Дубликаты не найдены

0
Это экспериментальные ледоколы.
-1
Пошёл нахуй, уёбище! Моя родина - тебе не совок.
раскрыть ветку 1
0
Иллюстрация к комментарию
-1
типичный Челябинск )))
Похожие посты
556

Голкипер

Вообще-то это комментарий к посту

Не знаю простых вещей,

Но решил запилить отдельный пост.


В восьмом классе (1985 год), нам прислали нового физкультурника. Почему-то был сдвоенный урок с параллельным классом, он дал нам мяч и отправил играть в футбол. Мы проиграли 2:1. Я, как обычно, был вратарем. Не потому, что жирный (это я сейчас ого-го), а потому, что, насмотревшись ЧМ-82, выбрал своим кумиром Рината Дасаева и прочно обосновался в калитке, даже прозвище было - Ринат.

Урок закончился, пришли со стадиона в школу, физрук узнал результат и объявил:

- Победителям пятерки, проигравшим четверки, всем, кроме голкипера, ему тоже пять.

Я удивился, но обрадовался. Подаю дневник, говорю:

- Я голкипер, ставьте пять.

А он:

- Вы же только один гол забили, а я вон тому пацану уже поставил.

- Так я же вратарь, - говорю.

Он такой:

- Ну и что?

- Так вы же сами сказали, что голкиперу пять!

- Ну так то голкиперу!

- Ну так я же голкипер!!!

- Какой ты голкипер, если ты гол не забил?


И это, сука, учитель физкультуры. Мужик, не женщина!

73

Вождь белое перо

Пост Вражеская символика ассоциативно напомнил еще одну историю.

1987 год. Конец лета. В школе проходят собеседования с будущими первоклашками. Среди разных вопросов и заданий учительница задает мальчику и такой:

- Ты знаешь, кто такой Ленин?

- Да.

- Кто же он?

- Вождь белое перо!

Занавес :)


Все достаточно просто. Ленин это вождь. Мальчик это знал. Знал он также и про индейцев и их вождей. Произошла агглютинация образов, понятий, что для дошкольников весьма характерно. Но учительница посчитала, что ребенок идейно неграмотен в чем несомненно вина родителей! Ребенка, конечно, приняли, но все достаточно сильно понервничали. Такие были времена.


Ну и бонус в тему -  старый советский анекдот:

В футбольную команду "Динамо Тбилиси" приехала важная партийная комиссия с проверкой политической грамотности игроков.

Вызывают Давида Кипиани. Он заходит в кабинет, ему показывают на портрет Ленина и спрашивают:

- Кто изображен на портрете?

Кипиани задумывается, а потом его осеняет:

- Отец!

Комиссия довольна ответом и Кипиани отпускают. В коридоре его обступают остальные и расспрашивают, что и как.

- Показали на фотографию и спросили, кто это? Я ответил, что Отец!

Следующим заходит Рамаз Шенгелия и ему тоже показывают на портрет Ленина.

- Скажите, кто это?

- Отец Кипиани!

74

"Молодежь и школьники, собирайте лом!", СССР, 1957 год

Художники - Каленский Владимир Дионисиевич и Каленская Ирина Викторовна.

Москва. Государственное издательство изобразительного искусства (ИЗОГИЗ). 1957 год.

"Молодежь и школьники, собирайте лом!", СССР, 1957 год Плакат, Агитация, Школа, Металлолом, Молодежь, СССР, Мотоциклы, Пионеры
1069

Школьный бойкот

В школах СССР объявляли раньше бойкот. Это хуже, чем драка или обзываловка какая - то. С тобой перестаёт общаться весь класс. Т.е. никто не обижает, не посылает, не поднимает рук на тебя, ты просто становишься невидимкой в кругу вчерашних друзей.

Я, однажды, попал под этот "строгач" и, спустя 34 года, до сих пор помню, насколько это адская пытка. Наказали меня за то, что я настучал на своего одноклассника, что это он разрисовал стул математички. Она была с нами чересчур строга и, даже, имела совесть, бить указкой по рукам. Но, я любил её. Была молодой и красивой женщиной, Татьяна Юрьевна Веселова.

И вот, сосед по парте моей, решил испортить строгую тёмно - коричневую юбку моей дамы сердца. Весь класс ждал с замиранием момент мести, а я подскочил к ней и отодвинул стул. Она тогда очень разозлилась на меня, решила, что я захотел, чтоб она мимо села. Повела к директору прямо за ухо. А там я сознался, что видел, как Женька Мальцев чертил мелом на светлом деревянном стуле. Женькиных родителей вызвали в школу, а меня прозвали ябедой и стукачем. Староста Яна предложила бойкот и все согласились, дружно.

Со мной не общался никто и ни по какому поводу, никто не стоял рядом в школьной столовой, не составлял компанию до дома. Стал много читать, подтянул учебу, особенно по математике. Через летние каникулы мы резко повзрослели и класс забыл о моём наказании. А я не забыл до сих пор. Стал внимательнее относиться к людям, в общем. Друзей, с тех пор, близко не подпускаю в свою личную жизнь и полностью доверяю только своей семье, стараясь, как можно чаще проявлять внимание к детям, чтобы они знали, что никогда не останутся в кромешной тишине и игноре.

51

Батискаф 1

----------------------------------------------------------------------АЛЕКСЕЙ----------------------------------------------------------------------------------

_________________________________________Часть вторая________________________________________________


Открыв глаза, я продолжительное время не мог понять, почему в комнате так светло. Осознав, наконец, в чем дело, я расширил глаза и подорвался с кровати. Выбегая из комнаты, я впопыхах собирал учебные принадлежности и одевался так быстро, как мог. Я выбежал на второй этаж нашего дома и застыл в недоумении: за столом сидел отец и пялился на меня таким же глупым взглядом, не донеся бутерброд до рта.

- А ты чего тут делаешь, Леш? - спросил он.

- Э-э-э, а ты? - неуверенно промямлил я.

Отец почесал затылок.

- Ну-у-у, я... Отлыниваю от работы, - наконец, хохотнул отец, - а ты что, школу решил прогулять?

- Ты же знаешь, пап, "Батискаф" нельзя прогуливать, - грустно проговорил я.

Отец посмотрел на наручные часы.

- Но ты уже опаздываешь почти на час.. - задумчиво пробормотал отец.

- Знаю. Ты меня не подбросишь? - умоляюще спросил я.

Отец кивнул.

- Только позавтракай.

- Да ладно тебе, пап!

- Завтракай, говорю! А я пойду машину погрею.

Я надеялся хотя бы не встретить никого дома с утра, но отец был исключением. Несмотря на его раздолбайские наклонности, этот человек руководил одним из крупнейших предприятий по производству мяса в стране. Мать вечно ругала его за леность, но он отмахивался от ее слов и просто жил так, как хотел. Со своей густой бородой и в домашней одежде, он напоминал скорее хиппи, нежели крупного дельца, но я знал, когда доходит до дела, нет человека компетентнее и умнее, чем он.

Несмотря на то, что я постоянно слушал разборки родителей, до развода дело так и не дошло ни разу, мне даже казалось, что все это просто их ежедневный ритуал, без которого день был бы прожит зря.

Отец довез меня до здания школы и, пожелав удачи, подмигнул мне и скрылся в неизвестном направлении, оставив после себя облако выхлопных газов.

Глубоко вздыхая, я шел к воротам территории, попутно выискивая в карманах свой пропуск. Разумеется, именно в этот день все должно было пойти не так: я вспомнил, что оставил пропуск дома, в прихожей. Нервничая и ругая матом этот день, я набрал номер Найджела.

______________________________________________________________________________________________________


Найджел не сразу сообразил, что происходит, втихаря пытаясь говорить по телефону с Лешей, который сумбурно пояснял, что по каким-то причинам не может попасть на территорию школы. Выйдя с занятия, он перезвонил другу и вновь расспросил его о происходящем, потихоньку понимая, что произошло. Он был удивлен уже тем, что Леша умудрился опоздать, ведь за ним такого не было замечено ни разу за все время учебы, а новость о том, что Леша забыл пропуск дома, заставила его смеяться долго и истерически.

Наконец, он констатировал тот факт, что Леша лох, и начал раздумья над тем, как же ему помочь не влипнуть еще сильнее, чем сейчас.

- Ты же Найджел, верно? - послышался голос из-за спины Найджела.

Он поглядел на источник звука.

- А, ты Маша, верно? - вспомнил Найджел, - подруга Сабита.

Рыжеволосая девушка улыбнулась.

- Ну да. Только я предпочитаю - Мария. Ты чем-то расстроен?

Найджел почесал затылок. Он не был уверен, стоит ли посвящать ее в проблемы друга.

- Тут проблемка возникла, - решился он, - Леша не может попасть в школу.

Мария вскинула брови.

- В каком таком смысле?

- Забыл пропуск.

Мария прыснула.

- Ну дает.. Это же тот парень, которого били в туалете?

Найджел состроил кислое лицо.

- Что вообще тебя заставило зайти в мужской туалет?

Мария пожала плечами.

- Мы шли по коридору и услышали странный шум из туалета. Сабит пошел разбираться, а я за ним юркнула. Кстати, он скоро придет. Давай вместе и подумаем, как помочь твоему другу!

Найджел улыбнулся.

- Ты знаешь японский? - поинтересовался Найджел.

Мария кивнула, саркастично подняв бровь.

- Мы с тобой одногодки, умник...

- Давай тогда на нем говорить. Тут в основном второй и третий год основного курса, они его еще не знают.

- Боишься слухов?

- Ну а то, - по-японски Найджел, - они тут распространяются быстрее ветра.

Мария тоже перешла на японский язык.

- У тебя уже есть идеи насчет пропуска?

- Не знаю. Был бы конец недели - выдавали бы новые и мы попробовали бы получить пропуск за него, а так...

- А вот и Сабит! - воскликнула Мария.

Сабит поздоровался за руку с Найджелом.

- А чего у вас тут? - спросил он по-русски.

- У нас тут языковое ограничение, - по-японски ответила Мария, хихикнув, - во избежание лишних слухов.

Сабит непонимающе уставился на Найджела.

- Леша потерял свой пропуск и не может попасть в школу, - пояснил Найджел по-японски, - есть идеи, как ему помочь?

- А если с охранником договориться? - предложил Сабит.

- Ты его видел? - засомневалась Мария, - да и как с остальными быть, они не слишком далеко пасутся.

- Может, веревка? - отозвался Сабит.

- Какая еще веревка? - возмутилась Мария, - ты вообще о чем?

- Плетеная, Маш! - воскликнул Сабит, - через стену перебросить и готово!

- Он что, скалолаз? Кроме того, это уже могут расценить как вторжение на территорию. Сам ведь знаешь, как у нас строго с этим.

- Ну а что тогда, - обиженно буркнул Сабит, - подкоп, что ли?

Мария закатила глаза.
- У тебя одна идея лучше другой!

- Вообще-то, в этом есть смысл, - вклинился Найджел, - по территории школы проходят подземные помещения, оборудованные, как технические... Ключ можно взять у технической службы. Так мы спокойно проведем его в школу.

Сабит и Мария недоуменно глядели на Найджела.

- Ну и как ты будешь ключ забирать? - спросила Мария.

- А заблудиться не боишься? - вторил Сабит.

Они перекрикивали друг друга, высказывая недовольство идеей Найджела, и ему пришлось крикнуть "Стоп!", чтобы они успокоились.

- У вас есть другие идеи? - прищурился Найджел.

Мария и Сабит переглянулись.

- Я так и думал! Это самый рациональный вариант из всех имеющихся, верно?

- Ну да, - пожала плечами Мария.

- Пожалуй, - согласился Сабит.

- У нас сейчас окно на да часа? - рассуждал Найджел, - нужно уложиться в этот срок.

Сабит утвердительно кивнул.

- Значит, нам нужно достать ключи и схему помещений, - подытожил он, - значит так, вы двое идите ко входу и проинструктируйте Лешу, куда ему подойти и что делать, я достану что нужно.

- Тебе помощь не нужна? - с сомнением поинтересовался Найджел.

- Только мешать будете, - отмахнулся Сабит и удалился.

Найджел набрал номер Леши.

______________________________________________________________________________________________________


Была середина октября и я основательно продрог, сидя на скамейке неподалеку от стены в ожидании новостей от Найджела. Я вздрогнул, когда раздался звонок телефона, в попытках принять вызов, два раза чуть не выронил его. Найджел сообщил, что мне нужно подойти к северной стене и ждать возле какой-то двери, похожей на погреб. Я не совсем понял, зачем это нужно, но последовал его инструкциям: выбора у меня все равно не было.

К моему вящему удивлению, дверь подвального холмика отворилась, и я увидел Найджела, Сабита и Марию, активно подзывающих меня.

- Вы чего выдумали? - спросил я, подбежав.

Найджел фыркнул.

- Ты недоволен, что мы прикрываем твою задницу?!

Я озадаченно наклонил голову.

- А зачем мы по подвалам решили пойти?

- Это был единственный путь, - заявил Сабит.

Я посмотрел на них максимально недоуменным взглядом.

- Так это... у куратора есть идентификационные коды всех наших пропусков... Если охранник введет пропуск в базу, он найдет его электронный вариант и пропустит меня без проблем... - я оглядел их максимально озабоченным взглядом, - вам надо было просто попросить у куратора мой номер, объяснить ситуацию и сообщить код охране...

Сабит издал досадливый возглас.

- Вот же... Никогда ещё не чувствовал себя настолько тупым.

Я вздохнул.

- Если я правильно понял, вам пришлось стырить ключи от этих катакомб, умудриться там не заблудиться, после чего нам придется ещё и возвращать ключи на место, - я скептически ухмыльнулся, - любите усложнять себе жизнь?

Найджел виновато опустил глаза.

- Мы не подумали про номер...

- Найджел! - всплеснул я руками, - я тебе эту схему по телефону объяснил!

Найджел удивлённо посмотрел на меня.

- Было дело?

Сабит закатил глаза, Мария начала смеяться в голос.

- Ладно, пойдёмте уже, - буркнул Найджел.

______________________________________________________________________________________________________


Мы решили подождать остальные полчаса окна в одном из больших коридоров спецкурса, в попытках отравиться дешевыми пирожками, привозимыми в школу в грязных ящиках. Найджел аппетитно уплетал пирожок, под озабоченным взглядом Марии.

- Слушай, а твой друг не подавится? - поинтересовалась Мария.

Я махнул рукой.

- Ему не привыкать, не обращай внимания.

Сабит хохотнул.

- Если он когда-нибудь станет важным человеком, я знаю, как его будут убивать.

- Кстати об этом, - проговорил я, - Сабит, мне любопытно. Почему о тебе говорят все эти... вещи?

- Быть может потому, что это правда, - хмыкнул Сабит.

Я расширил глаза.

- Ты и правда... рос среди убийц?

- Было дело, - улыбнулся Сабит, - я сам с Кавказа, из одной горной деревушки. Туда люди заходят так редко, что почти никогда. В этих горах люди разными вещами занимаются, наше поселение испокон веков зарабатывало заказными убийствами. Мой отец решил, что мне незачем жить такой жизнью, - Сабит помрачнел, - он привез меня в Москву и пристроил в "Батискаф 1"...Фактически, ценой своей жизни.

- Жесть, - пробормотал я, - и как тебе цивилизованное общество?

Сабит кинул на меня испепеляющий взгляд.

- Леша, ты думаешь, что мы там говорим на языке пещерных людей, а едим с пола?!

У меня по спине пробежали мурашки, я замахал руками.

- Я не хотел тебя обидеть!

Мария рассмеялась и шутливо стукнула Сабита в плечо.

- Не бойся ты его! Он обычный парень, прошлое не имеет на него влияния, - Маша прищурилась, глядя на Сабита, - правда ведь?

Сабит опасливо посмотрел на Марию.

- Ну конечно..

Я был удивлен увиденным. Казалось, что страшный и грозный Сабит... Боится эту девчонку. Что же она такое из себя представляет..

- Мария, а у тебя какое прошлое?

- Да все ординарно. Выросла в Греции, семья нормальная, жизнь нормальная.

- А как тебя в Россию занесло? - спросил Найджел.

- Мама работает в посольстве Греции, здесь, в России, вот меня сюда и направили.

- В Греции тоже есть Батискаф, так ведь? - вспоминал я.

- Да, "Батискаф 4". Для них нормально отсылать учеников в другие страны, типа адаптивные навыки. Кстати, а ты-то сам откуда?

- Догадайся, - усмехнулся я, - отсюда, конечно. Местный. Отец хорошо зарабатывал всегда, а мама хотела, чтобы я был впереди планеты всей. Всегда все самое крутое, даже коляску мне с наворотами покупала. Конечно, как только у меня обнаружили высокий IQ и аналитические способности, я тут же стал должен учиться в самой крутой школе, а круче Батискафа в мире ничего нет. И вот, я тут.

- Вы же с Найджелом энергетики, да? - спросил Сабит с набитым ртом.

- Ну да, спецкурс, последний год. А вы?

- Мария со спецкурса химии, а я - математика и геометрия.

- Твой курс как-то не круто звучит, - отметил Найджел.

Сабит прищурился.

- А ты откуда, Найджел?

- Англия.

- Англик, стало быть, - усмехнулась Мария, - не больно-то похож.

Найджел провел рукой по волосам и вздохнул.

- Да знаю. Мне говорили, что наши предки родом из Ирландии. Меня в Батискаф отправил дядя, он тут какую-то должность занимает, - Найджел задумался, - не помню, какую.

- Кстати о Батискафе, - вдруг воскликнул Сабит, - что за первенство?

- Ты что, не знаешь? - удивился Найджел.

- Здрасте! Меня только на этот год перевели, вообще ни намека.

- Первенство - один из главных способов выделить среди учащихся Батискафов выдающихся личностей, - отозвался я, - насколько мне известно, оно проводилось с самого основания школ. Проходит оно шесть недель, каждому участнику дается восемнадцать заданий.

- По три задания на неделю? - переспросил Сабит.

Я помотал головой.

- Не все недели одинаковые. Первая - теоретическая. Ученики и наставники решают сложнейшие задачи, какие только смогли найти руководители Батискафа, - я поднял бровь, - а ведь они и правда лично их выдумывают. Я видел одно задание, скажу честно, это просто тихий ужас. На первую неделю действительно дается три задания, в конце недели участник и наставник представляют свой ответ комиссии из правления Батискафа.

- А какие задачи? - спросил Сабит.

- Никто не знает, - ответила Мария, - известно, что задачи у всех разные, но, они охватывают все специальности разом, ни под кого не подстраиваясь.

- Это верно, - подтвердил я, - вторая неделя - физическая подготовка, тут проходит пять мероприятий, по одному на каждый день. Третья самая загадочная. У тебя всего одна задача, но какой она будет - совсем неясно. Знаем только, что участника отправляют куда-то в другую местность и что-то ему поручают. Там все просто - либо задание выполнено, либо нет. На четвертую неделю учеников, наконец, сталкивают друг с другом: происходит что-то вроде викторины. Пятая неделя - схватки. Ученикам дают поле и выводят один на один. С тренировочным оружием, конечно.

- А бывали смертельные случаи? - перебил Сабит.

- Бывали, - подтвердил Найджел, - как-то, одному ученику зарядили в глаз из ружья с краской. Он закончил бой победой, но пошло заражение - его не спасли. Присвоили посмертно звание Первого Батискафа.

- Так вот, - раздраженно продолжил я, - шестая неделя - оперативная задача. Учеников делят на группы и выдают им конкретную задачу. Предоставляют полигон, с целым рядом препятствий и трудностей. Очки зарабатываются только командой. Потом у комиссии есть два дня, чтобы принять решение по первенству и они огласят результаты. Вот так.

Сабит задумчиво нахмурился.

- А сколько участников может быть?

- От одной школы выставляется не более десяти участников, - ответила Мария, - но бывали и исключения.

- Пора, - коротко отметил Найджел, - окно кончается. Леш. У нас электродинамика.

- Ладно, увидимся вечером, - сказал Сабит, вставая.

В Батискафе не были предусмотрены звонки или другие оповещения учеников о начале занятий. Считалось, что мы должны быть сами максимально ответственными. Мы с Найджелом, попрощавшись с новыми друзьями, бегом направились на занятие, чтобы не опоздать.

Зайдя в аудиторию, мы поняли, что спешили зря: преподавателя еще не было и ученический состав пребывал в праздном безделии, беседуя между собой.

- Родиона Григорьевича еще нет? - спросил Найджел у сидящей неподалеку девушки.

Она помотала головой. Хорошо, что не покрутила пальцем у виска, учитывая, что Найджелу это итак должно быть хорошо видно.

Тем не менее, это было странно: преподаватели Батискафа были не менее ответственными, чем ученики, он всегда были в аудитории еще раньше, чем ученики.

Звуки бесед стихли, когда в дверь вошел директор, за ним шел молодой мужчина, лет тридцати - тридцати пяти. Одет в длинное пальто и шляпу - будто сбежал из американских фильмов восьмидесятых, в руках держал большой портфель. Лицо его выражало эмоции полного отсутствия понимания ситуации.

- Ученики, внимание! - гаркнул директор, - это Сергей Михайлович Мухаченко. Теперь он будет работать вместо Родиона Григорьевича и вести у вас электродинамику и другие связные предметы. Я надеюсь на ваше понимание: он сегодня первый день. Не обижайте его, - директор будто задумался, - хотя бы сегодня...

Сергей нахмурился, услышав последние слова директора. Тот похлопал Сергея по плечу и выскочил из аудитории, как ошпаренный.

Сергей прошел к преподавательскому столу и прочистил горло.

- Добрый день вам. К сожалению, мне не сказали, что вы сейчас изучаете, напомните мне?

- Беги отсюда, мужик! - послышался насмешливый голос с задних парт.

Пару секунд Сергей немигающим взглядом смотрел на источник звука, после чего со всего размаху запустил портфель бедолаге в голову. Обидчик успел увернуться, но портфелем его-таки задело.

- Эй, вы чего?! - возмутился шутник.

Сергей внимательно глядел на него.

- У меня в портфеле ваше пособие. Держи, - невозмутимо проговорил Сергей, - вот ты и покажешь мне, где вы остановились. И да, огурцы, меня предупреждали, что вы любите издеваться над новыми преподавателями. Сразу предупреждаю: лучше вам со мной подружиться.

Я, улыбаясь, смотрел на нового преподавателя. Похоже, он впишется в коллектив Батискафа.


Продолжение следует...


Часть 1:

Батискаф 1


https://vk.com/devilhistory

https://author.today/u/logrinium/works

Показать полностью
176

Батискаф 1

Детские дразнилки - дело обычное, особенно в школьные годы. Никто бы не удивился тому, что кого-то дразнят за нелепую фамилию или за неприглядный внешний признак. Его не дразнил никто. Все знали - этот мальчик опасен. Этого не говорили вслух, этому не давали огласки, но все, кто оказывался рядом с ним, знали - лучше держаться подальше.

Самым интересным было именно то, что не было достоверной информации о том, почему же он так опасен и что с ним не так, но это не мешало опасаться его.

Он всегда носил громадные и крайне нелепые очки, а его одежду можно было скорее характеризовать как лохмотья, у него был маленький нос и короткие волосы. Ростом он не отличался, но даже школьные хулиганы никогда к нему не подходили, хоть и были намного больше.

Он был интересен мне с первого дня, как директор лично привел его к нам в группу и представил перед ребятами, но подходить к нему я тоже опасался. Он общался с одной девочкой, которая по мистическим причинам совсем его не боялась и еще с двумя парнями, которые постоянно просили его помощи по домашним заданиям. Если с девочкой все было понятно: она итак слыла в школе как шибанутая на голову, то вот почему парни не боялись эту фигуру - загадка загадок.

Я вздрогнул, когда моего плеча коснулась чья-то рука.

- Леша, ты чего завис? - обернувшись, я обнаружил моего товарища с начала обучения, улыбчивого идиота Найджела.

- Не пугай так, ладно? - буркнул я.

Найджел от души хохотнул и плюхнулся со всего маху на скамейку, чуть не сбросив меня с нее.

- А чего пугаешься, задумался, - проследив за моим взглядом, Найджел понимающе хмыкнул, - тебе все также интересно, почему его все боятся?

Я медленно кивнул, не отводя глаз с мальчика.

- Ну вот тебе не все равно? - не унимался Найджел, - разве это так важно?

- Как же много ты говоришь, - тихо пробормотал я.

- Чего- чего? - наклонил голову Найджел .

- Ничего. Тебе самому не интересно? Вот что с ним не так, как думаешь? Вроде парень как парень, а я как взгляд его поймаю - хочется провалиться под пол.

- Это репутация, Фаня, - ухмыльнулся Найджел . Фаня - это мое прозвище, которое любезные товарищи выдали мне, видоизменив мою фамилию.

Я посмотрел на Найджела с небольшим уважением. Этот олух умел порой выдать весьма неплохую мысль.

- Думаешь, вокруг него просто создали завесу тайны?

Найджел пожал плечами.

- Почему нет, запросто.

Нашу беседу прервал громкоговоритель, объявлявший на всю школу: "Всем ученикам и персоналу собраться в круглом зале для прослушивания объявления!".

Мы с Найджелом и не подумали сдвинуться с места, пока толпа не стала редеть. Меньше всего нам хотелось в жуткой давке пробиваться с боем к круглому залу, расталкивая всех вокруг.

- Не к добру это, - протянул я, - в круглом зале собирают, чтобы сообщить про очередные обязанности. Или гадость какую сказать.

Найджел подмигнул.

- Может, будем свидетелями экзекуции.

- Или участниками...

Круглый зал представлял собой довольно крупное помещение, оборудованное громадным количеством скамеек и парт. Обычно он служил для проведения совместных занятий или практических исследований: посреди зала была довольно большая ровная площадка, которую было отлично видно со всех сторон.

Мы с Найджелом уселись почти с краю зала, чтобы иметь возможность быстро выйти, не попав в толпу. Пока люди собирались, я опять заметил его, он уселся рядом с той самой девочкой, мирно о чем-то переговариваясь с ней. Со стороны он выглядел совершенно нормально, я не мог ничем объяснить свою тревогу в его адрес.

Я обвел глазами зал. Еще с первого дня, я с открытым ртом глядел на потрясающий внешний вид здания школы. Не знаю, чем было это здание до развала союза, но, строили его явно со знанием дела, а архитектор был настоящим художником: потолки и своды здания были очень высокими, их поддерживали громадные колонны, стены были не меньше двух метров толщиной и были покрыты фресками на различные тематики - от мифологии до военного дела. Надо отдать должное тем, кто занимался зданием позже - они не только поддерживали потрясающий внешний вид здания, но и добавляли новые штрихи, не меняя, при этом, общий тон архитектуры. Мне приходилось видеть обратное: когда старинное и величественное здание дополняли нелепой пристройкой, которыми теперь наводнился весь мир: лишь жалкая куча стекла, железа и бетона, которая и без посторонней помощи развалится через несколько лет. Нашу же школу, по рассказам преподавателей. в военные годы использовали в качестве убежища, ее даже бомбили, но сломать не смогли.

Под неровный шум толпы, ожидающей в зале, к площадке по ступенькам спустился директор. Он взялся за микрофон и призвал к тишине. Спустя полминуты, когда в зале воцарилась гробовая тишина, он начал говорить.

- Уважаемые ученики и коллеги! Я рад сегодня видеть всех вас! У меня есть для вас две новости, надеюсь, хорошие! Начну с главного: со следующей недели на территории нашего учреждения запускается новая система безопасности. Новые электронные пропуски будут выданы в течение этой недели, - директор замолчал, видимо, оценивая реакцию людей.

- Опять лишний геморрой, - раздосадованно шепнул мне Найджел.

Мне казалось, что именно такие мысли посещали сейчас всех, кто присутствовал в круглом зале, с разных сторон разносились шепотки и досадливые вздохи.

- Еще одна новость, - продолжил директор, -  вскоре состоится всемирное первенство по общим показателям среди учащихся школ "Батискаф". В этом году первенство пройдет в нашей школе, я очень надеюсь, что ученики не опозорят честь учреждения "Батискаф 1", достойно пройдя все испытания.

Эта новость взбудоражила всех значительно больше предыдущей. Все ученики знали: Первенство Батискаф открывало множество возможностей для любого из победителей, а у того, кто получит звание Первого батискафа, считай что уже сложилась жизнь. Преподаватели также были рады - у каждого участника должен быть личный наставник, а стать наставником Первого батискафа означало, как минимум, оставаться востребованным до конца жизни.

- Я хочу, чтобы вы понимали, - вновь заговорил директор, - участие в первенстве даст вам множество возможностей, но хочу напомнить, что несчастные случаи в нем - обычное дело. Как участник, так и его наставник вступают в первенство на свой страх и риск, осознавая возможные последствия. Кроме того, - директор вздохнул, - вы знаете, что может случиться с провалившими первенство...

После этих слов ажиотаж заметно поутих, люди явно обдумывали такой выбор. Даже Найджел нервно сглотнул, глядя на директора немигающим взглядом.

Я перевел взгляд на него. Мальчик, которого опасалась вся школа, смотрел на директора с явным равнодушием и полным отсутствием интереса к происходящему. Он, как обычно, подтверждал свою зловещую репутацию. Первенство как минимум интересовало каждого ученика, о нем рассказывали еще с самого начала обучения, подготавливая нас к тому моменту, когда участие станет возможным - после получения аттестации по основным дисциплинам.

- Леша, ты опять завис? - нетерпеливо тормошил меня Найджел, - идем уже.

Я растерянно огляделся. Засмотревшись на него, я прослушал остаток речи директора и пропустил момент, когда нам пора было двигаться к выходу. Найджел активно выталкивал меня к выходу, боясь попасть в давку. Удаляясь, я еще раз зацепил его взглядом: он сидел, не двигаясь и молча смотрел вниз.

______________________________________________________________________________________________________

Когда мы с Найджелом покинули зал, он направился в столовую, намереваясь подкрепиться, я же решил пройтись по школе и последить за тем мальчиком. Мне было очень любопытно, что же он теперь будет делать. Я рассуждал так: что, если его эта мрачность и зловещее поведение - лишь бравада для репутации? Тогда он втихаря плачет в туалетах и нервничает, когда остается один. Я очень хотел подтвердить свою догадку, но, подумав про туалеты, сам вдруг захотел облегчиться и зашел в первый, что попался мне на пути.

Закончив свои дела, я уже было двинулся к выходу, но в туалет зашли трое ребят.

У меня перехватило дыхание. Спецкурс - физкультурники, бойцы. Они были главными задирами школы, другие ученики обходили их за километр.

Я попытался незаметно проскочить к выходу, но один из них поставил руку на моем пути, оперевшись на стену.

- Кто это у нас тут? - расплылся он в улыбке, - ты откуда будешь, челядь?

Я нервно сглотнул.

- Спецкурс - энергетика, - хрипло проговорил я.

Голос совсем перестал меня слушаться. Они, естественно, почуяли мою слабину и заинтересованно столпились вокруг меня. На нашем курсе, я тоже изучал боевые искусства и военную стратегию, но у них был особый уровень, они однозначно были сильнее.

- Куда чапаешь, молокосос? - спросил второй, нахально скалясь.

- На учебу, - пролепетал я, - можно?

- Отчего же нет! - всплеснул руками первый, - только ты испортил нам настроение, попавшись нам в сортире. Пятьдесят отжиманий искупят твою вину. Упор лежа принять! - скомандовал он.

Я попятился. Даже в самый лучший день я мог осилить не больше тридцати отжиманий за раз, гады это точно знали. Они искали повода превратить меня в боксерскую грушу и я понимал, что они уже его нашли. Что бы я сейчас ни сделал, меня все равно побьют: не смогу отжаться нужное количество раз - побьют, откажусь отжиматься или попытаюсь убежать - побьют. Слушаться их смысла не имело, оставалось попробовать одолеть их хитростью.

- Что скажет ваш командир отряда, если узнает, что вы задерживаете учеников на пути к учебе? - дрожащим голосом произнес я.

Третий с размаху заехал мне кулаком в живот. Я согнулся пополам и судорожно хватал ртом воздух. Действительно, это был неудачный план.

- Так ты еще и стукач! - воскликнул первый, - бей его, ребята.

В этот момент послышалось негромкое покашливание со стороны выхода.

- Ну надо же, какие храбрецы! - послышался чей-то голос, - трое на одного набросились.

- Для вас честь мундира вообще хоть что-то значит? - проговорил укоризненный женский голос.

Я поднял глаза, все также пытаясь отдышаться. У двери, опершись на стену плечом, стоял он. Тот самый мальчик, за которым я наблюдал уже продолжительное время. Рядом стояла девочка, что все время таскалась с ним.

- Сабит... - озабоченно проговорил первый, - это твой друг?

Так я впервые услышал имя того, кого опасались даже задиры школы Батискаф.

- Не ваше дело, - отрезал Сабит, - уходите, или пожалеете.

Он был краток и непоколебим. Переводя свой мрачный взгляд с одного задиры на другого, он даже бровью не шевелил. В этот момент он предстал для меня в ином свете: не как зловещий тип, но как сильный и стойкий защитник.

Дверь отворилась и в туалет вбежал запыхавшийся Найджел. Увидев меня, держащегося за живот, он застыл. Он переместил свой взгляд на Сабита и его брови поползли вверх.

- А что тут такое, ребят? - недоуменно спросил он.

Задиры, здраво оценив, что перевес теперь не на их стороне, решили сдать позиции.

- Ничего страшного, - холодно бросил первый, - ребята, идемте, у нас скоро практикум.

Проводив их взглядом, Сабит подошел ко мне и протянул мне руку. Найджел смотрел на все это так, будто увидел привидение.

Я взялся за его руку и поднялся на ноги. Сабит улыбался.

- Спасибо тебе, - неловко поблагодарил я.

- Всегда пожалуйста, - ответил Сабит, - никогда не любил тех, кто бьет своих, - улыбка Сабита растаяла и я вновь ощутил склизкое чувство тревоги, - только я хочу спросить: ты зачем за мной следишь все время? Что, я такой уж интересный?

Мое сердце пропустило пару ударов. Неужели я избавился от избиений, чтобы вляпаться в новые неприятности...

- Прости, - пролепетал я, - о тебе всякое болтают... Я просто пытался тебя понять.

Сабит вновь расплылся в улыбке.

- А, понял, ладно, - он указал рукой на свою спутницу, - ее зовут Мария, познакомьтесь.

Я кивнул ей, Найджел же по-прежнему был немного ошарашен происходящим.

- Когда у вас следующие занятия? - вдруг спросил Сабит.

- Через час, кажется, - задумчиво сказал я.

- Через час, - подтвердил Найджел.

Сабит улыбнулся.

- Как насчет того, чтобы сходить поесть всем вместе?

____________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________


Дверь отворилась быстро, чуть не стукнув ручкой об стену, так как в кабинете были открыты окна. Человек в военной форме, с погонами майора, зашел в кабинет и отдал честь.

- Товарищ полковник, майор Мухаченко по вашему приказанию прибыл!

- Вольно, майор, - махнул рукой полковник, - садись.

Майор кивнул и уселся на стул, что стоял прямо перед столом.

- Скажи, майор, - начал полковник, - слышал ли ты такое название "Батискаф"?

- Так точно. Это устройство для погружения на глубину.

- А в другом ключе? Слышал ли ты о школах с таким названием?

- Так точно, слышал.

- Вскоре, майор, мы командируем тебя к столице.... Что тебе известно об этих школах?

- Известно, что из этих школ выходят лучшие специалисты, товарищ полковник.

Полковник поморщился.

- Хватит, Сережа, была команда - вольно. Ты можешь звать меня по имени.

- Так точно, Василий Петрович!

Полковник хмыкнул.

- Ну пусть будет так. Известно ли тебе об этих школах нечто необычное?

- Необычное, Василий Петрович? - недоумевал Сергей, - в каком смысле?

Полковник открыл папку, что лежала перед ним на столе.

- Первое, что лично мне бросилось в глаза - в школе преподают и учатся одновременно на семи языках мира, в составе преподавателей и учеников люди с разных стран, они все, без исключения, владеют семью языками.

- А что в этом такого? Это только в плюс, разве нет?

Полковник вздохнул и пролистнул несколько страниц.

- Ежегодно эти школы выпускают не более ста пятидесяти специалистов, отбор у них, мягко скажем, суров. Более того, сама суть образовательного процесса совсем специфична. Смотри сам: ребенок поступает на обучение с пяти лет. В течение пяти следующих лет он изучает языки и, внимание, все основные предметы школьной программы! Понимаешь?

Майор недоуменно пожал плечами.

- Сереж, их ученики получают аттестат в десять лет... Потом они еще пять лет учатся по так называемому "спецкурсу", на котором определяется их специальность. В пятнадцать лет эти ребята знают в десять раз больше любого доктора наук по той же специальности.  Три года, до совершеннолетия, они пропадают из нашего поля зрения. Их увозят в неизвестном направлении, возвращаясь совершеннолетними, они уже готовы ко всему на свете.

- Но а что в этом такого? - спросил майор, - насколько я знаю, школы прошли все государственные аттестации и их образование котируется...

- А дело, майор в том, что их учат, в том числе, весьма странным вещам. К примеру, специалист спецкурса химии знает наизусть формулы более восьмидесяти типов взрывчатки, а также, у них преподается военная стратегия, боевая подготовка и другие военные дисциплины.

- Ну да, я слышал, что окончившие эту школу считаются служившими, - почесал голову майор, - я так и не понял, в чем проблема и причем тут я?

- Ну смотри. Сами учреждения были выстроены союзом, в нескольких странах. При этом, как они умудрились построить их в США или Японии, вопрос из вопросов. Однако, назначение этих зданий осталось загадкой. С шестидесятых, школам дали название "Батискаф" и они были квалифицированы как элитные учебные заведения, но до этого момента - черный провал. Все, кто мог рассказать о них, мертвы, данные изъяты или стерты, не осталось ни одного упоминания о том, зачем союз строил эти здания...

- А кто их изъял?

- Никто не знает. Нас беспокоит то, что выпускник этой школы будет отличным партизаном... или диверсантом...

- Вы, часом, не преувеличиваете?

- Майор, сын моего знакомого учился в этой школе на спецкурсе энергетики. Этот человек способен в одиночку отключить или взорвать ядерный реактор.

- Или быть отличным специалистом в этой отрасли, - отметил Сергей.

- В любом случае, мы командируем тебя в школу "Батискаф 1" под видом преподавателя.

- Василий Петрович, судя по уровню учеников, я вряд ли смогу что-то им преподавать, - усмехнулся майор.

- Это мы берем на себя. У нас есть нужное влияние, найдем тебе такую сферу, в которой ты сможешь работать.

- Какова будет моя задача?

- Ты должен втереться в доверие к руководству, выяснить все об учебном процессе, а также любой другой их деятельности. Кроме того, тебе нужно будет понять, куда пропадают эти дети на три года. В случае обнаружения угрозы национальной безопасности - по возможности устранить угрозу.

- Почему мы ими заинтересовались вообще?

- Мы считаем, там что-то нечисто. Нам нужно либо выяснить, что, либо убедиться в своей неправоте.

- Когда я должен быть готов?

- Сейчас. Мы можем командировать тебя в любой момент, начиная с завтрашнего вечера, так что, готовься.

Майор встал.

- Разрешите идти?

- Иди, майор.


Продолжение следует...


https://vk.com/devilhistory

https://author.today/u/logrinium/works

Показать полностью
158

"Родители, посылайте детей в школу!", РСФСР, 1920 год

Художник - Радаков Алексей Александрович.

Петербург. Госиздат. 1920 год.

"Родители, посылайте детей в школу!", РСФСР, 1920 год Плакат, Образование, СССР, Школа, Дети, Родители, Суеверия, Опыт, Длиннопост

Центральная часть - крупнее.

"Родители, посылайте детей в школу!", РСФСР, 1920 год Плакат, Образование, СССР, Школа, Дети, Родители, Суеверия, Опыт, Длиннопост
Показать полностью 1
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: