2

Там, где нет "гроз". Часть 2

Там, где нет "гроз". Часть 2 Рассказ, История, Текст, Абьюз, Отношения, Эгоизм, Насилие, Длиннопост

«Вкусный ужин, хорошая компания, всего один вечер» — проигрываются у меня в голове слова Каи. Всё, что получил я этим вечером — нового врага, невкусную еду и улетевший счёт за ужин с моей кредитки. Давал же себе обещание не вляпываться ни в какие истории, не ходить ни на какие вторые встречи. Ещё несколько минут в одиночестве просидев за своим столиком, осмысливая происходящее, я оплатил счёт и покинул это роскошное заведение.

На улице уже была ночь. Одна из тех светлых ночей, что бывают летом. Прохладный ночной воздух отрезвил меня, я успокоился, глубоко вздохнул и пошёл в направлении дома. История с Каей была закончена. Больше я никогда её не увижу. И слава богу.

— К-карл, — послышался чей-то тихий голос сзади.

Судя по тембру, с которым его произнесли, ко мне обратились из самой преисподней.

По спине пробежали тысячи маленьких муравьёв, сердце попрыгунчиком запрыгало в груди. Я повернулся, уже предвкушая то, что сейчас увижу.

Прямо за рестораном, в небольшом тупиковом проулке, который разделял ресторан и соседствующее к нему здание, сидела Кая. Прислонившись к стене, она смотрела на меня, спрятавшись за собственными коленками. Её пышные волосы, которые мне так нравились, были разлохмачены. На губах, насколько я мог заметить в свете уличного фонаря, была кровь.

— Что… что случилось? — спросил я, подойдя к ней.

С собой у меня не было даже салфеток, чтобы как-то ей помочь.

Она молча посмотрела на меня исподлобья, словно раненый боец, который не знает, следует ли продолжать схватку. На мгновенье во мне проснулись совесть и стыд от того, что пока я сидел в ресторане, думая о том, зачем я всё это делаю, Бас прямо за углом этого самого ресторана избивал девушку.

— Чёрт, — сказал я, оглядываясь по сторонам, — пошли отсюда. Тебе нужно умыться.

Кая запрокинула голову назад, облокотив её о стену, и вытерла рот ладонью, на которой остался тонкий кровавый след.

— Мне нужно избавиться от него, — сказала она, и, судя по интонации и взгляду, обращалась она больше к небесам, нежели ко мне.

Я решил сделать вид, что не слышал этого.

— Я думала, что как только он увидит меня вместе с кем-то, всё сдвинется с мертвой точки. Хоть чуть-чуть, но сдвинется, — она шмыгнула носом, — но всё стало только хуже.

Мимо нас прошла парочка, бросив испуганные взгляды на двух людей в костюмах, которые в не лучшем состоянии стоят друг напротив друга.

— Ты боишься его. Именно поэтому ты пошла сегодня с ним, — ответил я, хотя для упреков и нравоучений было явно не время, — а могла бы остаться в ресторане, где есть охрана, есть люди.

— И что, мне там надо было жить остаться?! — громко сказала Кая, посмотрев мне в глаза. — Он бы всё равно дождался меня.

— Если боишься, что Бас найдет тебя, просто уезжай. Твой громоотвод, как оказалось, не будет работать, — попытался отшутиться я.

Кая промолчала.

— Куда бы ты хотела поехать?

Она пожала плечами.

— Туда, где не бывает «гроз», — тихо ответила она, — всегда хотела отправиться автостопом на море.

На секунду мне на душе стало тепло от того, что я заставил её хоть на мгновенье предаться мечтам и улыбнуться.

— Мне кажется, самое время, — я облокотился о стену, запрокинул голову и посмотрел на небо. Приторно-синее небо со слабыми просветами. Уже через несколько часов должен был начаться рассвет. А с рассветом всегда приходит что-то новое. Новый день. Новые цели. Новая жизнь.

— Пошли, — сказал я, выйдя из проулка.

— На вокзал? — попыталась пошутить она.

— Нет, для начала провожу тебя домой, — сказал я, надеясь, что по пути мы не встретим этого типа, который набросится на нас при первой возможности.

Я взял её под руку, чтобы помочь встать, но Кая издала такой звук, будто я наступил на больную лапу котёнка. Только сейчас я увидел, что на плече у неё был свежий ожог от сигареты. Твою ж мать. Бас и правда психопат. И воевать с ним у меня не было никаких шансов.

Как не было и никакого желания больше помогать Кае. Я мальчик по вызову, а не супермен. В этом любовном треугольнике от меня не будет совершенно никакой пользы. Называйте это трусостью, если хотите. Но что бы сделали вы на моём месте? Нанялись бы в её телохранители?


***


За несколько месяцев моей своеобразной подработки, я успел выучить планы эвакуации в торговых центрах, узнал в каких магазинах лучше закупаться, где будет выгодней взять платье, а где — свитшот. Но вещь, перед которой я провожу больше всего времени — это примерочные. Некоторые просто огораживаются шторкой, в других стоят запирающиеся двери. У одних стоят консультанты, у других в радиусе нескольких метров никого нет. И надо было судьбе так распорядиться, что на следующий день я стоял у примерочной с дверью, рядом с которой не было ни одного консультанта. За дверью переодевалась очередная девушка. В тот вечер вообще почти все примерочные были свободны, и, вломись я к этой девушке и начни приставать к ней — никто бы и не заметил. Кто бы знал, что меня сегодня ждёт кое-что «поинтереснее».


Не успел я протянуть блондинке кофточку нужного размера, как она тут же скрылась за дверью. Я услышал щелчок замка, а в следующее мгновенье почувствовал резкий толчок в спину. Не успев понять, что происходит, я влетел в соседнюю примерочную, чуть не разбив зеркало, висящее на стене. В панике обернувшись, я увидел Баса, который задвинул щеколду на замке и повернулся ко мне. Правой рукой, на которой было изображение солнца, Бас схватил меня за горло. Я начал хватать ртом воздух в попытке что-либо сказать, но получалось лишь глупо открывать рот.

— Привет, Карл, — с издевкой сказал он, склонив голову набок и улыбнувшись зловещей улыбкой, — кажется, было невежливо с моей стороны вчера не познакомиться с тобой.

Я начал лупить его по руке, но это было равносильно тому, что младенец играючи бьёт по огромной волосатой ноге своего отца, которому абсолютно всё равно.

— Ты у нас, значит, новый ухажер Каи, — сказал Бас, — по ресторанам с ней ходишь, до дома, бедненькую, провожаешь.

Я, насколько мог, помотал головой, не переставая долбить по его железной руке.

— Нет? А кто ты тогда?

Поняв, что ещё чуть-чуть и я потеряю сознание, Бас ослабил хватку. Я согнулся пополам, пытаясь отдышаться.

— Просто… нет… секунду… — я достал телефон, открыл приложение с моими услугами, и протянул его этому громиле.

Он несколько секунд бездумно тыкал по экрану, а после звонко рассмеялся.

— Ты что, просто мальчик по вызову? — усмехнувшись, спросил он. — И Кае это было нужно? Но тут ничего не написано, что ты бонусом водишь девушек в дорогущие рестораны.

Я выхватил телефон у него из рук.

— Она сама… сама меня попросила.

— Сама? — поинтересовался Бас, нагнувшись ко мне, словно желая продолжить меня мучить. — И зачем?

Я откашлялся и посмотрел на него исподлобья. Неужели и без моих очевидных ответов было непонятно? Дойдёт до этого качка хоть что-нибудь?

— Ясно, — с улыбкой сказал он, выпрямившись, — представление мне решили устроить, — Бас со всей дури лупанул по стенке примерочной, что девушка, которая переодевалась за стенкой, моя собственная клиентка, взвизгнула, — ну, хорошо. Тогда посмеёмся.

С этими словами он нарочито сильно похлопал меня по спине, а после вышел из примерочной. Придя в себя через пару секунд, я тоже вывалился в коридор. Из соседней примерочной выглянула блондинка.

— Ну, как тебе? — сказала она, демонстрируя новые джинсы.

Увидев моё покрасневшее лицо и глаза, готовые выскочить из глазниц, улыбка с её лица сползла.

— Нормально, — ответил я и быстрым шагом направился к выходу из магазина.


***


Хватит с меня этого дерьма. Пора искать новую работу. И желательно нормальную. Больше никаких экспериментов.

К вечеру я был уже достаточно пьян, когда мне позвонила Кая. Я лежал на кровати с бутылкой пива, которое пролилось на покрывало. Палец завис над кнопкой «удалить приложение» на экране смартфона. Придётся девушкам в этом городе снова таскать на шопинги своих подруг или бедных парней, которые через день попадут во френдзону. И вот как только большой палец готов был спикировать на серую прямоугольную кнопку, на экране резко высветилось её имя. Проклятая девчонка.

Я сбросил вызов, приподнялся на кровати и сделал несколько глотков из своей бутылки. Телефон зазвонил снова. Да твою ж мать. Решив, что она от меня не отлипнет, я плюхнулся обратно на подушку и сдвинул зеленую кнопку вправо.

— Что тебе? — вылетели из меня первые слова.

— Карл! — у меня было ощущение, что рядом с моим ухом взорвалась граната. Кая так громко крикнула, что я отнял телефон от уха на пару сантиметров. — Помоги!

— Слушай… — «слушай, не звони сюда больше никогда, я не собираюсь решать твои проблемы» — нужно было сказать мне, но Кая перебила меня.

— Карл, мне страшно! Он ломится ко мне!

Судя по громким глухим ударам на фоне и каким-то отдаленным крикам, в её дверь действительно ломился Бас. И я надеюсь, что он был один.

Я промолчал.

— Карл, пожалуйста, — Кая плакала, и от этого у меня сжималось сердце.

Да, как оказалось, оно у меня есть.

Кая просила не об одолжении, она не заставляла меня действовать, не умоляла, она просто по-человечески просила помочь, потому что ей было страшно. Алкоголь в крови и отчаяние на том конце трубки сделали своё дело.

— Говори адрес, — пробубнил я, поднимаясь с кровати, — и забаррикадируй чем-нибудь дверь. Я скоро приеду.


«Ты кто? Гребаный супермен?! — кричал у меня в голове внутренний голос. — И что ты сделаешь? А?! Попросишь его не убивать Каю?!»

Я улыбнулся собственным мыслям. Действительно, что я мог сделать? Драться я не умею, оружия у меня нет, а полицию вызывать… я был слишком пьян, чтобы связываться с полицией. Вдруг они приедут, когда всё уже закончится? Спишут на то, что я псих и мне всё это привиделось. Нет ни Баса, ни Каи, ни моих, сука, проблем. Если бы всё было так просто…


Когда я поднялся на нужный этаж, у её двери никого не было. Никакие качки не пытались протаранить эту деревяшку. На мгновенье мне стало даже легче от того, что мне не придётся с ним драться на лестничной площадке. Что мне в принципе не придётся с ним драться. Я подошёл к квартире и позвонил в звонок. Ответом мне было молчание. Когда я постучался, дверь приоткрылась. Ну, конечно, она была не заперта. Всё как в дешёвых детективах. Осталось только, чтобы меня убили. Я открыл дверь и осторожно вошёл в квартиру.

— Кая? — позвал её я, осматривая прихожую.

В коридоре у неё творился настоящий бардак. Ни она, ни, слава богу, Бас, не отзывались. Я прошёл на кухню и замер на пороге. Возле длинной стойки, на полу, сидела Кая, обхватив колени руками. Такое ощущение, что после нашего знакомства я её могу встречать теперь только в таких позах. Одета она была в белую майку, которая была ей велика и из-под которой виднелась узкая полоска черных трусиков. У неё на пальцах я заметил кровь.

— Кая, — сказал я, сделав шаг в её сторону, — что случи…

За секунду до того, как сесть рядом с ней, боковым зрением я заметил человека, валяющегося на полу за стойкой. Мозг не успел среагировать на всё это, и я от неожиданности вскрикнул. Ноги подкосились и я невольно упал рядом с Каей. Перед нами лежал Бас, в живот которому был воткнут длинный кухонный нож. Он лежал на спине, его лицо было повернуто в нашу сторону, стеклянный взгляд замер в одной точке. Его рука находилась в нескольких сантиметрах от Каи, у меня было ощущение, что он сейчас встанет и убьёт нас. По мраморному полу растекалась багровая лужа крови, которая медленно ползла к нам.

Кая смотрела в одну точку на полу, раскачиваясь из стороны в сторону. Её лицо скрывалось за длинными растрепанными волосами.

— Э… м… — всё, что я мог на тот момент воспроизвести — это набор звуков.

Лужа доползла до нас, словно зовя нас с собой в преисподнюю. Она обтекала мои кроссовки, а я резко отвернулся и меня вырвало прямо на пол.

Казалось, Кая только теперь заметила меня. Стоило мне только проблеваться.

— Ты нормально? — спросила она, повернувшись в мою сторону.

— Нормально ли я? — я посмотрел на неё выпученными глазами. — По-моему, это у тебя надо спросить.

Кая медленно перевела взгляд на бездыханное тело.

— Я… я не хотела… — она уткнулась головой в коленки и мне приходилось напрягать слух, чтобы всё правильно расслышать. — Он… он набросился на меня. А мне под руку попался этот нож, — она шмыгнула носом и вытерла слёзы ладонью, которая была в крови. На щеках у неё остались бордовые следы.

— Он… точно мёртв?

Кая лишь громче заплакала, задергав плечами. Я нагнулся в её сторону и обхватил её за плечи. Все-таки мне свойственно проявлять какую-никакую заботу. Всё, что я хотел — утешить её, сказать, что всё будет хорошо. Но оба мы понимали, что «хорошо» теперь уже не будет никогда. Бас был мёртв, а вместе с ним умерло что-то и внутри Каи. Она была сильнее меня. Намного сильнее и смелее меня. А я был просто трусом, который даже вовремя прийти не смог.

— Нам нужно убираться отсюда, — неожиданно для себя сказал я.

«Интересно, кому это «нам»? — взбунтовался эгоист внутри меня. — Нет никаких «нас», есть только «ты», и спасти ты сможешь тоже только свою задницу!»

— Кая, нам нужно уходить, — я одним рывком поднял её на ноги.

Она буквально обмякла у меня на руках. Белая майка была наполовину запачкана кровью, руки свисали словно два обрезанных каната. Я поднял ей руки, будто механической кукле и снял с неё майку.

— От этого нужно избавиться, — сказал я.

Даже находясь рядом с трупом, я не смог не оценить её полуголое тело, стоявшее передо мной.

— Прости, — тихо сказала она, подняв взгляд.

Будь мы в несколько других обстоятельствах, я бы даже растаял, обнял её, разрешил ей уткнуться в меня и выплакаться. Но только не сейчас. Сейчас у нас были проблемы посерьёзней.

«Опять это чертово «нас»! У тебя нет никаких проблем! Просто уходи!»

Я тактично промолчал.

— Что мы… — начала было Кая, но, подобно моему внутреннему голосу поняла, что в меня ввязывать в это больше, чем она ввязала уже, не стоит, — с ним нужно что-то сделать.

— Что-нибудь придумаем, — сказал я, опустив взгляд, — пока пусть лежит здесь. Его всё равно не скоро начнут искать. А когда найдут, мен… нас здесь уже не будет.

— Спасибо, — ответила Кая, переминаясь с ноги на ногу, — спасибо тебе.


***


Стояла глубокая ночь. На улицах не было ни одной живой души. Только одинокая луна возвышалась над этим городом. Кая, одетая в домашнюю пижаму со слониками, сидела на ступеньках крыльца собственного дома и курила. Её рука, держащая сигарету, нервно подрагивала, лицо было спрятано за непричесанными волосами.

Я подошел и сел рядом с ней.

— Можно? — я показал на сигарету.

Кая достала пачку и протянула мне.

— Кури, сколько влезет.

Я закурил и выпустил клуб дыма изо рта. Воспользовавшись тем, что ночью меньше людей и тем, что в её районе нет камер, мы вынесли тело Баса из подъезда и бросили через квартал отсюда, на ближайшей помойке. Если нас и заметили, то наверняка списали всё на пьяницу, который сам не в состоянии дойти до дома. Его вряд ли найдут быстро, если вообще будут искать. А если и найдут, то первым делом спишут на наркоманские разборки. Как я узнал от Каи, он часто продавал наркотики, и заставлял её делать то же самое. Так что пока у нас было немного времени. И чтобы использовать его с максимальной пользой, нам нужно было бежать. Куда угодно. Главное, подальше от этого города.


Существует два типа людей, которые решают свои проблемы по-разному. Кто-то вечно бежит от неприятностей в свой уютный мир, закрывает глаза на ужасные вещи, происходящие перед его носом, живёт, видя в людях лишь их деньги, а не чувства. Люди же второго типа более скрытны, они не жалуются, не афишируют своими проблемами, они живут в аду, но не вопят из своих котлов, они способны сами и самыми радикальными методами решить любую проблему, им только нужен небольшой пинок. В этом отношении я чем-то помог Кае, стал катализатором того, что произошло сегодня. А она помогла мне, заставила думать не только о себе. Да, она манипулировала мной, костюмами, деньгами, собственным страхом, даже если сама этого не замечала, но по-другому эту проблему было не решить. Теперь мы — два одиночества, которых, скорее всего, уже через несколько дней объявят в розыск. Или не объявят. Тут уж вопрос удачи и дотошности местных полицейских.


— Вот теперь пошли, — сказал я, встав со ступенек.

— Куда? — подняла на меня недоумевающий взгляд Кая.

— Туда, где не бывает «гроз», — я выдохнул дым, — отправимся к морю. Ты же хотела. Если мы не сбежим сейчас, то сядем в тюрьму.

Кая поднялась со ступенек и убрала волосы за уши:

— Я не против. Только сначала, — она сделала демонстративную паузу, оглядев себя с ног до головы, — ты поможешь мне выбрать шмотки.

Найдены дубликаты

0
Продолжение будет?
раскрыть ветку 1
0
Нет)