52

То, что не убивает - глава 10

Продолжение истории, начало вот здесь: https://pikabu.ru/story/kontrakt_5700791

10.

Эрвин допил пиво, расплющил банку и сбросил её вниз.

Смятая жестянка пролетела пару десятков метров, прежде чем стукнула по голове придурка с зелёными волосами.

Тот принялся оглядываться, пытаясь понять, кто это сделал, но вскоре оставил попытки и продолжил танцевать.

Действо, которое разворачивалось под нами в заброшенном цеху цементного завода, прекрасно выглядело в дополненной реальности. Гремела, скрипела и скрежетала ритмичная электронная музыка, сияли ослепительно яркие лазерные лучи, извивались голографические танцовщицы, летали, бегали и ползали мутанты, которые дрались и жрали друг друга, разбрызгивая в разные стороны светящуюся зелёную кровь. Люди тоже преображались, украшенные всякими виртуальными штуками: плащами, доспехами, латексом, чешуёй и шкурами несуществующих зверей. От кислотных цветов рябило в глазах, а причудливые формы заставляли поражаться воображению некоторых танцоров. Особо талантливые мододелы превращали себя в героев кино и игр, чудовищ, инопланетян, роботов или демонов: фантазия, не ограниченная физикой, не знала границ.

Но это только в дополненной реальности.

В обыкновенной же я видел, как в пыльном и тёмном цеху в полной тишине топталась, извивалась и издавала странные звуки толпа скучных, пьяных и обдолбанных подростков. И эта картина, в отличие от всяких чудовищ и цифровых монстров, по-настоящему пугала, поскольку очень напоминала старые фильмы про зомби.

Я хохотнул:

- В яблочко. Смотри, видишь чувака?

- Какого?

- На одиннадцать часов, высокий, белые волосы и здоровенный визор на глазах.

- Ага.

В два глотка я осушил свою банку, смял её, прицелился и швырнул вниз.

Оттуда послышалось приглушённое: «Ай!»

Эрвин расплылся в улыбке и захихикал.

Мы торчали на этой крыше уже несколько часов, с самого раннего утра. Покушение не потребовало долгой подготовки, и делать было особо нечего, поэтому мы развлекались единственным доступным способом – пили пиво и кидались всяким мусором в танцоров.

Если закрыть глаза, то звук топчущихся на одном месте людей был похож на шум прибоя. Либо на то, как в будке ворочается, вздыхает и шуршит подстилкой огромная собака.

Выступление Юнгера начиналось в десять. Довольно странный выбор для выходного дня, но я не собирался его в этом винить. Мне же проще: не придётся лишние несколько часов валяться на бетоне, укрепляя и без того прекрасно себя чувствующий простатит.

Вообще, ситуация с митингом вызывала неподдельный интерес. Этот парень сумел каким-то образом вывести политику из Сети обратно на улицы вопреки всем прогнозам. Чтобы в наше непростое время человек решился поднять задницу и куда-то пойти – не виртуально, а своими ногами, да ещё и утром выходного дня, - надо предложить ему что-то очень весомое. И мне было любопытно, что в нём все нашли?

- Ещё по одной? – Эрвин, уже изрядно окосевший, отковыривал куски гудрона от крыши и бросал внутрь. Он сидел на краю пролома, свесив ноги в пустоту, и это меня тревожило. Не потому, что я переживал за этого железного дровосека: даже если свалится внутрь, ничего ему не будет, - а из-за того, что внешнее «я» моего напарника боялось всего на свете, в том числе и высоты. Могло ли опьянение снять блокировку каких-то черт характера и спровоцировать пробуждение его внутреннего Гитлера?.. Я не знал. Да и никто не знал, поскольку все, кто занимался восстановлением Эрвина, давно умерли страшной смертью.

- А давай, - зацепиться ногтем за ключ, потянуть, услышать «Пш-ш», сделать пару глотков кислого пойла.

- Так это… - подал голос Эрвин, воюющий с банкой и нарушениями моторики. Его ноготь цеплялся за ключ, но постоянно соскальзывал. – Что ты будешь делать потом?

- Потом? – я повернулся к приятелю.

- Ну да, потом. Когда завалишь Юнгера.

Тишина, шуршание подошв, внизу кто-то громко кашляет.

- Понятия не имею, - помрачнел я. – И давай лучше не будем об этом.

Сознание едва не затопила очередная волна черноты, но я вовремя остановил её, приглушив опасные мысли. В этом весь фокус: чем меньше ты думаешь над тем, что происходит и куда всё идёт, тем проще жить и что-то делать. Я предпочитал отвернуться и не увидеть всю ситуацию целиком, чтоб не перепугаться и не опустить руки.

- Да, ты прав, - вниз полетел очередной кусочек гудрона. – Впрочем, это и не имеет значения.

- Для тебя-то точно не имеет, - фыркнул я, но приятель замотал головой.

- Нет, я не об этом. Хотя, это тоже верно. После того, как ты пристрелишь Юнгера, я наконец-то свалю и больше не буду видеть твою рожу.

- Тогда что ты имел в виду? – я сделал ещё пару глотков.

- Что всё само куда-нибудь придёт.

- И вот так ты живёшь, да? – я взглянул на Эрвина, скептически приподняв бровь.

- Ну да, - он кивнул так сильно, что чуть не улетел в пролом головой вперёд. – В общем-то все так живут.

- Ну вот я, например, так не живу. Попробуй как-нибудь поуправлять своей жизнью вместо того, чтобы падать на дно.

Эрвин пьяно засмеялся.

- И именно поэтому, господин управляльщик, вы сейчас сидите рядом со мной.

- Это другое! – возразил я.

- Ну конечно же другое, - ирония в голосе прозвучала грубо и оскорбительно. – Ты давно вообще делал выбор? Серьёзный выбор, от которого бы многое в твоей жизни зависело.

- Вчера, - победно улыбнулся я. – Когда решил закончить начатое.

- Это не ты решил, - замотал головой скаут. – Ситуация, обстоятельства, прошлое – кто угодно, но не ты. Погоди-ка… - он неумело попытался сыграть удивление. - То есть, ты действительно считаешь, что существует такая штука, как выбор?..

- А ты нет? – разговор нравился мне всё меньше и меньше.

- Конечно, нет! – воскликнул напарник. - Один-единственный правильный ответ – это не выбор. Я знаю, тебе кажется, что перед нами целая вселенная безграничных возможностей и можно делать что угодно. Но на деле мы зажаты со всех сторон кучей разных вещей: собственными потребностями, логикой, здравым смыслом, рационализмом, воспитанием, эмоциями и прочими штуками, - которые сводят всё богатство выбора на нет. Взять нас с тобой. Сейчас ты можешь не слушать меня. Ты можешь, например, встать, поехать в аэропорт, взять билет на первый же самолёт и улететь чёрт знает куда. Можешь пустить себе пулю в голову. Можешь пустить пулю в голову мне. Можешь забить на покушение и плясать там, внизу. Но ничего из этого ты этого не сделаешь. Улететь тебе не позволит нежелание покидать Корп. Пустить пулю в голову себе не позволят инстинкты, а мне – рационализм, ведь без меня ты не справишься.

- Но я всё ещё могу забить на покушение и пойти танцевать, - усмехнулся я.

Напарник и бровью не повёл:

- Вперёд.

Я взглянул вниз, где в тучах цементной пыли топтались десятки людей.

- Пошёл ты, - отмахнулся я. — Это всё полная чушь. Выбор есть, я знаю это, и я делал его много раз. К тому же, не всегда правильный вариант только один.

- Для тебя – один. Твой мозг за секунды анализирует ситуацию и принимает решение. Видит ответ. Всё остальное – твои личные метания. Если не уверен - проведи эксперимент. Подкинь монетку. В тот самый момент, когда она будет крутиться в воздухе, тебе станет понятно, чего именно ты хочешь. Этот вариант и будет верным.

Я скривился:

- Заткнись, - но Эрвин и не думал останавливаться.

- Мы все добровольные рабы причинно-следственной связи. Мы обожаем её. Лишь на ней строится наша уверенность в том, что мы можем на что-то влиять. Что-то предсказывать. Что-то просчитывать. Более того, мы ограничиваем себе выбор ещё сильнее – законами, правилами, моралью и так далее. Всё, что угодно, лишь бы превратить перекрёсток всех дорог во вселенной в один длинный широкий хайвей без поворотов и ответвлений. А тех, кто всё-таки осмеливается выбирать, давим в тюрьмах и психушках, гнобим при помощи общественного мнения, вытесняем из своего уютного мирка. Потому что такие люди для него – самая большая угроза.

Взгляд Эрвина был кристально трезв, и волосы у меня на загривке зашевелились от ужаса.

Однако секунду спустя глаза скаута подёрнулись мутной пеленой, а сам он громко отрыгнул и засмеялся.

- Слыхал?..

- Слыхал, - я шумно выдохнул. – Слыхал! – подзатыльник был такой силы, что едва не скинул Эрвина на головы танцующих. – Слыхал, что ты разболтался, хотя я тебе не разрешал рта раскрывать!..

Стыдно, но я компенсировал свой испуг, издеваясь над самым беззащитным существом на планете. Браво, капитан ван дер Янг. Только что вы открыли новые горизонты человеческой низости.

- Дай сюда, - я отобрал банку и сбросил в темноту. – Хватит рассиживаться. Пора!

- Но ведь ещё…

- Пора! – зарычал я, и Эрвин нехотя подчинился.

Мы улеглись на плащ-палатку, под которую я незадолго до этого спрятал винтовку, и уставились в огромные бинокли, купленные Эрвином в туристическом магазине. Нагретая солнцем крыша наглядно показала мне, как чувствует себя яичница на сковородке.

Метров через сто покорёженная, разваленная и ржавая промзона заканчивалась, и за поваленным забором, поросшим жёсткой жёлтой травой, начиналось обычное городское уныние. Беспорядочное нагромождение серых бетонных коробок, из которого то тут, то там торчали башни повыше. Между ними вились ленты таких же бесцветных дорог и развязок, которые то опускались, то поднимались вверх, до самых крыш. Город казался пустым, однотонным и тусклым. Это впечатление усугубляло пропылённое и словно выцветшее небо, в котором почти не осталось синего цвета. Если немного прищуриться и не замечать окон, антенн, спутниковых тарелок и кондиционеров, то Корп напоминал склад стройматериалов – просто хаотично разбросанные груды блоков. Дополненная реальность немного исправляла картину рекламой и яркими голограммами размером с небоскрёб, но впечатление всё равно оставалось гнетущим. Прямо над нами проплыл виртуальный дирижабль с рекламой Ньянга-колы: темнокожая красотка пила из чёрно-красно-жёлтой банки с этническим орнаментом. В десятке километров от меня в небеса уходила подрагивающая на жаре фиолетовая голографическая стена, покрытая полупрозрачными исполинскими иероглифами, – за ней начинались владения «Накамура индастриз». На фоне сияющих башен центра сновали вертолёты и дроны, на извивающихся дорогах толкались в пробках бесчисленные машины. Один из светофоров загорелся красным - и тут же над асфальтом поднялось багровое марево, сформировавшее стену и объёмный знак «STOP». Спустя минуту знак потускнел и пожелтел, будто увядая, а затем вспыхнул зелёными буквами «GO».

Забавно: я помнил времена, когда людям всерьёз советовали «вылезти из своих гаджетов и жить реальной жизнью». Что они сказали бы сейчас, увидев, что мир стал в большей степени виртуальным?

Под развязкой, на парковке возле зачуханного торгового центра десяток негров-рабочих и несколько оранжевых роботов возводили сцену. Люди выгружали детали из кузова убитого белого грузовичка, а машины, выглядевшие, как R2D2 с кучей конечностей, шустро собирали из стальных трубок каркас и стелили пол из пластиковых листов. Инженер в оранжевом жилете и каске водил руками - ставил в воздухе метки для визуальных спецэффектов.

Начали подтягиваться первые зрители, с каждой минутой всё больше. На удивление разношерстная публика: были и аборигены, и белые, и даже парочка фриков-апгрейдеров, которые внешне не сильно отличались от строительных роботов. Разный возраст, разный достаток, разный стиль жизни… Единственное, что объединяло всех этих людей, - у каждого на груди сверкали виртуальным хромом инициалы «AJ».

У аборигенов в руках появились какие-то замызганные картонки с лозунгами, народ поприличнее включил голографические транспаранты. Парковка постепенно преображалась и становилась похожа на фестиваль красок: каждый хотел сделать свою надпись как можно заметнее и ярче, а потому выбирал самые вырвиглазные цвета. Алфавиты всех народов мира перемешивались в один. Фраза, начатая на латинице оканчивалась иероглифами, иероглифы переходили в кириллицу, а та - в хинди, и в итоге понять, чего хотел тот или иной человек, было совершенно невозможно.

Время шло, толпа росла. Рабочие доделали сцену, отогнали грузовик в тень и заснули. Появилась полиция: два автобуса выплюнули на небольшую площадку несколько десятков здоровяков в броне и шлемах. Они выстроились в цепь перед сценой и отогнали сторонников Юнгера. Кто-то запротестовал и незамедлительно получил дубинкой по хребту: я заметил лишь, как в воздухе мелькнуло что-то чёрное - и человек в костюме свалился под ноги копов. Впрочем, ненадолго: через пару секунд его подобрали и увели.

Я усмехнулся:

- Да уж. Народный избранник.

- А что им оставалось делать? - откликнулся Эрвин. - Он сопротивлялся. Это незаконно.

- Какого же чмошника из тебя слепили…

На часах было без пяти минут десять, а Юнгер всё ещё не показывался. С крыш автобусов в воздух поднялись два дрона и принялись хищно кружить над толпой. Ни дать ни взять - стервятники, приметившие умирающую антилопу.

- Вижу! Вижу! - неожиданно вскрикнул Эрвин. Я тут же пнул его по ноге:

- Чего орёшь, придурок?.. Где?

- На десять часов.

Да, похоже, главное действующее лицо соизволило, наконец, появиться. Кортеж небольшой - длиннющий чёрный лимузин и всего пара электрокаров сопровождения.

- Скромненько, - пробормотал я. - В прошлый раз у него разве что атомной бомбы не было.

Вот кортеж спускается по развязке и даже стоит на светофоре, когда загорается красный. Ну ничего себе, какой законопослушный молодой человек. Я вспомнил, как разлетались во все стороны хибары аборигенов и почувствовал, как крепнет желание всадить пулю в башку этого лицемерного мудилы.

Лимузин приближается к парковке, едет вплотную к сцене по коридору, организованному копами. Останавливается. Открывается дверь и… Вот этот парень. Мешковатый костюм, открытая улыбка, тщательно отрепетированные жесты, руки, поднятые в приветствии. Надо же: он даёт пять первым рядам! Даже аборигенам. И на лице совсем не видно брезгливости: хотя лично я побоялся бы прикасаться к обитателям трущоб. Неизвестно, какая зараза там водится, и известна ли она вообще учёным.

Самое трудное в моей работе - ждать. Лежать без движения, когда от напряжения нервы начинают искрить, а сердце захлёбывается адреналином и кровью.

Меня так и тянуло вытащить винтовку из-под плащ-палатки и сделать дело, но пока рано, очень рано. «Клиент» слишком много двигается: ходит туда-сюда, раздаёт пятюни, машет руками, пытается сойти за своего парня. Стрелять сейчас - значит промахнуться. А вот когда он взойдёт на трибуну и начнёт вещать, когда его башка будет относительно неподвижна, - тогда и наступит тот самый момент.

Юнгер потратил почти полторы минуты на предварительные ласки толпы, и я за это время чуть не рехнулся.

Эрвин под боком кряхтел и сопел, как будто страдал одновременно от простуды и ревматизма.

- Карточку! - потребовал я. - Дистанцию, ветер! Докладывай.

- Погоди, ещё составляю.

- Да сколько можно?! - зашипел я. - Он уже вот-вот начнёт!

- Если не будешь отвлекать, я всё сделаю намного быстрее. Спасибо!

«Фпяфибо», - мысленно передразнил я его. Ох и аукнется моему напарнику этот тон, когда мы закончим… Как же хорошо, когда рядом есть тот, на ком можно сорвать злость и за чей счёт самоутвердиться.

- Лови!

У меня перед глазами повисло уведомление о входящем файле. Я открыл его и дополненная реальность показала всё, что посчитал и отметил Эрвин. Копы, дроны, машины кортежа и сам Юнгер обозначены. Ветер учтён. «Неплохо, очень неплохо. О, а вот этих ребят я и не заметил. Надо же…»

Снайперская пара пряталась за огромными пластиковыми буквами на крыше торгового центра. Однако они не представляли опасности, поскольку наблюдали за толпой.

- Молодец, - похвалил я Эрвина. - Всё здорово. Только расстояние… Ты уверен, что до него шестьсот пятьдесят метров? Я бы дал все восемьсот.

- Да, уверен, - отозвался напарник. - У меня хороший дальномер.

Юнгер, помеченный как высокопоставленный офицер - огромной золотистой звёздочкой над головой, взошёл на трибуну, снова поприветствовал толпу и принялся говорить.

Я настроился на трансляцию.

- Вы все тут собрались потому, что устали от несправедливости!..

Включились спецэффекты. Пространство, окружавшее парковку, стало идеально-белым, а по обе стороны от сцены повисли подавляюще огромные синие полотнища флагов с белыми инициалами Юнгера. Они красиво реяли на несуществующем ветру. На таком фоне кандидат в мэры выглядел как настоящий спаситель.

Что ж, похоже, сейчас самое время.

Сердце колотилось так, что едва не проламывало грудную клетку. В глазах темнело. «Спокойно, старик, спокойно».

Я потянулся за винтовкой, откинул плащ-палатку…

- О!.. Эта! Глянь! - меньше всего я ожидал, что за спиной раздастся чей-то голос. Душа ушла в пятки, а тело словно ошпарили кипятком.

Мы с Эрвином медленно оглянулись. На нас смотрели два бледных подростка почти неотличимые друг от друга. Зелёные дреды с вплетёнными проводами, огромные тени под глазами, футболки с рисунками – сплошь пентаграммы, кишки, шестерёнки, кресты и черепа. На висках разъёмы для подключения внешних устройств.

- Привет! - судя по второму голосу, один из этих подростков был женского пола. - А чего вы здесь делаете?

«Обдолбаны», - понял я. Впрочем, несмотря на понимание, я совершенно не представлял, что делать дальше. В голове звенела пустота, к такому повороту я не был готов. Пауза затягивалась.

Но тут внезапно на помощь пришёл Эрвин.

Он перевернулся на бок, положил ладонь мне на задницу и несколько раз крепко сжал.

- О-о! - захихикал первый подросток. – Окей! Мы уже уходим! Удачи!..

Детишки развернулись и скрылись за переплетением ржавых труб. Мы неотрывно глядели им вслед. Повисло очень тяжёлое молчание.

- Убери нахрен руки! - взвизгнул я и оттолкнул Эрвина.

Тот примирительно поднял ладони:

- Прости! Прости! Я убрал!

- Пиздец! - прорычал я. - Просто… Пиздец!

- Спокойно, Маки! Не кричи! - пытался утихомирить меня скаут, но я бесновался в самой настоящей истерике:

- Сам спокойно! Сам успокаивайся, кретин! Всё же чуть не сорвалось! - меня трясло.

- Да я-то спокоен! - возразил Эрвин. - Это ты орёшь на весь Корп! Ничего не сорвалось, расслабься! Тише! - однако его слова взбесили ещё сильнее. Я чуть не набросился на напарника с кулаками, но в последний момент взял себя в руки и врезал по бетонному парапету. Боль отрезвила. С костяшек закапала кровь. Удар был настолько силён, что показались мои кости - на солнце сверкнул металл.

- Пока ты будешь психовать, Юнгер уже закончит! – язвительно прозудел над ухом Эрвин.

- Всё нормально, - я выдохнул и обмяк на плащ-палатке, спрятав лицо в ладонях. От ткани пахло нагретой пылью и горьким дымом. - Нервы ни к чёрту. Ничего, сейчас мы его…

Металлические сошки царапнули бетон, тёплый шершавый пластик рукояти лёг в ладонь, приклад упёрся в плечо. Я сверился с показаниями, полученными от напарника, взял упреждение, подкрутил прицел...

- Погоди, - остановил меня Эрвин.

- Что опять?..

- Я хочу перепроверить ещё раз.

У меня задёргался глаз.

- Хорошо, - просипел я. - Перепроверяй.

«Спокойно, Маки, придушить второго номера перед выстрелом - так себе идея».

- Ага. А ты пока приди в себя. У тебя руки дрожат, - напарник кивнул на мои ладони.

Чёрт побери, он был прав. Меня не на шутку лихорадило. Чтобы отвлечься, я улёгся поудобнее и уставился на Юнгера. Надо сказать, говорить он умел. И публику заводил не хуже рок-звезды или лидера секты. Гнев, надежда, радость, страх, воодушевление: этот парень жонглировал человеческими эмоциями, как клоун на детском утреннике - шариками. Удивительно: он говорил полную хрень, но эмоционально я был точно так же в его власти, как и несколько сотен слушателей внизу.

Возможно, всё дело было в спецэффектах: вокруг него всё кипело, и мир то ходил ходуном и горел под ногами колонн безжалостных солдат, то замирал в траурном молчании, то загорался светом столь чистым и ясным, что наворачивались слёзы.

- Но это же бред! - не выдержал я.

- Что именно?

- Да всё! Всё, что он говорит. Он даёт невыполнимые обещания. Уменьшение налогов, но при этом бесплатная медицина, образование и дотации на жильё. На какие деньги? Уменьшение власти корпораций - это просто смешно. Борьба с коррупцией и полицейским произволом — вообще стандартная фигня, которая работает с любым избирателем. Устранение системы районов - интересно, как он приведёт всё к единообразию? Снесёт Корп и построит заново?.. Это же полная чепуха! Консерваторам обещает стабильность, левым - изменения. Апгрейдеров заманивает тем, что протезирование и трансплантация войдут в обязательную медстраховку, а всяким верующим втирает, что люди должны оставаться такими, как их создал бог, и они не обязаны оплачивать своими налогами чужие причуды. Вон! Слышишь?.. Он пять минут назад говорил, что против абортов. А сейчас - что женщины вольны распоряжаться своим телом. Кто его туда пустил? И почему толпа до сих пор его не растерзала?..

Эрвин прислушался.

- А по-моему всё логично, - пожал он плечами спустя несколько секунд.

Я закатил глаза:

- Ладно, забудь. Ты пересчитал?

- Ага, - новый входящий файл. Изменения незначительны, но в моём деле мелочей не бывает.

- Чудно, чудно...

«И раз, - я выкрутил увеличение в глазу на максимум. Идеально-слащавая рожа Юнгера казалась такой близкой, что хотелось отложить винтовку и двинуть по ней. - И два… - прицел, упреждение, глубокий вдох. Палец на спуске, слегка надавить, почувствовать упор. - И три!»

Бах!

Приклад толкает плечо, из ствола вырывается серое облачко газов. Второе, поменьше, появляется сбоку, вместе с вылетающей гильзой.

Я слежу за пулей так внимательно, что весь остальной мир перестаёт существовать. Сейчас этот кусочек металла - самое важное, что есть в моей жизни.

Небольшая дуга, ветер смещает пулю чуть левее, но это хорошо: так мы с Эрвином и рассчитывали. Ещё немного. Совсем капельку и дело будет сделано. Совсем немного и…

Мимо.

Я не поверил своим глазам.

«Что? Как?..»

Юнгер и глазом не повёл: я промазал на несколько метров, он и не заметил, что рядом что-то прожужжало.

- Да твою мать! - прорычал я и снова приник к оптике.

- Маки, стой! - вскрикнул Эрвин.

- Ни хрена! - я скорректировал прицел и глубоко вдохнул.

- Нас уже наверняка обнаружили!

- Плевать! – «Значит, ещё немного ниже и правее…»

Эрвин толкнул винтовку и выбил её у меня из рук.

- Не надо! Пошли отсюда! - проскулил он, и мне всё стало понятно.

- Ах ты мелкий!..

- Ты не должен его уби… - начал говорить напарник, но я схватил его за волосы и как следует приложил лицом о бетон.

- Коз-зёл! - процедил я, устанавливая винтовку на прежнее место. Козёл всхлипывал, скрючившись и утирая кровавые сопли. Впрочем, тут никто, кроме меня, не виноват. Сам старый дурак: доверил важнейшую часть дела этому придурку. Расслабился, думал, он заинтересован помогать. Тоже мне… Скаут.

Второй выстрел.

- Давай, дава-ай! - молил я.

И опять мимо!

Если точнее - в сцену прямо под ногами Юнгера.

- Сука! - заорал я, брызгая слюнями и стискивая рукоять винтовки так, что пластик жалобно трещал под моими пальцами. - Сдохни!

Палец нажал на спуск с такой силой, что едва не погнул триггер.

Третий выстрел.

За время, пока летела пуля, Юнгер успел удивлённо поглядеть на место попадания, наклониться, выпрямиться и округлить глаза в ужасе. Пуля попала в шею. Я видел, как в воздух взметнулись осколки, брызнула тёмная жидкость, и голова кандидата в мэры, отделившись от тела, упала куда-то за трибуну.

- Да, сучка! - оскалился я и издал победный рёв первобытного охотника на мамонтов. - Да!.. Эрвин! Всё, хорош валяться! Отходим!

Найдены возможные дубликаты

+1

Ждём-с!

+1
Отличная глава! С нетерпением жду продолжения!
+1
Спасибо за продолжение!
Похожие посты
568

Электрические антиутопии Филипа К. Дика

Немного о творчестве одного из самых удивительных и самобытных фантастов XX века.

Электрические антиутопии Филипа К. Дика Книги, Фильмы, Фантастика, Научная фантастика, Киберпанк, Филип Дик, Длиннопост

Среди всех писателей, которых вспоминают как важных авторов антиутопий, преступно редко можно встретить имя Филипа К. Дика. Да, создатель «Мечтают ли андроиды об электроовцах» и «Убика» не писал антиутопии в привычном понимании — его творчество тяготеет скорее к философской, психоделической научной фантастике, а антиутопическая часть находится на заднем плане. Но созданный им пессимистичный образ будущего оказал огромное влияние на то, как выглядит научная фантастика сегодня.


Настолько огромное, что когда на британском канале Channel 4 вышел сериал-антология «Электрические сны Филипа К. Дика», основанный на ранних рассказах писателя, большинство обвинили его во вторичности. Проблема, конечно, не в самих рассказах — просто сейчас идеи Дика кажутся совершенно естественными, привычными, когда пятьдесят лет назад их считали безумными.

Электрические антиутопии Филипа К. Дика Книги, Фильмы, Фантастика, Научная фантастика, Киберпанк, Филип Дик, Длиннопост

То же «Чёрное зеркало», в похожести с которым «Электрические сны Филипа К. Дика» упрекали, очевидно черпает вдохновение из творчества писателя



Подробно рассказываем о творчестве Филипа Киндреда Дика — незаурядного человека, о котором большинство слышали, но немногие читали.


Творческий путь


В 1951 году Филип Киндред Дик опубликовал первый рассказ и, кажется, с тех пор не прекращал писать ни на день. За тридцать лет он создал 121 рассказ и 44 романов — даже сверхпродуктивный Стивен Кинг за всю свою многолетнюю карьеру написал немногим больше.


Дик не сразу начал работать в жанре научной фантастики. В 50-е годы он мечтал о славе реалистического писателя, а sci-fi рассказы делал исключительно ради денег. Лишь после десяти написанных романов (издали из которых всего один, «Исповедь недоумка») он разочаровался в способностях к реалистической прозе и полностью посвятил себя жанру, который позже подарил ему известность.

Электрические антиутопии Филипа К. Дика Книги, Фильмы, Фантастика, Научная фантастика, Киберпанк, Филип Дик, Длиннопост

Обложка книги «Исповедь недоумка»


И «позже» здесь — далеко не год и не два. Как и многие выдающиеся писатели, Дик не пользовался популярностью при жизни. Лишь один его роман — написанный в жанре альтернативной истории «Человек в высоком замке», — получил широкое признание публики. Он даже выиграл Дику премию «Хьюго», самую важную награду для научно-фантастической литературы.


Но «Человек в высоком замке», написанный в 1962 году, не принёс писателю заметного финансового успеха. Он продолжал печататься в дешёвых бульварных журналах и получать за работу весьма скромные гонорары. Чтобы содержать семью, Дику приходилось работать в безумных темпах — именно поэтому в шестидесятых он начал активно употреблять амфетамин. Наркотик, вместе с тяжёлым психологическим давлением и склонностью писателя к тревожным расстройствам, привёл к усиливающейся паранойе, отголоски которой легко найти в работах писателя.

Электрические антиутопии Филипа К. Дика Книги, Фильмы, Фантастика, Научная фантастика, Киберпанк, Филип Дик, Длиннопост

В 2015-м Amazon экранизировал «Человека в высоком замке» в формате сериала. Правда, сюжет шоу ушёл гораздо дальше, и его второй сезон уже никакого отношения к произведению Дика не имеет


Зато коллеги по цеху быстро заметили молодого амбициозного автора. Легенда американской фантастики Роберт Хайнлайн даже помогал Дику финансово, когда тот тяжело заболел и долгое время не мог писать. Причём два писателя никогда не виделись лично и совсем не были близки — Хайнлайн сделал это только из уважения к работам Дика.

Когда я заболел, Хайнлайн предложил помощь, любую, какую сможет, а мы ведь даже никогда не виделись; он постоянно звонил мне и спрашивал, как у меня дела. Даже хотел купить мне электрическую пишущую машинку, храни его Бог — один из немногих настоящих джентельменов в этом мире.
Я не согласен с вещами, которые он пишет в книгах, но это, в конце концов, и не важно. Он знал, что я поехавший псих, и всё равно помог мне и моей жене, когда у нас были проблемы. За таких людей я люблю человечество.

Филип К. Дик
Писатель-фантаст

Для большинства читателей имя Филипа Дика начало что-то значить только после выхода «Бегущего по лезвию» — экранизации его романа «Мечтают ли андроиды об электроовцах?». Но до мировой известности писателю дожить было не суждено. Фильм вышел в 1982 году, и в том же году Дик умер от инсульта, буквально за несколько недель до выхода ленты.

Электрические антиутопии Филипа К. Дика Книги, Фильмы, Фантастика, Научная фантастика, Киберпанк, Филип Дик, Длиннопост

Такую непопулярность легко объяснить. Книги Дика во многом опередили время: в них автор создал глубоко антиутопический портрет будущего, гораздо более актуальный для нас сегодня, чем для людей его эпохи.


Темы вроде этических проблем искусственного разума или размытия границ между реальным и виртуальным не были близки и понятны читателям в шестидесятые-семидесятые годы. Зато сейчас, в новую информационную эпоху, творчество Филипа К. Дика обретает второе дыхание — а его мрачный взгляд на будущее оказывается если не пророческим, то как минимум очень прозорливым.


Диковская антиутопия


Филиппа Дика нередко в шутку называют «дедушкой киберпанка», в противопоставление «отцу киберпанка» Уильяму Гибсону. Дело в том, что отличительные признаки жанра вроде деспотичных корпораций, проблем всеобщей слежки и формулы high tech low life в творчестве Дика можно встретить за десятилетия до выхода «Нейроманта» — книги, которая заложила основы киберпанка.


Самый яркий пример — знаменитый роман «Мечтают ли андроиды об электроовцах?». В мире Рика Декарта общество строго поделено на бедных и богатых, на фоне всегда маячат огромные башни могучих корпораций, а центральной проблемой становится сосуществование человеческих и искусственных разумных форм. Тут даже есть тема искажённых временем религиозных культов — позже у Гибсона появится абсолютно то же самое.

Электрические антиутопии Филипа К. Дика Книги, Фильмы, Фантастика, Научная фантастика, Киберпанк, Филип Дик, Длиннопост

Внешний облик киберпанка также косвенно сформирован творчеством Дика, а именно всё тем же «Бегущим по лезвию». Уильям Гибсон даже хотел отложить написание «Нейроманта» после того, как впервые увидел фильм.


Я понял, что моему «Нейроманту» конец. Ведь все будут думать, что я украл визуальную часть из этого удивительно прекрасного фильма.

Уильям Гибсон
Писатель, «отец киберпанка»

Критика корпораций


В отличие от ранних антиутопий, где ведущей силой всегда было государство, у Дика куда большую опасность представляют мегакорпорации. Своими действиями они влияют на социальное сознание и заставляют общество потакать их немеренной жадности.

Электрические антиутопии Филипа К. Дика Книги, Фильмы, Фантастика, Научная фантастика, Киберпанк, Филип Дик, Длиннопост

Именно корпорации производят наркотики, вызывающие мгновенную зависимость, как в «Помутнении» и «Трёх стигматах Палмера Элдрича». Так они контролируют население, вгоняют его в рабство не только по отношению к веществу, но и к самой корпорации.


В «Помутнении» Дик двигает проблему ещё дальше — здесь организация «Новый путь» не просто производит наркотик, но и владеет реабилитационным центром по лечению зависимости от него. Получается крайне депрессивный цикл: как только человек раз туда попадает, ему уже никогда не выбраться из финансового и физического рабства.

Электрические антиутопии Филипа К. Дика Книги, Фильмы, Фантастика, Научная фантастика, Киберпанк, Филип Дик, Длиннопост

Режиссёр Ричард Линклейтер в 2006 году снял экранизацию «Помутнения» с Киану Ривзом, Робертом Дауни-младшим и Вуди Харрельсоном. Этот фильм — чуть ли не единственное дотошное перенесение текста Филипа Дика в формат кино


Страх перед возможностями корпораций заметен уже в ранних работах Дика. В рассказе «Спешите приобрести!» он показывает мир, где реклама не просто назойлива и вездесуща — она открыто агрессивна.


К главному герою Эду заявляется рекламный робот и пытается продать сам себя. Он крушит фурнитуру, ломает мебель и угрожает, что если Эд его не купит, то скоро вся квартира превратится в труху. Зато если купит, то робот вмиг всё починит — ведь он ПАСРАБ, совершенная модель робота-помощника, незаменимая для любого дома.

Электрические антиутопии Филипа К. Дика Книги, Фильмы, Фантастика, Научная фантастика, Киберпанк, Филип Дик, Длиннопост

Обложка журнала, в котором впервые появился рассказ


Очень любопытный подход к проблеме можно увидеть в другом раннем рассказе, «Фостер, ты мёртв!». В нём Дик описывает общество времён Холодной войны, но с одним маленьким нюансом. В мире «Фостер, ты мёртв!» самый ходовой товар — не телевизоры или предметы одежды, а бомбоубежища.


Новые модели бомбоубежищ тут выпускаются каждый год, и всякий раз их рекламируют как идеальные, непробиваемые, абсолютно безопасные. Всё, чтобы на следующий год найти уязвимость и запустить в производство новую модель — ещё более идеальную, непробиваемую и безопасную.

Электрические антиутопии Филипа К. Дика Книги, Фильмы, Фантастика, Научная фантастика, Киберпанк, Филип Дик, Длиннопост

«Фостер, ты мёртв!» экранизировали в одной из серий «Электрических снов Филипа К. Дика» — правда, от оригинального рассказа там осталось очень мало


Дик показывает беспринципность корпораций в вопросе обогащения. Они готовы даже использовать страх людей перед смертью, лишь бы получать больше дохода. Судя по тому, что в рассказе и бомбы очень удобно эволюционируют каждый год, у сторон давно есть некие договорённости, и настоящие снаряды тут никогда не упадут. Бомбоубежища — как и животные в «Мечтают ли андроиды об электроовцах», — давно стали показателем статуса.


В школе над главным героем издеваются и подшучивают, потому что у него нет бомбоубежища. А его отца, который хорошо понимает, как эта система работает, объявляют чуть ли не изгоем за его отказ подчиняться общественным настроениям.

Электрические антиутопии Филипа К. Дика Книги, Фильмы, Фантастика, Научная фантастика, Киберпанк, Филип Дик, Длиннопост

Конечно, сейчас критикой капитализма и больших корпораций занимаются все, кому не лень, в каком-то смысле она даже стала клише. Но в пятидесятые-шестидесятые годы, когда работал Дик, проблема не была настолько распространена и не так часто освещалась — особенно в фантастической литературе.


Филип Дик отлично показал, что для создания антиутопического общества будущего необязательно грозное тоталитарное государство. Люди и сами могут всё испортить, добровольно вогнать себя в тиски больших корпораций или любых других власть имеющих. Общественное сознание — штука очень хаотичная, и им, к сожалению, не так уж тяжело управлять.


Уход из реальности


В произведениях Филипа Дика герои находятся в постоянном сомнении, насколько реален их мир и они сами. Писатель очень любил внедрять в свои книги тему двойственной реальности, различного рода виртуального, нефизического пространства — будь то сны, мир галлюцинаций или компьютерная симуляция.

Электрические антиутопии Филипа К. Дика Книги, Фильмы, Фантастика, Научная фантастика, Киберпанк, Филип Дик, Длиннопост

В романе «Глаз в небе» герои оказываются в череде миров, созданных их же подсознанием — «логика сна» во всей её красе


Ещё во времена изучения философии в колледже Дика заинтересовал вопрос о субъективности мира. Большое влияние на него оказали работы Платона — в частности, «Миф о пещере». В этой развернутой аллегории древнегреческий философ описывает гипотетическую ситуацию: допустим, есть группа людей, которые всю жизнь сидят прикованными в пещере. Всё, что они видят — тени на стенах её свода.


Люди снаружи каждый день носят мимо пещеры различную утварь, в том числе статуи животных и других существ. Пещерные жители видят лишь тени этих статуй и слышат разговоры проходящих людей — и, конечно же, связывают голоса с теми образами, которые они могут наблюдать.


Если бы в их темнице отдавалось эхом всё, что бы ни произнес любой из проходящих мимо, думаешь ты, они приписали бы эти звуки чему-нибудь иному, а не проходящей тени?.. Такие узники целиком и полностью принимали бы за истину тени проносимых мимо предметов.

Платон
древнегреческий философ, мыслитель

Постепенно интерес перерос в паранойю. Дик, переживший в семидесятые годы ряд галлюцинаций, которые он сам считал чем-то вроде «божественных озарений», начал всерьёз сомневаться, что мир вокруг него реален, а не является плодом его — или чьего-нибудь ещё — воображения. Этот страх отразился во многих ключевых работах писателя.


Хрупкая реальность мира вообще стала главной темой в библиографии Дика. Многие его известные произведения вроде «Убика», «Трёх стигматах Палмера Элдрича», «Мечтают ли андроиды об электроовцах?» или «Помутнения» ставят в центр героев, находящихся в постоянной борьбе с собственным разумом, не уверенных в том, что их восприятие мира хоть сколько-нибудь соответствует действительности.

Электрические антиутопии Филипа К. Дика Книги, Фильмы, Фантастика, Научная фантастика, Киберпанк, Филип Дик, Длиннопост

Долго время Голливуд пытается запустить в производство экранизацию «Убика». Последний раз в начале века это пытался сделать Мишель Гондри, режиссёр «Вечного сияния чистого разума»


Причины для сомнений могут быть разные. В «Убике» группа героев обнаруживает, что мир вокруг начал вести себя странно: вещи стареют быстрее, чем должны, а время идёт в обратную сторону. Образ их коллеги, которого они считали мёртвым, заявляет: «Это вы все умерли, а я жив».


Оказывается, они находятся в состоянии «полужизни», живут в чьём-то чужом сознании, постепенно поглощающем их с помощью Убика — полумифического устройства, чьё назначение до конца романа не очевидно. Им надо во что бы то ни стало найти выход в реальный мир: правда, никто не гарантирует, что он тоже не окажется порождением вездесущего Убика.

Электрические антиутопии Филипа К. Дика Книги, Фильмы, Фантастика, Научная фантастика, Киберпанк, Филип Дик, Длиннопост

В 1998 году на ПК и первом PlayStation вышла экшн-стратегия по мотивам романа


В «Мечтают ли андроиды об электроовцах?» и рассказе «Электрический муравей» герои предают сомнению свою человеческую природу. Заодно они пытаются понять, как им жить дальше, если всё, что они о себе знали, вдруг окажется ложью.


В «Порвалась времён связующая нить» Дик описывает искусственный мир, специально созданный для одного человека — позже похожий концепт используют в «Шоу Трумана». Главный герой, как и персонаж Джима Керри в фильме, однажды видит неувязку в своей карманной вселенной и начинает медленно распутывать клубок этой идеальной лжи, открывая правду о самом себе и мире вокруг.

Электрические антиутопии Филипа К. Дика Книги, Фильмы, Фантастика, Научная фантастика, Киберпанк, Филип Дик, Длиннопост

И, конечно, вариант Милоша Формана с ТВ-шоу для Дика был бы слишком банален — в «Порвалась времён связущая нить» истина связана с межгалактической войной и ядерными бомбардировками


Тема эскапизма и проблема размытия границы между явью и галлюцинацией продолжаются в «Помутнении». Это один из поздних романов Дика, в котором он осмысляет собственное прошлое — время, когда писатель постоянно находился под действием наркотических веществ и жил вместе с другими наркоманами.


Его главный герой ведёт двойную жизнь: Боба Арктора, зависимого от «Субстанции D» наркомана, и Агента Фреда, офицера полиции под прикрытием, который должен выяснить, откуда идут поставки таинственной «Субстанции». Вот только из-за постоянного употребления психоактивного вещества Боб/Фред перестаёт видеть себя как единого человека, начинает сомневаться в своей истинной личности.

Электрические антиутопии Филипа К. Дика Книги, Фильмы, Фантастика, Научная фантастика, Киберпанк, Филип Дик, Длиннопост

Филип Дик разными способами заставляет персонажей уйти от действительности, расслаивает реальность до тех пор, пока понять что-то становится совершенно невозможно. Их эскапизм может быть сознательным или принудительным, но одно остаётся общим: реальность героев формируется не ими самими, а некими высшими силами, будь то человеческое или сверхъестественное.


В этих произведениях Дик отражает один свой давний страх. Писатель боялся, что в новую техногенную эпоху люди «сверху» могут сами строить реальность для тех, кто находится в их подчинении.


Мы живём в обществе, где ложные реальности создаются с помощью медиа, правительства, большими корпорациями, религиозными группами, политическими партиями...
[...] Так что я спрашиваю в своих работах, а что такое реальность? Потому что нас непрестанно бомбардируют псевдо-реальностями, созданными очень сложными людьми и сложными механизмами. Их мотивы не вызывают у меня недоверия. Недоверие вызывает сила. У них её много. И это удивительная сила: сила создания целых вселенных, вселенных разума.

Филип К. Дик
Писатель-фантаст

Сейчас темы «фальшивой» реальности и эскапизма в научной фантастике используются повсеместно — во многом, именно благодаря огромному вкладу Дика в изучение проблемы. Влияние его книг можно увидеть везде: начиная с работ того же Гибсона и заканчивая «Матрицей», «Экзистенцией» Кроненберга или даже каким-нибудь «Апгрейдом».


Свобода воли


Филипа К. Дика как человека, со школьных лет увлекающегося теологией, очень занимал вопрос о том, насколько свободна воля человека — и что делать, если свободы воли у нас нет совсем. Он одним из первых ввёл в свои дистопические миры концепт предсказания преступлений. Когда определенная группа людей (обычно, правительственная) имеет доступ не только к жизни каждого гражданина сейчас, но и к тем действиям, которые он ещё не успел совершить.


Что-то подобное было у Оруэлла с его «мыслепреступлениями», но Дик доводит эту идею до абсолюта. Ему не нужны карательные органы, следящие за каждым взмахом ресниц людей, которые могут хранить нежелательные мысли. Во вселенной Дика люди даже не пытаются что-то скрывать — в этом нет никакого смысла.

Электрические антиутопии Филипа К. Дика Книги, Фильмы, Фантастика, Научная фантастика, Киберпанк, Филип Дик, Длиннопост

Ещё в своём раннем рассказе «Капюшонщик» он описывает мир, где к разуму каждого жителя имеет доступ группа мутантов-телепатов. Они могут читать мысли людей, предугадывать их поведение и даже управлять ими, вторгаясь в сознание. Тех же, кто пытается скрыться от наблюдения под специальными капюшонами, активно преследуют.


Здесь, на заре карьеры Дика, можно увидеть его «жанровую» сторону, не обременённую сложными размышлениями о природе человека и реальности. Антиутопия «Капюшончика» весьма прямолинейна, а морали очевидны: контроль за разумом — плохо, свобода воли — хорошо.

Электрические антиутопии Филипа К. Дика Книги, Фильмы, Фантастика, Научная фантастика, Киберпанк, Филип Дик, Длиннопост

«Капюшончик» также стал частью «Электрических снов» — и серия вновь не имеет почти ничего общего с оригиналом


Позже Дик вернётся к концепту, но с гораздо более вдумчивым подходом. В мире рассказа «Особое мнение» уже тридцать лет существует полицейское подразделение Precrime, которое отвечает за предотвращение потенциальных преступлений. Их прогнозы основаны на показаниях трёх мутантов-телепатов, «провов», способных видеть будущее.


Работает система прекрасно — количество убийств сходит на нет, а ошибок «провы» не совершают. Вот только в один день главу отряда Precrime, Джона Андертона, обвиняют в намерении убить человека, которого он даже не знает. Герой видит в этом заговор с целью сместить его с поста и решает сопротивляться. Джон отправляется на поиски третьего «прова» — единственного, который не предсказал его преступление.

Электрические антиутопии Филипа К. Дика Книги, Фильмы, Фантастика, Научная фантастика, Киберпанк, Филип Дик, Длиннопост

Даже хорошие фильмы по мотивам книг Дика редко следуют оригиналу — уж очень сложно поддаётся его стиль переносу на экран


В отличие от экранизации Стивена Спилберга, рассказ «Особое мнение» не даёт читателю какой-то однозначной морали в вопросе свободы воли. Антиутопия здесь размывается: с одной стороны, постоянный контроль за мыслями и поступками людей — яркая черта антиутопического строя. С другой, мир «Особого мнения» функционирует исправно, да и сам Джон Андертон к финалу уже не так уверен, ошиблись ли «провы» на его счёт.


Дик даёт читателю самому решить, как он относится к подобной концепции. Весьма иронично — писатель, отнимая свободу воли у своих героев, как бы отдаёт её аудитории. Что, надо сказать, в жанре антиутопии встретишь не часто: обычно авторская позиция в таких произведениях обозначена очень ярко.

Электрические антиутопии Филипа К. Дика Книги, Фильмы, Фантастика, Научная фантастика, Киберпанк, Филип Дик, Длиннопост

Продолжает тему свободы воли другой рассказ, «Команда корректировки». Он весьма прозрачно намекает на то, что Дик не считает предопределение судьбы однозначным злом. Здесь тоже есть организация, которая следит за будущими поступками людей, но, в отличие от «Особого мнения», она работает не на правительство, а на самого Создателя. И её действия в контексте рассказа не осуждаются, а выглядят однозначно положительными.


Главный герой, простой банкир Эд Флэтчер, из-за ошибки члена «Команды корректировки» случайно видит мир как бы «изнутри», ненадолго попадает в серое пространство незаконченной реальности. Конечно же, он решает, что сошёл с ума, рассказывает жене об увиденном, чем ставит под угрозу работу организации. Но героя слабо беспокоит проблематика воли и божественного присутствия, он и сам рад бы забыть, что видел. Так что когда «Команда корректировки» всё ему объясняет и просит никогда никому не рассказывать о них, Эд с радостью соглашается.

Электрические антиутопии Филипа К. Дика Книги, Фильмы, Фантастика, Научная фантастика, Киберпанк, Филип Дик, Длиннопост

Кадр из фильма «Меняющие реальность», снятого по мотивам «Команды корректировки»


Идея о свободе воли хорошо укладывается в один из главных вопросов всего творчества Дика: «Что делает человека человеком?». И, как и на большинство подобных вопросов, писатель не даёт точного ответа. С одной стороны, он провозглашает свободу мысли, а с другой — идея о предопределении судьбы не кажется ему однозначно негативной, особенно в контексте общей картины мира.


Филип Дик как бы расписывается в неспособности людей самостоятельно контролировать свою жизнь. По его мнению, человечеству необходима некая высшая сила, которая направит цивилизацию в правильную сторону. Главное, чтобы у этой силы не было своих корыстных мотивов — иначе на выходе получится антиутопия.


Философия и религия


Увлечение Дика философскими работами всегда находило отражение в его книгах. А начиная с «Трёх стигмат Палмера Элдрича», к философским мотивам добавились религиозные — в частности, идея человека как Творца собственной вселенной и отношения этих субъективных микровселенных между собой.


В центре книг Дика никогда не стоит само действие: герои большую часть времени проводят в собственном сознании, в тщетных попытках дать объяснение происходящему вокруг. Не зря роман «Мечтают ли андроиды об электроовцах» называется именно так — фантастический сюжет об охоте на репликантов в нём лишь фон, пространство для изучения куда более глобальных проблем. В первую очередь, всё того же вопроса «Что делает человека человеком?». Может, абстрактная «душа»? Или мелочное желание иметь электроовцу — бессмысленный показатель статуса, типичный для общества потребления?

Электрические антиутопии Филипа К. Дика Книги, Фильмы, Фантастика, Научная фантастика, Киберпанк, Филип Дик, Длиннопост

Поэтому, кстати, романы Филипа Дика сложно однозначно назвать антиутопическими. Его не очень интересует устройство мира и описания деспотичного государства. Даже в двух его романах жанра альтернативной истории — «Человеке в высоком замке» и «”Лейтесь, слёзы” — сказал полицейский», — тоталитарный строй выступает лишь платформой для изучения вопросов хрупкости нашей реальности.


Конечно, многие мысли Дика не новы, они сильно опираются на философские работы платонистов, экзистенциалистов и постмодернистов. Во многих произведениях писателя можно увидеть параллели с теорией «симулякров» Жана Бодрийяра — идеей о «копиях без оригинала». Симуляциях реальности, не имеющих прямого отношения к реальности как таковой.

Электрические антиутопии Филипа К. Дика Книги, Фильмы, Фантастика, Научная фантастика, Киберпанк, Филип Дик, Длиннопост

Впрочем, Дик никогда особо и не скрывал влияния Бодрийяра на свои работы


В творчестве Филипа Дика интересны не только сами идеи, но и то, как он к ним приходит — этот странный полёт мысли писателя, уложенный в изобретательные фантастические сеттинги. И чем дальше шла карьера Дика, тем больше философских размышлений и концепций появлялось в его книгах.


Ближе к концу жизни он почти перестал прятать рассуждения за фантастическими сюжетами и пустился в полный пост-модерн. В его последних работах — «Свободном радио Альбемута» и незаконченной трилогии «ВАЛИС», Дик сам предстаёт одним из героев, автобиографические сцены смешиваются с его специфическими представлениями о мире, рождая уникальную реальность, едва поддающуюся анализу в привычных категориях.

Электрические антиутопии Филипа К. Дика Книги, Фильмы, Фантастика, Научная фантастика, Киберпанк, Филип Дик, Длиннопост

Творчество Филипа Дика легло в основу многих научных и популистических работ. Авторы изучают его сложную философию (Philip K. Dick and Philosophy - Do Androids Have Kindred Spirits), отношение к современной реальности (Philip K. Dick, Canonical Writer of the Digital Age) и, конечно, специфику диковской антиутопии (Philip K. Dick’s Unconventional Dystopias).


Сам Дик тоже занимался публицистикой. Его перу принадлежит исследование с громким названием «Как построить вселенную, которая не развалится через пару дней», своеобразное методическое пособие для начинающих авторов. А уже после смерти писателя многочисленные дневники Дика с размышлениями на темы религии, галлюцинаций, жизни, Вселенной и всего остального собрали в одну колоссальную работу The Exegesis, с латинского — «толкование».

Электрические антиутопии Филипа К. Дика Книги, Фильмы, Фантастика, Научная фантастика, Киберпанк, Филип Дик, Длиннопост

Среди создателей The Exegesis — писатель Джонатан Летем, автор отличного романа «Пистолет с музыкой» и один из известнейших исследователей творчества Дика в мире


Это, пожалуй, самый полный и доскональный внутренний портрет автора, прочитать который стоит всем фанатам Дика, но только на свой страх и риск. Без хорошего изучения его творчества и биографии The Exegesis может сломать мозг любому, кто рискнёт его открыть.



Творчество Филипа Киндреда Дика оказало огромное влияние на всю современную научную фантастику, а его антиутопический взгляд на будущее стал привычным для нынешних представителей жанра. Наверняка писатель бы ужаснулся от того, насколько многие его предсказания сбылись — буквально или метафорически.


Всю свою жизнь он гнался за осмыслением того невероятного физического и психологического пространства, что мы называем реальностью. Какого-то конечного результата из этих исследований Дик, конечно же, получить не смог. Но он предоставил нам огромное количество интересных размышлений на тему — ознакомиться с ними стоит каждому, кто хоть раз спрашивал себя «А что делает меня мной?».


Я всегда надеялся, когда писал романы и рассказы с вопросом «Что есть реальность?», что в один день получу ответ. Большинство моих читателей тоже на это надеялось. Годы шли. Я написал больше тридцати романов и ста рассказов, но всё ещё не мог понять, что реально.
Однажды девочка-студентка из Канады попросила меня определить реальность, ей это нужно было для доклада по философии. Она хотела ответ в одно предложение. Я подумал и сказал «Реальность — это, что не исчезает, когда вы перестаёте в неё верить». Это всё, что я смог придумать. На дворе был 1972 год. С тех пор я так и не нашёл более точного ответа на этот вопрос.

Филип К. Дик
  Писатель-фантаст

Источник

А еще у нас группа ВКонтакте и свой телеграм-канал!

Показать полностью 24
43

Монополия жизни

- Так как, пойдешь на апгрейд? - откинувшись на стуле поинтересовался Аним.

Сетосар посмотрел на него с укором.

- Сколько ты будешь еще спрашивать?

- Пока ты не ответишь, - хохотнул Аним, - тебе уже почти тридцатник, пора бы и выбрать.

Сетосар посмотрел, как Аним приподнял тумбочку и передернулся. Роботизированный протез седьмого поколения, продукция компании Техно-режим, обладает достаточно мощным источником питания на основе зацикленной реакции окисления активных металлов. Конечно, такой реактор не назовешь вечным двигателем, но самовоспроизводство энергии позволяло использовать механизм почти на постоянной основе. Единственным минусом была высокая травмоопасность при повреждении источника питания.

- Слушай, я разрабатываю эти штуки, но нацеплять их на себя не планирую, давай просто закроем эту тему?

Аним улыбнулся и подъехал на стуле к Сетосару.

- А как насчет второго варианта?

Сетосар поморщился и уставился в монитор.

- Не понимаю, почему ты решил, что есть разница.

- Есть, разумеется! Если Техно-режим предлагает тебе ассимилировать живую ткань с неживой, то Био-революция предполагает ассимиляцию с той же живой тканью, только искусственно созданной и прокачанной.

Сетосар вздохнул.

- С тех пор, как две громадных монополии начали повелевать этим гребаным миром, - продолжал Аним, - у нас ведь не осталось сильно много выбора. Вскоре, на улицах не останется ни одного человека, который бы не поставил себе другие части тела.

- Знаешь, в чем проблема? - Сетосар резко повернулся к Аниму, - мы все кричим о революции человека, но, толком не изучив возможности наших реальных тел, пытаемся заменить их чем-то, что сами же и сотворили из говна и палок.

Аним присвистнул.

- Так ты сторонник эволюционеров? Не думал, что ты у нас радикально настроенный.

- Это неважно. В любом случае, я не поставлю на себя эти попытки сделать из человека какую-то хрень с горы, - Сетосар отвернулся к монитору и принялся яростно стучать по клавиатуре.

Аним пару секунд пристально смотрел на него, улыбаясь.

- Они ведь дают новые возможности людям.

Сетосар стиснул челюсть и продолжил печатать.

- Кроме того, они уже захватили весь мир, так что...

Сетосар перестал печатать и повернулся к Аниму.

- Что ты мне предлагаешь?

- Пройти апгрейд. Посмотри, ты бы смог даже печатать в три раза быстрее. любой из протезов обладает повышенной точностью и скоростью, даже самый простой. А ты у нас человек не бедный, сможешь приобрести модификацию девятого поколения, с источником питания на основе ртутных реакций. Они даже, говорят, грузовики поднимать могут, - Аним почесал протезом затылок, - нет, ты конечно можешь воспользоваться услугами Био-революции, но наши тебя не поймут.

Сетосар фыркнул.

- Как будто сейчас меня сильно понимают.

- А ты ожидал сильного понимания от общества, в котором устоялась идеология модификации тела?

Сетосар грустно улыбнулся.

- А ведь было время, когда это осуждалось...

Аним закатил глаза.

- Ты еще динозавров вспомни. Увы. мой друг, сейчас тридцать седьмой год новой эры и теперь ты белая ворона, если у тебя нет модификаций.

- Если даже у нашего местного кота они есть, ты точно прав, - хохотнул Сетосар, - кстати, довольно забавно, что их также начали модифицировать. Ладно наш, тому глаз вырвали где-то, вот мы ему и вставили роботизированный, а вот просто так зачем так делать?

- А почему нет? - улыбнулся Аним, - сильный ты? Пущай сильным будет и твоя животина. Кстати, где этот Африканец бегает?

Африканцем животное обозвали за его черную шерсть. Разумеется, Аним лично проследил, чтобы у кота была самая идиотская кличка из всех возможных. А котяра был большой, матерый. Пользы не приносил, но и не мешал никому.

Сетосар задумчиво смотрел в стену.

- Знаешь, интересно было бы поболтать с сотрудниками  Био-революции. Я понимаю механику наших технологий, но как действуют они... Мало того, что они искусственно синтезируют живую ткань, так еще и делают протез более прочным и эффективным. Со стороны кажется, что протеза вовсе нет, если бы не клеймо компании.

Аним поднял бровь.

- Сам знаешь, это невозможно. Эти две компании - как два государства. Если мы друг другу и не враги, то точно не друзья.

- Но разве тебе не интересна их механика? Что они делают? Про кибернетику люди знают уже несколько веков, а вот про столь обширные био-технологии известно почти ничего.

Аним откинулся на спинку и положил руки на затылок.

- Ребята из отдела разработок амортизирующих элементов изучали один протез их производства. Сказали, что он не отличается от обычной руки ничем, кроме клейма. Ну, и еще период разложения иной, но, в общих чертах, будто обычная рука.

- Может, они просто берут реальные руки, которые отрезают у людей и как-то их усиливают? - Сетосар облокотился на стол.

- Это было бы не менее удивительно, но, как тогда это работает с сердцем или печенью?

Аним пожал плечами.

- Так или иначе, они не дадут нам посмотреть технологию своего производства.

- И как же ты считаешь, - поинтересовался Сетосар, - за кем будущее? За нашими или за ними?

Аним вздохнул.

- Именно потому что кибернетика вымирает, мы выпускаем по десять новых модификаций в неделю, в то время как Био-революция и двух не делает. А спрос на них большой, надо сказать.

Сетосар досадливо поерзал.

- Не слышу ответа.

- Это и был ответ, Сет... Если мы не дадим новый рывок нашим модификациям, не сделаем их более безопасными и эффективными, все перейдут на бои-технологии, ведь это безопаснее. Конечно, кибернетика сейчас намного сильнее: кибернетические протезы рук и ног делают невозможные вещи, тогда как био-протезы на порядок ниже по эффективности, но, они подбираются к нам.

- Я слышал, что второе поколение био-протезов рук выдерживают до ста пятидесяти килограмм веса основной нагрузки, - задумчиво протянул Сетосар.

Аним вытянул протез руки вперед.

- Помнишь, что за протез?

Сетосар кивнул.

- Седьмое поколение, углеродная сталь на обшивке, нержавеющий сплав с высокой температурой плавления на механизмах и  реактор на основе окисления.

- По последним данным, может выдержать до трехсот килограмм. По количеству мы их обскакиваем, - улыбнулся Аним.

- Только вот пятьдесят лет назад, когда только зародилась био-технология, их протезы отличались от обычной руки почти никак. Выдерживали до шестидесяти килограмм, обладали почти теми же характеристиками по плотности эпителия и мышечной ткани. В то время, кибернетика позволяла протезу выдерживать вес до двухсот килограмм. За пятьдесят лет, они повысили эффективность живого протеза  на двести процентов, а мы - лишь на сто. Тенденция явно не в нашу пользу.

Аним хлопнул себя по коленкам и встал.

- Ладно, какая уж разница, если ты у нас все равно борец за эволюционную чистоту, - Аним улыбнулся, - я пойду домой.

- Не рановато?

- Ну... Ты же прикроешь?

Сетосар поднял бровь.

- Ну ты наглый...

Аним засмеялся и покинул кабинет.

Сетосар выдохнул. Можно было подумать и о работе. Начав стучать по клавишам, он обнаружил, что вибрирует передатчик, закрепленный около виска. Сетосар нажал на передатчик.

- Приветствую. Вас беспокоит кадровый отдел компании био-революция, вам удобно говорить?

Сетосар задумался.

- Ну, говорите.

- У нас есть для вас предложение работы в нашей компании, вам интересно?

Сетосар хмыкнул.

- У меня есть работа. И кем же вы предлагаете мне работать у вас? Уборщиком?

- Свободна вакансия специалиста по ассимиляции тканей, в вашем формировании.

Сетосар замер.

- Это шутка такая? Я же сотрудник вашего конкурента в аналогичной должности.

- Я не могу сказать вам, по причине чего вас пригласили, мое дело лишь донести до вас информацию. Собеседование завтра, в пять часов вечера. Если вы не явитесь, мы не будем более рассматривать вашу кандидатуру. Всего доброго.

Передатчик более не получал сигнал.

Сетосар в растерянности откинулся на кресло. Была ли это уникальная возможность, или грамотно спланированная попытка выудить у него информацию? Как реагировать на такое? Конечно же, он знал о местонахождении Био-революция в его формировании, но, стоило ли это делать.

Он решил, что на сегодня достаточно работы. А если даже он и сходит туда... Ну, хуже ведь не будет, верно?..


Продолжение следует...


https://vk.com/devilhistory

https://author.today/u/logrinium/works

Показать полностью
34

Последний ледниковый период

Последний ледниковый период Киберпанк, Фантастика, Авторский рассказ, Длиннопост

Старик с пустой банкой от "Гиннеса" в руке сидел перед древним жидкокристаллическим монитором и тихо бормотал: 
 - Зачем я запустил коннект? Не помню. Да и какая теперь разница? Никакой, как и между сортами пива, которые теперь выпускают. Везде одно и то же. Вода. И на банках ничего не рисуют. Белый алюминий. А внутри - вода. Сволочи...  

Старик сидел и смотрел в монитор, который с маниакальной настойчивостью сообщал: "Ошибка 680. Отсутствует соединение. Повторная попытка через 58 сек...57...56...".

Иногда он поднимал к лицу уже пустую банку и пытался почувствовать давно уже выветрившийся запах пива. И эта настойчивость вкупе с древностью, делала Старика и монитор похожими более, чем близнецы походят друг на друга.  
-Если я сегодня не решусь, то все. Совсем все. Больше я уже не выйду.  

Старик встал, с трудом разогнулся и, шаркая, потащил свое непослушное тело к выходу из квартиры. По пути он привычным движением вынул из лотка приемника пакет с дневным стандарт-рационом, который Старик называл кормом, и тут же отправил его в лоток утилизатора. Сегодня усложнять процесс переработки пищи Старику не хотелось.  

Подъезд производил удручающее впечатление. Толстый слой грязи на полу давно уже похоронил под собой истинный вид когда-то роскошной кафельной мозаики. Стены походили на лицо прокаженного - иссеченные трещинами, местами осыпавшиеся... Впрочем, Старик понимал, что кроме него, до вида подъезда больше никому нет и не будет никакого дела.  

Такси во дворе последние несколько лет стояло на одном и том же месте. Старик неторопливо побрел к нему, глядя на влюбленную парочку, стоявшую неподалеку. Они выглядели такими счастливыми, что у Старика вспыхнула надежда - безумная, несбыточная! Он неуклюже дёрнулся в их сторону... но тут же остановился. 

 -Ошибка. Опять ошибка. Они такие же, как все.  

У парня и девицы были абсолютно пустые глаза. Ниточка слюны, свисавшая у парня с нижней губы, дотянулась до груди девушки, расплывшись по блузке темным пятном. Девица страшно засаленного вида с прыщавым землистым лицом смотрела куда-то сквозь парня. Губы у них подергивались, но Старик так и не услышал ни одного слова. Сохраняя молчание, парочка синхронно повернулась в сторону выхода из дворика и дерганым шагом отправилась в неизвестном Старику направлении.  

Старик подошел к такси, открыл дверцу и сел. Сегодня ему повезло - водитель был живым. В последнее время живых водителей становилось все меньше. В основном пассажир беседовал с голограммой сервис-пакета.  

- Ну что, дед, куда едем? 
 - Поехали, сынок. Какой хардверный шоп сегодня самый рулезный?  

Водитель на секунду замер. Получив перевод, он сообщил: 

 - Без разницы, дед. Все магазины нейрооборудования стандартны. Это закон.  

Старик слегка расстроился - ему ни разу не удалось сбить с толка софт транслятора. 
 - Тогда в ближайший. 
 - Сколько времени вы предпочитаете потратить на дорогу?  
- Двадцать минут.  

Старик никуда не торопился. Он знал, что такси никуда не едет. Телепорт, в одну кабинку сел, из другой вышел. Время доставки в любой конец мира - секунда, Просто ему хотелось посмотреть на город, тот город, который он помнил.

Нейроусилитель в машине был достаточно мощный для того, чтобы считывать желание пассажира без импланта. Но его не хватало для прямой трансляции в мозг, и изображение пошло на стекла боковых окон.  

Старик посмотрел на водителя. Тот весело крутил рулем, вгоняя несуществующую машину в воображаемые виражи, заваливаясь вместе с креслом то влево, то вправо.  

- Играет. Все теперь играют. Вот и я тоже... играю. Знаю ведь, что такси никуда не едет, знаю, что уже на месте. А вот сижу. В окошко смотрю. Окошко... Сначала окна выдумали, потом к ним все остальное приделали... И все - в домике. Всё - стандартно... 

 За окошком проплывали воспоминания. Старик видел красивые здания, лежащие сейчас в руинах, веселую и бестолковую толпу, которой больше нет...  

- Хватит! Остановите, я выйду.  

Окна погасли, и дверь открылась. Старик вышел прямо к магазину "Нейро".  Продавец, вежливый молодой парень с искусственной улыбкой провел Старика в демо-зал. Проведя рукой по видимому только ему планшету, он предложил:  
- Введите, пожалуйста, свое имя.  
- Извините, я еще не подключен.  
- В первый раз у нас?  
- Да. Хочу вот подобрать себе железо. 
 - Что, простите? 
 - Ну, нейромодулятор.  
- Понятно. В правилах нашего магазина проводить впервые обратившимся покупателям краткий экскурс в историю развития нейросети. Основным толчком к развитию, произошедшим двадцать один год назад, явилось копирование в сеть личности Президента Глобальной Нейросети Билла...  
- Оставь это для детишек, - прервал продавца Старик. 
 - Да, вы правы. Только они к нам уже не заходят.  
- Конечно, не заходят. Некому заходить-то...  

Повисло напряженное молчание. Прервал его продавец.  
- Давайте я Вас зарегистрирую. Назовите ваши фамилию, имя и отчество, год рождения.  
- Стариков Сергей Петрович, одна тысяча девятьсот семьдесят седьмой.  Продавец замер.  
- Так Вам сейчас... 
 - Не трудитесь. Девяносто восемь. 
 - Еще раз извините. К сожалению, мы не сможем Вас подключить. Внешний нейроусилитель Вы можете носить, но нейромодулятор монтируется напрямую в черепную коробку. Боюсь, Вы не перенесете наркоз.  

Старик развернулся и пошел к выходу. Продавец молча смотрел ему вслед. В его глазах тоже была пустота.    

Дома ничего не изменилось. Также тикали секунды в окне коннекта, также мигала лампочка над окном "кормораздатчика"... Пиво в безымянной банке опять оказалось водой.  

"Будь все проклято" - думал Старик, глядя сквозь монитор. "Все хотят удовольствий. Понавстраивали нейроусилителей... Теперь видят и чувствуют то, что хотят. А на то, что все разваливается - плевать. Кайф от нейросекса острее, только дети от него не рождаются. Наверное, это прекрасно - видеть, чувствовать то, что хочешь именно ТЫ. Нейросеть мгновенно уловит твои желания и спроецирует в нейромодулятор все, что угодно. Связь, расстояния, внешний вид не имеют больше никакого значения. Нейросеть все убирает, меняет на эрзац. Но какой красивый эрзац... Это было так похоже на счастье..."

Мир в глазах Cтарика стал потихоньку темнеть от краев к центру. Старик потихоньку клонился вперед, и, когда голова упала на потертую клавиатуру, он уже не дышал.  На экране надпись "нет соединения" сменилась на "Проверка имени и пароля", затем исчезла и она...  
  -----------------------------------------------  
"Здорово, Старик!" 
"Кто это"  
"Пауль"  
"Как? Ты же..."  
"Старик, привет! Еж на связи"  
"Здорово, Старина!" 
 -----------------------------------------------    

Интернет был безвозвратно мертв...

Показать полностью
127

То, что не убивает

Привет, пикабу!

Больше года назад, в феврале 2018-го я опубликовал на пикабу свой рассказ “Контракт” (вот он: https://pikabu.ru/story/kontrakt_5700791 ) про постаревшего наёмника с киберусилениями.

Рассказ публике понравился, и я принял решение продолжать. И продолжил, со временем развернув его в роман.

Сегодня я выпускаю в свет полную версию. Спасибо всем, кто ждал, плюсовал и поддерживал меня во время написания книги)


Итак,


“То, что не убивает”

Киберпанк, боевая фантастика


Аннотация:

В жаркой-жаркой Африке всё очень-очень плохо. Мегаполис, который строился Корпорациями как новый Эдем, после короткого расцвета обрушился в социальную катастрофу и новый апартеид.

Фантастические технологии, медицина будущего и дополненная реальность соседствуют с упадком, транспортным коллапсом, зашкаливающей преступностью и всевластием Корпораций.

Бывший военный преступник, а ныне наёмный убийца Маки ван дер Янг, промахнулся дважды и лишился работы, репутации и надежды на будущее. Предложение, от которого невозможно отказаться, настигло его в самый тёмный час и стало последней соломинкой, которая либо спасёт его, либо окончательно утянет на дно.

Первая глава: vk.com/@tovarish_siloch-to-chto-ne-ubivaet-glava-1

Ссылка на скачивание полной версии (доступны форматы fb2, epub и pdf): https://vk.com/tovarish_siloch?w=wall-43635076_2834


Приятного чтения!


Всегда ваш,

Товарищ Силоч

То, что не убивает Киберпанк, Фантастика, Боевики, Книги
Показать полностью 1
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: