов, ни осколка.

- Хм, странно, -озадачился хирург,- посмотрим, что дальше будет.

А дальше было хуже. С каждым днем. Наркотой (просидолом) кололи каждые четыре часа, и только тогда я мог поспать, держа свою ногу в руках. Именно так я и спал. Звучит конечно фантастической неправдой, но тут ни малейшей выдумки для художественной красоты текста.

Но на четыре часа наркотика не хватало, так что в лучшем случае я спал часа два после укола. Как я ждал этого момента! С нетерпением! Я нервно вслушивался в бытовой шум большого госпиталя, пытаясь вычленить звуки скрипящего колеса столика, на котором везли мои «два часа без боли». Если медсестра опаздывала, задержавшись хотя бы на пять минут, у меня начиналась паника. Я просил парней сбегать, посмотреть, где она. И вот, она здесь. Я с жадностью и нетерпением смотрю, как женские руки сноровисто вскрывают ампулу, тупая игла стеклянного шприца всасывает в себя драгоценную жедкость.

- Ты не всё забрала! –я показываю на ампулу, в которой на дне что-то осталось. –Добери!

-Ой, да чего там осталось? –отмахивается она. Она – уже не женщина, не объект сексуального желания. Она злобная и жадная ****… - Поворачивайся!

Я, скрипя зубами от злости и боли, провожаю падающую в карман халата ампулу, и корячусь, переворачиваясь на живот так, что бы не дай бог, не задеть обмотанную бордовым, толстым махровым полотенцем ногу (не помню, откуда оно у меня взялось).

Ложусь на живот, с согнутой в колене ногой, сдвигаю коричневые больничные штаны, и прислушиваюсь.

- Тебе иголку потоньше подобрать? – интересуется она звякая чем-то.

- Коли уже! – в нетерпении начинаю грызть подушку зубами. –Скорее!

Игла с трудом входит в задницу, сестра вбивает драгоценную жидкость. И тут я чувствую, как по коже течёт что-то! Это наркота, проникла сквозь изношенный поршень древнего стеклянного шприца, и вылилась сверху, а не внутрь!

- Ты чего творишь, а? – рычу я. – Всё, ВСЁ вылилось!

- Да тут капелька… -отшатывается она.

-Какая капля? –от обиды слёзы сами льются из глаз. Будет ли приход? Отпустит ли боль? Посплю ли я хоть час?

На кровать падает сигарета.

- Беги в туалет, делай несколько затяжек подряд, успеешь! –обмотанный с ног до головы в жёлтые, от противоожоговой мази бинты, мужик командует. –Пацаны, помогите ему. Быстро!

Пацаны хватают меня подмышки и волокут в конец коридора, в туалет, с такой скоростью, что я не успеваю отталкиваться здоровой ногой.

Дверь за спиной закрывается, в губы тычется зажжённая сигарета. Я судорожно делаю несколько затяжек, выдыхая дым через нос… И тут он, приход. Боль отпускает, и я наконец оглядываюсь. Туалет находится в угловой комнате, огромные открытые окна, сквозь которые видно здания города, находящиеся гораздо ниже. Мы этаже на четвёртом. Я понимаю, что меня сейчас снимет снайпер и отпихиваюсь здоровой ногой, пытаясь выйти из просматриваемой зоны помещения. Но пацаны держат крепко. Наконец доходит, что я в мирном городе.

- Вот бы сюда…- начинаю говорить я, но меня перебивают.

-Вот бы сюда пулемёт поставить! – произносит парнишка, все находящиеся там хором ржут. – Все вы так реагируете.

Показать полностью
1222

Ответ на пост «Как я с 12го этажа упала и осталась жива» 

14 Августа 1996г. Чечня, Грозный. Район малоэтажной застройки.

-Холод, свали с моей скамейки. – Змей, командир нашей разведроты вернулся.

Я свалил. Уже третий раз, пока он ходил проверять посты, я нагло садился на его скамеечку, что стояла во дворе зелёненького частного дома с разрушенной взрывом крышей. Сидеть на земле было неудобно, даже привалившись к нагретой за день солнцем деревянной стене.

Я подхватил правой рукой АКМ, что лежал у меня на коленях, и переместился к кривому стволу старой яблони, левой рукой подвинул доску и уселся на неё, почувствовав спиной все неровности коры. И тут грохнуло. В глазах картинка задвоилась, в ушах зазвенело. Правая нога внезапно согнулась в колене, а из правой руки выпал автомат. Краем глаза я заметил кровь у себя в паху…

«Звездец, яйца оторвало!» - первая мысль ударила в голову так, что она закружилась. Я обеими руками полез щупать своё хозяйство- всё на месте! Отпустило. Тут заметил окровавленный рукав пропыленной десятками километров дорог Чечни афганки, и дырку чуть выше колена в согнутой до предела правой ноге. Вот откуда плеснуло кровью!

Второй мыслью было – всё, отвоевался. Эта была радостная мысль. После двух месяцев ползанья по горам Чечни и развалинам Грозного, война надоела до чертиков, и это очень мягко сказано. Война… В ней нет ничего хорошего. Это грязь, кровь и погрузка тел однополчан в грузовики. Очень трудно грузить мертвые тела в бортовые грузовики… Трудно аккуратно грузить. Трудно не блевануть от запаха пролежавших несколько дней на жаре, в бетонной коробке блокпоста парней. Но, это дело привычки. И я не о войне.

А потом пришла боль. Она пробила раскалённым ломом ногу, и маленьким гвоздем руку. Голова закружилась, и я упал на бок. Рядом лежал Змей. Он держал своё бедро руками – колено было раздроблено в хлам. Даже в таком состоянии я понял, что ампутация неизбежна.

Из моего горла сами по себе рвались хриплые стоны, а Змей молча терпел. Но стыдно мне не было – было очень больно.

- Промедол! – просил я. А промедол был во внутреннем кармане комка Змея. Но никто не шел ни ко мне, ни к нему.

Оглянувшись, я понял, почему. Во двор дома, где мы обосновались, стягивались нохчи, направляя оружие на оглушенных взрывом парней.

- Жить будешь. – с кавказским акцентом произнес один из них, походя взглянув на меня, и отпнув мой АКМ от моей тянущейся к нему руки, продолжил. –А тебе, Змей, ногу резать надо…

***

В следующий раз я пришёл в себя, когда нас тащили по развалинам на плащ палатках, я тесно прижимал к себе АКМ.

Второй раз пришёл в себя, когда нас положили на капот БМП, и кто-то пытался вытащить у меня автомат.

- Не отдам. – четко произнёс я. – Потом.

Третий раз пришёл в себя в медпункте, ЕМНИП, 21 бригады. Там меня перевязали, автомат забирать не стали. Опять кольнули морфием.

Четвертый раз я очнулся на операционном столе в Ханкале. Молодой доктор с усталыми глазами говорил куда то в сторону:

-Борт через два часа, морфий, и на носилки.

Пятый раз я пришёл в себя на взлётном поле. Десятки носилок с ранеными парнями, бегают медсёстры, колют наркотик.

Шестой раз очнулся уже в Краснодаре, тоже на взлётке, и опять медсёстры, морфий… Смутно помню погрузку в медицинские буханки. Четверо по стенкам, я на полу, пятый. Медсестра опять колет всем наркоту – улетаю.

Седьмой раз – лежу на носилках, на полу, между коек. В голове со звоном летят рикошетящие пули, взрываются рядом ВОГи. Рука судорожно ищет на полу тёплое деревянное ложе АКМ, и не находит. Она же змеёй лезет во внутренний карман кителя, вытаскивает «последнюю» РГДшку. Да. На ноге штанина распорота до бедра, рукав разрезан до плеча. Но, граната на месте. И мне казалось тогда хорошей идеей кинуть гранату в открытое окно, так как именно оттуда шёл звук выстрелов.

-Это что у тебя, граната? –в поле моего зрения попадает бледный пацанчик в белом халате. – Дай хоть подержать! А то я тут в тылу, даже гранату никогда не видел!

-Да на, подержи. – я с трудом, раненой рукой вставляю выдернутую чеку, чуть распрямляю усики ногтем.

Он выхватывает гранату и метеором уносится из палаты. Я гневно что-то кричу, про тыловых крыс, и прочих нехороших людях, не нюхавших пороху…

Если интересно, продолжу о госпитальных буднях. В принципе, и хотел написать о них, предисловие длинным вышло.

#comment_167665169

UPD1 Нохчи ушли, потому что мы обеспечивали безопасность перемирия. Встречу наших и их.
UPD2 Книги я уже пишу, есть одна изданная. Можно в гугле найти по Влад Холод.
UPD3 Я не знаю, что в нас прилетело.

Показать полностью
129

Навеяно постами и врачах или почему не стоит чесать укус комара

Вспомнила тут историю, связанную с больницами.
Месяц сентябрь тогда был, я вышла из леса.....точнее вернулась из леса, традиционно слегка покусаная комарами.
На следующее утро почувствовала боль в ноге, не далеко от ступни. Увидела припухлость там, где весь вечер и всю ночь чесалось сильнее всего...Ну фигня ж, подумала я и ушла на работу.
К вечеру на ногу было уже не наступить - она распухла еще сильнее и болела. Я позвонила другу и попросила его помочь мне до ковылять до травмапункта.
В травме доктор осмотрела ноги и дала направление на госпитализацию в больницу, в отделение аллергологии.
Еле передвигаясь и корча улыбку на лице, я добралась в больницу.
Доктор осмотрела ногу, потом задумчиво посмотрела на меня и спросила:
- Девушка, а вы вообще справку читали?
- Нет!
- А вы в курсе, что там стоит диагноз "аллергия на комариный укус"?
Я поперхнулась.
- Вот вот! У вас явное заражение, вам не к нам, а в гнойную!
Доктор подсказала, куда мне обратится и попрощалась.
Я, корча улыбку на лице и извиняясь перед другом, что так долго его задерживаю, опираясь на него, дошла до второй больницы.
Первое, что мне сказали - "у вас диагноз аллергия на комариный укус, а мы гнойная."
Я объяснила, что понятия не имею, что курил травматолог, но тётенька, возьмите меня пожалуйста!
Тётенька сочувственно сообщила, что у них нет женского отделения гнойной хирургии и снова дала адрес...
На часах было 21.00. Туфлю пришлось снять, кожа на ноге натянулась так, что я боялась, что она лопнет. Бил озноб.
Мы пришли в третью больницу. Я с порога спросила, есть ли у них женская гнойная хирургия. Мне ответили что да, есть.
Я рассказала, как уже второй час шляюсь по больницам, как мне плохо и больно.
Тётенька, явно привычная к стонам и скулежу, попросила дать ей направление из травмапункта.
- У вас аллергия на комариный укус, а мы гнойная! Вам в аллергологию!
- Попросите пожалуйста доктора осмотреть ногу и вы увидите, что это не аллергия!
- Девушка, вы видели сколько времени? Идите домой и завтра к аллергологу ..
Нога болела так, что голова уже не работала, я села на пол и не очень культурно поведала тётенька, что если они меня не примут, я сдохну прямо тут на пороге и буду очень плохо пахнуть.
Не знаю, может быть мои угрозы или жалость сработала, но доктора позвали. Доктор, вместо меня озвучил, что он думает об авторе идеи на счет аллергии....и меня госпитализировали.... Кололи антибиотики, мазали бетодином.
С тех пор я не чешу укусы комаров...ибо пережить такой увлекательный квест желания нет.
П.с. история закончилась практически хорошо - на третий день мне позвонила директор и велела срочно выписываться, ибо программа летит к чертям, а я тут по больницам прохлаждаюсь...и ногу я долечивала навещая участкового хирурга.
П.с. диагноз точно не помню, по факту я занесла с ногтя грязь в лимфотическую систему.

8819

Целебные свойства

Более двухсот лет назад английский врач Д. Хилл был забаллотирован на выборах в Королевское научное общество. Спустя некоторое время он прислал в это общество доклад такого содержания: "Одному матросу на корабле, на котором я работал судовым врачом, раздробило ногу. Я собрал все осколки, уложил их как следует и полил смолой и подсмольной водой, получающейся при перегонке смолы. Вскоре осколки соединились, и матрос смог ходить, как будто ничего не случилось...". В то давнее время Королевское общество много рассуждало о целебных свойствах подсмольной воды и дегтя. Сообщение доктора Д. Хилла вызвало большой интерес и было зачитано на одной из научных сессий. Через несколько дней Д. Хилл прислал обществу дополнительное сообщение:

"В своем докладе я забыл упомянуть, что нога у матроса была деревянная".

225

Доктор Клавдия

...Земля содрогается от взрывов, и сухая кора падает с брёвен перекрытия на… операционный стол. Трудно поверить, но в этом аду идёт хирургическая операция, идёт борьба за жизнь. Две «тени» в белом — врач и сестра — склонились над бескровным, обессиленным телом: «Так, пулевое ранение правой кисти, осколки в голени и бедре.… Знаю — больно…. Потерпи, потерпи, родной, всё будет хорошо…» Это уже пятнадцатый раненый за последние сутки, больше половины — тяжёлые. Артобстрел закончился, скорее наверх — глотнуть свежего морозного воздуха. Лицо, словно гримом, покрыто сажей от единственно возможного источника света — коптилки, в грустных серых глазах отражается огонёк от папироски вестового. «Клавдия Власьевна! Доктор! Капитан Псарёва, ещё одного принесли!» — зовёт санитарочка. Всё. Пора к операционному столу…

…В ночь с 22 на 23 июня 1941 года в Курске была гроза. Тяжёлые капли дождя барабанили по крыше общежития медицинского института, а студенческие сердца готовы были разорваться в унисон с раскатами грома. На стенах и в шкафах висели костюмы и платья для выпускного бала, но в эту ночь они оказались никому не нужными. Спать не ложились, шептались по углам о всякой ерунде, боясь даже подумать о завтрашнем дне.

— 23 июня мы должны были сдавать государственный экзамен, — с грустью вспоминает Клавдия Власьевна Псарёва. — Но после того как объявили о начале войны, было уже не до этого. Многих наших ребят в первый же день вызвали в военкомат и отправили на фронт. Остальные студенты экзамен сдали, но ни о каком выпускном бале и речи не могло идти, вместо него был проведён митинг. Говорили о скорой победе, клялись на верность Родине, обещали защищать её, не жалея жизни. Такая вот получилась у нас клятва Гиппократа…

Местом службы новоиспечённого врача Псарёвой стал военно-полевой госпиталь № 1926, сформированный в Старом Осколе в стенах геологоразведочного техникума. Начальник госпиталя Василий Семёнович Абельдяев, «в миру» — заведующий туберкулёзным отделением Центральной районной больницы, пополнение принял с радостью. Молодую докторшу здесь знали — ровно год назад вместе с другими студентами из Курска она проходила практику в Старооскольской ЦРБ. Главный хирург госпиталя Александра Григорьевна Абельдяева времени на «раскачку» не дала, сразу же поставила к операционному столу.

— Хорошо помню свою первую самостоятельную работу, — рассказывает Клавдия Власьевна, — мне достался солдатик со «слепым» ранением в предплечье, входное отверстие от пули есть, а выходного нет. Страшновато было, но справилась я хорошо. Опыт тогда приобретался быстро, так что через месяц мне уже поручили руководить отделением. В помощники определили сельского врача пенсионного возраста. Милейший, скажу я вам, был человек, но вот в хирургии не смыслил абсолютно, так что проку за операционным столом от него было немного. И вот ещё что интересно — обмундировали нас тогда по мере возможности, иначе говоря, кому что досталось. Наши худенькие медсёстры и врачи «щеголяли» в разношёрстной форме и огромных сапогах 45-го размера. Впрочем, не до красоты тогда было.

В октябре 41-го года госпиталь Клавдии Псарёвой был переброшен в город Верхняя Тавда Свердловской области. Дорога на восток оказалась долгой — то и дело пропускали воинские эшелоны, сутками стояли в тупиках, было холодно и голодно.

На одном из перегонов от «буржуйки» отвалилась труба, загорелась теплушка с матрасами и одеялами, сильный пожар пришлось тушить, не останавливая состав. Впрочем, горели потом часто — и в Прибалтике, и в Белоруссии, и в Польше, а ещё тонули вместе с медицинским имуществом в ледяной воде…

Урал встретил старооскольцев жгучими пятидесятиградусными морозами. Тыловой жизни, пусть даже и холодной, порадоваться так и не пришлось. Не успели разгрузить вагон, приходит новое назначение — Волховский фронт.

— В январе 1942 года мы уже оперировали раненых в Вологде. Это было страшное время. В наш госпиталь поступали защитники блокадного Ленинграда, — рассказывает бывший военврач Псарёва. — Это были живые скелеты с глубоко запавшими глазами, с взглядом, молящим о помощи. Сотнями их переправляли через Ладожское озеро и направляли к нам. Спали мы тогда по 2-3 часа в сутки. Отдыхом назвать это было трудно, так как лежали мы вповалку по несколько человек на одной кровати, не раздеваясь. А потом снова в госпиталь — работать до изнеможения. Бывало, врачи падали от усталости прямо у операционного стола. Этот кошмар продолжался долгих шесть месяцев.

…Мерно стучат колёса, в вагоне дымно, но зато не холодно. Военно-полевой госпиталь № 1926 колесит дорогами войны: Волховский фронт, 3-й Прибалтийский, Ленинградский, 2 й Белорусский… Время в пути — редкая возможность выспаться. Впрочем, спят здесь не все. В тусклом свете керосинки над листком бумаги склонилась русая девичья голова. На плечах офицерские погоны, а посмотришь в лицо — удивишься: лет двадцать с «хвостиком». Она пишет домой, а это, несомненно, гораздо важнее сна…

— Я, наверное, рождена была такой сильной и выносливой, — улыбается Клавдия Власьевна. — Наша мама родила восьмерых детей, но лишь трое из нас выжили — я, брат и сестра. С раннего детства приходилось работать в поле, пасти скотину, ходить в школу за семь километров. Жили мы в деревне Шевяково Курской губернии, в ветхой бревенчатой избе, крыша которой постоянно протекала. В конце двадцатых годов нашу семью объявили кулацкой лишь за то, что имели мы корову и пять соток земли. Чудом избежав Соловков, отец вынужден был переехать в Донецкую область, а, устроившись, «перетянул» и нас.

В городке Верхнем Лисичанского района я окончила семилетку и в четырнадцать лет уже работала почтальоном. Днём таскала огромные сумки с газетами и письмами, а вечером училась на рабфаке. Почему я вдруг решила стать врачом? Папа мой очень болел тогда, сказывались болячки, полученные им на фронтах первой мировой войны, а у мамы был ревматизм и порок сердца. Мне казалось, что, получив медицинское образование, я смогу помочь близким людям.

В 1936 году Клавдия Псарёва успешно сдала экзамены и поступила в 1-й Московский медицинский институт, однако уже через месяц из-за денежных проблем была вынуждена перевестись в Курск. Стипендию по тем временам студенты получали скудную — всего тридцать рублей, так что по ночам героине нашего рассказа приходилось дежурить в одной из городских больниц. Так и привыкла она много работать и мало отдыхать.

— За годы войны через наш госпиталь прошли более тридцати тысяч раненых бойцов и командиров, и почти все они были возвращены в строй, — рассказывает Клавдия Власьевна — Свою первую боевую награду — орден Красной Звезды — я получила в 1944 году, когда за моими плечами было более тысячи сложнейших хирургических операций. Я уж не говорю об обработке ран и перевязках. К тому же, лечить приходилось не только тела, но и израненные войной души. Помню, как успокаивала одного молоденького солдатика-казаха, у которого не было обеих ног. Он просто жить не хотел, отказывался от пищи, перевязок. Я ему: «Сделают тебе хорошие протезы, пойдёшь учиться в институт, будешь ещё и на танцы ходить», а он отвернётся лицом к стене и молчит. Ничего, ожил скоро… Я ведь сердобольная очень, мне так тяжело было смотреть на их страдания, хотелось помочь изо всех сил.

«…желаю Вам счастья, здоровья. Всего больше о том, чтобы с дальней Польши вернуться домой. В день 8 марта уважаемой доктору Клавдии. Двораковский П. Н.» (орфография сохранена) — такие тёплые послания получала от своих бывших пациентов капитан медицинской службы Псарёва. День Победы она встретила на Висле в польском городе Торунь.

— На крыльцо школы, в которой располагался наш госпиталь, выскочил телефонист и кричит радостно: «Товарищи, победа! Победа!» Мы так долго ждали этого, а всё равно известие оказалось неожиданным. Все кинулись друг друга обнимать, такая пальба поднялась! До самого октября мы находились в Польше, однако работы было уже не очень много, поэтому появились и выходные дни. И вот что удивительно — все, как по команде, начали болеть. Усталость, накопленная за четыре года войны, больше не хотела ждать и выплеснулась на нас настоящим «девятым валом».

У меня и ещё одного врача обнаружили первые признаки туберкулёза. Начальник госпиталя Василий Семёнович Абельдяев дружил тогда с одним польским фермером, и тот с радостью согласился забрать нас к себе. Дом его располагался в пригороде Торуни, в вековом сосновом бору. Почти месяц мы валялись на травке, дышали хвоей, пили парное молоко и читали «Войну и мир». В строй я вернулась окрепшей и с тех пор о туберкулёзе даже не вспоминала…

Жизнь постепенно налаживалась, катилась по мирным рельсам. Не было больше ночных бомбёжек и артобстрелов, в палатах не лежали вповалку и не стонали раненые. Летом 1945 года Клавдия Власьевна побывала в Берлине и оставила свой автограф на стенах Рейхстага. Говорит, гуляли по улицам германской столицы, чувствуя себя настоящими победителями. Например, когда советские военные входили в вагон трамвая или в чудной двухэтажный автобус, то, независимо от наличия свободных мест, немцы вставали, а садились лишь после того, как устроятся наши.

К исходу осени военный госпиталь № 1926 перевели в Старый Оскол и вскоре расформировали, большинство врачей вернулись на свои «довоенные» рабочие места. Клавдия Псарёва ещё несколько месяцев находилась в резерве, но после победы над Квантунской армией и ей предложили демобилизоваться. К тому времени родители её уже умерли, а брата и сестру ещё предстояло разыскать. Вот так и оказалась бывший военврач снова в Старом Осколе.

— В моей трудовой книжке всего одна послевоенная запись о приёме на работу: «Центральная районная больница», — удивила нас Клавдия Власьевна. — Правда, хирургом работать мне больше не довелось — все места оказались заняты. Предложили стать рентгенологом, раздумывала я недолго и после четырёхмесячных курсов возглавила рентгенологическую службу ЦРБ. Мы обслуживали не только наш район, но и половину населённых пунктов Курской области. Бывало, за день пропускали более сотни допризывников. Многие мои коллеги из тех, кто не был на фронте, иногда говорили: «Ой, я уже переработала целых пятнадцать минут!» А мне было просто смешно, ведь я привыкла работать и день, и ночь.

Двадцать лет трудилась Клавдия Власьевна Псарёва врачом-рентгенологом, ещё три десятилетия посвятила физиотерапевтическому отделению, преподавала в медицинском училище, участвовала в работе народного контроля, в общем, ни минуты покоя. Не могла, да и не хотела жить по-другому эта хрупкая, но очень сильная женщина, тысячу раз победившая смерть.

Клавдия Власьевна Псарёва ушла из жизни 24 мая 2009 года.

© Александр Богданович

Доктор Клавдия История, Рассказ, Врачи, Великая Отечественная война, Герои, Длиннопост
Показать полностью 1
481

Здравствуйте, Скорую вызывали?

«На сколько брызг... на сколько звезд ... на сколько искр, блистающих и жалких своей мимолетностью, может разлететься брошенная в стену хрустальная ваза?» Не задаваясь таким фундаментальным вопросом, уворачиваюсь от предмета, летящего в голову. «Так мне здесь рады или как?! Судя по калибру брошенного – не очень».


- А-а-а…Э-э-э… А вот можно вопрос задать?!... У, блин! Да чтож ты будешь делать, а… Барышня! Гражданка! Тетка! Ваше Величество!!! Глаза открой, дура!!! Смотри куда кидаешь! Я тебе что – мишень «Бегущий кабан»??? …


Последнее прозвучало от меня уже несколько раздраженно. В воздухе прогудела тяжелая каменная пепельница с гравировкой «На память о Кисловодске». Зацепила бы мою голову, пришлось бы там, в Кисловодске прописаться. Сидел бы у целебного источника и лечился непрерывно и, судя по вмятине на стене оставленной сувениром, от многочисленных болезней центральной нервной системы. Муж пациентки, будучи опытным ветераном окопных войн, сидел в комфортном санузле и оттуда ехидно комментировал результаты артобстрела раздраженной супруги. У нее нынче случилась истерика и мигрень на почве мелочности мужа, не купившего свежих драгоценностей, и раннего климакса, доставляющего множество неприятных ощущений.


«Зачем «Скорую» позвали? А чтобы утешила, успокоила, предотвратила страаааашное, таксссскаать. Пострадавших нет? Сейчас будут!!! Кидаться прекратить? А где этот подонок? На которого я потратила лучшие свои годы! Я уничтожу этого мерзавца!!! Песий хрен! Мизерабль! Муфлон картонный! Удод карликовый! Ненавижу!!!»


- Мадам, я сейчас психбригаду вызову и поедете вы лечить вашу меланхолию в дурдом. Заканчиваете уже этот цирк с конями и позвольте мне хотя бы оправдать свое присутствие. Давление вам померить, пульс посчитать, карточку с умным лицом заполнить… Лекарство придумать, от всех ваших недомоганий чтобы разом…


После одной хитрой внутривенной инъекции, свирепая боярыня осела в кресле, сложила глазки в кучу и уже не мешала мне заполнять карточку мистическими иероглифами. Хитрый муж быстро выглянул из-за угла, оценил ситуацию и уже вальяжной походкой прошествовал через комнату, аккуратно обходя «места боев и сражений». Судя по его меланхоличному поведению, ситуация была не первая и особенно его не расстроила.


- Доктор, а долго она это…отдыхать будет?


- Часа два-три, как минимум и, если сейчас помочь ей перейти в постель, то все это закончится нормальным глубоким сном. Давление стабильное, остальные показатели в норме. … И, да… А что такое «мизерабль»?


- … Это означает «жалкое, несчастное существо». На французском. Мы тут, видите-ли пытаемся свои дворянские корни оттопырить… правда оттопыриваются чаще сучья, голые и кривые… мда. Вот как-то так... Спасибо вам за посильную помощь и извините за… ну вы понимаете.


Да как тут не понять. Мы исключительно за взаимопониманием и ездим. Сейчас вот отряхну штукатурку с головы и к следующему пациенту, за сердечным вниманием и приятельским отношением помчусь…


* * *


Две бабки принципиально поспорили о моральных качествах и степени потенциальной... плодовитости рабыни Изауры из одноименного и весьма популярного сериала. Дискуссия переросла в обмен характеристиками собеседников. Обмен характеристиками перешел в драчку. У одной бабки был костылик, которым она неожиданно точно треснула оппонентку по голове. Вторая бабка костылика не имела, но имела хулиганское прошлое. Что позволило ей ловко и с размаху прислонить всю вражескую бабкину тушку к стенке у подъезда.


«Закрытая черепно-мозговая травма. Сотрясение мозга под вопросом, параорбитальная гематома левого глаза» в первом случае. «Хм… Ушиб всей бабки» во втором.


Ехали в травматологический пункт все вместе. Развел бойцов в разные концы салона и строго указал на недопустимость гладиаторских боев в машине «Скорой помощи». Бабки поджали губы и сурово согласились на короткое перемирие.


Причина такой сговорчивости выяснилась легко и быстро. Приближалось время показа очередной серии «Изауры…» А у преданных зрителей такая незадача… Пришлось пообещать замолвить словечко в травмпункте о скорости обслуживания. Бабки повеселели и уже не жаждали крови друг друга. Похоже, что, если бы в травмпункте стоял телевизор, они бы тихо и мирно предались просмотру сидя рядком, да ладком.


* * *


От товарища по институту, будущего стоматолога Семёна, по случаю очередного наступающего на нас праздника прозвучало предложение «надерибаситься». Учитывая его кошерное и неформальное происхождение из «Жемчужины у моря», стало страшно за свое здоровье. Товарищ был настойчив в своих происках и лозунгах, предлагая комфорт собственной квартиры. Намекая на качество напитков, обилие экзотических закусок и культурную программу, сдобренную местным фольклором. На вопрос «пуркуа я?» (хороший французский продемонстрировал, между прочим, если еще с прононсом и легкой картавинкой), Сёма пояснил: «Сожрешь конечно изрядно, но выпьешь чуть! А компанию поддержать сможешь… да и сдохнуть случайно в твоем присутствии не получится – откачаешь!» От жеж дальнозоркий алкаш, а?! Даже персональную реанимацию предусмотрел. Конечно, чтож я буду смотреть как со мной за одним столом кто-то копытами сучит, в последнем танце? А аппетит потом где будет? Придется откачивать…


Наиболее завлекательным моментом было присутствие в компании Гарика. Гарик, сын достойных родителей и пожизненный студент одного из вузов города, обладал неописуемыми познаниями в области анекдотов всех времен и народов. Причем, имея достаточно заурядную и тусклую внешность, умел мгновенно преобразиться в любого героя своих анекдотов, от Чапаева, до бегемота. И, когда, на определенной степени опьянения, он вдруг прерывал, голосом Дроздова, спор всех остальных о первичности представлений Платона о Сознании словами «Собрался как-то Заяц на свадьбу к Лисе. И задумался о подарке…», все умолкали… Потому-что дальше начинался просто ураган… Ржали как кони ненормальные … даже случайная хозяйская кошка. На вопрос «Чего ты, Гарик, не идешь в театральный институт или училище??» Гарик всегда, скромно опустив глаза, пояснял: «А я, когда трезвый, я - застенчивый!».


Итак, Гарик, зарядив апперитивчик, фонтанировал анекдотами, Сёма бдел у духовки над мясом «по-мушкетерски», еще пара товарищей рубили все, что под руку попадется, на салат. В запале трудового энтузиазма один «повар» настрогал в салат сырую картофелину и теперь, бурча под нос всякое неприличное, выбирал вилкой кусочки. Я тонко резал замороженное сало и потихоньку воровал свиную шкурку. Сало слезилось и дразнилось ломтиками чеснока. В просторные миски были вывалены маринованные «в пульпе» помидорчики и закатанные в хреново-смородиновом листе, благородного происхождения, огурчики.


Приближался час «Ч». Самогон в красивой бутылке честно мерз в морозилке. Хлебушек разложился веером на кедровой доске.


Наконец, противень с мясом угнездился посередине стола, бутылка чпокнула плебейской пробкой и сексуально наклонилась над первой рюмкой. Был совершен первый занюх ароматов, всплывающих над тарелками. Эстетический посыл от салатиков и прочего дошел до нужных областей мозга и создал правильную картину предстоящей трапезы. И тут во входную дверь кто-то отчаянно застучал…


… Интересно, насколько быстро и точно человек считывает необходимую информацию из наиболее примитивного сигнала. Из-за стола подорвались все сразу. Было понятно, что тот, кто стучит - не хулиган и не агрессор… что там – беда и человек вопит о помощи. В распахнутой двери повисла на косяке простоволосая, растрепанная молодая женщина.


- Сёма!!! Ромка - плохо!!! Умирает!!!..


Прыгая следом за Сёмкой и женщиной вниз через три ступеньки, успеваю только спросить: «Ромка – кто?»


Сёма, оскалившись от избытка эмоций и усилий, вытолкнул при очередном прыжке: «Её… ребенок … два года…»


В квартиру влетели топоча, как киношный спецназ в логово к злодеям. На разложенном и застеленном диване сидел растерянный молодой парень с ребенком на руках. Выхватываю у него безвольное тельце и поворачиваюсь к столу. Сёма без лишнего слова сметает с него все и успевает подстелить тонкое одеялко. Ребенок без сознания, лицо синее, дыхания нет. Сердцебиения или нет, или ни хрена не слышу во всем этом хаосе.


- Как и что случилось??!! Коротко!

- Сидел на диване, играл-играл и вот… Захрипел и повалился! Руками и ногами дергал… И всё…


Перегнув через край стола шейку, кручу в руках голову ребенка, пытаясь найти хоть один направленный луч света. Увидеть что-либо во рту или глубже без фонаря нереально. Понимая смысл моих манипуляций, Сёма хватает настольную лампу, сдергивает с нее абажур и пытается подсветить мне через плечо. На краю… на самом краю картинки вижу какой-то странный оранжевый отсвет. Лезу в рот пальцем, отжимая язык и, одновременно кручу головой по сторонам. Что-то в глазах было, мелькало где-то … оранжевое. Вот!!! На одеяле разбросанные игрушки и детальки от них! Среди них несколько предметов оранжевого цвета.


- Сёма! За ноги его и вверх! Ты – помогай!!!


Сёма с отцом ребенка вздергивают мальчишку вверх ногами. Упав перед ним на колени, снова лезу пальцем в рот, пытаясь нащупать инородное тело. Ни хрена!!! Или слишком глубоко ушло в глотку или в гортань, или надгортанник прижал. Просунул палец дальше, за корень языка и отжал аккуратно.


- Трясите его, матерь вашу!! Осторожно только.

Сёма, особо не рассуждая, встряхивает тельце. Один, другой, третий раз…


- О, блин!!


Бог есть. Изо рта, скользнув по моем пальцам выкатывается, весь в слюне, оранжевый каучуковый мячик…

Снова на стол, дыхание рот в рот, массаж сердца.


- Сема, звони «03». Говори – врач вызывает на себя детских шоков. Ситуация «Р»! Подробности потом. Пацаны, встречайте бригаду. Открывайте подъезд, встречайте на улице. Блокируйте лифт, чтобы быстрее добрались. Бегом!!!


Все наше застолье, бессильно топочась вокруг, вдруг стремительно выметается прочь.


- Тихо всем!!!!


Прижавшись к груди ребенка слышу тихое и слабое «ту-тух…ту-туххх» и, как райская музыка – судорожный долгий всхлип-вдох…


… Отчитавшись перед фельдшером шок-бригады об обстоятельствах и о проделанном, врач с сестричкой в этот момент активно занималась ребенком, отхожу назад и тихо сливаюсь из квартиры. Сёма, увидев мой кивок, повторяет маневр.


… Наколов на вилку шматок остывшего мяса «по-мушкетерски», смотрю на пустую рюмку перед собой. Картинка еле заметно подергивается в такт биения сердца. Гарик, поймав мой взгляд, торопясь наливает. Всем наливает. За столом тихо. В расширенных глазах каждого «тени Платона», отражение всего сущего на стене пещеры в неверном пламени костра…


- Ну, за здоровье пацана!


Сёма лихо заряжает в организм неслабую порцию «молочка из-под бешеной коровки» и смачно захрустывает огурцом. Хочется также, лихо, но вдруг начинают трястись руки. Торопясь, чтобы не привлечь к себе лишнего внимания, выпиваю и закидываю в рот мясо...


Гарик открыл было рот, но обведя всех взглядом, промолчал. Некоторое время раздавалось только звяканье приборов и посуды. ... Загадочно молчали и загадочно кушали... Вторая пошла…. «Тангаж, рысканье в норме. Семь секунд, полет нормальный…»


- Фу-у-у, пацаны, ну вы даете… это что, часто у вас так…??

- Леша, а помнишь, как ты пытался девицу в общаге реанимировать, а она не хотела? Гы-гы-гы...

- Гарик, чья бы корова мычала! Кто у нас от вида собственной крови валится, а?

- Все остыло, блин… может подогреть?

- Сёма не подпрыгивай, сейчас все сожрем без всяких капризов. Вот самогонище согрелся, это действительно - бяда-аа-а… Надо как-то его привести в соответствие… пока пойдем, покурим. Кто со мной, пацаны?


Сижу в углу дивана, гоняю во рту кусочек сала с чесночинкой, а в голове только сейчас перестает звенеть раскрученная адреналином турбина, расслабляя зажатые мышцы, запуская приторможенные процессы в организме. Те, второстепенные, которые не так важны во время боя …

«Справились. Успели. Хорошо.»


Дмитрий Федоров © aka DoctorDima

Показать полностью
1252

Здравствуйте, Скорую вызывали ?

Напала на меня грусть-тоска. Меланхолия, мизантропия и фиолетовый пофигизм. То, что хотелось – обломалось. Осталось только то, что моглось. А было того не кучка, а, скорее ямка. Книжка - не радует, автобус - древний, как египетская пирамида, на тротуарах – грязь, в воздухе – пыль и смог. Лица – тусклые. Погода – невнятная. Впереди суточное дежурство, а машина досталась „третьей свежести“ с водилой – занудой, препенсионного возраста. Короче, все хреново, противно и муторно. Бывает такое, сами знаете…


Первый же вызов - «Травма без угрозы для жизни. Ребенок». Тут как повезет. Если вызывающий адекватен, то ожидается спокойная работа, если не в себе или в стрессе – то на вызове может быть всё – от царапины на пузе до открытых переломов. На всякий случай поспешаем.


Ситуация более-менее понятная и контролируемая. Дите 3-х лет, полезло на табуретку в кухне. Ожидаемо соскользнуло, зацепив по дороге стеклянную банку. Банка разбилась. Осколок рассек ребенку запястье. Хорошо так рассек, сухожилие задел. Кровищщи…! Родственники грамотно отреагировали, давящую повязку наложили, «Скорую» оперативно вызвали. Но после нашего прибытия нервы у матери все-таки сдали. Страх накрыл. Заплакала сама, с раскрутом в хорошую истерику. Ну да и понятно… зрелище еще то! Маленький ребенок, умазанный кровью до ушей, с перевязанной толстой повязкой лапкой, с огромными от пережитого глазами. Вот тут мальчишечка и выдал! Прижался к матери, гладит здоровой ручкой по встрепанным волосам, утирает ей слезы и щебечет:


- Мама, не паць, не паць! Дядя пйиехал! На масине покатает! Не паць, мамуля! У тебя тозе луцка болит? У меня болит, но я зе музык! Не пацю! И ты мама – музык! Не паць!!!


Все взрослые на секунду зависли. Человечек проявил силу духа и сострадание к матери, несвойственную возрасту и ситуации. Везли молодого человека в «Травму» со всем уважением и возможным развлечением. Водитель, преодолев свое занудство, подарил ему чертика, сплетенного из старой капельницы, чем очаровал молодого героя окончательно.


* * *


Следующий вызов тоже не дал заскучать. Ситуация для «скорой» нетипичная, но от этого не менее реальная. Геморрой. Закровил. Закономерно нарушился процесс дефекации. В какое-то мгновение истерзанная слизистая не выдержала и лопнула. На небольшом участке, но … Мужик, стоя на четвереньках, ревел маралом в период гона. Любое движение эту боль усиливало. Полопавшиеся капилляры в склерах, крупные горошины пота на лысине, темные круги под глазами подтверждали, что мужик не врет ни разу и боль испытывает действительно адову. Наколол анальгетиками. Созвонился со станцией. Отвез в профильное отделение. От носилок пациент отказался, но его поход к машине выбелил остатки волос и увеличил его лысину раза в полтора.


По дороге, в голову пришла мысль о невозможном объявлении на столбе у районной поликлиники: «Меняю одну анальную трещину на две в челюсти...»


* * *


В одном крупном учреждении, полном недозревших, созревших и перезревших дам, появился свежий кандидат на замужество. Суровый, свежий, мужественный заместитель директора. В свои нестарые годы он оказался неокольцованным по причине длительных командировок за полярный круг и далее. Ничего не отморозил, денег заработал, карьеру подкачал, но семьей не обзавелся. Тут и кинули зайчика в вольеру к крокодилам.


Местные, обнаглевшие от широты меню, кумиры были немедленно забыты, жуки-спекулянты тряпками были озадачены, польская косметика ударно раскуплена. Женское разведывательное агенство оперативно выяснило все подробности биографии, имущественного состояния и детали поликлинической карточки объекта. Детали обнадеживали и возбуждали. Государство ласково обошлось с ответственным и неленивым товарищем. Квартира в престижном районе, в полногабаритном доме. Новенькая собственная машина, при наличии служебной. Доступ к различным интересным „базам“. По слухам, квартира была обставлена со вкусом и не фанерной мебелью. Дичь пахла аппетитно и дорого. Женский коллектив бурлил и интриговал, создавал коалиции и рисовали планы битв и сражений. Любой взгляд, жест, слово заместителя директора анализировались, разбирались и трактовались всеми возможными способами. То, что он кандидат перспективный и „не из этих“ было ясно уже в первый день, когда задумчивый и оценивающий взгляд проводил проплывшую мимо бухгалтершу с завидными формами, длинными ногами и правильной походкой.


Прошло три-четыре месяца...


Еще никто из дам не мог похвастаться успехом на нелегком поприще загона холостяка в уютное и контролируемое брачное стойло. Замдиректора, по прежнему элегантный, сдержанный и вежливый, достойно выполнял свои должностные обязанности и ни единым обертоном тихого голоса не указал свое одобрение или негодование непрерывному карнавалу модных тряпочек, макияжа, туфель, ног и декольте. Женщины изнемогали. В бой шли и заслуженные ветераны сексуальных битв и молодые нимфы. Были тактически продемонстрированы и тугообтянутые ягодицы с угадываемыми подвязками чулок и бездонная запазуха и полупорнографическая походка... и ... и...


Парфюмерные дуэли напоминали несостоявшиеся газовые атаки прошедших войн. Но все без успеха. Многие делали ставки на приближающийся праздничный новогодний вечер. Все-таки банкет, алкоголь, музыка, праздничная атмосфера...


В брачных танцах не участвовала технолог одного из отделов. Молодая женщина по имени Люся. Люся выбыла из игры с самого начала. И вот почему... Будучи девушкой спортивной и энергичной она с удовольствием каталась на фигурных коньках каждое воскресенье. Городской каток был неподалеку от дома. Морозный ветерок при стремительном пролете над ровным льдом пощипывал и покусывал румяные щечки, успешно заменяя недополученные поцелуи. Полярный зверь в ее судьбу подкрался незаметно. В виде внезапно возникшей кучи разрезвившейся ребятни. Люся, уходя от столкновения, выполнила тройной аксель и двойной тулуп, но это не помешало ей поймать лицом чей-то ботинок. Вывих лодыжки был ничто по сравнению с аккуратно выбитым передним зубом. Верхний резец. У молодой девицы. Представили? Люся не могла без слез смотреть в зеркало и мечтать о счастливом будущем. Выбитый резец конечно давал целый ряд преимуществ, но обаяние от улыбки убивал напрочь.


Доблестные советские стоматологи, изучив обломки, предприняли попытку посадить коронку «на штифт». Не буду описывать перипетии протезирования, но зубчик на место встал. Лодыжкины сухожилия тоже подсократились и голеностоп перестал болтаться в произвольных направлениях. Ясно, что все это время хромая и беззубая Люся сидела тихо, как мышь под веником, и даже не пыталась обозначиться на арене половых состязаний за привлекательность. И вот настал роковой день…


Люся в первый раз после травмы ноги взгромоздилась на каблучки. Не шпильки, но … Подхватила стопку картонных папок с чертежами и двинулась в содружественную лабораторию. Недлинная юбка, стройные ножки, аккуратная блузка и пышный «хвост» темно-русых волос. Каблучки задавали правильный ритм и амплитуду походки. Посмотреть было на что. На что и с удовольствием щурились встречные мужчины. Удачный выбор одежды подтверждали слегка перекошенные и неискренние улыбки знакомых сотрудниц. Лестница с этажа на этаж была «парадной». Центральной, напротив входа в учреждение, широкой, с ковровой дорожкой посередине. Люся спустилась уже на три ступеньки, как в центральный вход стремительно вошел нераспакованный кумир всех местных женщин. Накинутое на плечи пальто, только подчеркивало ширину плеч и белизну воротничка. Путь его лежал вверх по лестнице, встречным курсом, так сказать.


Абсолютно непонятно, что перемкнуло в мозжечке у Люси, когда, при виде эталонного мужчины, она бессознательно сменила аккуратную походку на движения молодой леопардихи, стекающей с дерева навстречу жертве. Бедро пошло далеко вперед, носок потянулся балетным движением и … не обнаружил под собой опоры… Растянутые недавно связки снова радостно разъехались в неизвестном направлении и поставили ногу под неестественным углом. Первые три прыжка по лестнице Люся скакала как сайгак, пытаясь удержать равновесие, потом отбросила к черту папки и, тихо вереща, пала на выставленные вперед руки. В это самое время каблуки уже был сломаны и смотрели один влево, второй назад. Таким образом, новая конструкция туфелек устойчивости не добавляла. Ковровая дорожка оказалась на диво скользкой, и Люся продолжала свой стремительный и трагический спуск уже на четвереньках. Грамотно раскорячившись, чтобы не уйти совсем уж в кувырок.


Замдиректора впервые продемонстрировал всю шкалу эмоций на своем лице и метнулся вначале в сторону от энергичной сотрудницы. Но потом, оценив скорость и направление, понял, что барышня сейчас, со всей дури, влетит в массивные двери. И бросился на перехват… Перехватил. Правда в неразберихе экстренного торможения его колено встретилось с несчастной челюстью Люси. Ибо Люся летела челюстью вперед, визжа невнятное, в позе пьяной антилопы, пьющей кефир с утра.


Мизансцена закончилась у основания лестницы. Где элегантный, как рояль, мужчина сидел на ковровой дорожке, раскинув ноги, а в его объятиях залипла слегка растерзанная неожиданными прыжками Люся. «Фпафибо!» - вежливо произнесла Люся, аккуратно выплюнув в ладошку вновь выломанный зуб. И погрузилась в благословенный обморок...


Мы прибыли стремительно. С мигалкой и маячками. Вызов гласил - «травма в общественном месте с потерей сознания». Один из высших приоритетов. О том, как я лечил девушку ваткой с нашатырем и целебной крестообразной повязкой на многострадальном голеностопе, рассказывать неинтересно. Вот наблюдать торжественный вынос пострадавшей из дверей учреждения на руках у замдиректора, трогательно завернутую в его модное и элегантное пальто – это было здорово. Особенно хорошо было звенящее молчание во всех окнах… так расстаются со своей мечтой разочарованные женщины…


Наверное, многие отдали бы вообще все зубы за ту осторожность, даже явную нежность, с которой нес девушку непобедимый «айсберг». Но такого расклада вообще никто не предполагал, даже самые искушенные в жизненных хитросплетениях участники…


* * *


В дверном проеме, после характерных поскребушек в ванной, появился пожилой полосатый кот. Многозначительно поддернул на лопатках старое пальтишко своей облезлой шкурки. Обвел всех присутствующих внимательным взглядом удивительно чистых изумрудных глаз и басовито мявкнул. «Я покакал. Уберите.» Прозвучало убедительно и строго. Захотелось встать, бежать, убирать, хвалить и кормить. Я завис над картой вызова, ожидая продолжения. Котей, подумав, подошел к сундуку с моими скоропомошными шалабушками. Внимательно обнюхал один угол. Почему-то только один. Присел рядом и впал в размышления. Протянул лапу и потрогал на кофре с лекарствами замок. Снова посмотрел мне прямо в глаза, зажмурился и издал басовитое «мрра-а-а ?».


- Да, старичок, лечу твою бабушку. Не возражаешь?


- Мрроу!


- Хорошо, буду стараться!


- Мррк!


Подошел ко мне, боднул в ногу и просемафорил кончиком хвоста дружественную загогулину. Краем глаза я увидел напряженное лицо пожилой женщины, которая с тревогой наблюдала за нашим «диалогом». Легкий почесон между острыми ушками домашнего любимца вызвал у пациентки эффект много больший, чем целый шприц «компота» из спазмолитиков и анальгетиков. Улыбка взаимопонимания и одобрения отпустила сосудистый спазм и помогло сердечку восстановить ритм. Всех то дел было… кота погладить.


Дмитрий Федоров © aka DoctorDima

Показать полностью
152

Здравствуйте, Скорую вызывали ?

Оно ведь раньше как было? Кто за ухо шпанца поймал, тот и педагог! Но не каждому быть Сухомлинским, Макаренко или Песталоцци. И мочь воспитать хулигана словом. Потому пользовали подручные педагогические средства. Разной степени воспитательного травматизма. В деревнях вообще самой целебной травой была крапива, приложенная к молодой вертлявой заднице. Высоконравственный пендель в думательный механизм молодого придурка иногда запускал неведомые эволюционные процессы. И, печально известный всему району хулиган и лоботряс, вдруг с наслаждением нырял в школьную науку или становился примерным гражданином и рукоделом. Хотя некоторые продолжали удовлетворять жажду познания окружающего мира за счет собственного здоровья. Изучали законы механики Ньютона прыжками с недостроенного третьего этажа в сугроб с кирпичами, достижения Шварца, Лавуазье и Бертолле взрывами разных смесей между гаражами… Хорошо, что работы Кюри и Курчатова оставались у них за пределами обрывчатого образования. Потому «скорой» хватало работы с поломанными конечностями, с полу- и совсем оторванными пальцами и обожженными физиономиями.


Давеча юный интеллектуальный хулиган углубился в историю и сумел намешать в каком-то горшке почти настоящий «греческий огонь». Правда, в порыве естествознания, материал до конца не дочитал, а потому попробовал тушить возникшее пламя снегом. Полыхнуло столбом метра в четыре. Хорошо, что рядом проходил какой-то строгий мужик. Тот вытряхнул юного и оглушенного Герострата из тлеющего тулупчика, подергал за ухо, освежил ему сознание целебным матом и вызвал «Скорую». Кожа на руках пошла пузырями, да и лицу немного досталось.


Украсив припалёную «елочку» бинтиками и аэрозолем «Пантеноля», не вникая в его хныканье и невнятные объяснения, погрузил поджигателя в салон. Тот замер в кресле и вдруг обратился ко мне с неожиданной просьбой:


- А можно мы поедем с сиреной и мигалкой?


«Дурилка ты тряпочная! Не приведи господи тебе с такой иллюминацией по-настоящему поводу кататься…!»


- А что, Михалыч, уважим выпускника крематория?


Мыхалыч взглянул на сияющие шальной надеждой глаза на чумазой физиономии, хмыкнул в бороду и шлепнул по двум клавишам на передней панели. Гнать мы, разумеется, не стали, но пацаненок сполна вкусил приоритетную дорогу до травмпункта. Все по-настоящему, в синих сполохах маяков, с солидным рявканьем ревуна на перекрестках… Думаю, что и попаленные руки в эти минуты его так не занимали, как ощущение причастности к службе «скоропомошников», пусть даже и в качестве пострадавшего. Столько восторга было в его улыбке и глазах, хоть на хлеб намазывай …


* * *


В городском театре состоялась премьера нового творения местного невыносимого таланта. Режиссера Закукуева-Донского. Местный «Шекспир» и сопельменники, наблюдая за благостными лицами контролеров-инструкторов из горкома, радостно всхрюкивали и повизгивали. Вожделея признания, премий и холодной водки. Постановка идеологически выверенного спектакля удачно умещалась между двумя позывами на дефекацию и потому не доставляла особого дискомфорта критикам. Было видно, как, плавными шагами, приближалась к дальновидному режиссеру норковая шапка, поездка в Болгарию и приглашение на новогодний банкет в Горкоме.


Драматичная любовь доярки-рекордсменки и заслуженного металлурга достигла апогея. Металлург, не смыв с себя окалину, сажу и копоть рекордной плавки, целомудренно подтолкнул актрису-доярку к широкой театральной постели. По сюжету, героиня должна была возрыдать и отдаться за закрывающимся в тот момент занавесом. К сожалению, общего у актрисы и доярки был только рекордный вес. А потому толчок, распаленного сценическим перевоплощением, актера оказался сильнее необходимого. Тихо вякнув, пышная дама приземлилась спиной на бутафорскую кровать. Кровать сложилась и мстительно хлопнула изголовьем по шиньону примадонне. Что скажет нормальная русская артистка, внезапно получившая по голове ? Правильно! Во всем виноваты сексуально-неразборчивые самки собак. О них и прозвучала, во весь неслабый голос, последняя, под занавес, реплика. Зал в первое мгновение онемел от столь новаторского решения режиссера. А потом разразился аплодисментами. Ибо - не фиг! Соцреализм должен быть реальным! Экономика – экономной, наука – мудреной, трава – зеленой. И никак иначе.


Зал ревел, свистел, топал ногами и требовал артистов «на бис»! Примадонну-доярку за занавесом срочно выковыривали из обломков и обрывков реквизитной кровати. Герой-металлург размазывал грим по лицу, стараясь стать еще неузнаваемее, чем прежде. Режиссер икал и косил глазами к носу. Критики-контролеры зависли в вакууме. С одной стороны - скандал, с другой - лютое признание пролетарской тематики публикой. «Шо делать ?..» Сделав умное лицо, похлопали в ладоши. Без фанатизма, но и без ненависти. Режиссер обмяк и расправил глаза по горизонту.


Примадонна, не смотря на сломанный черепом реквизит, нюх на удачу не потеряла. И немедленно заявила претензию на часть заслуженной славы. Подкрепив требование сценическим этюдом «Я щас умру уже…Зовите мне доктора, печальных подруг и нотариуса». Примчавшись на ржавом стаде лошадей, я с интересом просмотрел учебный моно-спектакль на тему «Травмы головы и окрестностей» и, обнаружив мозг, с чистой совестью поставил диагноз «О его сотрясении». Приятного фиолетового оттенка шишка на лбу, пробила театральный макияж и подтверждала косвенно диагноз.


Судя по многозначительным взглядам и драматическим паузам, этот диагноз обойдется режиссеру, как минимум в премию и путевку на санаторно-курортное лечение в Крыму.


* * *


Шикарные веснушки на белокожей мордахе с пушистыми ресницами и золотым облаком кудрей казались сейчас пятнами серых чернил. Волею случая набрызганными на карандашный портрет с бездонными глазами. Размытый контур бледных, мелко дрожащих, губ. Неловкие пальцы нервным танцем касались то глаз, то губ, то волос. Запрещая себе увиденное, подавляя истошный крик ...


............! ......?? .....!!! ...........?!


-...! Не ори на нее, моль лысая!!! Девка первый раз в мясорубке побывала. «Автодорожка» на трассе. Ребеночка там… напополам…


Как можно выглядеть взлохмаченным вороном в, белом с утра, халате? Нависая над Старшим врачом смены, шипел, легендарный в своем пофигизме, фельдшер «шоков». «Старший» был безусловным «авторитетом» и не занимал бы своего места, если бы не был способен мгновенно разруливать конфликты и катастрофы вверенного ему непростого племени. Поймал жестким взглядом борзанувшего сотрудника, немо жевнув твердыми губами мат, сморгнул и, повернувшись к оцепеневшей девчонке, проскрипел:


- … ! Так. Быстро взяла тряпку, швабру и ведро! Мой пол!


- … ??


- ...Пол мой! Прямо сейчас! Прямо вот тут!! Кому сказал?!! Бери швабру и вперед! Со всем, едрить тебя, старанием!!! Приду, проверю!!!


Выкатился термоядерным колобком из комнаты отдыха и тут же заорал свирепо на неудачника, попавшегося ему по дороге под раздачу…


…Расскажите мне о медитациях, дзэн-буддизме, релаксирующих процедурах, расслабляющих массажах в легкой дымке благовоний, растворяющей музыке в кабинете психотерапии… Расскажите этой девочке, которая сейчас, с остервенением, срывая судорожные всхлипы, пытается затереть тряпкой на битом полу станции всплывающие картины увиденного. Что не забыть уже никогда. Что в одно мгновение заклеймило ее душу. Пропахало плугом границу «до» и «после». Это потом, спустя годы, такие картины хотя и бьют, но ложатся уже поверх старых шрамов. Но хотя бы не так больно… как в первый раз.


«Стра-а-ашно стало? А не желаете-ли мармеладку, шевалье? А то ежели чо, так сильвупле сердечное... Нам тут на вызове обломилось счастья кусочек.»


© Дмитрий Федоров aka DoctorDima

Показать полностью
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: