-78

Тем временим в оппозиции.

На мой взгляд Брэдбери не все предвидел,а конкретно то что их не будут читать и будут приписывать левые цитаты из книг или самих писателей.

Помню под каналом КамикадзеДид переписывался с одним,спор закончился моим ответом что означает мой ник который я взял из книги Туманность Андромеды(на данный момент я не могу найти переписку).

Тем временим в оппозиции. Интернет, Книги, Рэй Брэдбери, Политика, Оппозиция, Белоленточники, Протест

Дубликаты не найдены

+24

КамекадзеДид мне кажется вообще немного не в себе. У него же явно выраженный невроз, и мания преследования на этом фоне - все то у него не так: то блокируют видео, то фсб из русского ютуба просмотры срезает.

раскрыть ветку 7
+20
Да не немного, он пизданутый на всю голову и давно...
+7
Немного???
раскрыть ветку 5
+14

Ну я же без профильного образования. Я вижу что он все время как на грани истерики, чуть ли не кричит, когда очередной возмутительный факт дыры в асфальте сделанной лично по приказу Путина видит.

раскрыть ветку 4
+26

На данный момент, вы не можете связно выражать свои мысли.

раскрыть ветку 1
+5

Бля, я себе глаза сломал

+6

Ггг, да "завтра" молодежь сама начнёт книги жечь, на растопки для шашлыков, например: скажут, нахуй они нужны, всё равно никто не читает(все будут залипать в телефонах)

+4

Так оно все и начинается. Надо ли напоминать адекватным людям, чем заканчивается? Думаю нет. Ибо, пример под боком.

Иллюстрация к комментарию
+1

да пожалуйста, будьте грамотны!

+1

Книги уже жгли (кстати 10го мая была годовщина знаменитого костра).

Иллюстрация к комментарию
+1

"Ледокол" Резуна неплохо так горел. Хотя, дух огня так себе получился.

0

Вна Украине уже сделали и то и другое.

0

Нет, сперва компуктеры.

-2

У меня около 4к книг. Из них примерно половина на даче.
В основном это дешевые и бесполезные книги времен СССР и 90х.
Не знал что с ними делать, отдал бабушке, которая там живет круглый год.
Так она разжигает ими печку. Не хорошо конечно, но жить то надо.

раскрыть ветку 1
+3

Вы не путайте книги и макулатуру.

-9

Взвейтесь кострами синие ночи.

-10
А точно все те, кто против маразма со всеми этими блокировками - "оппозиция" и "белоленточники"?
раскрыть ветку 15
+5

Не все. Но громче всех орут и уже мысленно отгородили Россию железным фаерволлом, как всегда они.

+6
Они все за навального, зуб даю. И вообще, что такое телеграм и чем он так хорош и причём здесь весь остальной интернет? Телеграмовконтакт это что весь интернет?
раскрыть ветку 13
0

Знаю человека, который в гугл заходит через вконтактег.

раскрыть ветку 2
-10
причём здесь весь остальной интернет?
Вот и я недоумеваю: причем здесь весь остальной интернет, который РКН блокирует вместо телеграма.
раскрыть ветку 9
ещё комментарии
-24

Если для вас это новость то знайте - в РФ на сегодняшний день запрещены около 5 тыс. книг

раскрыть ветку 13
+8

А конкретно?Я и Солженицына читал например.

раскрыть ветку 12
+11

не более, врет он все 4377 всего

http://minjust.ru/ru/nko/fedspisok/%22?field_extremist_conte...

раскрыть ветку 3
-26

Вас *самоцензура* забанили в гугле?

раскрыть ветку 6
ещё комментарии
ещё комментарии
Похожие посты
299

Механический хэппи-лэнд (2019). Р. Брэдбери

Механический хэппи-лэнд (2019). Р. Брэдбери Рэй Брэдбери, Рецензия, Книги, Обзор книг, Длиннопост, ЛучшеДома

Очередной пост про любимого писателя. По горячим следам, так сказать, так как вчера закончила читать сборник "Механический хэппи-лэнд".

Понравилось далеко не все, но сборник ценен тем, что в нем напечатаны рассказы, ранее не переводившиеся на русский язык, многие из них публиковались еще в разных журналах под псевдонимами.

Очень понравилось предисловие переводчика. Я всегда читаю предисловия после основного текста, чтобы не сбивать собственный настрой и не воспринимать произведение под чужим мнением. Собственно, понравилось из-за интересных историй, о которых уважаемый А. Оганян (переводчик😉) рассказывает. Я, например, не знала, что на показе "Войны и мира" в Голливуде Сергей Бондарчук встретил Рэя Брэдбери, и вся совеиская делегация во главе с режиссёром кинулась обнимать писателя. От этой встречи Р. Брэдбери долго отходил. А потом сказал:

Быть не может, чтобы русские так сильно меня любили, но факт остается фактом.

Пишу о рассказах, которые мне очень понравились и о тех, которые совсем не понравились.


1. Дилемма Холлербохена

Небольшой рассказ о человеке, пытающемся избежать своей судьбы. И немного о путешествиях во времени.


2. Маятник

Мне кажется, это своеобразный привет Эдгару По. Однако в этот раз не повезло изобретателю машины времени, который что-то там напутал, уничтожил великих ученых современности и был в наказание заперт в собственной машине.


3. Жара – куда ни шло, а вот вла...

Я не опечаталась, рассказ действительно с таким названием. О штампах в языке. Понравилась идея, жаль что рассказ короткий, она практически не получила развития.


4. И любоваться фонтанчиками

Брэдбери мастер названий, конечно. Я думала, что рассказ будет о каких-то красивых местах, тут все довольно кровожадно. Рассказ классный, но не воспринимайте его как руководство к действию, пожалуйста 😅 Дело вот в чем: два ученых-соперника пытаются перещеголять друг друга в изобретательстве, снова машина времени и прочие прелести. Но оказывается, есть вещи страшнее убийцы из будущего.


5. Творец чудовищ

Космический корабль терпит крушение где-то на пустынном астероиде или что-то в этом роде. Никого нет, но один из ГГ считает, что все подстроено неким Гюнтером, которого необходимо поймать. Кислорода осталось на 60 минут, рядом напарник с манией фотографирования, а тут еще надвигаются какие-то космические чудовища.

Рассказ понравился, я люблю размышления Брэдбери на подобные темы: иногда мы сами выдумываем себе проблемы и верим в них. Вглядывайтесь внимательно в реальность, она может быстро стать фантазией!


6. Механический хэппи-лэнд

Не рассказ, скорее эссе о прогрессе и его пользе для человечества. Брэдбери оптимистичен: роботы принесут пользу людям, если применить их во благо, например, он предлагает с их помощью "воскрешать" исторические события: проживать в реальном времени высадку Колумба на берега Америки, разговоры Платона, трагедию Хиросимы.

От меня: по-моему, мы к этому приблизились. Только где гарантия, что все, что нам покажут – это правда, а не переписанная история.


7. Ахмед и машины забвения. Притча

Не дочитала, прямо перелистывала. Много символики, скрытых смыслов, которые я так и не уловила. По-моему, перемудрил, либо я не доросла еще ментально до такого.

Текст о мечтах, о том, как важно следовать своим устремлениям, не давать похоронить свои лучшие идеи. Но форма подачи тяжелая. Хотя отдельные куски написаны очень интересно.

Ты должен прыгать с утесов и мастерить себе крылья, пока падаешь наземь!

8. Чума

Рассказ о том, как марсианин умирает в своей постели от смертельной болезни. Какого-то особенного развития сюжета нет, морали тоже, как мне кажется. Просто всеобщее бедствие. Просто все умирают.

В свете последних событий особенно печально и неприятно читать.


9. Экспресс "Нефертити – Тутанхамон"

Когда-нибудь жгли в топках паровозов мумии вместо угля? Убегали потом от разгневанных духов египтян?

Вот оно как иногда бывает. Основано на реальных событиях (я про топку, не про духов, если что). Изначально Р. Брэдбери собирался сделать их этого сценарий к фильму, но так дело и не пошло. А какой блокбастер мог бы получиться.


10. Ракетное лето

Новые изобретения, освоение космоса – это прекрасно. Но не случиться ли так, что прогресс без этических норм приведет человечество к гибели? Ракета и межпланетные войны – как они связаны?


Всем спасибо за интерес.

Хорошего дня или вечера:)

Механический хэппи-лэнд (2019). Р. Брэдбери Рэй Брэдбери, Рецензия, Книги, Обзор книг, Длиннопост, ЛучшеДома
Показать полностью 1
133

Рэй Брэдбери. "Из праха восставшие"

Рэй Брэдбери. "Из праха восставшие" Что почитать?, Рецензия, Длиннопост, Книги, Рэй Брэдбери

"На чердаке, где весенними днями нежно шуршал по крыше дождь, где декабрьскими ночами ты чувствовал близкую — какие-то дюймы — пелену снега, прозябала Тысячу-Раз-Пра-Прабабушка. Она не жила, но и не была навеки мертвой, она… прозябала.

И теперь в преддверии Великого События, накануне Великой Ночи, теперь, когда близился радужный фейерверк Семейной Встречи, нужно было ее навестить!

Дверца чердачного люка вздрогнула.

— Все в порядке? — донесся снизу голос Тимоти. — Я иду! Да?!

Молчание. Египетская мумия не шелохнулась.

Она стояла в темном закутке, подобно ветхому, почерневшему обрубку дерева или обгорелой, выкинутой за ненадобностью гладильной доске. Тонкие, сморщенные руки накрест уложены на иссохшей груди, сквозь узкие щели шелковой ниткой зашитых глаз проглядывает бездонная синева, древний пепельно-серый рот, где таится сморщенный лоскуток языка, беззвучно вздыхает, вспоминая каждый час каждой безвозвратно ушедшей ночи, извлекая из бездны четырех тысячелетий те времена, когда она, дочь фараона, одетая в паутинно-тонкое полотно и легкий, как сонное дыхание, шелк, с изумрудами и рубинами, горящими на запястье, сбегала по мраморным террасам сада, чтобы посмотреть на пирамиды, вспарывавшие яростный египетский воздух.

Тимоти уже поднял вековою пылью покрытую дверцу и осторожно окликнул полночный чердачный мир:

— О прекрасная!

Губы древней мумии дрогнули, уронив несколько пылинок.

— Нет, уже не прекрасная.

— Ну, тогда бабушка.

— И не просто бабушка, — прошелестело в недвижном воздухе.

— Тысячу-Раз-Пра-Прабабушка?

— Это уже лучше. Вино?

— Вино. — Тимоти просунулся сквозь узкий люк и встал. В его руке поблескивал крошечный флакон.

— Какого урожая, дитя?

— До Рождества Христова, бабушка.

— На сколько лет?

— На две тысячи до Рождества Христова, почти на три.

— Прекрасно. — Иссохшая улыбка сбросила легкое облачко пыли. — Подойди.

Осторожно пробираясь сквозь папирусные залежи, Тимоти подошел к более не прекрасной, чей голос сохранил все свое былое очарование.

— Дитя? — окликнула иссохшая улыбка. — Ты боишься меня?

— Всегда, бабушка."


Рэй Брэдбери. "Из праха восставшие"


Не так давно решил освежить воспоминания, да и просто попалось произведение, которое прочитал когда-то в электронном виде, а затем по скидке приобрел "pocketbook".


Великий Брэдбери - один из немногих писателей, которые могут на меня действовать... размягчающе. Многие из его произведений (цикл "Мы - плотники незримого собора", "Кошкина пижама" и другие) наполнены каким-то невероятным количеством приятного оптимизма, который через мягкие строки словно обволакивает теплым пледом и пододвигает поближе кружку с горячим чаем. Самое занятное, что мои ощущения от многих коротких рассказов почти не меняются со временем при перечитывании, оставаясь такими же светлыми и уютными. Разве что с приростом новых знаний вновь и вновь открывают ранее почти незаметные грани таланта писателя.


Книга начинается странно и в чем-то жутковато, когда мальчик приходит к своей Прапрародительнице, которая готова рассказать ему множество захватывающих историй в преддверии ночи всех ночей - того момента, как вся странная семья вновь соберется в доме.


Удивительным образом соединяя повседневность(через восприятие ребенком окружающих его людей и обстановку) и мистику, автор творит свою мифологию, обыгрывая многочисленные сюжеты и персоналии из классических книг, проводя всех желающих дорогой тысячелетий, узкими тропинками полустертых из истории личностей, загадочных и нелюдимых существ, ненадолго вышедших из-под ткани столь привычной реальности.


Отлично раскрывая внутрисемейные перипетии, Брэдбери показывает сложность взаимодействия мира живых и тех, кто уже перешагнул последнюю черту, изредка возвращаясь оттуда с ценными советами для ныне существующих. Это воспринимается как добротная аллюзия на важность воспоминаний об ушедших безвозвратно и о том, что они когда-то сотворили, передав новым поколениям.


При всем антураже напускной несерьезности и шутливого суматошного задора, вопросы ставятся, скажем откровенно, отнюдь не детские, и даже не подростковые. Здесь в сюжет вплетены размышления о том, что живущие во тьме далеко не всегда могут олицетворять зло; рассуждения о ценности скоротечной жизни и её преимуществ перед вечным существованием; рассматриваются вопросы ответственности за содеянное при жизни и многое иное.


Здесь показано, что вопросы о поиске предназначения будут идти с взрослением рука об руку, до самого конца, да и после него. Ведь, как известно, смерть полна тайн. А жизнь - тем более.


За легким налетом иронии и шутовства скрывается почти что притча о добродетелях, жизни, смерти, памяти в отдельной взятой семье и целых народах.

Что темнота не всегда таит в себе что-то плохое и что даже нечто изначально созданное быть пугающим, может скрывать в себе доброе начало.


И нам не дают обобщенных выводов, которые бы подытоживали рассказанные истории. В которых погружали читателей в истории древней Александрии, показывали размышления тех, кто был стар ещё до начала нашей эры, завораживали водоворотом серьезных и забавных призраков ушедшего, которые иногда могут даровать поучение неразумным потомкам.


Если данный текст видит кто-то, уже прочитавший "Из праха восставшие", то он может понять, что некоторые цитаты я взял прямо из книги и встроил в некоторые предложения. Наверное, я сделал это потому, что данная книга осталась в памяти частями сильных эпизодов - рассказ о странном доме, который стал отдушиной для всех немертвых; момент появления тысяч и тысяч старых родственников, привлеченных к этому месту; ожившее воспоминание о долгом путешествии по миру, с загадочными попутчиками и проникновенными разговорами. Да, думаю это можно назвать приключением с постепенным открытием новых сторон из истории мира и "самое себя".


В конечном итоге, данная повесть воспринимается не как цельная книга, а как сборник историй, в которых увлекательно объединено мистическое и реалистичное, пропущенное через восприятие человека, который только начинает понимать, какой же мир многогранный в своих проявлениях вокруг него. В котором стоит спешить жить.

Показать полностью
78

Асбестовый «451 градус по Фаренгейту»

Асбестовый «451 градус по Фаренгейту» Рэй Брэдбери, 451 градус по Фаренгейту, Литература, Книги, Асбест, Огонь, Длиннопост

Данная книга является одной из 200 самых первых копий романа, отпечатанных в 1953 году. Все они были сделаны огнеупорными. Сохранившиеся копии по большей части находятся в частных коллекциях или в каких-либо организациях. Увидеть их можно очень редко.

Асбестовый «451 градус по Фаренгейту» Рэй Брэдбери, 451 градус по Фаренгейту, Литература, Книги, Асбест, Огонь, Длиннопост

Её обложка изготовлена из огнеупорного материала на основе асбеста. «При этом страницы в данном экземпляре – обычные, бумажные, они-то как раз горят очень хорошо», - отметил директор по связям с общественностью Heritage Ной Флайшер

Асбестовый «451 градус по Фаренгейту» Рэй Брэдбери, 451 градус по Фаренгейту, Литература, Книги, Асбест, Огонь, Длиннопост

Обзор аукционных записей указывает о существовании экземпляров  в сопоставимом состоянии, выставленных в диапазоне:
$17 500 - 2014,
$13 750 - 2012,
$15 535 - 2007.

Асбестовый «451 градус по Фаренгейту» Рэй Брэдбери, 451 градус по Фаренгейту, Литература, Книги, Асбест, Огонь, Длиннопост
Показать полностью 4
279

65 лет роману Брэдбери «451 градус по Фаренгейту»

20 октября 1953 года на прилавках американских магазинов появился новый роман-антиутопия Рея Брэдбери под названием «451 градус по Фаренгейту».

65 лет роману Брэдбери «451 градус по Фаренгейту» Рэй Брэдбери, 451 градус по Фаренгейту, Книги, Длиннопост

Брэдбери рассказывает нам о гипотетическом тоталитарном обществе, опирающемся исключительно на потребительское мышление и массовую культуру. Все книги, потенциально способные заставить людей задуматься о жизни, надлежит сжечь. Даже хранение литературы становится настоящим преступлением, а способные критически мыслить люди – преступниками. Так называемые «пожарные» сжигают все обнаруженные книги вместе с домами их провинившихся владельцев (которых также арестовывают, иногда отправляя в дом для сумасшедших).


Интересно и первое издание книги – она выходила в печать несколькими частями в первых выпусках журнала Playboy – на фото как раз первый номер 1953 года, с Мэрилин Монро на обложке —

65 лет роману Брэдбери «451 градус по Фаренгейту» Рэй Брэдбери, 451 градус по Фаренгейту, Книги, Длиннопост

Трид­ца­ти­летний Гай Монтэг — пожарник. Впрочем, в эти новейшие времена пожарные команды не сража­ются с огнем. Совсем даже наоборот. Их задача отыс­ки­вать книги и преда­вать огню их, а также дома тех, кто осме­лился держать в них такую крамолу. Вот уже десять лет Монтэг исправно выпол­няет свои обязан­ности, не заду­мы­ваясь о смысле и причинах такого книго­не­на­вист­ни­че­ства.


Встреча с юной и роман­тичной Клариссой Макле­ланд выби­вает героя из колеи привыч­ного суще­ство­вания. Впервые за долгие годы Монтэг пони­мает, что чело­ве­че­ское общение есть нечто большее, нежели обмен заучен­ными репли­ками. Кларисса резко выде­ля­ется из массы своих сверст­ников, поме­шанных на скоростной езде, спорте, прими­тивных развле­че­ниях в «Луна-парках» и беско­нечных теле­се­ри­алах. Она любит природу, склонна к рефлек­сиям и явно одинока. Вопрос Клариссы: «Счаст­ливы ли вы?» застав­ляет Монтэга по-новому взгля­нуть на жизнь, которую ведет он — а с ним и миллионы амери­канцев. Довольно скоро он приходит к выводу, что, конечно же, счаст­ливым это бездумное суще­ство­вание по инерции назвать нельзя. Он ощущает вокруг пустоту, отсут­ствие тепла, чело­веч­ности.


Словно подтвер­ждает его догадку о меха­ни­че­ском, робо­ти­зи­ро­ванном суще­ство­вании несчастный случай с его женой Милдред. Возвра­щаясь домой с работы, Монтэг застает жену без сознания. Она отра­ви­лась снотворным — не в резуль­тате отча­ян­ного желания расстаться с жизнью, но маши­нально глотая таблетку за таблеткой. Впрочем, все быстро встает на свои места. По вызову Монтэга быстро приез­жает «скорая», и техники-медики опера­тивно проводят пере­ли­вание крови с помощью новейшей аппа­ра­туры, а затем, получив поло­женные пять­десят долларов, удаля­ются на следу­ющий вызов.

65 лет роману Брэдбери «451 градус по Фаренгейту» Рэй Брэдбери, 451 градус по Фаренгейту, Книги, Длиннопост

Монтэг и Милдред женаты уже давно, но их брак превра­тился в пустую фикцию. Детей у них нет — Милдред была против. Каждый суще­ствует сам по себе. Жена с головой погру­жена в мир теле­се­ри­алов и теперь с восторгом расска­зы­вает о новой затее теле­ви­зи­он­щиков — ей прислали сценарий очередной «мыльной оперы» с пропу­щен­ными строч­ками, каковые должны воспол­нять сами теле­зри­тели. Три стены гостиной дома Монтэгов являют собой огромные теле­экраны, и Милдред наста­и­вает на том, чтобы они потра­ти­лись и на уста­нов­ление четвертой теле­стены, — тогда иллюзия общения с теле­пер­со­на­жами будет полной.


Мимо­летные встречи с Клариссой приводят к тому, что Монтэг из отла­жен­ного авто­мата превра­ща­ется в чело­века, который смущает своих коллег-пожарных неумест­ными вопро­сами и репли­ками, вроде того: «Были ведь времена, когда пожар­ники не сжигали дома, но наоборот, тушили пожары?»


Пожарная команда отправ­ля­ется на очередной вызов, и на сей раз Монтэг испы­ты­вает потря­сение. Хозяйка дома, уличенная в хранении запре­щенной лите­ра­туры, отка­зы­ва­ется поки­нуть обре­ченное жилище и прини­мает смерть в огне вместе со своими люби­мыми книгами.


На следу­ющий день Монтэг не может заста­вить себя пойти на работу. Он чувствует себя совер­шенно больным, но его жалобы на здоровье не находят отклика у Милдред, недо­вольной нару­ше­нием стерео­типа. Кроме того, она сооб­щает мужу, что Клариссы Макле­ланд нет в живых — несколько дней назад она попала под авто­мо­биль, и её роди­тели пере­ехали в другое место.

65 лет роману Брэдбери «451 градус по Фаренгейту» Рэй Брэдбери, 451 градус по Фаренгейту, Книги, Длиннопост

В доме Монтэга появ­ля­ется его начальник бранд­мей­стер Битти.


Он почуял неладное и намерен привести в порядок заба­рах­ливший меха­низм Монтэга. Битти читает своему подчи­нен­ному небольшую лекцию, в которой содер­жатся прин­ципы потре­би­тель­ского обще­ства, какими видит их сам Брэд­бери: «...Двадцатый век. Темп уско­ря­ется. Книги умень­ша­ются в объеме. Сокра­щенное издание. Содер­жание. Экстракт. Не разма­зы­вать. Скорее к развязке!.. Произ­ве­дения клас­сиков сокра­ща­ются до пятна­дца­ти­ми­нутной пере­дачи. Потом еще больше: одна колонка текста, которую можно пробе­жать глазами за две минуты, потом еще: десять — двадцать строк для энцик­ло­пе­ди­че­ского словаря... Из детской прямо в колледж, а потом обратно в детскую».


Разу­ме­ется, такое отно­шение к печатной продукции — не цель, но сред­ство, с помощью кото­рого созда­ется обще­ство мани­пу­ли­ру­емых людей, где личности нет места.


«Мы все должны быть одина­ко­выми, — внушает бранд­мей­стер Монтэгу. — Не свобод­ными и равными от рождения, как сказано в Консти­туции, а... просто одина­ко­выми. Пусть все люди станут похожи друг на друга как две капли воды, тогда все будут счаст­ливы, ибо не будет вели­канов, рядом с кото­рыми другие почув­ствуют свое ничто­же­ство».


Если принять такую модель обще­ства, то опас­ность, исхо­дящая от книг, стано­вится само­оче­видной: «Книга — это заря­женное ружье в доме у соседа. Сжечь её. Разря­дить ружье. Надо обуз­дать чело­ве­че­ский разум. Почем знать, кто завтра станет мишенью для начи­тан­ного чело­века».


До Монтэга доходит смысл преду­пре­ждения Битти, но он зашел уже слишком далеко. Он хранит в доме книги, взятые им из обре­чен­ного на сожжение дома. Он призна­ется в этом Милдред и пред­ла­гает вместе прочи­тать и обсу­дить их, но отклика не находит.

65 лет роману Брэдбери «451 градус по Фаренгейту» Рэй Брэдбери, 451 градус по Фаренгейту, Книги, Длиннопост

В поисках едино­мыш­лен­ников Монтэг выходит на профес­сора Фабера, давно уже взятого на заметку пожар­ни­ками. Отринув перво­на­чальные подо­зрения, Фабер пони­мает, что Монтэгу можно дове­рять. Он делится с ним своими планами по возоб­нов­лению книго­пе­ча­тания, пока пусть в ничтожных дозах. Над Америкой нависла угроза войны — хотя страна уже дважды выхо­дила побе­ди­тель­ницей в атомных конфликтах, — и Фабер пола­гает, что после третьего столк­но­вения амери­канцы одума­ются и, по необ­хо­ди­мости забыв о теле­ви­дении, испы­тают нужду в книгах. На прощание Фабер дает Монтэгу мини­а­тюрный приемник, поме­ща­ю­щийся в ухе. Это не только обес­пе­чи­вает связь между новыми союз­ни­ками, но и позво­ляет Фаберу полу­чать инфор­мацию о том, что творится в мире пожар­ников, изучать его и анали­зи­ро­вать сильные и слабые стороны против­ника.


Военная угроза стано­вится все более реальной, по радио и ТВ сооб­щают о моби­ли­зации милли­онов. Но еще раньше тучи сгуща­ются над домом Монтэга. Попытка заин­те­ре­со­вать жену и её подруг книгами обора­чи­ва­ется скан­далом. Монтэг возвра­ща­ется на службу, и команда отправ­ля­ется на очередной вызов. К своему удив­лению, машина оста­нав­ли­ва­ется перед его собственным домом. Битти сооб­щает ему, что Милдред не вынесла и доло­жила насчет книг куда нужно. Впрочем, её донос чуть опоздал: подруги проявили больше расто­роп­ности.


По распо­ря­жению Битти Монтэг собствен­но­ручно предает огню и книги, и дом. Но затем Битти обна­ру­жи­вает пере­датчик, которым поль­зо­ва­лись для связи Фабер и Монтэг. Чтобы уберечь своего това­рища от непри­ят­но­стей, Монтэг направ­ляет шланг огне­мета на Битти. Затем насту­пает черед двух других пожар­ников.


С этих пор Монтэг стано­вится особо опасным преступ­ником. Орга­ни­зо­ванное обще­ство объяв­ляет ему войну. Впрочем, тогда же начи­на­ется и та самая большая война, к которой уже давно гото­ви­лись. Монтэгу удается спастись от погони. По крайней мере, на какое-то время от него теперь отстанут: дабы убедить обще­ствен­ность, что ни один преступник не уходит от нака­зания, пресле­до­ва­тели умерщ­вляют ни в чем не повин­ного прохо­жего, кото­рого угораз­дило оказаться на пути страш­ного Меха­ни­че­ского Пса. Погоня транс­ли­ро­ва­лась по теле­ви­дению, и теперь все добро­по­ря­дочные граж­дане могут вздох­нуть с облег­че­нием.


Руко­вод­ствуясь инструк­циями Фабера, Монтэг уходит из города и встре­ча­ется с пред­ста­ви­те­лями очень необыч­ного сооб­ще­ства. Оказы­ва­ется, в стране давно уже суще­ство­вало нечто вроде духовной оппо­зиции. Видя, как уничто­жа­ются книги, неко­торые интел­лек­туалы нашли способ создания преграды на пути совре­мен­ного варвар­ства. Они стали заучи­вать наизусть произ­ве­дения, превра­щаясь в живые книги. Кто-то затвердил «Госу­дар­ство» Платона, кто-то «Путе­ше­ствия Гулли­вера» Свифта, в одном городе «живет» первая глава «Уолдена» Генри Дэвида Торо, в другом — вторая, и так по всей Америке. Тысячи едино­мы­шен­ников делают свое дело и ждут, когда их драго­ценные знания снова пона­до­бятся обще­ству. Возможно, они дождутся своего. Страна пере­жи­вает очередное потря­сение, и над городом, который недавно покинул главный герой, возни­кают непри­я­тель­ские бомбар­ди­ров­щики. Они сбра­сы­вают на него свой смер­то­носный груз и превра­щают в руины это чудо техно­ло­ги­че­ской мысли XX столетия.


https://shkole.net/short/bredberi/451-gradus-po-farengeytu/


http://vsenichego.ru/?p=2815

Показать полностью 4
315

Коротко о правозащитниках.

Для тех кто не в теме объясню что правозащитник Сергей Ковалев активно оправдывал действия Дудаева и его подчиненных в Первую Чеченскую Кампанию,также во время Новогоднего штурма по радиосвязи предлагал Рохлину сложить оружие.

Данные эпизоды не вошли в фильм Чистилище снятого на деньги Березовского.

Коротко о правозащитниках. Первая чеченская война, Война, Правозащитники, Белоленточники, Оппозиция, Чечня, Политика
191

Подарочный набор по любимой книге

Этот подарок, по одной из самых теплых, летних книг, которые я читала - «Вино из одуванчиков». В такой ветренный и прохладый май ничего не согревает лучше, чем рассказы о жарком лете и чашечка любимого чая :)
Надеюсь, моей подруге понравится этот подарок:)

Подарочный набор по любимой книге Вино из одуванчиков, Рэй Брэдбери, Варенье, Книги, Открытка, Идея для подарка, Подарочный набор, Подарки, Длиннопост

Набор состоит из:

✨ Книги «Вино из одуванчиков»

✨ Дизайнерской открытки с цитатой из книги и автографом Рэя Брэдбери

Подарочный набор по любимой книге Вино из одуванчиков, Рэй Брэдбери, Варенье, Книги, Открытка, Идея для подарка, Подарочный набор, Подарки, Длиннопост

✨ Баночки настоящего, домашнего варенья из одуванчиков

✨ Баночки вкусного зеленого чая

Подарочный набор по любимой книге Вино из одуванчиков, Рэй Брэдбери, Варенье, Книги, Открытка, Идея для подарка, Подарочный набор, Подарки, Длиннопост

✨Кулончиком с частичкой лета внутри

Подарочный набор по любимой книге Вино из одуванчиков, Рэй Брэдбери, Варенье, Книги, Открытка, Идея для подарка, Подарочный набор, Подарки, Длиннопост

🎁 Стилизованной подарочной коробки, оформленной вручную

Подарочный набор по любимой книге Вино из одуванчиков, Рэй Брэдбери, Варенье, Книги, Открытка, Идея для подарка, Подарочный набор, Подарки, Длиннопост
Показать полностью 4
93

Про фантастику!

Я продолжаю рубрику, в рамках которой вы сможете узнать много неожиданного и безумно интересного о своих любимых произведениях и их авторах. Здесь все до неприличности просто: буду делиться с вами пятью фактами о пяти произведениях, объединенных одной тематикой. И темой этого выпуска становятся книги авторы которых могут похвастать очень богатой фантазией.
Роберт Говард.
Про фантастику! Книги, Обзор книг, Фантастика, Фантастика-Подброка, Рэй Брэдбери, Уильям Гибсон, Филип Дик, Клайв Баркер, Длиннопост
«Образование тоже… может порой пригодиться, только оно никогда не заменит здравого смысла».

Роберт писал литературу различных жанров, и не в коем случае, не ограничивался одним только фэнтези. Однако, наибольшую известность получил благодаря циклу произведений о Конане-варваре. Прижизненно стал родоначальником жанра «героического фэнтези», или, как его любят называть фанаты, жанра «меча и магии» («Sword and sorcery»). Влияние Роберта Говарда на становление фэнтези, сравнимо, разве что, с вкладом еще одного легендарного писателя — Джона Рональда Руэла Толкина, создавшего жанр «эпического фэнтези». А еще Говард может похвастать пожалуй самым большим количеством подражателей за всю историю литературы.


Однажды, когда Говард был еще юн, в журнале «Странные истории» должен был опубликоваться один из его рассказов, который впервые для молодого писателя должен был стать главной темой номера, а название рассказа, как главная тема, соответственно выведено на обложку. Это событие чуть было не сорвалось, поскольку единственная копия произведения затерялась в четырех стенах редакции. Так как до дедлайна оставалось всего ничего, Говарду пришлось писать ночами, по памяти восстанавливая утраченную рукопись. Когда он закончил, пропавший рассказ все-таки нашелся, в журнале опубликовали вторую версию, а писателю выплатили денежный бонус за доставленные неудобства.


После окончания школы, Роберт, щуплый от природы, разработал для себя специальный комплекс упражнений, среди которых было ежедневное поднятие всяческих тяжестей, битье груши и рубка деревьев. Как следствие из костлявого мальчугана он вырос в здоровенного мужика. Всю позднюю юность Говард провел на изнуряющих работах, к которым не питал никакой симпатии: Клеймовщик скота, грузчик, бакалейщик, упаковщик инструментов, продавец напитков и даже офисный клерк. Последним местом работы писателя, перед ошеломляющим успехом, принято считать продуктовый магазин, работая в котором, Говард, довел себя до психического истощения. И может, психически истощенный писатель, так и остался обыкновенным продавцом, если бы однажды его не привели в секцию бокса. Говард начал усиленно заниматься и участвовать в боксерских матчах, сыгравших впоследствии огромную роль в его жизни и творчестве. Яркий пример, один из самых знаменитых персонажей писателя, моряк-боксер Стивен Костиган.


В августе 1930 года Говард написал в редакцию «Странных историй» письмо, где очень хвалебно отзывался о рассказе «Крысы в стенах» за авторством Говарда Лавкрафта. Редактор журнала, недолго думая переотправил письмо самому Лавкрафту. А Лавкрафт, в свою очередь, очень тепло ответил автору письма, и вскоре между двумя ветеранами журнала началась обширная переписка, которая продолжалась до конца жизни Роберта. Роберт Говард быстро стал членом «Круга Лавкрафта», компании писателей, связанных корреспонденцией через Лавкрафта, обменивающихся мнениями и идеями, а также поощряющими друг друга на писательском поприще. А за привычку везде носить с собой оружие «Круг» дал Говарду кличку «Боб два пистолета».


В короткой жизни писателя самой значимой женщиной всегда была его мать, Эстер Говард. Именно она привила ему любовь к чтению, беседовала с ним часами напролет и читала ему стихи по памяти. Говард не смог перенести ее кончину. Сразу же после того как Эстер скончалась, он сел в свою машину, вытащил из бардачка пистолет и выстрелил себе в голову. Смерть одного Говарда в свою очередь подкосила и другого. Лавкрафт так и не смог перенести смерть своего друга и пережил Роберта всего на девять месяцев.

Клайв Баркер.
Про фантастику! Книги, Обзор книг, Фантастика, Фантастика-Подброка, Рэй Брэдбери, Уильям Гибсон, Филип Дик, Клайв Баркер, Длиннопост
«Печаль была гораздо честнее, чем искусственная жизнерадостность, которая была нынче в моде: фальшивый каркас пустоголового оптимизма, которым заслонялось отчаяние, гнездящееся в каждом сердце.»

В начале 80-х Стивен Кинг назвал Баркера своим приемником в жанре ужаса. Баркер оправдал свое звание уже через несколько лет, сняв первую часть «Восставшего из Ада».


Баркер, изумительный режиссер, подаривший миру целую кучу шедевров. А для перечня всех картин где он побывал продюсером, сопродюсером, сценаристом, консультантом или исполнителем эпизодических ролей понадобилось бы еще несколько таких длиннопостов. Отдельно стоит отметить тот факт, что Баркер мог стать режиссёром таких фильмов как «Чужой 3» 1993, «Годзилла» 1998, «Мумия» 1999, «Конец света» 1999, но что-то не вышло, а жаль… Зато Баркер стал режиссером фильма «Ночной народ» в который вложил всю свою душу, вернее ту часть, что по счастливой случайности оказалась не продана дьяволу. Фильм получился малобюджетный, но на редкость изумительный, к тому же вдоль и поперек обложенный «пасхальными яйцами». Из-за того, что Баркер тянул на съемки знакомых и друзей, в эпизодических ролях можно увидеть множество примечательных личностей. К примеру трупы в гостинице сыграли писатели Джон Скипп и Крэйг Спектор, а маньяка убийцу, Дэвид Кроненберг.


Отличительная черта творчества Клайва — почти после каждой его книги начинаешь считать самой лучшей именно её. До тех пор пока не прочитаешь следующую.


Само собой, такой человек, как Клайв Баркер не мог не повлиять на умы музыкантов, творящих в мрачных и зловещих жанрах. Следы этого влияния явственно видны в творчестве таких команд, как Suicide Commando, God Is An Astronaut (название группы — цитата из «Ночного народа»), Cradle Of Filth, Оззи Осборна, Motörhead и сотни других.


Существует версия, что однажды ребята из группы Coil, подкинули Баклеру несколько садо-мазо журнальчиков, после пролистывания которых на свет появились Пинхед и компания.

Филип Киндред Дик.
Про фантастику! Книги, Обзор книг, Фантастика, Фантастика-Подброка, Рэй Брэдбери, Уильям Гибсон, Филип Дик, Клайв Баркер, Длиннопост
«Мне казалось, что за экранизации я получаю астрономические суммы. А потом мы выпивали с Рэем Брэдбери, я рассказал ему о своих делах, и его чуть не хватил апоплексический удар. Он сказал, что я неудачник, и таким, скорее всего, и останусь. Я был раздавлен. Я-то всегда считал, что мне платят очень хорошо.»

Жизнь Дика была тяжелой как чугунная наковальня. На 41 день после родов умерла его сестра близнец из-за чего до конца жизни писатель страдал от чувства вины. Пять раз женился, пять раз развелся. Прижизненно издавался только в порно-журналах и бульварной прессе. Сидел на амфетамине. Как следствие, страдал от агарофобии, паранойи и еще нескольких десятков расстройств идущих совершенно бесплатно в одном комплекте с амфетаминовыми отходняками. Умер от передоза в собственной ванной, за несколько дней до своего звездного дебюта, о котором он даже и не подозревал.


В 1963 году, Филип Дик, основательно подсев на стимуляторы два года подряд выдавал по 60 страниц текста в день, что в принципе оставляет Аггрипину детективную, рабовладелицу колонии литературных негров, далеко позади. За два года Дик выдал одиннадцать романов! Да, да, тех самых, своих, золотых.


Такая былинная скорость печати довела писателя до клинической смерти, а после и вовсе свела с ума. После 64-го писатель довел себя до паранойи и видел в каждом встречном агента ЦРУ. Также он несколько раз сбегал в Канаду, не выдержав «слежки», но успокоившись, все-равно возвращался к жене, которую впрочем тоже считал агентом.


Однако высокая скорость написания романов не мешала Филипу ежедневно строчить доносы на Станислава Лема в ФБР. Дику казалось подозрительным количество выпускаемых Лемом романов и поэтому он всерьез был уверен, что Станислав Лем это группа Советских писателей-пропагандистов задавшихся целью опорочить фантастику как жанр. Хотя сам Лем, отзывался о Филипе, как чуть ли не о лучшем американском писателе.


Мое личное предположение в лучших традициях конспирации, Лем это как всегда: Песков, Елисеев, Лисицин, Евсеев, Васенко, Иванов и Никитенко.


Отдельного упоминания стоит фильм принесший Дику посмертную славу. «Бегущий по лезвию», тот самый, с Фордом (простите), вот уже много лет считается культовым фильмом, среди любителей киберпанка и скайфая. Уильям Гибсон, вспоминает, что после просмотра первых двадцати минут у него напрочь отшибло желание дописывать своего «Нейроманта», потому что в фильме уже всё сказали до него и лучше.

Уильям Гибсон.
Про фантастику! Книги, Обзор книг, Фантастика, Фантастика-Подброка, Рэй Брэдбери, Уильям Гибсон, Филип Дик, Клайв Баркер, Длиннопост

"Вообще-то дело обстоит так: Азимов придумал все эти штучки с искусственным интеллектом. Бетке придумал само слово „киберпанк“, а Стерлинг изобрел форму и стиль произведений. Но первым, кто вдохнул атмосферу холодного техногенного нуара во всё это, стал, безусловно Гибсон."

Д. Харди.

Уильям Гибсон общепризнанный дедушка кибер панка пришедший на смену прадедушке, Филипу Дику. В детстве серьезно увлекался бит-литературой, которая впоследствии наложила свой, неповторимый отпечаток на его творчество. Книги эти, кстати, покупал тайком от родителей.


В шестедесятых переехал в Канаду, чтобы откосить от армии и не участвовать во Вьетнамской войне. Впоследствии обосновался в Ванкувере, где и живет по сей день.


Уильям Гибсон, профессиональный писатель, отучившийся в университете и имеющий статус бакалавра английской литературы. Сразу после написания своего первого рассказа «Осколки голографической розы», Уильям начал работать над экранизацией совместно с Виктором Цоем и Рашидом Нугмановым, но из-за смерти Цоя фильм так и не был снят.


Гибсон придумал понятие « киберпространство» и первым описал в литературе виртуальную реальность. Сродни Кафке ненавидевшему экзистенциализм, Гибсон не любит когда его творения называют киберпанком.


Однажды, Уильям, в соавторстве с другим киберпанк писателем Томом Мэддоксом написал сценарии к нескольким эпизодам сериала «Секретные материалы». Для тех кто хочет глянуть, что из этого вышло, 11 серия 5 сезона и 13 серия 7 сезона. Кстати, фанатам трилогии сестер Вачовски не будет лишним узнать, что слово «матрица», зеленые переливающиеся символы/иероглифы и героев проникающих в кибер-пространство стырили именно у Гибсона.

Рэй Бредбери.
Про фантастику! Книги, Обзор книг, Фантастика, Фантастика-Подброка, Рэй Брэдбери, Уильям Гибсон, Филип Дик, Клайв Баркер, Длиннопост
«Знаете, а девяносто лет — это вовсе не так круто, как я думал раньше. Сотня звучит солиднее. Представьте себе заголовки во всех газетах мира — «Брэдбери исполнилось сто лет!». Мне сразу выдадут какую-нибудь премию просто за то, что я ещё не умер!»

Фантазия в семье Бредбери явно передается по наследству. Старшее поколение любило рассказывать всем подряд байку, про то, что бабка Рея по отцу, Мэри Бредбери была сожжена во время «Салемской охоты на ведьм». Дядя маленького Рэя то ли в шутку, то ли нет, считал себя ожившим мертвецом и страстно тяготел к оккультизму. Не удивительно, что в семье где каждый второй зомби, а каждый третий вампир и сам Рэй вскоре стал мнить себя колдуном, убеждая всех своих знакомых в том, что помнит момент своего рождения. Впоследствии, Рей сделал свою родню прототипом семьи Эллиот в романе «Из праха восставшие». По которому друг Рея, Чарльз Аддамс написал свою знаменитую «Семейку Аддамс».


За свою долгую (91 год) жизнь, Бредбери успел многое повидать и попробовать . Он состоял в хороших отношениях с Хичкоком и Диснеем. Успел помимо прозы написать массу стихов, пьес, эссе, сценариев, статей, нарисовать картин, спроектировать торговый центр, оформить выставочные павильоны, засветиться в экранизациях собственных книг, начитать свои книги на радио, поиздеваться над правительством и нарваться на слежку ФБР, повстречаться с космонавтами, нажраться с Сергеем Бондарчуком, надавать интервью и навыступать на телевидении.


Кстати говоря, с подачи корпорации Google, в стандарт HTTP был введён новый код «451» — для сайтов, заблокированных государственной цензурой. Возможно, Брэдбери здесь как бы и не причем, но это очень забавное совпадение…


Из-за отсутствия явной политической направленности, осуждения потребительского поведения растлевающего капиталистическую страну, Брэдбери был одним из самых печатаемых авторов в СССР, а потом и в России. Рассказ «Зеленое утро» даже был включен в школьную программу!


Если люди когда-нибудь колонизируют Марс, первое поселение определенно будет назано в честь Брэдбери. Пока в честь него назвали только Bradbury Landing — место посадки марсохода «Curiosity».

Пс: Осталяйте своего любимого автора в комментах и я о нем напишу. Спасибо за прочтение.

Показать полностью 4
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: