29

Трудно быть скромным, если ты лучший.

У поэта Ярослава Смелякова была привычка отдыхать в зале ресторана ЦДЛ, сидя в одиночестве за любимым столом с рюмкой водки. Сколько бы не было в ресторане писателей, он никому не давал второй стул из своего стола.

- А кого вы ждете? - однажды спросил поэт Петр Вегин, возмущенный отказом дать стул.

- Пушкина! - спокойно ответил Смеляков.

***

Марк Твен зашел в купе, в котором сидел единственный пассажир, хотя вагон был переполнен. Пассажир сказал:

- Сэр, я должен вас предупредить, не садитесь в это купе. Дело в том, что у меня острые формы скарлатины и дифтерита.

- Ничего, - сказал Марк Твен, устраиваясь поудобней.

- Я все равно решил покончить жизнь самоубийством в одном из ближайших туннелей.

***

После выхода на экран "Семнадцати мгновений весны" Леонида Броневого, поклонники просто одолевали. Переживал Броневой свою популярность достаточно болезненно. Купил себе огромные темные очки и только в таком виде выходил на улицу.

Как-то театр на Малой Бронной, приехал на гастроли в один курортный город. И решил Броневой перед спектаклем прогуляться. Надел свои огромные темные очки, идет уверенный, что его никто не узнает, оглядывает местные достопримечательности. Рядом с ним молодой Валентин Смирнитский. Вдруг видят они, в конце улицы возле обувного магазина волнуется огромная толпа. Оценив ситуацию, они понимают, что тут идет бой за какой-то дефицитный товар. И всем, слава богу, не до Броневого. Дамы дерутся за сапоги.

Чувствуя себя в безопасности, они двинулись дальше. И вдруг, когда поравнялись с очередью, одна из покупательниц схватила здоровенную коробку и изо всех сил швырнула сапоги в свою обидчицу, но промахнулась угодив прямо в лоб Броневому.

Сориентировавшись, что обидчица скроется безнаказанно, метательница коробки бросилась следом за ней. Пробегая мимо застывшего от неожиданности Броневого, она крикнула на всю улицу: "Простите, Мюллер, я целилась не в вас".

***

Удивительно, до чего быстро летит время! удивлялся Корней Чуковский. - Подхожу к даче, гляжу на дереве, прямо на ветке, качается девочка Леночка. Я говорю: "Леночка, не качайся на ветке, она же обломится, ты ушибешься, вот рядом чудные качели, качайся на них". Она отвечает: "Хорошо, Корней Иванович, я буду качаться на качелях". Спустя какое-то время опять прохожу мимо и вижу - девочка Леночка снова качается на ветке. Я начинаю сердиться: "Леночка, ты же мне обещала, что будешь качаться на качелях". А она отвечает: "Корней Иванович, я не Леночка, это мою маму зовут Леночка".

***

В ресторане Дома Литераторов Расул Гамзатов предлагает Зиновию Паперному выпить вместе. Тот благодарит, отказывается, мол, ему уже хватит. Отказывается и Кайсым Кулиев - ему нельзя, язва.

Присутствующая здесь же переводчица Елена Николаевская говорит, что вообще не пьет. Расул Гамзатов вздыхает:

- Никто не хочет пить.. Только двое нас осталось - пьющих.

- Кто же эти двое?

- Я и мой народ.

Дубликаты не найдены