Трагедии 1943 года. Годовщина потери Белгорода

77 лет назад – 18 марта 1943 года – город Белгород, лишь месяцем ранее освобождённый войсками Воронежского фронта, был снова захвачен частями немецкого Второго танкового корпуса СС, перешедшего в контрнаступление.


Эсэсовцы, овладевшие Харьковом 15-го марта, сдали свои позиции остаткам 48-го армейского танкового корпуса, а сами развернулись на север и направились к Белгороду.


С 16 марта, на следующий день взятия Харькова, 2-й танковый полк дивизии СС «Лейбштандарт Адольф Гитлер» начал подготовку к наступлению по шоссе Харьков — Белгород – Москва с целью ослабить нажим советских войск на дивизию «Великая Германия», которая в эти дни параллельно наступала на Белгород со стороны Богодухова и вела тяжёлые встречные танковые бои в районе Борисовки, на шоссе Богодухов – Белгород (в 25 км западнее Белгорода).


К тому моменту в дивизии «Лейбштандарт Адольф Гитлер» оставалось всего 29 боеготовых танков (из них всего 2 «Тигра»). Для захвата Белгорода в составе 2-го полка этой дивизии был создан передовой отряд из мотопехотного батальона под командованием Иоахима Пайпера на бронетранспортерах «Ганомаг», которому была придана рота танков «Т-4», оба оставшихся боеготовых «Тигра» и вспомогательные подразделения.


Боевая группа Пайпера начала выдвижение из Харькова в 6:45 18 марта, а уже в 10:00 захватила деревню Красное всего в километре к югу от Белгорода. В тот момент разрыв между советскими 40-й и 69-й армиями оставался неприкрытым: 21-я армия генерала Чистякова, которая должна была его заполнить, всё ещё находилась на марше в районе Обояни (между Белгородом и Курском).


Город Белгород практически никто не оборонял. В 11:35 Пайпер доложил командиру дивизии «Лейбштандарт» Дитриху, что «город Белгород взят им внезапной атакой». В 12:10 батальон Пайпера был контратакован советскими танками, но к тому моменту подтянулись оба приданных ему «Тигра», и отбить Белгород советским войскам не удалось. Во второй половине дня в Белгород с юга вошел полк «Дойчланд» другой танковой дивизии СС - «Дас Райх».


В эти же дни, главные силы Второго танкового корпуса СС: дивизии «Тотенкопф», «Дас Райх» и «Лейбштандарт» (без группы Пайпера, действовавшей непосредственно на Белгород), завершив перегруппировку из района Харькова, с утра 18 марта нанесли мощный удар по соединениям 69-й армии генерала Казакова и повели наступление на трех направлениях, одновременно обходя эту армию с правого фланга. Всего в сражение ими было введено до 125 танков.


В своем отчете командующий Воронежским фронтом генерал Голиков эти события отразил следующим образом:


«Противник к утру 18 марта, подтянув свежие силы и пополнив свои части горючим и боеприпасами, возобновил атаки на всей полосе 69-й армии и к 11–12 часам прорвал фронт 183-й стрелковой дивизии и отбросил ее к Зиборовке. Его танки устремились к Масловой Пристани, но западнее Топлинки были задержаны огнем двух батарей армейского полка противовоздушной обороны.


В это же время танки и мотопехота при поддержке авиации прорвались на участке 340-й и 270-й стрелковых дивизий и устремились к Белгороду. Несколько позже начали атаку танки дивизии «Великая Германия», бывшие в Большом Должике, Борисовке и Томаровке.


Таким образом, войска 69-й армии оказались разрезанными и разобщенными между собой и начали отход на реку Северский Донец, в полосах ранее нарезанных командующим армией, кроме 270-й и 107-й стрелковых дивизий, которые выходили на север в направлении Болховца и Ячневого-Колодезя.


Как только по обстановке стало ясно, что на промежуточном рубеже удержать противника нельзя и что он уже прорвал фронт, командующий армией принял решение отвести войска за Северский Донец и наметил рубежи обороны. Было направлено около 20 командиров штаба навстречу отходившим дивизиям, и к утру 19 марта они были выведены на рубежи обороны».


После овладения Вторым танковым корпусом СС городом Белгород и отхода 69-й армии генерала Казакова за Северский Донец, части танковой дивизии «Великая Германия» (наступавшие восточнее – со стороны Богодухова) продолжали теснить соединения 40-й армии генерала Москаленко в северном и северо-восточном направлениях с целью создания условий для продолжения наступления теперь уже на Курск и далее на Москву.


Сплошного фронта обороны в полосе 40-й армии не было, управление войсками – нарушено. 20-го марта начальник штаба Воронежского фронта докладывал командующему фронтом:

«Связи с генералом Москаленко не имею. Самолеты не возвратились… Директиву Вашу на 17:00 Москаленко не получил ни самолетом, ни шифром… Рация на вызовы не отвечает.


С генералом Казаковым связь самолетами и офицерами связи. Констатируются факты отсутствия управления войсками, разбросанности штаба 69-й армии и полное незнание обстановки её командованием…».


В это время на Воронежском фронте пребывали уже два представителя Ставки Верховного Главнокомандования: в дополнение к находившемуся здесь Начальнику Генерального штаба СССР А.С. Василевскому (который, как и потом на Курской Дуге, только вредил командующему Воронежским фронтом своими действиями, а не помогал), сюда же прибыл Заместитель Верховного Главнокомандующего – маршал Г.К. Жуков.


В их донесении Сталину от 20 марта впервые речь уже не шла о «предстоящем разгроме харьковской группировки противника», как это было ранее:


«Докладываем обстановку на Воронежском фронте к исходу 19 марта 1943 г.

Личным посещением войск 19 марта установили, что Белгородом противник овладел 18 марта не с запада, со стороны Борисовки (как об этом ранее доносилось), а ударом с юга – от Харькова, через 69-ю армию генерала Казакова. В течение сегодняшнего дня противник свои усилия направлял со стороны Борисовки на Томаровку и в 18:00 овладел Томаровкой и Мощеное. На остальных направлениях ограничивался действиями мелких отрядов и вел огневой бой.


Войска Воронежского фронта, выполняя приказ, организуют оборону на указанных во вчерашнем донесении рубежах…


До сих пор скверно с управлением, особенно у генерала Казакова. Казаков фактически войсками не управляет, а о двух дивизиях (340-й и 107-й) совершенно не имеет данных…


Войска всех армий Воронежского фронта в результате длительных непрерывных боев сильно истощены, малочисленны и не имеют артиллерии, минометов, противотанковых ружей и станковых пулеметов…


Войска присланных на усиление 1-й танковой армии генерала Катукова и 64-й армии генерала Шумилова по-прежнему поступают весьма медленно…».


Создаётся впечатление, что именно по итогам Третьей битвы за Харьков и родился этот вопрос у автора известной песни о Сталине:


«… А когда подходили вандалы

К нашей древней столице отцов,

- Где нашёл он таких генералов?!»


(и таких легендарных бойцов).


Интерактивная карта боевых действий:

https://yandex.ua/maps/?um=constructor:1a0c9560a64cccb9c7721cfa2583f148a37452a13d28b9e6382a8f1cfaef66f2&source=constructorLink