CreepyStory
Серия Темнейший

Темнейший. Глава 69

Подземный ход, ведущий под стены крепости, увеличивался с каждым днём с удивительной скоростью. Камил предполагал, что просидит под стенами Нарникеля один месяц. Быть может, произойдут обвалы и задержат ещё на какое-то время. Но с первых же дней работы стало понятно – мертвецы закончат подкоп гораздо быстрее. И не придётся тратить целую зиму на подготовку к штурму. Всего за семь дней оказалась вырыта половина расстояния до крепости. Мертвецы теснились, толпились. Благо, не жирные. Одни копали сидя, другие – стоя за их спинами, размахивая лопатами над головами первых. Все извозились в земле, в грязи. Даже Камила с Вальдемаром было не отличить от мертвецов.

Камил отправлял мёртвыми голубями письма, оповещая Ларса о том, что всё в порядке, не вдаваясь в особенные подробности.  

Первые дни оказались самыми тяжёлыми. Приходилось внимательно следить за монотонным процессом в кромешной темноте. Камил приготовил снадобья острого зрения, но помогало оно не так хорошо, как хотелось бы. Случались обвалы. Опоры ставили неправильно. Тоннель осыпался, хороня под собой мертвецов. Но на помощь к ним приходили другие мертвецы и вскоре откапывали бедняг. Вытаскивали из под завалов. Заботливо отряхивали от земли.

Однажды тоннель обрушился почти на головы Камила и Вальдемара. Ребятам сильно повезло вовремя юркнуть глубже, растолкав незадачливых мертвецов. Тот страшенный обвал отрезал половину дружины от белого света. Друзья испугались, но не запаниковали. «Поднятые» расчистили завал, надёжно укрепили тоннель распорками. И продолжили свою работу.

Древесины не хватило. Поэтому приходилось временно останавливать работы и отлучаться с отрядом «дровосеков» в леса подальше от Раскрисницы. Чтобы никто не услышал стука топоров. Это отняло тоже немало времени. Но даже несмотря на всё это работа продвигалась необычайно быстро. «Дровосеки» валили деревья так же стремительно, как и копали.

-- Это будет отличное дело, -- сказал Нойманн. – Никто не сможет строить, вспахивать поля, жать пшеницу так же быстро и много, как мертвецы. Ты поступаешь глупо, заставляя мертвецов только лишь воевать… Это ведь золотая жила!

-- Может быть, -- согласился Камил. – Но это и в половину не так интересно, как воевать. Да и придётся самому по рудникам лазить. Ещё чего... Мертвецы ведь глупы.

-- Почему бы тебе не поставить некромантов-надзирателей? Изнанкой может пользоваться каждый.

-- Не хочу никого обучать тёмному ремеслу. Это опасно. А я никому не доверяю… Я бы мог сделать тысячу дел, если бы у меня была тысяча рук! В этом мире столько занятий, что все и не переделать. Целой жизни не хватит. Моя бы воля – я бы остался в Ветрограде, изучать древние трактаты вместе с Ишуасом… А ведь я теперь даже не знаю где мой старый друг и встретимся ли мы с ним ещё…

Спустя несколько обвалов Камил с Вальдом выяснили, как же лучше всего ставить распорки в тоннелях. И после первой половины тоннеля не последовало ни одного обрушения. Вовремя наловчились. Если стенки обвалятся внутри крепости, то это не останется незамеченным её обитателями. Земля может просесть.

Поэтому чем ближе они подходили, тем аккуратней приходилось работать.

Камил так же совершал вылазки на поверхность, чтобы проверить – не слышен ли стук кирок и лопат? Пришлось заглубиться достаточно для полной незаметности.

Направление тоннеля не раз приходилось корректировать. В земле часто попадались скальные породы. Их обходили стороной. А после такого обхода всегда возникал вопрос – в ту ли сторону они теперь копают? И Камил ложился на заранее припасённые шкуры, прямо внутри тоннеля, немедленно засыпал. Вскоре выходил из своего тела, пролетая сквозь толщу на поверхность. Он запоминал место. И определял направление, в котором следовало копать дальше.

Тоннель подходил к крепости с северной стороны, поэтому над их головами города не было – только чистое поле, усеянное старыми пнями. Штурмовать замок с этой стороны через стены было бы сложнее всего – на любом участке лестницы обстреливались бы по флангам. Как хорошо, что они полезли не на стены, а под них...

И всё шло отлично. Безумный план – это почти всегда хорошо. К твоим безумным планам враг никогда не будет готов. На то они и безумные.

Когда расстояние до замка оказалось меньше, чем полверсты – Камил всё чаще ложился на дно тоннеля и выходил из тела. Он летел в замок. И там впервые наловчился различать разговоры.

У души нет глаз и ушей. В состоянии выхода из тела – всё размыто и имеет несколько иные очертания. Но чем больше Камил практиковал сновидчество, тем у него лучше получалось. В те дни он выходил из тела настолько часто, как до этого не выходил всю свою жизнь. Самое главное – это поддерживать определённый уровень усталости…

Камил подслушивал разговоры стражников. И после недолгих поисков он проник в спальню самого Нарникеля, на верхнем этаже донжона.

Чёрные волосы, собранные в небольшой хвост. Кривой и много раз сломанный в драках нос. Бледная кожа, квадратная челюсть. Не только опытный полководец, но и красавец, хоть уже и стареющий.

Нарникель обнимался со своей женой. И разговоры их оказались столь милы и непринуждённы, что Камилу сделалось не по себе. Вот как разговаривают действительно влюблённые друг в друга люди... По настоящему влюблённые. По-доброму. Без оголтелой страсти, без постоянных колкостей, как от Милады. Без рабского щенячьего преклонения, как у Лизы.

Эти возлюбленные прошли через многое. И ничто не смогло их разлучить. Вот оно как бывает…

А в соседней опочивальне бегали их сынишки, трое, под присмотром няньки. Самому старшему было не больше десяти.

Что-то эта картина напомнила Камилу.

А скоро он выведет своё мёртвое войско из под земли. Всех жестоко перебьёт. Сломает эту семейную идиллию.

-- Этот ублюдок хотел убить тебя, – ответил Вальд, когда Миробоич поделился своими мыслями. – От его рук погибло много счастливых семей. В одном только городке Велены… А скольких он растерзал до этого?

-- Ты прав, Вальд. Нарникель не заслуживает счастливой судьбы. Но его дети ни в чем не виноваты…

-- Мы можем их отпустить. Не обязательно же их убивать, верно?

Много раз Камил пробирался в замок, чтобы подслушать разговоры. Он летал не только в астральном теле, но и при помощи мёртвого голубя. Кружил над стенами, разглядывал караулы, изучал местные порядки. И считал.

Крепость сторожило четыреста двадцать воинов. Больше, чем он ожидал. И ещё пятьдесят в городке. Нарникель всё же успел набрать новых рекрутов. Наёмников было вдвое больше…

Пролетал Камил и над Раскрисницей. Наёмники пьянствовали в местных кабаках каждый свободный вечер, однако на страже они были всегда трезвы – за пьянство на службе их жестоко наказывали.

Камил отыскал командира городской стражи, но действительно важных бесед подслушать ему так и не удалось. Наёмники разговаривали о мастерстве шлюх, спорили, кто кого перепьёт, и кто больше зарубил врагов в дальних краях в походе прошлого лета. Иногда они вспоминали с тоской не вернувшихся из Горной Дали товарищей…

В один из дней Нарникель собрал в замке всех своих командиров за большим столом. Наёмники обсуждали новый контракт. Правитель Южного Герцогства хотел в скорейшем времени нанять Менестрелей для защиты земель от Офирийцев. Южное Герцогство славилось своими непреодолимыми фортификационными сооружениями, поэтому контракт обещал быть лёгким. Все командиры проголосовали за этот контракт. Однако Нарникелю были нужны новые люди, чтобы крепость не осталась на время похода без гарнизона. Нужно время, чтобы найти и обучить достаточно бойцов.

Упускать добычу Камилу не хотелось. Ждать, когда уйдут – не станет. Ему важен каждый труп.

«Землекопы» пробрались под стены крепости. Им приходилось копать чуть медленней, чтобы шум от лопат не услышали стражники на поверхности.

Следовало поторапливаться. Как бы Нарникель не умчал...

Камил закончил со своими вылетами в городок и теперь контролировал строительство десятка второстепенных тоннелей, разветвляющихся от основного. Каждый такой тоннель подходил к выгодным для внезапного нападения местам. Нельзя, чтобы защитники заперлись в донжоне и башнях, заняв выгодные для обороны позиции.

Камил рассчитывал устранить главные угрозы в первые же секунды боя. Он стал часто выходить из тела, чтобы подгадать места выхода с особой точностью.

Камил за это время провёл огромную сновидческую практику и набрался много опыта. Усталость и волнение делали сон поверхностным; перед грядущим штурмом намерение не забыться во снах и выйти из тела сделалось особенно сильным. Камилу удавалось выйти из тела практически в каждой попытке. Он даже загордился своими сновидческими способностями. Старец Готам оказался бы доволен своим учеником...

-- Повезло, что ты так умеешь, -- сказал как-то Вальд. – Иначе мы бы даже в саму крепость вряд ли попали. Вслепую много не нароешь, особенно на такое расстояние…

Конечно, вслепую тоже нашлись бы способы. Но тогда пришлось бы усиленно шевелить мозгами. Да и результаты раскопок могли потом оказаться фатально неожиданными в случае небольшой ошибки.

Теперь они знали, когда происходит смена стражников. Это позволило подгадать наиболее выгодное время для начала штурма. Посреди ночи, до первой смены караулов. Когда караульные были слишком сонные, дожидаясь своих товарищей из казарм; когда отдыхающие в городе стражники были пьяны.

И вот тоннели готовы. Мертвецы растянулись по ходам, каждый на своём месте. Оставалось всего лишь несколько раз ткнуть лопатой, чтобы увидеть поверхность... На подъёмах сколотили крепкие лестницы, чтобы выбраться на поверхность как можно быстрей. Вальд принялся приводить мертвецов в порядок, занялся осмотром каждого бойца, а Камил снова лёг в меха. Нужно было внести ещё парочку штришков.

Он осмотрел сначала крепость, не поменялось ли чего, а затем отправился в Раскрисницу.

Мёртвая птица пробралась в голубятню. Пока смотритель почтовой башни спал – Камил выкрал ключи. Открыл клетки, одну за другой. Насмерть заклевал и задрал когтями всех имевшихся голубей.

Было очень странно сражаться в птичьем облике. Но никто теперь не оповестит Родогора Крюковича о нападении. Только лишь добравшись до соседних городков, потратив на конные скачки целую ночь, гонцы смогут отправить письмо с прошением о защите… Но тогда Камил отойдёт уже очень далеко.

Такой же трюк Камил провернул и с голубями в замке Нарникеля.

Командира стражи следовало убить. Но в тот вечер командир, как назло, не пил и не ел. Пребывал в какой-то тоскливой задумчивости.

Тогда мёртвый голубь окунул свои когти в яд. И напал на командира, исцарапав лицо.

В темноте разъярённый командир не сумел разглядеть птицу. Неизвестно, подействует ли яд должным образом. Но командир уж точно сляжет в тяжёлой лихорадке. А в городской страже в самый ответственный момент начнётся неразбериха.

-- Слуги Нарникеля обнаружили завал в потайном ходе. И планируют на завтра заняться раскопкой… -- сказал Камил, когда проснулся. Ночь. Заколотилось сердце в волнении. – Пора.

Перед вылазкой Камил обошёл каждый из тоннелей. Распределил мертвецов в необходимых пропорциях. На каждом участке сражений у них поначалу будет численное преимущество. А там, где не будет численного – окажется преимущество во внезапности.

Мертвецы ударили кирками и лопатами. Тоннели озарились светом крепостных факелов с поверхности.

Рядом с Камилом земляные своды обрушились. Упали булыжники, устилавшие пол в казарме.

Всякое волнение вдруг испарилось. Камила вновь охватил тот самый азарт. Он выхватил кинжал и бросился вверх по лестнице впереди всех. Следом за ним выбрался Вальд, недовольный неоправданно рискующим господином.

Они очутились посреди казармы. Наёмники безмятежно спали. Только ближайшие к образовавшемуся в полу провале проснулись от шума и теперь таращились на ночных гостей, силясь отличить сон от яви. Камил и Вальд  набросились на них, перерезая глотки кинжалами, не давая даже возможности закричать. Мертвецы поднимались по лестнице и тут же атаковали спящих. Зарубали топорами, саблями, закалывали копьями. Послышались первые крики.

-- Что происходит? Что происходит?

В казарме лениво закопошились, оборачиваясь на шум. Проснувшиеся хрипели, хватаясь за глотки. А Камил и Вальд метались от лежанки к лежанке, сверкая сталью кинжалов.

Некоторым удалось вскочить и броситься к стойке с оружием на выходе. Но в их спины тут же полетели стрелы.

Камил приоткрыл дверь и выбрался во двор, пока в казарме разгоралось побоище. Он вскинул арбалет и хорошенько прицелился.

Со стороны башен послышался первый звон мечей. Мертвецы на прочих участках тоже перешли в атаку и схлестнулись с караульными.

-- На нас напали! Напали! – кричали стражники.

Караульный на часовне вздрогнул. Поглядел вниз, перегнувшись через каменную кладку. Сильно удивился, увидев внизу невесть откуда взявшихся разбойников. Камил выстрелил. И арбалетный болт вонзился в караульного, отчего тот закряхтел и свалился вниз, разбившись о землю.

Бить в колокола теперь некому. Набата сегодня не будет.

Камил скрылся в казарме. С каждым мгновением в крепости становилось всё шумней. Всё больше криков, полных ужаса сотрясали ночную тишину.

-- Идём, -- позвал он за собой Вальда и юркнул вниз по лестнице. Парни спустились обратно в тоннели. Быстрый бег, несколько поворотов. Позади них гремели все четыре Железяки, которых они взяли с собой на самый ответственный бой.

На бой в баронском донжоне.

Уже звенела сталь наверху. Наёмники яростно ревели, пытаясь сломить вторженцев. Но пока сами теснились назад, пятились к лестницам. Их щиты не выдерживали крепких ударов бесстрашных разбойников, рассыпались в труху. Наёмники падали, один за другим. Когда бойцы увидели, что даже попадающие в цель удары почему-то не приносят никакого результата – началась паника. Бойцы бросились бежать. В этот момент из тоннелей выбрались Камил с Вальдом.

Разбойники у лестницы расступились, пропуская вперёд Железяк.

-- Разбойники, милорд! – вопили наёмники наверху. – Разбойники проникли сюда!

-- Держите оборону! Не пускайте их наверх! Бейте набат! Соберите всех! Немедля!! – кричал в ответ Нарникель, на ходу облачаясь в доспехи.

Наёмники встали посреди лестниц, намереваясь воспользоваться преимуществом в перепаде высот. Но вдруг увидели гигантских латников с секирами. Короткая стычка закончилась отсечением ног и реками крови, стекающими по ступеням. Бойцы визжали, кричали. Пытались дать отпор.

-- Это не разбойники!! Это рыцари! Рыцари!! Чёрт бы их побрал!! Откуда?!

Наёмники, не выдержав напора непобедимых латников снова трусливо бросились наверх. Там их остановили «гвардейцы», ещё не видевшие гостей.

-- Назад! – крикнул им десятник. – Держите оборону! Дальше – спальни Нарникеля! Не дайте им пройти!

-- Бегите! Спасайтесь! Их не убить! – вопили паникёры. И получали от своих же копьями.

-- Убивать дезертиров! Смерть трусам! – рявкнул командир. А Железяки наступали на пятки. Вот громыхнули тяжёлые удары. От свинячьего визга закладывало уши…

-- Что там такое?! – воскликнул Нарникель, удивляясь напору вторженцев. – Остановите их! Убейте всех! Чего вы возитесь?!

-- Нам их не сломить! – кричали гибнущие паникёры.

-- Держитесь! – отвечал Нарникель. -- Сейчас к нам на помощь придут бойцы из казарм!

-- Не придут! – выкрикнул Камил и расхохотался. – Мы всех уже перебили!! Никто не придёт к вам на помощь!

-- Кто вы такие?! И что вам нужно?!

-- Мы – справедливость и возмездие! – ответил Камил. – Убейте их всех, Железяки!

Громыхнула сталь. Самые лучшие бойцы Нарникеля, закалённые в бесконечных сражениях, схлестнулись с Железяками. Но все их удары прошлись вскользь. Кто-то додумался схватиться за алебарду. Её тяжёлый клюв пробил броню Рогача. Но застрял, даже не ранив мертвеца. Рогач тут же отрубил алебардисту руку. Затем Железяки атаковали синхронно, разрубая Менестрелей на куски. Удары их не могли остановить даже щиты, обитые сталью...

Ряды лучших бойцов дрогнули под столь свирепым натиском. Но Менестрели сохраняли строй, как могли. На место каждого убитого вставал новый воитель. И перед ногами их скоро образовался завал из трупов. По самый пояс.

-- Папа!... страшно!... – плакали детишки.

-- Не бойтесь! Я с вами! Мы победим этих уродов! Ваш отец никогда не терпит поражений!

Камил подошёл к окну и окинул взглядом внутренний двор. Наёмникам так и не удалось собраться большой силой – Камил всего этого не допустил, ударив по самым слабым местам крепости.

Наёмники сначала бросались в бой. Все их атаки неизбежно захлёбывались. И тогда наёмники паниковали. Почему же вторженцев не убить? Почему они не падают под многочисленными ударами даже лучших фехтовальщиков!?

В городе от истошных криков, должно быть, уже проснулись все.

На воротах живых бойцов не осталось. Мертвецы перебили всех, добравшись до самых верхних смотровых площадок. И теперь теснили выживших на стене. Камил мысленно приказал мертвецам закрыть ворота наглухо. Чтобы никто не сумел прийти на помощь гарнизону. Стальная решётка уже была опущена – её всегда опускали на ночь. А теперь заскрипели лебёдки, поднимая мост, перекинутый через ров, закрывая со стороны города виды на происходящее за стальной решёткой.

Внизу собрался только один крупный отряд, который всё же едва насчитал полсотни. Менестрели организовали круговую оборону и пытались собрать всех оставшихся. Но менее удачливых товарищей окружали, загоняли в угол толпы мёртвых. Большинство наёмников предпочитало бегство – после первых же стычек. Страшно биться с врагом, не погибающим после того, как ты проткнул его своим мечом насквозь…

-- Мертвецы! Они не живые!! Это чудовища! Неживые чудовища! Вылезли прямо из под земли!!

Крупный отряд, заметив зов о помощи жёнушки Нарникеля, пытался пробиться ко входу в донжон. Камил сразу стравил на этот отряд всех ближайших мертвецов. Завязалась отчаянная мясорубка.

Железяки прорубили себе дорогу на верхний этаж через завалы трупов.

-- Их невозможно победить, милорд! Невозможно! – кричали «гвардейцы».

-- Доставайте алебарды и клевцы! Бьёмся насмерть, братья! – Нарникель облачился в кожаные доспехи с кольчужными вставками и теперь защищал свою семью. В левой руке он держал большой круглый щит с символом Менестрелей -- белой лютней на синем фоне, а в правой – полуторный меч. Но принимать участие в потасовке у лестницы не решался. Он видел, на что способны гости. И он впервые не знал, что же делать.

Менестрели пятились под натиском Железяк. К баронским опочивальням поднимались всё новые мертвецы, внушая ещё больший ужас. Оставшиеся наёмники вдруг отбежали от лестниц. Они закрыли главаря и его семью стеной из своих щитов. Их перепуганные лица были все покрыты кровью погибших товарищей. 

Теперь их было кратно меньше, чем гостей. Каждый думал, что всего лишь попал в страшный сон. Но почему-то никто не мог проснуться.

-- Сдавайся, Нарникель, -- Камил вошёл следом за мертвецами. Он отбросил капюшон и показал своё лицо. – Твоя песнь подошла к концу. Тебе никогда не победить моих солдат.

-- Кто ты такой? – спросил главарь, пытаясь сохранить спокойствие в голосе.

-- Отпусти своих детей, -- сказал Камил. -- Мы отведём их за ворота и отправим в Раскрисницу. Они будут жить.

-- Что тебе нужно? Сначала ответь, кто ты! – Нарникель сжал меч, готовясь к схватке.

-- Камил Миробоич, -- вдруг ахнула глупая жёнушка, тут же схватившись за подбородочек.

Камил выругался.

-- Ну вот! Твоя тупица жена всё испортила! – вздохнул Миробоич с невыносимой тоской. – Какая же она тупица! Тупица!

-- Давай договоримся, -- предложил Нарникель. – Я не хотел вражды с тобой…

-- Уже поздно. Слишком поздно… -- Камил махнул рукой мертвецам. -- Убейте их. Всех.

Мертвецы двинулись вперёд, наперевес с тяжёлыми топорами и секирами. Женщина истошно закричала, умоляя о пощаде. А Камил вышел на лестницу, чтобы не видеть всего этого.

Звон стали. Треск разваливающихся под ударами щитов. Крики, полные ужаса. Отчаянные угрозы переросли в отчаянные мольбы. Дети плакали, словно щенята в разорённом логове. Они взвизгивали, один за другим. Хрипели и звали уже мёртвую мать на помощь.

Камил зажимал уши. Но всё равно услышал агонии каждого ребёнка.

А потом в донжоне стало тихо.

Внизу догорали последние очаги сопротивления. Организованное сопротивление было сломлено. Наёмники пытались сдаться. Но мертвецам пленники не нужны.

Дезертиры спрыгивали в ужасе со стен. Ломали ноги, руки. Звали на помощь, ползли к городку. Но спины их ощетинивались стрелами мёртвых разбойников. Некоторые беглецы случайно скатывались в ров с кольями. И медленно умирали, проткнутые, истекая кровью. Порою не в силах даже сделать вздох перед кончиной…

А на улицах Раскрисницы сформировался отряд из городской стражи. Воители построились колонной и направились к стенам крепости своего лорда.

**

А спонсорам сегодняшней главы выражаю благодарность!)

Руслан Александрович 969р "На лопаты для подкопа)"

Андрей Вячеславович 500р "Так так, по опросу - на Эмиля))"

Константин Викторович 300р "На удачу Камилу"

Екатерина М 100р "На ветеринара для Твича"
Екатерина М 100р

Никита Алексеевич 100р "Мысленно прибавь три нолика)"

Темнейший. Глава 69 Мистика, Фэнтези, Ужасы, Крипота, Осада, Длиннопост

Карта Царства (обновлённая, но ещё не законченная и грязная карта баронств).

CreepyStory

11.2K поста36.2K подписчика

Добавить пост

Правила сообщества

1.За оскорбления авторов, токсичные комменты, провоцирование на травлю ТСов - бан.

2. Уважаемые авторы, размещая текст в постах, пожалуйста, делите его на абзацы. Размещение текста в комментариях - не более трех комментов. Не забывайте указывать ссылки на предыдущие и последующие части ваших произведений.  Пишите "Продолжение следует" в конце постов, если вы публикуете повесть, книгу, или длинный рассказ.

3. Посты с ютубканалов о педофилах будут перенесены в общую ленту. 

4 Нетематические посты подлежат переносу в общую ленту.

5. Неинформативные посты, содержащие видео без текста озвученного рассказа, будут вынесены из сообщества в общую ленту, исключение - для анимации и короткометражек.

6. Прямая реклама ютуб каналов, занимающихся озвучкой страшных историй, с призывом подписаться, продвинуть канал, будут вынесены из сообщества в общую ленту.