3

Так вот она, наша Победа! Юбилей взятия Клайпеды

75 лет назад – 28 января 1945 года – город Клайпеда был взят войсками Первого Прибалтийского фронта под командованием генерала Баграмяна. Сейчас это – третий по величине город Литвы после Вильнюса и Каунаса, и один из крупнейших незамерзающих морских портов Балтийского моря.


Честно говоря, мне ещё не встречался город с более сложной историей. Причём непосредственно влияющей на степень напряжённости боевых действий, на упорство обороны этого города противником. Сейчас уже мало кто помнит что, например, Калининград (где находится штаб Балтийского флота) – это древний немецкий город Кёнигсберг. Но гораздо меньше людей знают, что Клайпеда вообще не имеет никакого отношения к включающей её Литве: исторически этот город немецкий «в квадрате», в большей степени немецкий, чем Берлин. Словом, Клайпеду в 1991-м явно отдали не той стране.


Этот город первым упоминался в государственном гимне Германии (запрещённом после 1945 года), вот его первый куплет:


«На земле всего превыше

лишь Германия одна,

вся от Мемеля к Маасу,

с Бельта к Эчи сплочена…»


Здесь «Эч» (Анжи) – это река в Северной Италии, на которой стоит город Верона – она является южной границей распространения германского языка; река Маас является его западной границей. Бельт – по сути, Балтийское море (северная граница), а «Мемель» – это и есть немецкое название Клайпеды, наиболее удалённой на восток территории Германии. Вся история этого города сводилась к борьбе за то, каким он будет: чисто-немецким или же немецко-литовским. В периоды, когда побеждало немецкое начало, город назывался Мемелем, а когда немцев слегка подвигали – возвращалось литовское название Клайпеда.


Структуру населения Мемеля – Клайпеды, можно условно представить так: чуть более 40% - немцы, чуть менее 40% - литовцы, и около 20% - это люди, называющие себя «мало-литовцами». Что такое «мало-литовцы»? Если пояснить на примере Харькова, то это русские, которые избегают в этом признаваться, но и на украинцев не тянут, поэтому называют себя малороссами или жителями Слобожанщины. Мало-литовцы – это, по сути, немцы.


Считается, что город был создан, как опорный пункт немецких войск, в 13-м веке нашей эры. Под немецкой властью Мемель был важным торговым портом, конкурировавшим с Кёнигсбергом (ныне Калининград) и Данцигом (ныне Гданьск). В средние века Мемельская крепость была одной из крупнейших в тогдашней Германии.


В 1918 году, вслед за Российской, распалась Германская империя. 16 февраля 1918 года была провозглашена самостоятельным государством Литва. 28 июня 1919 года был подписан Версальский международный договор: в нём было закреплено поражение Германии в Первой Мировой войне, и излагались условия стран-победительниц (Англии и Франции). Согласно 28-й и 99-й статьям договора в северной части Малой Литвы был образован Мемельланд (Клайпедский край), который был отделён от Германии и поставлен под мандат Лиги Наций. Версальский договор также включал международное признание Литвы.


Председательствующий на Парижской мирной конференции Жорж Клемансо, с абсолютно непроницаемым видом прокомментировал надобность в образовании Клайпедского края и отделения его от Германии: «Этот край всегда был литовским, а большинство его жителей по происхождению и языку — литовцы. […] Клайпедский порт — единственный выход Литвы в море».


В 1920 году Мемельская область, согласно Версальскому мирному договору, была передана под коллективное управление стран Антанты (что-то вроде нынешнего НАТО). В Мемель ввели французский гарнизон из 200 солдат, а текущие вопросы решало местное самоуправление — «директория», состоящая в основном из немцев. Этой территорией управляла временная французская администрация, пока статус Литвы не будет признан де-юре. Невзирая на то, что 22 декабря 1922 года Франция признала Литву де-юре, передавать край Литве Франция не спешила и вынуждала Литву присоединить его к Польше. Против передачи Мемельского края Польше протестовали и немцы края, и Германия, и литовцы.


Тем временем Литва развернула борьбу (в том числе вооруженную) за присоединение Клайпеды к Литве на правах автономии. К Мемелю из Литвы были направлены полторы тысячи литовских ополченцев (переодетые полицейские, солдаты регулярной армии и члены военизированной организации «Шаулис»). Кроме того, к Мемелю выдвинулись несколькими колоннами 300 местных добровольцев. Командовал операцией майор литовской контрразведки Йонас Будрис. Литовцам противостояло 200 французских пехотинцев, бои за город шли пять дней, а в ходе штурма погибло 12 литовцев, два француза и один немецкий полицейский.


Тогда Франция направила в Мемель военную эскадру, а Великобритания – крейсер «Кэйлдон». Начавшиеся 25 января переговоры с литовскими повстанцами не имели успеха. Повстанческий комитет отказался передать город французам, а сошедшие на берег патрули были обстреляны и вернулись на корабли. Тогда французским командованием был разработан план вооружённого захвата Мемеля, поддержанный британцами. 2 февраля британский крейсер высадил на берег десантную партию для взаимодействия с французским пехотным батальоном, составлявшим гарнизон Мемеля. Одновременно Литве был выдвинут ультиматум с требованием возвращения Мемельского края в руки верховного комиссара Антанты. При этом Антанта обещала, что в случае принятия ультиматума, Мемельский край будет затем передан Литве.


Литва приняла ультиматум, после чего 16 февраля 1923 года Совет послов Антанты принял решение передать Мемельский край Литве. Это решение было оговорено условием выполнения Литвой следующих требований:

- автономия края;

- свобода транзита и использования Мемельского порта Польшей;

- разработка статуса края и заключение специальной конвенции;

- равноправие в крае немецкого и литовского языков;

- уравнение в гражданских и коммерческих правах иностранцев и жителей автономии.


После передачи Мемельского края Литве, город Мемель был переименован в Клайпеду.


12 декабря 1938 года в Клайпеде состоялись выборы в городское самоуправление, на которых 87 % голосов было отдано за единый список немецких партий. 22 марта 1939 года Германия предъявила Литве ультиматум с требованием возвратить Клайпедский край, и Литва была вынуждена подчиниться. После присоединения Клайпедского края к Германии, город был снова переименован в Мемель. 24 марта на крейсере «Дойчланд» в сопровождении 40 военных судов в Клайпеду прибыл Адольф Гитлер. Он произнёс речь перед жителями с балкона городского драмтеатра и принял военный парад. В своём выступлении он заявил, что порт Мемель станет базой германского флота и морской крепостью. Уже в апреле в городе началось строительство военного аэродрома, долговременных укреплений и подземного хранилища топлива. Во время Великой Отечественной войны Мемель и Кёнигсберг стали первыми объектами бомбардировки советской авиации согласно знаменитой Директиве №2, подписанной Тимошенко, Жуковым и Маленковым в 7:15 утра 22 июня 1941 года.


В ходе Второй Мировой войны, Мемель был превращён немцами в центр мощного оборонительного района, вокруг города построены 4 линии укреплений. Первую попытку взять этот город мы сделали ещё осенью 1944 года. Развивая успех, достигнутый в летней операции «Багратион», советские войска в Прибалтике провели ряд успешных наступательных операций, в том числе Мемельскую. Я ранее рассказывал об этой операции, поскольку за неё получил медаль «За отвагу» лейтенант Алексей Лисичкин, родной брат моего деда Петра Лисичкина.


Но взять Мемель осенью мы так и не смогли, только заблокировали город с суши. Немцы продолжали держаться в городе и имели связь морским путём с остальной Германией, а также боевую поддержку корабельной артиллерии. Наш Балтийский флот в это время не мог выйти со своих баз в Кронштадте, поскольку все выходы были плотно заминированы противником. Там и через 10 лет после войны подрывались суда на минах, и сейчас порою находят плавучие мины с тех времён.


Помимо морского пути связи с Германией, у немецкого гарнизона в Мемеле был и «частично сухопутный». С моря вблизи города находится окончание Куршской косы, ширина пролива между косой и Мемелем составляет менее 2 километров. Через этот пролив гарнизон Мемеля снабжался всем необходимым.


Немецкий гарнизон вёл активную оборону, периодически атакуя блокировавшие город советские части и пытаясь сковать как можно больше советских войск. Однако, обстановка резко изменилась к середине января 1945 года. Второй и Третий Белорусские фронты начали наступление на Кенигсберг, и ситуация в нынешней Калининградской области стала для немцев критической. Немецкое командование оказалось перед дилеммой: либо пытаться удержать и Кенигсберг и Мемель, с очевидной перспективой быстро потерять оба города. Либо пожертвовать Мемелем и вывести оттуда войска, перебросив их для усиления обороны Кенигсберга. Командующий группой армий «Север» генерал-полковник Лотар Рендулич выбрал второй вариант.


В то же время, генерал Баграмян, руководивший блокированием Мемеля, предвидел такое развитие событий, и 22-го января поставил своим войскам задачу не допустить эвакуации Мемельского гарнизона, разгромив его при отходе. Для решения этой задачи, на смену блокировавшим Мемель отдельным частям 43-й армии, была переброшена 4-я ударная армия генерала Малышева, которая до этого занималась ликвидацией так называемого Курляндского «котла» неподалёку от Мемеля. В «котле» на время вздохнули с облегчением: теснить его остался только один (14-й) корпус 4-й ударной армии, тогда как два других корпуса (92-й и 19-й) ушли на Мемель.


В каждом корпусе было по 3 стрелковые дивизии, то есть всего 6 дивизий. Ещё одну дивизию, седьмую, специально под эту операцию всё же «дёрнули» из 14-го корпуса, оставшегося в Курляндии. Дивизия эта была не простая, а 16-я Литовская.


Дело в том, что ранее, в Латвии и Эстонии, вполне оправдала себя практика, когда впереди ставили местных: 130-й Латышский стрелковый корпус и 8-й Эстонский брали столицы этих, ныне независимых государств – Ригу и Таллин соответственно. А вот Литовского корпуса (в корпусе две-три дивизии) у нас не было, ну так ведь и Клайпеда не была столицей Литвы. Поэтому брать её было, необходимо и достаточно, одной – 16-й Литовской стрелковой дивизией. Во всех трёх случаях, это делалось для того, чтобы в будущем избежать разговоров о «советской оккупации»: выходит так, что наши прибалтийские партнёры сами себя оккупировали. Но они предпочли скорее выкинуть из памяти названия «своих» же корпусов и дивизий, чем признать этот факт.


16-я Литовская стрелковая дивизия в своё время была сформирована преимущественно за счёт беженцев и эвакуированных из Литвы, а также бойцов и офицеров бывшего 29-го стрелкового территориального Литовского корпуса (у нас одно время применялся территориальный принцип построения армии – «служба возле дома», но потом от него отказались; литовских бойцов в начале войны разбросали по всем частям Красной Армии, а теперь пришлось срочно их разыскивать и собирать обратно в 16-ю дивизию). Ядро офицерского состава 16-й дивизии образовали выпускники Вильнюсского пехотного училища, в начале войны эвакуированного в Новокузнецк Кемеровской области (прошли сокращённый курс обучения). Политработниками были преимущественно бывшие подпольщики, партийные и советские работники.


Из 10 250 солдат и офицеров 16-й дивизии было 7 тысяч литовцев и жителей Литвы (то есть любых других национальностей с литовской «пропиской»). По национальному составу, в дивизии было 3720 литовцев (36,3 %), 3064 русских (29 %), 2973 еврея (29 %) и 492 (4,8 %) представителей других национальностей. Это наивысший показатель численности евреев в составе одной воинской части Красной Армии. Причём среди офицеров дивизии евреи составляли 13 % (136 человек), и 34,2 % в боевых частях пехоты.


Вначале команды и приказы личному составу дивизии отдавались на литовском языке. Однако свыше трети воинов не владели литовским; фронтовики офицеры и сержанты, направленные в дивизию для передачи боевого опыта, были преимущественно русскими; кроме того, в боевой обстановке бойцов дивизии из-за незнакомого языка могли принять за врагов и открыть огонь. По этим причинам языком команд, приказов, фактически языком межнационального общения стал русский язык.


Формирование и обучение 16-й Литовской дивизии завершилось к февралю 1943 года. Первым командиром дивизии был генерал Ф. Жемайтис, после боев зимой 1943 г. его сменил генерал В. Карвялис, затем генерал А. Урбшас. Ранее эта дивизия участвовала в Курской битве и операции «Багратион».


Итак, 25 января 1945 года советские наблюдатели доложили об обнаружении значительных передвижениях немецких войск из района переднего края, и о начавшихся в Мемеле сильных взрывах. Очевидно, немецкие войска начали отход и эвакуацию гарнизона на Куршскую косу, а также подрыв мостов и других важных объектов в городе. Командующий фронтом генерал Баграмян поставил задачу на следующий день перейти в наступление, с целью сорвать планомерный отход противника и предотвратить разрушение города.


26 января части 4-й ударной армии перешли в наступление на Мемельский укрепрайон с севера. Наступление началось не утром, как обычно, а в 17 часов вечера. Немецкие части прикрытия оказывали упорное сопротивление, сдерживая натиск советских войск на заранее подготовленных долговременных рубежах обороны. Вся местность была густо заминирована. Немецкая оборона была насыщена артиллерией и миномётами, кроме того, она поддерживалась огнём дальнобойной артиллерии с Куршской косы через пролив. В первый день наступления продвижение советских войск с северного направления составило 4 километра. 27 января перешли в наступление все части 4-й ударной армии по всей линии фронта. Особенно успешно действовали подразделения 19-го стрелкового корпуса генерала Самарского, который атаковал на считавшемся труднодоступном направлении, стремительно прорвал несколько рубежей обороны и к вечеру прорвался на окраины Мемеля.


Весь день 28 января шёл штурм Мемеля, сопровождавшийся уличными боями. И здесь наибольшего успеха достиг 19-й стрелковый корпус, первым пробившийся в центр города, а затем и в порт. В его составе сражалась на улицах города 16-я Литовская стрелковая дивизия. К вечеру противник полностью покинул город и эвакуировал остатки своих войск на косу. Большая часть немецкой тяжелой техники и артиллерии, многочисленные склады были уничтожены в ходе боёв или брошены в связи с невозможностью эвакуации.


В тот же вечер, в Москве прогремел праздничный салют в честь взятия Мемеля (Клайпеды), в соответствии с приказом маршала Сталина:


«Командующему войсками 1-го Прибалтийского фронта

Генералу армии Баграмяну


Войска 1-го Прибалтийского фронта, перейдя в наступление, сегодня, 28 января, овладели литовским городом Клайпеда (Мемель) – важным портом и сильным опорным пунктом обороны немцев на побережье Балтийского моря, завершив тем самым полное очищение Советской Литвы от немецких захватчиков.

В ознаменование одержанной победы соединения и части, наиболее отличившиеся в боях за овладение городом Клайпеда, представить к присвоению наименования “Клайпедских” и к награждению орденами.


Сегодня, 28 января, в 22 часа столица нашей Родины Москва от имени Родины салютует доблестным войскам 1-го Прибалтийского фронта, овладевшим городом Клайпеда и завершившим полное очищение Советской Литвы от немцев, двадцатью артиллерийскими залпами из двухсот двадцати четырех орудий.


За отличные боевые действия объявляю благодарность руководимым Вами войскам, участвовавшим в боях за освобождение Клайпеды.

Верховный Главнокомандующий

Маршал Советского Союза И. СТАЛИН

28 января 1945 года, № 262»


Тем временем, бои вокруг Клайпеды продолжались, уже без 16-й Литовской дивизии: её 31-го января отправили обратно в состав 14-го стрелкового корпуса – завершать ликвидацию Курляндского «котла», это надолго.


Оставшиеся соединения 4-й ударной армии получили задачу преследовать противника, покинувшего Клайпеду, чтобы сорвать дальнейший отход и нанести немецким частям максимальный урон. Было принято решение форсировать пролив и высадить советские части на Куршской косе, развернув там боевые действия. Эта задача была возложена на части 19-го стрелкового корпуса.


Ещё 28 января, пока шли бои на улицах Клайпеды, силами одного из полков 32-й стрелковой дивизии была предпринята попытка прорваться на косу, отбитая мощным артиллерийско-миномётным огнём противника. В ночь на 29 января под прикрытием дымовой завесы, 113-му стрелковому полку удалось по льду пробиться на Куршскую косу и захватить плацдарм на её северной оконечности. Там немедленно начались ожесточённые бои. Положение осложнялось тем, что тонкий лёд на заливе не выдерживал веса даже артиллерийских орудий, не говоря уже о бронетехнике. Сильным огнём немцы прервали днём 29 января всякое сообщение плацдарма с основными силами, доставка подкреплений и боеприпасов полностью прекратились. Проявляя исключительный героизм, бойцы полка за сутки 29 января отбили 4 контратаки. Для поддержки войск на плацдарме на побережье у Мемеля была спешно развёрнута мощная артиллерийская группировка, которая вела непрерывный огонь через Куршский залив по атакующему плацдарм противнику.


В ночь на 30 января на плацдарм удалось перебросить части 344-й стрелковой дивизии. С 30 января началось очищение косы. Продвигаясь по узкой косе (ширина от 1 до 3,8 км) на юг, советские войска преодолевали сплошные траншеи от берега до берега, лесные завалы, густые минные поля. Немцы часто контратаковали — только за сутки 1 февраля были отбиты 4 контратаки. Однако наступление продолжалось и 4 февраля наступавшие части овладели населенным пунктом Заркау (с 1946 — Лесной) у южного окончания косы и соединились с частями Третьего Белорусского фронта, что сражались в районе Кёнигсберга (ныне Калининграда). Так Куршская коса была полностью очищена от противника. Обе немецкие дивизии, сумевшие эвакуироваться из Клайпеды, далеко не ушли – они участвовали в обороне Земландского полуострова: 95-я пехотная дивизия будет уничтожена там в феврале 1945 года, а 58-я дивизия погибнет в ходе Земландской операции в конце апреля.


Потери советских войск в этой операции (с 25 января по 4 февраля) составили: убитыми 403 человека и ранеными 1066 человек. На фото к статье: советское воинское захоронение и памятник погибшим в Клайпеде.


Интерактивная карта боевых действий:

https://yandex.ua/maps/?um=constructor%3Aa8be3db79c89c3807d8...

Так вот она, наша Победа! Юбилей взятия Клайпеды Клайпеда, Освобождение, Взятие, 1945, Длиннопост

Найдены возможные дубликаты

+4

Как получить грант чтобы писать такие же посты?

раскрыть ветку 8
+4

Та нее... Он на зарплате

раскрыть ветку 7
0
А что не так? Лень читать.
раскрыть ветку 6
+1

А что делали в Литве все эти десятилетия после того как «освободили»?

Похожие посты
Похожие посты не найдены. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: