4

Так вот она, наша Победа! Юбилей взятия Освенцима

75 лет назад – 27 января 1945 года – город Освенцим (Польша) был взят войсками Первого Украинского фронта. В результате мой дед, Пётр Прокофьевич Лисичкин, призванный Орехово-Зуевским военкоматом, стал тем самым «украинцем, освобождавшим Освенцим».


Ранее я уже рассказывал о блестяще проведенной Краковской операции, завершенной 19 января 1945 года. Если после Кракова пройти ещё 60 километров на запад вдоль берега Вислы, то как раз в центре котловины между Карпатским погорьем и Силезскими горами, при впадении реки Солы в Вислу, и будет Освенцим, в самом начале Домбровского угольного бассейна (это своего рода польский Донбасс).


Название этого города, в переводе с польского значит «освящённый». Он имеет почти 800-летнюю историю и является одним из старейших городов Польши. Впервые он упоминается в 1179 году как отдалённое от Кракова поселение, а в 1272 году Освенцим получил статус города (хотя, ниже по тексту советский офицер называет его «посёлком»). В конце 13 века нашей эры, в Освенциме поселились первые немцы, которые называли его «Аушвиц» (это немецкое название использовалось и в период Второй мировой войны: с сентября 1939 до 27 января 1945 года), а в начале 16 века — первые евреи. На протяжении столетий Освенцим, как и другие города Европы, не раз менял свою политическую принадлежность, становясь ареной разрушительных боевых действий. В 1348 году он стал частью Германской империи (она тогда немного по-другому называлась). В этот период немецкий язык начал преобладать над польским. Затем он стал частью Австро-Венгрии, а после 1918 года – независимой Польши.


Освенцим является побратимом нашего Самбора, и лежит на пересечении нескольких дорог, имея прямое железнодорожное сообщение с городами Краков, Катовице, Чеховице-Дзедзице, Тшебиня, Прага, Вена, Будапешт, Жилина. Кроме того, он связан густой сетью автомобильных дорог с близлежащими регионами Верхней Силезией и Тешинской Силезией, которые входили в число европейских лидеров по промышленному развитию. Этот факт, в сочетании с близостью месторождений полезных ископаемых, предопределил судьбу города в ХХ веке.


Здесь немцами был создан крупнейший в мире центр химической промышленности, а при нём, опять-таки крупнейший в мире концентрационный лагерь рабочей силы, в современной терминологии – лагерь уничтожения. На днях в сети Интернет появились воспоминания ветерана: Иван Мартынушкин в те дни командовал ротой 1087-го стрелкового полка 322-й дивизии. К Освенциму их часть подошла через неделю после освобождения Кракова. «… После одного из боев, когда мы освободили поселок Освенцим и прошли его, увидели огромное поле с какими-то строениями. По всему периметру – колючая проволока, вышки, электрические провода. Поначалу это казалось крупной немецкой военной базой. Но позже нам по телефону сообщили, что здесь лагерь пленных… Была поставлена задача – зачистить территорию вокруг лагеря, где могла прятаться охрана лагеря или просто солдаты противника. Мы шли вдоль колючей проволоки. И тогда внутри увидели людей, группами и поодиночке. После исполнения задачи мы с группой офицеров и солдат решили заглянуть в лагерь».


Когда бойцы его подразделения прошли через ворота с немецкими надписями, они еще не знали о том, что перед ними лагерь уничтожения: «Тогда мы подумали, что это обычный лагерь для военнопленных и заключенных. Когда я с группой вошел в этот лагерь, у нас была прежде всего цель узнать, нет ли там советских военнопленных, граждан…». По словам ветерана, в лагере они не нашли соотечественников. Лишь возле одного из бараков встретили группу мужчин, о которых позднее узнали, что их привезли из Венгрии. «Мы в тот момент не знали, из какой они страны. Они обращались на языке, которого мы не знали. Только потом я узнал, что это был венгерский язык. Там же были люди со всей Европы – и гречанки, и французы. Конечно, большинство там было евреев. Но все это я узнал уже потом. А тогда времени оставаться в лагере не было, и через полчаса моя рота двинулась колонной дальше на Запад – направлением на Одер».


Но не только Иван Мартынушкин в те годы ничего не знал про лагерь уничтожения в Освенциме: нацисты прятали его настолько искусно, что даже американская разведка впервые узнала о его существовании только в июле 1944 года. Никому не могло прийти в голову, что немцы рискнут открыть лагерь уничтожения в таком густонаселенном и промышленно-развитом районе, где крайне сложно соблюсти какие-либо меры секретности (как известно, документацию по лагерям уничтожения немцы засекретили, уничтожили либо вообще не создавали, как мы увидим ниже; на допросах они потом пытались отрицать сам факт существования таких лагерей, но потом во всём сознались на следствии). Известный исследователь Рейтлинджер, автор книги «Окончательное решение», отмечает: «… Гиммлер выбрал Освенцим, а не другой город, под лагерь уничтожения, не потому, что здесь был железнодорожный узел, а потому, что весь план уничтожения евреев можно было замаскировать под производство каучука». Действительно, в этой зоне, куда в 1940 году ещё не долетали англо-американские бомбардировщики, развернулось создание химических комбинатов по производству синтетического каучука, полимеров, и переработке каменного угля в синтетический бензин.


Другой автор, Мартин Гилберт в книге «Освенцим и союзники» пишет: «Название и местоположение четырех лагерей уничтожения: Хелмно, Треблинка, Собибор и Белзец стали известны в союзных странах не позже лета 1942 года. Тайна же газовых камер в Освенциме-Биркенау сохранялась с первой недели мая 1942, когда они вступили в строй, до третьей недели 1944 года. Название Освенцим мало что говорило... Оно не входило в список фабрик смерти, который все знали и всё чаще цитировали…».


У А.И.Солженицына, в романе «Архипелаг ГУЛАГ», есть похожие примеры, когда происходящее в лагере уничтожения, умело скрывалось администрацией перед приезжающими комиссиями: тем показывали только то, что они хотели увидеть. Так, в сентябре 1944 года в Освенциме побывал представитель Международного Красного Креста, пославший свой отчет в штаб-квартиру в Женеве. Вот отрывки из его отчета, который пестрит словами «якобы» и «будто бы»: «… Мы надеемся вскоре сообщить Вам имена, фамилии и лагерные номера узников Освенцима, а также их национальность. Дело в том, что в освенцимской шахте работает группа британских военнопленных, которая контактирует с этими людьми. Мы просили главное доверенное лицо в Тешине сделать все возможное для получения всей необходимой информации через верного человека из освенцимской группы. Главное доверенное лицо – англичанин из Тешина, вдруг спросил нас, слыхали ли мы о „душах“. Действительно, ходит слух, будто в лагере имеется современная душевая, где якобы масса узников умерщвляется газом. Посредством своей освенцимской группы англичанин попытался определить достоверность этого факта. Доказать что-либо оказалось невозможным. Сами узники об этом ничего не рассказывали… ».


Если уж мы вспомнили «Архипелаг» Солженицына, то, оказывается, в Освенциме были похожие проблемы. Бенедикт Каутский, известный австрийский социалист, сидевший в 1938-45 гг. в лагерях Дахау, Бухенвальде, Освенциме и снова в Бухенвальде, рассказывает в своей книге «Дьявол и проклятый» следующее: «… Для обычного заключенного жизненно важным было то, кто заправлял в лагере: политические или уголовники. В таких лагерях, как Бухенвальд или Дахау, политические из числа лагерных функционеров ловко, по мере возможности, распределяли даваемую администрацией работу, подавляли в зародыше некоторые планы администрации, саботировали путем пассивного сопротивления их результаты. В других же лагерях, где правили уголовники, например, в Освенциме и Маутхаузене, царила коррупция и узников обманывали в еде, одежде и пр., кроме того, одни очень жестоко издевались над другими… ».


Какими же именно работами занимался лагерь Освенцим, над которым висела знаменитая надпись «Работа делает человека свободным» (на фото к статье)? Напомним, у Солженицына есть термин – «общие работы» – это те, ради которых данный лагерь создавался, на которых занята основная масса заключённых. Лагерь в Освенциме создавался под обеспечение рабочей силой концерна И. Г. «Фарбен индустри». Этот концерн был самым крупным объединением нефтяной, химической и фармацевтической промышленности Европы и всего мира в первой половине XX столетия. В него входили, известные и в наше время фирмы вроде BASF, Байер, Hoechst и другие. Эти немецкие промышленники ещё до начала Первой мировой войны захватили монополию на необходимые для военных нужд красители индиго, поставляемого из Китая (они являются сырьём для производства взрывчатых веществ, вернее наоборот: человечество научилось делать красители как побочный продукт при производстве боеприпасов: тот или иной тип взрывчатки даёт краску определённого цвета). Основная деятельность концерна ещё до Первой Мировой войны – исследования и промышленное получение химикатов, необходимых для производства взрывчатых веществ (аммиака, нитратов). Исследованиями руководил Фриц Габер (лауреат Нобелевской Премии 1918 года). Это по его предложению и под его личным надзором была проведена первая в истории газовая атака у городка Ипр (Бельгия) 22 апреля 1915 года, подарившая человечеству новый продукт – иприт.


После Первой Мировой войны, собственники И.Г. «Фарбен» оказали мощную поддержку избирательной кампании Адольфа Гитлера, которая проводилась русскими дворянами-политтехнологами из его команды (бывшими киевлянами Бостуничем и Винбергом, харьковчанином Бискупским, одесситом Лейббрандтом, выпускниками Рижского политеха Рихтером, Шикеданцем и Розенбергом, последний ещё закончил МВТУ имени Баумана). За один год до того, как Гитлер пришёл к власти, И.Г. «Фарбен» пожертвовала 400 тысяч марок в поддержку его партии. Кстати, похороненный в Житомире (погибший под Харьковом) командир дивизии «Тотенкопф», генерал-полковник Теодор Эйке в молодости был начальником службы безопасности в И.Г. «Фарбен», потом перешёл в охрану трудовых концлагерей (смежную организацию, типа ВОХР на наших заводах), и там создал «Тотенкопф». Освенцим (в то время – под немецким названием Аушвиц) тоже охранялся полком «Тотенкопфа». В целом, «И. Г. Фарбен» внесла весьма крупный вклад в дело нацистского движения: к 1939 году она давала 90% притока иностранной валюты и 85 % всей военной и промышленной продукции, необходимой для подготовки Германии ко Второй мировой войне.


Что же она получила взамен? Вскоре после успешных для партии Гитлера выборов в июле 1932 года, Генрих Бутефиш (руководитель заводов «Лейна И.Г. Фарбен») и Генрих Гатенеу (официальный представитель И.Г. «Фарбен», одновременно – офицер СС, лично знакомый с Рудольфом Гёссом – первым комендантом Аушвица, и Эрнстом Рэмом – силовиком Гитлера) запросили правительственной поддержки для развития производства синтетического бензина. Как-никак, надвигалась Великая Депрессия, нужно было искать новые модели бизнеса. Гитлер с готовностью согласился предоставить необходимую поддержку, в том числе расширение завода «Лейна И.Г. Фарбен» в Аушвице и обеспечение его рабочей силой за счёт заключённых концентрационного лагеря.


В 1941 году на окраине Аушвица (железнодорожная станция «Дворы», хорошо видна на прилагаемой интерактивной карте) развернули строительство крупного военного химического завода И. Г. «Фарбен индустри», а также военного завода взрывателей и запалов для бомб и снарядов. Строительство проводили фирмы Крупп, затем Юнион и другие. 1-го марта 1941 года, руководитель СС Г.Гиммлер прибыл в Аушвиц, где уже находилось 8000 заключенных. Гиммлер приказал расширить основной лагерь, возвести новый лагерь на 100 000 мест в селе Биркенау в 3-х км западнее, и передать заводу И.Г. «Фарбен» в Моновице, к востоку от основного лагеря, дополнительно 10 000 заключенных в качестве рабочей силы. 14 апреля 1941 года в Людвигсхафане, Отто Армбруст, представитель И.Г. «Фарбен», ответственный за проект Аушвица, заявил своим коллегам: «наша новая дружба с СС – благословление. Мы приняли все необходимые меры для интеграции концентрационных лагерей в систему нашего предприятия».


Десятки тысяч первых узников из числа советских военнопленных работали на этих стройках, а также на осушке болот, в шахтах, на строительстве дорог. В итоге, было создано три отделения: основное Аушвиц-1 (первое по времени создания, потихоньку утратившее свой статус), производственное Аушвиц-3 (монстр из 40-ка отдельных промплощадок, в Моновице – ныне пригород Освенцима), и Аушвиц-2 – фактически он и был «лагерем уничтожения», куда с других отделений и лагерей переводили нетрудоспособных, заболевших и так далее – он находился в селе Биркенау, польское название Бжезинка, что напоминает фамилию одного выдающегося американского политика польского происхождения. Были выселены жители с прилегающей территории площадью 40 квадратных километров (при том, что нынешняя площадь города Освенцим – 30 кв. км). На этой территории были созданы подсобные лагеря сельскохозяйственного профиля: рыбные хозяйства, птицеводческие и скотоводческие фермы, для самообеспечения лагеря продуктами питания.


На производствах в системе Аушвиц-3, кроме заключённых, трудились также вольнонаемные платные рабочие из Германии, Польши и других стран. Бывали даже случаи освобождения из лагеря: в 1942 году было отпущено на свободу 978 человек; выпускали и в 1943 году. А в 1944-м знаменитый Освальд Шиндлер выкупил несколько сотен рабочих, в смысле – за взятку продавил их перевод из Аушвиц-3 на свою фабрику в Кракове.


Работы были крайне тяжёлые: на вредном и опасном производстве, в шахтах и химических цехах, по 6 дней в неделю, один выходной в воскресенье. Чтобы хоть как-то поддержать производительность труда, эсэсовцы иногда подкидывали подачки. Так, переживший Освенцим профессор медицины Марк Клею в своих воспоминаниях пишет: «… По воскресеньям, под вечер, под бурные аплодисменты зрителей, проходили игры по футболу, баскетболу и водному поло: внешне человеку мало надо, чтобы забыть о грозящей опасности! Эсэсовское начальство регулярно – даже в рабочие дни – разрешало узникам развлечения. В кинотеатре показывались нацистские „Новости дня“ и сентиментальные ленты; в кабаре шли довольно едкие представления, на которых часто бывали эсэсовцы. Наконец, имелся также весьма приличный оркестр, состоявший поначалу только из музыкантов-поляков, которые со временем сменили более профессиональные представители всех национальностей, в большинстве своем евреи».


О наличии оркестра упоминает и, например, «Энциклопедия геноцида»: «В лагере Освецима было 6 оркестров; самый большой из них в главном лагере насчитывал 100 музыкантов». Действительно, некоторые нации без музыки просто не могут, это очень хорошо показано в замечательном фильме «Из ада в ад». В блоке № 24, на втором этаже, функционировал публичный дом.


Разумеется, все эти условия создавались в основном в рабочей зоне – отделении Аушвиц-3, который фактически представлял собой конгломерат из приблизительно 40 лагерей, созданных при фабриках и шахтах вокруг общего комплекса. Крупнейшим из таких лагерей был Моновиц, берущий название от польской деревни, где располагался. Он начал функционировать в мае 1942 года и приписан к компании И.Г. «Фарбен индустри». Располагался рядом с филиалом «Буна-Верке» (производство полимеров; «буна» - это каучук).


Кроме собственно работы на вредном производстве, фармацевтические отделы концерна И.Г. «Фарбен» использовали узников Аушвица для опасных экспериментов с новыми и неизвестными вакцинами. Параллельно испытаниям завода Беринга и компании «Bayer», химико-фармакологический, серологический и бактериологический отделы компании «Hoechst» экспериментировали на заключенных с новой программой лечения лихорадки сыпного тифа.


На Нюрнбергском военном трибунале в 1946/47 г. концерн И.Г. «Фарбен индустри» был осужден за военные преступления. Американское правительственное расследование пришло к выводу, что без И.Г. «Фарбен», Вторая Мировая война просто не была бы возможна. Главный обвинитель трибунала от США Тельфорд Тэйлор заявил: «Эти деятели из И.Г. «Фарбен», а не нацистские фанатики, есть главные военные преступники. Если их преступления не будут вынесены на свет, а они сами не понесут наказания, они будут представлять будущему миру гораздо большую угрозу, чем Гитлер, если бы он остался жив. И если их вина не будет обнародована, они принесут еще больше вреда будущим поколениям».


Как чувствовал. 24 члена Совета Директоров и должностных лица И.Г.«Фарбен», судимые как военные преступники, были признаны Нюрнбергским трибуналом виновными в массовом убийстве, рабстве и прочих преступлениях против человечества. Но, как читатель уже догадался, вскоре (в 1951 году) все они были освобождены и вновь стали трудиться в ведущих корпорациях Германии. По решению, принятому на Нюрнбергском процессе, И.Г. «Фарбен» была разделена на 12 компаний, в том числе BASF, Байер, Agfa, Hoechst (теперь Aventis). Руководящие должности в этих компаниях, в течение трех десятилетий после окончания Второй мировой войны занимали бывшие члены нацистской партии. С 1957 до 1967 гг. молодой Гельмут Коль был оплачиваемым лоббистом «Химической Индустрии Фербранда» (центральная организация немецкого фармацевтического и химического концерна). Затем, как известно, Гельмут Коль был канцлером Германии в течение 16 лет, за это время фармацевтическая и химическая промышленность Германии стала ведущим мировым экспортёром с дочерними предприятиями в 150 странах мира.


Зато были казнены, по обвинению в создании и распространении отравляющего вещества «Циклон-Б» (сельскохозяйственного инсектицида и дезинфекционного средства) Бруно Теш, основатель и руководитель Немецкого общества по борьбе с вредителями, и его ассистент Карл Вейнбахер. Их обвинили в содействии убийству в Аушвице четырех миллионов евреев этим самым «Циклон-Б» (естественно, его тоже выпускала И.Г.«Фарбен»). Ну и, конечно, комендант Аушвица Рудольф Гёсс, охранники и подобные исполнители, состоявшие на зарплате у бизнеса.


В то же время, американский прокурор в Нюрнберге, видимо, запамятовал, что ещё в 1929 году в США была открыта дочерняя компания «Фарбена» - «Америкэн ИГ Кемикл. корп» (в 1939 году переименована в «Дженерал анилин энд филм» — ДАФ). Через неё американский банк Джи.Пи.Морган давал займы И. Г. «Фарбен» в Германии, которая затем вносила эти деньги в кассу партии Гитлера. Принадлежащий талантливой семье Дюпонов, автомобильный концерн «Дженерал моторс» и в годы войны активно сотрудничал с гитлеровской Германией. В его предприятия был вложен крупный капитал корпорации «Америкэн И. Г. Кемикл. корп»; в свою очередь, руководство «Дженерал моторс» вложило в германскую «И. Г. Фарбен индустри» только с 1932 по 1939 годы около 30 миллионов долларов.


Маскировка трудового лагеря при химическом комбинате была столь искусной, что его долго не замечала англо-американская разведывательная авиация, которая с конца 1943 года вела аэрофотосъёмку этих мест. На доступных в наши дни архивных снимках воздушной разведки, вообще не видно скопления людей на территории Аушвица, что, видимо, говорит о согласованной заранее дате проведения аэрофотосъёмки. А ведь, если бы в тот период стратегическая авиация союзников произвела бомбардировку лагерной и производственной инфраструктуры и подъездных путей, то, хотя погибло бы при этом некоторое количество заключённых, но в целом лагерь уничтожения прекратил бы функционировать. Как раз в то время в Аушвиц массово завозили людей из Венгрии по единственной железнодорожной ветке, что идёт сквозь Карпаты через Кошице и Прешов (восточнее уже стояли наши войска, и все другие дороги были отрезаны). Однако ничего подобного американцами сделано не было, и лагерь продолжал функционировать в полную силу до ноября 44 года – до подхода советских войск на пределы досягаемости нашей фронтовой авиации. Хотя, есть и такая теория: американцы бомбили в основном жилые кварталы немецких городов (с бесполезным, с точки зрения бизнеса, населением), но не военные заводы – именно потому, что в них была американская доля.


В ноябре 44-го, в связи с приближением советских войск, немцы эвакуировали на запад весь трудоспособный контингент Аушвица (на тот момент это было 58 тыс. чел.), вместе с производственными мощностями, а инфраструктуру лагеря уничтожения взорвали (то, что сейчас показывают туристам в музее Освенцима – это уже, скажем так, копии – воспроизведенные после войны здания и сооружения). Смысл эвакуации был в том, чтобы не оставлять «русским» здоровый и трудоспособный контингент, который затем может быть использован против немцев, в военных и производственных сферах. Остались только нетрудоспособные (больные, умирающие) в Биркенау (Аушвиц-2), и при них – охрана. Как выразился комендант другого лагеря в аналогичной ситуации: кормить их нечем, нам самим есть нечего, но и выпускать нельзя: голодная и заразная толпа захлестнёт ближайшие города, а она там не нужна.


25 января 1945 года охрана подожгла 35 бараков-складов с имуществом, которое не успели вывезти. 27 января 1945 года советские солдаты, войдя в Аушвиц, нашли в лагере около 7,5 тыс. заключённых, большинство из них – в состоянии крайнего истощения (их не кормили несколько недель).


Всего, по современным оценкам, в концлагере Аушвиц погибло от 1 000 000 до 1 500 000 человек. Этот результат расчётов исследователей по косвенным данным, и в целом основной массив информации по этому вопросу базируется на косвенных вычислениях (потому что напрямую это подсчитать невозможно: не сохранились документы), а также на показаниях многочисленных свидетелей, выживших в лагере уничтожения. Рудольф Гёсс, комендант Аушвица в 1940—1943 годах, полностью признал свою вину на следствии, и в показаниях на Нюрнбергском трибунале озвучил количество погибших (при нём) в 3 миллиона человек, хотя утверждал, что точная цифра ему неизвестна, так как он не вёл записей. Вот что он говорил в своих воспоминаниях: «Я никогда не знал общего числа уничтоженных и не располагал никакими возможностями установить эту цифру». Ну, лично я давно подозревал, что хваленая немецкая педантичность и точность – это не более чем миф для внешнего применения (примерно как китайский миф о многочисленности китайцев). О чём говорить, если люди неспособны наладить простейший учёт, и это в условиях военного времени, когда каждый вагон, каждая тонна угля, каждый патрон, каждая буханка хлеба были не лишними. На сегодняшний день, имеющаяся в сети Интернет база данных погибших узников Аушвица содержит 180 тысяч имён, а всего сохранились индивидуальные данные о 650 тысячах заключённых этого лагеря. Ранее мне встречались в прессе упоминания о том, что в Израиле есть большая база, где уже удалось установить точные анкетные данные на 3 миллиона человек (из 6-ти миллионов погибших в результате Холокоста), и эта работа продолжается.


Даже если говорить только о тех документах, которые сохранились и доступны исследователям, то, например, летом и в начале осени 1942 года в Аушвице по 300 человек в день умирало от сыпного тифа: в этот период туда как раз завозили контингент со всей Европы. Абсолютный рекорд был поставлен 7-11 сентября 1942 года, когда в день в среднем умирало от сыпного тифа по 375 заключенных. Хотя администрация принимала меры, направленные на прекращение эпидемии, с целью сохранения рабочей силы для химзавода, ещё и в августе 1943 года в Аушвице от сыпного тифа умерло 2380 заключенных, т.е. в среднем по 80 человек в день.


Кроме того, по кадровой документации исследователям удалось установить, что с 1940 по 1945 годы в комплексе Аушвиц были приписаны к фабрикам и заводам около 405 тысяч заключённых работников, из них более 340 тысяч скончались от болезней и избиений, либо были казнены. В эту цифру вошли и те, кого «эвакуировали» на запад, то есть погнали пешими колоннами в неподготовленные новые места содержания.


В целом, по своим масштабам и по количеству погибших, лагерь Аушвиц занимает центральное место в механизме реализации антисемитской политики тогдашней Германии – Холокоста, т.е. геноцида евреев (в дословном переводе – «всесожжение»). Поэтому 27-е января – день взятия Освенцима советскими войсками – установлен ООН как Международный день памяти жертв Холокоста.


Весь этот налаженный бизнес талантливых семей, поломали советские солдаты 27-го января 1945 года, ровно 75 лет назад. Как я уже рассказывал ранее, войска Первого Украинского фронта под командованием маршала Конева овладели Краковом, его окрестностями и Домбровским бассейном (включая Освенцимский узел химической промышленности) в ходе Сандомирско-Силезской наступательной операции, начатой 12-го января. 3-я гвардейская танковая армия генерала Рыбалко (того самого, чьё имя носит улица у нас на Новых Домах), с берегов Вислы ушла в глубокий прорыв севернее Кракова и, достигнув реки Одер, развернулась на 90 градусов, охватывая Домбровский угольный бассейн в глубокое кольцо окружения. Тем временем с востока, от Вислы прямо на Краков и далее на Освенцим наступали 59-я и 60-я общевойсковые армии, выталкивая перед собою противника, который и сам стремился уйти, пока танкисты Рыбалко не захлопнули «котёл» у него за спиной.


Двумя восточными филиалами Аушвица — промзонами в Моновиц и Зарац — к 15 часам 27-го января с боем овладели подразделения 100-й и 322-й стрелковых дивизий 106-го стрелкового корпуса 60-й армии, потеряв при этом 232-х солдат и офицеров в противостоянии с лагерной охраной и отступающими частями противника.


В тот же день ещё один филиал Аушвица — Явожно – был освобождён бойцами 286-й стрелковой дивизии 115-го стрелкового корпуса 59-й армии.


На следующий день, 28 января, части 107-й стрелковой дивизии овладели Аушвиц-2 (Биркенау).


Всего, по разным подсчётам, в боях в районе Освенцима погибли от 234 до 350 советских солдат и офицеров.


В послевоенное время, в бывшем концлагере Аушвиц содержались немецкие военнопленные, около 15 тыс. чел. В таком качестве лагерь функционировал до осени 1945 года, а отделение в Биркенау — до весны 1946 года…


… На территории Польши похоронен отец Муслима Магомаева, погибший в последний год войны. Очевидно, отсюда идёт мотивация для столь мощного исполнения «Бухенвальдского набата» (видео доступно по ссылке: https://www.youtube.com/watch?reload=9&v=AjW0PGa2v3w), автор текста песни – Александр Соколов (немножечко, конечно, таки Исаак Соколов). Я тоже исполнял, этак году в 1985-м, будучи членом военного детского ансамбля «Красная Гвоздика» при 151-й школе Харькова (это как бы один из фарм-клубов хора имени Александрова, погибшего недавно в авиакатастрофе). То был концерт к 40-летию Победы, мы репетировали на плацу Института танковых войск (на Холодной Горе), а сам концерт проходил напротив – в Доме офицеров Харьковского гарнизона. На сцене был ансамбль, если не ошибаюсь, лётного училища, а мы, дети, выстроились возле сцены и подпевали. К сожалению, фото не сохранилось.


Интерактивная карта боевых действий:

https://yandex.ua/maps/?um=constructor%3Ac10cf6d08213bf81dcf...

Дубликаты не найдены

+5

куда ж без Солжа-то, совесть нации

раскрыть ветку 1
+1

осенью 1943 года, когда большевики брали Киев,

Крещенская история. Леся Украинка
Это не единственный пост ТС, когда во вроде бы нормальное повествование про деда Лисичкина, вливается исподтишка тазик отборного говна.

0

Жернова истории мелют медленно но непоколебимо. Воздастся. Хоть и после смерти.

0
Недавно был на экскурсии в Аушвице(Освенцим). Экскурсовод говорила, что немцы оставили город до пришествия советских войск. Никто его не освобождал. За что купил, за то продал.
Иллюстрация к комментарию
раскрыть ветку 6
-4

В каком-то смысле так и есть, я же написал: 300 человек погибших с нашей стороны, разве это много для территории в 40 кв км (концлагерь) + 30 кв км (город Освенцим)? Оставались вооруженные фанатики, отставшие отступающие, и охранники самого лагеря. Плюс часть советских бойцов подорвались на минах (там всё вокруг заминировано). Я и не утверждал об эпических битвах конкретно за Освенцим.

раскрыть ветку 5
+2

За неделю до того, как советская армия подошла к Освенциму, большую часть его узников, вместе со всеми гитлеровцами ушли на территорию Германии, это операция называлась марш смерти Биркенау - Водзислав-Слёнски.

Советские войска встретили уже практически пустой лагерь, в котором не было охраны, а только узники, которые не могли самостоятельно передвигаться. В нем даже крематории были взорваны.

https://ru.wikipedia.org/wiki/Марши_смерти_в_период_нацизма

раскрыть ветку 4
0

отлично! а пиндосные политиканы утверждают совсем обратное, мрази...

-8

а минусят, походу, потомки охранников. привет.

раскрыть ветку 4
+1

Потомки охранников, говоришь, минусят - ты сала переел?

-2

Минусы за Солженицина, он как бы специально выставлял Союз подобием нацистов, перекладывая их грехи на нас. Если используете ссылки на лживого предателя, то вы служите врагам родины.

ещё комментарии
ещё комментарии
Похожие посты
Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: