0

Тихолесские сказки.

Доброго времени суток всем. Это второй текст который я выкладываю в сеть.
В общем так: Тихолесье - это мой маня-мирок, который я пробую с помощью этих самых сказок описать, а за одно и набить руку.
Публикую эти истории для того, чтобы понять какие я чаще всего допускаю ошибки, и заняться их устранением. Критикуйте, советуйте, говорите какие ошибки чаще всего встречаются, а если попадется совсем непонятное место в тексте, задавайте вопросы.

Старуха-осень уже давно оборвала листья деревьях, теперь только хвоя оставалась зелёной. За ночь вода покрывалась тоненькой коркойй льда. Чёрная, она застывала в лужицах, озерцах, и только горная река Ранке, оставалась весёлой и подвижной.
Стоял серый промозглый день, когда над землёй нависает тяжёлое небо, воздух холоден и сыр, и совсем не хочется покидать тёплую постель.
Не хотелось вылезать и Раду. Проснулся он уже давно, но в такие дни мог пролежать и до полудня. А потом всё равно ходить сонным и постоянно зевать. Сейчас юный хорёк лежал в постели и перелистывал книгу.
Раздался звук похожий на скрежет веточки по стеклу. Раду лениво повернул голову к окну, но не увидев ничего необычного, снова вернулся к книге. Буквы и строчки плясали перед глазами. На этот раздался стук. Раду снова оглянулся и увидел в окне круглое лицо бельчонка. Бельчонок позвал:
-Раду, бросай читать и спускайся к нам, иначе нам придётся принять кое-какие меры!
-Привет, Джел, ты чего тут забыл?
Бельчонок аж присвистнул:
-Ну и короткая у вас, княже, память...
Раду прихмурился. Он терпеть не мог когда его так называли.
Бельчонок это заметил и добавил со смешком:
-Да ладно Раду, не дуйся. Нас ведь Петша звал в гости.
-Петша? Разве? - искренне изумился хорек.
-Давай, одевайся - поторопил друга Джел - у ребят терпение кончается...
В следующее мгновенье раздался глухой удар камня о деревянную стену, послышался слабый голос откуда-то снизу:
-Если сейчас же здесь не объявишься, следующий полетит в окно!
Раду усмехнулся и начал быстро одеваться. Закончив мальчишка полетел из комнаты, на ходу взял свою куртку, и так же на ходу стал надевать. Слугам, особенно нянькам, приказано было присматривать за юным князем, но куча наседок, наверняка уселась где-нибудь в горнице и кудахтая о том о сем, попивали чай, и у других тоже были свои дела. Так что Раду беспрепятственно покинул "Княжий Дом".
Внизу уже собрались Джел, соболёнок Омри и Крис, куница. Выскочив на улицу Раду весело по приветствовал собравшихся друзей:
-Всем привет! Ну, какакие планы?
Омри заявил:
А я уж камень заготовил, соня. Петша зовёт нас в гости, идём!
И четверо ребят отправились к старику, который жил у самого городского тына. На улице была мокрая грязь и лужи. Лёгкая дымка тумана окутывала город и лес. Звери уже давно пробудились и занимались своими делами. Городская стража стояла на стенах, обходила улицы, но большая часть их находилась за городом, осматривали окрестности, и докладывали на случай приближения неразумных зверей
Рядом с "Княжьим Домом", начинались торговые ряды. Город, в котором ребята жили, был небольшим, и жили тут сплошь кожевных дел мастера, костерезы, охотники и стражи. В стороне от лавок, были мастерские по выделке кожи, кузнечные мастерские разного рода. В торговых рядах постоянно кричали зазывалы, ощущался запах новой краски, звон мелких изделий, стук костяных поделок. Из дальних концов городка доносился звон, стук кузнечных молотов, шёл запах горящего угля, и растворов для обработки кожи.
Далее начались дома крестьян. Почти у самых ворот, пристроился маленький низенький домик, ребята побежали к нему, и постучали в дверь. Им открыл сгорбленный со слезящимися глазами старичок, он сразу пустил ребятишек в дом.
Старик усадил ребят, сам достал из маленького буфетца блюдечко с яблочками в меду, жареным сахаром, другое блюдце с сушеными фруктами, ягодами, а третье было до верху заполнено орехами. Пока старичок доставал сладости он сказал извиняющимся тоном:
-Я ж вас признаться, не ждал так рано. Чайник не ставил ещё, думал, закончу вот, с одной поделкой, и чайничек поставлю, вот.
-Не надо извиняться деда, - сказал Раду - это ты нас извини, что мы так нежданно зашли. С этими словами Раду подошёл к кадушке для воды и открыл её:
-А воды-то и нет - сказал мальчишка.
-Вот те на! - всплеснул лапами старик - а я и забыл совсем, поделка весь день покою не давала.
Омри и Раду взяли кадушку и пошли с ней к колодцу. Набрали воды, когда вернулись, Джел уже принёс дров и хвороста, растопил как следует едва живой очаг, а Крис, набрал воды и поставил на огонь. При этом ребята никак не давали старику ввязываться:
-Дедушка, мы сами все сделаем.
-Не волнуйся, ничего не подожжем.
-А ты пока распрями спину, и придумай чтобы нам рассказать сегодня.
Старый Петша, кроме того что значился лучшим костерезом, лучше всех рассказывал сказки, истории, легенд тоже знал предостаточно. Когда ребята закончили возиться с очагом и кадушкой Крис сказал:
-Ну вот, теперь осталось подождать когда чайник вскипит. Джел вставил:
-А пока ждём, Петша расскажет нам что-нибудь интересное.
Старик посидел немного, помолчал, потом взял один орешек, расколол его и заговорил:
-Ну, это вот, орехи как орехи, ничего особенного в них нету, а вот у одной девчонки, и не такие бывали. Я-то про нее только слыхал, а другие говорят, мол видали, я сам ещё меньше вас был, когда мне эту историю, старичок один рассказывал. Так мол дело было:
Давно, когда отважные звери, из пришлых: хорьки там, горностаи, белки, кроты, только в лес стали заходить, один такой храбрец, из белок, даже деревеньку на деревьях построил. Домишки по беличьему обычаю поставили, а кто дупла позанимал. Так вот и жили. Деревеньку эту, нарочно так поставили, чтоб углядеть если звери неразумные, на опушку, к мирным станут соваться, а при случае, и отпор дать. В этой деревеньке, семейных не было вовсе, а молодых маленько набралось.
Вот среди молодняка, затясался один бельчонок, вовсе мальчишка. Золотым его прозвали, потому, мех на солнце шибко блестел, будто золотом отливал. Этому Золотому, Старшина велел вместе с другим молодняком, отправляться собирать по лесу съестное. Бельчонок звёзд с неба не хватал конечно, а старался с пустыми корзинами не возвращаться, немного ведь лучше чем ничего.
Вот как-то собирал он еду, сколько не бился, а ничего съедобного на версты три не нашёл. Дело уже к вечеру, возвращаться пора, а с пустой сумкой не хочется, ещё и ругать будут.
Походил ещё, по деревьям посмотрел, тут вышел на полянку, а там земляники полно, целыми пригоршнями на кустиках растёт, и все крупная да спелая. Золотой обрадовался, хоть что-то за целый день нашёл, и давай рвать. Хоть ягоды много, а полянка сама маленькая. Ну, всё-таки на собирал полную корзину, и пошёл в деревню.
Прошагал немного, темнеть стало, бельчонок заторопился. Известно, ночная птица просыпаться стала, ну и ещё зверье не разумное выходит. Золотой и нет, нет, да оглянется, и вверх посмотреть не забудет. Вдруг, птица какая-то с ветки снялась, и прямо на Золотого летит. Тот понятно, прятаться, да разве укроешься от птицы? Тут только разглядел, сорока это, а она кричит, так громко что хоть уши закладывай. Сорока бельчонка, схватила, и так крепко, что тот и шевельнутся не может, хрипит на него:
-Что делаешь рыжий!? Ягоды мои рвешь!? Отдавай сейчас же обр-ратно!
Тут бельчонок и говорит:
-Где ж это, твои? На них что ли написано?
Тут сорока крикнула, да и как клюнет Золотого по лбу, что тот сразу и сомлел.
Очнулся Золотой только утром. На голове шишка, а в голове звенит. Отошёл маленько, огляделся по сторонам, а лукошка с ягодой и нет. Сорока забрала. Ну, Золотой бы ещё в лес пошёл, да не в лапах же еду нести, коли лукошка нету, да и голова болит, сил нет. Пошёл Золотой в деревню без ничего.
Как вернулся, его повар и спрашивает:
-Ты где это шатался? Искать тебя уже хотели. Лукошко своё куда девал? Почему без припасов вернулся?
Золотой все повару и рассказал. А он не верит:
-Сорока на него налетела. Да сон на тебя налетел, а лукошко, наверняка посеял где-то.
Золотому обидно стало что ему не верят:
-Ну, а это ты - говорит - как понимать прикажешь?
И показывает на голове шишку.
Повар и тут говорит, мол об ветку какую башкой стукнулся, мало ли где ты шлялся?
Ну, как Золотой не старался, никак не мог других уверить что на него сорка напала.
-Дурак, нужен ты ей больно со своей ягодой. Поругали немного Золотого, а колотушку всё-таки не дали, пожалели, маленький сильно, да и старательный.
Прошло сколько -то времени. Тут, перед тем как за едой идти, Повар и позвал Золотого к себе:
-Возьми - говорит - вон ту корзинку, на столе которая. Там я обед нашим стражам, что в рощице собрал. Идти не близко, пока донесешь, им время обедать как раз подойдет. Дорогу к роще-то не забыл? Ну, вперёд и с песней!
Пошёл значит Золотой. Пташки поют, солнце так и играет, весёлый денечек выпал. Кругом зелено, пахнет свежей травой, дождём. Бельчонку дорога привычная, много раз он уже еду туда таскал, он и не сторожиться вовсе. Вдруг, как гром среди ясного неба, опять сорока налетела. Опять хотела Золотого поймать, да тот за дерево стрятался. Облетать её сорока не хотела - ветки, да и деревья тлотно стоят, попрыгала за бельчонком. Тот корзинку в зубы, и вскарабкался на дерево. Решил, с ветки на ветку перепрыгивать, и так прятаться чтоб ей прыгать приходилась, так она неуклюжее, а он успеет ветку сорвать да отхлестать сороку побольнее.
Прятался бельчонок от сороки, в начале так оно и выходило:
В густой кроне спрятался, сорока крылья сложит, пока допрыгает до Золотого, тот уже припустил. Сорока злится, клювом хочет бельчонка ударить, а тот увертывается, корзинку в зубах крепче сжимает, думает:
-Ещё раз отберёт, точно синяков наставят.
Бежит, а сорока взяла и изловчилась, крылом Золотого ударила, да так что бельчонок вместе с корзинкой и упал на землю. По счастью Золотой о веточки ещё бился, не будь их, в лепёшку бы расшибся. Очнулся, корзина на земле пустая валяется. Снова сорока все склевала.
Ну, тут Золотой аж завыл. И больно ему, ушибся сильно когда на землю шлепнулся, и обидно что от сороки опять ему досталось, и стыдно что еды так и не донес. Пришел уж к вечером к сторожам, рассказал как было, те поверили, не поверили, а синяков понаставили, с голоду поневоле злым делаешься. Да один страж всё-таки пожалел, видит, и без того мальчишка битый, тут ещё синяков добавили, будет с него. Долго ещё стражи ворчали, потом уж спать улеглись. А Золотой сердится на сороку, думает:
-Хвачу тебя когда-нибудь крикливая по носу, да так! До веку не забудешь!
На другой день, страж, который Золотого пожалел, позвал его и говорит:
-Дружок, возьми-ка мой щит, и отнести кузнецу в деревню, он мое узнает. Только смотри, не потеряй, от отца с дедом в память осталось, я бы сам отнес, только с поста уходить нельзя. Ну, давай, иди дружок.
Щит как зеркало блестит, и большой такой, Золотого полностью закрывает. Так-то целехонек, только вмятина от удара или ещё от чего, выровнять надо.
Пошёл значит. Утро, а солнце уже яркое, птицы поют, в теньке прохлада приятная, букашки по листочками ползают, стрекочут весело. Хорошее утречко.
Идёт Золотой по тропинке, оглядывается, сорвал прутик, идёт, щит держит крепко, сторожиться.
Тут опять сорока налетела. Хотела с лап Золотого сбить, тут у неё оплошка вышла. Бельчонок щитом закрылся, сам к стволу дерева прижался, чтоб не обошла и как хлестанет сороку прутиком по лапе, что у нее аж кровь выступила. Та кричит, клювом долбит, а бельчонок, все лапы уже сороке исхлестал, у самого только уши чуть оцарапаны. Сорока крыльями бьет, кричит:
-Отдай, отда-ай зер-р-ркало! Мое-е!!!
-Ну, понятно теперь чего она взлетать не хочет -догадался Золотой - щит хочет у меня отбрать. Ну уж нет! - Тут уж Золотой вовсе до белого каленья дошел . Изловчился, и пока сорока не отскочила как хлестанет ее по глазам, что прутик совсем сломался. А сорока давай орать на весь лес. Золотой побежал что есть духу. Бежал, бежал, потом притомился, решил отдохнуть у деревца. А глаза сами так и закрываются, зевает, а сам думает:
-Засну, а эта сорока щит украдет, не-ет, не о сне я думать должен, вот принесу щит, тогда и плюхнусь отсыпаться.
Встал Золотой, пошёл в деревню. Ну, к полудню добрался, в самую жарынь пришёл. Отдал кузнецу щит, пошёл на кухню поесть, а повар говорит:
-Золотой, ты давай, перекуси маленько, и в лес. Близнецы заболели что-то, собирать не могут. За двоих собирать не заставляю, а надо.
Поел бельчонок немного, взял корзинку, и пошёл в лес за едой. Шёл, шёл, искал, искал, а солнце все жарче. Золотой уморился, но всё-таки шёл дальше, смотрел, наклонился, что-нибудь в траве посмотреть, тут и уснул.
Проснулся только на закате. Спохватился, корзина до сих пор ведь пустая! Огляделся, а корзина его, полнёхонька стоит. Подошёл Золотой к корзине, дивится, кто это ему полную корзинку всякой снеди наложил. Вдруг слышит, голос, веселенький такой:
-Да, хватил ты Золотой сороку хи-хи... Век будет плутовка помнить! - и смеётся, ровно колокольчики звенят.
Золотой повернулся и видит: прямо перед ним, стоит белочка. Сама девчонка ещё, темно-рыжая, одета богато, ровно барыня какая или вовсе царевна. Платьице на ней красное-красное, бархатное; ободочек на головке, красными каменьями украшен, так и блестят на солнышке. На талии, широкий золотой поясок, с вставками из красной яшмы. Стоит эта девчонка, хихикает, потом погодя и говорит:
-А ты молодец, не побоялся белобокой дуры. Вот за это, и наградила.
Золотой стоит как каменный, никак в толк не возьмёт, кто это, и зачем его награждать. Потом отошёл немножко и спрашивает:
-Ты хоть кто? Гостья что-ли у князя?
Золотой потому ещё спрашивал, что недалеко, угодья местного князя были, соболи тут из покон веку, не страшно им в лесу, хоть глубоко и не заходят.
Белочка, знай посмеивается.
Золотой постоял немножко, помялся, потом улыбнулся и говорит:
-Ну, спасибо тебе за снедь, что-ли...
-Да не за что, - снова за смеялась девчонка. Потом достала из своего кошелечка несколько орешков. Подает Золотому, и говорит:
-Корзину с едой у тебя заберут, а вот эти орешки, себе оставь. Мой это тебе главный подарок. Думаешь, дело мне какое до этой сороки? Не люблю я их шибко. Гоняются за блестками как сумасшедшие, потом на себя любуются, думают, краше и голосистее их птицы нету. А эта, ещё и повадилась у меня воровать. А ты её проучил. Ну, ладно, заболтала тебя совсем. Поторапливайся, а то стемнеет скоро.
Золотой на небо глянул, верно, в деревню бежать надо. Хотел с девчонкой попрощаться, а уже никого и нету. Огляделся ещё раз по сторонам, как растаяла.
Пошёл домой. Вернулся, отдал снедь повару, тот аж заулыбался, еда вся спелая, вкусная, и редко где такую добыть в лесу можно. Похвалил бельчонка:
-Молодец, всегда бы так.
Ну, Золотой понятно, радуется. Посидел вечером с остальными на кухне, поужинал. Потом, как спать ложиться, решил орешек сгрызть. Раскусил скорлупку, видит, орешек странный какой-то, красный. Расколол ещё один, таже штука, ядрышко красное и блестит, ровно улыбается. Тогда золотой и понял: ядрышки у этих орехов, драгоценные камни.
Потом ещё раз поглядел на ядрышки и думает:
-Совсем как у той девчонки на ободке.
На утро сходил к одному старичку. Тот на чужое добро не зарился, не смотрел даже в ту сторону, а цену каждой вещи знал. Показал Золотой свои орешки старику, тот ухмыляется и спрашивает:
-Никак Рубинка одарила?
-Рубинка? - спрашивает Золотой.
А старик объясняет:
-Она, любительница всякого красного. На подарки щедра, только и они с подвохом бывают: насыплет кому-нибудь полную пригоршню таких вот орешков из своего кошелёчка, а как щелкать их примутся, дым из скорлупы повалит, да такой что хоть беги, дышать не возможно. А то и искры посыплются, до пожара дойти может. Мастерицам всяким хорошим, это которые по бисеру работают, тоже шелку, иголочек, всякого дает, не скупится. А вот щеголих всяких, которые дорго одеваются лишь бы блестело, да ещё и красивее всех на свете себя считают, тех она вовсе терпеть не может. Ну, и над другими тоже и подшучивает, и подарки даёт. Вон, как тебе.
Ну, сбыл потихоньку Золотой камешки, за настоящую цену. Старик честный попался, да тоже в накладе не остался, в десятеро назначил против купленного, и ведь взяли! А Золотой денежки припрятал, но не жадничал. Кому понадобится, даст. Потом вырос, в солдаты его приняли, доспехи себе купил хорошие, ну а потом... Убили его. Звери дикие пришли из леса, много тогда стражи полегло, ну, и Золотого тоже загрызли, и доспех не помог.
А белочку затейницу, много ещё раз видали в лесу. Вся в красном, весёлая такая, смеётся звонко. Бывало, кого и одаряла из своего кошелёчка.
****
Вдруг раздался свист. Это закипел чайник. Старый Петша поднялся, снял чайник с огня и сказал:
-Там, в буфете, достаньте-ка кружки.
Крис полез в буфет достал кружки, старик разлил по ним кипяток и полез за шалфеем.
Раду спросил его:
-А ты расскажешь нам ещё что-нибудь, дедушка?
-Может и расскажу, давайте сейчас просто попьем чаю. Старик достал шалфей, мяту и все принялись заваривать и пить чай со сладостями.

Дубликаты не найдены

0

посмотрел на текст...

по моему тут всего одна ошибка, это сам текст

уж лучше бы его не было, информации ноль

0

Меня хватило только на четверть текста, хотя вообще читать люблю. Слишком много бытовых неинтересных подробностей.