50

Тот, кто знает твоё имя

Девушка, что сидела передо мной, поежилась. Ей было неуютно, не по себе, ей было страшно. Нет, она была в ужасе. И её настроение словно бы передавалось мне. Какая-то гнусная тревога, от которой сосет под ложечкой.

- Как твои дела? – негромко спросила я, ободряюще улыбнувшись.

Как я и думала, она молчала, продолжая затравленно смотреть на меня из-под темных бровей. Её можно было принять за обычную душевнобольную, проведшую в стенах известного серого здания с решетками на окнах не один месяц. Темные, глубоко засевшие круги под глазами, потрескавшиеся от постоянных покусываний губы, сбитые костяшки пальцев и расцарапанные руки. Те волосы, что она не выдрала, были не расчесаны и торчали черной копной в разные стороны. Эта женщина безумна. Но я её знала. Еще неделю назад мы вместе пили кофе, и она жаловалась мне на то, что её преследует навязчивая мысль.

- Какая же? – спросила я, не переставая рассматривать её маникюр. Его она меняла едва ли не каждую неделю.

- Что за мной кто-то охотится.

- Поклонник?

- Если бы, - она горько усмехнулась. – Бывает у тебя такое, что кажется, что тебя кто-то зовет, когда ты в душе или в наушниках?

Я невольно засмеялась.

- Конечно же, бывает.

Она была недовольна моей реакцией и раздраженно отвернулась.

- Прости, если хочешь, чтобы я выслушала тебя как психолог, а не подружка, так надо было и сказать, - я попыталась вернуть её расположение. – Такое, и правда, бывает. Я даже глаза по очереди мою, чтобы одним всегда следить.

- Так вот, сначала так всё и было – мерещится и ладно, - доверительно продолжила она. – А потом… я его увидела.

Я внутренне напряглась. Было что-то зловещее в том, как она эта говорила. Профессионал в своем деле, я привыкла слушать подобного рода бред, но не от людей, которых знаю достаточно хорошо.

- Его?

- Не знаю, просто тень, - её взгляд остановился в одной точке, она словно пыталась разглядеть в своих воспоминаниях то, о чем говорила. – Я стала просыпаться посреди ночи от того, что оно произносит моё имя. Потом оно стало проявлять себя физически – толкать, ронять предметы. А однажды, я клянусь, оно заорало моё имя во всю глотку. Вот прям посреди ночи. Я в ту же ночь уехала к родителям.

- А сейчас? – тихо поинтересовалась я.

- Пока живу у родителей. Я им ничего не стала рассказывать. Сказала, что ремонт делаю. Но вчера папа попросил, чтобы я выглянула в окно, так как кто-то настойчиво зовет меня уже пару минут, - она отхлебнула кофе и замолчала.

- Ты выглянула? – не выдержала я воцарившегося молчания.

- Нет, что ты, - она покачала головой. – Я вышла в гостиную, где было его слышно, и я узнала голос.

- Какой у него голос?

Она задумалась, но вдруг переменилась в лице:

- Не знаю. Не разберешь по нему, мужчина это или женщина. Или ребенок. Знаешь, такой задиристый, насмешливый… Жуткий. До костей пробирает.

На какое-то время повисла тишина. Я пыталась уложить в голове услышанное и найти возможное объяснение.

- Ты ничего до этого не делала? – видя её непонимающий взгляд, я пояснила: - Может, Уиджи брала или книгу какую нехорошую читала.

- Нет, что ты, я в мистическую ерунду не верю, - она снисходительно улыбнулась, продолжая пить кофе, как ни в чем не бывало, а я недоумевающе смотрела на девушку, которая ещё минуту назад утверждала, что столкнулась с чем-то потусторонним.

- А в то, что с тобой происходит, веришь?

- Конечно, - она решительно кивнула, убирая длинные ухоженные волосы за спину.

Я больше не стала спрашивать её о преследователе. Мне было почти очевидно, что его не существует, а моя знакомая, возможно, нуждается в квалифицированной помощи. Пережить, по её заверениям, сверхъестественный опыт и остаться категорическим скептиком - это из разряда шизофрении. Я всё же посоветовала ей попить какое-нибудь успокоительное, пояснив, что это хотя бы поможет унять нервы.

С той встречи прошла неделя, в течение которой она связывалась со мной раз, чтобы рассказать, что кто-то названивал в домофон и спрашивал её. Трубку тогда взяла её мать и, без задней мысли, открыла дверь. Естественно, никто не пришел.

Потом я увидела её уже в психлечебнице. Я лишь психолог, я не её лечащий врач и не могла бы им стать. Моя компетенция – семейные драмы, депрессии и навязчивые состояния. Я даже не самый близкий друг. Но она попросила меня приехать. Приехать, чтобы сказать, что оно постоянно просит позвать меня. Она прошептала мне это на ухо, крепко сжимая мою руку. А когда я почти ушла, она окликнула меня по имени. И улыбнулась такой гадкой и надменной улыбкой, какая бывает только у безумцев.

Я вернулась домой, сокрушенная увиденным. Мне было жаль её, и я не переставала думать, как модно ей помочь. Почти весь оставшийся вечер я провела за поиском информации о подобных клинических проявлениях, даже лежа в кровати продолжая прочитывать форумы. Так я и уснула, чтобы проснуться в три ночи от того, что кто-то явно позвал меня по имени. Громко, почти нагло. Не то мужчина, не то женщина, не то ребенок.

Дубликаты не найдены

+3
Бред..., который я дочитала до конца! Хм, гениально!!!
раскрыть ветку 4
+1
Даже не знаю, хорошо это или плохо... Спасибо за потраченное время, в любом случае)))
раскрыть ветку 3
+1
Это было хорошо
+1
Вам спасибо))
+1
После прочтения аж шерсть дыбом. Пробрало. Шикарный рассказ)
+3
Интересно написано, неплохая задумка, но я бы добавил больше деталей к описанию, а то вроде и полно, но чувствуется скомканность. В остальном всё шикарно.
раскрыть ветку 13
+1
Полностью согласна и обязательно так и сделаю. Не хотелось делать это в рамках пикабу, где не любят длиннопосты:) в своем блоге дописываю и совершенствую, набираясь здесь опыта и советов. Спасибо:)
раскрыть ветку 12
+2
Да. Дъявол, как известно, кроется в деталях.
Сюжет, конечно не нов, но есть свой стиль, своя манера изложения, а это уже хорошо... Не создаётся ощущения, что это всё я уже где-то слышал, у кого- то читал.
раскрыть ветку 11
+1
Не хватает трупов и расчленёнки! ( шутка ) норм рассказик.
раскрыть ветку 1
0
Такое тоже есть у меня. ;)
+1

я тоже как-то среди ночи услышал, такое пронзительное и тоскливое "Сережаааааа!" , но мне было пофиг, я ведь не Сережа.

+1
>Пережить, по её заверениям, сверхъестественный опыт и остаться категорическим скептиком - это из разряда шизофрении.

Это странная фраза. Мне кажется, разумный человек как раз будет искать разумные обоснования своим глюкам, а не впадать в мракобесие.
А рассказ хороший, спасибо)
раскрыть ветку 4
+1
В том что и дело, что она уверяли меня, что это было что-то именно потустороннее, не искала иной причины, а когда заговорили о подобном, сказала, что это все выдумки.
раскрыть ветку 3
+1
То есть рассказ правдив?
раскрыть ветку 1
0
О госпади, почему т9 так уверен в своей правоте))) простите за набор слов вместо комментария))
Похожие посты
83

"Мама, не надо!"

Автор: Бессонница


Как часто мы со стороны наблюдаем за счастливыми парами, живущими, как нам кажется, в своём идеально выстроенном мире. Красивые люди живут красивой жизнью в своих красивых домах. Воспитывают красивых детей, выгуливают красивых собак, встречаются с красивыми друзьями. Ездят на красивых машинах и летают на красивые курорты. А если ещё при всей этой «красивости» люди остаются честными и искренними по отношению друг к другу и окружающим, то нет-нет, да и проскакивает мысль: «Эх, вот бы и у меня так всё складывалось», «Тоже хочу так, буду стремиться!»… Понимаете, о чем я? Так вот, была и в нашем окружении такая красивая семейная пара, на которую все заглядывались и брали себе в пример.


Ольга и Сергей познакомились ещё в школе и больше ни на день не расставались. Всегда вместе. Везде вместе. Тот самый случай, когда персонализация «я» гармонично перетекает в «мы», не причиняя никакого дискомфорта ни одной из сторон. Серёжка – успешный бизнесмен, создавший с нуля своё дело. Внимательный муж, хороший отец. Оля – домохозяйка, следящая за домом и детьми. Всегда улыбчивая, всегда гостеприимная, всегда ухоженная. Поверите, нет: ни разу ее без прически или маникюра не видела. Дом – полная чаша, наполненная любовью, уважением и достатком. В общем, не семья, а глянцевая обложка для журнала.


В один из весенних дней у нас дома раздался звонок от общей знакомой:


– Тань, Олька Б-кая ляснулась, – прозвучало в трубке.


– В смысле ляснулась? – сперва даже не поняла я. – Алло! В СМЫСЛЕ, ЛЯСНУЛАСЬ?!


– Так вот и ляснулась. С восьмого этажа. Не знаю подробностей, еду к ним. Скажи Павлу (моему мужу), чтоб к Серёге выдвигался, все уже у него.


В недоумении подхожу к мужу:


– Паш, сейчас такой странный звонок был… У Б-ких что-то случилось. Собирайся, езжай к ним, там наши все собираются…


Тридцать пять лет. Молодая, красивая, здоровая женщина. Счастливая мать, счастливая жена… Ну, так нам, окружающим, по крайней мере всегда казалось. Покончила жизнь самоубийством, выбросившись с балкона дома, стоявшего напротив ее собственного. Шоковое состояние. Никто ничего не мог понять. Как так-то? Почему?!.. Хотя, так ли уже важны причины, ведь факта смерти они не отменят…


Похоронили Ольгу по всем церковным законам, с батюшкой, с отпеванием. Как такое возможно – не спрашивайте, я не знаю. Знаю и верю лишь своим глазам: был священник, провёл отпевание, на кладбище запечатал могилу, после были поминки. Что запомнилось в тот день, так это слова Сергея:


– Вы все думаете, что сейчас Олю хороните? Нет, вы двоих нас сегодня хороните…


Все друзья как могли поддерживали Сергея после похорон. Часто к себе детей забирали, наши девчонки просто среди недели к ним домой забегали помочь с уборкой, готовкой, уроками. Мужчины звонили, приезжали в гости, периодически звали его к себе домой поужинать, чтобы хоть немного развеять. И вот в один из таких вечеров, среди плавно текущего разговора, Серёжка вдруг посмотрел на меня и неожиданно выдал:


– Тань, Олька не уходит. Я за детей боюсь.

– Серёж, да ты что… Они маленькие и ещё ничего не понимают, да и сказали ведь, что мама просто уехала на время…


А дальше я услышала монолог, от которого у меня просто волосы на затылке начали подниматься… Послушайте и вы то, что я услышала.

«Я особо не помню день похорон, да и последующие дни для меня превратились в длинный тягучий, липкий сон, многое из которого не зафиксировалось в памяти. Помню лишь, что вставал, одевался, поднимал и кормил детей, развозил их по школам и садикам, потом ехал на работу и что-то делал. Или не делал… Не помню, да это и не важно… Затем забирал детей, привозил домой, кормил, делали уроки, укладывал спать. Сам падал в кровать и просто отключался без снов. И так изо дня в день, из недели в неделю. И вдруг в этой серой рутине в одну из ночей, когда дети были у бабушки, меня будто что-то встряхнуло. Прихожу в себя и понимаю, что стою на кухне. Передо мной две чашки: в одной черный кофе с лимоном, как я люблю, во второй зеленый чай с молоком, как Олька всегда пила, шоколадка открыта, фантики от конфет. Стою, смотрю на это и не понимаю что за чёрт. Откуда это всё и что происходит? А уже в следующий момент чувствую, как со спины меня кто-то обнимает. Абсолютно уверенно ощущаю прикосновение на своём теле. Так жутко стало… Отскочил в сторону, смотрю, а нет никого. Но ведь были прикосновения, Тань, точно были! Стою, трясет всего, чуть выговорить смог:


– Оль… Не надо… Не мучь меня…


В тот же момент лампочка в ночнике взрывается, и всё погружается в темноту. Постоял немного, вжавшись в угол, но дальше ничего не происходило. Успокоился, убрал всё со стола, но до утра уже не смог заснуть. Залип перед телевизором – вроде как в окружении людей, а не один в квартире.


Утром встал, поехал на работу, по дороге заехал к маме, рассказал о случившемся. Она как могла успокаивала, да объясняла, что такое случается. До сорока дней умершие меж живых ходят, прощаются… Посоветовала съездить в церковь, за упокой службу заказать. Так и сделал. Какое-то время было всё спокойно. Дети вернулись домой, жизнь как-то дальше, будто колесо по пыльной дороге, покатилась. Работа-дети-дом. Работа-дети-дом… И тут вдруг среди ночи Яночкин крик на всю квартиру: «Мама, не надо!». Вскакиваю, влетаю в ее комнату, вижу – в кроватке бьётся, слёзы по щекам градинами катятся, и кричит, не переставая, но глаза при этом закрыты. Я её на руки подхватываю, начинаю трясти, чтоб проснулась. Она глазки открывает, видит меня и ещё пуще плакать начинает:


– Папочка, я не хочу! Не хочу к маме! Не отдавай ей меня, папочка!


– Тише-тише, детка, конечно, не отдам. Ну как же я без тебя? Нет, я без тебя не смогу. Мы всегда рядом будем, – уговариваю.


Вроде успокоил, водички попили с ней, с собой спать уложил. Яна легла на бочок и скоро уснула, а я до утра опять не спал. На утро спрашиваю у дочки, что случилось ночью, она говорит, что мама к ней приходила и раньше играть, но в этот раз хотела ее с собой куда-то забрать, а она, Яна, отказалась. Тогда мама рассердилась, схватила ее больно за руку и начала тянуть, а девочка стала вырываться и плакать… Я дочку успокоил, сказал, что мама ее очень любит и никогда бы ей не сделала больно. А это просто плохой сон был.


Через пару ночей опять всё повторяется. Опять мама, опять тянула куда-то, опять больно сделала… Пара дней спокойно – и всё по новой.»


Рассказал мне это Сергей, а я сижу и думаю, а чем же я помочь могу-то, кроме как выслушать…


– Слушай, Серёж… Сходи в церковь. Расскажи всё батюшке. Священники лучше нас с тобой знают и понимают. Если кто и даст совета и помощь окажет, так они.


– Да. Наверное, ты права… Так и сделаю.

После нашего с Сергеем разговора прошло довольно много времени. Он сам не звонил, да и я что-то закрутилась в собственных заботах и хлопотах. Наконец, выпало свободное время, звоню Сергею, интересуюсь как у него дела. Потом аккуратно затрагиваю тему того ночного разговора: ходил ли, нет? Что сказали? Что посоветовали?


– Да, Тань, сходил. Долго мы с батюшкой тогда беседовали. Я ему всё рассказал: и о том, что было, и о страхах, и сомнениях своих, и о состоянии дочки. Он мне посоветовал заказать сорокоуст по Оле и квартиру освятить. Всё сделал. Детей вот ещё к психологу начал водить, готовим их к тому, чтобы сказать, что с мамой случилось. Пока вроде всё спокойно, но… Я вчера квартиру на продажу выставил, а сам с детьми пока временно к родителям переберусь, пока сделки с недвижимостью не закончатся, и не куплю новую.


– А что ж так-то, Серёж?


– А не могу я в ней больше жить. Всё о Оле напоминает. И знаешь ещё что… Поздними вечерами, когда долго смотрю в окно на тот дом, с балкона которого Оля упала, чудится мне там женский силуэт. Сначала стоит неподвижно, а после поднимает руку и мне машет…


Автор: Бессонница


Источник: https://4stor.ru/histori-for-life/112472-mama-ne-nado.html

Показать полностью
138

Попутчица

Попутчица

Телефон в очередной раз противно крякнул и завибрировал на панели, когда Андрей входил в затяжной поворот на скорости сто двадцать км/ч. Ночь сегодня была просто волшебная: тихая, приятно прохладная, утопающая в легкой молочной дымке.

Андрей специально свернул с главной трассы на объездную, чтобы не останавливаться на светофорах и не бояться камер. Здесь можно было как следует прогреть резину, вдавив педаль газа в пол, не переживая за штрафы.

Встречная полоса, изредка тревожимая проезжающими мимо дальнобойщиками, что не боялись передвигаться по глухой темной дороге, мирно дремала.

Андрей был один. Из приоткрытых окон на всю округу весело играло «Дорожное радио», единственное ловившее на этом участке пути. Мужчина радостно подпевал давно забытым хитам, которые никогда бы не стал слушать при других обстоятельствах.

«Ты уже достал со своими документами. Собирайся в следующий раз сам, не маленький, чтобы я всё за тебя делала!» ― прочитал он сообщение, как только выровнял колеса.

«Неужели так сложно Насте несколько бросал», ― отправил Андрей ответное смс и тут же громко выругался, подскочив на небольшом лежачем полицейском, который появился неизвестно откуда. Он только что проехал пешеходный переход и приближался ко второму.

Мужчина сбавил скорость, жалея немолодую подвеску, и огляделся по сторонам. Лес кончился, его сменили трехэтажные домики из белого кирпича с деревянными окнами, кривые покосившиеся ворота школьного футбольного поля, одиночно стоящий магазин с классической надписью «Продукты». Всё это являлось отличительной чертой небольшого поселка, одного из тех, что то и дело вырастали вдоль дороги.

Рядок невысоких горбатых фонарей подсвечивал трассу. Они-то и помогли Андрею разглядеть впереди белую точку, которая через минуту превратилась в человека.

Фигура принадлежала девушке, что была одета явно не по погоде. Она смотрела в сторону приближающейся машины, выкинув вперед руку, и пыталась поймать единственную попутку.

Андрей не горел особым желанием брать пассажиров, но оставлять вот так, темной ночью посреди дороги девушку было слишком по-свински. Решение было принято в самый последний момент, поэтому торможение получилось громким, с характерным скрипом. Он глянул на хрупкую, тонкую девицу в белой рубашке и облегченно выдохнул. Бояться внезапного нападения было бессмысленно и даже как-то глупо. Времена девяностых

давно прошли, да и рядом ни кустов, ни деревьев из-за которых мог выскочить вооруженный бандит, не было.

― Вам далеко? ― спросил он в приоткрытое окно молодую незнакомку в белой рубашке с закатанными рукавами.

― А вы куда так спешите? ― ответила она вопросом на вопрос тонким, немного охрипшим от ночной прохлады голосом.

― В Москву.

«Красивая, худенькая, прям как моя», ― подумал про себя мужчина, разглядывая собеседницу за окном.

― В Москву, значит, видимо, ждут вас сильно, раз так гоните, не боитесь в аварию попасть?

Андрей лишь помотал головой в ответ, желая как можно скорее вернуться к поездке.

― Едете? ― спросил он, стараясь скрыть раздражение.

― Еду, чего же не ехать, раз вы всё-таки остановились.

Центральный замок щелкнул, и девушка запрыгнула в машину.

Андрей обратил внимание на то, что дама не пристегнулась, подав ей соответствующий намек взглядом, но та его не поняла, а Андрей настаивать не стал. Прогретый лишь дыханием Андрея воздух в машине резко похолодел, и водитель решил прикрыть окна.

Болтать мужчина не любил, тем более с незнакомыми людьми, поэтому момент с расспросами вроде: что, как и почему, отпал сам по себе.

Телефон снова запиликал и завибрировал, когда водитель набрал скорость.

«Какая ещё Настя?! Ты с кем там?! Ты вообще домой собираешься?!» ― прочел Андрей текст сообщения и тут же отправил ответ:

«Это т9, я написал: «неужели так сложно найти несколько бумаг!!!» ― он нажал на отправить и нервно бросил телефон на панель.

― Вы всегда за рулем в телефоне копаетесь? ― ни с того ни с сего послышался голос попутчицы.

«Какое тебе дело?» ― подумал про себя Андрей, а в ответ сказал:

― Нет, жена просто мозги мне полощет.

― Хах, полощет. Полощет ― значит, любит. Мне вот муж никогда не полоскал мозги. Уйду на полдня, а ему пофиг, где я и с кем, даже смс не пришлет, не то что позвонить.

«Оно и видно, раз посреди ночи вдоль трассы шатаешься»

― Развелись? ― решил всё же поддержать разговор Андрей, раз всё равно радио пришлось потише сделать.

― Простите?

― Ну, вы сказали, что никогда не полоскал, значит, развелись, я так полагаю.

― Нет. Женаты до сих пор, просто это не имеет уже никакого смысла.

Андрей снова промолчал.

Автомобиль стремительно набирал скорость. Навстречу проехала фура с включенным дальним светом.

― Вот козлина! ― выругался сквозь зубы Андрей.

― А вы жену свою любите? ― молчание девушки было недолгим.

― А вам вот зачем эта информация?

Андрей догнал какого-то тихохода и обошел по встречной полосе. В зеркале заднего вида он разглядел раскуроченный бампер и разбитое лобовое стекло обгоняемой машины.

― Просто. Вы так спешите к ней, по телефону успеваете общаться, значит, наверное, очень сильно любите её, раз пренебрегаете безопасностью.

― Это личное.

― Личное? Разве плохо сказать вслух о том, что вы любите свою вторую половинку?

― Вам, правда, важно знать?

― Мне всегда нравилось слушать о любви, завидую людям, которые несутся стремглав к своим близким, не смотря ни на что. Словно рыцари, способные с легкостью преодолеть любую преграду, обогнать соперника, такие люди рубят с плеча, как говорится, щепки летят!

― Вас что, никто никогда так не любил?

― Отчего же, любили, в институте был один, дрался из-за меня постоянно, подарки дарил. Только вот я его не любила, а потому мне это всё было не интересно. В итоге жизнь сложилась так, что нелюбимый муж, нелюбимая жена, только дети и держали вместе, ради них я была готова на всё. Собственно, ради них я и вышла на трассу.

Разговор уходил в какое-то странное русло.

В машине совсем похолодало, кажется, как будто туман начал пробираться в салон через вентиляционные решетки, Андрей включил печку.

Девушка молчала, явно ожидая вопроса, но водитель не спешил его задавать. Он украдкой посмотрел на неё и тут заметил, что из разорванных на коленях джинсах, дырки на которых он сначала принял за особенности модели, течет кровь.

― Вам в больницу не нужно? ― спросил Андрей.

― Нужно, но я уже не успеваю.

― У вас тут поблизости нет отделения скорой помощи?

― Есть, в сорока километрах, будем проезжать его через десять минут.

― Заехать?!

― Нет, не стоит, я же говорю — не успеваю уже.

― Да почему не успеваете-то?! ― взорвался Андрей, не в силах терпеть эту недосказанность.

― Потому что… Не успеваю.

Андрей проехал ещё один длинный поворот, и тут ему приходит очередное смс.

«Прости меня, пожалуйста. Будь аккуратнее. Сейчас в группе «Дорожные происшествия» прочитала, что девушку сбили на той дороге, где ты едешь. Какой-то дальнобойщик обнаружил ее тело на трассе пятнадцать минут назад. Я тебя очень люблю!»

Андрей прочел смс, и в этот самый момент ему навстречу пронеслась машина скорой помощи с мигалками.

― Представляете, тут где-то неподалеку женщину сбили, ― обратился он к своей пассажирке, но ответа не последовало.

Андрей повернул голову и вдруг понял, что едет в полном одиночестве.

― Что за хрень?!!! ― крикнул ошарашенный водитель и, внимательно осмотрев салон, окончательно убедился, что он один и лишь печка гудит, работая на всю. В салоне уже стояла такая духота, что даже пластик плавился.

Впереди показалось отделение скорой помощи, и мужчина моментально завернул к нему.

«Чертовщина какая-то!»

Он вышел из машины и, вдохнув холодный ночной воздух, решил еще раз оглядеть салон. Никого. Девушка как сквозь землю провалилась.

До дома он ехал медленно, то и дело оглядываясь, боясь, что девушка внезапно появится из ниоткуда.

На следующий день новость разлетелась по всем группам в социальных сетях.

«Молодая девушка пыталась вызвать скорую помощь своей дочке, которой ночью внезапно стало очень плохо. Свободных машин не было. Тогда женщина выбежала на трассу, чтобы поймать машину и попросить довести их с дочкой до станции скорой помощи. Но засмотревшийся в телефон водитель не заметил её и сбил. После этого по девушке проехалась еще одна машина, окончательно лишив жизни».

На фото Андрей заметил знакомую белую рубашку.

В новостях этим же днем показали виновника ДТП, который пришел с повинной. Он рассказал о том, что отвлекся на телефон в момент аварии.


(с) Александр Райн

Автор в соц. сетях

https://www.facebook.com/AlexandrRasskaz

https://vk.com/alexrasskaz

Попутчица Авторский рассказ, Мистика, Попутчики, Авто, Страшилка, Судьба, Авария, Телефон, Длиннопост
Показать полностью 1
32

Знаменосец Хаоса

Знаменосец Хаоса Текст, Сверхъестественное, Фэнтези, Длиннопост, Онгоинг, Приключения, Магия, Книга первая, Авторский рассказ, Мистика

Том 2. Глава 25



Кира тренировалась в одиночестве, отрабатывая удар и блок, раз за разом повторяя одно и то же движение. Вернувшись с болот, она теперь именно так проводила каждый вечер. Её путешествие оказалось сплошным разочарованием, за исключением, правда, одной детали. «Точнее из-за одного необычного человека», поправила себя девушка, случайно оступившись и снова занимая исходную позицию.


Её занятия перед сном не были сложными, работало лишь её тело, а разум отдыхал. Односложными движениями она пыталась довести до автоматизма некоторые простые приемы, ведь тот парень сказал, что это не только возможно, но и легко. По прибытию в Бастион это подтвердил так же и её наставник.


«- Я не боюсь того, кто изучает десять тысяч различных ударов. Я боюсь того, кто изучает один удар десять тысяч раз», сказал ей тот парень, уточнив, что фраза даже не его. Кире понравилась не только формулировка, но и суть – нет нужды учить длинные, громоздкие комбинации, запоминая каждое отдельное движение, нужно лишь заучить основы, и дальше действовать по обстоятельствам.


Наставник не возражал против новых тренировок Киры, тем более что это было её свободное время. Раньше по вечерам девушка что-нибудь читала, но теперь, когда у неё появилось множество мыслей которые стоит обдумать, Кира работала над собой, погрузившись в собственное подсознание.


Едва достигнув сознательного возраста, научившись ходить и держать в руках меч, девушка была передана под опеку мастеру. Да, путь воина был избран не ей самой, но это к лучшему. По крайней мере, так сейчас считала сама Кира.


Правда всё детство и юность пришлось посвятить обучению, но этот вклад еще окупится. Вот это уже были не её мысли, а слова мастера, но девушка в них верила, ведь уже сейчас достигла действительно неплохих результатов.


Кира иногда даже могла одержать победу над Николаем, при том что среди Нового Поколения, он был самым выдающимся тёмным воином, если не считать сына Владыки конечно. Сурта можно вообще исключить из списка, так как его обучением занимались самые лучшие и великие люди, включая господина Балора. Кроме того, благодаря своему статусу он имел практически неограниченный доступ к ресурсам и артефактам Бастиона.


При всём этом, Кира являлась дочкой служанки, так что не могла похвастаться родословной, как Сурт или Ник. Последний так же не был простым парнем, появившись от союза одного из Стражей Ночи и Старшей Сестры Тьмы. Кира же добилась всего сама, полностью вычеркнув из жизни радости и развлечения, занимаясь исключительно боевой подготовкой.


Только вот в походе мировоззрение девушки получило серьезнейший удар. Молодой парень, лет на пять младше её, с лёгкостью одолел и Николая и сильнейшую воительницу Нового Поколения, когда они вместе атаковали светлую девчонку. А перед этим он просто в клочья растерзал напавших на отряд Двуглавых Змеехвосток.


Потом парень еще не раз демонстрировал скорость и мощь, превосходящую всё, на что была способна не только Кира, но и предводитель экспедиции Ник. И каково же было удивление воительницы, когда она узнала, что парень до недавних пор вообще не знал о существовании мира-за-барьером, так же как и о Тьме и воинском искусстве проживающих здесь людей, пользующихся Силой.


«Жаль, конечно, что имя своего Мастера молодой воин так и не озвучил, но ежедневные спарринги с ним однозначно продвинули меня по боевому пути вперед если не на несколько, то на одну ступеньку так точно», продолжала размышлять девушка, снова и снова выполняя удар, сочетая его с блоком, как порекомендовал наставник.


- Жёстче, Кира, ты слишком расслаблена! Соберись, а то твоя тренировка потеряет всякий смысл, превратившись просто в крепкий сон.


Вдруг вмешался в её мысли учитель. Фридрих как всегда незаметно появлялся прямо позади ученицы, будто соткав собственное тело из теней, прячущихся в углах тренировочного зала. Девушка действительно позволила себе расслабиться, вспомнив парня по имени Тим.


«Жаль что я больше никогда с ним не встречусь. Судя по тому, как Тим ответил на приглашение Ника, на турнир он вряд ли явится. Хотя… если верить учителю, жизнь моя будет достаточно длинной, и когда-нибудь я даже стану Стражем Ночи! Если конечно продолжу тренироваться так же усердно. Прямо как наставник и уж тогда я смогу выделить для себя достаточно свободного времени, дабы отыскать его! Конечно же для того чтобы снова сразиться, а не для каких-нибудь других глупостей. С другой стороны, он может и согласится подарить мне ребёночка. Талант как у Тима и мое упорство… наш будущий сын просто обречён на величие… ну или дочка», спустя минуту снова прогрузившись в мысли, отвлеклась от тренировки Кира.


- Да что с тобой сегодня? Снова в облаках витаешь! У тебя в руках не ветка, которую ты подобрала в лесу, а настоящее Оружие Тьмы!


Поймав ученицу за запястье, остановил её Страж Ночи Фридрих. Вернувшись с задания, что было возложено на него заместителем владыки Балором, наставник вёл себя необычно. Он постоянно был раздраженным, чем-то всё время недовольным, и при этом не желал рассказывать почему.


Кира несколько раз пыталась расспросить его о задании, но в последний раз получила настоящую угрозу в ответ, так что теперь держала язык за зубами. Запястье заключённое в ладонь наставника начало побаливать, но девушка терпела, стараясь чтобы её страдания не отразились на лице.


В наступившей тишине её сустав неожиданно хрустнул, и Фридрих немедленно отпустил руку ученицы.


- Извини, малышка. В последнее время я и правда веду себя несдержанно. Ничего не сломал?

Поинтересовался он в конце.


- Нет учитель. Всё в порядке. Я работала в основном другой рукой, так что эта немного затекла. Оттого, наверное, она и хрустнула, когда вы надавили. Это просто сустав, а не кость. Перелома или трещины нет.


Вздохнув, наставник подал ученице знак спрятать оружие и начал разговор, когда та выполнила указание.


- Прости, в последнее время я веду себя неподобающе. Ругаю тебя, хотя сейчас твоё личное время, и ты вольна проводить его как захочешь. На то были причины и я наконец могу тебе их раскрыть. То задание, что на меня возложил господин Балор, закончилось провалом. Тише-тише, не перебивай, сейчас сам всё расскажу.


Кира захлопнула рот так, что только зубы клацнули. Она отказывалась верить в то, что её учитель мог с чем-то не справиться. «Да еще где, в мире отступников, где проживают слабые и чахлые создания, отдавшие всю свою Силу на поддержание их гадкого, отвратительного барьера», воскликнула юная воительница про себя. Тем временем Фридрих продолжил.


- Мне было велено отыскать в небольшом городке некоего паренька и привести сюда. Я разыскал кого велено, но поручение выполнить не смог. Мальчишка оказался не так-то прост – каким-то образом он сумел скрыть от меня собственную Силу, но потом почему-то раскрылся. Он успел убить двоих бойцов из моей группы и еще двоих вывел из строя. Потом я конечно схватил его но вынужден был отпустить. Пришлось, потому что в школу, где обнаружили мальчика, заявился его дед.


Сделав паузу, взглянув в широко распахнутые глаза Киры, её наставник продолжил:


- У каждого из нас в юности был свой кумир. Тот на кого мы хотели быть похожими. Обычно это Владыка, но иногда молодежь хочет быть похожей еще и на кого-нибудь другого. Естественно о твоем увлечении героем войны, чьё существование до недавних пор было поставлено под сомненье я знаю. Не волнуйся, это вполне нормально, не нужно так смущаться.


Кира действительно густо покраснела и отвернулась, но Фридрих поймал её подбородок и снова установил зрительный контакт.


- В общем, я веду к тому, что дедом того парня оказался Страж Ночи Гравитус…


Кира снова открыла рот, и обратно захлопнула его, заметив перед лицом поднятую руку учителя. Девушка изо всех сил держала язык за зубами, пытаясь не закричать, но это было непросто.


- Вынужден признать что я испугался, столкнувшись с таким противником, ведь его Сила значительно превосходила мою. Мне повезло – он пощадил и меня и моих людей, когда я сообщил что группа выполняет приказ Владыки. В общем, мы поговорили и от имени всех живущих в Бастионе Стражей Ночи, я пригласил его вернуться. Естественно тогда я не рассчитывал, что он действительно воспользуется приглашением или вообще воспримет мои слова всерьёз. Такой воин если бы захотел вернуться, давно сделал бы это сам и никакие приглашения ему не нужны. Однако только что случилось нечто странное. Стража доложила о прибытии Гравитуса и сейчас, насколько мне известно, он направляется в свой дом в городе.

Кира была шокирована. Девушка не знала чего хочет больше – увидеть своего кумира, или спрятаться под одеялом, дабы тот не разочаровался, столкнувшись со столь посредственной личностью. Было время когда Кира мечтала стать именно его ученицей, но те времена давно прошли – теперь у девушки есть наставник. Более того, хотя Фридриху не так давно исполнилось четыреста двадцать лет, он уже превзошел некоторых других Стражей Ночи, вдвое старше его. Таким наставником можно было гордиться и хвастаться, чем Кира иногда и занималась в детстве.


- А сейчас иди умойся и переоденься в чистое. Формально я пригласил господина Гравитуса, так что он, как человек который чтит традиции, сообщил обо мне стражникам на посту. Теперь я должен первым поприветствовать его. И ты, как моя лучшая ученица, отправляешься со мной.

Пару секунд девушка стояла замерев, прекратив даже дышать, а затем развернулась на каблуках и словно кукла затопала выполнять указания наставника. Ей хотелось пуститься бежать, да при том с максимально доступной скоростью, но Кира боялась обидеть учителя. Фридрих со своей стороны понимал её энтузиазм и не испытывал ревности. Ну разве что совсем немного, правда он понимал – у Гравитуса уже есть внук, которого тот воспитывает и обучает, он не возьмет себе никого другого.


Немногое было доподлинно известно о пожилом, пропавшем Страже Ночи. Однако то, что тот никогда раньше не брал себе учеников, знали все. «Мальчишке просто повезло быть рождённым Сестрой Тьмы по имени Антигона! Кстати… вот интересно, кто же его отец», размышлял Фридрих, дожидаясь ученицу.


Девушка была готова в кротчайшие сроки. Она, похоже, выбравшись из душа и переодевшись, даже не воспользовалась полотенцем. По крайней мере волосы её были мокрыми. «Повезло что девчонка подстрижена коротко, носит, в основном, мужскую одежду и не пользуется никакой косметикой. Вон у Рихарда и Сигурда ученицы те еще модницы. Им на сборы потребовалось бы гораздо больше времени. Воительницы из них конечно не ахти какие, но зато выглядят очень эффектно. Почти как Сёстры Тьмы, и делают они со своими наставниками такое…», подумал Страж Ночи, поглядывая ученицу, топающую впереди.


Угловатая фигура Киры не вызывала никакого влечения, а взгляд на практически лысую голову уничтожал даже те крохи женственности, что еще остались на её лице. Единственное достоинство, по мнению Фридриха, на которое мог бы обратить внимание какой-нибудь сверстник воительницы, было сзади и чуть пониже спины.


«Правда, учитывая что по бастиону ходят не только другие девушки, но и Сёстры Тьмы, коих в последнее время развелось немало, на бедную Киру вряд ли кто-нибудь обратит внимание. Боюсь что в свое время ей придется просто силой кого-нибудь взять, если девушка вдруг решится завести ребенка», продолжал размышлять Фридрих, пока Кира вела его к дому легендарного Стража Ночи.


Она прекрасно знала, как и другие фанаты Гравитуса, где находится заброшенный хозяином дом в городе. Никто не пытался занять это здание – вокруг хватало настоящих пустующих дворцов.

Ну а этот домик, сколько себя помнил Фридрих, считался скорее памятником былому величию тёмных. У молодёжи даже традиция возникла – те кто преклонялся пред гением Стража-разведчика, по достижению тридцати лет, переступая порог совершеннолетия, стучались в двери давным-давно заброшенного дома.


Таким образом воины не только выказывали уважение, но и заявляли о своем стремлении превзойти лучшего из лучших, или по крайней мере, встать вровень с ним.


Кира естественно тоже собиралась так поступить, однако ей необходимо было еще пару лет подождать. Бодро дошагав до калитки, воительница остановилась как вкопанная. До этого она видимо не задумывалась над тем что произойдет дальше, а вот теперь ей стало страшновато. Фридрих улыбнулся, глядя на неё, осознав что и сам испытывает некий трепет, но он не позволил своему волнению отразиться ни на лице, ни на собственных движениях.


Не сбавляя хода Страж Ночи распахнул калитку и поднялся на порог дома, уверенно постучав в его дверь. Прошла минута но никакого ответа не прозвучало. Тогда наставник Киры громко произнес:


- Это Страж Ночи Фридрих, имевший честь пригласить уважаемого господина Гравитуса на празднество! Откройте пожалуйста.


И снова тишина. Не слышно ни голосов, ни звука шагов. Фридрих снова постучали и не выдержав крикнул чуть громче чем собирался.


- Эй, кто-нибудь дома?


Дверь внезапно распахнулась, едва не попав наставнику девушки прямо по носу. В проеме застыл лысый хозяин в халате и тапочках. В его свободной руке покоилась солидная чашка с чем-то явно горячим, так как вверх поднимались клубочки пара. При этом у чашки отсутствовала ручка, что говорило о двух вещах – либо это была не обычная чашка, сдерживающая жар, либо пожилой хозяин совершенно этого самого жара не боялся.


- Нет! И незачем так орать. Я и в первый раз прекрасно слышал.


Раздался сварливый голос. Звука шагов до самого последнего момента слышно не было, так что Фридрих едва удержался от того, чтобы извлечь свой меч из магического хранилища. Гравитус тем временем развернулся и зашагал на кухню, бросив лишь:


- Ну чего встали, заходите.


А когда гости вошли, растерянно озираясь по сторонам, последовав за хозяином, тот себе под нос добавил:


- Между прочим, там написано вытирайте ноги…


Фридрих замер, как и его ученица. Они обернулись, ища глазами озвученную надпись, но Гравитус лишь хохотнул:


- Да шучу я! Проходите уже, присаживайтесь. Чаю хотите? Я по дороге собрал листьев Златоцветки.


- Конечно! Настоящая Златоцветка в наше время редкая вещь. Она очень полезна и дорого стоит. Спасибо что предложили.


Ответил скорее для Киры, нежели для Гравитуса, её наставник. Девушка слышала это название, но еще ни разу не пробовала, ведь стоили цветы Златоцветки и правда очень дорого. Правда обычно из них делали эликсиры, а не варили чай. Такой поступок в Бастионе сочли бы глупой тратой ценного материала, но у хозяина дома, видимо, были свои взгляды на сложившуюся ситуацию. И пока девушка размышляла над причудами лысого хозяина, из соседней комнаты вдруг раздался голос.


- Учитель каким образом нагревается вода в душе, если обе трубки остаются холодными?


Кира сразу поняла, что это тот самый внук, и подумала следующее: «вот я бы ни за что не стала называть господина Гравитуса просто учителем. Это же твой дедушка, так пользуйся возможностью! Эх вот правильно говорят – не ценят люди то, что имеют». С другой стороны, Страж Ночи Фридрих не придал этому обращению никакого внимания. В Бастионе кровное родство мало на что влияло, а вот отношения учителя и ученика были сакральными. Здесь довольно часто своих родственников называли учителями, ежели те таковыми являлись.


Не дождавшись ответа, на кухню из коридора вышел молодой парень. Не ожидая увидеть гостей, он едва успел обернуть вокруг пояса полотенце, так как только что выбрался из душа. И в этот раз он не мог ни в чем винить Касси потому что сам отправил её исследовать дом и в данный момент Блик в виде кошки находился на чердаке.


Тим счел, что Гравитус в случае чего сможет постоять и за себя и за своего ученика, коим сейчас являлся он сам, а Блик Тьмы с этим согласилась, оставив хозяина. Правда парень не ожидал что гости заявятся так быстро, ведь всё что успел сделать он и его наставник по прибытии – это разобрать некоторые вещи и помыться.


Парень конечно удивился сильно, но вот Кира, которая и до того с трудом держала себя в руках, окончательно потеряла над собой контроль. Забыв и про своего наставника и даже про Гравитуса, воительница воскликнула:


- Тим? Так значит ты…


Почесав затылок парень ответил так, как ему заранее велел лысый учитель:


- Привет, Кира. Прости что тогда скрыл это от всей вашей компании, но наставник велен никому о нём не рассказывать… Рад тебя видеть кстати!


Совершенно себя не контролируя, девушка бросилась обнимать старого знакомого, о котором думала всё время, после того как вернулась из болот. Тиму ничего не оставалось, кроме как легонько похлопать её по плечу одной рукой, ведь второй он всё еще держал полотенце.


- Ох, полегче! Задушишь ведь.


Выдавил он, больше переживая за то, что не удержит полотенце, если дамочка продолжит сжимать его в объятьях. В отличии от Тима, Кира доступ к Силе не теряла, кроме того была еще и на взводе. Так что он говорил вполне серьезно, при этом опасаясь не столько за свою жизнь, сколько за собственное достоинство.


Гравитус глядя на эту картину издал ехидный смешок, а затем еще и добавил:


- Похоже твоя ученица положила на него глаз… даже не знаю, кому из них больше сейчас сочувствую, ибо пацан пока что бесполезен. Тьмой пользоваться я ему запретил, а без неё, девчушка попросту его сломает, если всё-таки в постель затащит, конечно.


Кира немедленно отпустила Тима и отступила назад. Парень повел плечом, пытаясь вернуть его в удобное положение, но не смог. Всем, включая самого Тима, стало ясно что это вывих. «Мда… пытаться держать полотенце, попав в медвежьи тиски плохая идея, но иначе я попросту не мог», подумал парень, вопросительно взглянув на наставника. Гравитус перестал смеяться, подошел и резко дернул ученика за руку, придержав плечо. Та с хрустом вернулась в исходное положение, после чего Тим заявил:


- Уф! Неприятная процедура. Это уже третий раз за время путешествия с тобой, дедушка!

Последнее слово он будто бы специально выделил, однако гости, естественно, не могли понять почему.


- Пожалуй пойду, оденусь как подобает, а то обо мне еще подумают… всякое…


Обронил Тим и, не дожидаясь разрешения, ушел. Гравитус никак на это не отреагировал, что заставило Киру разрываться межу уважением к гению Стража Ночи и дерзким отношением ученика к нему. Сама она никогда бы так себя вести не стала. «Хотя кто знает, что там за отношения у легендарного деда, и его не менее выдающегося внука. Быть может в будущем Тим даже превзойдёт своего предка, ну а мне в тот момент, попросту необходимо оказаться рядом», подумала девушка, пока Гравитус наливал кипяток в чашки гостей.


- А девчонка хороша. Внучек у меня крепкий, несмотря на некоторые ограничения. Она вот так просто его помяла, что прямо зависть берет – молодая и сильная, повезло тебе Фридрих с ученицей. Как зовут-то тебя, девочка?


- Кира.


Скромно представилась та, и после этого разговор перешел в иную сферу – Стражи Ночи обсуждали текущее положение дел в Бастионе, предстоящий праздник и всё что с ним связано. Эти разговоры были не шибко-то интересны юной воительнице, однако совать своих пять копеек во взрослые дела её никто и не просил.


О девушке вообще будто бы забыли, и более того, когда вернулся Тим, на него Стражи Ночи тоже своего внимания не обратили. Кира долго размышляла над последними словами Гравитуса, которые касались непосредственно её персоны и не могла понять – то ли это он так похвалил воительницу, то ли пытался оправдать слабость внука. В любом случае, гордиться собой она могла, ведь превосходство над таким воином как Тим, дорогого стоило.


А Тим и правда изменился. На его теле появилось несколько новых шрамов, так что он стал чуть больше походить на настоящего темного воина. Его аура поменялась и теперь совершенно ему не подходила. Бушевавшие в нем ураганы Тьмы улеглись, и Сила в парне нынче напоминала скорее заснувший вулкан, нежели бурный, необузданный поток, как раньше.


Вернувшись из своей комнаты на кухню, он тихонько сел рядом с Гравитусом, и принялся пить чай. Сначала Тим хотел пригласить Киру к себе в комнату, чтобы спокойно поговорить, не мешая наставникам, но потом передумал. Опрометчивый поступок воительницы не заставил его бояться, однако что могут подумать Гравитус и Фридрих, если он так поступит? «Правильно. Наверняка что-нибудь нехорошее и пошлое», ответил сам себе Тим.


К счастью разговор Стражей быстро закончился и Гравитус с Тимом проводил гостей до двери. Тим вяло попрощался, с трудом держа глаза отрытыми. За день он полностью вымотался, а после расслабляющей чашки Златоцветки, которая, как оказалось, не только ускоряет заживление ран, но так же и нагоняет сонливость, его совсем разморило.


Кроме того Гравитус с Фридрихом так спокойно и монотонно беседовали, что он пару раз ловил собственную голову, которая становилась слишком уж тяжелой и всё время норовила то ли запрокинуться назад, то ли опуститься на грудь.


Кира видела всё это, и не могла поверить собственным глазам – неужели это тот самый молодой воин, который спас всю их экспедицию, и которого очень долго в поединке не могла одолеть ни она сама, ни даже Николай, второй по силе в Бастионе. Если брать в учет только Новое Поколение, конечно.


Весь следующий день девушка провела как на иголках. Праздник должен был начаться только завтра, но в гости к Тиму больше ходить было нельзя. Там и так весь день был аншлаг – каждый хотел поприветствовать вернувшегося легендарного Стража Ночи. И началось посещение небольшого домика в городе, часов, наверное, с пяти утра, так что Тим вряд ли смог как следует выспаться.


Потом наступил день праздника. Кира долго готовилась и прихорашивалась. Целых двадцать минут, что было её личным рекордом. Правда любая другая девушка посмеялась бы над столь небрежной подготовкой – воительница даже губы не накрасила.


Праздник начался и почти все тёмные вышли на улицы ранее практически безлюдного города. На самом деле, кроме игрищ на стадионе и концерта в театре, Киру больше ничего не интересовало. И если огромный стадион мог вместить в себя всех желающих посмотреть на выступления Воинов и Сестёр Тьмы, то в театр могли попасть лишь избранные.


Девушке повезло – это был её праздник, так что и туда она, в этот раз, тоже попала. И её даже посадили рядом с Тимом. Слева, прямо на соседнее кресло, а по правую руку от парня восседал Гравитус, что снова заставило девушку гордиться собой. Такие места просто так не достаются – скорее всего, вернувшийся Страж Ночи распорядился посадить её в это кресло, рядом с внуком.

Жемчужиной и звездой программы в театре, было показательное выступление Сурта, сына Владыки, на которое Кире очень хотелось посмотреть. И она смотрела не отрываясь, а потом её внимание приковал к себе Тим. Точнее сначала это был не он сам, а звук, что раздался в зале, когда Сурт опустил клинки, расправившись со всеми своими противниками.


Громогласный храп был слышен в каждом уголке зала, так что Кире пришлось толкнуть соседа локтем, дабы разбудить. Как и почему тот заснул было неважно, а важно то, что этот поступок нанес несмываемое оскорбление сыну Владыки.


Закрыть на это глаза принц Бастиона не мог. Ко всему прочему еще и Гравитус в этот момент, когда взгляды всех собравшиеся устремлены на только что проснувшегося парня по имени Тим, куда-то отлучился.


Кира готовилась к худшему, однако парень мастерски выкрутился из сложившейся опасной ситуации. Воительница впервые своими глазами увидела кого-то, кто не пользуясь Силой смог продемонстрировать не только великолепное боевое мастерство, но так же и указать сильнейшему бойцу нового поколения на его место.


В театре Тим показал себя настолько мужественным, настолько самоуверенным и спокойным, что воительница снова задумалась над тем, чтобы встать когда-нибудь рядом с ним. И не только как равная по силе, но так же, быть может, как кто-то, кто будет для него больше чем просто подруга…

Показать полностью
69

Демон

Однажды я услышал какой-то шорох у себя на кухне. Кошки у меня нет, жена и дети были у матери в гостях. Не долго думая я кинулся туда, обдумывая методы борьбы табуреткой с вероятным грабителем, проникшим на кухню через форточку. Но каково же было моё удивление когда я увидел, как на той же табуретке сидел довольно смуглый человек. Скучающим взглядом он смотрел в мою сторону.

"Негр что-ли?" - пронеслось у меня в голове.

- Сам ты негр. - ответил он.

Я, конечно же опешил, быстро оглядываясь по сторонам в поисках чего-нибудь тяжёлого:

- Ты кто такой?! Как сюда попал?!

- Видишь всё-таки... Ну ничего, потом почистим твою флешку.

- Не шевелись! Я сейчас полицию вызову.

- Как хочешь. Я скоро исчезну, сам потом полиции объясняй что у тебя нет белой горячки.

- Да кто ты такой, твою мать?

- Демон.

- Ну что ты несёшь? Какого хрена ты сюда забрался?

- Да далась мне твоя конура. Я случайно здесь. Просто недопрыгнул.

- Чего?!

- Слушай, ты постой спокойно пару минут, я скоро исчезну, говорю. Понимаешь? А потом ты всё забудешь.

- Я вызываю полицию. - сказал я, потянувшись в карман за смартфоном.

Незнакомец устало вздохнул и щёлкнул пальцами. В тот же миг загорелся кухонный стол, и у меня в тот момент от удивления чуть глаза не выпали из орбит. Схватив какую-то кастрюлю я подбежал к раковине, для того чтобы набрать воды. Смуглый вновь щёлкнул, пламя исчезло, и стол вновь стоял как новый, без следов гари. Исчез даже запах дыма.

- Что... Что за фокусы?!! - прозвучал мой, слегка хриплый голос.

- В чём дело Иванов? Ты опять подвёл весь коллектив. - на месте незнакомца сейчас сидел мой непосредственный руководитель. С работы.

- Я... Павел Андреевич... Вы как? - мои руки стали понемногу трястись.

- Я - нормально. Убедился? - спросил незнакомец, снова став самим собой.

- Убедился... - прошептал я. - Вы что, пришли меня убить?

- Зачем?

- Ну как... Вы же демон...

- Ну и с чего ты решил что демоны убивают людей?

- Ну... Не знаю. В фильмах видел.

- Хм... Придуманными идиотами - людьми. Нет лучше блага, чем быть убитым демоном. Для вас, людишек. Но не бывать этому.

- П... почему?

- Потому что это прямая путёвка туда, - указал он пальцем в потолок. - С чего ради мы должны вам помогать?

- Но вы же нас ненавидите.

- Разумеется. Ладно, приоткрою тебе небольшую тайну - никаких ведьм, вампиров, оборотней и прочей хренотени не существует.

- Но почему? Вы же - есть...

- Если бы они были и вы их увидели... Потому что любое подтверждение существования тёмных сил, поможет человечеству как никогда.

- Извините, не понятно. Чем поможет?

- Раскинь мозгами. Если есть мы, значит есть и они... - снова он показал пальцем в потолок. - Так что, никогда вы нас не увидите. Такого подарка вы не достойны. А насчёт ваших душ ты хотел бы спросить... Вижу твои мысли. Вы сами всё делаете для того, чтобы попасть к нам.

- Ну вы же подталкиваете... Искушаете, кажется.

- Чушь собачья. Это считается подстрекательством, и в итоге - опять помощь, но не нам. Повторяю - вы сами неплохо справляетесь. Уфф..и зачем я тебе это всё говорю? Ладно, хоть время до прыжка убьём.

- А куда? Если не секрет?

- Не секрет, тут рядом, через улицу. Некоторые из вас уходят с эскортом, с нашим сопровождением...

- Как, как не попасть к вам? Не стирайте мне память, пожалуйста.

- Извини, не могу. Смотри поменьше телевизор. Прежде чем что-то сделать, думай не только о себе. - прошептал он. - Но это всё напрасные слова... Ладно, мне пора, увидимся. - улыбнулся он и исчез.


Я простоял в полном оцепенении наверное с минуту. "Я скоро всё забуду!" - молнией пронеслось в голове. Спотыкаясь, подбежал к письменному столу и стал записывать. "Это же очень важно, нужно записать каждое слово!" Ведь это... Для людей. Чтобы... Что? Твою мать, да что за хрень я только что написал? Опять ставить этот чёртов тэг - "мистика".

Показать полностью
41

Дар.(часть 8) Катерина

Предыдущие части.

Дар. (часть 1)

Дар. (часть 2)

Дар. ( часть 3)

Дар. ( часть 4)

Дар. ( часть 5)

Дар. ( часть 6)

Дар.(часть 7) Наталья

Закончив свои дела я возвращалась тем же поездом. Мое купе вновь было пусто, уж не знаю, Наталья постаралась или мне просто сказочно везло. Впрочем, в связи с новым вирусом люди не спешили в путешествия.

Наталья довольно быстро меня нашла. Окинув ее взглядом, я улыбнулась: выглядела она значительно лучше, чем в первую нашу встречу. Прибрала волосы, в глазах горела надежда, от прежней сутулости не было и следа. Заметив мой взгляд, она засмущалась.

-Ну не растрепухой же перед дочками то...

- Наташ, не будет все просто. Дочек твоих надо еще разыскать, уговорить их мне поверить.Не сегодня и не завтра это будет.

- А я что? Я ничего. Я столько лет без всякой цели тут существую, я и мечтать не смела о том, что смогу их еще повидать. Нет, вру я, конечно мечтала. Но теперь я это точно знаю. Ты же обещала.

- Обещала. - вздохнула я. - Но не факт, что у меня получится.

- Получится, - убежденно ответила Наталья.

Я вышла на станции городка К., где по словам Наташи она оставила свою первую дочь. Погода заметно портилась. Прибившись к стайке туристов, я села в автобус, едущий к монастырю. Мысли в голове путались. Шансы найти Катю, да и даже просто узнать информацию о ней были прямо скажем невелики. Где она теперь?

Первые крупные капли дождя, ударившие по стеклу оконца автобуса вывели меня из раздумий. Я почувствовала на себе чей то взгляд. Огляделась. Чуть поодаль от меня сидела пожилая женщина и внимательно на меня смотрела.Увидев, что я заметила ее взгляд, она ничуть не смутилась, напротив, приободрилась и села со мной рядом.

- В монастырь едешь, доченька?- поинтересовалась она, положив на мою руку свою ладонь. Я не люблю чужих прикосновений, но сейчас мне совсем не хотелось одернуть руку. Хотелось просто с кем то поговорить, спросить совета.

-Мне нужно разыскать одну девушку. Ее ищет...ищут мать и сестра.

- Что ж, дело благое. Но почему в монастыре?

-Когда то давно мать оставила ее у монастырских ворот.

- А теперь раскаяние пришло...Ну да, так бывает, грехи в старости замолить, прощение у всех получить. Так бывает.

- Не нужно матери отпущение грехов, да и не отпустит ей уже их никто.

- Как это? Пока человек живет, он всегда со всеми примириться может, и сердце свое облегчить!

- Это если живет...

- Что ты такое говоришь, дочка? -Старушка испуганно посмотрела на меня и перекрестилась.

- Как есть, так и говорю. Не нужно матери никакого отпущения, сестер познакомить желает.

Старушка замолчала. Довольно долго мы ехали, слушая как барабанит дождь по крыше автобуса, сливаясь с гулом приглушенных людских голосов. Наконец старушка спросила меня.

-А как зовут девушку то? Я живу при монастыре, хоть и мирянка. Грех свой отмолить пытаюсь, да думаю, не простит меня господь. Но не об этом сейчас. Может, помогу тебе с поиском.

- Екатерина.

- И всё? Фамилию не знаешь? Год рождения?

-Не знаю. Крестик при ней был, медный, старый очень. Еще прабабушки ее. Но я его в глаза не видела, так что примета так себе.

- Это верно...Если Катерина твоя решила в монахинях остаться- имя у нее другое уже, не как в миру было. Поговоришь с настоятельницей монастыря, я тебя к ней проведу.

- Спасибо.

- И тебя спаси бог, доченька,- старушка слегка сжала мою руку.

Пробирались мы от остановки к монастырю под сильнейшим ливнем.Мне повезло с попутчицей, она вела меня и мне не пришлось плутать, как тем несчастным туристам. Обойдя ворота мы подошли к какой то маленькой двери на задворках, старушка ловко провернула ручку, засов упал и дверь открылась.

Внутри было заметно теплей. Я огляделась. От двери вглубь монастыря вел длинный слабо освещенный коридор.

- Как зовут то тебя, дочка? - отряхивая свой плащ спросила меня старушка.

- Маша.

- А я Елена Борисовна.

Я кивнула ей, мол очень приятно. Говорить не очень хотелось. Старушка же напротив, щебетала пусть и приглушенным голосом, но очень оживленно.

- Сейчас в трапезную пройдем, спросим у сестры Евфросинии остатки ужина, подкрепиться тебе не мешает, дочка, а то странно говоришь ты, непонятно.

Есть и вправду очень хотелось, возражать я не стала. Елена Борисовна повела меня через коридоры, плавно перетекающие один в другой, пока мы не вышли в достаточно большое помещение. По центру стоял большой деревянный стол, по краям - деревянные же лавки. Всюду висели иконы. Перекрестясь старушка прошла дальше, в конце трапезной была небольшая дверь. На наши шаги и разговоры вышла высокая монахиня. Руки ее были мокрыми, в руках она держала тарелку, которую очевидно мыла. При взгляде на меня брови ее удивленно приподнялись.

- Покорми путников с пути, сестра Евфросиньюшка, - попросила ее Елена Борисовна. - Издалека дочка едет к нам.

Ни слова не говоря монахиня вынесла миску вареной картошки, нарезала хлеб. Выложила на плоскую тарелку ароматные бочковые огурцы.

- Рыбы не осталось, ешьте. Как говорится, чем богаты...- проговорила сестра Евросинья.

- Ну что вы, все замечательно, - сглотнула слюну я. - Сто лет не ела бочковых огурцов.

- Ну вот и славно, Машенька, идем, поедим.

Перекрестившись и выслушав короткую молитву старушки я принялась за еду. Картошка была остывшей, но необыкновенно вкусной. Вкусным был и хлеб, который пекли тут же. Про огурцы и говорить было нечего. Все это помножилось на мой дорожный голод.

После еды меня слегка разморило. Но мне предстоял разговор с настоятельницей монастыря, игуменией матушкой Ксенией. Я прежде никогда не общалась с игумениями, и мне было как то не по себе. В воображении представлялась сухая властная дама, видящая меня насквозь. Когда меня наконец провели в кабинет, я облегченно выдохнула. Передо мной стояла полноватая немолодая уже женщина, в монашеском убранстве, с миловидным лицом. Эдакая тетушка, но никак не настоятельница, управляющая монастырем. Матушка улыбнулась мне.

- Елена сказала мне- вы кого то ищете? - спросила она, жестом предлагая мне присесть.

- Ищу, - ответила я. - двадцать восемь лет назад вам в монастырь принесли девочку, Катю. Все что я знаю о ней, что она черноволосая, с острым взглядом. При ней был медный старый крестик.

Игуменья помрачнела.

- Зачем вы ее разыскиваете? Кем она вам приходится?

- Ее разыскивают сестра...и мать.

- Почему они сами не пришли сюда? Почему прислали вас?

- Все очень сложно. Вы можете мне помочь найти ее? Она здесь?

Игуменья встала. Прошлась по кабинету.Я молча смотрела на нее, напряженно ожидая ответа. Наконец она заговорила.

- Я знаю, о ком ты говоришь. Я ведь могу говорить с тобой на ты?

Я утвердительно кивнула.

- Действительно, двадцать восемь лет назад на пороге монастыря мы обнаружили ребенка, девочку.Конечно же мы приняли ее. Все оформили как положено, и она стала жить при монастыре. Имя оставили ей данное матерью, фамилию дали Никифорова, по отцу Никифору, нашему батюшке и духовнику. Девочка росла активной, жизнерадостной, к восемнадцати годам решила, что жизнь при монастыре тяготит ее. Она решила уехать. Мы отговаривали ее как могли. Она ведь не готова совсем была к жизни в миру, среди людей и людских соблазнов...Образование при монастыре она получила, помимо общешкольной программы девочек мы обучаем швейному делу. Она полагала, что все сможет. Что ж, неволить мы не можем, скрепя сердце отпустили.Она вернулась через пять лет. Не было больше прежней Кати. Потухший взгляд, нет того огня в глазах. Допросов никаких я не учиняла, решила - сама расскажет как раны залечит свои. Но она так ничего не рассказала.

- Я могу видеть ее?

- Можешь.Но прежде я прошу тебя рассказать о матери Кати. Я опекаю ее,и хочу убедиться в том, что вся эта информация не ранит ее снова.

- Честно говоря, я и не знаю, что вам рассказать о ней. Ее имя Наталья. Малограмотная селянка, наделавшая кучу ошибок в своей жизни. Не она одна в них виновата. Она просто жила в рамках отведенной ей провидением роли, не пытаясь выйти из нее, думаю она и не подозревала, что это возможно. Считала, что достойна именно такой жизни. Но ведь блаженные нищие духом, ибо их есть Царствие Небесное, не так ли?

Игуменья молчала. Приободренная ее молчанием, я продолжила.

-Она на прощение дочери и не надеется. Не смеет надеяться. Она хочет, чтоб Катя узнала о своей сестре, Анжелике.Хочет, чтоб две родные души встретились, чтоб они знали, что они друг у друга есть.

-Я тебя конечно к Кате отведу. Но ты должна знать. В Боге она чувствует утешение. Как и все мы. Она собирается принять постриг в этом году. Если она вновь уйдет в мир, мы препятствовать ей не сможем и не будем. Но этот второй уход может добить ее. Душа ее, она сама, вот только спустя годы после возвращения стала крепнуть. И все так легко сломать. Впрочем, на все воля Божья.- На этих словах она перекрестилась.

- Сегодня уже поздно. Я позову кого-нибудь из сестер,  тебе покажут  комнату, в которой ты сможешь переночевать. Утром до завтрака ты встретишься с Катей.

Ночью мне было сложно уснуть.Я не знала, что пережила Катерина, не представляла себе ее эмоциональное состояние, не знала, как отнесется к моему Дару человек глубоко верующий, каким она и являлась, раз  решила посвятить жизнь служению в монастыре.Вдруг она расценит все это как бесовщину, пожалуется игуменье, сестрам, поднимет шум и они меня выставят? Мне не привыкать конечно к негативу со стороны людей, но переживать это снова вот вообще не хочется. Ну ладно, не побьют же они меня, в конце концов, решила я, и сон наконец одолел меня.

Утром я проснулась сама, без будильника и до того, как за мной пришла монахиня, чтоб проводить меня к Кате. Лежала какое то время, проворачивая в голове речь, которую выскажу перед старшей дочерью Наташи.Когда открылась дверь Катиной кельи, эта речь покинула мою голову абсолютно.

У Кати действительно был пронзительный взгляд темно-карих глаз. Такие не забудешь и узнаешь спустя годы.Я набрала побольше воздуха в легкие и начала.Я старалась смягчить информацию, мне хотелось оправдать в Катиных глазах ее мать. Не для того, чтоб она охотней согласилась на встречу с ней, нет. Просто...просто чтоб она простила ее. Наконец я подвела свой рассказ к тому, что Наталья умерла.

- Я чувствовала это. Знала как то подспудно, что нет моей мамочки в живых, а иначе она нашла бы меня обязательно, - Катя расплакалась. - тогда, в городе, обязательно бы нашла, и не было бы со мной всего того, что было.

Милая, она себя то спасти не смогла, хотелось мне сказать ей в ответ, но я промолчала.Вместо этого рассказала, что Наталья приезжала в монастырь, когда Катя была ребенком. Горечь отразилась на лице Кати.

- Ну почему же она не заговорила со мной?

- Я не знаю. Наверное ей было страшно. А может стыдно. Я не знаю.

Немного помолчав Катя спросила:

- Так вы пришли, чтоб рассказать мне о моей матери?

- Не только. Катя, у тебя есть сестра. Ее зовут Анжелика. Твоя мать очень хотела, чтоб вы встретились.Настолько сильно хотела, что связалась со мной.

- Как это...связалась?

- Я могу видеть души неупокоенных. Они не уходят, когда их терзает что то. Мама твоя умерла очень плохо. Она покончила с собой, бросившись под поезд.Она не смеет и надеяться, что ты и Анжела простите ее, но очень хочет увидеть вас, и чтоб вы с сестрой познакомились.

Катя поверила мне безоговорочно. Ей так хотелось, чтоб у нее был хоть кто то родной, что она ухватилась за мой рассказ как за спасительную соломинку. Мне стало не по себе, когда я представила, что могло ожидать такую доверчивую девушку в большом городе.

Мы выехали тем же днем.Катя шла, решительно зажав в кулачке маленький потемневший от времени медный крестик- единственное напоминание о матери. Матушка Ксения и Елена Борисовна молча проводили нас до остановки.

Показать полностью
39

Дар.(часть 7) Наталья

Предыдущие части.

Дар. (часть 1)

Дар. (часть 2)

Дар. ( часть 3)

Дар. ( часть 4)

Дар. ( часть 5)

Дар. ( часть 6)

Люблю поезда. Есть в них что-то, черт побери, умиротворяющее, способствующее расставлению всего по местам в суетливой человеческой голове.У тебя внезапно появляется большое количество свободного времени, которое можно потратить на безделье. И в этом самом безделье подумать, поразмышлять без спешки.

Так думала я, располагаясь в полупустом вагоне поезда дальнего следования.Дальневосточный поезд увозил меня все дальше от дома, мерно постукивая колесами и укачивая.

Разжившись кипяточком у проводника я заварила чай, вынула из продовольственной сумки пачку печенья. За окнами проплывал однообразный пейзаж: степь, тощие деревца вдоль жд, изредка сбивающиеся в лески-стайки. Вечерело.

Плацкартный вагон, а я ехала именно в таком, постепенно наполнялся пассажирами. Я с любопытством вглядывалась в людские лица, мне нравилось угадывать, кто они, чем занимаются, куда едут. Хохочущая парочка, загорелая девушка в хлопковом платье, краснощекий парень с выгоревшими от солнца волосами- наверняка молодожены, возвращаются с отдыха. Так и есть, девушка подтвердила мои догадки, ухватившись за поручень правой рукой, на безымянном пальце которой сверкнуло обручальное колечко. Парень придержал её, его руку украшало такое же.Ребята прошли дальше по вагону, затерявшись в нем. Следом по вагону, шумно дыша и отдуваясь, прошла-проплыла грузная женщина лет пятидесяти, волоча за собою девочку.

- Так, Геля, это наши места?- женщина остановилась возле моего купе. Я невольно вжала голову в плечи, мысленно прося Гелю ответить отрицательно.- Ну гляди же, Геля, мне очки доставать чтоли?

Девочка послушно развернула билеты.

-Наши семнадцатое и восемнадцатое, - пролепетала она.

- А здесь какие? - тыча пальцем-сосиской вглубь купе пробасила женщина, вновь обращаясь к девочке и совершенно игнорируя меня.Девочка в рассеянности оглядела купе, по всей видимости она не знала, где указываются номера мест.

- Пятнадцатое и шестнадцатое, вам в соседнее, - ответила за нее я. Женщина почему то с недовольством глянула на меня, протянула " Ну-ну" и, взяв сумку поковыляла дальше. Девочка рассеянно улыбнулась мне.

Бабушка и внучка? В них не было абсолютно никакого сходства внешне. Впрочем, так бывает.

- Бывает, - раздалось с соседнего места. Я невольно вздрогнула.Еще мгновение назад в купе была только я.

Женщина, сидящая напротив, имела неопрятный вид. Растрепанные волосы, фланелевая клетчатая рубашка,явно мужская, на которой отсутствовало несколько пуговиц, брюки, потертые в коленках. Всмотревшись в чрезмерную бледность её, я всё поняла. Снова беспокойная душа.

-Мои ласточки не были похожи ни на меня, ни на мамку мою. Может, на папку моего и были похожи, только поди разбери, как он выглядел, одна ток фотокарточка осталась от него, и та мутная. Катюха, старшая, чернявая, глаза карие, глянет- ну прям орлица! А Анжелка, младшенькая, беленькая, волосешки золотые, ну ангел, ангел и есть. Потому и назвала ее Анжеликой, глянула на нее и поняла: ангела родила.Как же там мой ангел теперь, беда беда...- она заголосила так неожиданно для меня, что я по привычке оглянулась, не привлекло ли это еще чьего внимания.

-Дура ты, дура, - все так же неожиданно расхохоталась попутчица. - Кто ж меня увидит то, окромя тебя...

Прекратив смеяться, она ненадолго замолчала. Я не возражала бы, чтоб она молчала так всю дорогу, а лучше б и вовсе убралась, так она мне была неприятна. Женщина прочла мою неприязнь.

- Брезгуешь меня...А меня все всегда брезговали, даж мужики мои, поимев и не касались больше.Я так рассудила: ну и поделом мне, чо я, барышня киношная чтоль, шуры-муры разводить, поцелуи, обьятия...Я девка простая была, такой и остаюся. Картохи мужик принес, водки стакан налил- стало быть евоная я, уважить его должна.Анжелкин ток папашка, вот тот подзадержался. В колхоз наш студентики  приехали, и средь них- он. Весь тонкий такой, интеллигентный, хтьфу.Ваши натруженные руки, Натали, говорил он мне, внушают безграничное уважение. Натали! А я ж Натаха.

- Зачем вы мне рассказываете все это, Наташа? - мне хотелось, чтоб она скорей перешла к делу.

- А не знаю. Столько лет поговорить не с кем было, а тут ты. Я болтать не очень то, но соскучилась уже.Больше двадцати лет катаюсь тут, а эти все ходят, как будто я стеклянная, как будто и нету меня.

- Вас и вправду больше нет. Для людей- нет. Почему вы не ушли?

- А куда мне идти? Не знаю я...Эх, закурить бы, да не могу. И выпить не могу. Ничего не могу. Выть вот с тоски только да в окно смотреть.

- За вами не приходили? Как вы умерли?

Мимо моего купе прошла та девочка, искавшая места. Услышав мои слова, она остановилась и удивленно на меня посмотрела. Поспешно взяв в руки мобильник, я сделала вид, что разговариваю по нему.Девочка недоуменно пожала плечами и ушла.

- А ты смышленая, - неожиданно похвалила меня Наталья, оценив хитрость с телефоном.- Не такая дура, какой первоначально кажешься.

- Так как это произошло? - проигнорировав ее очередную грубость, снова спросила я.

- Как как...Влюбилась я в студентика то того, отца Анжелкиного. Как же, Натали жешь я для него, а не Наташка потаскушка, как для других. Приезжайте, говорит студентик мой, Натали, в город мой, родителям вас представлю, да жить станем вместе, с благословения материнского.И укатил. Я баба то нахрапистая, а тут хвост поджала. А ну как не понравлюсь родне его, интеллигентской, я ж грубая да несдержанная, и матюкнуться могу, а оне то наверное как сынок разговаривают, на вы да с любезностями. И приданого у меня никакого- дом вот деревенский и всего то. Любовь любовью, а не поеду я. Это я значит всерьез размышляла так, думала он взаправду меня позвал.

Времечко то идет, и стала замечать я, что понесла. Чай не впервой- Катюха то первая моя была.Еще в пятнадцать родила ее.От кого и не знаю.

- А где Катя ваша? - перебила ее я.

- Где где...Не оставлять же мне ее с собой, чтоб глядела она на мужиков моих.Да и мне дите к чему было, чем кормить, сама впроголодь.Сирота я, образования семь классов, работала поденно, кому дрова порубить, кому воды понатаскать. Да с огороду что вырастет тем питалась. Ну и мужики мои чего принесут.Какое уж тут дите.Оставила я ее на пороге монастырском в городке соседнем, оставила да и ушла в ночь. Ездила потом, как паломница, высматривала в детишках что при монастыре живут, орлицу свою. И всё думаю, узнает- не узнает, кровь то не вода. Ан нет, вода, бегает Катюшка моя и не чует, что мамка приехала. Ну и не стала я подходить к ней, пусть живет как жила, зачем ей мамка потаскуха. И студентик то мой знать про нее не знал, все и к лучшему, думалось мне тогда. Да и щас так думается.Так вот. Чувствую я, что все как с Катюхой было, и тошнит, и работать не работается, все спать охота. Сначала испугалась. Не бесконечно ж детей разбрасывать, стыд вдруг обуял. А потом подумала подумала- а может с дитем то и примет родня студентикова меня, особливо если ребеночек в отца уродится. Любят мужики то, когда порода в дитях ихняя.Но, думаю, рожу сперва, чтоб сразу видно было отцовство то. Я в том что он папаша и не сомневалась, не гуляла я больше ни с кем, как встретила студента. Влюбилась же, говорю. Родила девчоночку, в срок. Окрестили мы ее, да и поехала я в город к студентику, на адресок им оставленный. Открыла мне мать его, ребенка и смотреть не стала, вытолкала взашей. Делать нечего, сижу во дворе, поджидаю ненаглядного своего. А он идет, красавец мой, под руку с девушкой какой то. Вся тоненькая, в платье красивом. Оглядела я себя, да так мне стало стыдно за себя, так противно. Ишь полезла куда, ножищами своими колхозными.Не чета я ему. Развернула я одеяльце то, а там Анжелка глядит, а глаза отцовские, голубые. Дождалась, как войдут они в подъезд, за ними прошмыгнула. Оставила дитя на пороге у двери, в звонок позвонила. Свидетельство о рождении в одеялко Анжелкино сунула. И бегом. Долго я пила.Сначала в кабаке каком то придорожном, мужики всё какие то со мной. Подотвыкла я от всего этого, жила ж с надеждой на светлое будущее, думала по новой жизнь пойдет. А не бывает так. Со свиным рылом ток в свинарнике и жить. Как в тумане помню- пришла на пути, легла на рельсы. Чего мне жить? Мамка я кукушка. Глупая, потасканная. Ничего не умею.Зачем я?Нету смысла мне для жизни. Очнулась тут уже, в вагоне. Хвать себя- а тела то нету у меня уже. Так и катаюсь. И времени счет потеряла уже. Год какой сейчас?

- Две тысячи двадцатый.

- Ого. Девоньки мои взрослые уже, поди барышни. Взглянуть бы на них, да не уйти мне с поезда. Пробовала я. Как стена невидимая стоит.

Наталья расплакалась. Но не раскатисто и истерично, а тихо так, по-женски. Мне стало ее жаль. И нет рыла никакого, уставшее женское лицо, со следами былой красоты. Простой такой красоты, здоровой.Что мне делать с этой Натальей, я не знала. Да и не просила она ни о чем. Что ж, значит моя миссия- просто дать ей выговориться... Наталья встрепенулась при этих моих мыслях.

-Нет, можешь ты помочь мне, можешь!

- Да как? Самоубийца ты. И странно еще, что не уволокли тебя, я всякого навидалась, не первая ты, что на контакт со мной пошла.

- Да я не грехи свои замолить хочу. Виноватая я кругом, вот и расплачиваюсь. Одного хочу: чтоб дочки мои повидались друг с дружкой, жизнь то она вон какая, тяжелая, когда родной кровинушки нету рядом. А они есть друг у друга, а знать об этом не знают.Они то безвинные, это я всё, я!

- Да как же я найду дочек то твоих? Ну ладно, Анжелу еще, ты фамилию мне ее скажешь, адрес, куда отнесла ее. А старшую твою? Она ж взрослая уже, и где угодно может жить, и под фамилией какой живет- тоже неизвестно.

- Это да, Катерину я без свидетельства подкинула, бумажку только с именем ее сунула в распашонку, да крестик бабкин на нее надела.

- Золотой хоть?

-Кто? Крестик? Да прям, медяшка.

- Ну вот, так на него была б надежда.

- А может, сохранила Катюха его?

- Может и сохранила...Наташ, отдохнуть мне надо. Ты не мешай мне, завтра поговорим еще, дорога длинная.

- Ну ты подумай, может сможешь девуль моих познакомить да подружить.

Я обещала подумать.

На самом деле и с Анжелой ситуация не из простых. Снова придумывать объяснение, кто я, откуда у меня такая информация, подозрения.Я вздохнула. Каждый раз один сценарий. И винить их не в чем, родственников тех умерших, чьи души связывались со мной за все эти годы. Сама я до того рокового дня, как скончалась моя обожаемая бабушка, а я приняла ее Дар- тоже ни за что не поверила бы, приди ко мне вот так человек и заведи разговор об общении с умершим.Я их понимала, но мне то от этого не легче. Ладно, утро вечера мудреней.

Утром, открыв глаза, я увидела Наталью, сидящую у окна и задумчиво глядевшую в окно на проплывающие мимо домики. Увидев, что я проснулась, она встрепенулась.

- Ну, надумала, как девчонок познакомить?

Я покачала головой.

-У меня совсем нет мыслей по этому поводу. Говори мне всю информацию о них, все, что знаешь. Место. Название монастыря. Год. Адрес студента. Как зовут то его, кстати?

- Андрюшка.

- Анжелика Андреевна, стало быть. А фамилия?

- Фамилия моя, Угрюмова я.

- Анжелика Андреевна Угрюмова. Фамилия конечно у тебя не из жизнерадостных.Её дочка могла и сменить. Или Андрей мог ей фамилию поменять. Или родители его.

- Все может быть. А может и не быть. Ты попробуй, миленькая.

- Я попробую.

Показать полностью
27

Знаменосец Хаоса

Знаменосец Хаоса Текст, Сверхъестественное, Фэнтези, Длиннопост, Онгоинг, Приключения, Магия, Книга первая, Авторский рассказ, Мистика

Том 2 глава 14



Комнат в доме действительно было более чем достаточно и почти все они, почему-то, пустовали. С другой стороны, хозяйка особняка была необычной женщиной. С очень необычными вкусами и предпочтениями. Жила она скромно, несмотря на внушительное состояние и если бы не армия слуг и охраны, ее вообще можно было бы назвать затворницей.


Распределив каждого в отдельную комнату, на втором этаже, Психея оставила вместо себя ту самую пожилую даму, которая встречала гостей на пороге дома, дабы та отвечала на любые вопросы и удовлетворяла любые бытовые требования Бурана с Ратибором и их подопечных.


- Не стесняйтесь, пользуйтесь ванной и стиральной машиной… и я надеюсь вы понимаете – это не просьба. От некоторых из вас, по правде говоря, запашок не из приятных. Уже поздно, так что я ложусь отдыхать. Вы как закончите, тоже отсыпайтесь. Завтра о делах поговорим.


На прощанье высказалась Психея и куда-то упорхнула, зайдя за угол, прошествовав по хорошо освещенному коридору. Дама в костюме распределила уважаемых гостей в комнаты, двери которых были расположены друг напротив друга. Затем она отвела девушек в ванную хозяйки, ну а мужчинам пришлось довольствоваться той, которой пользовались слуги.


И хотя два этих помещения находились по соседству, и были разделены всего одной стеной, ни один звук из одной ванной комнаты в другую не проникал. Звукоизоляция данных помещений была выполнена по высшему разряду и это хорошо, потому что девушки, оказавшись все вместе в заполненной теплой водой джакузи, громко разговаривали, праздно плескались и вообще, вели себя так, как будто они дети малые.


Естественно у них водные процедуры затянулись, а вот мужчины закончили всё необходимые за каких-то полчаса. Затем они молча, дабы не разбудить домочадцев, не спеша направились к своим опочивальням. Психея поселила Тима в угловую комнату, и парень хорошо запомнил к ней дорогу.


Он шагал себе впереди, предвкушая скорый отдых в мягкой, уютной кровати, а потому не замечая ничего вокруг, уверенной походной следовал в конец коридора, к намеченной заранее цели, не обращая на светлых никакого внимания. И Тим уже даже взялся за дверную ручку, когда на его плечо вдруг легла суховатая ладонь бывшего паладина. Ратибор добродушно улыбнулся, однако, почему-то, парню стало не по себе от этой улыбки…


***


Тим заснул мгновенно и спал достаточно крепко но даже он поморщился, когда к своим комнатам приблизились девушки. Распарившиеся и раскрасневшиеся молодые дамочки проторчали в теплой, бурлящей воде почти два часа, и если бы не усталость и слипающиеся глаза, просидели бы там еще дольше.


Они тихонько, как им казалось, шушукались, шаркая не поднимающимися достаточно высоко ногами по полу. Пережитые приключения сблизили этих троих, так что они теперь считали друг друга, почти что сестрами. Естественно их «тихие» перешептывания и смех разбудили бы Бурана с Ратибором, если бы те смогли заснуть в этом, чужом для них доме. Однако даже Тим под конец приоткрыл глаза, неодобрительно посматривая на дверь, размышляя над тем, не выйти ли ему, для того чтобы немного поругаться.


К счастью разгоряченные дамочки прощались не слишком долго, так что парень вскоре снова смог закрыть глаза, глубоко вздохнув. Однако поспать ему все равно не позволили – спустя несколько минут из соседней комнаты раздался громкий женский крик…


***


Когда в доме наконец воцарилась тишина, и молодая горничная прошлась по коридорам, выключив везде свет, оставив лишь тусклые ночнички, на втором этаже начало происходить нечто странное. Укрываясь покровом ночи, почти одновременно двери двух комнат начали медленно открываться.


В одном лишь лёгоньком и коротеньком халатике, который был выдан гостьям перед ванной, из своей комнаты выпорхнула Марина. Ее тут же заметила Вика, которая к этому времени успела высунуть наружу одну лишь голову.


- Ты что это такое задумала? Куда намылилась в таком виде?


Задала вопрос Виктория, распахнув дверь и уперев кулачки в бока.


- Тише ты! Разбудишь всех. Сама ведь, также как и я одета. И всё ты знаешь, куда я «намылилась»! Туда же куда и ты!


Зашипела на подругу Марина, махнув рукой и бесшумной тенью прошмыгнув по коридору, к крайней двери, ухватившись за ее ручку. Вика едва успела прикрыть свою комнату, заскочив в комнату, которую Тиму выделила хозяйка, следом за Мариной.


Одеяло на кровати зашевелилось, и девчонки замерли на пороге, зачем-то схватившись за руки.


- Мы это… страшно здесь! Во-оть, поэтому… можно нам с тобой здесь поспать, а?


Произнесла юная Сестра Тьмы, потянув за собой к кровати парня до крайности смущенную подругу. Одеяло снова зашевелилось, но никакого ответа девушки не получили. Маленький червячок сомненья начал шевелиться в голове Виктории, однако остановить Марину она не успела. Когда суккубка подняла одеяло, ее тут же схватила страшная, сухая ручища, и из темноты прозвучал строгий голос:


- Неужели вы совсем не понимаете где находитесь?


Девушки взвизгнули и тут же закрыли рты, потому что говорившим оказался бывший паладин Ратибор. Потом он еще долго отчитывал легкомысленных подружек, упирая на то, что Психея странная, необычная, но при этом крайне могущественная Сестра Тьмы. Она еще не согласилась взять Марину в ученицы, а потому вполне может оказаться врагом, а вовсе не другом. Получив выговор, девушки с кислыми минами вернулись к себе и забравшись под свои одеяла заставили себя заснуть.


Проснувшаяся от странных девичьих возгласов Вероника еще долго валялась в своей постели, переворачиваясь с одного бока на другой. Потом девушке показалось что соседние двери открылись и закрылись и ей стало совсем страшно.


Ника достала свою рапиру, некоторое время полежала с ней в обнимку, а потом не выдержала и выползла из-под одеяла. Осторожно высунувшись в коридор, девушка готова была в любой момент направить в оружие Свет, однако так никого там и не обнаружила. Она собиралась сразу же вернуться, если опасения не подтвердятся, и никаких затаившихся темных там не будет, но почему-то мешкала.


Рыжеволосая Сестра Света размышляла целую минуту, а потом опустила рапиру, немного расслабившись, однако в магические ножны ее так и не спрятала. Направившись к той комнате, где по ее мнению, должен был отдыхать Тим, Ника просунула в дверь голову и огляделась. В помещении было темно и тихо, но Силу девушка использовать опасалась – вдруг кто почувствует. Похоже человек на кровати не спал, но разглядеть его, в этой полутьме возможности не было никакой, тем более что из-под одеяла торчал лишь его нос.


- Тут какой-то странный шум… ты случайно не слышал?


Темный силуэт мотнул головой и махнул рукой – иди, мол, не было ничего. Однако Вероника не ушла. Девушка протиснулась вовнутрь, убрала оружие и прислонившись к двери спиной, продолжила.


- А мне вот, здесь не по себе как-то. Если честно, эта женщина, Психея, она меня пугает даже больше чем те твари в болотах. Чем-то она на них очень похожа – тоже хитрая, изворотливая… и холодная. Я уже так привыкла к тому, что ты меня от таких все время защищаешь. Можно я с здесь тобой немножко полежу, а?


И Вероника сделала пару шагов к кровати. Появившаяся из полумрака улыбка, заставила рыжеволосую девушку замереть на месте, побледнеть, а потом, кода страх отступил, и Сестра Света все-таки поняла, кто лежит на кровати, ее лицо стало абсолютно красным.


- Я ничего не скажу твоему Мастеру. А теперь иди.


Рыжеволосая очень хотела убежать, громко хлопнуть дверью, да так, чтобы штукатурка со стен посыпалась. Однако позволила она себе лишь сдержанный кивок, в знак благодарности. Девушка осторожно вернулась к себе, а потом бросилась на кровать и зарылась лицом в подушку, витиевато выругавшись шепотом.


***


Несмотря на то, что я наконец оказался в мягкой кровати, спалось здесь очень плохо. Сначала из соседней комнаты доносились какие-то странные звуки, потом мне казалось, что кто-то туда-сюда шастает по коридору, еще и хитрый старикан Ратибор зачем-то попросил комнатами поменяться.


Однако вишенкой на торте был случай, произошедший чуть позже. Спустя десять минут, после того как наконец воцарилась тишина и покой, кто-то приоткрыл дверь в мою комнату. Тень пробежала по стене, окончательно выгнав сон из моей головы. Хотя о том, что кто-то пришел, мне сообщила так же и Касси, свернувшаяся на моем животе калачиком. Блик Тьмы никогда не спал, поэтому она наблюдала и за дверью и, на всякий случай, за единственным здесь окном.


Касси немедленно опознала непрошенную гостью, так что я был более-менее спокоен. Ну, по крайней мере я был готов к разного рода неожиданностям. «Предупрежден – значит вооружен, о да, правильная поговорка, на все сто процентов верная, ведь в данный момент я вооружен... подушкой», порадовался я про себя, не поворачивая головы, наблюдая через Касси за приближением хозяйки дома к моей кровати.


Помимо прочих странностей, удивительным было еще то, что Психея заявилась в другом, домашнем и более скромном наряде. Будто на этот раз здесь была порядочная домохозяйка, а не распутная и развратная Сестра Тьмы.


- Знаю, ты не спишь. К такому воину как ты, подкрасться незамеченным никому не удастся. Видишь, я не пользуюсь Силой. Я открыта и беззащитна пред тобой.


Психея вздохнула. В комнате повисла напряженная тишина, а я совершенно не знал что и сказать. Так же я совершенно не мог понять эту женщину – буквально накануне вечером, она называла меня мальчишкой и смеялась надо мной, а тут такое. Тем временем хозяйка дома продолжила:


- На самом деле я здесь затем, чтобы извиниться. Надо было сделать это давным-давно, но ты ведь знаешь – я трусиха еще та. Потому и не сказала тебе сразу, когда ты нашел и спас меня, защитил от Стражей Ночи, которые явились дабы убить меня. Сначала я боялась тебя самого, ведь ты Мастер Света, а я Сестра Тьмы…


Наконец до меня дошло – Психея искала Бурана, но из-за Ратибора, который заставил меня занять комнату светлого Мастера, дамочка попросту ошиблась дверью. Более того, она не пользовалась Силой, а значит не могла понять, что находится рядом с темным, ничем не выделяющимся молодым парнем, а не с великим Мастером Света.


Тем временем суккубка продолжала, и мне с каждой секундой становилось все труднее ее остановить.


- Потом, когда между нами завязались отношения, я боялась уже другого – того что ты отвергнешь меня, когда поймешь природу моей Силы. И я ведь не ошиблась, все случилось именно так. По крайней мере, раньше я так думала. Сегодня, встретившись наконец, спустя столько лет, я осознала, что все, возможно, немного иначе. Теперь, когда ты привел ко мне эту молоденькую девчонку, такую же как я… Да, я уверена, мне нужно было сказать правду сразу! Или, по крайней мере до того, как ты сам обо всем догадался. Скажи уже хоть что-нибудь, не молчи, пожалуйста!


Психея осторожно прикоснулась к моей руке, через одеяло, и я не нашел ничего лучшего, кроме как сказать, подскочив:


- Кто здесь?


Ничего другого не оставалось – лучше уж притвориться спящим, и сделать вид что я ничего не слышал, чем признаться в обратном и хранить потом тайну суккубки под угрозами смерти… или еще чего похуже. Естественно я не хотел чтобы мне изливала душу дамочка, возраст которой перевалил за тысячу лет, однако я, похоже, тугодум – не смог сразу догадаться, что Психея пришла к Бурану, а не ко мне. «Кроме всего прочего, эти отношения меня вообще никак не касаются, так что извините, но «моя хата с краю», в панике возмущался я про себя.


- Ты что тут делаешь?


Воскликнула хозяйка дома, отскакивая к самой двери. Необходимо было ломать комедию дальше, поэтому я заявил нечто максимально глупое:


- Как это «что», я здесь сплю.


- Но это ведь комната Бурана!


Не унималась вышедшая из себя Сестра Тьмы. В этот момент двери распахнулись и на пороге появились Ратибор с Мастером Бураном.


- Что здесь происходит?


Задал резонный вопрос светлый Мастер, осматривая комнату. К счастью Психея была прилично одета, да и кровать моя не выглядела так, будто на ней занимались каким-нибудь непотребством.


- А ничего!


Буквально прокричала хозяйка дома, оттолкнув светлых назад, использовав даже немного Силы при этом и удалилась, в этот раз спустившись вниз по лестнице на первый этаж.


- Парень?


С нажимом обратился ко мне Мастер Буран, слегка склонив голову набок. Однако я не испугался. Наоборот, я был зол! Правда, конечно, не так сильно как Психея.


- Она приходила поговорить, только и всего. И поговорить она хотела не со мной, а с вами!


- Ты знал?


Теперь отвечать пришлось Ратибору. Однако бывший паладин лишь пожал плечами и улыбнулся:


- Я обычный старик, откуда же мне знать, что происходит в головах у молодёжи?


- Мы с тобой практически ровесники вообще-то. Ну а Психея, насколько мне известно, даже немного постарше будет.


- Ну чего ты разошелся? Ночь на дворе! Ничего не случилось ведь – а разговоры лучше разговаривать утром, на свежую голову. Завтра будет день, завтра и поговорите, если уж кому-то так сильно хочется. А теперь всем спать!


Бывший Паладин утащил в коридор Бурана, потушил свет и даже закрыл за собой дверь, оставив меня в полной растерянности. Последнее что я увидел, в уменьшающуюся щель дверного проема – это как попрятались любопытные девичьи носики, в комнатах напротив.


***


Утро наступило не сразу. Точнее оно-то наступило, но мы все его благополучно проспали. Буран с Ратибором, естественно поднялись раньше и к моему пробуждению уже успели перекусить и отдыхали теперь в саду, позади дома. Бывший паладин раскурил свою трубку и с удовольствием пыхтел, выпуская колечки белого дыма. Мастер Буран поглядывал на него с явным неодобрением, но помалкивал. Тут же, в кресле-качалке расположилась и Психея, накинувшая на плечи шаль.


Горничная, которая привела меня сюда, максимально быстро удалилась, так что я даже не успел попросить у нее, какой-нибудь еды. Хитрый взгляд Ратибора, который я на себе поймал, говорил слишком уж о многом, а потом он еще и подмигнул. «Да я без понятия вообще, зачем ты мне тут глазом моргаешь! Мне хватило твоих вчерашних махинаций с комнатами! Чувствую себя теперь просто отвратительно», ругался я про себя. Естественно вслух вместо этого, я просто пожелал всем доброго утра.


- Уже обед. Никогда бы не подумала, что у Бурана будет настолько ленивый ученик!


Язвительно заметила Психея, прекратив раскачиваться. «Ой, ну не хотел я вчера выслушивать признания и откровения, вместо вашего возлюбленного светлого Мастера», огрызнулся я мысленно. Однако я был вежливым человеком, поэтому, вместо того чтобы ругаться просто спросил:


- Тогда, быть может, я смогу попробовать этот самый обед на вкус? А то я, кроме того что ленивый, еще и страсть как проголодался.


Хозяйка дома зло улыбнулась, а потом в ее руке откуда-то появился небольшой колокольчик, на звон которого явилась пожилая дама в костюме. Вскоре я уже уплетал за обе щеки принесенные деликатесы, попробовать которые вряд ли когда-нибудь еще смогу. В ближайшем обозримом будущем уж точно. С другой стороны, я никогда не был гурманом, разделяя пищу всего на две категории – вкусно или нет.


- Итак я решила, как мы поступим дальше. Вчерашняя ночь хоть и была немного разочаровывающей, но я все же испытала некоторые чувства, о существовании которых, как оказалось, совершенно позабыла. Это, конечно было совсем не то, чего я хотела, однако все равно довольно ярко и красочно. Я бы даже сказала, в каком-то смысле весело. Уж кое-кому точно было весело!


Скосила она взгляд в сторону бывшего паладина. Тот как раз выпустил очередной клубочек дыма, продолжая невинно улыбаться, поглядывая вдаль.


- Ладно, это все не столь важно. Прежде чем взяться за обучение, я хотела бы выяснить, насколько крепка ваша Связь. Здесь в саду имеется потайная дверь. Под землей, на случай нападения, отстроена целая сеть туннелей, по которым я могла бы сбежать в более безопасное место.


Так вот, отправишься туда, а девчонку мы поставим около выхода, в лесу за забором. Ты должен будешь найти правильный путь на поверхность. И если ты сейчас решил что это испытание будет легким и простым, то я тебя разочарую – правильный путь всего один, в то время как неправильных… гораздо больше. Там, под землей, у меня, можно сказать, собственный лабиринт, только без Минотавра.


- Опять?


Не выдержал я. Ратибор тут же неодобрительно покачал головой, и я осознал, что зря открыл рот. Психея естественно не поняла что я хотел этим сказать.


- Что?


Уточнила она.


- Что?


Тупо ответил ей я, размышляя над тем, стоит ли вообще рассказывать о моих путешествиях сначала в пещерах Каменного Народа, которые в некотором роде тоже можно назвать лабиринтом, а потом и в уже настоящем лабиринте, перед Великой Библиотекой.


Минутка напряженной тишины заканчивалась. Все глядели на меня, ожидая нормального, вразумительного ответа, поэтому я вынужден был все-таки сострить:


- Да просто, я в некотором роде эксперт, по прохождению лабиринтов.


Улыбнулся я хозяйке дома. Правда на самом деле здесь я неслабо-так лукавил: во-первых, вместо прохождения лабиринта Хтонцев, я почти все время просто истреблял злобных тварей в одной единственной «комнате», а во втором случае, по лабиринту меня вел Мастер Буран, я лишь следовал за ним.


- Это он у нас так шутит, не обращай внимания. Давайте лучше начнем поскорее!


Вмешался наконец в разговор бывший паладин, спасая меня от необходимости выбирать – рассказывать ли знакомой моих наставников о нашем недавнем путешествии, тем самым доверяя ей, или нет. К счастью Психея не была настроена на разговоры, а потому меня очень быстро переодели в подменную одежду и отвели к спрятанной в саду железобетонной плите.


Марину как оказалось, к этому времени бесцеремонно растолкали, и даже не покормив потащили куда-то в лес, за огораживающие территорию особняка стены. Насколько я понял, хозяйка уже воспринимала ее как свою ученицу, потому что это можно было назвать либо началом ее тренировок, либо форменным издевательством.


- Все будет не настолько просто, как тебе кажется, мальчик, хоть ты и «эксперт». Выбирай путь с умом. Тупики с сюрпризами, но я запрещаю тебе там буянить. Не вздумай ломать стены и потолки! Это не для тебя строилось. И вообще – даю тебе час времени. На целых полчаса больше чем необходимо. Мне, по крайней мере, тридцати минут хватает для того чтобы спокойно, не спеша выбраться наружу, туда где тебя уже ожидает возлюбленная. Ей там, кстати, холодно и страшно – ее, бедняжку, оставили одну, и толком ничего не объяснили, так что поспеши. Маленький герой в старом комбинезоне садовника… спаси свою заспанную, замерзающую при пятнадцати градусах тепла, принцессу.


По правде говоря, данная особа мне поначалу даже немного понравилась – несчастная любовь и все такое. Однако после этих ее слов я убедился окончательно – характер у старушки-суккубки прескверный. «И как только Мастер Буран смог с такой отношения завести? Я бы и дня, наверное, подобного не выдержал», размышлял я, поглядывая на ступени, уходящие куда-то вниз, во тьму, откуда тянуло холодом и сыростью.


- Справишься, парень?


Будто насмехаясь спросил Ратибор, на что я, ответив ему тем же, парировал:


- Еще бы, у меня ведь есть это!


И указал на собственную голову. Психея конечно же ничего не поняла, а вот Ратибор догадался – Касси постоянно находилась либо на моем плече, либо на голове, так что я намекал не на собственные умственные способности, а на ее умение проходить сквозь стены.


Естественно никаких сложностей, при прохождении подземного бетонного лабиринта, с высокими потолками и ровным полом, у меня не возникло – Касси молнией пронеслась по всем закоулкам, а потом вернулась и указала правильный путь.


Даже на решение хитрой задачки в конце, которая по идее могла бы меня задержать, ушло не больше секунды времени. От меня вообще не потребовалось каких-нибудь умственных или физических усилий. Спрятанный в стене механизм, открывающий дверь, что преграждала путь к свободе, был тут же выявлен маленьким Бликом Тьмы. Касси заглянула в него, и быстро разобралась куда, как и в каком направлении нужно двигать рычаг, чтобы дверь открылась.


Каменная плита спряталась в нишу, впустив вовнутрь свежий воздух и уронив на мою голову несколько сухих листочков сверху. Марина подпрыгнула от неожиданности, когда позади нее опавшие листья вдруг начали шевелиться, а потом, будто зомби из склепа, из-под земли появился я.


Лабиринт был пройден за каких-то жалких двадцать пять минут, и принцесса Марина, запрыгнувшая мне на руки в одном коротеньком халатике, когда я весь в пыли и паутине вышел и поздоровался, была тому наглядным, так сказать метафизическим подтверждением.

Показать полностью
65

Распутье

Доброго вечер Всем (на моих часах 01:41).

Давно я не писал ничего нового, да и старого тоже, хотя обещал.

Что-то меня накрыло сегодня, просто открыл ноут и начал писать (кто знаком с моим творчеством знает, я так и пишу).

В общем вот, решил тряхнуть стариной и написать мистику. Печатал-печатал и пришел в тупик, скорее всего из-за того, что мозг хочет спать. Но, так или иначе, так как идей у меня полная голова (кто сичтает мои рассказы говном, то идей полна жопа), то я рад, что хоть эта идея появилась в тексте.

В независимости от того, как рассказ воспримут читатели, завтра в 7:00 - 5:00 (МСК) я его допишу, уж больно понравилась мне самому (готов он будет примерно к 9:00 МСК).


Подписчикам:

Те, кто подписался на продолжение рассказа "Холод", отправьте мне письмо  с соответствующей темой volkov.script@mail.ru

Те, кто подписался на продолжение рассказа "Обреченные", сделайте тоже самое.

Если кто-то вдруг подписывался на серию рассказов "Тайные папки" то для Вас вообще бонус.


А теперь, сам рассказ(ик).


Распутье


Автомобиль ехал медленно. Нет, не потому, что человек за рулем был неопытным водителем, он даже наслаждался ночными поездками. Еще бы, после городских дорог, после часовых пробок, после вечной спешки города – ехать по загородной трассе – это одно удовольствие, а ведь по ней он ездил не так часто, а лишь в те недели, когда не работал, ведь в те моменты он жил за городом, в небольшом поселке. Но в эту ночь ехать было не так комфортно, огромные капли дождя, с огромной силой, молотили по всему автомобилю. Дворники бегали по лобовому стеклу словно сумасшедшие, но это не сильно помогало. Конечно, встретить попутный автомобиль, а уж тем более человека, в такое время, на дороге, которая соединяла небольшой поселок с маленькой деревней, было невозможно. Но лось, который вряд ли думает о последствиях столкновения с машиной, вполне мог бы выпрыгнуть на трассу, а это, если не гибель, то в любом случае, малоприятное событие.


Иван, мужчина чуть старше сорока лет, не переживал о том, как долго ему предстоит ехать, если придерживаться низкой скорости, напротив, торопиться ему было некуда. Мать Ивана, которая живет в той самой деревушке, попросила сына приехать к ней и на утро отвезти её в городскую больницу. Вот и пришлось выезжать из своего поселка в четыре часа ночи, чтобы забрать маму, которая непременно решит его накормить, а потом, им еще два часа ехать до города.


С Иваном поехал его сын – Дмитрий, который, пока хозяйки не будет дома, должен будет накормить скотину, открыть теплицы, и наконец-то доделать полки в бане, что уже давно обещал сделать. В этом Ивану повезло, есть с кем поговорить в дороге, и он точно не уснет.


- Не понимаю, почему мы до сих пор не можем перевезти бабушку к нам? Все ближе, если ехать в город. А так, пока до нее, в обратную сторону доедем, - Дима зевнул.


- Ты же знаешь её, пока может стоять на ногах, будет держать скотину, а уж про огород – я вообще молчу, - Иван похлопал сына по плечу.


- Тоже верно, может машину ей купим? Она же на тракторе ездила, правда в прошлом веке, - Дмитрий усмехнулся.


- Точно, тогда придется ездить к ней, чтобы потом, нам же, но на её машине, ехать в город.


- Все-таки рановато мы выехали, час могли еще спокойно спать, - Дима вновь зевнул, но в этот раз уже продолжительнее, потягиваясь.


- Не дразнись. Знаешь ведь, пока пирогами нас накормит, квасом напоит, не удивлюсь, если она всю ночь не спала и стояла у плиты, да и я не тороплюсь, глянь на дорогу.


- Папа, осторожно!


Иван в последнее мгновение заметил человека, который стоял на дороге. Мужчина резко вывернул руль и ударил по тормозам. Машину занесло, едва не выкинуло в кювет и развернуло.


- Ты как? В порядке? – Иван потряс рукой сына.


- Да, пап, все хорошо, - с дрожью в голосе ответил Дима.


Секунд десять отец и сын смотрели на человека, из-за которого только что чуть не попали в аварию. На дороге стоял мужчина, в одних трусах и что-то держал в правой руке.


- Какого черта? – Иван отстегнул ремень. – Звони участковому, я пойду посмотрю, что это за кадр, - мужчина потянулся к ручке двери.


- Может не надо? Может наркоман какой?


- И что? Теперь тут его бросать? Да его либо звери пожрут, либо собьёт кто, ладно он, дак ведь другие погибнуть могут, - Иван накинул капюшон и вышел из машины.


Дмитрий достал телефон, по дороге до деревни связь ловила. Молодой человек набрал номер участкового, им был старый друг Ивана, пошли гудки, вскоре участковый ответил.


Тем временем Иван все ближе подходил к мужчине. Оказалось, что в руке он держал видеокамеру, что сильно удивило Ивана, ведь пока он шел, то думал всякое. А кто его знает, может у мужика в руке нож, пистолет, бутылка стеклянная. Может это новый вид угона автомобиля – вот так вот остановить машину в лесу, ударить ломиком по голове и все, тело в кусты, а машину на разборку.


- Эй, мужик, ты чего тут делаешь? – все что придумал спросить Иван, ответа не последовало.


Иван уже в плотную подошел к столь неожиданному путнику. Им оказался молодой человек, на вид не старше двадцати пяти лет. Его всего трясло от холода, на улице лето, но сегодня явно не самая жаркая ночь, плюс дождь, плюс тот всего в одних трусах.


Молодой человек, как оказалось, не стоял на дороге, он медленно, маленькими шагами, двигался в сторону поселка, и постоянно что-то бубнил себе под нос.


- Эй, парень, что с тобой? Давай подвезу? – Иван аккуратно взял его за плечи, развернул, и повел в сторону своего автомобиля.


Его усадили на заднее сидение. Молодой человек не переставал шептать, его продолжало трясти, несмотря на то, что в салоне было тепло.


За поворотом появился полицейский автомобиль, он медленно подъехал к машине Ивана и остановился.


- Что у вас стряслось, Иван Викторович? – участковый вышел из своей машины, и в этот же момент перестал лить дождь.


- Коля, привет, да тут такое дело, - Иван замялся, - Сам посмотри, - Иван пальцем указал на заднее сидение.


Полицейский подошел к окну и заглянул в салон.


- Это вы где его нашли? Валялся что ли? Пьяный?


- Не валялся, по дороге шел, а вот пьяный или нет – не знаю, вроде не пахло от него.


- Что сказал?


- Молчит, бубнит что-то и трясется.


- Ну дела, - полицейский открыл дверь и обратился к молодому человеку. – Николай Михайлович, старший участковый, как вас зовут? – на этот раз незнакомец повернулся в сторону полицейского.


- Я… нннне пппомнню, - стуча зубами и дрожа прошептал незнакомец, - Гггдде я? – после этой короткой фразы он вновь уставился вперед перед собой.


- Да уж, подкинул ты мне работенку. Что делать, помоги пересадить его в мою машину, повезу в участок, может белочка? Глядишь на утро вспомнит кто он. Он что, так и шел в трусах? - Николай вновь выпрямился и посмотрел на Ивана.


- Да, прямо так, раздетый.


- С ним ничего не было? Может вещи какие нес?


- Да нет же, говорю тебе, в трусах одних, - соврал Иван.


- Ладно, помоги мне.


Через некоторое время, мужчины перенесли незнакомца в полицейскую машину. Тот сразу же лег на заднем сидении и уснул.


- Завтра, жду тебя в участке, напишешь мне объяснительную, что и как было, - в свойственном, приказном, для полицейского тоне, приказал Николай.


- Хорошо, только не с самого утра, я за мамой, и в больницу её повезу, в город, - наверно только в этот момент Иван подумал, что на утро незнакомец может вспомнить про свою камеру. Да и черт с ней, может выронил где-то, пока шел в беспамятстве.


Мужчины пожали друг другу руки. Николай сел в машину, развернулся, и тут же поехал обратно. А вот Ивану потребовалось время, чтобы вернуться в свой автомобиль. Мужчина достал сигарету и прикурил.


- Ну что? Что сказал дядя Коля? – Дима вышел из машины и подошел к отцу.


- Что сказал, сказал, чтобы я завтра к нему приехал, написал объяснительную, сам же знаешь, без бумажки ты какашка, а с бумажкой человек, - Иван посмотрел на сына и попытался улыбнуться, но пережитое и скрытое не дало ему это сделать.


- Мы то едем? Светает, - Дима посмотрел на небо, которое стало немного розовее.


- Да, конечно, поехали, - Иван еще раз проверил украденную камеру в своем кармане – вдруг выпала, но та была на месте.


Остаток дороги Иван молчал. Он все думал над тем, как тот парень оказался в лесу. Он явно не из деревенских, Иван всех там знает, да и деревня то – пять дворов. Но тогда откуда он? А может его похитили и держали в лесу? На кой черт он кому-то сдался? Да и откуда тогда у него камера? Да и что там, на камере? Сам то аппарат явно сдох, еще бы, столько воды. А вот флешка, она явно работает. Да, бывшего полицейского вновь распирало от любопытства, ему не терпелось поскорее просмотреть файлы на флешке.

***

Николай насвистывал какую-то приставучую мелодию. Да, дождь кончился, но дорога то все равно сырая, поэтому автомобиль ехал медленно. Хотя, зачем скрывать, Николай просто не торопился обратно в участок. Ему никогда не нравились эти ночные смены. Ну а что? Поселок маленький, все друг друга знают, какой там криминал? Так только, максимум соседи чего повздорят, из-за козы подерутся, или бабу не поделят, но только так, по пьяни, утром сами друг перед другом извиняются. Так что ехать в участок, в котором одно дело – это спать (телевизор упал с тумбочки, когда отмечали повышение Николая), было не сильно то охота.


- Спишь? – Николай задал вопрос незнакомцу, не отрываясь от руля. – Интересно, кто же ты, как занесло то тебя в наши края? Хотя, спасибо, а то уж совсем скучно было, а сейчас, хоть тобой займусь. Узнаем откуда ты, кто ты такой, как звать тебя.


Николай посмотрел в зеркало заднего вида, хотя и понимал, что ни черта он там ночью не увидит. Он вновь посмотрел на дорогу, снова в зеркало, и что-то заставило его притормозить.


Полицейский автомобиль остановился на обочине, заморгала аварийка.


Николай повернулся назад, в салоне никого не было.


- Какого хрена? – Николай отстегнулся и вышел из машины.


Он открыл заднюю дверь, проверяя, не показалось ли ему. Но нет, в салоне пусто.


Полицейский выпрямился, огляделся по сторонам и почесал висок.


- Так, стоп… Ничего не понимаю, - мужчина задал этот вопрос сам себе и вновь посмотрел по сторонам, - Ну был же парень, и сплыл что ли…?


Из динамиков автомобиля громко заиграла песня. На удивление, но в базовой «Гранте», которая еще и покупалась для нужд «МВД» (а это самый дешевый вариант), были установлены динамики в передних дверях. Но в машине отродясь не было магнитолы.


Николай от испуга отскочил от машины, поскользнулся и упал на пятую точку.


- Да чтоб меня! – громко прокричал полицейский.


Он попытался встать, но этого у него не получилось. Николай лежал на дороге один, но словно кто-то невидимый сидел на нем и сильными руками прижимал его к земле. Вскоре полицейский почувствовал на себе третью невидимую руку, она начала сжимать его горло.


Дышать становилось все труднее, полицейский начал всхлипывать, в глазах начало темнеть, хотя, казалось бы, и так ночь, но теперь и звезды на небе становились менее заметны, а они ведь совсем недавно появились из-за туч. Николай потерял сознание.


Невидимая сила, которая отключила полицейского, явно не хотела его убивать, лишь обезвредить. К Николаю, который лежал на дороге, подошел тот самый незнакомец. Он склонился над полицейским, поднял его словно соломинку и уложил на заднем сидении автомобиля.


Незнакомец сел за руль, теперь его уже не трясло.


Полицейский автомобиль медленно тронулся, и поехал дальше. На заднем сидении, без сознания, лежал Николай, музыка еще некоторое время играла, но вскоре стихла.

***

Все дела были сделаны. Сначала Иван и Дмитрий приехали в деревню, конечно, как они и ожидали, там их ждала тарелка пирогов и большая кастрюля окрошки. Как оказалось, бабушка не успела собраться, потому как была занята готовкой. Иван, сгорая от нетерпения, пытался не нервничать и, как любящий сын, дождался свою маму. Потом долгая дорога до больницы, за которой последовала очередь к врачу, непонятно, откуда столько народу в семь утра?! Но и это Иван стерпел. Потом его ждала обратная дорога до деревни, рассказы о том, как в этом году плохо растет урожай, и что корова опять сломала ограду и вышла за территорию пастбища. Но и тут мужчина был терпелив.


По приезду в деревню, ему пришлось еще около часа ждать сына, который никак не мог доделать свою работу. И вот, он подъезжает к своему дому, наконец-то он сможет взять ноутбук и узнать все секреты, которые хранит флешка, если они конечно там есть. Вдруг карта не считается? А вдруг на ней и вовсе пусто? Нет, конечно он еще по приезду в деревню вытащил флешку из камеры и бережно завернул её в платок, но вдруг она все же сильно намокла…?


Спать не хотелось, от слова – совсем. Бывший полицейский был в адреналиновом состоянии. И вот он – долгожданный момент. Иван закрылся в своей комнате, сел за стол, включил старенький ноутбук и вставил в него флешку. Но тут произошла новая напасть – звонок на сотовый, звонили из участка, со стационарного номера.


- Вань, привет, - раздался женский голос в трубке.


- Катя, не ожидал, думал опять Коля звонит. Слушаю тебя, - скрывая раздражённость ответил Иван.


- Вот поэтому я тебе и звоню. Он же утром уезжал, сказал, что поехал к тебе, сказал, что у тебя что-то случилось.


- Да, было такое, а что? Почему он не звонит? Вы узнали что-то про парнишку?


- Какого парнишку? – после этих слов сердце Ивана на мгновение замерло, а потом продолжило работать в три раза быстрее обычного.


- Что ты говоришь, он просил передать? – Иван давно знал этот прием, который обычно помогал перевести тему разговора.


- А, точно, он ведь так и не вернулся, и дома его нет, он что-то сказал тебе? Может он куда-то собирался? Что там у вас с тряслось?


- Разве он не связывался с тобой? – в этот момент Иван надеялся лишь на один ответ.


- Нет, уехал утром к тебе, ну как утром, ночью. И все, я ждала его, да и до сих пор жду, дак что ты говоришь он тебе сказал? – именно Иван научил Катю этому приему.


Иван опустил руку с телефоном, мужчина начал сосредоточенно думать, он знал, что времени у него – две секунды, он понимал, что врать дальше – это тупик.


- Я сейчас к тебе заеду, - Иван знал, если это прокатит, то у него будет пол часа.


- Хорошо, жду тебя, - возможно Екатерина ждала какого-то прощания, но вместо этого услышала лишь короткие гудки.


В дверь постучали (и Дима и жена Ивана знали, если он закрыл дверь в эту маленькую комнату, то без стука лучше не входить).


- Да что там еще? – злостно прокричал Иван.


- Папа, тут тебя, звонит дядя Коля, - ответил из-за двери Дима.


Десятки вопросов тут же пронеслись в голове мужчины. Почему он звонит сыну? Почему он не приехал в участок? Может по поводу камеры? Может он приехал, и все знает, а Катя ему подыгрывает? А может Дима видел камеру? Что теперь будет? А может я просто забыл сказать о ней? Что сказать? Спрятать? А если Катя не врала?


- Зайди, - сухо ответил Иван, после этого Дима вошел внутрь.


- Вот, держи, - Дима передал отцу телефон.


- Выйди, это не для твоих ушей, - сухо приказал Иван и тут же обратил внимание на свою куртку, которую бросил на комод, из правого кармана торчал ремешок камеры. – Выйди я сказал! – Иван встал и вытолкал сына из комнаты, он сделал это так, чтобы Дима не увидел комод.


- Пожалуйста, - обиженно фыркнул Дима, стоя уже за дверью. Дмитрий приложил ухо к двери.


- Алло, - как-то сдавленно, можно сказать прошептал Иван.


- Ты друга не потерял? – без каких-либо эмоций спросил звонящий. Иван узнал этот голос, звонил тот самый незнакомец.


- Где он? И где ты?


- Мне нужная моя камера. Ты смотрел видео?


- Нет, но хотел.


- Не нужно этого делать. Привези камеру в то место, где ты отобрал её, и я отдам тебе друга. Жду тебя в то же время. Советую не опаздывать, иначе цена за камеру возрастет, - послышались короткие гудки.


Иван опустил телефон на стол. Он посмотрел на ноутбук, на экране висело окно автозапуска флешки. Скрипнув зубами Иван закрыл крышку ноутбука. Дверь в комнату медленно открылась.


- Что-то не так? Что сказал дядя Коля? – спросил Дима.


- Дим, я замарался как никогда, - сказав это Иван тяжело вздохнул, взял свой сотовый и набрал телефон полицейского участка.

***

- Нет, мы с этим, конечно, разберемся! Но ты, с твоими то медалями, додумался своровать вещь у человека! Просто так! – Екатерина, которая была младше Ивана всего на пару месяцев, ходила по кабинету, громко кричала и постоянно жестикулировала.


- Да не серчай ты! Ну любопытство верх взяло, приеду туда и отдам ему камеру, заодно пистолет с собой возьму, буду стрелять по ногам, - Иван виновато смотрел в пол.


- Не поняла! – Екатерина остановилась и посмотрела на Ивана, - Какой пистолет? Ты же его сдал?


- Ну… Тот сдал, другой нет.


- Ладно, об этом потом расскажешь, не до этого сейчас, - Екатерина вся покраснела от злости. – Ты флешку с камеры смотрел? Что там? Что там может быть такое, из-за чего почти голый человек похитил полицейского?


- Нет, не смотрел. Как только он позвонил, я сразу с тобой связался и приехал, - Иван решил поднять голову и посмотреть на бывшую коллегу.


- Ну дак давай, включай. Откуда он узнает, смотрели мы или нет? – Катя села за свой стол и пальцем указала на компьютер.


- Да, пап, включай, вдруг там, что-то такое… - Дима не успел договорить.


- Будешь встревать, отправлю тебя домой! Сиди молча!


Иван встал со стула и передал Кате флешку, после чего обошел её стол и встал позади бывшей коллеги. Дима, сначала медленно, а потом, поняв, что его не гонят, быстрее, встал рядом с отцом.


Открылась папка, в которой был лишь один видеофайл. Екатерина дважды кликнула по файлу, запустилось видео.

***

### - Этими символами будут обозначены моменты, когда видео прерывается и начинается следующая часть видео, так как на флешке все одним файлом. Камера все снимает от первого лица, но снимающий все время меняется, так что буду все описывать в прозе, не объясняя кто в данный момент держит камеру (прим. автора).

***

Солнечное летнее утро. Электричка только что отъехала от перрона, оставив на нем троих своих пассажиров – Никиту, Стаса и Андрея.


- Ну что? Приключение начинается! – прокричал Андрей, высоко подняв руки вверх.


- Да ладно тебе, какое приключение, так, поход, - Стас закинул на плечи большой рюкзак.


- Но, но, но! Ты вообще понимаешь, что это твои последние дни на свободе? Что скоро таким дням конец? – Никита по-дружески толкнул Стаса в плечо.


- Да ладно вам, я просто женюсь, а не в тюрьму сажусь, - попытался отшутиться Станислав.


- Это одно и тоже братаааан, - проорал Андрей, ткнув камерой в лицо Стаса.


- Ну хватит, давайте на пару дней забудем об этом и просто отдохнем, - Стас тяжело вздохнул, ибо друзья и так час с лишним, все то время, что они ехали в электричке, напоминали ему о том, что он подписал контракт с дьяволом (Заявление в ЗАГС).


- Ладно, пошли, я тут уже бывал, сейчас покажу вам такое место, охренеете, - Никита накинул рюкзак и спрыгнул с перрона на тропинку, которая уходила в лес.

###

- Твою мать! – проорал Андрей, бросил рюкзак и сильно разбежался. Спустя мгновение он уже был по пояс в воде.


- Идиот! Ты бы хоть одежду снял! – громко смеясь прокричал Никита.


- Вот это да, и что, никто не знает об этом месте? – Стас удивленно посмотрел на друга.


- Сам в шоке, третий раз сюда приезжаю, а вокруг никого, Никита скинул рюкзак и начал раздеваться. – Ну что? Прыгаем?


- Точно, а вещи просто бросим, нет уж, я сначала вещи разложу и палатку поставлю.


- Тогда держи камеру.


Трое молодых людей расположились на берегу небольшого озера. Хотя, озером это было не назвать, скорее всего лужа двадцать на двадцать метров, но при этом со своим пирсом, песчаным пляжиком и чистой водой. Со всех сторон озерце окружали высокие деревья, а само озеро, словно зеркало, отражало небо.

###

Ночью, когда все уже изрядно накупались, наелись шашлыка и уничтожили почти шесть бутылок коньяка, все спали в палатке. О, этот непередаваемый аромат перегара, курева, мокрых трусов, кетчупа, которым так славятся многие походы. Храп, пинание одного человека другим, пищание комара, который единственный залетел в палатку, да, это не передать.


Снаружи раздался хруст сломанной ветки, на которую кто-то наступил. Выпивших и уставших людей такой шум точно не разбудит, но в лесу, где никого нет, где тихо как в гробу, этот хруст прозвучал словно гром средь ясного неба.


- Эй, слышали? – Никита, который лежал по середине, и уже включил камеру, толкнул обоих друзей.


- Да слышали, ты тоже слышал? – Андрей посмотрел на Стаса.


- Тут точно никого нет? – вопрос был адресован Никите.


- Да никого тут ни разу не видел. Сами же видели, тропа, как свернула в эту сторону, почти вся заросла.


- А если не вся? – прошептал Андрей. – Вдруг тут местные ходят?


- Да какие местные? До деревни пять километров, - тоже шепотом ответил Никита.


- Надо выйти, посмотреть, вдруг медведь, - прошептал Стас.


- Ага, точно, или тюлень! Тут медведей отродясь не было, - возмутился Никита, но также шепотом.


Звездное небо, при огромной луне, позволяло видеть то, что происходило вокруг. Да даже само озеро, словно подсветка экрана телефона, слегка святилось в темноте.


Словно огромная рука, что-то невидимое сорвало, откусило, как-то отделило, верхнюю часть палатки и выбросило в лес. Троица заорала от испуга, в этот момент невидимая угроза сделала следующий шаг. Палатка взлетела вверх, метра на три и начала трястись из стороны в сторону.


Первым на землю упал Никита. Держа камеру, он заснял немыслимое – Станислав завис над озером, резко, с огромной силой, он упал низ, ушел под воду, снова поднялся и опять упал.


Словно огромная рука опускала и поднимала чайный пакетик над кружкой. Стас в последний раз взлетел над водой и упал вниз.


Никита встал и побежал прочь от того места, где недавно стояла палатка. Камера в руках молодого человека тряслась, но продолжала снимать видео. Как вдруг, Никита замер и поднял камеру перед собой. Перед ним стоял Андрей, который слегка пошатывался из стороны в сторону.


- Ник, что случилось? Как это все… - он не успел договорить.


Резко, с огромной силой, как будто на него упал многотонный контейнер, Андрей впечатался в землю, обрызгав Никиту кровью, которая брызнула из него в момент перелома позвоночника.

###

Камера снимает мокрый асфальт, слегка пошатываясь вперед-назад. Слышен визг тормозов. На видео помехи, много воды, камера вот-вот перестанет работать, обрыв видео.

###

Черный экран. Но аудио записывается.


- Да, прямо так, ночью, раздетый.


- С ним ничего не было? Может вещи какие нес?


- Да нет же, говорю тебе, в трусах одних.


- Ладно, помоги мне.


Видео закончилось.

***

- Ну, все ведь понятно! – молчавший до этого, как и все, воскликнул Иван. – Дебилы, шутники, малолетки, монтаж! Поедем и задницы им надерем!


- Ну и кто, ради шутки, будет похищать полицейского? – возразила Екатерина, которая была поражена увиденным.


- А мало ли дебилов? Вон один в метро про вирус пошутил, ради лайков, дак осудили! – уверенно парировал Иван.


- Пап, а что если это правда? Мы ведь этого Никиту и подвозили, - прошептал Дмитрий.


- Да хорош вам! Бредятина! Поехали на то место, только заранее. Там либо розыгрыш, а ведь я повелся, либо…


- Либо что? – Екатерина повернулась и посмотрела на Ивана, лицо которого вдруг стало глубоко задумчивым, словно тот пытался что-то вспомнить.


- Отмотай назад, на самое начало, - Иван пристально посмотрел на монитор, чтобы не пропустить интересующий его момент.


Екатерина воспроизвела видео с самого начала.


- Вот тут, стой. Что там написано? – на месте, где видео поставили на паузу, можно было разглядеть название станции, на перроне которой и началась съемка.


- Станция Юлино, - прочитал вслух Дима.


- Юлино? Дак это же в Приморском крае, - удивился Иван.


- А ты на дату видео смотрел? Вот же, внизу тайм-код, двадцать третье июля две тысячи двадцать первого года, - посмотрела на Ивана Екатерина.


- Может не настроили? – Иван посмотрел на сына, потом на Екатерину.


- Может быть. Только ты забрал камеру у человека в трусах, в лесу Пермского края, ночью, двадцатого июня две тысячи двадцатого года, который шел по дороге, которого потом ты передал полицейскому, который пропал, а тебе позвонили. Не слишком ли замороченный розыгрыш? – констатировал Дима.


- Дак это что? Запись из будущего, или кому-то делать не х… не фиг? – вспылила Екатерина.


- Поехали на то место, узнаем, - вдумчиво сказал Иван.


***

Огромная просьба к Вам, прочитавшим до конца. Если Вам этот рассказ не понравился, поставьте минус, а если понравился, не забудьте поставить плюс. Это не ради плюсиков, а ради понимания таких вещей как - Прикольно пиши/Удали все это, чувак.


Показать полностью
72

Самолет на бычьих ногах. Страшилка из пионерского лагеря (по просьбам к посту Как октябрята на кладбище ходили)

Обещанная история о самолете с бычьими ногами (по просьбам желающих из этого поста Как октябрята на кладбище ходили).


Ребят, история, которую я обещал вам рассказать – несколько коротковата, поэтому, для начала я вам выдам фантазию на данную тему в некоторых традициях те самые страшилки, а уж в финале дам саму страшилку.


Поехали!



Жил рядом с аэропортом, буквально в двух шагах, от него, мальчик Витя. Законопослушный пионер, отличник, да и вообще – мальчишка верный идеалам коммунизма, вечно жалеющий о том, что родился он не в героические времена революции, или же еще более героические времена Великой Отечественной войны. Аэропорт, маленький, уездный, с парой лишь взлетных полос был от него лишь через дорогу, за высоким сетчатым забором с колючей проволокой поверх него, забора, намотанной.

Витя, каждое утро, как только просыпался, смотрел в окно, и видел тот самый забор сетки рабицы, а за ним бетонку взлетно-посадочной полосы, после которой на высоком шесте чулок матерчатый белый в красную полоску, что в ветреные дни надувался, и торчал в сторону колом, указуя силу ветра, а еще дальше, через широкую бетонку, на которой разворачивались самолеты, высоким, корябающим небо шпилем, торчала башня то ли диспетчерской, то ли наблюдения.

Он наскоро делал зарядку, чистил зубы, завтракал, одевался и бежал в школу, а после, на обратном уже пути, после уроков, всегда неспешно брел вдоль забора, и все думал – как бы ему пробраться на сам аэропорт. Даже как то перелезть пробовал через забор, да только порвал свою темно-синюю школьную форму об острые шипы колючки, да едва шелковый красный галстук на той самой колючке не оставил – зацепился неудобно, едва-едва его с шипа снял, чтобы не разорвать.

Пацаны одноклассники ему завидовали. Как никак каждый день видит он самолеты, из окна на них смотрит, даже вместе с ним к забору ходили, хоть и крюк потом делать приходилось немалый, и тоже вздыхали, и тоже хотели пробраться на летное поле, чтобы самолеты поближе разглядеть. Те хоть и небольшие были, не Ту какие, а все больше кукурузники, но все же интересно. Вот только не знали пацаны одноклассники, что Вите хочется перемахнуть через забор с колючкой не по этой причине, а всего лишь из-за одного самолета, который он никогда днем не видел, да и по ночам не мог разглядеть – ночью только один фонарь у башни и светился, до взлетной полосы недосвечивая.

В особенно темные, безлунные ночи, раздавался далекий стрекот и гул самолета. Витя прижимался к темному окну носом, вглядывался, но едва-едва мог различить темный силуэт на фоне черного неба, и вдруг, резко, мимо света фонаря вышки проносилась черная крылатая тень, и потом, вместо визга колес о бетон полосы, через открытую форточку окна, слышался… цокот быстро несущихся копыт.

И ближе к утру снова звук – громкий, чихающий, нарастающий рокот раскручивающегося винта, звонкий цокот копыт, и та же тень, то первых проблесков рассвета, уносилась ввысь. Витя вглядывался в нее до рези в глазах, но не мог разглядеть. И только стоило ей скрытся, как тут же красились несмелым багрянцем облака, показывался в далеком-далеке вниз по склону край светло желтого, восходящего солнца.

Именно для того, чтобы хоть одним глазком глянуть на этот самолет, Витя и хотел попасть на аэродором.



Однажды, когда он несся домой со школы особенно быстро, спешил, чтобы влететь в дом и с порога закричать: «я пятерку по контрольной получил!» - он споткнулся об незаметный в траве камень, и растянулся вдоль забора аэродрома. Тут же и мысль: «мать заругает за пузо грязное», но эта мысль лишь промелькнула, потому как узрел он прямо под носом нечто.

Это нечто – была небольшая ложбинка, неглубокая, уходящая прямо под забор аэродрома, и если просто идти, проходить мимо, то ничего не различить из-за травы, но теперь.

Витя скинул портфель, и, как был, в школьной форме, при галстуке, пополз в ложбинку. Спина, конечно же, уперлась в трубу, но он все упирался, отталкивался ногами, тянулся, цеплялся руками. Послышался треск материи, и вот уже он, Витя, по ту сторону извечного препятствия. Оглянулся, сквозь сетку рабицу увидел и портфель свой, валяющийся в траве, и дальше, в отдалении, дом свой – вот он и внутри.

Скинул пиджачок школьной формы, глянул на его спину – шов разошелся. Ничего – это быстро подлатается, вот только синюю рубаху не стоит травяным соком пачкать. Снова пиждак многострадальный накинул, застегнулся, пополз обратно.

Ночи он ждал с нетерпением. Луну он не отслеживал, но верилось ему, раз нашел он лазейку, значит и шанс у него появится сразу, и значит ночь будет темная, безлунная, черная-пречерная, такая, что хоть глаз коли.


Стемнело, Витя припал к окну, вглядывался в ночной небосвод. Темно – ни звезд, ни луны не видать. Как был, в одних трусах да майке, подошел к двери детской, приложил ухо к крашеной ее ровной поверхности, затаил дыхание, прислушался. Ни звука не доносилось из-за двери. Тишина. Может быть мама с папой спят уже?

Не торопился, стоял так долго, что уже замерз, но так ничего и не расслышал. Тогда, как мог тихо, оделся в повседневную уличную одежду: штаны вельветовые штопанные перештопанные, футболку старую, и тихо приоткрыл дверь. Темно, шел по памяти, выставив руки вперед, пробирался к выходу. Нащупал дверь, ботинки, тихонько, чтоб не скрипнула, открыл ее и выскользнул в сени, а после и на улицу, где и обулся.

Уже через пять минут он брел вдоль забора, ногой прощупывая траву, чтобы найти ту самую ложбинку. Нога провалилась в шелестящую траву почти по колено – вот оно!

Он улегся на землю и пополз под забор. На этот раз не зацепился, не порвал ничего, и вот уже перебрался на ту сторону. Вдруг стало ему немного страшно. Он на запретной территории. А вдруг сторож, а вдруг заловят, а вдруг…

Но что теперь думать. Он пошел на свет единственного фонаря, а вокруг шепталась трава, изредка подвывал ветер и в окружающей темноте чудилось ему какое-то движение, будто следуют за ним, на грани слуха, на грани видимости некие некто. Он и сам не заметил, как сначала пошел быстрее, а после и вовсе – побежал, да так, что ветер в ушах свистел. Добежал почти до границы света, туда, где на летном поле стоял одинокий дощатый кукурузник, остановился, переводя дух. Огляделся. Все было спокойно. На фоне темно синего небо бултыхался и хлопал чулок ветроуказателя, едва слышно шелестела высокая трава. Ночь, глухая, темная ночь.

Он залез под крыло кукурузника, уселся прямо на бетонку, обхватил озябшие плечи руками и стал ждать. Время тянулось долго, и снова стало все вокруг таинственным, пугающим, да еще и кукурузник этот древний то крылом скрипнет, то струнным низким голосом понесет от его растяжек меж крыльями, то особенно громко и заполошно хлопнет трепыхающийся ветроуказатель, да так, что Витя вздрогнет, да по сторонам заозирается испуганно.

Он уже едва ли не зубами стучал от ночной прохлады, а может быть и стучал бы, если бы страх его не сдерживал, под стук зубовный особо и не расслышишь ничего, вот и держался. И снова гул низкий и тихий, на грани слуха, наверное по растяжке кукурузника пришелся особо хороший порыв ветра, но… нет – гул нарастал, приближался, и вот он уже разбился на скорый перестук-стрекот, и на холсте темного неба появилась сплетенная из мрака тень.

Гул нарастал, Витя соскочил с места, перебежал за невысокий бетонный блок, что стоял чуть в отдалении, присел за ним на корточки, выглянул.

Самолет уже было видно: широкий размах черных крыл, длинное, акулье тело его вырисовывалось чернильным мраком на темно-синем фоне, и вот он уже закладывает вираж, заходит на посадку, вот сейчас коснется взлетной полосы и… стук копыт, быстрый, скорый, дробный, далеко разносящийся в ночной тиши.

Самолет пробежал скоро пробежал по полосе, и замер в отдалении. Всего то метров пятнадцать отделяло его от спрятавшегося, замершего Вити. Видно было плохо, что там у него за шасси такие стучащие, но вот то как он стоял, вздымая то одно крыло, то другое, было похоже на то, будто с ноги на ногу переминается.

Витя даже забыл, как дышать. Только сердце его бухало в ушах, да похлопывал чулок ветроуказателя за спиной. Что же это? Что? Он и хотел, и боялся, выползти из своего укрытия, и в обход, по траве, подползти поближе, когда…

В ночи громко фыркнуло, как лошади фыркают, - Витя ойкнул громко. Заскрипело что-то, и он увидел как от самолета потянулись тени, как фигуры – черные, бесшумные, на поводках столь же черных нитей за ними, что как пуповины тянулись от них к самолету.

Тени шли на его «ой», он еще думал, что может просто в его сторону, но нет – к нему, явно к нему, и тогда он соскочил, и помчался со всех ног прочь – к свету, под фонарный столб у вышки.

Позади не раздавалось ни звука, тишина, но он знал, что тени следуют – летят по-над бетоном летного поля, прямо за ним, а может его уже и догоняют, и еще чуть-чуть – схватят, сцапают!

Влетел в круг желтого света на всем ходу, прямо на столб, обхватил его руками на бегу, и ноги вылетели из под него вперед и он бухнулся на землю, мгновенно перевернулся на четвереньки и уставился назад.

Вот они – тени за кругом очерченным светом, встали, замерли, и то ли это трава шелестит, то ли сердце бухает, но будто шепот от них исходит, шуршание, зовущее, негромкое, тянущееся.

- …витя…витя…витя… - слышал он едва-едва, и меж именем его, как шорохом присыпанные паузы, будто и тогда говорят что-то, да только не разобрать ничего. Да и то как звали его – может и в голове, от страха, у него рождалось, а может и…

Теней все больше и больше было на краю круга света, они как водой растекались вокруг, обступали, заслоняя от него далекие огоньки города, и наползала с ними тишина ватная и непроницаемая. Вот уже и едва слышно как хлопает ветроуказатель, а вот и вовсе неслышно, а вот и пропал отдаленный гул дороги, что далеко-далеко отсюда, и чей звук был так привычен, что Витя его даже и не замечал, а заметил лишь теперь, когда он стих. И шепот зовущий был все громче, и вот он уже в коконе темноты, что и вокруг света, и над фонарем нависла – замурован во мраке.

А после мрак, будто туман, вдруг развеялся, пропал и все снова стало как и было, и даже силуэта самолета того странного, что должен быть на летном поле – не видно. А видно забор вдалеке, видно горящее окно их дома, и у забора стоит кто-то, а после:

- Витя, - голос явственный, знакомый, злой и зовущий издали – мамин голос, - А ну сюда! Тоже, надумал ночью из дома сбегать! Витька! Я тебе ремня всыплю! Быстро домой!

Витя вздрогнул, соскочил было, шаг сделал, и замер. Показалось ему, что проплывают за светом какие то струйки туманные, черные, как дымок легкий, курящийся.

- Что замер! Я тебя вижу, паскудник, а ну – марш домой! – мама кричала громко, а Витя стоял недвижно. Боялся.

- ИДИ СЮДА! – рявкнуло так, что у него уши заложило, зазвенело в мозгах, - Мелкий паскудник! ИДИ СЮДА!

И он сделал шаг назад, почувствовал, как прикоснулся спиной к столбу и медленно сполз на землю, выпростал из под себя ноги, уселся. И снова мрак окружил его, закупорил все звуки, огоньки свата города вдалеке, снова тишина, снова мрак за светом повсюду.

Сколько он так просидел, он не знал. Может час, а может и все пять, но все это время он слышал тихий призывный шепот, видел как тьма кружит вокруг света, сидел и ждал. И вдруг, резко, с шипением сотен тысяч змей мрак стал плавиться, выгорать красными искристыми точками, и он увидал сквозь эту пелену распадающейся тьмы свет рассвета. Вставало солнце там, в отдалении, за горизонтом, увидел он облака на небе подсвеченные красным рассветным заревом, соскочил с места радостно, улыбаясь.

Мрак распадался, рвался, не хотел уходить – истлевал, но вот от него уже и ничего не осталось. И Витя смело шагнул вперед, и еще шаг, и еще… черный хлыст тьмы рванулся к нему, Витя резко отпрянул, повалился на спину, и хлыст, как об щит, ударился об яркий фонарный свет, зашипело, завыло в ушах, полыхнуло ярко пламенем и снова тьма. Кругом тьма – нет рассвета, чернота кругом и мрак – ночь непроглядная.

Тьма…


Он сидел у столба, обхватив руками колени, сидел и плакал. Уже и папа его звал, и злой сторож наставлял на него черные жерла двустволки, и собака злая, сторожевая, огромная, как медведь, мчалась на него из темноты – он не двигался, все эти мороки разбивались о желтый фонарный свет. Лишь бы только он, фонарь, не погас, лишь бы…

И он погас. Погас и тьма, торжествуя, ринулась к Вите, ринулась, обняла его со всех сторон, присосалась к нему холодом своим колючим, зашептала прямо внутри головы непонятное, и вдруг распалась – завизжала резко, страшно, так что все пропало – мысли, страх, воспоминания – такой был это визг.

И свет зари хлынул, пролился на летное поле. Витя увидел, как черные тени на огромной скорости впитывались, втягивались обратно в самолет, что в рассветном свете был хорошо видим. Огромный, тоже черный, на крупных – бычьих ногах, и будто живой, играющий мышцами, сплетенными из темноты. И даже не дожидаясь, когда последние тени втянутся в него, он, цокая черными копытами, об бетон, развернулся, поскакал по полосе прочь, затарахтел заводящийся на бегу двигатель, и он взмыл ввысь, закладывая свечку – прочь от солнца!

Но то разгоралось ярче и ярче, и уже не скрыться, не убежать, и Витя видел, как заполыхал самолет на бычьих ногах огнем, полыхнул ярким, белым светом, как сварка, и растворился в рассветном небе, истлел легким темным, едва заметным, дымком.

- Все, - тихо сказал он сам себе, но с места не двинулся, а все так же сидел, обхватив колени руками, и ждал. Чего он ждал – не знал и сам. Просто сидел и сидел, никому и ничему больше не веря.



Его нашел диспетчер, когда утром шел на работу. Мальчуган, холодный как лед, замерзший, но недвижимый, сидел под давно погасшим фонарем. Сидел обхватив колени, смотрящий в одну точку.

- Мальчик, ты кто? – спросил диспетчер, но тот не ответил, не шелохнулся.

- Мальчик, - он подошел ближе, присел напротив него на корточки, - мальчик. Ты меня слышишь?

Тот молчал. Диспетчер протянул руку, потряс мальчугана за плечо, никакой реакции. Разве что почувствовал диспетчер, какой этот мальчуган холодный, будто мертвец, да и только сейчас он понял, что это не белобрысые выгоревшие на солнце волосы у мальчугана, а то что он сед – сед как лунь, как древний старец.

- Малыш, - вкрадчиво спросил он, - ты откуда?

Мальчик посмотрел на него, и у диспетчера захолонуло сердце, взгляд мальчишки был пустой и прозрачный, как у размороженной рыбы.

- Самолет, - тихо прошептал он, - самолет на бычьих ногах.

Диспетчер накинул на него свой пиджак, обхватил, взял на руки, и понес его в диспетчерскую. Там быстренько заварил чай для малыша, позвонил в милицию. Участковый приехал быстро, соскочил с мотоцикла, скорым шагом вошел в диспетчерскую. Витя сидел за столом в накинутом пиджаке диспетчера, перед ним остывал нетронутый чай.

Вскоре и шум поднялся там – за забором, это мама с папой искали его, на шум выскочил милиционер – позвал родителей. Те тормошили Витю, звали по имени, ругались, умоляли. Но он их будто не видел.

В себя он пришел только ближе к ночи, когда его укладывали спать. И не очнулся, не пришел в себя по нормальному, а дико завизжал, когда папа выключил свет в его комнате.

- Свет! Свет! Включите свет! – орал он не своим голосом, и папа щелкнул выключателем. А после успокаивал сына, который будто только-только очнулся от жуткого кошмара.


Теперь уже Витя стал большим, вырос, стал уважаемым человеком на хорошей должности, все же хорошо учился. Обращаются к нему не иначе, как Виктор Николаевич. Виктор Николаевич женат, у него двое детей, но и по сей день он никогда не выключает свет, и по сей день ему вдруг кажется, что он все так же сидит у столба, все так же охватывает руками свои тощие, мальчишеские коленки, и ждет рассвета.



А теперь и история в том формате, в каком она звучала в пионерском лагере:


Диспетчер устроился работа на аэродром. Ему сказали, чтобы, если он вдруг задержится до темна, никогда не выходил встречать самолет, который прилетит ночью. И вот он задержался на работе, уже стемнело и слышит – летит самолет. Он к окошку – и правда, подлетает. Садится. Не вышел тогда диспетчер его встречать, только удивился.

В следующий раз задержался, и снова прилетел самолет, и видит тогда диспетчер, что самолет то не простой, а как то садится странно – цокает, а не скрипит шасси. Но и во второй раз он не вышел его встречать.

И задержался он в третий раз, и снова прилетел самолет, и не удержался тогда он, вышел посмотреть, что это за странность такая, и видит что самолет полностью черный, а стоит он не на шасси, а на бычьих ногах. Побежал он от него, а самолет за ним…

Пришли другие работники утром, а диспетчера и нет – пропал. И с милицией его искали, и у родственников спрашивали – так и не нашли его. И если ты видишь ночью самолет летящий, то знай – это самолет на бычьих ногах летит, чтобы забрать кого-то.

Показать полностью
50

Перрон

Доброго всем времени.

Мой очередной короткий мистический рассказ.

Я надеюсь вчера никто Дьявола не встречал?

Подписывайтесь, я нет-нет да пишу такие рассказы.

Перрон Авторский рассказ, Мистика, Поезд, Призрак, Дьявол, Страшилка, Длиннопост

Было очень холодно и темно. Алексей понял, что он лежит на земле. Попытка подняться не увенчалась успехом, да что греха таить, не получалось даже открыть глаза. Мужчина попытался вспомнить хоть что-то, но и этого не получилось, все что он помнил, это то, что его зовут Алексей.

Продолжать лежать было нельзя, мужчина понимал, что от сильного холода он умрет. Ещё попытка, и ещё одно, и вот, наконец-то получилось открыть глаза и слегка приподнять голову. Алексей увидел ночное звездное небо, мужчина лежал на спине. С неба, тая на щеках, падали мелкие снежинки. Спустя пару минут мужчине удалось совладать с телом и сесть на земле.

Голова жутко болела от малейшего движения. Алексей медленно повернул голову то вправо, то влево. Вокруг было темно, но благодаря лунному свету и белому покрову, мужчина, смог разглядеть то место, в котором он оказался.

Слева был лес, обычный, ничем не примечательный российский лес, а вот справа… Справа Алексей видел некую насыпь, что-то вроде холма и этот холм уходил далеко вперед. Догадка пришла моментально, мужчина понял, что он находится рядом с железной дорогой. Но что он тут делает, а самое важное, как он сюда попал?

Незаметно для мужчины, силы вернулись к нему, словно и не покидали. Алексей встал, стряхнул с себя снег. Мужчина посмотрел вперед и назад – железные пути. Куда пойти в такой ситуации? Прямо? И сколько он пройдёт? А что если ближайшая станция сзади, буквально в километре, а если спереди?

Решив, что шансы у него пятьдесят на пятьдесят, Алексей пошарил в карманах, нашел пачку сигарет со спичками, закурил предпоследнюю сигарету и двинулся вперед. Снега под ногами было немного, поэтому идти было не так сложно, как показалось на первый момент. Ветра не было, от ходьбы тело стало разогреваться. Все, что сейчас беспокоило Алексея, дак это то, кто он такой и сколько придется идти по зимнему лесу.

Где-то вдалеке послышался шум приближающегося поезда. Это был первый звук, который Алексей услышал с момента своего пробуждения, и это сильно обрадовало мужчину, Алексей ускорил шаг и подошел ближе к путям. Звук становился все громче, но при этом он изменился. Теперь Алексею показалось, что поезд начинает тормозить, но зачем? Мужчина посмотрел назад, в противоположную сторону, железная дорога уходила далеко и поворачивала направо. Алексей понял, что прошел уже более километра, а может и двух.

Из-за поворота выглянул луч света. Луч медленно приближался к Алексею. Что делать? Заметит ли меня машинист? Но не выбегу же я на рельсы, чтобы, размахивая руками, привлечь к себе внимание. Оставалось одно – ждать.

Состав медленно двигался в сторону Алексея. Казалось, что поезд норовит остановиться прямо перед носом мужчины или в паре метров от него. Ни придумав ничего лучше, Алексей встал прямо на пути поезда. Догадки Алексея подтвердились, поезд остановился в нескольких метрах от мужчины.

Было странным то, что поезд, после остановки, не издавал звука. Вокруг вновь стало тихо. Алексей сошел с рельс и пошел вдоль состава. Это было что-то наподобие электрички, всего три вагона, в каждом из которых горел свет, но вот что удивительно, в вагонах никого не было.

Алексей попытался дернуть дверь одного из вагонов, но та не поддалась. Мужчина, стоя на ступеньке, со всей силы дергал дверь, и вот, даже не из-за усилий Алексея, а видимо потому, что так было нужно, дверь резко открылась. Мужчина упал на перрон.

Удар об асфальт напомнил Алексею что такое боль. Но болезненное чувство прошло моментально, как только Алексей поймал себя на мысли – откуда тут асфальт? Мужчина встал и огляделся. Он все так же находился в лесу, вот только теперь, вдоль всего состава, непонятно откуда, появился вокзальный перрон, в конце которого, располагалась небольшая постройка, что-то в виде кассы, в которой обычно покупают билеты.

Сзади, со стороны хвоста поезда, послышались шаги, Алексей обернулся. Тридцать, а может и пятьдесят человек толпились рядом с вагонами. Из двери первого вагона показалась контролёрша.

- И так, не толпимся, встаем в одну линию и подходим ко мне, места хватит всем, - громко и властно приказала кондуктор.

Люди начали группироваться. Конечно, чтобы встать в одну шеренгу, места на перроне попросту не хватило бы. Поэтому в конце шеренги образовалась толпа, но и она со временем становилась меньше.

Алексей стоял и не понимал, что происходит. Мужчина начал всматриваться в лица людей, лица были пусты и без эмоциональны, складывалось ощущение, что людям попросту все равно. Хотя, на этих лицах присутствовала толика непонимания, как будто они сами не знали, куда и зачем их повезут. Последний человек подошел к контролерше и протянул билет.

- Так, все, все сели и молчим, скоро отправление, только передам билеты в кассу, для других, следующих, - женщина ловко спрыгнула со ступеньки и, не замечая Алексея, пошла к небольшому строению в конце перрона.

- Простите, - не решительно сказал Алексей, - А где я нахожусь?

- Значит не показалось, - раздосадовано прошептала женщина и повернулась к Алексею. – А сам то ты как считаешь? Или что, совсем кукушку снесло? – женщина с призрением посмотрела на Алексея.

- Я очнулся тут, в снегу, а потом появился поезд и вы, но я ничего не помню… В какую сторону едет состав? Можно мне с вами? – Алексей вплотную подошел к женщине, что той даже пришлось сделать шаг назад.

- Билет есть? – прищурив глаз поинтересовалась кондуктор.

- Нет, только пачка, пустая, - Алексей достал из кармана пачку от сигарет.

- И это надо нет так, душу променять на окурок! – засмеялась кондуктор. – Точно пустая? Ты проверь.

Алексей ничего не понимал, но спорить не стал, в пустой пачке оказалась одна сигарета.

- Ничего не понимаю… - Алексей хотел ещё что-то сказать, но женщина выхватила из его рук пачку и выбросила за перрон. – Стойте! Зачем? – всё что успел сказать Алексей.

- В карман загляни.

Алексей вновь сунул руку в пустой карман, но там вновь лежала пачка. Глаза мужчины от удивления расширились. Алексей достал пачку, открыл, внутри лежала одна сигарета.

- Значит я права. Постой тут, сейчас я билеты сдам и как выйду, то ты заходи к Мише, он тебе все объяснит, - сказав это, кондуктор зашагала в сторону кассы.

Алексей вновь остался в полной тишине. Мужчина вновь и вновь напрягал память, но он ни мог ничего вспомнить. Кондуктор вышла из маленького домика.

- Заходи тебя там ждут, я мне пора, и так задержал ты меня, - ни сказав ничего более, женщина залезла в вагон и закрыла за собой дверь. Поезд медленно и так же бесшумно двинулся вперед, а Алексей, проводя состав взглядом, направился в сторону касс.

Открыв дверь, Алексей оказался в крошечном тамбуре. Справа висела вешалка для одежды, а слева стенд с каким-то расписанием. Тяжело вздохнув, Алексей открыл вторую дверь и не поверил своим глазам. Мужчина оказался в огромном помещении, которое было полностью заставлено высокими стеллажами. Рядом, в самом начале помещения, стоял деревянный стол.

- Ну наконец-то, я уже заждался тебя, все думал, что вечность здесь проторчу, ан нет, есть оказывается и в аду амнистия, - послышалось откуда-то издалека, - Присаживайся, я сейчас, только новеньких запишу.

Сначала Алексей не понял, куда ему присаживаться, но после с удивлением обнаружил, что рядом со столом появился стул. В конце помещения послышался шум, словно кто-то шоркает тапочками по полу. И вот, спустя мгновение, из-за стеллажей выглянул пожилой мужчина.

- Ну чего стоишь то? Сказал же, присаживайся, - мужчина жестом указал на стул. – Меня, кстати, Миша зовут, - Михаил сел за стол.

- Что происходит? – все что смог сказать Алексей, присаживаясь на стул.

- А, понятно, память отшибло? – Миша посмотрел в глаза Алексею. – И что? Совсем ничего не помнишь?

- Совсем… Где я?

- И даже не помнишь, как на работу устроился? – Миша открыл ящик стола и достал оттуда папку.

- На какую ещё работу? – Алексей с удивлением посмотрел на Михаила и на папку.

- На эту, - улыбнулся Михаил. – Ты тут для моей замены. Теперь тебе выдавать новые билеты и забирать старые, - настроение у мужчины явно улучшалось.

- Нет, я точно не устраивался ни на какую работу! – возразил Алексей.

- Ну как же, а это что? – Миша достал из папки единственный листок. – Вот, читай.

- Я, Алексей Владимирович, соглашаюсь на работу на одной из сортировочных станций… навечно? Что это за бред? – Алексей перевернул листок бумаги. – Вознаграждение стандартное, согласно прайсу по пункту «Б», богатство. Залог – душа… - руки Алексея опустились.

- Хех, вчера же Хэллоуин был, а, точно, ты же не помнишь. Вот и продал ты душу дьяволу, - Михаил достал из кармана точно такую же пачку сигарет, как у Алексея. – Вот, видать, и повстречал ты вчера нашего работодателя, - Миша прикурил единственную сигарету.

- Да ни с кем я не встречался! И ни на что не соглашался! – Алексей вскочил со стула, повернулся и резко открыл дверь, чтобы убежать из этого помещения, но тут же встал как вкопанный, никакого тамбура не было, он вновь стоял перед помещением со стеллажами, а на него все так же смотрел Михаил.

- Да сядь ты, хочешь расскажу, как это было со мной?

- Что было с тобой?

- Я же тоже сюда не думая устроился. Шел себе по городу, а тут он…

- Кто? – перебил Алексей.

- Кто, кто, Дьявол. Хочешь, говорит, жизнь свою богатеем прожить, без подвоха, до старости. Ну я и сказал, что хочу. А что говорю взамен? Работать говорит на меня будешь, пока я не решу освободить тебя. Работенка, говорит, не пыльная, бумажки перебирать. Ну я и согласился, - Михаил тяжело вздохнул.

- А что потом?

- А потом я очнулся в лесу, как ты, вот только тогда лето было. Я ещё и удивился с утра, смотрю в окно, снег выпал, тут то я и понял, что замена мне пришла.

- Но ведь, даже если это все правда, я не жил богато! Или… может просто не помню, - Алексей взялся за голову.

- Конечно не помнишь, - рассмеялся Михаил, - так и задумано. Поверь, ты прожил шикарную и безбедную жизнь. А потом состарился и умер в окружении родных. Вот только ты ничего этого не помнишь. Подписался на работу и бац! – Михаил привстал со стула и ударил по столу, - Ты уже тут, в лесу, на этой станции.

- Но ведь это не честно!

- От чего же? Жизнь ты прожил как пожелал, а то, что ты не помнишь ни черта, дак это в условия договора не входило! – Миша вновь рассмеялся. – Ладно, мне пора! Видимо, меня ждёт свобода! – Михаил вышел из-за стола, накинул на себя тулуп, который висел на спинке стула и зашагал прочь из помещения.

Алексей, который не мог отойти от шока, взглядом проводил Михаила. Михаил открыл дверь, за ней располагался тамбур.

- Ты даже не представляешь, сколько миллионов раз я пытался открыть эту дверь! Прощай, сменщик, - дверь за Михаилом захлопнулась. Алексей тут же соскочил со стула, но за дверь опять было помещение со стеллажами.

Всё, что оставалось Алексею, это наблюдать в маленькое окошко за тем, как Михаил садился в только что подъехавший состав. Началась рутина, приёмка и выдача билетов. Но Алексей ещё миллионы раз видел Михаила через маленькое окошко, Миша не стал свободным, он просто стал кондуктором на одном из составов.

Показать полностью
54

Поиграй со мной (часть 1)

Ночь подкралась незаметно, разбросав тёмное полотно на всё небо. Вроде только недавно было достаточно светло, приятный вечер...и буквально за несколько минут солнце пропало, уступив своё место тьме. Осенние сумерки такие — не успеешь опомниться, а вокруг уже одни фонари горят. Зимой будет ещё веселее — просыпаешься в потёмках и приходишь с работы так же. Падаешь на диван или кровать и усиленно думаешь, пытаясь что-нибудь разглядеть в окне — мне пора вставать или я только лёг?


Денис мрачно покачал головой, ёжась от налетевшего ветерка. С лавки тем не менее вставать не стал, продолжая пялиться в никуда. Деревья на детской площадке чуть слышно шелестели оставшейся зеленью, словно переговариваясь друг с другом, а в окнах близлежащих домов зажигались один за одним огни. Погода не слишком хорошая для посиделок наедине с собой, но выпитая ранее водка пока что согревает. Он пощупал карман куртки. Нет, ещё осталось немного, а он думал, что выкинул бутылку. И как не почувствовал её раньше?

Медленно достал, побултыхал перед лицом, прислушиваясь к ощущениям.

"Нужно или нет?"


Наконец решившись, открутил крышку и, хрипло выдохнув, одним залпом глотнул жидкость. Сразу же обожгло горло. Резко замутило и Денис еле удержал содержимое желудка. Сделал вдох-выдох и сморщился. Зато потом почувствовал приятно разливающееся тепло в груди.

Радует ещё, что в это время тут нет детей с мамашами или вездесущих бабулек. Максимум прошли несколько собачников, да девушка с пакетом — направлялась к подъезду и сморщила нос, увидев его, сидящего на лавке. Может решила, что бомж.


А в целом ощущал Денис сегодня себя очень препаршиво, о чём не преминул напомнить внутренний голос.

"Что горюешь? Уже ничего не изменить..." — мысли были такие же, как настроение. — "Должен радоваться, как никак одной проблемой меньше..."

"Двумя" — исправил он себя. — "И легче почему-то не стало"


Тихий скрип неподалёку привлёк внимание и оторвал от созерцания кустов, шевеливших ветками. Они, как десятки ежесекундно двигающихся мелких рук, тянулись во все стороны и словно пытались схватить каких-то невидимых существ. Помутневшими от алкоголя глазами Денис уставился на небольшую детскую карусель, которая от ветра медленно крутилась, еле слышно поскрипывая несмазанными деталями.

"Ветер не такой и сильный..." — вползла пьяная, но здравая мысль в голову.

Карусель ещё немного продвинулась по кругу, звякая старыми сочленениями. Синяя краска давно поблёкла и в темноте вместо нарисованных цветочков и розовых сердечек виделись извивающиеся белёсые черви и уродливые скалящиеся черепа.


Обычная площадка, которая есть рядом с большинством домов, ночью выглядит совсем не так, как днём.

"Неуютно..." — лаконично охарактеризовал Денис, положив бутылку под лавку. — "Надо не забыть унести её с собой, нечего мусорить"

Горка с различными турниками высилась во мраке, словно громадное, готовое вот-вот проснуться чудовище. Раззявило пасть, протягивая щупальца - брусья.

В песочнице, похрустывая, шуршали разносимые ветром листья... Денис хотел в это верить, потому что слышал только звуки — из-за высокого бортика ничего не было видно. Лишь в дальнем углу прямо на плоской кирпичной поверхности сидела игрушка. Небольшой медведь чуть покачивался вперёд-назад от порывов ненастной погоды.


"Он тут был всё время?" — Денис поёжился, продолжая разглядывать плюшевое животное. — "Наверное забыл кто-то из детей..."

Неподалёку от дома наконец-то зажёгся фонарь, давая чуть больше света. Наклонная поверхность горки поблескивала, приглашая окунуться в детство, спуститься по ней. Но для этого вначале нужно протиснуться в широкий чёрный зёв.

— Да, сейчас...— пробормотал под нос парень. Первые слова, произнесённые за полдня.

"Пора домой" — холод начинал уже пробираться по телу, пролезая в мельчайшие зазоры на одежде, — "нечего тут рассиживать"

"А зачем ты вообще сюда пришёл...Хотелось посмотреть, как она тут жила, как гуляла, проходя мимо...?"


Вместо ответа, которого он не знал, Денис молча достал телефон. Поискал приложение для поездки домой. Пять минут и таксист подъедет по этому адресу. Замечательно!

Медведь продолжал буравить его своими пуговками. Даже сидел он как-то вполоборота, словно нарочно передвинулся сам, пока Денис отвлекался на горку и невесёлые мысли. Казалось игрушка небрежно кивает ему — "да, да, виноват только ты в случившемся, больше никто"


Неожиданно проснулась злоба, вспыхнув в голове. Больше на себя, чем на детскую безделушку, но задела его именно она. Заворчав, Денис всё же поднялся и, чуть качаясь, подошёл к песочнице. Медведь, как ни в чём ни бывало, пялился на приближающуюся фигуру. Ещё один мелкий порыв ветра, он накренился...и через несколько томительных секунд опрокинулся на опавшие листья. Денис шумно выдохнул и протянул руку, наклонившись. Взял игрушку и отряхнул от песка. Вблизи морда медведя оказалась довольно потрёпанной, тут и там торчала набивка. Одна пуговка, заменяющая глаз, еле держалась на нитке. Рот тоже был порван наискосок, отчего весь вид игрушки больше выглядел неприятным, отталкивающим, чем вызывающим веселье. Рваная линия вместо улыбки, превратилась в подобие зловещей ухмылки.

"Не завидую ребёнку, приносящего такое...а может наоборот он понял, что пора выкидывать такой мусор..."


Держать медведя в руках больше не хотелось. Денис поставил игрушку на то же место и отвернулся. Как оказалось рано. Кусты справа зашелестели. Из-за ветра этот звук и так преследовал его везде, но шум был более громким, похожим на то, что кто-то быстро прополз по земле. Денис принялся вглядываться в переплетения веток, стараясь понять, что же там. И при этом ощущая, как кровь начала пляску, пульсируя в венах.

"Может быть кот?"

Но нет... Под его изумлённым взглядом, шурша по листве между кустами, прокатился синий мячик. Стукнулся об край песочницы и замер яркой кляксой в ночи. Денис помотал головой, но мяч остался, очертания даже стал чётче. Обычный мячик, но...

"Но с чего он прикатился?"


Дрожь по рукам пролетела волной, затылок резко кольнуло ледяным шипом опасности. Он вытер вспотевшие пальцы об куртку.

"Мне это совсем не нравится..."

Шаг назад, ещё парочка, ещё один. Он отступал, пятился спиной к скамейке, продолжая с тревогой рассматривать мяч и чёртового медведя, который снова начал еле заметно покачиваться, словно насмехаясь над пошатнувшейся психикой Дениса. Хорошо, хоть с каждым шагом, видимость снижалась, пока игрушка не расплылась во тьме. Ощутил ногой прохладное дерево. А вот и скамейка.


Шины по дороге, прозвучавшие вдалеке, заставили нелепо улыбнуться. Такси пожаловало, как раз вовремя. Чувствуя за спиной шелест листьев, похожий на чьё-то аккуратное передвижение, Денис ускорил шаг, почти перейдя на бег. Давящее напряжение на затылок усилилось, словно под тяжёлым недобрым взглядом.

— Дерьмо, — сквозь зубы прошипел со страхом Денис.


Хотелось обернуться, проверить медведя, его месторасположение, но он лишь передёрнул плечами. А может мяч продолжает катиться за ним, огибая листву и все шуршания исходят именно от него? Угу, и на бордюре рядом с машиной... будет сидеть...она...и руки в крови...

"Тьфу на тебя, идиот" — мысленно выругался Денис.


Провожаемый насмешливым взглядом игрушки...как ему казалось, подскочил к такси и влетел внутрь, излишне громко хлопнув дверью. Таксист недовольно покосился, но ничего говорить не стал. Денис извинился вполголоса сам и расслабленно откинулся на сидение. Машина стала разворачиваться, он чуть повернул голову, в последний раз глянул на детскую площадку...и тут же нахмурился, припав к стеклу. Неприятные мурашки разбежались по рукам.

"Не...не может быть"


В растерянности похлопал глазами. Буквально на пару секунд ему показалось, что на качелях сидит маленькая девочка. Босоножки, простенькое фиолетовое платье, надетое совсем не по погоде, волосы, уложенные в две косички. Лицо скрывалось в тени, да и за такой короткий промежуток времени он всё равно бы ничего не разглядел.

Но сейчас на качелях никого нет. Лишь деревянная сидушка едва заметно подрагивает туда сюда. Кажется, что невесомая миниатюрная девочка спрыгнула во мрак, оставив Дениса с нарастающим страхом осматриваться по сторонам.


Таксист снова зыркнул на него искоса и прибавил скорости, выезжая на широкую трассу.

— Всё в порядке? — спросил у своего непонятного пассажира.

Денис постарался придать как можно более спокойный вид.

— Да, показалось что-то увидел.

Лишь когда дом совсем скрылся из вида, он повернулся к окну.

Ветра уже не было, но сидящий на песочнице медведь качнулся, накренился вправо и упал опять...



* * *

С Лилей они познакомились практически случайно. Денис шёл с работы на остановку, телефон пиликнул о новом сообщении, парень достал его, уткнулся в экран и тут же врезался в неожиданно вынырнувшую на пути фигуру. Телефон вылетел из рук и с тихим хрустом упал на тротуар. Денис горестно взвыл и кинулся поднимать его. Фигура сделала примерно тоже самое и они стукнулись головами. Только тогда он поднял взгляд, хотелось сказать много нелицеприятного человеку, так глупо влезшему помочь. Злость сменилась удивлением, а затем интересом. Проблемой на дороге оказалась миловидная девушка, которая в данный момент потирала лоб, но при этом задорно смеялась, над нелепостью ситуации. Смех был заразительный и Денис сам не почувствовал, как начал улыбаться в ответ.


— Сильно задела? — произнесла незнакомка тихим тоном. Как же соблазнительно он звучал, хотелось чтобы девушка продолжала говорить дальше.

— У меня лоб крепкий, — Денис протянул руку помочь ей встать.

Парочка поднялась обмениваясь заинтересованными взглядами.

— Ты поднимать-то будешь? — девушка кивнула на телефон, продолжавший валяться на асфальте.

Денис хлопнул себя по голове. Вот, баран, забыл совсем!


Слово за слово и парень не заметил, как они дошли до остановки, как пропустили несколько маршруток, время пролетало, словно минуты превратились в секунды. Телефон кстати остался цел, лишь по экрану пролегла длинная трещина, но не слишком заметная. Девушка предложила компенсацию в виде кофе и Денис с радостью согласился, так как сам думал, как позвать её куда-нибудь.

Встретились, потом ещё, на этот раз по инициативе парня и так же незаметно стали парой.


Но была существенная проблема, возникшая спустя 2 месяца отношений. Назревала она медленно, но верно, потихоньку въедаясь в мысли Дениса. Поначалу он гнал все глупости из головы, искал плюсы, стремился угодить Лиле, но...всё-таки они были разные...И по характеру и по духу. Девушка хотела видеться чаще, считай каждый день, а в дальнейших планах съехаться. Денису же такой расклад не нравился, совсем не устраивал. Он был довольно свободолюбивым человеком и терпеть не мог, когда к нему начинали лезть с нравоучениями или вот с такими просьбами-приказами. Ведь Лиля настойчиво вдалбливала, что встречаться раза по 3-4 в неделю её не устраивает, что девушку бесит, когда он ночует один. Нелюдимый характер Дениса тоже подливал масла в огонь, ему хватало склок на работе и хотелось хоть дома временами побыть в одиночестве, наслаждаясь тишиной.


Ссоры, в основном, были с его стороны. Девушке никак не получалось объяснить, почему Денис бывает не отвечает на звонки, не горит желанием встретиться именно в этот день. Он всё больше бесился и по итогу вспыхнувшая когда-то любовь закончилась на печальной ноте — Лиля расплакалась, а он выставил её за дверь, наорав напоследок, чтобы никогда не приходила. Что не хочет её видеть. Не слишком хороший поступок.

После этого он несколько раз порывался извиниться, но эгоизм и самолюбие брали извечно вверх.

Затем Денис выкинул девушку из головы, решив, что так даже будет лучше. И не видел Лилю почти полтора месяца.



* * *

— Приехали..., — голос, откуда-то издалека, отвлёк его и вернул из воспоминаний.

Денис покрутил головой, пытаясь понять, где находится.

— Что? — не сразу понял он, что ему сказали. Не ожидал, что так быстро смогут домчаться. Или просто слишком погрузился в своё прошлое.

— До адреса, доехали говорю, — мужчина побарабанил руль, в надежде поскорее избавиться от странного попутчика.

— Ага, — заторможенно отозвался Денис, шаря по карманам в поисках денег.

"Совсем о них позабыл... Вот смеху будет, если только на карточке. А, нет, нашлись"


Расплатился с таксистом и вышел из машины, зевая. Уже совсем стемнело, но благо фонари давали много света. Денис глянул на маячившие вдали силуэты детских развлечений, до которых отблески ламп не дотягивали. Площадка рядом с домом была такая же, практически один в один, если не присматриваться. Менее старая, без ржавчины, не так давно перекрашена, да и турников побольше. А так почти копия.

"Не хватает лишь того жуткого медведя" — игрушка всё не выходила у него из головы, о чём услужливо напомнил внутренний голос.

Воспоминания вернули и те ощущения, которые он испытал. Необъяснимый страх и небольшую панику, но сейчас-то тут всё родное, всё своё. И пугаться нечему.


Ветер ударил в спину, норовя добраться до костей. Взъерошил волосы и устремился дальше. Не успел Денис выругаться, как со стороны площадки громко зашуршало. Хрустнули ветки, словно под чем-то тяжёлым. Кусты, тёмными кляксами, тряслись, как при урагане, исторгая из себя черноту, расплывающуюся во все стороны. Во всяком случае Денису всё показалось именно так. Тьма перетекала во тьму, приближаясь и шелестя листьями, напоминая звуками предсмертный шёпот. Вот чернильное щупальце протянулось к границе света...Денис таращился в густую вязкую темноту, не в силах сказать ни слова, затем моргнул... и всё исчезло.

Лишь сердце грохотало, отдаваясь в ушах, а лоб покрылся холодным потом.

"Что за чертовщина сегодня творится...И пил вроде не так много, чтобы горячка наступила..."


Денис, стараясь не смотреть в сторону детской площадки направился к подъезду. За спиной снова зашелестело, но он сжав зубы быстро преодолел оставшиеся метры, повозился в карманах, нашаривая ключи и со вздохом открыл дверь. Юркнул внутрь и лишь тогда перевёл дух.


Спустя пару минут уже был в квартире. Наконец-то тихое и уютное место. Небольшое, как раз для одинокого человека с самым необходимым оборудованием - плита, холодильник, стиралка и диван. Ну и кресло, на котором обычно валяется его одежда.

"А могло быть и не для тебя одного...Помнишь Лилю всегда злил этот мужской беспорядок...?"

"Хватит!"


Он нашёл в почти пустом холодильнике несколько бутылок пива, купленных ещё на прошлой неделе. Поколебался, совсем немного, нужно ли ему продолжение или хватит. Взвесил все "за" и "против". Против было больше, но Денис плюнул — сегодня хотелось именно напиться, забыть про все необъяснимые и пугающие случаи. Ведь он дома, здесь уж ничего не сможет произойти.


Включил первое попавшееся кино на компьютере, свалился на диван и принялся пить, практически не обращая внимания на происходящее на экране. Мелькали картинки, а Денис против воли всё равно вспоминал. Случай, произошедший несколько дней назад. И из-за которого он теперь не находит себе места. Общая усталости давала о себе знать, глаза то и дело закрывались, хотя он прикладывал все силы, чтобы не провалиться в сон. Наконец отяжелевшая голова завалилась на спинку дивана, мягкая набивка приятно щекотала затылок и Денис мгновенно соскользнул в тягучее забытье.


Продолжение следует...

Постараюсь сегодня, но скорее всего завтра вечером

Показать полностью
127

Поломанная Богородица. Третья часть.

Я видел ужасные страдания безнадёжных пациентов, фактически экспериментально доказал, что их массовая галлюцинация вовсе и не галлюцинация, я услышал истории об этой самой иконе от разных и, казалось бы, не связанных между собой источников… Я даже провел допрос пациентов и выяснил, что на месте поля действительно совсем недавно находился вишнёвый сад. Дозвонился до участкового и узнал от него, что в том доме и вправду проживала нелюдимая старуха, о которой по деревне ходило много различных слухов разной степени правдоподобности.


Первая часть: https://pikabu.ru/story/polomannaya_bogoroditsa_chast_pervay...

Вторая часть: https://pikabu.ru/story/polomannaya_bogoroditsa_chast_vtoray...


Но этого всего было недостаточно. В голову, конечно, прокрались сомнения, но они еще не были достаточно сильны, чтобы пробить толстую стену материализма. Я старался ко всякой подобной информации относиться, как истинный философ, без излишнего догматизма – не отрицал до самого конца возможности существования чего-то сверхъестественного, хоть и воспринимал любую мистическую историю очень скептично. Мистика обросла различного рода шарлатанством и поэтому ее репутация безнадежно испорчена – тут ничего не поделаешь. Однако электричество и магнетизм совсем недавно могло восприниматься, как нечто сверхъестественное. Нужно было лишь провести исследование и найти всему этому научное объяснение…


Эти события – начало чего-то грандиозного, и я, возможно, стоял у истоков новой науки. Во мне разгорелся азарт, ведь многие в детстве мечтали стать учёными, а тут появилась такая возможность. Я сразу же принялся ломать голову, какой бы ещё эксперимент провести, чтобы доказать или опровергнуть всю эзотерику, услышанную от Дарьи. Однако в голову ничего не шло. Самый банальный эксперимент я уже провёл – он подтвердил наличие чего-то, что видели только пациенты. Однако это могло объясняться чем-то, на что я просто не обратил внимание, до чего не хватило ума додуматься.


Допустим, что призрак существует, и ведьма действительно не упокоена, бродит здесь и с некой целью пытает больных. Почему тогда больные видят то, чего не вижу я? Из-за иконы. Значит, придётся признать, что икона действительно неким образом повредила мозг тем, кто её увидел, развились агнозия и, допустим, способность видеть души мёртвых. Бред, но я заставил себя продолжить мысль в том же ключе… Эти повреждения мозга совершенно не усматриваются на МРТ. Значит изменения очень тонкие. Но за счет чего вообще можно было бы увидеть старуху? Если души не излучают в видимом спектре (а если бы излучали, то их видели бы все), то не значит ли это, что изменился сам глаз больных? Например, видеть в инфракрасном или ультрафиолетовом диапазонах? Ведь изменения лишь структуры мозга недостаточно для того, чтобы воспринять то, чего не улавливает сам глаз…


Гипотеза глупая, но ведь и сама возможность мистики – бредятина. Поэтому необходимо было проверить всё. На следующий день я приобрёл инфракрасные и ультрафиолетовые светодиоды, убедился, что свет от них невидим и протестировал на больных. Пациенты тоже не увидели света. Значит, никакого изменения структуры глаза не произошло. Да и за счёт чего душа была бы способна излучать? Ведь на месте «старухи» я ничего не ощутил, а значит это нечто нематериально, а значит и вовсе требует иного подхода…


Если верить словам Дарьи – то придётся принять эзотерические толкования на уровне астральных тел и прочих психических энергий. Это меня не удовлетворяло, потому что на этом поприще я оказался бы бессильным – никаких психических энергий уловить не смог бы, ведь никаких приборов для этого не существовало, а чтобы разработать их – нужно было знать хотя бы в теории, что собой эти астральные тела и психические энергии представляют.


В Интернете я нарыл несколько эзотерических книжек и прочитал их в спешке по диагонали – здравого объяснения природы этих сверхъестественных вещей я там не нашёл. Оно и логично – было бы здравое объяснение – были бы и эксперименты, а значит и прорывы в науке. Но обнаружил я там одну лишь словесную эквилибристику, хитрые, но пустые формулировки, правдивость которых никак нельзя проверить. Строить собственные теории с нуля? Для этого у меня имелось чрезвычайно мало данных, мало возможностей. Но если бы я отыскал ту самую икону и смог бы её изучить…


Я спрашивал у пациентов, куда они могли деть икону, но безрезультатно. Они просто оставили её около того же места, где и откопали. Вблизи трактора ведь ничего не нашли? Или всё же нашли, но умолчали? И теперь икона на самом деле в руках у других учёных? Или преступников… Вообразить только, каким оружием они обладают. И ведь однажды какой-нибудь обиженный на людей человек может выложить фотографии этой иконы в Сеть или же протранслирует искаженный лик по телевидению – страшно себе представить масштабы последующего за этим ужаса. Миллионы жертв…


Состояние пациентов усугублялось – агнозии прогрессировали, способность людей воспринимать окружающий мир ухудшалась с каждым днём. Пространство искажалось всё сильней, количество неких «новых граней» преумножалось. Отец семейства бОльшую часть времени находился под препаратами – иначе его терзали жестокие галлюцинации. Больные всё так же испытывали изматывающий страх. Мать и два брата-близнеца всё чаще видели проскакивающий перед ними образ «поломанной Богородицы».


Дежурный санитар потерял бдительность и не предотвратил серьёзное происшествие – один из братьев умудрился выколоть себе глаза. Пациенту быстро оказали медпомощь, однако же тот ослеп. После этого случая даже тех, кто еще не испытывал жестких симптомов – привязали бинтами к кроватям. Все в отделении теперь считали, что этот случай не так уж и прост. Ослепление не избавило парня от видений иконы. Он так же видел худую старуху – мог указать на её точное местоположение в надзорной палате.


В конце концов, старуха взялась за близнецов и мать. Пытка каплей оказывалась слишком тяжёлой – никто не мог её выдержать, никто не мог сохранить хотя бы подобие спокойствия. По итогу всё заканчивалось криками и мольбой о помощи. Едва мы переводили одного пациента на препараты – старуха переходила к другому. Для лечения галлюцинаций была необходима шоковая терапия.


В поле я проникать не осмеливался. Не было желания рисковать. Изо дня в день, наблюдая за происходящим в надзорной палате, я всё сильнее уверялся в сверхъестественной природе происходящего. Все теперь были переведены на препараты. На меня влияли и крики больных, их бред. Разговоры санитаров между собой. К нам часто приходили гости из других отделений – всем было любопытно, ведь по больнице поползли завораживающие слухи. Тут было не до скептицизма.


Я уже совсем потерял надежду выяснить природу феномена, но в один из дней – примерно через полторы недели после начала событий – ко мне вдруг обратился отец семейства. Он в очередной раз отходил от транквилизаторов и уже начинал что-то воспринимать, видеть и старуху. Тогда он и сказал мне, что на самом деле в порыве ужаса запустил икону куда-то в заросли малинника. По моей спине пробежались мурашки лишь от осознания того, что теперь я могу прикоснуться к этой жуткой вещи, изучить её или же уничтожить… А так же ощутил что-то вроде облегчения – ведь был шанс, что икона не попала в руки к «верхам». Страшно, но найти икону – мой долг. Нельзя было допустить, чтобы случайно пострадал кто-то ещё.


Сразу после работы я сел в машину и выехал к той деревне. Закупился едой, припарковался в неприметном месте и стал дожидаться темноты – проникать в светлое время на чужой участок было опасно. Только когда темнота залила округу – я направился к месту по дороге. В доме свет не горел, однако шестнадцатилетний паренек мог просто спать. Вызов полицейских по мою душу – событие крайне нежелательное, однако за время сидения в автомобиле я успел осмотреть спутниковые карты и прикинуть возможные пути бегства через огороды. И носил я черное пальто – в темноте меня будет заметить трудней. Проник на участок тоже через огороды – перемахнул через низкий соседский забор, дал крюк и вышел прямо к тому самому полю. Шёл я без фонарика. Редкие и далёкие фонарные столбы с дороги немного разбавляли мрак. Темнота и холод. И тишина. Совсем редко эту тишину нарушал лай собак, а ещё реже – далёкий шум двигателя проезжающего автомобиля. Посреди поля угадывался силуэт трактора, чуть позже я увидел и высокие заросли малины.


В животе похолодело от волнения. Приготовил длинную палку – её я раздобыл по пути из города, когда подумал, что мои шаги по трещащим зарослям поднимут слишком большой шум. Затем обмотал вокруг головы шарф, чтобы закрыть глаза и принялся постепенно прощупывать заросли палкой издалека, стараясь всё проделывать как можно тише. Однако звуки казались громкими, что действовало на и без того взвинченные нервы.


Возился я так примерно минут пять, пока не услышал позади стремительно приближающийся злобный рык. Среагировал я удивительно быстро – бросил палку, развернулся, быстро стянул шарф. Когда я вытащил газовый баллончик из кармана и брызнул – псина была уже совсем рядом. Стрелял я наугад, но по морде, похоже, попал, после чего пёс мгновенно потерял ко мне интерес, просто развернулся и даже без скулежа припустил куда-то обратно в темноту. Только когда я развернулся обратно к зарослям и продолжил работу – адреналин стал доходить до меня. Я стал прощупывать малинник шустрее и держал баллончик наготове. Не знаю, сколько времени прошло, но в состоянии испуга минуты капали быстро. В один момент палка уткнулась во что-то твердое. Судя по стуку – доска. Не стягивая шарфа, я вытащил эту штуковину из зарослей. Небольшая четырёхугольная тонкая дощечка. Дотрагивался я до нее с опаской. Кончики пальцев нащупали что-то вроде рамы с узорами и потрескавшуюся краску... Да – это определённо была икона.

Показать полностью
77

ЗАПУТАНИЦА (Рассказ)

Новый рассказ аккурат на пятницу тринадцатое. Как и в прошлый раз - хоррора тут совсем немного, больше мистика и странности.

ЗАПУТАНИЦА (Рассказ) Рассказ, Страшные истории, Мистика, Авторский рассказ, Сверхъестественное, Длиннопост

За свою более чем долгую жизнь Кузьма успел повидать множество странных и даже довольно жутких вещей, однако в подобной ситуации он оказался впервые. Некоторое время Кузьма даже не верил самому себе, так как увиденное произошло настолько быстро, что глаз едва успел это запечатлеть. Поделится своими переживаниями было не с кем, так как никто из домашних ничего необычного в квартире не замечал и вряд ли бы вообще смог это сделать. Но несмотря на это он был твёрдо уверен — в его доме завелась какая-то неведомая тварь.


Всё началось несколько недель назад, когда он впервые столкнулся с неизведанным. Сперва это выглядело как соринка на глазу или промелькнувшая возле самого лица мошка — мелкая и неуловимая точка на границе зрения, на которую обычно не обращают внимания. Потом она стала расти и превратилась из соринки в жирную кляксу, скачущую по углам квартиры. С тех пор Кузьма стал постоянно выискивать её взглядом, и она попадалась ему на глаза уже несколько раз, но всегда лишь на долю секунды, так и оставаясь бесформенной тенью.


Но сегодня этому придёт конец — как только все уйдут из дома, он непременно выследит и изловит надоедливую тварь. Залогом подобной уверенности Кузьмы в предстоящей охоте служила более чем основательная подготовка: ему удалось достать не только соль, горстку пепла и кусочек мела, но и настоящий железный гвоздь, что в условиях современного мегаполиса и некоторой ограниченности его передвижений было совсем непросто. Известны были и охотничьи угодья тени — чаще всего она крутилась возле висящей на вешалках одежды или компьютерного стола. Но после того, как хозяева уйдут по своим делам, вешалки окажутся пусты, и предугадать место появления врага будет несложно.


Когда из коридора наконец послышался звук закрывающегося замка, Кузьма уже был на позиции, и, затаившись за креслом, терпеливо ждал свою добычу. Впрочем, ожидание это не было долгим — всего через четверть часа возле столика появилась едва заметная серая дымка. Не теряя ни мгновения, Кузьма прицелился и, прищурив один глаз, метнул в сторону стола мешочек с пеплом. Раздался мягкий хлопок и антрацитовое облачко накрыло поверхность стола и сидящее на нём нечто. Никакого особого эффекта на незваного гостя пепел не произвел — в конце концов это был лишь пепел из под сигарет, а не мощи какого-нибудь святого. Но Кузьма и не рассчитывал на это. Важнее было то, что теперь тварь была покрыта слоем темного порошка и стала отчетливо видна.


Создание было откровенно безобразным, и Кузьма, не раз встречавший обделенных приятной наружностью кикимор и леших, непроизвольно поморщился от отвращения: искорёженный горбом скелет туго обтягивала болезненно-бледная кожа, настолько тонкая, что можно было видеть синие прожилки вен и пульсацию внутренних органов. Вытянутое и лишенное носа лицо напоминало приплюснутый крысиный череп, а тонике губы безуспешно пытались скрыть широкие пластинчатые зубы. Самыми мерзкими были руки твари — тонкие, с тремя узловатыми, словно старое дерево, пальцами и длинными изогнутыми как швейная игла когтями.


Существо несколько раз дернулось из стороны в сторону, пытаясь снова исчезнуть, но тщетно. Возможность исчезать из поля зрения и оставаться незамеченными у всех на виду — одна из основных способностей большинства малых волшебных существ, но она не работает, если тебя уже смогли четко и ясно увидеть. Кузьме об этом было прекрасно известно, и потому он приближался к твари, не отводя от неё взгляда и даже не моргая. Без скрывающего её морока, тварь оказалась несколько больше — размером с крупный мужской кулак. Постоянно дергая головой и потирая свои мерзкие лапки, своими повадками она напоминала насекомое, оказавшееся под лупой инсектолога, и очевидно не отличалась особым интеллектом, так как продолжала вибрировать всем телом, пытаясь исчезнуть, пока Кузьма не накрыл её стеклянной банкой. Только тогда тварь поняла бессмысленность своих попыток и стала неистово биться о стекло. Понаблюдав за ней некоторое время, Кузьма наклонился поближе:


— Ты меня понимаешь?


Пара узких черных глазок уставились на него выражая полное презрение к своему надсмотрщику. Наконец, черты лица чуть смягчились, челюсти задвигались, и из-под массивных зубов послышалось тихое шипение:


— Сффф, понимаешшшь.


Было неясно, действительно ли тварь понимает его слова или просто повторяет всё услышанное, поэтому Кузьма продолжил допрос:


— Кто ты? Что делаешь в моем доме? Назови себя, и возможно, я тебя выпущу.


Тварь замерла, явно задумавшись над чем-то:


— Нет с-слова. Могу показ-зать.


Выпускать эту ошибку природы, ничего толком о ней не узнав, ему не очень хотелось, но и держать её под стеклом толку не было. Немного поразмышляв, Кузьма пришел к выводу, что несмотря на свой внешний вид, тварь вряд ли сможет ему навредить, обвел банку мелом и аккуратно убрал её. Его странный собеседник немного выждал и, убедившись, что его не хотят прихлопнуть, быстро направился к выдвижной полке в столе, где лежали наушники, провода и прочие принадлежности для ставших в последнее время модными телефонов и компьютеров. Выдвинув дверцу, злобная кроха забралась внутрь и с завидным проворством начала перебирать предметы свои тонкими когтями. Пока безымянная тварь рылась в полке, Кузьма отметил про себя, что круг из мела на неё не подействовал, а значит это не умертвие, так как те крайне восприимчивы к различным типам барьеров. Не возымело действие и демонстративное рассыпание соли, что говорило о том, что когтистый карлик не принадлежал к так называемым «хранителям очага», очень трепетно относящихся к порядку в доме. Но главным открытием стала невосприимчивость странного существа к железу — тварь лишь недовольно скорчила рожу, когда Кузьма слегка прикоснулся к ней кованным гвоздем, который ему самому приходилось держать через плотную смотанную в несколько раз ткань. Непереносимость железа была общей чертой всей известной ему чуди, и подобное исключение из правил просто не укладывалось у него в голове.


— Ис-сполнено, с-смотри — внезапно просвистело над ухом, и Кузьма очнулся от своих размышлений. В выдвижном ящичке стола царил настоящий хаос: наушники, провода, моток проволоки и цепочка от крестика, - «Кстати серебряная» - отметил он про себя, были настолько сложно переплетены друг с другом, что практически превратились в одно целое, став уменьшенным подобием Гордиева узла.


Какое-то время Кузьма смотрел в ящик с полным непониманием, но пару мгновений спустя многолетний жизненный опыт подсказал ему в чем дело, и он рассмеялся, раскусив этот орешек. Существо не имело имени, но показало ему то, зачем оно появилось на свет — свою суть. И суть эта заключалась в запутывании всего и вся самым бессовестным образом. Несколько лет назад, когда телефоны стали помещаться в карманах брюк, люди начали покупать для своих новых игрушек кучу всяких бесполезных приспособлений вроде наушников, которые носили всё в том же кармане. Как бы кто их не складывал, они обязательно спутывались, особенно если лежали вместе со связкой ключей, цепочкой или любым другим подобием шнура. Распутывая их, люди постоянно чертыхались и нет-нет да и бросали пару безответственных фраз вроде: «Словно специально кто-то запутал!». Мысль озвученная миллион раз, стала реальностью, и в этот кто-то явился на свет.


— Так вот ты кто — задумчиво произнёс Кузьма, всё ещё шокированный открытием нового вида, — Даже не знаю как тебя назвать. Запутаница какая-то.


—З-запутаница... Моё с-слово — медленно повторила тварь, а Кузьма больно шлепнул себя ладонью по лбу. Людская глупость облекла массовое бессознательное в материальную форму, а его глупость дала этой форме имя.


— Приятно познакомиться, — пробурчал он себе под нос. Безымянные вещи быстро уходят в небытие, имена же могут жить вечно. А это значит, что ему придется мириться с новым соседом.

— Домовой и запутаница, вот так дуэт! - воскликнул он в сердцах, - И как жить с ней? У нас то хоть какие-то ограничения были, а эти... Ничего их не берет.

Взяв в руки веник и начав прибирать рассыпанные соль и пепел, что всегда действовало на него успокаивающе, старый домовой задумался над тем, что его новый сосед по сути - создание безобидное, а ещё о том, как легко человеческая фантазия может стать реальностью. Но продолжив эту мысль, он вдруг содрогнулся всем телом и опасливо выглянул в окно: страшно подумать, каких ещё чудовищ способно породить человеческое сознание, и сколько из них уже бродит по улицам этого огромного мрачного города.

***
Как всегда надеюсь на конструктивную критику.
Если кому понравилось - другие мои рассказы есть в VK и на Проза.ру

Показать полностью
488

Гадость (рассказ)

Продолжаем нашу крайне непостоянную рубрику "Авторские рассказы".

Гадость (рассказ) Рассказ, Мистика, Страшные истории, Авторский рассказ, Сверхъестественное, Длиннопост

ГАДОСТЬ

Жил был в одном большом городе мужик, такой, каких полым полно на белом Свете. За плечами третий десяток, чуть лысоват, чуть толстоват, не беден и не богат, десять лет как женат. И была у него мечта — выполнить три главных дела в жизни: сына он родил, здоровье посадил, осталось только дом построить. Да всё никак с последним делом не складывалось: то на одно все сбережения потратит, то на другое. Так он несколько лет и откладывал, пока однажды не посмотрел в зеркало и сам себя не узнал. Понял он, что откладывать больше некуда и стал пояса затягивать.


Вскоре скопил мужик немного денег и начал по сайтам искать. Смотрел, смотрел да так и не нашел ничего — то слишком дорого, то слишком далеко. Стал он думать, как бы ему дом подешевле найти и придумал: «Буду по деревням ездить и дома брошенные подыскивать. За копейки с землей куплю, старый дом снесу, а его его месте новый построю».


Начал мужик по деревням и сёлам ездить, да всё не то: в одной деревне ни реки ни озера, в другой леса нет, чтобы по грибы ходить, а в третьей все участки скупили уже, чай не один он такой умный на всём белом Свете. Так прошла одна неделя, затем другая. Долго по дорогам мотался мужик и когда сил и терпения уже не оставалось, заехал он в одну деревню. Была она не далеко, но и не близко, с одной стороны рекой огорожена, с другой глухим лесом закрыта, а дорога к ней такая убитая вела, что и сказать страшно. С горем пополам добрался мужик до места, окинул деревню взглядом и понял, что приехал в самую глушь: ни мобильной связи нет, ни интернета, из всех благ цивилизации только фонарные столбы стоят да и из них лишь один работает.


Подъехал он к первой же избе, чтобы узнать, нет ли в деревне дома на продажу, а там на крыльце дед сидит, словно его и дожидается. Есть, говорит, один дом на самой опушке леса, старый, как сама деревня. Хозяин помер давно, а когда помирал дом мне и переписал. Я тогда молодой был, за стариком ухаживал. Теперь я сам уже стариком стал, а дом всё пустой стоит. Вот, говорит, бери ключ да переночуй в доме ночь — сразу поймешь нужен он тебе или нет. Только спать ложиться будешь — хлеб с водой поставь на печку, а то натащил за собой гадости городской, а в избе домовой живёт, потомственный, он тебя без гостинца не примет.


Не хотел мужик в старом доме ночевать, да делать нечего — ночь на дворе, от усталости глаза слипаются, нет сил за рулем сидеть больше. Посмеялся он над стариком, что в домовых верит, взял ключ и поехал на окраину деревни, где дом стоял. Подъехал к калитке и видит дом большой северный: на земле то ли конюшня, то ли кузня была, а над ней уже жилая часть надстроена. Окна узкие, крыльцо высокое — всё чтобы тепло в доме сберечь. Поставил он свой внедорожник перед крыльцом и пошел дом смотреть: дом старинный весь, скрипит, но стоит, словно и нет ему сотни лет. В комнате тепло, хоть и не топлено, в одном углу печь стоит русская, в другом стол длинный на большую семью. Смёл мужик с него пыль, достал из сумки, что было съестного и собрался ужинать: колбасы колечко, хлеба полбуханки, шоколад с орехами, да воду минеральную импортную. За окном к тому времени совсем уж стемнело. И вот сидит мужик один в пустом доме, в свете смартфона колбасу жуёт и к дому приглядывается: в углах темнота непроглядная, ветер дунет, дом скрипит, словно старик кашляет, из трубы свист сквозняка доносится и звук, такой словно ходит кто-то рядышком. Стало мужику не по себе от этого и решил он в машине заночевать, а чтобы спокойней было решил он дедов совет вспомнить — взял старую чашку, налил в неё воды и кусочком хлеба накрыл сверху. Чуть ли не бегом выскочил из дома наружу, подошёл к машине, отдышался, глянул на небо и обомлел. Красота то какая!


Ночь стояла весенняя тёплая и тёмная-тёмная. Луна за облаком спряталась, но звёзды были такие яркие, каких в городе никогда не увидать. В соседних домах огоньки в окнах мерцают, редкие и рыжие, ветер в елях шумит — убаюкивает. Отлегло у мужика от сердца, стал он на ночное небо глядеть, да мечтать, как он новый дом построит, с семьей своей тут заживет и каждую ночь такую красоту наблюдать будет.


Вдруг видит, мимо единственно фонаря промелькнуло что-то: кошка не кошка, собака не собака. Крадется в тени, как вор и пыхтит как паровоз. Никак не мог мужик странного зверя разглядеть, только слышит как тот по грязи ногами шлёпает и всё ближе к дому его подбирается. Запрыгнул мужик в машину, включил фары да так и застыл с ключами в руке.


Прислонившись к калитке, стоял не человек и не зверь какой, а гадость неописуемая. Ростом с валенок, ручки как веточки, а пузо такое жирное что до колен свисает. Вместо носа то ли хобот, то ли рыло, кожа черная как мазут, а рот от одного уха до другого тянется и весь гнилыми зубами забит. Но страшней всего у гадости глаза были — век нет, сосуды полопались, в мутных радужках словно огонь дикий пляшет, но при том настолько глаза эти человеческими были, что все мысли её гадкие сразу читались в них. И вот стоит гадость у калитки, хоботом своим тяжело воздух втягивает, словно храпит, ртом поганым улыбается, а мужик с места сдвинуться не может от страха.


- Куда же ты от меня уйти решил, кормилец? - говорит Гадость сиплым голосом, - столько лет мы с тобой вместе были, а теперь что? Меня же кормить надо, дымом отравленным и напитками горячительными, пятнами радужными и миазмами выхлопными, излишествами многообразными, а главное делами на завтра отложенными, в которых ты большой мастер. Так что возвращайся в город немедленно, а не захочешь, так я тебя силой заставлю.


Перешагнула Гадость через калитку и направилась к мужику. С каждым шагом всё больше становится, потом масленым обливается и хрипит прокуренным голосом: «Возварщайся, возвращайся».


Рванул мужик, что есть мочи, да только гадость уже с машиной поравнялась и такой огромной стала, что одной рукой её держит играючи. «А не хочешь возвращаться, так я тебя сожру и тобой обернусь!» заревела гадость страшным голосом. «В дом твой войду в твоей шкуре, никто подмены и не заметит, а как ночь наступит, так я и домочадцами твоими полакомлюсь!» Глаза у гадости уже как колесо стали, рот шире лобового стекла, крутит она машину как игрушку, потешается.


Вдруг двери дома распахнулись и оттуда словно ураган вылетел серый комок меха с изумрудными глазами и начал Гадость в клочья рвать, что есть мочи. Та ревёт сотнями рингтонов и десятками сигнализаций, воет словно пластинка назад прокрученная, а зеленоглазый страху не показывает. Гадость вся черным маслом покрылась, ручищами бьет, что земля дрожит, а серый клубок поймать не может. Как барс по скалам скачет по Гадости серый комок и куски от нее отрывает, а та всё меньше и меньше становится. Стала она снова меньше валенка, потом меньше крысы, а в конце и вовсе стала крохотной, как таракан, выскочила за калитку и скрылась в темноте.


Сидит мужик в машине, ни жив ни мёртв, и тут видит что на капоте у него сидит кто-то и на него глядит. То ли детёныш, то ли зверёныш, весь косматый-волосатый с бородою полосатой. Домовой, одним словом.


- Смотри мужик, какую гадость ты сам себе вырастил! Сколько лет её на своем горбу таскал и не замечал даже. А я ведь старый уже — еле выпроводил! Она почему за тобой пришла?Да потому, что ты ел и пил, не зная меры, и всю жизнь на завтра откладывал, словно дни отложенные потом воротить можно. Разленился, вещами ненужными себя окружил, да заперся в четырёх стенах. Так день за днем тебя самого и становилось всё меньше, а гадости в твоей жизни всё больше... Она ведь за каждым волочится, гадость-то: к кому не приглядись, за всеми её черный след стелется. Да только чтобы она своей жизнью зажила, надо свою собственную загубить.


Сказал это домовой, обернулся серым котом и был таков. Тут уж мужик не выдержал и упал на руль без памяти.


Очнулся мужик на следующее утро и думает, что верно кошмар ему приснился вчера. Вышел из машины, а земля вокруг словно трактором перепахана, в лужах жижа черная, а перед калиткой серый кот сидит и глазом зелёным на мужика поглядывает. Понял мужик, что не сон это был, обрадовался, что жив остался и давай кота наглаживать, до колбасой накармливать. В тот же день мужик весь дом прибрал дочиста, воды с колодца дальнего натаскал и машину сам руками своими отмыл, чего отродясь не делал никогда. Устал, да только здоровее стал. Ключ потом старику вернул и за совет поблагодарить не забыл. Дом тот мужик через пару дней выкупил, да только сносить его передумал.


А гадость в большой город вернулась, нового кормильца искать.


*****

Как всегда буду рад конструктивной критике.
Если кому-то понравилось, я есть на Прозе и в VK

Показать полностью
2270

Кажется у кое-кого проблемы с призраками

Кажется у кое-кого проблемы с призраками Сверхъестественное, Новости, Мистика, Судья

Инцидент произошёл перед рассмотрением иска жителей к местному заводу, который обвиняют в загрязнении питьевой воды. Войдя в помещение, участники процесса увидели соль на полу. Выяснить, зачем судья её рассыпала, не получилось — Идиатова не отвечала на вопросы.


— Я спрашиваю у судьи: "Что вокруг меня насыпали?" Она не отвечает, молчит, — сказала одна из участниц заседания.

https://life.ru/t/%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B8...

177

Страшная трешка - 5 (Погадай мне)

Зима в наших широтах не блещет обилием снега и лютыми морозами. Однако, на то Рождество все было по-другому. Снега навалило сантиметров двадцать, и буквально все дети с утра были во дворе. Мы искренне радовались такому большому количеству снега – пытались строить крепости и играли в снежки. Родители же в это время готовили и накрывали на стол, ждали гостей. Вечером мы собирались пройтись по соседям и собрать положенные нам конфеты и сладости. Тогда это называлось колядовать.

Часиков в восемь вечера я пришел домой, довольный от количества собранных конфет. Все трофеи были честно поделены между всеми участниками нашей банды малолетних вымогателей сладостей.

Дома уже собралась компания – мама, сестра и две подруги сестры (назовем их Маша и Света), папа был на дежурстве. Девчонки к тому времени уже закончили школу и разъехались по институтам нашей необъятной Родины. Но по старой дружбе, они периодически встречались и весело проводили время.

Я любил, когда к нам приходили в гости. Это означало, что спать я лягу значительно позже обычного и возможно посижу в уголке на кухне, слушая взрослые разговоры. Скинув обувь и пальтишко, доставшееся от старшего брата, я быстро забежал на кухню и устроился на своем любимом месте в уголке возле батареи. Далее было небольшое застолье, после которого началось самое интересное.

-Сегодня же 6 января, может погадаем? – предложила Оксанка, моя сестра.

Подружки переглянулись между собой и весело рассмеялись. Опять на женихов будут гадать, подумал я. Они всегда, когда собирались, любили погадать на картах на своих кавалеров. Но, так как посмотреть на это было веселее, чем спать, я, стараясь не отсвечивать, продолжил наблюдать.

Мама, как оказалось, знала несколько способов гадания, о которых ей рассказывала бабушка. Но начать решили с самого простого – гадание на горящей бумаге. Суть простая – берется старая газета, мнется в состояние комка и выкладывается на тарелку. Далее поджигается и смотрится на тень, отраженную на белой стене, либо в нашем случае на белом советском холодильнике. Суть в том, что надо это делать в одиночку, чтоб другие не видели. Благо холодильник стоял удобно и, если подойти к нему со стороны раковины, получалось, что никто не видел отражение кроме гадающего.

Первой вызвалась гадать Светка. Скомкала бумагу, положила на тарелку. Сестра выключила свет. Светка подошла к холодильнику, чиркнула спичкой и подожгла бумагу. Бумага вспыхнула, как будто была пропитана селитрой. Светка, улыбаясь, стала вглядываться в отражение в холодильнике. Тут улыбку как будто стерло с ее лица, глаза расширились, руки задрожали. В полной тишине тарелка выпала из ее рук и разбилась на мелкие кусочки. Оксана включила свет.

- Свет, чего ты там испугалась? – спросила мама. Было видно, что она чуточку расстроена из-за разбитой тарелки.

- Да не знаю, теть Галь. Силуэт какой-то и как-то резко приближаться стал, как будто прыгнул ко мне. Испугалась я, простите за тарелку.

- Ну ладно. Продолжаем? Или хватит на сегодня?

- Продолжаем! – Хором ответили девчонки – Страшного, то ничего не случилось!

Следующей пошла жечь бумагу Оксанка. Дождалась пока все прогорит. Включили свет.

- Хм. Мужчинку какого-то в костюме увидела, возле машины.

А сама, так загадочно улыбается. Ну наверно кого хотела увидеть, того и увидела, подумал я.

Дальше реквизит подготовила Машка. Выключили свет. Зажгла бумажку, подошла к холодильнику. Бумажка прогорела, включили свет.

- Что-то я ничего не увидела, просто горящую бумажку.

Все посмеялись.

- Плохая у тебя фантазия, Машка! – сказала сестра.

- Мне гадать не надо, у меня уже муж есть! – отмазалась мама от гадания.

Я же продолжал тихонько сидеть в углу и молчать. Чем дольше я буду незаметен для общественности, тем дольше я не буду спать.

Дальше мама рассказала, что можно погадать на книжке, а можно на зеркале. Решили попробовать погадать на книжке. Ну а какая книжка подойдет для гаданий лучше всего? Естественно Н.В. Гоголь “Вечера на хуторе близ Диканьки”. Способ гадания оказался довольно интересным. Мама достала из ящика на кухне старые ножницы, на вид ровесники самого Гоголя.

- От мамы достались в наследство. – прокомментировала она.

Далее достала церковную свечку толстую такую, витой формы. Раскрыла ножницы и привязала к кольцам по толстой нитке. Вставила ножницы в раскрытом состоянии примерно в середину книги, а нитки, отмерив одинаковое расстояние от колец, связала вместе. Получившаяся конструкция, если взять за кончик нитки двумя пальцами, могла вращаться либо влево, либо вправо. Дальше девчонки зажгли свечи и поставили на стол, а большую свечу поставили на закрытую книгу с ножницами внутри.

Полумрак в помещении, горящие свечи, пляшущие тени. Мне стало страшновато, но девчонки как ни в чем не бывало, похихикивали да переглядывались.

- Все – сказала мама – можно начинать.

Сейчас мы будем задавать вопросы духу автора книги. Но сначала надо его вызвать. Мама взяла двумя пальцами конец ниток и подняла эту конструкцию в воздух.

- Мы вызываем тебя, приди.

Книжка застыла в воздухе и не шевелилась.

- Есть ли здесь кто-то? Подай знак!

Я почувствовал, как по ногам пробежали мурашки. Книжка пришла в движение и начала медленно вращаться по часовой стрелке. Девчонки ойкнули и удивленно смотрели на книгу. Мама же улыбалась.

- Скажи какой ответ будет ДА?

Книжка остановила вращение, и медленно начала вращаться в другую сторону.

- Задавайте свои вопросы, но не более одного вопроса на человека! – сказала мама.

Надо отметить, что книжка пришла в состояние покоя и не двигалась.

- Выйду ли я замуж в этом году? – спросила сестра. Собственно, другого вопроса я от нее и не ожидал.

Книжка дернулась и начала вращаться против часовой стрелки – значит нет. Сестренка приуныла. Книжка остановилась.

- Закончу ли я институт с красным дипломом? – спросила Машка. Ну эта ботаничка тоже оказалась достаточно предсказуема, подумал я.

Книжка плавно начала вращаться по часовой стрелке. Машка улыбнулась и победно посмотрела на Оксанку.

Принцип работы данного гадания я уже понял, нужно было задать вопрос, на который можно ответить либо да, либо нет. А судя по тому, как улыбалась мама, ответ на этот вопрос давала она. Но загадочная атмосфера и личное заинтересованность участников, сделали свое дело. Девчонки безоговорочно верили в то, что сейчас происходит.

- Что я видела в отражении? – спросила Светка.

Не ожидал от нее такого глупого вопроса, подумал я и посмотрел на маму. Потом посмотрел на книгу, которая начала вращаться против часовой стрелки и с каждым оборотом набирала скорость. Я увидел, как побледнело лицо у мамы, это стало заметно даже в полумраке. А книга вращалась все быстрее и быстрее. И тут, взявшийся из ниоткуда, порыв ветра тушит все свечи одновременно. Мы слышим звук упавшей книги. Свет включается, мама стоит у выключателя и смотрит на открывшуюся форточку, которая до этого была закрыта на шпингалет. Книга лежит открытая на столе текстом вверх, толстые нитки, которые были привязаны к кольцам ножниц порваны примерно по средине. Ножницы выпали из книги и лежат рядом.

- Ух, это было круто. – говорит Оксанка.

- Только страшновато, моя мама мне такого не рассказывала. – ответила мама.

И нет бы остановиться, но женщины как будто сошли с ума. Им захотелось еще. В принципе их можно понять, тогда на всякие события был знатный дефицит. А тут можно было набрать тем на обсуждения на месяц вперед.

- Давайте попробуем гадание с зеркалами! Мам, и можно девчонки у нас ночевать останутся, а то поздно уже!

- Давайте. Да пусть остаются, и мне веселее.

И тут меня заметили. Они так были поглощены процессом общения с потусторонним, что не обратили внимания на то, что я продолжал тихонько сидеть в углу.

- А ты чего не спишь? – спросила мама.

- Да вон как у вас тут интересно. Маааам, можно я еще посижу, каникулы ведь.

- Эх, сиди, что с тобой прикажешь делать.

И начался процесс подготовки к третьему гаданию. Часы показывали без десяти полночь – все пришли к мысли, что время идеально. Первой вызвалась гадать Машка, все посчитали, что так как у нее с фантазией проблемы, то и страшно не будет. Меня поставили возле выключателя – видать сделали выводы из предыдущих экспериментов.

Напомню, что большое зеркало у нас находилось в коридоре, и если сидеть к нему лицом, то было видно противоположную стену, закрытую дверь в детскую и вешалки с одеждой на стене. Второе зеркало решили взять из ванной. Машку посадили на табуретку, поставили ей на колени зеркало. Получились многочисленные отражения Машки на стуле держащей зеркало. Со своей позиции у выключателя, который находился справа от входной двери, мне было все хорошо видно. Зажгли свечи, которые потухли на кухне. Поставили их справа и слева, чтоб получился коридор из свечей.

- Гаси свет. – нервно прикрикнула сестра.

Я положил руку на выключатель и нажал на кнопку, убирать руку с выключателя я не стал. Все пристально начали вглядываться в зеркало, в том числе и я. Коридор из свечек как будто притягивал взгляд. Это было даже больше похоже на мост, который изгибался дугой и исчезал в бесконечности. Я почувствовал, как будто подул холодный ветерок. Свечи немного задрожали и весь мост пришел в движение. Судя по тому как зябко дернулись плечи у сестры, холодок почувствовал не я один.

Дальнейшие события уложились секунд в пять, но для меня растянулись минут на двадцать. Мост продолжал подергиваться, однако в конце моста четко стало видно темный полукруг, как будто верх головы. Создалось впечатление, что кто-то идет к нам с той стороны моста. Стало видно уже силуэт головы и верх плеч. Фигура приближалась рывками, от свечи к свече. Я услышал, как медленно открывается дверь в детскую. В зеркале, за светом свечек, это тоже было видно. Мне кажется все онемели в тот момент от неестественного страха. Я смотрел на маму и девочек и понимал, что они просто не могут сдвинуться с места и оторвать взгляд от зеркала. Фигура уже достигла средины моста, а дверь открылась на всю ширину. В комнате стало ощутимо холодно. Все органы чувств вопили о том, что рядом со мной – за углом, кто-то стоит. Фигура на мосту тоже замерла и начала обретать какую-то четкость. Как будто она медленно прорисовывалась в нашем мире.

Я понял, что рука все еще находится на выключателе. Руки стали мокрые от пота. Я попытался надавить на выключатель, но ничего не вышло. Он не хотел переключаться. Взгляд в зеркало – и я вижу ухмыляющееся лицо и яркие, пронзительно-зеленые глаза, смотрящие на меня, отраженные в зеркале. А рука у человека, как будто выходит за границы зеркала в сторону выключателя. Лицо этого человека было мне не знакомо, но от него веяло такой жутью, что ноги начали подгибаться, а воля медленно угасать. Кто-то накрыл мою руку своей и резко сжал. Я увидел, как зеркало выпало из рук Маши прямо на тумбочку и ударилось об угол. Тут же все мое тело дернулось и включился свет.

Я увидел, как резко помутнело большое зеркало. Я перевел взгляд на маму и девчонок. Их немного потрясывало, но назвать их дико испуганными было нельзя. Я посмотрел на свою руку и увидел ожог на подушечке указательного пальца и на тыльной стороне ладони. Было больно, но терпимо. В ходе дальнейших разговоров, выяснилось, что все они видели лишь размытую тень, которая стремительно приближалась из зеркала. Что Маша просто испугалась и пыталась встать вместе с зеркалом, в результате чего оно и разбилось. Открытую дверь в детскую объяснили сквозняком, так как мама не закрыла форточку на кухне. Но многие вещи они объяснить так и не смогли или просто боялись это сделать. У меня после этого вечера осталось стойкое неприятие к различным гаданиям и все увеличивающийся страх перед квартирой. Какие выводы сделали остальные участники истории узнаем позже.

Показать полностью
59

Цокольный этаж

В 2007 году я поступила на первый курс ВГУЭС (Владивостокский государственный университет). Поселили нас в старом общежитии. Это сейчас там евроремонт, чистота и порядок, а тогда крысы, тараканы и клопы ходили толпами, проводка искрила, штукатурка обваливалась, ветром сквозило из всех щелей, а в комнаты, рассчитанные на двух человек, запихивали шестерых. Но все равно это было веселое и беззаботное время.

Как-то раз жители нашей и двух соседних комнат собрались на вечерние посиделки. Спиртного, таблеток, травы и грибов у нас не было (за такое выселяли в два счета), просто зажгли пару свечей для надлежащей атмосферы и стали травить страшные байки одну за другой, в том числе и про наше общежитие. Мол, год назад в комнате 526 девчонки вызывали духов, не справились с ритуалом, и то, что они вызвали, вышло из-под контроля, учинило жуткий погром и с тех пор бродит неприкаянным, а сама комната стала проклятой, и в ней никто долго не задерживается, только что убийств там не было. А само общежитие, мол, стоит на костях — его возвели на месте массового захоронения жертв политических репрессий, и из подвала то и дело слышатся стоны...


— Ага! А по коридору женского душа летает призрак забытой прокладки и сосёт кровь из зазевавшихся жертв! — скептически подал голос кто-то из слушателей.


Бред, конечно, но женского душа мы все побаивались, особенно по вечерам. Мужской находился в другом крыле цокольного этажа, и никаких лишних эмоций не вызывал. Но вот женский... Там была какая-то гнетущая атмосфера, о причинах которой оставалось только гадать. Вроде ничего особенного: старенький советский кафель в трещинах, кабинки с перегородками. Все чисто, почти стерильно... Но пойти туда в одиночку? Да не дай Бог! Только шумной компанией... Ну, мы тогда предположили, что женщины по природе злые создания, смывают с себя весь негатив и оставляют его в душевой, вот это и давит на психику. В общем, поболтали да разошлись.


А через месяц наша комната проштрафилась, и нас приговорили к хозработам: в наказание надо было мыть лестницу и женский душ, причем после его закрытия в 12 часов ночи.


С лестницей мы провозились долго — пять этажей все-таки! И в душе оказались уже где-то в районе трех часов. Это был отдельный отсек на цокольном этаже — чтобы туда попасть, нужно было открыть металлическую дверь. За ней следовал длинный темный коридор без окон, и нужно было пройти его весь, чтобы включить свет в коридоре, раздевалке и душевой. Одна из нас осталась у двери дежурить, а мы втроем пошли к щитку с выключателями, громыхая пустым ведром. Я почти сразу обратила внимание на странный холод и затхлый запах. «Откуда холод? Там же парилка!» — мелькнуло у меня в голове. И тут раздался щелчок выключателя, и мы начали вопить.


Вся душевая была в крови! Даже на потолке брызги... на полу... на стенах... А там, где сливное отверстие в полу, копошилась какая-то густая слизь с волосами, или же это были тонкие черви — мы не разобрали. Не помню, как добежали до комнаты коменданта. Мы колотили в дверь и кричали, перебивая друг друга. Подняли охрану, вызвали милицию. Но оперативники приехали только к утру — и ничего не обнаружили. Душ был девственно чист. Ни запаха, ни следов — ничего. Коменданта оштрафовали за ложный вызов.


Но общежитие полнилось слухами — персонал шушукался по углам. Так мы узнали, что месяц назад в этом душе повесилась беременная девушка, уборщица из узбеков, тоже ночью. Нашла ее утром сменщица, уже холодную. Тут мы все вспомнили, что душ и лестницу тогда действительно закрывали на карантин, и целую неделю мы были вынуждены ходить через черный ход и мыться в спорткомплексе. Разумеется, инцидент замяли: погибшая была нелегалкой.


Чтобы хоть как-то отвлечься от всех этих ужасов, я с головой погрузилась в учебу, записалась на вечерние курсы английского, да еще и устроилась продавцом в супермаркет. Спала 3-4 часа в сутки, и то некрепко — мучили кошмары. И вот как-то раз пришлось возвращаться с работы уже за полночь. В общежитии давно уже был отбой. В коридорах стояла тишина. А мне пройти надо было мимо той злополучной двери в жуткий отсек. Ввиду позднего времени, вход в душ уже был закрыт.


Когда я шла по коридору, из-за двери душа донесся звук шагов. Там что, кого-то закрыли?.. Едва я начала думать об этом, меня обдало ледяным сквозняком, и в дверь с той стороны ударилось что-то тяжелое. Я с криком рванула вверх по лестнице, а внизу бесновалось и завывало нечто. Что удивительно, в этот раз остались вещественные доказательства — царапины на внутренней стороне двери, будто от когтей, и погнутая дужка замка.


Через два дня меня в этом общежитии уже не было — наплевав на внушительный задаток, уплаченный за проживание, я собрала вещи и сбежала к одногруппнице на съемную квартиру. И уже значительно позже узнала, что комендант общежития слегла с онкологией, одна моя бывшая соседка по комнате попала в психиатрическую лечебницу с нервным расстройством, другая ни с того ни с сего бросила учебу в середине года и ушла в монастырь, а третья сохнет от непонятной болезни, которую ни один врач не может диагностировать.


После капитального ремонта в 2009 году планировка общежития №1 по улице Державина была существенно изменена, а вход в цокольный этаж замуровали.

Показать полностью
279

Дядя Коля

Произошла данная история со мной буквально на днях, но расскажу для начала всё по порядку. До 14 лет довелось жить мне в деревне. Жилось относительно неплохо, но родители хотели лучше, и поэтому мы переехали в город. Там я доучился последние три года школы, окончил университет, нашёл неплохую работу. Не знаю, какой чёрт меня дёрнул, но вздумалось мне на родину предков вернуться, да родню повидать. Тем более в деревню я ездил последний раз около 10 лет назад. В очередной недельный отпуск собрал вещички и рванул на поезд, предварительно созвонившись с родной сестрой моей мамы.

По приезду устроили мне застолье: начали отмечать с родственниками, затем подтянулись друзья детства, а заканчивали уже в соседнем посёлке с друзьями друзей. Стемнело. Я изрядно подвыпивший решаю возвращаться домой. На уговоры друзей переночевать у них, а уже утром пойти обратно отвечаю отказом. Требовалось всего лишь пересечь подлесок, а дальше шагать прямо вдоль полей до самой избы. В общем, не потеряюсь и как-нибудь дойду.

Подлесок закончился, вышел я на протоптанную тропинку и пошёл уверенным шагом, слегка покачиваясь из стороны в сторону. Полная луна скрылась за тучами, почти ничего не видно. Тут я спотыкаюсь об кочку и пропахиваю лицом утрамбованную землю. Слышу сзади тихий смешок. У меня внутри всё сжалось. Кто далеко за полночь может шастать по полям? Затем пришла мысль, что это кто-то из моих друзей беспокоился и решил проконтролировать моё возвращение. Меня слегка отпустило.

- Живой? – раздался скрипучий голос.

Я приподнялся и увидел сгорбленный силуэт невысокого мужичка. Он подошёл чуть ближе.

- Ба, Иван ты что ли? Сто лет тебя не видел.

Голос показался знакомым, но немного неестественным. Слова словно с усилием проталкивали сквозь глотку. Человек подошёл ко мне вплотную и протянул руку. С его помощью я поднялся на ноги.

- Видать не узнал?

- Нет, - честно ответил я.

- А ведь я тебя постоянно на рыбалку с собой брал.

Небо немного прояснилось, и в тусклом лунном свете проступили очертания ночного гостя. Худощавое лицо казалось мертвецки бледным, одежда походила на лохмотья. Лучше всего мне запомнилась грязная тряпка, туго обмотанная вокруг шеи в несколько слоёв. Даже при таком освещении можно было разглядеть на тряпке какие-то коричневые пятна. По длинному кривому носу я узнал стоящего передо мной человека.

- Дядя Коля?

- Он самый!

Коля запомнился мне жизнерадостным человеком. Он долгое время работал электриком. Был близким другом моего отца. Мы часто проводили время вместе. Незадолго до нашего отъезда из деревни, Коля похоронил свою жену. Детей у них не было. Про других его родственников мне ничего неизвестно. Тогда он начал много пить. Отец пытался ещё какое-то время поддерживать с ним связь, но вскоре они окончательно перестали общаться.

- Тоже в деревню идёте? – поинтересовался я. – Вместе идти веселей. Заодно расскажете, как здесь живётся.

- Нет. Я теперь в другом месте располагаюсь. Мне в деревню дорога закрыта. Если хочешь, то можем поговорить тут.

Я согласился. Не помню, сколько времени точно прошло, но говорили мы долго. Коля пересказал мне самые интересные истории, произошедшие с ним и с сельчанами, а я рассказал ему о нашей городской жизни. Алкоголь полностью выветрился. Мне сильно хотелось спать, веки сами начали смыкаться. Я понял, что пора заканчивать нашу беседу и уже собирался заявить об этом.

- Светает, - опередил меня Коля.

- Что?

- Моё время заканчивается. Пора прощаться.

Я не совсем понимал, о чём он говорил.

- Приходите к нам как-нибудь. Я тут до конца недели пробуду.

- Не могу.

- Давайте я к вам зайду, а то неизвестно ещё, когда удастся встретиться.

Губы Коли искривились в недоброй ухмылке, по крайней мере, мне так показалось.

- Захаживай. Только спроси у кого-нибудь, где теперь Коля находится. Они расскажут, и возможно даже покажут. Правда, встретимся мы в следующий раз только через четыре года. Но ты всё равно навести меня. Мне приятно будет.

На этом моменте я окончательно перестал улавливать сказанное. Но не обратил на это особого внимание, так как единственное, что меня заботило в тот момент – это поскорее добраться до кровати. Попрощавшись с Колей, я дошёл до дома без каких-либо приключений и завалился спать.

После своих похождений я провалялся в кровати до самого вечера. Позавтракав в шестом часу, мне вспомнился ночной разговор. Первым делом мне взбрело в голову проведать участок, где раньше жил дядя Коля. Калитка оказалась незапертой, зато на входной двери висел ржавый замок. Обойдя здание кругом, я приметил, что одно из окон выбито. К стене возле этого окна кто-то подкатил пустую бочку. Я аккуратно залез на неё и заглянул внутрь. Вся немногочисленная мебель была перевёрнута, на полу валялось несколько разорванных книг, у старой буржуйки срезали трубу. Похоже, Коля не обманул, его здесь давно уже не было, чем и воспользовался кто-то из местных.

Я поспешил покинуть разорённый участок. На выходе мне повстречалась пожилая женщина, возрастом годившаяся мне даже не в матери, а прямиком в бабушки. Не сразу я узнал в ней соседку дяди Коли. К сожалению, до сих пор не могу вспомнить её имени.

- Мать, а куда это Коля переехал?

- Коля?

- Да, вот с этого участка.

- Николай Иванович! Так помер. Уж пять лет как.

- Не смешные у вас шутки. Живого человека похоронили.

Поначалу меня озадачили ответы старушки. Я даже подумал, что возможно здесь сказывается возраст и её мозг создаёт свою собственную реальность. Проще говоря, она давно впала в старческий маразм.

- Как живого? Я ж говорю, что помер Николай Иванович. Пьяный под поезд попал. Перерубило его всего. Голова по насыпи скатилась, несколько часов в кустах искали. Мне лично всё участковый пересказал.

- Я вчера с Колей разговаривал и он был вполне себе живой.

Тут старушка перекрестилась.

- Побойся бога! Мёртв он. Я даже на его похоронах была. В самом конце погоста его могилка. Тут недалеко…

Я не дослушал, что мне говорили. Почти бегом добрался до того места, где мы вчера расстались с Колей. Свернул направо и минут через пятнадцать стоял возле входа на деревенское кладбище, про существование которого давно позабыл. Найти нужную могилу мне удалось почти сразу. Она располагалась среди относительно свежих захоронений, но единственная выглядела давно заброшенной. Я начал рвать разросшуюся траву, доходившую мне до груди, пока не показался покосившийся деревянный крест. Надпись на табличке, прибитой к кресту, гласила, что здесь захоронен Петренко Николай Иванович.

После всего случившегося я в тот же день вернулся в город. Третью ночь подряд мне не удаётся заснуть. Меня постоянно терзают два вопроса. С кем той проклятой ночью я разговаривал? И что означали его последние слова про то, что мы вновь встретимся через четыре года?

Показать полностью
317

Человек с фонариком

Странные и необъяснимые вещи происходят в жизни каждого человека. Как бы скептически мы не относились к проявлению загадочного в мире, любой из нас может поведать историю из своего опыта, основанную на иррациональной, с точки зрения науки, логике.

В далёком, 91 году, мы с такими же малолетними пацанами, как и я, пошли на речку. После купания разбрелись кто куда в поисках палок, камней и ракушек. Я забрёл в прибрежный лес и, отойдя довольно далеко, понял, что не могу найти дорогу назад к берегу. В наших местах лес большой и заблудиться в нём можно даже взрослому. Несмотря на то, что уже темнело, страха не было, была лишь боязнь наказания от родителей за то, что ушёл купаться, что мне, как и всем прочим мальчикам, было строжайше запрещено. Вдруг, не очень далеко, я увидел движущегося человека с фонариком. Детским умом понимая, что вечером любой будет идти в сторону берега, я не стал его звать, а просто пошёл за ним. Очень высокая, едва различимая в густеющих сумерках фигура, покачиваясь, медленно шла. Непропорционально длинные руки, удерживающие фонарь, угловатость и несуразность силуэта меня не пугали – ведь я уже различал голоса друзей. Свет фонарика привёл меня прямо на дикий пляж, где пацаны, даже не заметившие моего долгого отсутствия, уже собирались домой. На мой вопрос, не видели ли они человека с фонариком, мальчики ответили отрицательно, хотя пройти незаметно мимо них по единственной тропинке было невозможно. Случай этот, как и многие другие приключения детства, затерялся в глубинах памяти, пока другое событие не заставило меня его вспомнить.


Гораздо позже, в 2008 году, я лежал с сыном в больнице. В ночь перед операцией мне не спалось: боязнь за жизнь сына, волнение не давали мне уснуть. Я сидел на подоконнике в палате. Те, кто бывал в детской поликлинике на Усолке, знают, что окна хирургического отделения выходят на пустырь. И вот на этом самом пустыре, в сумраке, я увидел человека с фонариком. Слегка покачиваясь, удивительно высокий, с непропорционально длинными конечностями, с овальной, вытянутой головой он стоял и светил своим странным фонарём, светящим, но не освещающим тускло-жёлтым огоньком. Один в один мой провожатый из детства. Всю ночь он стоял под окнами, и чем больше я на него смотрел, тем больше во мне крепла уверенность, появившаяся сама по себе, возникшая ниоткуда, что операция пройдет успешно, что хирург отличный, что волноваться и бояться незачем. Перед самым рассветом, когда небо уже розовеет, я на минуту отвернулся от окна, а когда вновь взглянул на пустырь, то загадочный силуэт уже исчез. Операция прошла хорошо, и уже через несколько дней нас выписали.


Вторую встречу с таинственной тенью уже позже я объяснил сам себе игрой света и тени, воображением, волнением – и постепенно забыл о ней. До вчерашнего дня.


Вчера вечером болтали с сыном и он рассказал мне, что, когда я задерживаюсь и приезжаю поздно, то он и дочка смотрят в окно на проезжающие мимо машины, пытаясь заранее увидеть мой автомобиль. И, если меня очень долго нет, то на противоположной стороне улицы появляется удивительно высокий человек с фонариком. Он ходит в сумерках на своих тонких ногах из стороны в сторону, угловатый и непонятно странный, а свет фонаря в сучковатых руках успокаивает. Человек этот всегда исчезает за несколько минут до моего приезда.


Я со скептицизмом отношусь к гадалкам и оберегам, не верю колдунам и приметам, критически смотрю на достижения экстрасенсов, но где-то в глубине моей души живёт заблудившийся в лесу мальчик, который верит в необычное существо из неизведанного мира, оберегающее меня и мою семью, помогающее в сложных ситуациях, держащее в своих несуразно тонких и длинных руках фонарь, указывающий мне верный путь, и я готов следовать за этим призрачно-жёлтым светом, и уверен, что он ведёт меня правильно.


Опубликовано с разрешения автора: @Lapo4ka16.

Взято отсюда

Показать полностью
126

И тут в дверь постучали.

Приехала к родителям в гости. Утром сплю, никого не трогаю.
В стекло двери раздается требовательный громковатый стук, мол, вставай, хватит спать)
Я и ответила - встаю, мам, сейчас!
Выхожу через пару минут - а дома никого.
Выхожу на веранду - тишина. Входная дверь закрыта на ключ.
Сказать, что я охренела- ничего не сказать, волосы зашевелились...
Через полчаса вернулись мама с папой рассказали, что такая херня у них регулярно последние года два. То в окно постучат, то шаги слышно по дому, то шорохи.
После сегодняшнего случая я начинаю им верить...

Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: