52

То, что не убивает - глава 10

Продолжение истории, начало вот здесь: https://pikabu.ru/story/kontrakt_5700791

10.

Эрвин допил пиво, расплющил банку и сбросил её вниз.

Смятая жестянка пролетела пару десятков метров, прежде чем стукнула по голове придурка с зелёными волосами.

Тот принялся оглядываться, пытаясь понять, кто это сделал, но вскоре оставил попытки и продолжил танцевать.

Действо, которое разворачивалось под нами в заброшенном цеху цементного завода, прекрасно выглядело в дополненной реальности. Гремела, скрипела и скрежетала ритмичная электронная музыка, сияли ослепительно яркие лазерные лучи, извивались голографические танцовщицы, летали, бегали и ползали мутанты, которые дрались и жрали друг друга, разбрызгивая в разные стороны светящуюся зелёную кровь. Люди тоже преображались, украшенные всякими виртуальными штуками: плащами, доспехами, латексом, чешуёй и шкурами несуществующих зверей. От кислотных цветов рябило в глазах, а причудливые формы заставляли поражаться воображению некоторых танцоров. Особо талантливые мододелы превращали себя в героев кино и игр, чудовищ, инопланетян, роботов или демонов: фантазия, не ограниченная физикой, не знала границ.

Но это только в дополненной реальности.

В обыкновенной же я видел, как в пыльном и тёмном цеху в полной тишине топталась, извивалась и издавала странные звуки толпа скучных, пьяных и обдолбанных подростков. И эта картина, в отличие от всяких чудовищ и цифровых монстров, по-настоящему пугала, поскольку очень напоминала старые фильмы про зомби.

Я хохотнул:

- В яблочко. Смотри, видишь чувака?

- Какого?

- На одиннадцать часов, высокий, белые волосы и здоровенный визор на глазах.

- Ага.

В два глотка я осушил свою банку, смял её, прицелился и швырнул вниз.

Оттуда послышалось приглушённое: «Ай!»

Эрвин расплылся в улыбке и захихикал.

Мы торчали на этой крыше уже несколько часов, с самого раннего утра. Покушение не потребовало долгой подготовки, и делать было особо нечего, поэтому мы развлекались единственным доступным способом – пили пиво и кидались всяким мусором в танцоров.

Если закрыть глаза, то звук топчущихся на одном месте людей был похож на шум прибоя. Либо на то, как в будке ворочается, вздыхает и шуршит подстилкой огромная собака.

Выступление Юнгера начиналось в десять. Довольно странный выбор для выходного дня, но я не собирался его в этом винить. Мне же проще: не придётся лишние несколько часов валяться на бетоне, укрепляя и без того прекрасно себя чувствующий простатит.

Вообще, ситуация с митингом вызывала неподдельный интерес. Этот парень сумел каким-то образом вывести политику из Сети обратно на улицы вопреки всем прогнозам. Чтобы в наше непростое время человек решился поднять задницу и куда-то пойти – не виртуально, а своими ногами, да ещё и утром выходного дня, - надо предложить ему что-то очень весомое. И мне было любопытно, что в нём все нашли?

- Ещё по одной? – Эрвин, уже изрядно окосевший, отковыривал куски гудрона от крыши и бросал внутрь. Он сидел на краю пролома, свесив ноги в пустоту, и это меня тревожило. Не потому, что я переживал за этого железного дровосека: даже если свалится внутрь, ничего ему не будет, - а из-за того, что внешнее «я» моего напарника боялось всего на свете, в том числе и высоты. Могло ли опьянение снять блокировку каких-то черт характера и спровоцировать пробуждение его внутреннего Гитлера?.. Я не знал. Да и никто не знал, поскольку все, кто занимался восстановлением Эрвина, давно умерли страшной смертью.

- А давай, - зацепиться ногтем за ключ, потянуть, услышать «Пш-ш», сделать пару глотков кислого пойла.

- Так это… - подал голос Эрвин, воюющий с банкой и нарушениями моторики. Его ноготь цеплялся за ключ, но постоянно соскальзывал. – Что ты будешь делать потом?

- Потом? – я повернулся к приятелю.

- Ну да, потом. Когда завалишь Юнгера.

Тишина, шуршание подошв, внизу кто-то громко кашляет.

- Понятия не имею, - помрачнел я. – И давай лучше не будем об этом.

Сознание едва не затопила очередная волна черноты, но я вовремя остановил её, приглушив опасные мысли. В этом весь фокус: чем меньше ты думаешь над тем, что происходит и куда всё идёт, тем проще жить и что-то делать. Я предпочитал отвернуться и не увидеть всю ситуацию целиком, чтоб не перепугаться и не опустить руки.

- Да, ты прав, - вниз полетел очередной кусочек гудрона. – Впрочем, это и не имеет значения.

- Для тебя-то точно не имеет, - фыркнул я, но приятель замотал головой.

- Нет, я не об этом. Хотя, это тоже верно. После того, как ты пристрелишь Юнгера, я наконец-то свалю и больше не буду видеть твою рожу.

- Тогда что ты имел в виду? – я сделал ещё пару глотков.

- Что всё само куда-нибудь придёт.

- И вот так ты живёшь, да? – я взглянул на Эрвина, скептически приподняв бровь.

- Ну да, - он кивнул так сильно, что чуть не улетел в пролом головой вперёд. – В общем-то все так живут.

- Ну вот я, например, так не живу. Попробуй как-нибудь поуправлять своей жизнью вместо того, чтобы падать на дно.

Эрвин пьяно засмеялся.

- И именно поэтому, господин управляльщик, вы сейчас сидите рядом со мной.

- Это другое! – возразил я.

- Ну конечно же другое, - ирония в голосе прозвучала грубо и оскорбительно. – Ты давно вообще делал выбор? Серьёзный выбор, от которого бы многое в твоей жизни зависело.

- Вчера, - победно улыбнулся я. – Когда решил закончить начатое.

- Это не ты решил, - замотал головой скаут. – Ситуация, обстоятельства, прошлое – кто угодно, но не ты. Погоди-ка… - он неумело попытался сыграть удивление. - То есть, ты действительно считаешь, что существует такая штука, как выбор?..

- А ты нет? – разговор нравился мне всё меньше и меньше.

- Конечно, нет! – воскликнул напарник. - Один-единственный правильный ответ – это не выбор. Я знаю, тебе кажется, что перед нами целая вселенная безграничных возможностей и можно делать что угодно. Но на деле мы зажаты со всех сторон кучей разных вещей: собственными потребностями, логикой, здравым смыслом, рационализмом, воспитанием, эмоциями и прочими штуками, - которые сводят всё богатство выбора на нет. Взять нас с тобой. Сейчас ты можешь не слушать меня. Ты можешь, например, встать, поехать в аэропорт, взять билет на первый же самолёт и улететь чёрт знает куда. Можешь пустить себе пулю в голову. Можешь пустить пулю в голову мне. Можешь забить на покушение и плясать там, внизу. Но ничего из этого ты этого не сделаешь. Улететь тебе не позволит нежелание покидать Корп. Пустить пулю в голову себе не позволят инстинкты, а мне – рационализм, ведь без меня ты не справишься.

- Но я всё ещё могу забить на покушение и пойти танцевать, - усмехнулся я.

Напарник и бровью не повёл:

- Вперёд.

Я взглянул вниз, где в тучах цементной пыли топтались десятки людей.

- Пошёл ты, - отмахнулся я. — Это всё полная чушь. Выбор есть, я знаю это, и я делал его много раз. К тому же, не всегда правильный вариант только один.

- Для тебя – один. Твой мозг за секунды анализирует ситуацию и принимает решение. Видит ответ. Всё остальное – твои личные метания. Если не уверен - проведи эксперимент. Подкинь монетку. В тот самый момент, когда она будет крутиться в воздухе, тебе станет понятно, чего именно ты хочешь. Этот вариант и будет верным.

Я скривился:

- Заткнись, - но Эрвин и не думал останавливаться.

- Мы все добровольные рабы причинно-следственной связи. Мы обожаем её. Лишь на ней строится наша уверенность в том, что мы можем на что-то влиять. Что-то предсказывать. Что-то просчитывать. Более того, мы ограничиваем себе выбор ещё сильнее – законами, правилами, моралью и так далее. Всё, что угодно, лишь бы превратить перекрёсток всех дорог во вселенной в один длинный широкий хайвей без поворотов и ответвлений. А тех, кто всё-таки осмеливается выбирать, давим в тюрьмах и психушках, гнобим при помощи общественного мнения, вытесняем из своего уютного мирка. Потому что такие люди для него – самая большая угроза.

Взгляд Эрвина был кристально трезв, и волосы у меня на загривке зашевелились от ужаса.

Однако секунду спустя глаза скаута подёрнулись мутной пеленой, а сам он громко отрыгнул и засмеялся.

- Слыхал?..

- Слыхал, - я шумно выдохнул. – Слыхал! – подзатыльник был такой силы, что едва не скинул Эрвина на головы танцующих. – Слыхал, что ты разболтался, хотя я тебе не разрешал рта раскрывать!..

Стыдно, но я компенсировал свой испуг, издеваясь над самым беззащитным существом на планете. Браво, капитан ван дер Янг. Только что вы открыли новые горизонты человеческой низости.

- Дай сюда, - я отобрал банку и сбросил в темноту. – Хватит рассиживаться. Пора!

- Но ведь ещё…

- Пора! – зарычал я, и Эрвин нехотя подчинился.

Мы улеглись на плащ-палатку, под которую я незадолго до этого спрятал винтовку, и уставились в огромные бинокли, купленные Эрвином в туристическом магазине. Нагретая солнцем крыша наглядно показала мне, как чувствует себя яичница на сковородке.

Метров через сто покорёженная, разваленная и ржавая промзона заканчивалась, и за поваленным забором, поросшим жёсткой жёлтой травой, начиналось обычное городское уныние. Беспорядочное нагромождение серых бетонных коробок, из которого то тут, то там торчали башни повыше. Между ними вились ленты таких же бесцветных дорог и развязок, которые то опускались, то поднимались вверх, до самых крыш. Город казался пустым, однотонным и тусклым. Это впечатление усугубляло пропылённое и словно выцветшее небо, в котором почти не осталось синего цвета. Если немного прищуриться и не замечать окон, антенн, спутниковых тарелок и кондиционеров, то Корп напоминал склад стройматериалов – просто хаотично разбросанные груды блоков. Дополненная реальность немного исправляла картину рекламой и яркими голограммами размером с небоскрёб, но впечатление всё равно оставалось гнетущим. Прямо над нами проплыл виртуальный дирижабль с рекламой Ньянга-колы: темнокожая красотка пила из чёрно-красно-жёлтой банки с этническим орнаментом. В десятке километров от меня в небеса уходила подрагивающая на жаре фиолетовая голографическая стена, покрытая полупрозрачными исполинскими иероглифами, – за ней начинались владения «Накамура индастриз». На фоне сияющих башен центра сновали вертолёты и дроны, на извивающихся дорогах толкались в пробках бесчисленные машины. Один из светофоров загорелся красным - и тут же над асфальтом поднялось багровое марево, сформировавшее стену и объёмный знак «STOP». Спустя минуту знак потускнел и пожелтел, будто увядая, а затем вспыхнул зелёными буквами «GO».

Забавно: я помнил времена, когда людям всерьёз советовали «вылезти из своих гаджетов и жить реальной жизнью». Что они сказали бы сейчас, увидев, что мир стал в большей степени виртуальным?

Под развязкой, на парковке возле зачуханного торгового центра десяток негров-рабочих и несколько оранжевых роботов возводили сцену. Люди выгружали детали из кузова убитого белого грузовичка, а машины, выглядевшие, как R2D2 с кучей конечностей, шустро собирали из стальных трубок каркас и стелили пол из пластиковых листов. Инженер в оранжевом жилете и каске водил руками - ставил в воздухе метки для визуальных спецэффектов.

Начали подтягиваться первые зрители, с каждой минутой всё больше. На удивление разношерстная публика: были и аборигены, и белые, и даже парочка фриков-апгрейдеров, которые внешне не сильно отличались от строительных роботов. Разный возраст, разный достаток, разный стиль жизни… Единственное, что объединяло всех этих людей, - у каждого на груди сверкали виртуальным хромом инициалы «AJ».

У аборигенов в руках появились какие-то замызганные картонки с лозунгами, народ поприличнее включил голографические транспаранты. Парковка постепенно преображалась и становилась похожа на фестиваль красок: каждый хотел сделать свою надпись как можно заметнее и ярче, а потому выбирал самые вырвиглазные цвета. Алфавиты всех народов мира перемешивались в один. Фраза, начатая на латинице оканчивалась иероглифами, иероглифы переходили в кириллицу, а та - в хинди, и в итоге понять, чего хотел тот или иной человек, было совершенно невозможно.

Время шло, толпа росла. Рабочие доделали сцену, отогнали грузовик в тень и заснули. Появилась полиция: два автобуса выплюнули на небольшую площадку несколько десятков здоровяков в броне и шлемах. Они выстроились в цепь перед сценой и отогнали сторонников Юнгера. Кто-то запротестовал и незамедлительно получил дубинкой по хребту: я заметил лишь, как в воздухе мелькнуло что-то чёрное - и человек в костюме свалился под ноги копов. Впрочем, ненадолго: через пару секунд его подобрали и увели.

Я усмехнулся:

- Да уж. Народный избранник.

- А что им оставалось делать? - откликнулся Эрвин. - Он сопротивлялся. Это незаконно.

- Какого же чмошника из тебя слепили…

На часах было без пяти минут десять, а Юнгер всё ещё не показывался. С крыш автобусов в воздух поднялись два дрона и принялись хищно кружить над толпой. Ни дать ни взять - стервятники, приметившие умирающую антилопу.

- Вижу! Вижу! - неожиданно вскрикнул Эрвин. Я тут же пнул его по ноге:

- Чего орёшь, придурок?.. Где?

- На десять часов.

Да, похоже, главное действующее лицо соизволило, наконец, появиться. Кортеж небольшой - длиннющий чёрный лимузин и всего пара электрокаров сопровождения.

- Скромненько, - пробормотал я. - В прошлый раз у него разве что атомной бомбы не было.

Вот кортеж спускается по развязке и даже стоит на светофоре, когда загорается красный. Ну ничего себе, какой законопослушный молодой человек. Я вспомнил, как разлетались во все стороны хибары аборигенов и почувствовал, как крепнет желание всадить пулю в башку этого лицемерного мудилы.

Лимузин приближается к парковке, едет вплотную к сцене по коридору, организованному копами. Останавливается. Открывается дверь и… Вот этот парень. Мешковатый костюм, открытая улыбка, тщательно отрепетированные жесты, руки, поднятые в приветствии. Надо же: он даёт пять первым рядам! Даже аборигенам. И на лице совсем не видно брезгливости: хотя лично я побоялся бы прикасаться к обитателям трущоб. Неизвестно, какая зараза там водится, и известна ли она вообще учёным.

Самое трудное в моей работе - ждать. Лежать без движения, когда от напряжения нервы начинают искрить, а сердце захлёбывается адреналином и кровью.

Меня так и тянуло вытащить винтовку из-под плащ-палатки и сделать дело, но пока рано, очень рано. «Клиент» слишком много двигается: ходит туда-сюда, раздаёт пятюни, машет руками, пытается сойти за своего парня. Стрелять сейчас - значит промахнуться. А вот когда он взойдёт на трибуну и начнёт вещать, когда его башка будет относительно неподвижна, - тогда и наступит тот самый момент.

Юнгер потратил почти полторы минуты на предварительные ласки толпы, и я за это время чуть не рехнулся.

Эрвин под боком кряхтел и сопел, как будто страдал одновременно от простуды и ревматизма.

- Карточку! - потребовал я. - Дистанцию, ветер! Докладывай.

- Погоди, ещё составляю.

- Да сколько можно?! - зашипел я. - Он уже вот-вот начнёт!

- Если не будешь отвлекать, я всё сделаю намного быстрее. Спасибо!

«Фпяфибо», - мысленно передразнил я его. Ох и аукнется моему напарнику этот тон, когда мы закончим… Как же хорошо, когда рядом есть тот, на ком можно сорвать злость и за чей счёт самоутвердиться.

- Лови!

У меня перед глазами повисло уведомление о входящем файле. Я открыл его и дополненная реальность показала всё, что посчитал и отметил Эрвин. Копы, дроны, машины кортежа и сам Юнгер обозначены. Ветер учтён. «Неплохо, очень неплохо. О, а вот этих ребят я и не заметил. Надо же…»

Снайперская пара пряталась за огромными пластиковыми буквами на крыше торгового центра. Однако они не представляли опасности, поскольку наблюдали за толпой.

- Молодец, - похвалил я Эрвина. - Всё здорово. Только расстояние… Ты уверен, что до него шестьсот пятьдесят метров? Я бы дал все восемьсот.

- Да, уверен, - отозвался напарник. - У меня хороший дальномер.

Юнгер, помеченный как высокопоставленный офицер - огромной золотистой звёздочкой над головой, взошёл на трибуну, снова поприветствовал толпу и принялся говорить.

Я настроился на трансляцию.

- Вы все тут собрались потому, что устали от несправедливости!..

Включились спецэффекты. Пространство, окружавшее парковку, стало идеально-белым, а по обе стороны от сцены повисли подавляюще огромные синие полотнища флагов с белыми инициалами Юнгера. Они красиво реяли на несуществующем ветру. На таком фоне кандидат в мэры выглядел как настоящий спаситель.

Что ж, похоже, сейчас самое время.

Сердце колотилось так, что едва не проламывало грудную клетку. В глазах темнело. «Спокойно, старик, спокойно».

Я потянулся за винтовкой, откинул плащ-палатку…

- О!.. Эта! Глянь! - меньше всего я ожидал, что за спиной раздастся чей-то голос. Душа ушла в пятки, а тело словно ошпарили кипятком.

Мы с Эрвином медленно оглянулись. На нас смотрели два бледных подростка почти неотличимые друг от друга. Зелёные дреды с вплетёнными проводами, огромные тени под глазами, футболки с рисунками – сплошь пентаграммы, кишки, шестерёнки, кресты и черепа. На висках разъёмы для подключения внешних устройств.

- Привет! - судя по второму голосу, один из этих подростков был женского пола. - А чего вы здесь делаете?

«Обдолбаны», - понял я. Впрочем, несмотря на понимание, я совершенно не представлял, что делать дальше. В голове звенела пустота, к такому повороту я не был готов. Пауза затягивалась.

Но тут внезапно на помощь пришёл Эрвин.

Он перевернулся на бок, положил ладонь мне на задницу и несколько раз крепко сжал.

- О-о! - захихикал первый подросток. – Окей! Мы уже уходим! Удачи!..

Детишки развернулись и скрылись за переплетением ржавых труб. Мы неотрывно глядели им вслед. Повисло очень тяжёлое молчание.

- Убери нахрен руки! - взвизгнул я и оттолкнул Эрвина.

Тот примирительно поднял ладони:

- Прости! Прости! Я убрал!

- Пиздец! - прорычал я. - Просто… Пиздец!

- Спокойно, Маки! Не кричи! - пытался утихомирить меня скаут, но я бесновался в самой настоящей истерике:

- Сам спокойно! Сам успокаивайся, кретин! Всё же чуть не сорвалось! - меня трясло.

- Да я-то спокоен! - возразил Эрвин. - Это ты орёшь на весь Корп! Ничего не сорвалось, расслабься! Тише! - однако его слова взбесили ещё сильнее. Я чуть не набросился на напарника с кулаками, но в последний момент взял себя в руки и врезал по бетонному парапету. Боль отрезвила. С костяшек закапала кровь. Удар был настолько силён, что показались мои кости - на солнце сверкнул металл.

- Пока ты будешь психовать, Юнгер уже закончит! – язвительно прозудел над ухом Эрвин.

- Всё нормально, - я выдохнул и обмяк на плащ-палатке, спрятав лицо в ладонях. От ткани пахло нагретой пылью и горьким дымом. - Нервы ни к чёрту. Ничего, сейчас мы его…

Металлические сошки царапнули бетон, тёплый шершавый пластик рукояти лёг в ладонь, приклад упёрся в плечо. Я сверился с показаниями, полученными от напарника, взял упреждение, подкрутил прицел...

- Погоди, - остановил меня Эрвин.

- Что опять?..

- Я хочу перепроверить ещё раз.

У меня задёргался глаз.

- Хорошо, - просипел я. - Перепроверяй.

«Спокойно, Маки, придушить второго номера перед выстрелом - так себе идея».

- Ага. А ты пока приди в себя. У тебя руки дрожат, - напарник кивнул на мои ладони.

Чёрт побери, он был прав. Меня не на шутку лихорадило. Чтобы отвлечься, я улёгся поудобнее и уставился на Юнгера. Надо сказать, говорить он умел. И публику заводил не хуже рок-звезды или лидера секты. Гнев, надежда, радость, страх, воодушевление: этот парень жонглировал человеческими эмоциями, как клоун на детском утреннике - шариками. Удивительно: он говорил полную хрень, но эмоционально я был точно так же в его власти, как и несколько сотен слушателей внизу.

Возможно, всё дело было в спецэффектах: вокруг него всё кипело, и мир то ходил ходуном и горел под ногами колонн безжалостных солдат, то замирал в траурном молчании, то загорался светом столь чистым и ясным, что наворачивались слёзы.

- Но это же бред! - не выдержал я.

- Что именно?

- Да всё! Всё, что он говорит. Он даёт невыполнимые обещания. Уменьшение налогов, но при этом бесплатная медицина, образование и дотации на жильё. На какие деньги? Уменьшение власти корпораций - это просто смешно. Борьба с коррупцией и полицейским произволом — вообще стандартная фигня, которая работает с любым избирателем. Устранение системы районов - интересно, как он приведёт всё к единообразию? Снесёт Корп и построит заново?.. Это же полная чепуха! Консерваторам обещает стабильность, левым - изменения. Апгрейдеров заманивает тем, что протезирование и трансплантация войдут в обязательную медстраховку, а всяким верующим втирает, что люди должны оставаться такими, как их создал бог, и они не обязаны оплачивать своими налогами чужие причуды. Вон! Слышишь?.. Он пять минут назад говорил, что против абортов. А сейчас - что женщины вольны распоряжаться своим телом. Кто его туда пустил? И почему толпа до сих пор его не растерзала?..

Эрвин прислушался.

- А по-моему всё логично, - пожал он плечами спустя несколько секунд.

Я закатил глаза:

- Ладно, забудь. Ты пересчитал?

- Ага, - новый входящий файл. Изменения незначительны, но в моём деле мелочей не бывает.

- Чудно, чудно...

«И раз, - я выкрутил увеличение в глазу на максимум. Идеально-слащавая рожа Юнгера казалась такой близкой, что хотелось отложить винтовку и двинуть по ней. - И два… - прицел, упреждение, глубокий вдох. Палец на спуске, слегка надавить, почувствовать упор. - И три!»

Бах!

Приклад толкает плечо, из ствола вырывается серое облачко газов. Второе, поменьше, появляется сбоку, вместе с вылетающей гильзой.

Я слежу за пулей так внимательно, что весь остальной мир перестаёт существовать. Сейчас этот кусочек металла - самое важное, что есть в моей жизни.

Небольшая дуга, ветер смещает пулю чуть левее, но это хорошо: так мы с Эрвином и рассчитывали. Ещё немного. Совсем капельку и дело будет сделано. Совсем немного и…

Мимо.

Я не поверил своим глазам.

«Что? Как?..»

Юнгер и глазом не повёл: я промазал на несколько метров, он и не заметил, что рядом что-то прожужжало.

- Да твою мать! - прорычал я и снова приник к оптике.

- Маки, стой! - вскрикнул Эрвин.

- Ни хрена! - я скорректировал прицел и глубоко вдохнул.

- Нас уже наверняка обнаружили!

- Плевать! – «Значит, ещё немного ниже и правее…»

Эрвин толкнул винтовку и выбил её у меня из рук.

- Не надо! Пошли отсюда! - проскулил он, и мне всё стало понятно.

- Ах ты мелкий!..

- Ты не должен его уби… - начал говорить напарник, но я схватил его за волосы и как следует приложил лицом о бетон.

- Коз-зёл! - процедил я, устанавливая винтовку на прежнее место. Козёл всхлипывал, скрючившись и утирая кровавые сопли. Впрочем, тут никто, кроме меня, не виноват. Сам старый дурак: доверил важнейшую часть дела этому придурку. Расслабился, думал, он заинтересован помогать. Тоже мне… Скаут.

Второй выстрел.

- Давай, дава-ай! - молил я.

И опять мимо!

Если точнее - в сцену прямо под ногами Юнгера.

- Сука! - заорал я, брызгая слюнями и стискивая рукоять винтовки так, что пластик жалобно трещал под моими пальцами. - Сдохни!

Палец нажал на спуск с такой силой, что едва не погнул триггер.

Третий выстрел.

За время, пока летела пуля, Юнгер успел удивлённо поглядеть на место попадания, наклониться, выпрямиться и округлить глаза в ужасе. Пуля попала в шею. Я видел, как в воздух взметнулись осколки, брызнула тёмная жидкость, и голова кандидата в мэры, отделившись от тела, упала куда-то за трибуну.

- Да, сучка! - оскалился я и издал победный рёв первобытного охотника на мамонтов. - Да!.. Эрвин! Всё, хорош валяться! Отходим!

Найдены возможные дубликаты

+1

Ждём-с!

+1
Отличная глава! С нетерпением жду продолжения!
+1
Спасибо за продолжение!
Похожие посты
2626

RUSSIAN CYBERFARM // КИБЕРДЕРЕВНЯ - ПРОДОЛЖЕНИЕ ЗАВТРА

RUSSIAN CYBERFARM // КИБЕРДЕРЕВНЯ - ПРОДОЛЖЕНИЕ ЗАВТРА Киберпанк, Поезд, Кибердеревня, Варп, Космос, Фантастика, Россия, Длиннопост
RUSSIAN CYBERFARM // КИБЕРДЕРЕВНЯ - ПРОДОЛЖЕНИЕ ЗАВТРА Киберпанк, Поезд, Кибердеревня, Варп, Космос, Фантастика, Россия, Длиннопост
RUSSIAN CYBERFARM // КИБЕРДЕРЕВНЯ - ПРОДОЛЖЕНИЕ ЗАВТРА Киберпанк, Поезд, Кибердеревня, Варп, Космос, Фантастика, Россия, Длиннопост
RUSSIAN CYBERFARM // КИБЕРДЕРЕВНЯ - ПРОДОЛЖЕНИЕ ЗАВТРА Киберпанк, Поезд, Кибердеревня, Варп, Космос, Фантастика, Россия, Длиннопост
RUSSIAN CYBERFARM // КИБЕРДЕРЕВНЯ - ПРОДОЛЖЕНИЕ ЗАВТРА Киберпанк, Поезд, Кибердеревня, Варп, Космос, Фантастика, Россия, Длиннопост
Показать полностью 4
85

Посоветуйте книгу

639

Катабасис и апокатастасис головного мозга*

Катабасис и апокатастасис головного мозга* Что почитать?, Книги, Рекомендации, Фантастика, Антиутопия, Киберпанк, Философия, Длиннопост
Информация настолько плотная и специфичная, что становится поэтичной и полной аллюзий.

Показать полностью
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: