4

Сумасшедшая

Здравствуйте, захотелось поделиться своей историей. Мне 26 лет и я сумасшедшая.


Думаю, началось все с детства. Я выросла в очень бедной семье, где у родителей просто не хватало времени на детей. Погруженные в работу, они только и думали как заработать на пропитание. А вот дома для меня царился настоящий кошмар. Дома была старшая сестра, которая избивала меня даже за то, что я брала пульт от телевизора. Била по печени и почкам, не до синяков, но ощутимо. А когда мне было 9 лет, сестра надругалась надо мной. Выдумала, что в нее вселился выдуманный персонаж и творила всякое. Как вы спросите это отразилось на не окрепшей детской психике? Да очень просто — у меня теперь боязнь отношений и секса. Будучи уже подростком, я смогла себя защитить, но было уже поздно. Думаю, это была только первая трещина в моем сознании.


Когда мне было 13 лет у мамы случился первый приступ, ночью она начала задыхаться собственной слюной и кричать во сне. Разбудить ее никто не мог. Это длилось минут 10, потом прекратилось и она уснула. На утро ничего не помнила. Через полгода второй приступ, опять крики ночью, проснувшись она начала вести себя как сумасшедшая. Говорила, что за ней следят, хотят отобрать документы и т. д. К врачу ее никто не отвел, к врачам у меня в семье вообще очень плохое отношение, к сожалению. И так весь подростковый возраст, я ночью слушала мамины крики и приступы, которые происходили все чаще, и тихонечко рыдала в подушку. (Сейчас она сходила к врачу, и ей выписали таблетки, но этих страшных ночей все равно не изменить)


С детства у меня было предчувствие, что когда мне исполнится 24 что-то в моей жизни кардинально изменится. Я не знала, что и как, но точно была в этом уверена. Я никогда в жизни не думала, что хотела бы настолько ошибиться. В 24 года я влюбилась. Еще с младенчества я верила в магию и волшебство. Что есть в этом мире что-то сверхъестественное. Что-то, что мы не можем объяснить законами физики. И по-дурости колдовала. Ничего сверхъестественного. Почувствовала, что соседка скоро умрет. Осознанные сны, когда на утро возле моей кровати сидел мужчина и жутко улыбался. Колдовала, когда одноклассница попала в комму, а через неделю очнулась. Когда я влюбилась между мной и этим парнем образовалась связь. Сейчас, принимая таблетки, я понимаю, что это было начало психоза, но тогда я думала совсем иначе. Я с детства могла почувствовать людей. Без слов ощущала чужие чувства, словно эмпат. Связь отражалась в том, что я чувствовала, все, что казалось, чувствовал парень в этот момент. Ему плохо — у меня сердце сжимается, ему хорошо — у меня тепло в груди. Доходило до того, что если мое сердце сжималось и я чувствовала легкую грусть, означало, что он вышел из вк. Угадывала до минут. Даже проверяла, когда выходила с ним одновременно.


Где-то через полгода таких ощущений, однажды я упала в обморок в толпе. Как мне тогда сказали, это была паническая атака. Когда очнулась я услышала четкий голос в моей голове. Голос был дружелюбный, говорил ласковые слова, успокаивал когда мне было плохо. Мне это даже нравилось. Сначала. Пока я делала все, что велел голос. Но однажды, узнав, что у парня появилась девушка перестала заходить в вк. Я почувствовала как кто-то меня душит, так было, когда он злился. Я начала колдовать, в какой-то момент ощущения прошли и стало тепло. В этот момент позвонил мой мобильник, незнакомый номер: «Я все равно тебя найду, слышишь...» Я бросила трубку, и в истерику. Ребята с работы меня успокаивали и отпаивали коньяком, телефон все названивал, пока один из коллег не поднял трубку и не послал куда подальше звонившего. Сидела я не двигаясь на стуле, и вдруг напротив меня сидит он, этот парень. Только улыбка какая-то жуткая: «Я ж говорил найду». Сказал, что он демон, и пришел за мной. Я перепугалась до чертиков, побежала в церковь, выпила наверно литр святой воды, пока отошла. На всю жизнь зарекаясь колдовать. Вечером успокоилась, даже запостила фотку, я думала все закончилось, но все только начиналось.

Голос игрался моими мозгами… Мог двигать моими руками и ногами, поворачивать голову. Однажды когда я в очередной раз психанула и разозлила его этим, он сказал, что он маньяк, а не парень, в которого я влюблена. Что он телепат и может вселяться в людей, когда захочет. И что теперь я - его игрушка. И мне никак не избавиться от этого. Он начал сводить меня с ума. То игрался с прохожими людьми, то с моими знакомыми. Мог предугадывать, что мне скажут, как поведут себя. Я боялась за окружающих, просила их не трогать, пусть лучше меня мучает, главное другие в безопасности. Потом уговаривал броситься под машину, я всячески пыталась сопротивляться. Весь день он мучил меня, пока под вечер не сказал, что просто сомневался во мне. Не знал, что я за человек и так проверял меня. Я сидела на лавочке и курила. В далеке от меня стояла девушка, в этот момент я услышала ее мысли: «Будешь играться с людьми, я тебя уничтожу. А так живи пока».


Каждый раз истории, откуда я слышу голос, и что это вообще за голос, стали все изощреннее. То это демон, то бог, то телепат, то девушка парня, в которого я была влюблена, то жена моего начальника, то фсб, мне казалось, что его фантазия безгранична. Но правды я не знала. А лишь медленно сходила с ума, если на тот момент уже не сошла. Дошло до того, что голос мне сказал, что теперь меня слышат все, и каждый раз когда мужчина захочет меня в мыслях, я все буду ощущать. И я ощущала, стоило лишь мужчине заинтересовано на меня посмотреть и начинался кошмар. Я начала боятся мужчин.


Родители начали замечать, что я говорю сама с собой, и испугавшись отправили меня к психиатру.

- слышишь мысли?

- да, слышу… и мужчин, он могут ко мне прикасаться, мысленно… не надо, пожалуйста...


Так я оказалась в психушке.

Самое страшное в больнице ни ведро, по середине надзорки, в которое ходят в туалет, ни ужасный запах, которым пропитались даже стены, ни белье в пятнах, нет, самое страшное, что ты думаешь, что навсегда теперь останешься там, в желтых стенах. Что теперь никто тебя от сюда не выпустит. А голос все продолжал издеваться, настал снова черед демонов, которые вселились в меня: «Все ведьмы оказываются в психушке… Это плата за силы».

Две недели я не помню с момента, когда попала в психушку. Думаю из-за сильных препаратов, которые мне кололи.


Я пила таблетки, голос становился все спокойней. Представлялся Богородицей, что простила меня и хочет помочь. Когда я сказала про это врачам, мне сказали, что я не пью таблетки, либо вру. И дали что-то сильное. Я до сих пор помню как в голове мелькали картинки и белый шум. Не помогло.


Голос вновь стал влюбленным парнем. Успокаивал, помогал адаптироваться. Два месяца я пролежала в больнице.

- Слышишь голоса?

- Нет, не слышу…

А что говорить? Что слышу? А смысл? Лекарства не помогают, скажут опять, что не пью. Так и училась жить заново, с голосом в голове. Лекарства пью до сих пор, они мне не помогают. Голос стал спокойным и успокаивающим. А мне бы только сбежать из этого ада...

Дубликаты не найдены

+1

тся и ться еще подучить и можно писать.

Вполне читабельно получается.

Иллюстрация к комментарию
раскрыть ветку 5
+3
Дануна.. Мой моск сломался после очень бедной семьи и пульт от телевизора.
раскрыть ветку 3
0

Да, понимаю. Телевизор потом купили, когда мне было лет 9, и папа нашел работу получше. Просто пыталась привести пример. Но родилась в действительно бедной семье. Папа зарабатывал 200грн в месяц на момент моего рождения

раскрыть ветку 2
-1

Спасибо)

0
Какие лекарства пьёте? У меня были голоса, психиатр действительно помог. После таблеток пересмотрела отношение ко многому
раскрыть ветку 3
0

рисперидон 2мг утром и вечером. Очень рада за вас, что вам помогло, правда)) Мне пока не помогает, но я надеюсь, что может наступит накопительный эффект)

раскрыть ветку 2
0
А давно принимаете?
раскрыть ветку 1
0
В идеале, менять место дислокации, то есть, больницу. Мне кажется , что подобранная терапия Вам не подходит.
У Вас есть друзья, которые могут помочь?
раскрыть ветку 2
0

В городе только одна поликлиника, но вы правы, думаю обратиться в другом городе. Друзья есть, очень помогают)

раскрыть ветку 1
0
Удачи Вам! Напишите пост как поправитесь)))
0
В "Битву экстрасенсов" напишите, там обязательно помогут.
раскрыть ветку 1
0

хахаха)) этого еще не пробовала))) спасибо))

-5

Покаяние. Должно помочь. Нужно понять, что занятия магией не просто так запрещены религией для обычных людей. Существует система координат в которой мы все живём, где у каждого своё место и роль. Пытаясь колдовством добиться выполнения своих желаний человек как бы становится "сам себе священником" и " сам себе благословляет" выполнение чего либо. А это нехорошо с любой точки зрения.

ещё комментарий
-1
К сожалению, выход из этой ситуации, это создание 2й личности.
раскрыть ветку 1
+1

Билли Миллиган - все наше)))

Похожие посты
295

Тлен

Мы наконец-то переехали в новый дом, который смогли купить по очень приятной цене. Конечно, он еще требовал ремонта, но все же пребывал в довольно неплохом виде.

Мы зашли внутрь нашего двухэтажного "особняка" и начали готовиться к заселению.

- О, смотри! - крикнула моя жена Оля, показав пальцем на лежавший в углу запыленной комнаты предмет. Это было красивое зеленое металлическое кольцо. На нем был узор, который состоял из множества костяных рук, переплетающихся между собой, а на внутренней части виднелись странные символы. Оля протянула его мне и с улыбкой сказала:

- Хочешь примерить? Кажется, по размеру тебе подойдет.

- А почему бы и нет? Давай, - шутливо ответил я и надел кольцо на палец левой руки. - Хм, а мне оно как раз...

- Тебе идет, - улыбнулась Оля. - Ладно, я в машину за вещами.

Продолжив осматриваться в новом доме, в одной из комнат я увидел, что с потолка вместо люстры свисают оголенные провода. Подумав, что это небезопасно, я решил закрепить их наверху, чтобы никто случайно не задел и не получил разряд электричества.

Выключатель находился в положении "Выкл", поэтому я, как полный дурак, ничего не проверив, взялся рукой за один из проводов. Оказалось, что он был под напряжением. Однако, мне повезло, что меня отбросило назад, а не сковало, продолжая бить током.

- Обошлось, - сказал я вслух, поднявшись на ноги и отрехнувшись.

- Ты что? - в комнату заглянула Оля с удивленным и напуганным лицом.

- Немножко током кольнуло, - сказал я и тут же добавил. - Только не переживай, все в порядке. Только щипнуло слегка и все.

- Точно в порядке? - она внимательно посмотрела на меня. - Ну хорошо... Ты лучше начни с подвала - с самого страшного места. А с этими комнатами потом быстро разберемся.

Оля улыбнулась и пошла назад в машину. Я подошел к старой двери и открыл ее, наполнив стены дома неприятным скрипом. Осторожно все проверяя, чтобы больше меня ничего не ударило, я спустился вниз по грязным ступенькам.

Повсюду был разбросан разный хлам: мешки, коробки, ящики, лампочки и пакеты. Около одной стены стояла тумбочка, на которой, выделяясь из всего этого мусора, лежала желтая тетрадь, измазанная зелеными и красными пятнами. От нее исходил неприятный трупный запах.

Поддавшись интересу, я открыл тетрадь и начал читать написанный в ней текст.

* * *

Кольцо. Чертово кольцо. Я его ненавижу. Не вздумайте надевать его, кем бы вы ни были. Это не простое дурацкое кольцо... Ладно, обо всем по порядку.

Я хорошо помню тот вечер, когда все началось. Солнце уже село, а мне было совершенно нечем заняться, поэтому я бесцельно бродил по всяким закоулкам в надежде найти что-нибудь интересное... И я нашел!

Таких странных магазинов я еще не видел. Когда я зашел внутрь, на потолке загремели сотни подвешенных мелких костей. На немногочисленных полках лежали совсем непохожие друг на друга предметы: украшения, часы, элементы декора, небольшая техника, канцелярские товары, игрушки, инструменты и всякие необычные вещи, например, талисманы и клочки каких-то тканей.

На меня с улыбкой на лице смотрел продавец - седой мужчина пожилого возраста в темных очках и красной рубашке.

- Чего желаете? - спросил он удивительно приятным низким голосом.

- Что это за магазин? Что вы продаете? - спросил у него я, пораженный необыкновенным ассортиментом товаров.

- Я продаю удивительные вещи, которые, я вас уверяю, не найти нигде больше в целом мире.

"Да-да, все вы так говорите," - подумал я, однако, одна из вещей на витрине меня заинтересовала.

- Приглянулся стеклянный шар? - сказал продавец, вероятно заметив, как я разглядываю вещицу. За стеклянным куполом находилась уменьшенная копия дома, в котором располагался магазин. Это выглядело очень реалистично и казалось, что можно было разглядеть мельчайшие детали на тротуаре, если сильно постараться.

- Обычно внутри таких бывает снег, - сказал я, всматриваясь в модель дома за стеклом.

- Но ведь сейчас снега нет? Поэтому его нет и там, - ответил продавец. - Это Хранитель. В дом, где находится Хранитель, не сможет попасть человек, если этого не хочет хозяин.

- Что? - в тот момент я подумал, что он просто шутит и навивает обстановку своими небылицами.

- Не удивляйтесь, здесь все вещи обладают своими невероятными свойствами, способными влиять на окружающую реальность.

Я усмехнулся, и тут мой взгляд упал на кольцо. Красивое зеленое кольцо.

- О, хороший выбор! - с радостью сказал продавец. - Если вы опасаетесь смерти, то это кольцо для вас.

- Чего?

- С ним вы станете по-настоящему бессмертным. Вас не сможет убить никто и ничто. Вы сможете жить целую вечность.

- Я возьму это кольцо, но не потому что оно там чем-то обладает. Мне просто нравится, как оно сделано.

- Хорошо, берите, - он протянул мне кольцо.

- Сколько с меня?

- Отсутствие смерти и есть его цена, - ответил продавец. - Забирайте.

- Что за бред? Сколько оно стоит? Мне что, бесплатно его забирать? - недовольно спросил я.

- Я же говорю - забирайте, - добродушно сказал продавец.

"Тут какой-то подвох," - пронеслось у меня в мыслях. Посмотрев на кольцо, а потом на этого типа, я просто развернулся и ушел, унеся с собой товар бесплатно.

"Сам сказал, чтобы я забирал, потом не обижайся!"

Выйдя на улицу, я надел кольцо на палец и медленно пошел домой. Но буквально через две минуты меня обступили какие-то отмороженные психи.

- Ты чо тут ходишь? Слышь! - один из них толкнул меня, и я едва устоял на ногах.

"Так и знал! Это продавец их прислал!"

- Давай я его разок!.. - промычал другой, замахнувшись на меня ножом. Я попытался отделаться от них и рванул что есть силы, но меня схватили за руку, а потом нанесли несколько ударов в живот и спину. Хлынула кровь, я упал на землю.

- Э, вы чо наделали-то? Придурки! Валим отсюда! - сказал один из отморозков, после чего они все убежали, оставив меня лежать и истекать кровью.

"Ничего не взяли? А что им тогда надо было?"

Кое-как я встал и взял в руки телефон. Его экран был усеян трещинами, а сам он ни на что не реагировал. Наверное, я разбил его, когда упал.

- Черт, - прошептал я. Хотелось попросить помощи, но вокруг не было ни души. Я плохо знал те места и мог заблудиться, если бы пошел во дворы, поэтому я решил идти домой, все же это не сильно далеко.

Когда я дошел до дома, кровь уже перестала течь, что меня очень успокоило. Раздевшись, я вымылся и обнаружил, что раны довольно глубокие, но кровь уже не идет. Самочувствие у меня было довольно хорошее, поэтому я не стал вызывать скорую и просто пошел спать, хорошенько все перебинтовав.

Но сон никак не хотел приходить. Я ворочался на кровати около двух часов, а потом вдруг заметил одну очень страшную и неприятную вещь.

Сердце не билось.

Судорожно я пытался прощупать хоть какое-то сердцебиение, найти пульс хоть где-то, но ничего не было. Испугавшись, я включил свет и подошел к зеркалу.

- Черт возьми! - закричал я, когда увидел свою бледную, почти белую, кожу и огромные зрачки в глазах.

- Что со мной? - прошептал я и сел на пол. Взгляд упал на зеленое кольцо на моем пальце. Переплетенные между собой руки скелетов, из которого состоят все узоры, блестели в свете комнатных ламп.

- Да пошел ты нахрен! - громко сказал я, снял с себя кольцо и кинул его в стену. Оно звякнуло, отскочило в сторону и, прокатившись по полу, остановилось возле кровати... Но ничего не изменилось.

Вскоре по всему телу начали появляться неприятного цвета пятна, которые вызывали отвращение. Всю ночь мне приходилось разминать руки, ноги, шею и спину, так как все начинало коченеть, если долго оставалось без движения.

Тело постепенно остывало и уже утром стены и предметы в комнате казались мне теплыми, когда я прикасался к ним.

"Нужно срочно идти в тот магазин!" - подумал я, увидев первые лучи восходящего солнца, и поднял с пола кольцо, вновь нацепив его на палец.

Торопясь быстрее одеться, я упал и ударился боком об угол кровати. Ушиб был очень сильный, но боли практически не было, как и крови.

Прихватив с собой старый кнопочный телефон и побольше укутавшись в одежду, я вышел на улицу и пошел на то место, где был вчера вечером.

Но теперь, заходя в дверь, ведущую в тот магазин, я попадал в заброшенный грязный подвал, который выглядел так, будто в него не заходили уже года два.

"В дом, где находится Хранитель, не сможет попасть человек, если этого не хочет хозяин."

- Чертов продавец! - сказал я вслух и поплелся назад. Странностей становилось все больше, окружающая обставновка обрастала все более абсурдными деталями. Через несколько минут после того, как я пришел домой, в старом телефоне прозвенел будильник с напоминанием: "Проверь записи диктофона".

"Что за?.."

Включив единственную запись на старом телефоне, я услышал свой собственный голос:

- А зачем диктофон-то включать? Вы сообщите мне какой-то код или шифр, который нужно записать?

"Когда я это говорил? Я такого не помню!" - метались мысли в голове.

- Нет, - раздался хриповатый мужской голос. - Ты не запомнишь весь разговор со мной. Ты никогда не узнаешь, что встречал меня, если не запишешь это на диктофон.

- Что? О чем это вы? - удивленно спросил мой голос.

- Я же говорю тебе, у меня тоже есть вещь из того магазина, как и у тебя. Этот медальон, - послышался голос мужчины. - Любой, кто со мной общается или даже просто видит меня, навсегда забывает об этом... Все забывают... Когда-то я хотел отделаться от неприятных мне людей, но... Теперь почти никто в мире не знает о моем существовании, потому что все сразу же забывают, что говорили со мной.

- Значит, таких как мы, много? А как избавиться от этого?..

- Проклятья? - продолжал мужчина из диктофона. - Да, это действительно магазин проклятий. Твое кольцо дает тебе бессмертие, но, надев его, тебе сразу же будет угрожать смертельная опасность, пока твое тело не умрет... А потом, когда ты начнешь тлеть, придет Он.

- Кто "Он"? Зачем придет?

На этом запись обрывается. Чем закончился наш разговор я не помнил и, наверное, никогда не узнаю.

После этого я выглянул в окно и увидел Его... Темный силуэт, стоящий метрах в пятидесяти от дома. Он выглядел очень странно, особенно учитывая, что в этот момент был ясный день. Различить черты его лица было невозможно, как и понять, во что он одет. Неразборчивая темная фигура неподвижно стоящего человека. Глядя на него, я начинал чувствовать сильный страх...

Страх... У меня все еще остались какие-то чувства... Есть и спать я совсем не хотел, почти не ощущал боли, жара и холода. Конечности уже больше не застывали от окоченения, если я переставал их разминать, что меня радовало. Кожа приобрела бледно-голубоватый оттенок, кое-где виднелись красно-коричневые пятна.

Каждый раз, когда я смотрел в окно, этот жуткий тип оказывался чуть ближе, чем в предыдущий раз.

Снова забыл о записи диктофона. Вспомнил только, когда прочитал то, что писал в этой тетради...

Мой внешний вид слишком ужасен, чтобы выходить на улицу, поэтому придется оставаться здесь. Я начинаю терять счет времени...

На месте моих глаз теперь находятся жуткие отверстия, но я продолжаю видеть. Мои конечности выглядят, почти как кости, но я продолжаю двигаться и не чувствую слабости. Начинают появляться странные мысли... Где, черт возьми, они появляются, если в голове у меня вместо мозгов сплошная каша?!.. Буквально!

Мое тело стало практически черного цвета... А трупы в реальности разве становятся черными?

Тип за окном исчез, но теперь мне постоянно мерещатся темные фигуры в квартире. Похоже, я схожу с ума!.. Ну еще бы, я же ходячий мертвец, вашу мать!

Удалось расслышать слова, которые шепчет эта темная фигура, преследующая меня:

- Теперь тебе тут нет места!

- Ты не должен больше находиться в этом мире!

- Это место только для живых!

Кто бы он ни был, он хочет меня куда-то забрать. Не думаю, что мне понравится место, в которое меня хотят отправить...

Меня уже можно называть скелетом, но я не разваливаюсь и все еще чувствую предметы, когда прикасаюсь к ним своими костями. Я не ощущаю слабость, усталось и боль, но все еще могу испытывать радость или грусть.

Тот темный тип сказал, что завтра заберет меня в свой мир... Я где-то бросил кольцо, но не помню где... Да и не важно. Тетрадь с записями я оставлю в подвале, а сам отправлюсь черт его знает куда...

Привет вам из мира мертвых!

* * *

- Мда, - сказал я сам себе вслух и положил тетрадь назад на тумбочку. Надо бы заняться уборкой, а то стою тут, в подвале, и читаю всякий бред. Я поторопился и быстро пошел в сторону, но зацепился ногой за пакет на полу и упал, ударившись о тубмочку.

Я удивился, так как почти не почувствовал никакой боли. Краем глаза я заметил сбоку какой-то черный силуэт, но когда посмотрел туда прямо, то там ничего не было.

"Немножко током кольнуло," - пронеслось в голове.

- Что?.. - шепотом сказал я и в страхе приложил руки к груди.

Мое сердце больше не билось.

_____________________________

Спасибо за внимание! Напоминаю, что появилась группа в ВК с моими рассказами:
https://vk.com/rorroh_stories

Показать полностью
303

Страх

Рассказ по ноябрьской теме: "Детские телевизионные передачи"



Детское отделение областной психиатрической больницы № 6

Г. Копейск

1980 г


«Бабуля, бабулечка, родненькая, не оставляй меня здесь, не оставляй! Хочешь, я траву в огороде выдеру, и поленицу, что завалилась, назад сложу. Хочешь, гуськов буду кормить и у порося чистить, только не оставляй! Миленькая, это я в погребице банку  разбил, а стёклышки в лопухи забросил, так то ж давно было. Родненькая, ты одна у меня на всём белом свете, не оставляй!» - последние слова застряли комом в детском горлышке и вылились тихим вздохом, резанувшим по сердцу и старушку, и врача. Только чёрствые люди могли остаться равнодушными к этим мольбам худенького болезненного ребёнка.

«Ну чиво ты, Митенька, чиво испугался? Дохтур здесь хороший, полечит тебя маленько и домой отпустит. А поправишься, вместе поленицу сложим, и гусяток кормить будем. А на банку  я не серчаю, бог с ней, с посудиной», - смахнула скупую слезинку старая женщина, обхватывая высохшими руками острые плечики, наклонилась, зашептала что-то на ушко, прижимая к себе тщедушное тельце.


- Из району мы, из колхоза Октябрьский. И меня Октябриной Никитишной кличут, а это внучок мой, Митя. Бумажки у нас к вам, направление.

Перед врачом лег на стол лист бумаги, который старушка бережно и долго разворачивала из старой газеты. Пробежав по нему глазами, женщина в белоснежном халате с жалостью посмотрела на старушку и мальчика. «Так ему девять лет уже, и не скажешь», - вздохнула она.

– Ну что, сорванец, расквасился? Посиди-ка там, в коридоре на скамеечке, а мы с твоей бабушкой поговорим.

- Степанида! Степанида Мартыновна, пригляди за мальчиком, - распорядилась она, когда в дверь заглянула медсестра.

Митя поёжился, но протянул ладошку и вложил её в тёплую руку Степаниды. Не сводя умоляющих глаз с бабушки, неохотно исчез за дверью. Доктор ещё раз прочитала документ.

- И давно ребёнок воды боится? Здесь важно причину найти, проследить от самого истока, только потом лечить, а лечение, как я вижу, мальчик уже получал.

- Получал, милая, получал. Ты послушай, беда какая у нас приключилась, а потом решай, как мальчонку спасать будешь.

Дочка моя с мужем пятнадцать лет прожили, а родить уже и не чаяли. Тут бог нам Митеньку и послал. Зять мой дочку на руках носил, глаз с неё не сводил, жили, ждали, радовались. Только вот, умерла дочка родами, кровями изошла, не спасли. А мальчонка родился такой страшной да слабенький, никто не думал, что выживет. Головёнка большая, сам как шкелетик и волосиками покрыт весь. Я и тестом выкатывала, и на печи выпаривала, и молоком козьим поила. Выжил внучок, налился, врач домой к нам приезжал, только диву давался. А зять невзлюбил, на руки не брал, не голубил. В смерти жены винил, оно и понятно, любил он дочку мою сильно. Рос Митенька при живом родителе, как сиротинушка. Сиротой и стал. Ему два годика было, когда отец его в колодце утоп. Выпил лишку, домой ночью шёл. Как его в тот колодец занесло, один бог ведает. Следователь приезжал, расспрашивал всех, с тем и уехал. Так мы с внуком одни остались.


Старушка перевела дух, собираясь с мыслями, а потом продолжила:

- Подрастать стал, помощником мне на старости лет, утешением. Добрый, ласковый. В магазин за хлебушком, во дворе подмести. Играть любил с мальчишками, я его на рыбалку пускала с ними, сорванцы, чего с них взять. В школу пошёл, учительша хвалила: всё на лету схватывает, книжки читает. Правда, такой уж впечатлительный. То букашки с ним разговаривают, то деревья шепчут.

- Октябрина Никитишна, а когда воды он стал бояться, помните?

- Дай бог памяти. Есть плохо стал сначала, Замечать стала, наберёт съестного и на улицу. Думала, соседских псов подкармливает, душа-то добрая, или с друзьями кушает, набегавшись. Сам худеть стал, мрачный какой-то, неразговорчивый, и к школе интерес пропал. Раньше с улицы не загонишь, теперь за порог не выгонишь. Книжки раньше читал, телевизур смотрел, а теперь забьётся в уголок и думает о чём-то. По ночам кричать, просыпаться стал и по малой нужде мог в постель сходить. Точно помню, тогда воды стал бояться, одно время всё про водяного выпытывал, а я, дура старая, не туда, что деется. Ручки стали дрожать, ротик вбок скривило. Травками поила, соседка испуг на воск выливала, а как припадок случился, то к нашему фельдшеру пошла. Нас с Митенькой сразу в район, там дохтур долго осматривал, тоже вопросы задавал, таблеточки прописал. Спать Митенька стал спокойнее, а припадки повторялися, воды ещё больше бояться стал. Пить – из бутылочки, а помыться, так только под тоненькой струйкой, да я непременно рядышком.

- А знал ли Митя о том, что отец его в колодце утонул?

- Что ты, милая! Нии, разве можно такое ребятёнку рассказывать! Фотографии показывала, пусть знает, что его отец хорошим человеком был, а про колодец язык сказать не повернулся. Время придёт – узнает, от такого факту не скроешься.


***


Митя сидел в коридоре и подозрительно наблюдал за снующей туда-сюда тёткой Степанидой. Она ласково подмигивала мальчику, неся то ворох пропахшего больницей тряпья, то тяжёлые вёдра, издававшие запах хлорки.

- Чего нос повесил, воробей. Может, кушать хочешь, а то вон тощий какой.

Мальчик отрицательно покачал головой и ещё больше вжался в скамеечку, косясь на дверь, не выйдет ли бабушка. Коридор был наполнен звуками, которые ему не нравились. Сверху раздавался детский смех и визг, но это были не звуки играющих детей, а нечто другое, зловещее, непонятное, пугающее. Из-за угла вынырнула тётка Степанида со стаканом компота в руке и булочкой, щедро посыпанной сахарной крошкой.

- На-ко держи, воробей. Пока твоя бабушка обернётся, уминай, компотик у нас вкусный, сладенький. Ты должен всё до капельки выпить, слышишь, а то ругать буду.

Она подняла вверх указательный палец и многозначительно погрозила Мите, по-доброму щуря ласковые глаза.

Мальчик со страхом посмотрел на грозящий палец, перевёл взгляд на стакан с тёмно-жёлтой жидкостью и отшатнулся от Степаниды, мотая головой. Черты лица исказила гримаса неподдельного ужаса, уголок рта задёргался и полез вверх. Он вскинул тоненькие ручки, закрываясь от чего-то, понятного только ему одному и закричал тоненько и протяжно: «Ааа»! Соскочив с лавочки, он с силой выбил из рук Степаниды стакан, который со звоном шмякнулся о стену, покрыв её жёлтыми пятнами. Потом упал на пол, продолжая кричать и выгибаться.

Из раскрывшейся двери выскочила женщина в белом халате и бабушка. Она обхватила трясущимися руками голову внука, прижав её к иссохшей груди, приговаривая ласковые слова и нежно поглаживая ввалившиеся щёчки.

«Бабулечка, чудище опять пришло!» - шептали мертвенно бледные губы, срючившегося в припадке мальчишки.


***


Колхоз Октябрьский

1979г


«Митяйка, Митяйка! - кричала бабушка, вглядываясь в детские фигурки, катавшие на улице снежные колобки. - Митяйка, «В гостях у сказки» начинается! Твоя тётя Валя уже поздоровкалась. Вот пострелёнок, не слышит. Митяйка!»

Скоро улица опустела, вся ребятня разбежалась по домам, ведь сейчас всеобщая любимица и детей и взрослых тётя Валя перенесёт всех в волшебный мир сказки. Передачу эту любили, ждали и собирались у экрана телевизора всей семьёй. Запустив в сени морозное облачко, на ходу скидывая валенки и задубевшее пальтишко, Митяйка кинулся в комнату к старенькому телевизору, на экране которого появилось: «Варвара-краса, длинная коса». Мальчик захлопал в ладоши, что за прелесть эти сказки! Через минуту появилась бабушка, неся в руках горячий чай и тарелку с вкуснющими пирожками.

Вот царь Еремей всё в своём царстве пересчитал, домой отправился, вот колодец старый, чарка смешно прыгает, ускользая от царских рук. А вот когти страшные, синие схватили за бородёнку царя, не отпускают, откуп требуют, да того, чего он сам в своём царстве не знает. «Бр, интересно, страшно», - раскрыл ротик Митя, прячась за большую подушку. А царевич-то какой толстяк вырос, сам большой, а леденцы любит. Смешной какой! Вот рука опять из воды высунулась, должок требует. Ох и когти, длинные, как у чудища! Митя широко раскрыл глаза и прижался в уголок дивана, когда такая же рука высунулась из таза, в котором умывался царь. Маленькое сердечко затрепыхалось, по коже мороз прошёл. «Уф!» - выдохнул Митяйка с облегчением, когда когтистая лапа исчезла в водной глади.

- Бабуль, бабуль, а водяной только в озере живёт? – спросил мальчик, когда бабушка вечером заботливо укрывала его тёплым одеялом.

- И в озере, и в реке, на то он и водяной, чтобы в воде жить.

-И в колодце?

- И в колодце, наверно. Чиво интерес такой?

- Бабуль, а он тебя не заберёт, когда ты ведёрко тянуть будешь?

- А чего ему меня забирать? Не боись, пострелёнок, не заберёт.

- А в лужах он тоже живёт?

- Нет, в лужах не живёт, лужи сохнут скоро. Спи уже.

«Вот ведь горе луковое, всё ему чудится, чего нет», - вздохнула бабушка, выключая свет.

А ночью снились Митяйке подводный дворец, девушка с длинной косой, царь Еремей да рука с длинными когтями, грозящая из воды.


***


Весна в этом году наступила рано, разлилась по улицам непролазной слякотью, затопила овражки, просочилась грязными каплями сквозь старую крышу. Как подсохло, ребятня на улицу высыпала, засиделись дома, а тут солнце пригрело, травка пригорки покрыла, чего дома сидеть, кода улица манит

. Сразу за деревней, вдоль дороги, уходящей в колхозные поля, низина. Примечательно место тем, что стараются обходить его люди стороной, матери детей сюда играть не пускают, щедро одаривают оплеухами непослушных, если игры сюда приведут. Здесь, в низине, торчит из земли полусгнивший сруб старого колодца. Крышка давно иссохла и упала внутрь, валик скособочился, цепь, которую никто не удосужился снять для собственного хозяйства, спускалась в чёрный зев и слабо позвякивала от порывов ветерка.

Началось всё с того, что стали люди вместе с водой поднимать раздутые трупики мелких зверьков, каким-то чудом просачивающихся сквозь закрытую крышку. Несколько лет назад тракторист, возвращавшийся навеселе с полей, завернул за каким-то лядом сюда и нашёл свою смерть на дне этого колодца. Многочисленные отметины, оставленные на скользких стенках, говорили, что человек боролся за жизнь, пытался выбраться, но судьба рассудила иначе, оставив его умирать в студёной колодезной водице. Люди давно сюда не ходили, у многих появились в хозяйстве свои колодезные срубы, пахнущие смолой.

А вот, несмотря на родительские запреты, ребятишки наведывались, заглядывали в чёрный провал, кричали и ждали, когда крик отразится и вернётся гулким эхом. Кидали внутрь палки, камни и давали стрекача при малейшем подозрительном шуме. Сегодня Митя с закадычным другом Серёжкой стояли на пригорке и спорили, кому первому спуститься к колодцу и гаркнуть внутрь провала со всей мочи. Первым пошёл Серёжка. Кинул внутрь увесистый кирпич, аукнул и помчался прочь, на ходу подтягивая штанишки. Митя давно не вспоминал ни про увиденную по телевизору сказку, ни про водяного, ни про синюю руку, грозившую когтистым пальцем. Спускаясь в низинку, он замешкался, будто о чём-то вспоминая, но тут же смело ускорил шаг, боясь показаться трусом.

В лицо пахнуло гнилой древесиной, сыростью и сладковатым запахом мервечины, от которого рот наполнился горечью, а живот скрутило спазмами. Плюнув в распахнутый зев, мальчик завыл, как волчонок, и собрался уже бежать, когда на дне что-то зашевелилось, вздохнуло и прошелестело: «Митя, Митяйка, сынок!» Митя с удивлением оглянулся на друга – не слышит ли. Нет, Серёжка, терпеливо ждал, ковыряя пальцем в носу.

- Кто здесь? – опасливо спросил Митя, заглядывая через край сруба.

- Митяйка, это я, батька твой, - тихо прошелестело в ответ.

- Батька? А чего ты там делаешь? Чего домой не идёшь?

- Нельзя мне, не пускают меня.

В голове у Мити промелькнул образ чудища-водяного, когда-то увиденного в детской передаче.

- Кто не пускает? Водяной?

В ответ только вздох и шелест осыпающейся земли.

-. Бать, так, давай я бабушку позову, она рада будет.

- Не сказывай никому, не помогут люди мне.

- Батя, батя, а ты как там один?

Опять вздох и шелест.

- Батя, а ты домой когда придёшь? Батя, а может тебе надо чего, так я щас, быстро, - зашептал Митяйка, отбежав и оглядываясь: не скажет ли чего ещё отец.

Нет, тишина, только Серёжка рукой машет, зовя друга и весело смеясь, считая, что причина этих оглядок простая детская трусость.


Залетел Митя домой, да крадучись от бабушки напихал за пазуху картошки варёной, огурцов да пирожков, думал ещё молока в банку отлить, да не нашёл порожней посудины. Тут мелькнул за окном белый бабушкин платок. Так он и выскочил за дверь, придерживая рубашку, чтоб не рассыпать по дороге припрятанное добро.

Всю неделю носил он к колодцу хлеб, яички да пряники. Бросит в тёмный провал, отбежит и прислушается, может, батя там, рядом, поест, наберётся силы и сбежит от чудища колодезного. Даже несколько раз позвать пробовал. Возвращалось эхо назад гулким откликом, приносило гниющий смрад, шелестел ветерок в листве кустов, а батьку его колодец из своих глубин так и не отпускал.

Тут ещё дождь зарядил, бабулька на ноги стала жаловаться, пришлось мальчишке самому выполнять по хозяйству что полегче. Возвращаясь из курятника с лукошком яиц, Митяйка шумно хлюпал по лужицам, наблюдая за расходящимися кругами. Вот тут-то из самой середины большой лужи и показалась когтистая лапа, такая же синяя и страшная, как в сказке, увиденной по телевизору. Обмер Митяйка, лукошко уронил, разбавив лужу вытекшими желтками и с воплем кинулся к дому. Показалось ему, что рядом проскрипело что-то зловещее, а рука сейчас схватит за ножонку и утащит водяной его к себе, как батьку. Залетел домой, стуча зубами от страха, хотел было бабушке рассказать, да вспомнил, что батька не велел. «Расскажу, а чудище водяное из колодца его не выпустит», - думал Митяйка, замирая от ужаса и трясясь в ознобе.

«Вот пострелёнок, и яйца побил, и сам сомлел», - ворчала бабушка, вытирая капельки пота с метавшегося в жару внучонка.


***


Областная психиатрическая больница № 6

г. Копейск

1989 г.


- А вот здесь у нас очень интересный случай. Молодёжь, хороший психиатр должен всегда наизусть знать историю болезни своего пациента. Рязанцев Дмитрий Иванович 1971 года рождения. Первый раз госпитализирован в психиатрическую больницу в 1980 году. Страдает водобоязнью, иллюзорные восприятия действительности на основе детских впечатлений переросли в слуховые и зрительные галлюцинации. В данное время проходит курс лечения большими дозами транквилизаторов и нейролептиков. При улучшении динамики находится на постоянном наблюдении в областном психоневрологическом диспансере. Диагноз – шизофрения шубообразная.

Пожилой мужчина с аккуратно подстриженной бородкой гордо обвёл взглядом молодёжь – студентов-практикантов.

- Это в общем. Состояние остаётся неустойчивым. Малоразговорчив, практически бездеятелен, отсутствует связь с реальностью. Считает, что водяное чудище держит его отца на дне старого колодца. Неоднократно сбегал, находили по месту рождения около того самого места. По свидетельству очевидцев, мог часами сидеть у колодца, не меняя позы. В детстве приносил из дома и бросал на дно домашнюю стряпню. В дальнейшем, стал считать, что «чудище можно задобрить, и оно отпустит его отца на свободу». Стал носить и бросать туда соседских кошек, собак, мелкую домашнюю живность. Вновь был госпитализирован в 1986 году после одного происшествия, получившего широкую огласку. На дне колодца была найдена родственница больного – родная бабушка, воспитавшая его после смерти родителей.

Практиканты с опаской покосились на молодого человека, безучастно смотревшего в одну точку большими серыми глазами.

- Что вы, молодые люди! Как показала экспертиза, смерть старушки наступила по естественным причинам в результате обширного инфаркта. В колодец было сброшено уже остывшее мёртвое тело.

- Зачем?

- По всей вероятности в качестве откупа от «чудовища», в обмен на освобождение отца из водяного царства.

- У колодца сидит, а воды боится.

- Молодой человек, вам следует более внимательно слушать меня и учится делать верные выводы. От этого зависит судьба ваших будущих пациентов. История болезни уходит своими корнями в детство, где больной оказался под влиянием впечатлений, пагубно повлиявших на неокрепшую психику. К сведению, большинство душевных болезней берут своё начало именно в детстве. Пережитые потрясения, ассоциации, отсутствие своевременного лечения ведут к развитию патологии и вот таким плачевным результатам. Дмитрий боится не только воды. Он неадекватно реагирует на поднятый вверх указательный палец, а музыка из передачи как её, а, «В гостях у сказки» вызывает у него панический ужас.

- А как же он воду пьёт, и моется как?

- Воду ему дают в маленькой прозрачной бутылочке, пьёт он её осторожно, маленькими глотками, рассматривая донышко после каждого глотка. Больной регулярно по схеме получает галоперидол, тизерцин, тазепам, седуксен, амитриптилин. После подобного набора, персонал справляется, используя губку и таз с водой.

В воздухе повисло тягостное молчание.

- Ну что, молодёжь приуныла, прошу следовать за мной, у меня есть для вас ещё пара очень интересных случаев.


***


Колхоз Октябрьский

1986 г.


Бабушка Мити слегла. Вечная труженица, хлопоча сегодня по хозяйству и прижимая руку к груди, в которой несколько дней пульсировала жгучая боль, она с тоской думала о прожитой жизни. Что будет с внуком, когда она уйдёт? Останется наедине со своими страхами, без присмотра, без заботы, без любви. О чём он думает, часами уставившись в одну точку, какие мысли пожирают его рассудок? Боль в груди становилась не выносимой. Задыхаясь и шатаясь от слабости, старая женщина подползла к дивану и свернулась на нём комочком, погружаясь в холодное оцепенение.

Митя видел, как восковая бледность покрыла застывшие черты, он знал, что такое смерть. Новая волна страха пронзила мозг острыми жалами. Теперь из каждого угла комнаты лезли когтистые лапы, пробирались под одежду, впивались в тело ледяной хваткой, тянулись к самому дорогому, что когда-то было его бабушкой. Митя осел на пол, захныкал по-детски, роняя тягучую слюну на половицы, и подполз к коченеющему телу. «Не отдам, не отдам», - шептал он, перебивая зловещий голос, раздирающий голову и прижавшись слюнявым ртом к маленькой высохшей ручке.

Только к ночи голос смолк, растворился в густой темени, а чудовищное напряжение сменила усталость и отрешённость. Теперь Митя знал, что делать. Подхватив свою лёгкую ношу, он исчез в ночной тишине, направляясь к провалу заброшенного колодца. Нет, не на корм водяному чудищу нёс он своё родненькое, а хотел, чтобы батька увидел, порадовался, что теперь не один, а со светлой душой и близким человеком.

Митю нашли на следующий день. Ослабевший и апатичный, он сидел, обнимая полусгнившие брёвна обросшего мхом колодца.


***


Областная психиатрическая больница № 6

г. Копейск

1989 г.


Петру, молодому студенту, проходившему государственную практику, за три недели всё здесь опротивело. Опротивели обшарпанные стены, вечный запах немытых тел и мочи, опротивели стеклянные глаза, идиотские улыбки и безумные вопли чокнутых пациентов. Вчера главврач отделения Никита Анатольевич при всём персонале на летучке высказал своё недовольство, делая акцент на жестокое обращение с пациентом.

- Я не санитар, чтобы за ними дерьмо прибирать! – огрызнулся Пётр.

- Ты будущий врач и зелёный сопляк, не знающий жизни, - прогремело в ответ.

« Всего-навсего кружку воды этому дохляку за шиворот вылил. Случайно. Ну, воняет от него, подойти невозможно. Не лежачий, под себя не ходит. Детский лепет, воды боится, музыки из детской передачи не выносит, пальцем ему не грози! Хрен чокнутый, заверещал, как свинья на бойне. Носятся с ним, жалеют. Его человеком назвать трудно, овощ протухший! - со злобой рассуждал Пётр, накручивая негатив. - Сейчас я его депрессию вылечу».

Воровато оглянувшись, он вошёл в палату, в которой «дохляк» был погружён в свои мысли, как обычно.

«Вот ты какой, Митька-водяной! – усмехнулся молодой «врач», грубо теребя больного за плечо. Молчишь, ну а так?»

Митя смотрел на длинный мясистый палец, вызывавший ужас и трясучку. Бредовые воспоминания нахлынули новой волной, ломая печати, поставленные транквилизаторами. Это была не просто рука с длинными когтями, а рука чудовища, стоявшего перед ним. Паренёк поднял руки, защищаясь от наваждения, заметался по кровати, издавая нечленораздельные звуки, в то время как «добрый врач» выскользнул их палаты.

А ночью к Мите пришли они: улыбающаяся бабушка в ярком цветастом платке и отец, такой сильный, добрый и…свободный.

На душе стало легко, радостно и совсем не страшно.


***


- Никита Анатольевич, Митя пропал, - взволнованно сообщила перепуганная медсестра.

- Пропал! Искали?

- Нет его на территории, два раза всё обыскали.

- Ну, так звони в район, пусть связываются по месту жительства с их участковым, фельдшером. Идти ему некуда, он к одному месту привязан.

- Может, по улицам где бродит? Люди заметят, не иголка в сене, Никита Анатольевич.

- Он когда отсюда уходил, многие заметили? Ночью или утром? Как с закрытой территории выбрался? Не знаю, что могло спровоцировать обострение, если опять бред и галлюцинации, то никакие запоры не удержат от патологической навязчивой идеи. Чего стоишь, звони иди!

Про себя подумал: « Туда он пошёл. Двадцать километров для человека в маниакальной фазе, что мне на другой конец города».


***

Колхоз Октябрьский

1989 г.


Дряблое кружево заката утонуло в сумраке заросшей низины, через которую сейчас пробирался человек. Брёвна колодца от времени рассыпались, только одна стена ещё держалась, готовая рассыпаться в любое время. Навалившись на неё тощим животом, Митя заглянул в раскрытый чёрный глаз. Вспомнил, как точно также в детской сказке царь Еремей ловил хрустальную чарку, скользящую по воде. Митя протянул руки, касаясь невидимых водяных отблесков.

- Батя, ты здесь?

- Здесь, сынок, - откликнулось эхом в смрадном провале.

- Бать, а ты правда в колодце утонул?

- Утонул, утонул, - вернулось назад.

- Почему ты ушёл?

Эхо молчало, только из подступающей темени зашелестело:

- Мамка твоя позвала.

- А бабушка теперь с вами?

- Нами, нами.

- А чудище вас не трогает?

И опять в ответ шелест:

- Счастью чудище не помеха.

«Какое оно счастье на дне колодца? Может, там есть дверь, ведущая в подводное царство из сказки. Живут там батя, мамка и бабушка, ждут меня, зовут», – думал Митя, склоняясь всё ниже над провалом.

Тишину прорезал хруст рассыпающихся гнилушек, шорох осевшей земли и слабый глухой удар.


***


На следующий день по колхозу прокатился слух о том, что Митька-псих сбежал из больницы и упал в яму, на месте заброшенного колодца.

- Живой хоть? – спрашивали друг у друга.

-Говорят, шею свернул. Айда смотреть, щас следователь из района приедет.

Следователь приехал вместе с молоденькой медсестрой из областного психоневрологического диспансера. Пока составлялся протокол с места происшествия, мужики подняли со дна ямы застывшее скрюченное тело.

- Жалко, - хлюпнула носом медсестра.

-Человека всегда жалко, - отозвался местный фельдшер, оглядывая собравшуюся толпу зевак.

- Как же он так? Яма совсем неглубокая, наполовину засыпана.

-Вскрытие покажет, - буркнул фельдшер, вспоминая, сколько тёмного связано с этим местом.


***


- Я тебе сейчас один интересный момент зачитаю из протокола вскрытия Рязанцева Дмитрия, а ты мне объясни, как такое быть может, - взволнованно потрясал бумагами старый участковый перед носом фельдшера. – Вот послушай и своё мнение скажи:

«На основании проведённого судебно-медицинского исследования трупа, анализе лабораторных данных, с учётом обстоятельств указанных в направлении, в соответствии с поставленными на разрешение вопросами, прихожу к следующему заключению.

Причиной смерти гр-на Рязанцева Дмитрия Ивановича 4.09.1971 года рождения является острая дыхательная недостаточность, развившаяся в результате утопления…

Мм… давность наступления смерти составляет в пределах одних суток со времени исследования трупа в морге. При судебно-медицинском исследовании трупа каких-либо других повреждений не обнаружено». Других повреждений не обнаружено! Ни свёрнутой шеи, ни поломанных костей. Утонул наш Митяйка, понимаешь, в сухом колодце утонул! Если там сейчас прознают, у нас так аукнется!


Участковый ещё долго бурчал о чём-то своём, кляня работу, колодец и начальство.

- Нет у меня ответа на твой вопрос, – сказал задумчиво фельдшер. - Парня схоронили, колодец засыпали. Начальству твоему сирота с психическим заболеванием не особо нужен, у них без него дел хватает. Ну, если честь по чести, Митяйку я с детских лет знал. Он всю жизнь воды боялся, а получается, что от неё смерть принял. А почему да как остаётся строить только предположения, потому что правды мы с тобой, думаю, так никогда и не узнаем. В чужую голову не влезешь, чужого страха не поймёшь, чужую боль не прочувствуешь, чужую жизнь не проживёшь.

Показать полностью
349

Обитатели странных мест

Рассказ по ноябрьской теме: "Детские телевизионные передачи"


В тот день, как назло, ярко светило солнце, и стояла замечательная погода. Я зашел в здание психбольницы вместе с сопровождающими людьми и печально оглядел коридор. Туда-сюда ходили пациенты, одетые в серые клетчатые пижамы.

- Ух ты, новенький, привет! - ко мне подошел лохматый парень с улыбкой на лице. - Меня Саша зовут, а тебя?

- Артур. Я тут всего на две недели, - мрачно ответил я.

- Уверен, ты будешь удивлен! - Саша так и лучился позитивом.

- Не сомневаюсь.

По нелепому решению военкомата я был вынужден почти полмесяца находиться тут с этими ненормальными. Само осознание этого уже вызывало глубокое чувство печали.

- Что, еще один? - услышал я недовольный голос и посмотрел, откуда он исходит. На меня со злостью в глазах смотрел мужчина лет тридцати с полностью седыми волосами.

- А этого ворчливого зануду зовут Глеб, - радостно сообщил мне Саша.

- Держись от меня подальше, понял? - мрачно сказал Глеб, глядя на меня исподлобья.

- Хорошо, как скажите, - ответил я.

В палате кроме меня лежал Федор - кудрявый парень лет двадцати, который почти всегда молчал и спал.

В тот день я больше ни с кем не общался и провел все время за чтением книг, которые взял с собой. На других пациентов я старался не обращать внимания, и не замечал в них явных признаков проблем с психикой. Никто не буянил и не кричал, все вели себя вполне адекватно.

Примерно часов в 8 вечера в коридоре вдруг послышались оживленные разговоры. В палату заглянул Саша и радостно крикнул:

- Начинается передача! Идем!

Федор, лежавший на кровати рядом, молча встал и пошел вслед за Сашей. Мне захотелось чем-то разнообразить свое чтение, и я тоже пошел с ними.

В общем зале повсюду сидели пациенты - на всех стульях, креслах, лавочках и прямо на полу. В углу комнаты стояла тумба, на которой находился старенький небольшой телевизор. Я встал за одним креслом и начал смотреть.

На экране был лысый мужчина лет пятидесяти в красочной разноцветной рубашке. Он сидел за небольшим столиком вместе с мальчиком лет десяти и добродушно улыбался.

- Здравствуйте, ребята, - начал говорить он. Это была какая-то детская телепередача, в которой мужчина вместе с мальчиком обсуждали разные темы, например, как нужно себя вести в общественном транспорте.

Сначала я внимательно смотрел, но потом мне стало скучно, и я пропускал все мимо ушей, задумавшись о своем. Вдруг все люди, находящиеся в зале, начали бурно разговаривать. Стараясь понять, что они обсуждают, я сосредоточился на экране.

- Теперь самое главное! Вопрос от зрителя! - интригующе произнес мужчина в телевизоре, держа в руках лист бумаги. - Что делать, когда приходят Тени?

"Чего, блин?" - пронеслось у меня в голове. Комната наполнилась оживленными возгласами - кто-то плакал, кто-то возмущенно высказывал недовольство, а один из пациентов упал на пол и закрыл лицо руками.

- Ну наконец-то, - сказал хриплым голосом мрачный парень, под глазами которого были настолько огромные мешки, что сами глаза казались черными. Смотря на него, можно было подумать, что он никогда в своей жизни не спал.

Его взгляд вдруг резко перескочил на меня. По моей спине тут же пошли мурашки, а в груди появился страх. Было в этом взгляде что-то жуткое и неестественное.

- Единственное средство против теней - это свет, - сказал ведущий передачи. Я встал и пошел к себе в палату, потому что мне наскучил весь этот бред.

"Неудивительно, что у них проблемы с психикой, - подумал я. - Когда постоянно смотришь такую хрень, то точно головой тронешься."

Ничего необычного больше не произошло, и я, немного почитав книгу, лег спать.

Шепот. Он пробивался сквозь сон и раздражал каждую клеточку моего тела. Он шел откуда-то из коридора. Проснувшись посреди ночи, я посмотрел в дверной проем и увидел там темный силуэт. Кто-то стоял там и неразборчиво что-то шептал.

- Дайте поспать, - громко сказал я. Все затихло, но ненадолго. Спустя пару секунд в проеме показался еще один силуэт, а шепот повторился с удвоенной силой. Моя голова почему-то стала сильно болеть.

- Вы охренели что ли?! - крикннул я и, встав с кровати, направился к выходу из палаты. Все находившиеся в проходе сразу же удрали оттуда. Включив в комнате свет, я выглянул в коридор и посмотрел по сторонам. Несмотря на то, что стояла глубокая ночь, в каждой палате горел свет кроме самой дальней. Возле нее маячили темные силуэты.

- Не выключай свет, - раздался за моей спиной испуганный голос Федора. Обернувшись, я увидел, что он смотрит на меня полными страха глазами, вцепившись в одеяло, а на его шее виднеются черные следы чьих-то пальцев. Боясь думать, откуда они могли появиться, я решил поддержать его идею:

- Хорошо, пусть горит.

Оставшуюся часть ночи я провел за чтением книг, и вскоре нас позвали на завтрак. Меня удивило, что только вчера ярко светило солнце, а сегодня стоял темный сумрак и было похоже, что днем светлее уже не станет.

Находившиеся в отделении пациенты будто бы тоже изменились. Стало больше людей мрачной наружности с мешками под глазами, которые злобно озирались на других. А некоторых больных, что были тут вчера, я уже больше никогда не встречал, в их числе был и жизнерадостный и позитивный Саша, исчезнувший неизвестно куда.

- Видали, что случилось с Никитой из последней палаты? - спросил один из мрачных людей во время завтрака в столовой. - Не повезло ему. Лампочка не вовремя перегорела, и ночь он провел в темноте... Хе-хе-хе...

Он злорадно засмеялся вместе с двумя такими же неприятными людьми, а потом продолжил:
- Если хотите посмотреть, то поторопитесь - труп скоро уберут.

Холодок пробежал по моей спине, и я посмотрел на сидевшего рядом Федора, на шее которого до сих пор были темные следы от пальцев. Быстро закончив доедать завтрак, я вышел из столовой и прошел до своей палаты, никуда не заглядывая.

Читать книгу без света было очень сложно. Небо на улице было затянуто черными тучами, из-за чего везде был полумрак. Да и читать я уже был не в состоянии, так как в голове постоянно появлялись тревожные мысли, забирающие все внимание на себя.

"Что здесь происходит? Куда я попал? Может быть, это какой-то розыгрыш?... А может, я просто сошел с ума, и мне все это кажется?"

Пока что я не спешил расспрашивать всех о происходящих событиях, потому что боялся, что меня могут посчитать сумасшедшим. На протяжении дня я несколько раз слышал неразборчивый шепот, доносящийся из темных мест здания. Все пациенты находились в подавленном состоянии кроме тех, что с мрачными улыбками обсуждали за завтраком чью-то смерть. Они, казалось, напротив чувствовали себя, как дома, и им нравилась вся эта атмосфера с ее жуткими существами, скрывающимися в темноте.

Наступил вечер, и снова из зала раздались возгласы о том, что начинается передача. Я направился вслед за всеми и встал у стены, смотря на экран.

Там снова появился лысый мужчина в разноцветной рубашке, сидящий за одним столиком с мальчиком лет десяти, но уже другим. В этот раз ребенок смотрел исподлобья недобрым взглядом прямо в камеру, а под его черными глазами виделись большие мешки.

Ведущий начал, как и тогда, в позитивной манере рассказывать о правилах поведения и хорошего тона. Только мальчик, вместо того, чтобы соглашаться с ним, презренно хихикал, вероятно, считая все это бредом.

- А теперь вопрос от зрителя! - наконец-то сказал мужчина. Все люди в комнате стали неотрывно смотреть в телевизор. - Что делать, если все вокруг постоянно смеются?

По залу прошла волна недовольства, а один из пациентов безумно засмеялся и начал кататься по полу. Мрачного вида люди с отвращением смотрели то на него, то на экран, на котором ведущий, сделав небольшую паузу, начал называть ответ:

- Нужно стараться слиться с окружением и ни в коем случае не выделяться.

Передача закончилась, и все начали расходиться. Зайдя к себе в палату, я даже и не думал о том, чтобы выключить на ночь свет, и начал читать книгу, постоянно озираясь по сторонам. Спустя некоторое время мне все же захотелось спать, и в какой-то момент я уснул прямо с книжкой в руках.

Разбудил меня громкий и режущий барабанные перепонки безумный смех. Проснувшись с книгой в руках, я удивленно посмотрел на дверной проем.

В палату зашел парень с длинными волосами, лицо которого искажала огромная застывшая улыбка с обнаженными зубами. Он оглядел своими выпученными глазами комнату и остановил взгляд на Федоре, который только проснулся и не мог понять, что происходит.

Улыбающийся парень ничего не говорил, а только подходил все ближе к Федору, который начинал паниковать:

- Что такое? Кто вы? Что вам от меня надо?

- Не тако-ой... - прошипел парень, едва шевеля ртом с застывшей улыбкой. После этого он резко повернулся и пошел ко мне.

Я вспомнил слова ведущего передачи и начал фальшиво улыбаться перед этим ненормальным. Он сосредоточил на мне свой сумасшедший взгляд, от которого по моему телу пробежали толпы мурашек. Было очень страшно, но я не сводил улыбку со своего лица, и вскоре он развернулся и ушел.

"Сработало? Нихрена себе!" - пронеслось в голове.

Немного придя в себя, я подошел к окну и увидел, что небо залито ярко-красным светом, словно сейчас закат.

- Оно тут всегда такое, - раздался сзади знакомый голос. Обернувшись, я увидел седого Глеба, который изначально относился ко мне с неприязнью.

- Тут? - спросил я. - В каком смысле?

- Завтрак! Все на завтрак! - послышался из коридора звонкий голос, за которым последовал безумный хохот.

- Потом расскажу, - быстро ответил Глеб и вышел из палаты. Я пошел вслед за ним, а Федор остался сидеть на кровати, со страхом глядя по сторонам.

Мне пришлось постоянно улыбаться во время завтрака вместе с Глебом и некоторыми другими людьми, так как вокруг находились эти сумасшедшие, рты которых, будто бы навечно исказились огромными улыбками. Среди нас были также пациенты, лица которых закрывали желтые круглые маски с нарисованными смайликами. Они только делали вид, что едят, поднося пустые ложки к маскам, не снимая их.

- От них лучше держаться подальше, - прошептал мне Глеб. - Они гораздо опаснее тех, что лыбятся во весь рот.

После завтрака я пошел в свою палату, а Глеб пообещал скоро зайти. Федора нигде не было. В ожидании я начал смотреть на ярко-красное небо и размышлять над всем происходящим тут бредом.

Через некоторое время в комнату кто-то зашел, и я обернулся, ожидая увидеть Глеба, но это был не он. Стеклянными глазами на меня смотрело улыбающееся лицо Федора.

"Что они с ним сделали?"

Он пристально посмотрел на мою фальшивую улыбку и пошел куда-то в коридор по своим делам.

- Видишь, что бывает, когда они замечают, что ты не такой, как они? - в дверном проеме появился Глеб, который сел на кровать, смотря на меня усталым взглядом.

- Что здесь происходит? - шепотом спросил я. - Кто все эти странные люди?

- Местные обитатели, - Глеб глубоко вздохнул и продолжил. - Если ты не заметил, тут все постоянно меняется. Сегодня мы в одном месте, а завтра проснемся в другом...

Вдалеке на улице раздался безумный хохот.

- Я тоже попал сюда по дурацкой случайности и вынужден теперь скакать по мирам, как телега по кочкам, - он задумчиво посмотрел на окно. - Каждый день это место переносится в другое измерение, со своими порядками и особенностями. То, что для одного норма, для другого - безумие.

- Если ты все знал, почему не предупредил меня, когда приходили существа из темноты? - возмущенно спросил я после небольшой паузы. - Я ведь мог погибнуть!

- Откуда мне было знать, может в мире, откуда ты пришел, убивать других - это нормально... Например, как у Саши, с которым ты общался.

- Что? - удивился я.

- Со стороны и не скажешь, правда? Так вот, знай - он вообще не человек. То появляется, то исчезает, утягивая с собой таких, как ты, чтобы потом прикончить... Поэтому будь осторожнее, общаясь здесь с кем попало.

В комнату вошли двое смеющихся людей, и мы тут же перестали разговаривать, скорчив фальшивые улыбки и разойдясь в разные стороны.

Вечером все собрались у телевизора и стали смотреть загадочную передачу, которая была как-то связана со всеми этими переходами между мирами. Ведущий, сидя рядом с улыбающимся во весь рот мальчиком, зачитал вопрос с листа бумаги:

- Что делать, если люди вокруг состоят из мешанины?

Улыбающиеся люди в зале стали смеяться, услышав этот вопрос. Глеб удивленно шепнул мне:

- Я не в курсе, о чем он. Впервые такое слышу.

- Держаться от них подальше, - ответил ведущий.

На следующий день появились те существа, о которых говорили в передаче. Они словно были собраны из частей тела нескольких людей. У них были разные руки, ноги, пальцы, глаза и уши. Во время разговора они постоянно меняли свой голос: то он был женский, то становился мужским, то был низкий, а потом делался высоким. Мы с Глебом не подходили к ним близко, и они нас не трогали.

Мне пришлось повидать еще много необычных миров: мрачных и странных, жутких и безумных. Об этом можно долго рассказывать... Но в конце концов я все-таки смог выбраться оттуда.

Когда мы перенеслись в нормальный мир, я говорил Глебу, чтобы он пошел вместе со мной, но он отмахивался и отвечал:

- То, что для одного норма, для другого - безумие. Мы ведь все здесь из разных измерений, и ты не знаешь, откуда пришел я... Так что, если собрался - иди, а я пока остаюсь тут.

Это был не тот мир, в котором я жил изначально, но неизвестно сколько времени бы прошло, пока бы мы попали туда, если бы вообще попали...

Поэтому я "вышел" в измерении, которое показалось мне приличным и адекватным... Тут, конечно, тоже хватает абсурда, да еще и какой-то коронавирус повсюду... Но это явно лучше, чем спасаться от теней и смеющихся психов...

---------------------

Всем спасибо за внимание! Кстати, появилась группа в ВК, где также можно почитать мои рассказы:
https://vk.com/rorroh_stories

Показать полностью
252

Гроза

Гроза Мистика, Крипота, Психиатрическая больница, Фантастика, Наркомания, Длиннопост

Доктор медицины заведовавший лечебницей для душевнобольных Гюнтер Розенблюм был большим любителем кофе. При своём плотном графике работы, ему не часто удавалось побаловать себя. Так и сегодня: едва сестра Ангелина вкатила в его кабинет тележку с кофейными принадлежностями как фамильярно, без стука, в дверь вломился доктор Ричардс и сообщил о очередном случившимся инциденте. Ангелина ахнула. Сливочник выпал из её ослабевших рук и упав на пол разбился.


Розенблюм успел подхватить теряющую чувства молодую женщину и только успел переспросить:

— Он...Что?

— Нос отгрыз. Ваш Карл - отгрыз нос сестре Хоуп, — повторил доктор Ричардс и вытер платочком вспотевшее лицо.


Розенблюм усадил бледную Ангелину в своё кресло и зашарил по ящикам стола в поисках нашатырного спирта.

— Так что нам делать? Доктор Артур оказывает ей первую помощь, но ваш Карл проглотил…— продолжал спрашивать Ричардс.

— Он такой же мой, как и ваш! — перебил его раздражённый Гюнтер с грустью поглядывая на разлитые по полу сливки. Выпил называется кофе. Отдохнул.

— Я давно говорил...На цепь нужно паскудника...А вы его в общую столовую... — бормотал Ричардс тоскуя в дверях и наблюдая как его начальник хлопочет над потерявшей чувства медицинской сестрой.


Ангелина, нужно отдать ей должное, быстро пришла в себя и извинившись на слабость попросила отпустить её к своей получившей увечье подруге. Доктор Розенблюм кивнул, она выбежала из кабинета и ему самому пришлось ухаживать за собой. Наливать кофе, добавлять сахар. Момент удовольствия был безнадёжно потерян.

— Господин Гюнтер! Вы вообще меня слушаете? — оказывается Ричардс по прежнему торчал в дверях.

— Да. Извините, мой друг. Насчёт нашего возмутителя спокойствия...Ведите его сюда. На голову разрешаю... Клетку... Ту самую. От Бостонского каннибала.

Оставшись в одиночестве, он подошёл к окну. Посмотрел на быстро собирающиеся на небе чёрные тучи.

“Душно. Гроза будет”. — подумал он.Где-то вдали загрохотало.

————————

Карла Янссена привели в кабинет в смирительной рубашке. Мстительный и исполнительный доктор Ричардс лично разыскал хранившуюся на складе клетку для головы изготовленную на заказ четверть века назад, когда в стенах лечебницы содержался знаменитый американский каннибал. Её водрузили на голову Карла публично. Двое дюжих медбратьев в толстых рукавицах, контролировали процесс установки, придерживая больного, а Ричардс лично повесил замок на клетку и отдал ключи Розенблюму.


Кроме них, в кабинете присутствовал доктор Артур, второй его помощник. С несколько отрешенным видом, он курил трубку отвернувшись к окну.


Гектор Розенблюм хотел как то ободрить его. После происшествия с Хоуп, он понимал - персонал озлоблен. За дверями сейчас, ждут его решения собравшиеся врачи и медсёстры. Да, что греха таить... И прачки,истопники, повара. Хоуп любили все. Прекрасная женщина, всю себя отдавала работе и теперь её лицо на веки обезображено дерзкой выходкой этого генеральского сынка. А ещё, Артур и Хоуп состояли в отношениях. Пусть и в тайных, но об этом знали все. Каково ему сейчас? А ей? И не дай бог, прознают газетчики? Скандал немыслимый! Что же делать?

Карл насмехался над ними. Вращал глазами. Показывал язык. Корчил рожи. Будь он простолюдин с ним бы никто не церемонился. Доктор Ричардс, прописал бы ему электрические процедуры и дело с концом, а Артур решил бы проблему при помощи лоботомии. Вот только, отец Карла - генерал Янссен. Нельзя, просто так, взять и угробить его сыночка. Пусть даже такого. Особенного.


— Вы искалечили дюжину человек, Карл, — с горечью в голосе произнёс доктор Розенблюм — Когда же вы, наконец, смиритесь? Почему вы не идёте к нам навстречу, в наших беседах? Что же вас мучает? Где же тот корень зла, что поселился внутри вас?


— А с чего вы решили, что меня это мучает? Я вам: сто раз говорил, что я художник и так рисую свои картины. Вы сковали меня по рукам и ногам, но художник всегда найдёт выход — я рисую тем, что остаётся, — откликнулся пациент. Клетка из толстых железных прутьев мешала ему. Он с трудом вертел головой.


— Какие же это картины?!! — взорвался не выдержав доктор Ричардс. — Вы наносили раны живым людям! Вы резали им лица кусками стекла! Наносили удары вилкой! Ножом! Вы выкалывали глаза!


— Это мои картины, — усмехаясь ответил Карл. — Я так вижу. Вы прячете вашу истинную красоту за душными, пыльными занавесями лицемерия, но стоит мне сделать несколько штрихов как... Красота выходит наружу.


— Вы ублюдок! Вы…

— Спокойнее Ричардс. Я вас очень прошу...Он не понимает, что говорит, — вмешался Розенблюм.

— Всё он понимает! Его должны были казнить, но папочка спрятал! В надежде, что всё само-собой разрешится. Посидит у нас несколько лет. А там заделает наследника и пусть сидит дальше...Он больше ни на что и не нужен, — продолжал кипеть Ричардс.


— Доктор Ричардс! Я целиком поддерживаю ваши слова, но будьте снисходительнее. Мы лечим души! Мы не имеем права называться докторами если к каждому больному будем походить таким образом с позиции эмоций, — попытался воззвать к нему Розенблюм.

— Так мы его и не лечим. Вы просто беседуете с ним. Уже несколько месяцев. Мои исследования в области электротерапии дают более эффективный результат. Отдайте его мне и он сразу пойдёт на поправку!


“Нужно решение, — думал Розенблюм — но, чёрт возьми, какое? Теперь, его не оставишь даже в одиночке. Отравят из мести или сделают ещё какую пакость. Подстроят несчастный случай. Подговорят других умалишенных. Можно спрятать Карла в мягкой комнате, но как разрядить накалившуюся обстановку?"


— Пилюли. Гектор, вы должны назначить ему пилюли от Хегельбауна. Я считаю, это разумный выход.

Розенблюм встрепенулся и с надеждой посмотрел на сказавшего эти слова доктора Артура.

— Вы уверены? Мы ещё толком не опробовали их на пациентах.

— Уверен.Я испытывал пилюли на Джозефе в течении месяца. Он стал спокойнее мышки. Нам не нужно будет цеплять ему на голову клетку и связывать. Действие пилюль даёт расслабляющий эффект.

У меня они с собой,— Артур с каменным лицом подошел к столу и протянул коробочку.

— Мне бы хотелось сначала изучить ваши отчёты, — слабо попытался было возразить Розенблюм, но тут снова вмешался Ричардс.

— Работают они! Работают! Артур прав! Пусть принимает пилюли! Хуже, точно не будет.

Он грубо выхватил из рук своего коллеги коробочку, открыл крышку и достал оттуда розовую пилюлю.

— Ну-ка, ребята! Подержите паскуду! — велел он медбратьям охранявшим Карла.

Карл попытался оказать сопротивление, только медбратья были людьми опытными. Они зажали ему нос и вынудили открыть рот для дыхания, а Ричардс ловко забросил лекарство.

— Ричардс, что за самоуправство?!! Я не отдавал вам такого указания! — возмутился их начальник.

— Или это или выбьем ему все зубы! — огрызнулся тот. — В коридоре целая толпа жаждет его крови. Им плевать - чей он сын. Им подавай результат. Как самочувствие сучонок? Видишь мир в радужных красках? Мы, для тебя, уже не уроды?

Последние слова он произнёс обращаясь непосредственно к Карлу на лице которого расплывалась блаженная улыбка.

———————————————————

Удивительные ощущения пришли почти сразу. Карл смутно помнил как его волокли в камеру обитую мягким войлоком, как снимали с него громоздкую клетку, как кормили. Он был счастлив. Впервые в жизни по настоящему счастлив. Старый душный мир пропал и перед ним открылся новый, полный прекрасных видений и ощущений. Карлу нравилось всё — люди окружавшие его, предметы, обстановка и даже сам воздух был наполнен свежестью.

“Как же я был глуп, — думал он лёжа в темноте на полу мягкой комнаты, — я резал их лица, чтобы увидеть настоящую красоту, а нужно было лишь съесть такую пилюлю. Одно только мгновение и весь мир изрезан на части. На ровные полосы. Совершенство точных линий сияющих самыми яркими и сочными красками. Мир состоящий из множества слоёв, каждый из которых свой собственный мир. Всё это — просто невероятный источник для вдохновения”!

Темнота окутывала его, словно мягчайший шелк. Карл нежился в ней, купался. Ему казалось, что он ныряет на дно бесконечно глубокого колодца, а там вдали сияют розовым светом звёзды.


— Карл...Карл…— донёсся до него чей-то слабый голос.

Он открыл глаза.

— Карл! Ты живой? Я вижу, как ты шевелишься.

— Кто здесь? — спросил он.

— Это я, Джозеф. Помнишь, мы когда-то вместе сидели в столовой...


Карл перевернулся на бок и посмотрел в сторону двери. Там было маленькое смотровое окошко защищенное железной решеткой.

Голос доносился оттуда. Он попытался было встать на ноги, но не хватило сил. Руки затекли настолько, что он их не чувствовал.

— Кажется, мне нужна помощь, — пожаловался он, — позови медбрата или кого-нибудь из докторов.

— Они все пропали.Кроме нас, в лечебнице больше никого нет, — ответил из-за двери невидимый Джозеф.

— Пропали? А пилюли? Я хочу съесть розовую пилюлю!

— Тебе их тоже давали? Пилюли у меня есть. Я сейчас освобожу тебя.

Некоторое время Джозеф возился с дверью. До Карла доносились лязг ключей и бормотание. Наконец дверь заскрипела и он на секунду ослеп от света керосинового фонаря. Худая фигура в полосатой робе приблизилась и склонилась над ним.


— У тебя замки на смирительной рубашке. Мне не снять, — сообщил он.

— Не важно. Дай мне розовую пилюлю, умоляю!

— Да не суетись, сейчас достану. На!

Карл проглотил лекарство и с облегчением снова лёг на пол.

— Эй, ты чего? — с беспокойством спросил его Джозеф.

— Какая красота. Просто необычайная красота. В детстве, я собирал подушки в спальных комнатах, утаскивал их к себе и строил крепости. Мне там было так спокойно и весело играть.

Эта комната напоминает мне, моё детство.


— Твоя комната воняет дерьмом и поросячьей мочой. Я вытащу тебя отсюда на свежий воздух.

Карл почувствовал как его волочат за ноги. Он не сопротивлялся. Джозеф вытащил его в коридор, потом вернулся за фонарём.

— В других комнатах пусто? — спросил его Карл.

— Ага.Только бурая дрисня на стенах. Повсюду лужи засохшей дрисни. Словно огромные комары перепились крови и лопнули.

Джозеф нашёл верёвку и примотав к фонарю повесил его себе на грудь. Потом он какое-то время тащил Карла, пока не выбился из сил.

— Нет, так дело не пойдёт. Нужно снять с тебя эти оковы.

— Мне и так хорошо, — ответил довольный Карл — А что там гремит, словно лист железа?

— Гроза на улице. Я пришёл в себя на койке примотанный ремнями за ноги. За окном бушевала гроза. Дождь как из ведра. Никого нет.Выйти через главный вход не получилось. Двери закрыты, кругом темнота. Хорошо, что я помнил где медбратья хранят фонари и на ощупь нашёл нужный шкаф. Пошёл гулять по лечебнице. Обошёл все этажи, кроме верхнего и сунулся сюда. Светил во все окошки, пока не обнаружил тебя, — рассказал Джозеф.


— Может быть, случилась война? — предположил Карл — Всех вывезли, а про нас забыли?


— Может и война, только все тут лежит на своих местах. На кухне полно еды. В прачечной сохнет одежда. Никаких следов, что всё побросали в спешке. — ответил Джозеф. Потом решил. — Ладно, я схожу, поищу инструменты. Надо снять с тебя эту рубаху.

————————————————————————

Джозеф не нашёл подходящих инструментов, зато нашёл связку ключей в столе в дальнем углу коридора. Ориентируясь по меткам, он подобрал нужные и открыл замки на смирительной рубашке Карла. Потом помог ему встать на потерявшие чувствительность ноги и так они добрались до большого зала на третьем этаже. Там Джозеф оставил его отдыхать на одном из диванов. Принёс ещё несколько фонарей и стало светлее. Дождь за окном и не думал прекращаться. Карл сидел, дёргал плечами пытаясь вернуть подвижность своим рукам и любовался ненастной погодой. Из-за дождя было совершенно невидно, что там происходит. Да и решетки на окнах мешали. Зал, то и дело, озарялся яркими вспышками от молний и слышались рокочущие раскаты грома. Джозеф принёс бутерброды и стеклянный графин полный воды. Карл, ещё плохо управлял руками и ему пришлось кормить его. Перекусив, они просто сидели и разговаривали.

— У тебя много розовых пилюль? — спросил Карл.

— В кабинете доктора Артура, целый ящик. Наверное, их там тысячи.

— Прекрасно! — Карл любовался светом от керосиновых фонарей.

— Не понимаю. Что ты в этих пилюлях находишь? Дрянь же.

— Не скажи. Я употреблял опиум и кокаин, но они не идут ни в какое сравнение с этим розовым чудом. Это - пилюли богов. Амброзия. Я бы назвал их — поцелуем Афродиты. Я бы хотел нарисовать прекрасный мир окружающий нас, жаль поблизости нет кистей и красок.

— Насколько я помню, ты рисовал не кистями, — ухмыльнулся Джозеф.

— Да. Я горько в этом раскаиваюсь. Если бы мне они только попались раньше...Как же много я упустил, — с сожалением признался Карл — но ты их тоже принимал? Скажи: разве ты не видишь как прекрасен окружающий нас мир?

— Неа, — Джозеф задумчиво почесал затылок, — для меня всё по прежнему. Только хочется действовать. Жить. Двигаться. Тошно мне просто так сидеть. Я раньше, до того как сюда попал, очень ленивый был. За это и тётку свою угробил, лень мне было работать. Пришёл к ней попросить денег, а она мне отказала. Я её кувалдой и ударил. Только, когда мозги её увидел — удивился, очень сильно. Собирать начал. Хотел ей назад голову склеить. Так меня полицейские за этим и поймали, а потом сюда. После розовых пилюль, мне почему-то скучно. Свободы хочется. Я на верхнем этаже дверь запертую нашёл — пойдём вскроем?

———————————————————————————————

Карл с трудом поднялся по лестнице на верхний этаж. Джозеф раздобыл лом и начал выламывать двери, а в его задачу входило светить ему фонарём. Створка с треском отошла и Джозеф первым нырнул внутрь.

“Что он пытается там найти? Это же зал для приёмов”, — расслабленно подумал Карл, но тут он услышал крик. Джозеф кричал от ужаса. До него донёсся глухой стук и звякнул металлический предмет покатившийся по полу. Он сунулся следом, держа на вытянутой руке фонарь и сразу споткнулся о что-то круглое.

Свет выхватил из темноты замершие в неподвижности человеческие фигуры. Белые фигуры. Статуи?

— Ты кричал? Что случилось? — спросил он у Джозефа скорчившегося на полу.

— Сестра Хоуп. Я мог поклясться, что видел её. Она превратилась в чудовище...Я ударил её... — Джозеф почти заикался от страха.

Карл посветил вокруг и увидел рядом реалистично выполненную статую женщины без головы. Обошёл её и обнаружил отбитую голову. Поднял её. Осмотрел. Действительно, очень похожа на медицинскую сестру, которой он откусил нос. Вот почему так испугался Джозеф — голова со страшной раной действительно выглядела зловеще.

Теперь и она показалась Карлу противной, а ведь ещё недавно он гордился тем как ловко украсил её. Он провёл рукой по впадине раны. Камень, но кто такое мог сделать? Как точно и подробно неизвестный мастер изобразил сестру Хоуп в полную величину. Карл много интересовался скульптурами, но такого прежде видеть не приходилось. Мастер не упустил ни одной мелкой детали. Какая жалость, что Джозеф с испугу испортил её.

— Это не настоящая сестра Хоуп, — сообщил он, — всего лишь статуя. Боятся нечего.

Джозеф поднялся на ноги и сам убедился.

— Но почему у неё нет носа? Она превратилась в уродину! — восклицал он.

— Боюсь, мы этого никогда не узнаем, — Карлу было стыдно за свой поступок. По всей видимости, Джозеф об его попытке украсить медицинскую сестру, ни чего не знал, но вроде бы все знали? Хотя какая разница? Других людей больше нет. Только статуи. Он с интересом обходил каждую. Обнаружил скульптуру изображавшую доктора Розенблюма и с восхищением изучил её. Доктор стоял опираясь на деревянную полированную трость с набалдашником из слоновой кости. Неведомый скульптор втиснул в руки статуи настоящую трость, на ней даже была гравировка, так, что они стали казаться единым целым.

— И Ричардс тут! — услышал он возглас Джозефа. — Скотина! Электричеством меня пытал! Так больно было!

Да. В зале для приёмов, загадочный скульптор собрал весь медицинский и обслуживающий персонал лечебницы. Карл и Джозеф раздобыли свечи, и когда света в зале стало достаточно вдоволь налюбовались каждой из скульптур.

— Такое вообще бывает? — спрашивал Джозеф. — Как такое возможно?

— Может быть у них был тайный культ? Кто знает этих докторов?

Розенблюм - состоял в вольных каменщиках. Может, они специально заказывали у скульпторов свои автопортреты для неких мистических целей? — предположил Карл. — Могу сказать только одно,это дело рук одного человека. Прекрасная мастерская работа. Мне нравится.

— А мне, как-то рядом с ними неуютно.Что будем делать? — спросил его Джозеф.

— Предлагаю, поужинать прямо тут. В присутствии наших врачей. Лекарей и Асклепиадов.

———————————————————————

Джозеф не поддержал его идею. Они ночевали на третьем этаже, а когда проснулись светило солнце. Карл проглотил очередную пилюлю, запил водой и подошёл к окну. Там разливалась безмятежная синева без конца и края. Он посмотрел вниз и удивился — внизу была вода.

— Я лазил на крышу. Вода повсюду. От лечебницы до горизонта. Видел несколько зданий, деревья. Людей нет, — сообщил появившийся в зале Джозеф.

— Катаклизм. Видимо произошло стихийное бедствие и всех эвакуировали, — догадался Карл.

— Первый этаж должен быть затоплен, судя по уровню воды снаружи, но там сухо. Двери, нигде не открыть. На первом этаже окна закрыты наглухо, железными ставнями.

— Забавно, — улыбнулся Карл, — произошёл катаклизм и про нас все забыли. Теперь, мы с тобой, Робинзоны на каменном острове. Природа прекрасна. Она сама, чистит себя от смердящих человеческих останков. Богиня Афродита - благословляет наш прекрасный мир и вручает его нам чистым и обновлённым.

— Нам, нужно к людям, — сказал ему Джозеф.

— Хочешь - так добирайся вплавь. Пока у меня достаточно розовых пилюль, мне и тут хорошо. Еды полные подвалы. Воды -сколько пожелаешь. Чего ещё желать для счастья?

— Без других людей жизнь не выносима, — пожаловался Джозеф — Тут, мне нечем себя занять. Скука. Я всю лечебницу облазил сверху до низу. Хочу на свободу.

— А это разве не свобода? — махнул рукой Карл. — Ты только посмотри как её много? Никого вокруг. Никто не указывает тебе, что делать. Ты никому не подчиняешься? Не сидишь в душной камере?

— Нет. Тут свободой и не пахнет. Вода кругом — пойти некуда. Сидеть в лечебнице и надеяться, что спасут или самому взять свою жизнь в руки, довериться предчувствию. Я чувствую, что нужно уходить — возразил Джозеф.

— Делай, что хочешь. Я же буду лежать и наслаждаться красотой бытия, — покачал головой Карл.

——————————————————————————————-

Неуёмный Джозеф сломал решётки на втором этаже и пытался замерить уровень воды. Потом начал делать самодельные сходни. Собирал по лечебнице доски и целый день колотил. Спасаясь от раздражающего шума Карл прятался на самом верху в зале приёмов. Он притащил сюда чистые матрасы. Вино из запасов доктора Розенблюма. Лежал и любовался статуями. Иногда вёл с ними задушевные беседы. Его отвлёк очередной грохот. Он поднял голову и прислушался. Снова гроза? Он решил проведать Джозефа, забрав по пути голову сестры Хоуп. Она его раздражала. Он нашёл своего товарища по несчастью на втором этаже. Вид у него был грустный.

— Что-то случилось? — спросил Карл.

— Случилось. Не построить мне плот. Вот смотри! — Джозеф кинул в воду деревяшку. Вопреки ожиданиям она не всплыла, а камнем пошла на дно. Он перехватил недоумевающий взгляд Карла и объяснил:

— Я так, уже, второй плот утопил. Дерево тонет в воде, хотя не должно. Оно сухое и должно всплывать.

— Дождь опять начинается. Я слышал гром, — сообщил ему Карл.

— Плохо. Опять уровень воды поднимется. Если он будет длится долго, нам придётся перебираться на третий этаж. А зачем ты голову подмышкой держишь?

Карл опомнился и не найдя ничего умнее, бросил обломок скульптуры в воду. Она всплыла и покачиваясь на поверхности повернулась к ним обезображенной стороной.

— Камень плавает? Карл — ты видишь? Последние дни на земле настали! — ужаснулся Джозеф.

— А по моему, это прекрасно. Её звали Хоуп и она сама указала нам путь надежды.Ты можешь построить себе плот из статуй. — безмятежно отозвался Карл.

—————————————————————————————

Они пытались стаскивать статуи на второй этаж вручную, но неудачно. Статуи были в разных позах. Это затрудняло работу — так, случайно, они сломали ногу доктору Артуру. Связывать вместе ещё и обломки Джозефу не хотелось. Придумали другой план: оттаскивали на третий, там у подходящего окна выломали решетку и Карл просто сбрасывал статуи вниз, в воду, а Джозеф ловил их багром. Они уже не обращали внимания на частые грозы и бесконечные дожди. Карлу так понравилось помогать своему товарищу строить плот. что у них в результате получилась впечатляющая конструкция. На ней разместился не только Джозеф, но и запасы еды в дорогу, самодельные вёсла и багры. Джозеф даже соорудил навес от дождя и до последнего уговаривал Карла отправиться вместе с ним. Только Карлу и так всё нравилось. Они попрощались и удивительный плот Джозефа поплыл навстречу новым приключениям. Карл смотрел как он уплывает, пока плот не превратился в точку, а потом и вовсе исчез в синей дали.

Карл вздохнул. Проглотил очередную розовую пилюлю и обратился к статуе доктора Розенблюма, которую оставил себе в качестве собеседника.


— Видите, какие мы все разные, доктор? Кто-то скучает по людям, а кто-то ценит одиночество и покой. Джозеф покинул нас, отправившись в новый неизведанный мир, а я остаюсь с вами навеки. Вы молчите. Вы прекрасный слушатель и мне нравится как вы изменились. Я тоже изменился, мне более не хочется резать человеческие лица и облагораживать их. С розовыми пилюлями мир прекрасен. Я уже давно понял, что они на всех действуют по разному. Джозефа потянуло на подвиги, а меня на созерцание прекрасного. Видимо они действительно лечат, эти ваши пилюли. Думаю, что они открывают каждому из нас то, в чём он действительно нуждается. Раскрывают внутренний потенциал и снимают порочные условности. Давайте же выпьем...Секундочку...Я только освобожу вас от трости.

Он разлил вино в два бокала, подошёл к статуе и потянул трость на себя. Раздался хруст и статуя развалилась на части. Карл с сожалением протёр трость от пыли и ради интереса прочитал гравировку.

“Доктору Гюнтеру Розенблюму от благодарных студентов” .

Вдалеке снова послышался гром.

————————————————————————————

Гюнтер Розенблюм не спал уже двое суток. Он побледнел и осунулся. Проблемы и беды свалившиеся на лечебницу и не думали прекращаться. Будь проклят Ричардс с его инициативой! Будь проклят Артур с его пилюлями! А особенно, пусть будет проклят тот кто их придумал — сраный Хегельбаун! Последние 24 часа Розенблюм не покидал лабораторию доктора Ричардса — только на него и была вся надежда. Ричардс слабыми электрическими разрядами пытался восстановить нервную деятельность у Джозефа - пациента, который по уверениям Артура от розовых пилюль пошёл на поправку.


Сейчас, Джозеф лежал на операционном столе с шлемом на голове в который были воткнуты электроды, а Ричардс на пульте управления крутил тумблеры, возбуждая у пациента мозговую деятельность. Его должен был сменить Артур, но тот снова опаздывал. Отпросился съездить на могилу Хоуп. Бедняжка, четыре дня назад повесилась, не выдержав мучений. Артур и так ходил, мрачнее тучи, а тут ещё и такое горе.


Джозеф волновал Розенблюма только потому, что Карл тоже принимал розовые пилюли. Через сутки, после того как назначили их, он уже ни на что не реагировал. Только спал. Гадил под себя и спал. Реагировал только на пилюли. Оживал только, когда их подносили к его рту, а потом снова переставал реагировать. Генерал Янссен, их всех за такое, с дерьмом смешает. Страшный ущерб по репутации. Отстранение от работы. Закрытие лечебницы. За своего поганого сынишку, он рассчитается с ними по полной. В панике, Розенблюм лично ассистировал своему подчинённому. Ричардс чувствовал себя хозяином положения и вовсю командовал своим начальником.


— Доктор Розенблюм! Где же вы? Доктор! — в лабораторию вбежала сестра Ангелина. Лицо её было заплаканным.

— Что случилось? — недовольным голосом спросил её Ричардс — Мы работаем! Я же просил, не отвлекать?

— Ричардс, случилось неописуемое. Сначала Хоуп, а теперь Артур…

— Да не реви, идиотка! Объясни толком! — взревел Ричардс.

Розенблюм подбежал к ним и тоже потребовал объяснений.

— Артур попал под трамвай. Ему отрезало ногу. Он больнице и совсем плох. Говорят — потерял много крови. Это какое-то безумие!


Гектор Розенблюм схватился за сердце. Он попытался опереться на пульт и его рука скользнув задела один из тумблеров.


— Дьявол! Да как так-то? — Ричардс схватился за голову и заметив своего сползающего на пол начальника бросился к нему оказать помощь.

— Успокоительного. Срочно... — хрипел Розенблюм.

— Вот же, зараза! Сейчас! Ангелина — неси лекарство! — Ричардс суетился возле него и совершенно не обратил внимание на то как задёргался на столе пациент. До него это дошло, только когда запахло горелым, и затрещав, с громом и искрами взорвались предохранители. Только тогда ему все стало ясно.


— Я слышал шум. Будет гроза? — слабым голосом спросил его не разжимая глаз Розенблюм.

— Да. Не переживайте. Это всего-лишь гроза, — тусклым голосом ответил ему Ричардс и посмотрев на то, что осталось от Джозефа добавил. — Дожди, обещают, затяжные.


-----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Так же мои истории прочитать тут - https://vk.com/public194241644

Показать полностью
29

Подборка мрачных рассказов вдогонку уходящему Хэллоуину

От мистического фэнтези до мрачного хоррора

1. Милости просим, леди Смерть! (англ. "Come, Lady Death") Питер С. Бигл

Подборка мрачных рассказов вдогонку уходящему Хэллоуину Что почитать?, Мистика, Ужасы, Мрачное, Длиннопост, Конкурс на Хэллоуин

Эту подборку решила начать с прекрасного рассказа с оригинальной идей, смотрите сами: бал со смертью,  старый Лондон, Атмосфера магического/фэнтезийного и мрачновато-сказочного  - неет, мимо такого я не смогла пройти - завораживающий рассказ со стилистикой, близкой к поучительной притче, с любопытным образом самой Смерти (никаких старух в черном одеянии с косой), финалом, который оказался не очевидным, как можно было сначала предположить, ну и что по мне - таким же красивым, содержанием, как и само название.


"— Смерть, как вся мало-мальски приличная публика, без сомнения, живет в Лондоне... Если поразмыслить, то, право же, странно, как это мы до сих пор не раскланиваемся на улице.

— О нет, миледи, вы заблуждаетесь! Смерть живет среди бедняков. Смерть живет в самом узком и грязном переулке города, в мерзкой, кишащей крысами лачуге, где пахнет… пахнет… Смерть живет среди бедняков и навещает их изо дня в день, ибо Смерть для них — единственный друг." (с)


Время чтения: 36 минут

Под какое настроение: потанцевать со Смертью на балу

Жанр: Магический реализм, Фэнтези

Аннотация: Вот уж поистине гордость и предубеждение: пригласить на бал саму Смерть. У аристократов свои причуды, подавай им чего-нибудь эдакого.

Но раз уж пригласили, будьте добры принять Её такой, какая Она есть. Соизвольте выполнить все Её условия.



2. "Праздник" Г. Ф. Лавкрафт

Подборка мрачных рассказов вдогонку уходящему Хэллоуину Что почитать?, Мистика, Ужасы, Мрачное, Длиннопост, Конкурс на Хэллоуин

Это, конечно, не канун Дня Всех Святых, но праздник занятный.

Лавркафтовские миры точно помогут создать мрачную атмосферу - читая "Праздник", становишься свидетелем таинственного и жуткого древнего ритуала, с ужасом наблюдаешь за обстановкой и существами в подземельях под храмом вместе с главным героем, так как Лавкрафт мастер создавать такую атмосферу, которую неизбежно прочувствует читатель


Время чтения: 22 минуты

Настроение: лавкрафтовское, таинственное

Жанр: Ужасы

Аннотация: Маленький рыбацкий городок, затерянный на морском побережье. Туда, подчиняясь зову предков, прибывает молодой человек на праздник Рождества. Праздник, который на самом деле гораздо старше Вифлеема и Вавилона, который уходит корнями в доисторическую эпоху. Праздник, который в этом городке знают как Юлтайд – запрещённый праздник языческих божеств.


3. "Заколоченное окно" Амброз Бирс

Подборка мрачных рассказов вдогонку уходящему Хэллоуину Что почитать?, Мистика, Ужасы, Мрачное, Длиннопост, Конкурс на Хэллоуин

Мрачный, трагичный, с концовкой, над которой в ужасе размышляешь после прочтения.

Антураж одинокой хижины в лесу, легенды, рассказанной от одного другому, создают атмосферу страшной истории. Самое то почитать в Хэллоуин. Но эти ужасы без мистики.


Время чтения: 9 минут

Под какое настроение: мрачное

Жанр: Ужасы

Аннотация: Хижина Мэрлока стояла в лесу. Жена его с легким сердцем делила все выпавшие на его долю опасности и лишения. Когда после тяжелой лихорадки жена Мэрлока умерла, он погрузился в оцепенение. Сидя в темноте у стола над трупом жены, Мэрлок задремал и проснулся лишь от шума борьбы. Стол был пуст...



4. "Черный кот" Эдгар Аллан По

Подборка мрачных рассказов вдогонку уходящему Хэллоуину Что почитать?, Мистика, Ужасы, Мрачное, Длиннопост, Конкурс на Хэллоуин

Рассказ, который пугает своей гнетущей и даже шизофренической атмосферой.

Последовательная история безумных событий (таких же безумных, как и сам главный герой) одного пристрастившегося к вину человека, без особого смысла и морали, а с особым Эдгаровским настроением.


Время чтения: 18 минут

Под какое настроение: мрачно-депрессивное

Жанр:  Ужасы , Мистика

Аннотация: В камере смертников безымянный рассказчик пишет историю распада собственной личности, уверяя читателей, что он пребывает в здравом уме, не смотря на дикость излагаемых им фактов.

История отправляет вас на много лет назад, когда рассказчик обладал мягким характером, любил животных, особенно кошек и собак, которых считал более верными друзьями, чем окружающих его людей. Рассказчик женится на юной девушке, разделяющей его нежность к братьям нашим меньшим. Среди птиц, золотых рыбок, кроликов, он особенно выделяет своего любимца – умного и величавого черного кота по имени Плутон.

Все меняется, когда в жизни рассказчика появляется еще одна сильная страсть – алкоголь.



5. " Кентервильское привидение" Оскар Уайльд

Подборка мрачных рассказов вдогонку уходящему Хэллоуину Что почитать?, Мистика, Ужасы, Мрачное, Длиннопост, Конкурс на Хэллоуин

Хэллоуинская подборка без привидений - не подборка.

А это еще и замечательная сказка с классической английской эстетикой и тонким юмором.

Главный персонаж - привидение лорда Симона де Кентервиля, за ворчливым нравом которого в прошлой жизни водились грешки, а теперь он - 300-летний неупокоенный призрак, с ролью которого успешно справлялся все это время, пока его замок не купила новая семья. Теперь современные материалистичные американцы сами наводят ужас на старого духа аристократа.

И только у юной Вирджинии завязался диалог с привидением. Вот только вскоре она исчезает...


Время чтения: 56 минут

Под какое настроение: расположенное к английским сказкам о призраках с чашечкой чая Эрл Грей за чтением :)

Жанр:  Готическо_юмористическая_волшебная_сказка

Аннотация: Американский посол мистер Отис покупает в Англии замок, о котором ходят легенды. Покупает вместе с мебелью и фамильным привидением. Злобный дух намерен вволю покуражиться над новыми хозяевами, но не тут-то было: Отисы - та ещё семейка!


6. "Демон"/"Женщина-демон" ("Demoness") Танит Ли

Подборка мрачных рассказов вдогонку уходящему Хэллоуину Что почитать?, Мистика, Ужасы, Мрачное, Длиннопост, Конкурс на Хэллоуин

"Ее любовь была всепоглощающей, она съела бы его, если б могла. Такой была ее любовь." ("Демон" Танит Ли)


Рассказ, с привкусом баллады, вызвал неоднозначные эмоции, пронесся мимо как туманный сон и показал историю о рыцаре, чьим проклятьем стала женщина-демон, одержимая любовью.

У меня возникли ассоциации с Андерсеновской русалочкой, только в стиле "дарк" и в мистической аранжировке.


Время чтения: 20 минут

Настроение: лирическое, печальное, поэтичное

Жанр: Фэнтези, Мистика

Аннотация: На берегу моря стоит башня. Белая башня принадлежит женщине, цвет которой — белый: белые лицо и руки, белые одеяния, белые скалы у берега моря. И только её волосы кроваво-красного цвета. Она ждёт рыцаря. И когда этот рыцарь войдёт в её башню, она подарит ему неземную любовь, а взамен заберёт его разум и силы, он же заплатит за это жизнью. А потом она опять будет ждать, целыми днями глядя на море.

Но однажды всё пошло по-другому.



🎃 Если вы подозреваете, что наши книжные вкусы сходятся - заходите в мой телеграмм-канал: Книжный уют, туда я публикую рассказы и книги, которые мне нравятся, не то чтобы каждый день, но почаще, чем сюда)

Подборка мрачных рассказов вдогонку уходящему Хэллоуину Что почитать?, Мистика, Ужасы, Мрачное, Длиннопост, Конкурс на Хэллоуин
Показать полностью 6
41

Что почитать на Хэллоуин: хорроры 2020 года

Надвигается самый страшный праздник в году, а по совместительству — один из самых атмосферных. Ведь только празднующие Хэллоуин могут решить, будет ли это веселый карнавал или что-то действительно пугающее. Для любителей второго пути, а также тех, кому мало одной ночи в году, предлагаем тематическую подборку пугающих книг, вышедших на русском за последнее время. Но не простых, а мистических, про то, как истончается грань между мирами и монстры становятся ближе. После таких книг тянет засыпать с ночником, чтобы никто не подкрался к вам в темноте. Вы уже готовы услышать голоса в плаче октябрьского ветра? Тогда давайте бояться вместе.

«Полный газ» Джо Хилл

Что почитать на Хэллоуин: хорроры 2020 года Книги, Ужасы, Литература, Длиннопост, Подборка, Что почитать?, Мистика, Хэллоуин

Джо Хилл — признанный мэтр жанра ужасов, которого прославила малая форма. Так что сборник рассказов, написанных этим автором в разные годы — настоящая шкатулка с сокровищами. Здесь и мрачные сказки для взрослых, и по-настоящему пронзительные и тяжелые истории, триллеры, детективы, постапокалипсис… Вступительное эссе во многом задает сборнику настроение, чуть лучше открывая нам внутренний мир самого автора. Когда понимаешь, из-за чего он пишет и где пытается оказаться, между рассказами выстраивается невидимая связь.

Этот сборник здорово читать понемногу, чтобы распробовать послевкусие каждого рассказа. Впрочем, можно и познакомиться со всем текстом быстро, чтобы выбрать любимое и однажды перечитать. А перечитать наверняка захочется, рассказы Джо Хилла — вещи тонкой огранки, которыми тянет восхищаться снова и снова. Здесь задаются важные нравственные вопросы, а повороты держат в напряжении, делая финал непредсказуемым и удивительным. И да, в «Полном газе» видно наследника Стивена Кинга, а две истории написаны с ним в соавторстве. Но все-таки, несмотря на все эксперименты и то, что некоторые рассказы ждали публикации более 10 лет, авторская интонация Хилла чувствуется отчетливо. А значит, это будет настоящий праздник для тех, кто любит литературу ужасов со свежей подачей.

«Космология монстров» Шон Хэмилл

Что почитать на Хэллоуин: хорроры 2020 года Книги, Ужасы, Литература, Длиннопост, Подборка, Что почитать?, Мистика, Хэллоуин

История, рассказанная младшим ребенком семьи Тернер о своих родных и монстрах, которыми они одержимы. Лавкрафтианские мотивы на изнанке обыкновенного американского аттракциона, представляющего из себя дом с привидениями. Эта книга особенно хороша тем, что объединяет мотивы страшной сказки, семейные тайны и психологическую глубину. Каждый герой чего-то боится. Каждый герой что-то скрывает. Это в той же степени грамотная драма, в какой история реальный монстров.

Почему одно и то же чудовище приходит к матери, одной из двух дочерей и сыну? Что будет, когда сын решится пустить его в дом? И как настоящие монстры связаны с метафорическими? Это лишь немногие из вопросов, которыми будет задаваться читатель «Космологии монстров». Тяжелую атмосферу книги можно буквально резать ножом, а в сюжете имеется любопытная детективная составляющая, он неторопливо и неотвратимо движется к корню всех тайн. И все это в окружении классики жанра ужасов, ведь персонажи буквально живут выдуманными кошмарами.

«Подменыш» Виктор Лаваль

Что почитать на Хэллоуин: хорроры 2020 года Книги, Ужасы, Литература, Длиннопост, Подборка, Что почитать?, Мистика, Хэллоуин

Еще одна пронзительная история про семью, но на сей раз главным героем становится самый «нечуткий» к потустороннему персонаж. Да, Аполлону Кагве в юности снились странные повторяющиеся сны, с тех пор, как его отец пропал. Да, когда он становится отцом сам, эти сны возвращаются. Но когда его жена заявляет, что младенец в колыбели — не их ребенок, первым делом он думает о послеродовой депрессии. Но холодность Эммы превращается в безумие, а потом они с ребенком исчезают из жизни Аполлона. Он абсолютно потерян.

Чтобы найти их и понять, что Эмма имела в виду, герою предстоит пройти долгий путь, как реальный, так и мистический. Это одновременно и путешествие в глубину времен, дорога к прообразам. В основе сюжета Лаваля лежат совершенно архетипические вещи. Но отчасти, пожалуй, именно это делает его особенно жутким. Жители больших городов — все еще беззащитные люди за тонкими стенами, а необъяснимые вещи продолжают происходить. И если родительская любовь переходит в одержимость, с точки зрения мифа это может быть как ужасающей опасностью, так и единственным спасением.

«Ночные видения»

Что почитать на Хэллоуин: хорроры 2020 года Книги, Ужасы, Литература, Длиннопост, Подборка, Что почитать?, Мистика, Хэллоуин

16 рассказов, сюжеты которых выстроены вокруг о пугающей атмосферы Хэллоуина. Время ритуалов, когда слабеет грань между мирами, и нарушение негласных правил грозит обернуться бедой. Впрочем, книга немного расскажет вам о том, чего делать не стоит. Между строк слышен стук костей на день мертвецов и горят огни холодного Самайна. Это разные авторы описывают время перехода на темную сторону, собирающее свою дань.

В общем, когда расходятся дети в нелепых костюмах, собирающие сладости, начинается настоящее веселье. Вот только веселиться будут уже не люди, они лишь игрушки в руках тех сущностей, которым так редко удается порезвиться всласть… Это необычная атмосфера праздника, но тем, кто любит отмечать Хэллоуин, почти без сомнений понравится. Можно даже устроить вечер чтений!

«Новые страхи»

Что почитать на Хэллоуин: хорроры 2020 года Книги, Ужасы, Литература, Длиннопост, Подборка, Что почитать?, Мистика, Хэллоуин

Название этого сборника идеально выражает то, чем он наполнен. Это истории о страхах нового времени, которые таятся в повседневной рутине жителя XXI века. О том, что в мелочах все еще может крыться хтонический ужас, что безопасности не существует, это лишь иллюзия, которую мы создаем для себя. В мире остается слишком много необъяснимого, перед чем человек абсолютно беззащитен. И, возможно, необъяснимое уже идет по вашим следам…

Каждый рассказ «Новых страхов» пробирает до костей демонстрируя, насколько зыбким может быть мир, окружающий нас каждый день. Это мистика городов, актуальная и потому заставляющая мурашки бежать по спине. Истории о том, что страх вечен. И истории о том, что страх — и есть главный враг.

Материал подготовлен редакцией издательства интеллектуальной фантастики fanzon.

Показать полностью 5
49

Кракен

Кракен Грусть, Ужасы, Детство, Литература, Семья, Хоррор стори, Мистика, Психология, Длиннопост

Не успела мама выйти за порог, как пиратские корабли заполонили воды зальной комнаты, и раскладному линкору пришлось в одиночку отражать их атаки. К счастью, линкором управляла храбрейшая в мире игрушечная команда под предводительством Героического Капитана, так же известного как Масик, но никто не смел его так называть вслух, кроме старшего Помощника Капитана.


Время было раннее, воскресное, и, насколько Капитан мог помнить, старший Помощник обещала помочь бороться с пиратами "хоть целый день", но внезапным донесением была вызвана на Большую землю. Капитан упрямо сидел за штурвалом корабля и молча смотрел в бескрайний горизонт, пока мама спешно сушила волосы, красила ногти и надевала свой выходной костюм. Он не посмотрел в её сторону даже когда она пообещала "вернуться как только сможет". А на: "Ты уже взрослый, Масик, не заигрывайся и покушай. Обед на столе, и, на всякий случай, ужин в холодильнике" - Капитан лишь демонстративно стал рассматривать содержимое сундука с сокровищами, по большей части чтобы скрыть подкатившие слёзы.


Капитан знал, что Помощник нарушила морской кодекс, чего никогда не делала раньше, и наказание за это самое суровое, но фактически она была незаменима на корабле. Поэтому вместо неё он отправил на корм акулам Второго Помощника Зайку, сбросив его за борт, от чего получил некое подобие злого удовлетворения. Дальше была битва с пиратами, втройне отчаянней и тяжелее от того факта, что оба помощника отсутствовали. Но в ходе неё Капитан хотя бы на время забыл о том, что был сегодня в первый раз тяжело предан. Или это был первый раз когда он понял, что его предали?


Время перевалило за полдень, и Капитан вдруг осознал, что ужасно голоден — битва была "воистину" изматывающей. Мама всегда улыбалась, когда он использовал такие взрослые слова, как "воистину", "отнюдь" и "парламентёры", хоть чаще и не к месту. Но сейчас некому было улыбнуться его кажущейся взрослости, как некому было позвать его коронным "Капитан Мася, кушать!" Обычно оставшегося одного Капитана к трапезе сопровождал Второй Помощник. Не потому что путь до кухни долог и полон опасностей, но просто... просто... ну а вдруг Капитану нужно будет срочно надиктовать послание на линкор или запись в судовой журнал, а писать умеет пока только Помощник. Так что заткнитесь, ему вовсе не страшно!


Конечно, он отправил Второго Помощника прогуляться по доске ещё до боя, но кажется, что он всё ещё может слышать слабые крики о помощи за бортом. Хвала богам, Зайка не утонул, и его можно великодушно простить! Но когда Капитан глянул за борт в том месте, куда он со злости швырнул игрушку, то ничего не нашел. Та же ситуация с других бортов и вокруг корабля насколько хватает глаз. Но ведь голос откуда-то доносится, а, значит, остаётся лишь одно место — под самим линкором.


Но что Зайка может там делать, если только... Нет, этого не может быть! Пираты, осознав своё бессилие перед непобедимым Героическим Капитаном, пошли на самый низкий поступок в своём арсенале. Они выпустили Кракена! Именно так поступили пираты в том старом фильме, который Капитан случайно посмотрел в долгие часы ожидания матери с работы.


Кракен — это что-то состоящее из щупалец, жадно отбирающих у тебя всё, что ты ценишь больше всего, оно огромное, но всегда невидимое целиком, предпочитающее подкрадываться незаметно среди тёмных вод. И сейчас оно прячется под днищем линкора, держа в заложниках одного из самых ценных членов экипажа! Всё ради того, чтобы добраться до самого Капитана. Воистину, коварству пиратов нет предела, но надо что-то предпринимать. Трюмы с провизией пусты, команде и, что самое ужасное, Капитану грозит голодная смерть.


Стали тянуть жребий чтобы выбрать парламентёра, который отплывёт подальше от корабля и отвлечёт на себя Кракена. Именно в этом задача парламентёров, раз они всегда погибают в фильмах, ведь так? Жребий пал на плюшевую черепаху, ведь из-за медлительности от неё всегда было мало проку на корабле. Капитан закинул игрушку в дальний угол комнаты и стал ждать, не отрывая от неё взгляда, готовясь чуть что прыгнуть в шлюпку. Черепаха изо всех сил пыталась привлечь к себе внимание Кракена, но ничего не происходило. План не сработал.


Капитан стал разрабатывать новый план, а попутно поискал в сундуке что-нибудь хотя бы отдалённо напоминающее еду, ведь он не ел со вчерашнего вечера. О завтраке он матери соврал. Когда же он разочарованный снова посмотрел в угол, где плавала Черепаха, той не оказалось на месте. Но ведь прошло так мало времени, неужели Кракен успел схватить и её? Или она обиделась и уплыла, ведь в жеребьёвке не участвовал только сам Капитан. Но разве он может участвовать? А что если жребий падёт на него, он тоже должен будет добровольно отправиться в пасть монстра? Капитан вопросительно посмотрел в пустые глаза оставшейся команды, и никто не отвёл взора.


Но так нечестно! Он здесь Капитан, и он всё решает! Без него они всего лишь игрушки, а линкор — просто разложенный диван, на котором они с мамой спят. И океан — это зальная комната, вон окно, за которым уже слегка начало темнеть, вон там висит телевизор. И коридор всего лишь коридор, а не полный рифов залив, между которыми не проходит линкор. Но темнота под диваном всё ещё темнота, и с каждым часом она становится гуще, заражая собой углы комнаты и почти весь коридор. И в этой темноте всё ещё прячется Кракен, сколько не говори ему, что ты больше не играешь.


Посмотреть бы телевизор, но как назло пульт лежит слишком далеко, а все книжки с картинками в шкафу в коридоре. Где его экстренный сотовый телефон одному лишь шкафу с игрушками известно. Поэтому до прихода мамы Капитану остаётся лишь сидеть наедине со своими мыслями, каждая из которых хуже предыдущей. А что, если это Кракен позвонил маме и выманил её из квартиры? Что если она никогда не вернётся за ним, или вернётся, но будет уже слишком поздно, и его заберёт бабушка, которая не умеет играть и совершенно очевидно не любит его? Что если монстр схватил маму и теперь мучает её? Или она всегда была его заложницей, работала на него, и потому допоздна оставалась на работе?


Прошло много часов и в квартире почти совсем стемнело, прежде чем до смерти напуганный ребёнок, боящийся показать спину собственным игрушкам или слишком близко подползти к краю дивана, услышал как открывается входная дверь. Несмотря на облегчение, он не бросился навстречу матери, даже когда в коридоре зажегся свет. Вдруг Кракен только того и ждёт? Героический Капитан должен быть умнее. Вскоре слегка растрёпанная и рассеянная мать вошла в зал и со словами "Чего в темноте сидишь?", бросила свою сумку на журнальный столик. Затем она пошла в кухню, забыв включить свет в зале. Оттуда донеслось: "Масик, ты почему совсем ничего не ел?" — таким усталым и раздраженным тоном, который едва ли может предвещать что-то хорошее. Мать вернулась в комнату и вопросительно уставилась на сына, сидящего на диване. В темноте макияж на её лице казался слегка смазанным.


Мгновение мать с укором смотрела на сына ожидая, видимо напрасно, каких-то объяснений. Но из её сумки донёсся звонок сотового телефона, и она решила сперва узнать кто звонит. Достав телефон, она глянула на дисплей и лукаво улыбнулась, шутливо закатив глаза, словно говоря "И пяти минут не прошло". Капитан тоже разглядел дисплей, и даже если большие тексты он осилить не мог, но слово "Крамцов" он разобрать мог. Мгновенное озарение настигло Капитана, страшная догадка о том, что должно произойти. Вернулись линкор, океан, пираты и страшная судьба, постигшая Второго Помощника Зайку. Какой уважающий себя монстр будет называться своим настоящим именем? Он придумает что-то достаточно похожее, но "завуалированное". Как во фразе "завуалированная угроза".

Капитан уже начал свой предупреждающий вопль, когда Старший Помощник ответила на звонок, и в этот момент из-под дивана выстрелило огромное серое-чёрное щупальце, обвившись вокруг её ноги. На лице матери появилось умоляющее выражение, а глаза уставшие и печальные встретились со взглядом сына.


А потом мама рухнула на пол и почти мгновенно исчезла под днищем линкора. Капитан с ужасом глядел, как аккуратно наманикюренные пальцы одной руки из последних сил, неестественно скрючиваясь, держатся за поверхность дивана. А потом и они безвольно расслабились и пропали в темноте. Ребёнок ладонями зажал себе уши, чтобы не слушать доносящиеся из-под дивана влажные звуки и стоны, переходящие в крики, которые, казалось, не закончатся. А когда всё, наконец, стихло, Героический Капитан снова остался один на один с мёртвыми глазами команды, которой больше не доверяет, посреди океана, полного опасностей.

Показать полностью
150

У моей дочери есть тревожащий и смертельный талант

Следующая часть истории Кэти выйдет уже завтра, а сегодня мы хотим попробовать формат коротких историй.

Мы уже собрали небольшую подборку ужасов, триллеров и мистики, длиной до 500 слов, надеемся вам понравится =)

Оригинал (с) lifeisstrangemetoo

~

Пять слов. Такие невинные, и все же из-за них все рухнуло.

– Папа, смотри, как я могу!

Я с улыбкой обернулся посмотреть на новый фокус моей дочери. Улыбку стерло с моего лица, стоило мне его увидеть. Сердце остановилось, кровь застыла в жилах – тревожное напоминание о прошлом.

Я схватил ее за плечи и тряхнул сильнее, чем следовало. Заставил ее поклясться, что она никому не расскажет о том, на что способна. Много раз. Под конец ее лицо уродливо исказилось от слез, из носа текло. Но она обещала.

Я всегда знал, что это еще не конец. Я знал, что должен сделать. Подсыпать ей снотворного в напиток и накрыть лицо подушкой, как я сделал однажды с ее матерью. Но я не мог заставить себя. Я так сильно любил ее, даже больше, чем когда-то свою жену.

Но когда она подросла и с каждым днем все больше стала походить на мать, я понял, что это только вопрос времени.

Я до сих пор помню ночь, когда жена мне все рассказала. Ночь нашей пятой годовщины. Она купила мой любимый виски, приготовила нам несколько сочных толстых бифштексов и усадила меня за обеденный стол. Наш маленький сын крепко спал в своей комнате.

– Я должна сказать тебе кое-что важное, – сказала она.

От ее тона у меня побежали мурашки по спине.

– Я беременна.

Дыхание перехватило от радости, я улыбнулся. Но она не ответила на улыбку.

– Я не понимаю, – сказал я, затаив дыхание. – Разве это не прекрасная новость?

Губы ее сжались в тонкую линию.

– Это девочка. Я это чувствую.

Я ждал, что она объяснит в чем проблема, но вместо этого она начала нести какую-то чушь.

– Девочки в моей семье… – Она на мгновение запнулась. – У нас у всех есть особые… способности.

Я покачал головой.

– Эм, ладно? – сказал я с вопросительной интонацией. – И в чем они заключаются?

Моя жена нахмурилась.

– Будет лучше, если я покажу.

Она схватила со стола нож для стейка. И прежде, чем я успел ее остановить, яростно полоснула себя по запястью. Я бросился к ней, с грохотом опрокинув стул. Схватил ее за руку. Но то, что предстало перед моими глазами, не имело никакого смысла. Ее плоть была рассечена до кости, но кровь не текла.

– Она не потечет, пока я не разрешу, – сказала она.

И вот тогда-то и появилась кровь. Она струилась вниз по руке, потом вверх, складываясь в причудливую форму. Кровавый сгусток отделился и поплыл вверх, рисуя парящее в воздухе лицо. Лицо моей жены. А потом по спирали вниз, как в воронку, втянулся обратно в ее рассеченную руку. Плоть снова сплелась воедино.

В тот вечер я не притронулся к ужину.

Во всем, что случилось после, был виноват только я. Но в свою защиту скажу, что я чувствовал, что мое доверие было обмануто. Я не знал, к кому обратиться. Слабый и уставший от жизни, я сошелся с другой женщиной. Конечно, все тайное рано или поздно становится явным.

Когда я вернулся домой в тот день, моя жена сидела на одном из деревянных стульев из столовой. Она передвинула его на середину гостиной, так что, когда я вошел, сразу наткнулся на ее взгляд. Наша маленькая дочь тихонько посапывала в своей комнате. Я слышал, как сын смотрит мультики в своей комнате. Когда я посмотрел в глаза моей жены, я понял, что она все знает.

Она встала. У меня кровь застыла в жилах. Потом я понял, что это был не просто озноб – моя кровь действительно густела и застывала. Жена медленно подошла ко мне.

– Я могу заморозить тебя изнутри, – сказала она. – Лопнуть все кровеносные сосуды в твоем теле. Могу сварить тебя живьем. Могу заставить тебя истекать кровью из глаз, ушей и каждой поры. И в следующий раз я так и сделаю.

Мое сердце остановилось, и я без сознания рухнул на пол. К тому времени, как я очнулся, жена уже нашла мою любовницу и сделала с ней то, чем угрожала мне. После этого мы постоянно ссорились, и моя жена начала терять контроль. Моя мать умерла от кровоизлияния в мозг. Сестра – от желудочного кровотечения.

Она никогда не признавалась в этом, но я знал, что это ее рук дело. У меня не было выбора, я должен был убить ее.

И вот теперь я задавался вопросом, должен ли я убить и свою дочь тоже. Сердце сжалось от чувства вины, когда я вспомнил, как много лет назад она впервые показала мне свой фокус... Я знал, что мог бы тогда остановить все это подушкой и какими-нибудь таблетками, как однажды сделал с женой.

Она сказала, что это был несчастный случай. А может, так оно и было. Но когда я смотрел на тело моего сына, покрытое кровью, хлынувшей из каждой его поры, мне было все равно.


***

Дзен

Показать полностью
74

Мы не должны были выжить

Витя устало сел в кресло, чуть скрипнувшее колёсиками по ламинату. Обвёл взглядом комнату, особенно внимательно осмотрелся за спиной. Дверь прикрыта, а в коридоре есть освещение. Единственное место, которое его очень тревожило — дальний угол, в районе кровати. Туда не доставал свет от лампы и тени язвительно качались, прячась за шторами. Тянулись к изголовью, стараясь залезть под свисающую простынь.

Хотелось спать, но мучительно болевшая голова не давала этого сделать. Последняя неделя вся как в тумане, постоянный недосып плюс депрессия и возникшие проблемы в жизни — и он с трудом может вспомнить во сколько сегодня проснулся и что делал.


Но сейчас необходимо сосредоточиться, как раз и нужное время настало. Пощёлкал мышью и зашёл в скайп. Выбрал нужный контакт, добавил ещё один и нажал на телефонную трубку.


Яна отозвалась быстро, словно сидела и ждала звонка. Хотя, может так оно и было. На экране монитора отобразилась девушка лет двадцати пяти. Красные уставшие глаза и всклокоченные волосы, которые она безуспешно пыталась пригладить, навели Витю на мысли, что не он один плохо спит последние недели. Больше разглядеть ничего не было возможно — ни комнату, ни окружающую обстановку, казалось лицо Яны и тело по плечи просто плавают в темноте.


— И что такого ты хотел рассказать? — нахмурилась девушка, даже не поздоровавшись. Снова пригладила непослушные волосы. — Не самое лучшее время для разговоров.

— Погоди, сейчас..., — пробормотал Витя. — Сейчас Кирилл ещё должен присоединиться.


Друг не спешил отвечать. Яна стала грызть ногти и немного отклонилась назад. Теперь даже лицо стало еле видимым, остальное поглотила тьма. Через несколько томительных секунд Кирилл всё же соизволил появиться.


— Привет, Вить, — безрадостно сказал старый друг. За его спиной под плохим освещением стал заметен бедный интерьер комнаты. Шкаф, неубранная постель и стоявший рядом стул с висящими джинсами — вот и всё, что Витя разглядел. На самого Кирилла он старался не смотреть. Друг махнул головой Яне, поджав губы.

— Привет..., — Яна неловко улыбнулась. Приблизилась к камере, догадавшись, что её стало плохо слышно. — Извини, что не перезвонила... дела.

— Да, понимаю, — тот пожевал губу. Нахмурил брови. — Я всё понимаю... и навещать тоже меня не стОит, не достоин я этого.

Яна вздохнула.

— Кирилл, не начинай пожалуйста... Мы обсуждали уже...

— Погодите ребята, — пробормотал забытый Витя. Сказал погромче, видя, что его вообще не слушают. — Ребят!

— Ты камеру включать будешь? — спросила Яна, мгновенно переключаясь с начинающейся ссоры.— Не очень удобно общаться с чёрным экраном.

— Хорошо, — не стал спорить Витя. — Сейчас...

Потёр глаза и посмотрел вначале на неё, а затем мельком на Кирилла.

— Выглядишь хреново, — тот не стал обманывать. — Дружище.


Последнее слово было произнесено с понятным ему намёком, намёком на то, что они в последнее время разобщились, давно не виделись, перестали быть лучшими друзьями, но Витя смолчал. Лишь медленно кивнул, соглашаясь со словами о своём виде.


— Итак, — Яна скрестила руки на груди, словно ограждаясь от того, о чём хотел поговорить Витя. Словно уже заранее знала, про что пойдёт речь. — Зачем ты нас вот так собрал? Если хотел просто пообщаться, то мог позвонить каждому.

— А нам разве не надо ничего обсудить? — немного резко спросил Витя.

Неожидавшая такого тона Яна на несколько секунд замолчала. Кирилл лишь хмыкнул, насмешливо поглядывая на них.

— Ты ещё обвинениями будешь сыпать?! — пришла в себя девушка. — Совсем ошалел?

Витя понял, что перегнул палку. Срываться на друзьях это не то, что хотелось делать сейчас.


— Извини... сам не знаю, что на меня нашло..., — он сконфуженно скривился. — Просто мы давно не общались... с того раза...

Девушка тоже сникла, передёрнула плечами, словно вспомнив что-то нехорошее.

— Да, — произнёс Кирилл. — Есть такое. Не звоним, не пишем. Забываем друзей.

Витя постарался пропустить это мимо ушей. Он и сам прекрасно знал в чём виноват.

— Яна права, — Кирилл шумно отпил воды из стакана. — Говори, зачем звал.

Витя не стал долго разглагольствовать. Он предчувствовал реакцию и поэтому решил задать этот вопрос сразу.

— Какие вам снятся сны?

Как он и ожидал — Яна, хмурясь, придвинулась ближе к монитору и даже Кирилл поменялся в лице.


— Извини, что? — девушка приподняла брови. — Ты реально позвонил нам для обсуждения снов?

— Пожалуйста, ответь, — Витя потёр подбородок. — Это важно.

— Я сейчас отключусь, — отрезала Яна. — Мне расхотелось говорить.

Кирилл хранил молчание.

— Ты можешь ответить? — продолжал настаивать Витя.

— Нет! — взвизгнула девушка. Она снова окунулась в темноту, отодвинувшись от монитора.

— Кошмары... — Кирилл исподлобья посмотрел на друзей. — Я думаю, что нам всем снятся кошмары.


В глазах Вити мелькнул затаённый страх. Яна принялась снова приглаживать волосы, словно это единственное, что сейчас её волновало. В полутьме даже такие простые действия выглядели неприятно — казалось отрубленная голова пялится в монитор, стараясь уложить непослушные пряди.


— Он прав? — Витя оглянулся, рассматривая свою комнату. Дверь так же прикрыта, из-под небольшой щели выбивается свет. Всё хорошо.

— Скажи вначале ты, — боязливо пробормотала Яна.

— Мне снится Игорь... как он выглядел после аварии, — Витя потёр раскалывающиеся вискИ. На мгновение замолчал, к чему-то прислушиваясь. Затем продолжил. — И не только снится... мне кажется он появляется каждую ночь... стоит у изголовья, когда я закрою глаза, прячется за шторами, ходит по кухне, поджидает в темноте. Чтобы утянуть за собой, забрать в небытие. Укоряет меня, говорит, что я слишком легко отделался.

— Мы не должны были выжить, — голос Яны изменился, стал хриплым. Она откашлялась, вытирая рот ладонью. Витя заметил маленький красный развод, оставшийся на руке. — Мне он постоянно говорит эту фразу. Я, ты, Кирилл — мы должны были тогда погибнуть, шанса выжить практически не было.

— Практически не было, — повторил Витя. — Мы везунчики, что тут сказать.

Кирилл заливисто расхохотался.


— Ахаха! Ну ты и сказанул, — снова отхлебнул воды, чуть не поперхнувшись. — Хорошее подобрал слово — везунчики.

— Я почти не сплю, так урываю по паре часов днём, — ни к кому не обращаясь продолжил Витя.— Но так долго продолжаться не может. Я чувствую, что почти на грани... Ощущаю всякое... голоса, зовущие меня по имени. Когда дремлю, то сквозь веки вижу смутные силуэты, толпящиеся вокруг... А ты, Ян?

— Прошлой ночью он чуть не задушил меня, — всхлипнула девушка. Всё, что она держала в себе, вылилось в торопливо сказанных словах. — Было как при сонном параличе, я не могла пошевелиться... а Игорь возник из неоткуда, словно выполз из-под кровати. Шипел, что скоро мы все встретимся, осталось совсем немного, — она быстро взглянула на Витю. — И то, что вина лежит на тебе...

— В смысле? За рулём был он, — Витя непонимающе смотрел на друзей. — Вы же сами помните!

— Ты был рядом, — парировала Яна. Хотела сказать ещё что-то, но смолчала.

— И что? Мне надо было хвататься за руль? — Витя ожидал всего, но не того, что его будут обвинять в случившемся.

— Может быть..., — пробормотала еле слышно Яна.

— А может тебе стоило тоже подумать, прежде чем лезть в машину?! — он скривился от собственного громкого голоса. — Ты ведь прекрасно видела, что Игорь нетрезвый.

— Это мягко сказано, — влез Кирилл. — На ногах он держался так себе...

— Мы все сели к нему в тачку. Так что не надо перекладывать лишь на меня вину.

— Ты мог его переубедить, — опять Кирилл. Витя помотал головой, разгоняя сонливость. — Игорь бы тебя послушался. Вы с ним были... как одно целое.

— А какие кошмары у тебя? — обратилась к Кириллу Яна. — Ты единственный не рассказал.

— У меня они немного другие...

Девушка осеклась, пристыженно глядя на него.


— Не позновато ли друзья-приятели мы начали этот разговор? — Кирилл не смотрел в камеру, барабаня по столу пальцами. — Таким темпом может и про меня вспомните через пару месяцев. Да, Ян?

— Пожалуйста..., — прошептала она. — Ты сам знаешь... и я, и Витя...если что-то понадобится, мы приедем.

Кирилл ухмыльнулся и отъехал от стола.

— Очень заметно, как вы навещали меня... друзья.


Витя не хотел, но глаза сами уставились на инвалидную коляску. Раньше он старался не обращать внимания на неё и это удавалось из-за того, что Кирилл сидел очень близко к монитору. Сейчас же, когда парень отодвинулся, всё стало слишком заметно.


— Красота, да? — усмешка не сходила с лица Кирилла. Поскрипывая колёсиками он проехался по пустой комнате и вернулся обратно.

На глаза Яны навернулись слёзы.

— Не вини нас, — Витя, как мог, отводил глаза. Не желал видеть своего приятеля таким... злым и, одновременно, беспомощным. — Так могло произойти с любым из нас.

— Но произошло со мной! Не с тобой, не с ней, — Кирилл нервно замахал руками. Хрипло продолжил, еле сдерживаясь, чтобы не перейти на крик. — А со мной, жалкие вы куски дерьма. И что я вижу - одна меня тут же бросает, а лучший друг перестаёт общаться. Все заняты своими проблемами.

Витя пристыженно молчал, он ещё перед разговором догадывался, что Кирилл припомнит им их поведение.


— Из-за этого я стал инвалидом! Понимаете?! Из-за сраного Игоря! Вы отделались ушибами, а мне досталась самая вишенка! — продолжал говорить Кирилл, не замечая ничего. Наконец опустошённо замолчал. — Может и правда лучше, если бы мы действительно там сдохли, разбившись на дороге...

— Не говори так, — Витя не знал, куда деть глаза. Теперь его собственные проблемы казались не такими серьёзными. Плюс голова всё сильнее болела. — Мне так жаль.

— Если бы он вывернул руль в другую сторону, то на таком вот замечательном агрегате сейчас рассекала бы Яна, — Кирилл снова улыбнулся. Только улыбка получилась немного страшной, уголок правой губы съехал вниз, делая его похожим на сумасшедшего.

— Витя мог его остановить, — повторила Яна из своей темноты. Теперь было сложно даже рассмотреть её лицо, так... смутный контур.

— Почему ты заладила это говорить?

— Зачем ты ДЕЙСТВИТЕЛЬНО позвал нас? — продолжала Яна. Голос опять стал хрипящим.

— Чувствует вину, — Кирилл не дал Вите ответить. — Разве не ясно? Пытается переложить всё дерьмо на плечи... Игоря.

— Потому что он вёз нас тогда! — зарычал парень. Шум в ушах усилился и он раздражённо помотал головой, пытаясь от него избавиться. — Мне нужно, чтобы вы выслушали меня, чтобы мы вместе, как всегда делали раньше, решили эту проблему! Мне нужны вы!

— Ты до сих пор убеждён в своей полной непричастности, это сильно въелось в тебя, — голос Яны прозвучал совсем рядом, но лицо так и осталось во тьме.

— Не понимаю, — он испуганно заозирался, покрутил громкость на колонках, стараясь понять в чём фокус, произошедший со звуком.

— Никакого Игоря не было, — вкрадчивый шёпот Кирилла в другое ухо, словно он находился в паре сантиметрах от Вити. — Ты его выдумал, убрать с себя ответственность за содеянное.

— Нет..., — он с ужасом смотрел, как тьма из камеры Яны медленно перетекает в комнату Кирилла. Расползается по стенам, приближаясь к другу.

— Ты выпил... очень сильно... и решил, что до дома совсем недалеко... а мы согласились с тобой...,— теперь Кирилла тоже не было видно совсем, остался лишь его грустный голос. — Да, мы тоже виноваты, но.. мы уже умерли, а вот ты остался.

— Не может такого быть. Я не верю! Нас спасли, отец Яны помог... лишь Игоря не удалось откачать, тело слишком сильно повредилось при ударе.

— Ты сам начинаешь уже осознавать, что это неправда, — сказала Яна. — Из-за тебя мы погибли и ты придумал для своего успокоения, что всё закончилось хорошо. Почти все живы, почти все здоровы.

С камеры, поверх монитора, начала стекать чёрная жижа, но Витя остался сидеть на месте.


В голове мелькали обрывки воспоминаний — он смеётся над друзьями, которые боятся лезть в автомобиль, стрелка спидометра всё больше, но он лишь прибавляет скорость... Резкий, бьющий по ушам, визг тормозов, машину крутит, почти невозможно удержать руль, громкий вопль Яны... тишина... лишь кровь течёт по лицу, почти так же, как сейчас чёрная жижа по монитору... он скрипя зубами поворачивает голову и видит Яну — всклокоченные волосы закрыли лицо, кажется словно девушка в обмороке... но шея, неестественно вывернутая в сторону, заставляет содрогнуться. Кирилл выглядит ещё хуже — переломанные руки и ноги, превратили его в какую-то страшную игрушку, лишь похожую на человека. Безжизненные зрачки смотрят прямо Вите в глаза, но он не может оторваться. Лишь запоздало пришедшая боль, наконец-то, лишает его чувств.


— Мне очень жаль...— Чернота вылилась через экран сильным потоком, поглощая стол, и громадной волной ринулась на Витю...



* * *

Его резко вырвало из забытья. Словно мгновенно окатили холодной водой с головы до ног. Витя попытался пошевелиться, но ничего не вышло. Ещё пара безуспешных телодвижений также ни к чему не привели.

— Очнулся, значит..., — хриплый голос где-то справа.


Витя скосил глаза, силясь хоть что-то рассмотреть. Зацепил белёсое пятно на краю зрения, которое, после произнесённых слов, быстро зашевелилось, увеличилось в размерах. Непонятная белая фигура растеклась, стала более расплывчатой, отлетев от него на пару метров. Витя попробовал открыть рот, но даже такое простое движение было ему не под силам.

Пятно вернулось. Приблизилось к нему. Фигура обретала объёмность, с каждой секундой всё больше походя на человека.


— Узнаёшь меня? — голос одновременно был знаком, и не знаком. Голова начинала болеть, когда Витя попытался вспомнить.

Человек наклонился. Стал виден больничный халат и уставшее лицо мужчины лет пятидесяти. Он смахнул пот со лба и уставился на Витю злыми, но замученными глазами.

Понимание окатило второй волной тело парня. Зрачки расширились.


— Узнал..., — удовлетворительно прошептал мужчина. — Михаил Александрович, отец Яны... Мы пока что одни, но скоро набегут другие врачи, так что я потороплюсь. Чудесно, просто несказанно повезло, что ты вышел из комы в мою смену... Я столько потратил на тебя сил, даже не представляешь — хотя вначале думал просто задушить за то, что ты натворил. Ты же всё помнишь, ведь так?! Жалкий кусок дерьма, уговорил Яну и Кирилла, что всё будет в порядке, что тут недалеко... и остался жив! Вот, что меня больше всего взбесило! Машина всмятку, хорошие люди погибли, а ты... живой... и почти здоровый. Пострадал совсем немножко.

Витя силился произнести хоть слово, пошевелить хотя бы пальцем.

— Начинаешь осознавать? Тебя выволокли буквально с того света, но вот мозг принимать бразды правления над телом уже отказался...

Мужчина через силу улыбнулся, прислушиваясь к шуму снаружи.


— Может действительно есть какая-то высшая кара, хотя... я ни во что давно уже не верю... Столько чудовищно неправильного творится вокруг, что скорее всего это просто случайность, практически невозможная, но тем не менее... я рад, что она случилась с тобой. Наслаждайся полученной жизнью. А я постараюсь продлить её как можно дольше.


Он почти ласково вытер слезинку, одиноко вытекшую из глаза Вити. Зрачки парня бешено крутились. Мужчина практически ощущал ужас, слышал безмолвные вопли, разносившиеся по комнате.

Улыбнулся и вышел, прикрыв дверь.

Показать полностью
160

№ 17 часть - 8 (окончание)

№ 17 часть - 8 (окончание) Мистика, Фантастика, Крипота, Маньяк, Психиатрическая больница, Видео, Длиннопост

№ 17. часть - 7

№ 17. часть - 6

№17. часть-5

№17 часть - 4

№17 часть - 3

№17 часть -2

№17. часть-1

--------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Кирилл открыл глаза. Тело не слушалось. Он увидел потолок и склонившуюся над ним незнакомую лысую голову в медицинских спец очках.

— 19.00. Объект ожил. Продолжаю наблюдение. — доложила голова в диктофон.

Кирилл попытался заговорить, но не смог. Он издал только мычание.

— Это всё проволока, — сочувственно произнесла голова заметив его мычание, — Растёт, зараза, прямо на глазах. Речевой аппарат не считается важным. Сейчас я вам помогу.

Кирилл испытал ужас, когда увидел как к его лицу поднесли стальные кусачки и раздался громкий щелчок. Потом ещё и ещё.

Незнакомый человек вытащил длинную проволоку связывающую губы журналиста.

— Так лучше? Скажите, что-нибудь?

— Где я? — прохрипел Кирилл.

— Вы в лаборатории. Мессир доставил вас сюда, после того как вы отключились. Все хорошо. Самое страшное уже позади.

“Я отключился? Почему”?

Кирилл вспомнил чаепитие в окружении сумасшедших. Как он ел кексы. Как закричал Мешочек. Глаза Вани. Мессир…

— Меня отравил Господин Яд, — произнёс он вспомнив окончательно.

— О! Он бы с удовольствием провернул такую каверзу, но в вашем случае это невозможно. Вас нельзя отравить. — донесся до него голос. Голова в маске исчезла, потом к нему придвинули медицинские операционные светильники.

— Так будет удобнее, — сообщил голос, — Мне предстоит много работы, а я признаться, ещё не совсем в форме. Химиотерапия - такая противная штука. Не дай бог никому.

— Кто вы? — спросил Кирилл — Почему я не чувствую своё тело? Это последствия отравления? Я парализован?

Некоторое время ему не отвечали. Кирилл слышал как звенит металл, словно кто-то поблизости перебирает медицинские инструменты на железном подносе.

— Что вы сказали? — переспросил голос — Вы чувствуете неудобство?

— Я вообще ничего не чувствую. Могу только видеть и слышать. Я даже не могу пошевелить головой. — пожаловался Кирилл. — Скажите мне правду — я буду жить?

— 19.07. Признался, что сохранил всего два чувства. Тактильные ощущения отсутствуют. Вкус, вероятно, тоже. Проверяю обоняние. Конец записи.

К лицу журналиста на пинцете поднесли влажную ватку.

— Вы ощущаете запах? — спросил его голос.

— Нет. Уберите, она меня раздражает.

— 19.08. Применил гидроксид аммония. Реакция отрицательная. — сообщил голос.

Кирилл застонал от горя. Проклятый отравитель погубил его. Притворялся таким положительным, столько говорил о искуплении. А сам, нанёс подлый удар, прямо на виду, когда от него меньше всего ждали. Как ему теперь жить? Что он скажет теперь своей жене и дочери? Кому нужен инвалид, который даже не в состоянии ухаживать за собой? Прощай работа и карьера. Прощай славная знаменитая жизнь. Зачем он поперся в это проклятое богом место где психи гуляют на воле и творят всё, что только им вздумается?

— Вы стонете? Испытываете боль? — спросил его голос.

— Это душевные муки. Кому я теперь такой нужен? Скажите же мне правду, что со мной? И с кем я говорю? Вы до сих пор так и не представились?

— Я № 6. Вы можете называть меня просто — “Док”, — сообщил голос, — Я занимаюсь вашим обследованием.

№ 6? Кирилл вспомнил как про него вскользь упоминал Господин Яд во время экскурсии. Но ведь его не было? Химиотерапия?

— Вы были в другой клинике? Лечились от рака? Мессир вызвал вас сюда ради меня?

— Именно так. — подтвердил невидимый № 6. — Три дня назад, мне пришлось вернуться. Чего не сделаешь ради Мессира?

— Сколько я здесь нахожусь?

— Несколько часов. Мне было неизвестно, когда вы очнётесь.

— Как, несколько часов? Вы прибыли сюда так быстро?

— Нет. Я тут уже три дня. Сейчас я вас подвину и вам будет всё видно.

Кирилл догадался, что лежит операционном столе. Механизм где-то внизу щелкнул и койка изменила своё положение приподнявшись вместе с верхней половиной его тела. № 6 стоял перед ним в прорезиненном костюме и держал в руке маленький пульт управления. Позади было большое, во всю стену, серебристое стекло. Ещё два человека в таких же костюмах возились с человеческими телами. которые лежали на передвижных кушетках.

— Сначала я должен закончить с ними, — оглянувшись пояснил № 6.

— А кто это? — потрясённо спросил журналист. Его собственное тело было накрыто белой простынёй. Он попытался пошевелить хотя-бы кончиком пальцев, но тело по прежнему не слушалось.

— Это ваши жертвы Кирилл. Вы и ваши спутники убили их во время посещения закусочной неподалёку от нашего отделения.

— Что вы несёте! Я и моя группа никого не убивала — возмутился журналист — Это ложь! Я вас засужу — дайте мне только выбраться. Про ваше отделение скоро все узнают! И не только в нашей стране!

№ 6 с любопытством слушал. Потом поднёс к губам диктофон:

— 19.12. По прежнему придерживается роли журналиста. Эффект не раскрыт.

— Хватит нести чушь! Позовите Мессира!

— Уже позвал. Его и ещё одного нашего пациента. Не беспокойтесь.

№ 6 повернулся к людям в защитных костюмах:

— Нашли, что нибудь интересное?

— Органы не тронуты. Посторонние предметы не обнаружены. Как вы и предполагали: их интересовал только костный мозг.

— Везите в крематорий. У нас нет времени изучать их подробно. Все тела следует немедленно сжечь. И подавайте сюда миньонов.

— Как скажите, Док.

— Ах, да. В соседней комнате коробка с алмазными дисками. Прихватите несколько штук. И боксы пластиковые.

Журналист проводил взглядом помощников № 6 вывозивших кушетки с трупами:

— Что вы собираетесь делать?

— С вами? — задумался № 6 — Теоретически: это называется вивисекция. Только в вашем случае это не совсем правильное слово. Может быть — демонтаж? Разборка?

— Только троньте меня и я обещаю вам разборку! — пригрозил журналист — Так просто вы не отделаетесь. Я представитель прессы!

— Я не буду с вами препираться. Не вижу в этом особого смысла. Это как с холодильником спорить: почему в нём продукты так быстро портятся? Я, ведь не психиатр. Моё дело маленькое. Надо разбирать. Смотреть. — пожал плечами № 6.

— Я вам не холодильник! Я живой человек!

— А вот тут я с вами поспорю. Вы, ведь, даже не дышите. У вас отсутствуют внутренние органы. Кожа высохла до состояния пергамента. Обширный некроз. Хотя, это скорее следствие воздействия вашего скелета. — отозвался № 6.

— Что? Какого скелета?

— Самому интересно. Я такого ещё не видел. Ваш скелет настоящее чудо. Кем бы вы не были, но тот кто вас создал…

— Он ожил?

Кирилл увидел Мессира подошедшего откуда-то сбоку. Рядом с ним был кто-то ещё.

— Мессир! Это издевательство! — закричал Кирилл ища спасения — Я представитель прессы! Что вы со мной сделали? Ваш пациент хочет меня расчленить!

Мессир повернулся и приблизился почти вплотную.

— Вы попрежнему считаете себя человеком Кирилл? — в его голосе слышалась грусть.

— Ну, конечно! Разве вы не видите? Я Кирилл Арсеньев журналист с телеканала Империя. Что вы со мной хотите сделать? Где моя группа?

— Я вам объясню, — ответил Мессир, — Хотя, признаюсь честно, это не принесёт вам радости. Вы не Кирилл Арсеньев. Вы тот, кто считает себя Кириллом Арсеньевым.

— Вы лжёте!

— Нет. Я расскажу вам с самого начала и объясню вашу одержимость Марией Рыбкиной. Но сначала знакомитесь: Мария — мой № 1 в коллекции.

Взгляд Кирилла застыл.Темноволосая девушка приблизилась и улыбнулась ему. Это она? Та самая убийца?

— У Маши была непростая судьба. Она родилась очень одарённой девочкой. От её дара плакали родители и однажды даже продавали её цыганам. Потом, она научилась свой дар контролировать. Она так бы и работала воспитателем в детском саду, если бы однажды всех детей не отправили на экскурсию в новый детский развлекательный центр. Обратно дети вернулись другими. Они стали чудовищными маленькими куклами. Только, кроме Марии этого никто не увидел. А она увидела и не смогла сдержать свой гнев. За это её и судили. Я успел вовремя и устроил всё так, что об инциденте все благополучно забыли. Скажу больше: у меня ушло довольно много времени разобраться во всём. Я лично проводил эксгумацию детских могил и не нашёл там ничего кроме тряпья.

Тогда я начал собирать любую похожую информацию. И вышел на след. Но оказалось, что про Марию не забыли. Те, кто вас создал отправили в наше заведение ищейку, которая должна была выяснить её местоположение. Твоим создателям очень не хочется, чтобы про вас знали. Им нужна Мария. И скорее всего мёртвая.

Я прочитал документы хранящиеся в вашей папке и они полностью подтверждают мои догадки. Только вот вы не были в Ачинске — вам эти документы уже дали перед вашей командировкой. Вы уже месяц как мертвы. Из вас выдрали скелет и воткнули туда другой. Металлический.

— Удивительный скелет! — подтвердил № 6 — По сути внешняя оболочка вам даже не нужна. Вам не нужно разговаривать. Скелет испускает электромагнитные импульсы воздействующие на мозг окружающих людей и они считают вас человеком. Ложное восприятие сохраняется даже при просмотре видеозаписи. Наш, человеческий мозг, просто отказывается воспринимать правду.

— Вы Ламехуза, Кирилл, — соглашаясь кивнул Мессир, — И более того, вы заражаете окружающих, превращая их в такие же скелеты. Так вы поступили с вашей группой.

— Я вам не верю, — прошептал Кирилл.

— И это самое поразительное, — согласился Мессир, — У вас стопроцентная маскировка. Вы считаете себя человеком до самого конца. У вас сохранилась память этого человека. Наши глаза отказываются верить, что вы не человек? Так может вы действительно человек?

— Я человек! — закричал Кирилл.

— Вот только вы не живёте, — грустно сказал Мессир, — Вы чужеродное неорганическое существо. А может быть и робот с зашитой внутри программой. Те, кто вас создал не хотят огласки. Они хотят тихо подменить нас такими как вы. Вероломно. Без объявления войны. Как бы вы поступили на моём месте?

— Я в психушке! — закричал Кирилл — А вы все психи! Только психам придёт такое в голову!

— Я предпринял попытку изучить вас, — тихо сказал Мессир, — Мне было очень важно узнать, что вы из себя представляете? Я ведь, доктор лечащий души. Мы отделили от вас ваших Миньонов и начали изучать…

— Вот, я включу записи. — предложил № 6 и нажал на кнопку пульта управления. Мессир и Мария отошли в сторону.

Стеклянная стена засветилась. на ней появилось видео изображение. Кирилл увидел чудовище мумию в изорванной военной форме проходящее через металлическую рамку. Потом возле чудовища появляются люди в химзащите и проверяют его.

— Это не я. Вы подделали видео.

— А это тоже не вы? — № 6 включил другую запись.

Мумия идёт по дорожке вместе с Мессиром. Мумия вместе с № 4 и № 5. Мумия играет в шахматы с № 2. Вокруг мумии вьются металлические нити. Ясно видно как № 2 неосознанно уклоняется при их приближении. Мумия на чаепитии.

— Это подделка!

— А вот ваши миньоны. Очень интересное видео.

Кирилл увидел мумию в придорожной кафешке за столиком и свою группу. Илья, Антон и Слава выглядели обычными - только от мумии к ним протянулись металлические нити. Вот мумия встала и скрылась в дверях туалета. Его группа, как по команде поднялась с мест и набросилась на посетителей и официантку.

— Прекратите! — простонал он.

— Ваш скелет поглощает полезные вещества из ваших миньонов, — прокомментировал видео № 6. — В их телах, я обнаружил зародыши подобных скелетов. Через некоторое время они станут полноценными и обзаведутся своими.

— Ты же их уже вытащил, — напомнил Мессир.

— Ну, это я в теории сказал. Да, они, теперь безобидны. Меня способ размножения заинтриговал. Всё-таки неизвестный металл.

Может быть, мы имеем дело с живым металлом? Я…

— Достаточно. Приступай! — приказал Мессир.

№ 6 послушно кивнул и сорвал с бывшего журналиста простыню. Кирилл увидел своё тело и закричал от страха.

— Мария пойдём не стоит нам на это смотреть — велел Мессир.

Они направились к выходу. За их спинами бормотал в диктофон № 6.

— 19.50. Начинаю вивисекцию. Под высохшей кожной оболочкой обнаружен неизвестный металл красного цвета… Приступаю к резке…

Завизжала электрическая пила.

————————————————————————————————

Эпилог

В соседней комнате их ждали обитатели третьего этажа.

— Ну как? Здорово мы разыграли этого киборга? — весело спросил Голодный — Я хорошо импровизировал! Видите - у Яда даже фингала нет?

— Медведь зубастый! Чтоб тебя ржавчина покарала! Мессир - он меня головой об стол ударил. — пожаловался № 4.

— Молчи, жополиз, я для общего дела.

— Я тебя точно отравлю

— Ну-ка хватит! — прервал их Мессир — Мешочек, сколько у нас времени?

— Не больше четырёх часов Мессир. Я не вижу их, но чувствую. Друг говорит, о приближение вертолётов. Они ещё не взлетели, но я знаю: будет беда. Нужно уходить и как можно скорее.

— Значит нет у него передатчика. Они про нас ещё ничего не знают, — задумчиво произнёс Мессир, — Это хорошо. Вот только мне нужно дождаться результатов.

— Если останемся — нам точно крышка, — пообещал Мешочек.

— Ладно. Я сейчас отдам приказ об эвакуации. Охрана вывезет всех с территории № 17. В свете последних событий я уже не хозяин этого отделения.

Он посмотрел на своих пациентов. Они молчали.

— Вообщем так, — произнес Мессир, — С этого момента, я оставляю пост заведующего. Теперь, я должен присматривать за Марией. Не знаю, какая гнусь оккупировала нашу страну, но похоже они уже заняли все руководящие посты и ведут тихую экспансию. Это не объявленная, скрытая война против всего человечества. Нас выдавят, а мы даже этого и не заметим. Кто пришёл уничтожить человечество, я не знаю, но с помощью Маши, их можно вычислить и уничтожить. Теперь, я вам не хозяин. Вы свободны. Я отправляюсь на свою войну.

— Я с вами, Мессир — быстрым голосом ответил № 4 и поправил очки — Я не оставлю вас. Считайте мои слова пафосными, но я действительно жажду искупить свою вину перед обществом. Я могу быть вам полезен. Я докажу!

— Жополиз! — фыркнул Голодный, — Так и знал. что ты первый бросишься. Ну уж нет. Я не дам украсть тебе всю славу. Если ты идёшь с Мессиром, значит и я иду. Если Мария нас покинет, где я ещё таких кексов попробую? Фигу! Мессир — я готов с вами хоть на край света. Всех порву, только прикажите! И не забудьте про связи моего папочки. Они нам ещё как пригодятся.

Все посмотрели на молчащего № 3. В его глазах дрожали слёзы.

— Ваня, я не буду тебе приказывать. Ты, уж прости, но я просто не имею права, — сказал Мессир, — Это решение, ты должен принять сам. Теперь ты хозяин собственной судьбы.

— Маша. Она. Хорошая. — с трудом выговорил № 3.

Мария всхлипнула и отвернулась. Мессир обнял её за плечи успокаивая.

— Защитить. Машу. — выговорил № 3 и схватившись за голову простонал — Трудно. Я. Иду. Маша.

— Гады. Какие же вы всё-таки гады и дураки! — взвыл Мешочек — Вы, что не понимаете? Вас всех убьют! Вы пропадёте не за грош!

— Тебе то чего? Вали на все четыре стороны, — проворчал Голодный.

— Э, нет. Я слово дал! Даже, если я уйду, то я буду знать. Как вы не понимаете? Вы все будете подыхать, а я буду знать. Я сразу узнаю — как вы умрёте. Вы же вспомните меня перед смертью, гады! Как мне потом с этим жить?

— Мессир, можно я его убью? Чтобы не мучился? — предложил Голодный.

— Иди на хрен! Я с вами иду. Я не дам вам сдохнуть.

— Спасибо. Спасибо, друзья мои, — поблагодарил Мессир, — Значит, уходим вместе. Предлагаю — забрать микроавтобус журналиста. Его проверили, жучков нет.

— Мессир! — взмолилась Мария. — Умоляю! Давайте начнём с этого проклятого детского центра? Я жить не могу с мыслью, что каждый день там убивают детей. Мы должны что-то сделать.

— Ваше желание для меня закон, — поклонился Мессир, — Хотя так мы можем привлечь лишнее внимание. Мне бы хотелось, до поры, действовать скрытно.

— Хотя бы попробуем провести разведку, — настаивала Мария.

— Можем и диверсию, — кивнул на Ваню Мешочек, — А я, координировать буду.

Мессир достал из кармана рацию:

Чук, Гек — начинайте эвакуацию. Всех пациентов вывезти и спрятать. Потом, если захотите, найдёте нас. Это мой последний приказ.

---------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Для ленивых выходит озвучка от Паши тайга. Завтра выходит последняя.

Почитать так же можно и тут - https://vk.com/public194241644

Показать полностью 1
131

№ 17. часть - 7

№ 17. часть - 7 Мистика, Фантастика, Крипота, Маньяк, Психиатрическая больница, Видео, Длиннопост

№ 17. часть - 6

№17. часть-5

№17 часть - 4

№17 часть - 3

№17 часть -2

№17. часть-1

----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------


Увидев накрытый стол Кирилл присвистнул. Какое чаепитие? Это настоящий банкет! Длинный стол накрытый белоснежной накрахмаленной скатертью ломился от закусок. За ним уже сидели вальяжно развалившийся пациент Голодный и № 3 — Ваня. Почему, кстати, Ваня? Санитары Чук и Гек снова были впереди всех, помогали сервировать стол.

— Присаживайтесь, где вам будет удобно — улыбаясь предложил журналисту заведующий.


Кирилл несмело сел напротив Голодного. № 5 встретился с ним глазами и оскалился демонстрируя свои блестящие зубы. Мешочек сел отдельно и не дожидаясь остальных начал наваливать себе на тарелку салаты.


Господин Яд помялся и сел рядом с Голодным сразу же получив от соседа дружеский тычок локтем.


Мессир сел во главе стола и кивнул санитарам. Они быстренько закончили разносить между гостями тарелки с горячим и сели так, что Кирилл оказался между ними. Это придало ему некоторую уверенность. Рядом с санитарами возникало ощущение безопасности.

— Мы не употребляем на работе алкоголь, поэтому вы можете налить себе соку. Чай будет немного позднее. — сказал Кириллу Мессир.

— Да, конечно.


Кирилл только дёрнул рукой, а предусмотрительный санитар уже подставил ему бокал апельсинового сока с плавающими в нем кубиками прозрачного льда. Кирилл пригубил.

— Сок натуральный — похвалился Мессир.


“Действительно, хороший сок”, — подумал журналист.


— Мы любим так иногда собираться вместе. Помогает решить конфликтные ситуации, обсудить насущные проблемы. Коллективная терапия.

— Ваше заведение, действительно, необычно. — задумчиво сказал Кирилл. — Такого, прежде, мне не приходилось видеть. Вы точно заведующий? Ваши санитары носят номера пациентов, значит они тоже ваши пациенты? Я читал одно произведение — там сумасшедшие захватили психбольницу и стали выдавать себя за персонал. Как-то это все похоже?


Маньяки за столом засмеялись хором. Смеялся Голодный широко открыв рот, хихикал Мешочек, хохотал Господин Яд и даже Мессир. Только санитары хранили молчание. Журналист заметил как Ваня беспомощно оглядывается словно не понимая.

— Смейся Ваня, — разрешающе махнул рукой Мессир.

— Ха. Ха. Ха-Ха-Ха. — голос Вани был как у робота Вертера из советского сериала “Гостья из Будущего”. От его смеха у Кирилла волосы на голове зашевелились.

— Ну, хватит-хватит! — попросил Мессир призывая к порядку. — Ваня не смейся. Вы потешили нас господин журналист. Изрядно потешили. Смех — очень полезная терапия, а когда смеются все вместе, ещё лучше.

— Я понимаю, что выгляжу шутом, — мрачно пробормотал Кирилл, — Но я такой — какой есть, обычный человек желающий донести правду.


— И я очень ценю ваш подход. Вы посетили обитель Проклятых и надеетесь понять почему тут всё так устроено. Почему больные лечат друг друга, вместо того чтобы сидеть по грязным плохо проветриваемым камерам, в ожидании очередной порции лекарства, наедине со своими чудовищами? Почему больные работают санитарами и помогают другим больным сдерживать своих чудовищ вместо того, чтобы просто связать в смирительные рубашки и издеваться при каждом удобном случае? У меня есть ответы на эти вопросы и они очень простые. Доверие! Надежда! Сострадание! В глубине души, все - даже самые больные люди, хорошие, Кирилл. Они впечатлительны и наивны. Они как дети. Дети совершившие много ошибок — им, в свое время, никто не сказал: нельзя так делать! Жизнь человеческая священна! Причиняя вред другим ты неосознанно причиняешь вред и самому себе. Ты можешь сколько угодно оправдывать себя за совершённое преступление, но на душе будет шрам. Чем больше ты убиваешь — тем больше шрамов на твоей несчастной душе. Люди взрослеют только внешне. Внутри они те же самые дети, да они и хотят быть детьми, просто куличики у них больше и песочница шире. Они рождают других детей и передают им свой опыт игры. Болезненный, страшный опыт совершённых ошибок и неудач. Не любой опыт полезный, Кирилл и не всегда нас слушают дети. Донести до них нужную информацию, научить их жить в мире с их чудовищами - вот моя задача, мне ведь достались самые запущенные и несчастные дети. Пусть мой метод и отличается от общих нормативов, но он работает. Я лечу души, склеиваю по частям разбитые судьбы, я даю им возможность жить по человечески. А по человечески надо жить в коллективе. Мы все существа коллективные, Кирилл. Волк — одиночка сидящий на зоне, воющий о своей трудной судьбе, в душе хочет быть частью коллектива и глубоко раскаивается, но не может перебороть старые привычки. Это же так легко и приятно совершать преступления и идти против системы, но все эти АУЕшники с их воровской романтикой, все эти педофилы и душегубы жаждущие сладкой плоти — просто несчастные запутавшиеся дети, которым не даёт признать собственные ошибки страх перед неизбежным наказанием.


— Верно Мессир! — весело поддержал со своего места Голодный и толкнул локтем в бок № 4 — Мы, хоть, тут все и психи, но друг за друга — горой! Понял, журналюга?

— Эмм, ты бы повежливее с прессой, — от дружеского тычка № 4 уронил свои очки в салат и теперь протирал их салфеткой.

— Я всегда правду говорю прямо в лицо. И совести у меня нет, ты же знаешь, — ухмыльнулся в ответ Голодный. — Ладно, психи недорезанные, может уже пожрём?

— Господин Яд присмотрите, чтобы № 5 не съел лишнего, — попросил Мессир.

— Ой, ну и пожалуйста. Вы, там кексы фирменные обещали — давайте я на спор с журналюгой их попробую? Почему, только для него эта выпечка?

— Вы сейчас про что? — насторожился журналист.

— А это сюрприз, — улыбнулся Мессир, — У нас есть удивительный повар-кондитер. Не скрою, один из лучших в стране. Из обслуживающего персонала. Вот я и попросил его приготовить для вас экспериментальную продукцию. Лобстеров у нас нет, но это тоже повод для гордости. Такого вы больше нигде не попробуете и если вы напишите про него статью то я буду очень вам признателен, но сначала вы должны оценить.

— Попробовать кексы? — уточнил Кирилл.

— Кексы! — фыркнул со своего места Мешочек. — Да я бы убил за них!

— Знаю, вы бывали на многих фуршетах и торжествах. Вы могли пробовать кухню лучших поваров по праву заслуживших мировое признание, но наш кондитер тоже гений. Да — да. Не подумайте о нас плохо я просто не могу отпустить вас если вы не вынесете свой вердикт! Мне нужно свидетельство заслуженного журналиста. — с жаром заговорил Мессир.


Кирилл окинул взглядом собравшихся. Санитары тихо и аккуратно ели, стараясь не мешать ему. Напротив сидевший Ваня уткнувшись в тарелку перебирал и раскладывал в странном порядке столовые приборы. Громко чавкал Голодный, хватая без церемоний огромные куски жареного мяса прямо из плоского блюда. № 4 заботливо подкладывал ему салат. Мешочек грыз куриную ножку и сверкал глазами на Мессира величественно вытирающего салфеткой рот.


Прямо идиллия какая-то.


— Согласен, я попробую творчество вашего повара и постараюсь оценить его по достоинству — согласился журналист.

— Вот и хорошо — обрадовался заведующий и позвонил в старый бронзовый колокольчик на деревянной ручке.


Чук и Гек поднялись из-за стола и принялись разносить между пациентами чашки с горячим чаем.

— А кто № 1 в вашей коллекции? Это вы? — поинтересовался Кирилл.

— Я так и думал, что вы зададите мне этот вопрос. — Мессир поморщился. — Нужно было предупредить вас заранее. Нет. Номера № 1 ещё нет. Моя коллекция несовершенна и не окончена. Пока её возглавляет Мешочек. Мне не хотелось бы, как человеку, чтобы на моём пути появился такой кошмарный больной, который переплюнет его выдающиеся достижения, но кто знает? Поэтому № 1 свободно и вакантно для гениев безумного мира. Мой номер: сорок один.

— Извините, я не хотел вас обидеть — сказал журналист — Просто хотелось понять.

— Да я не обижаюсь, — махнул рукой Мессир — вы мой гость. Это моя вина, что я вас недостаточно проинформировал. А почему вы так интересовались женщинами?

— Действительно. Кирилл и меня спрашивал, — подтвердил № 4.

— У него проблемы с женщинами, — хихикнул Мешочек. — Очень уж он ими интересуется.


Кирилл покосился на поганца и ответил:

— Я думал узнать про одну убийцу. Очень загадочное дело. Мне показалось, она могла содержаться в вашем отделении.

— Хмм, — задумался заведующий, но тут один из санитаров вкатил столик на колёсиках, — А вот и выпечка. Кондитер покрыл его разноцветной глазурью. Вы должны угадать какой у него вкус. Попробуйте, это интересно и интригующе!

— Мне фиолетовую! — потребовал Голодный — я знаю, с чем пирожное.

— Тише № 5, пусть сначала выберет гость. — призвал к порядку Мессир. Санитар подвёз столик к журналисту и продемонстрировал ему ряды пирожных, колец с заварным кремом и кексов покрытых сверху глазурью самой удивительной расцветки.


Кирилл взял два. Одно зелёное и второе коричневое.

— Эм, так не интересно. Вы, оранжевое возьмите — посоветовал внимательно наблюдавший за ним господин Яд.

— Хорошо. Возьму ещё два — согласился Кирилл взяв дополнительно оранжевое пирожное и ещё одно нежно розовое с торчащими сверху алыми капельками желе.


Повисшая тишина взорвалась криками и требованиями — каждый пациент хотел получить свое пирожное или кекс особенного цвета.


Кирилл заметил как Ваня втихую выхватил со столика сразу два, синего цвета. Больше всех придирался Голодный стараясь набрать себе сразу побольше и самых редких цветов. За наглость он даже получил по рукам от санитаров и недовольно зарычал. Кирилл поглядел на Мешочка — тот сморщившись сидел и крутил в руках заварное кольцо. Глазурь он уже слизал.

— Пробуйте первое пирожное, — попросил Мессир.


Кирилл надкусил первое и проглотил кусочек. Вкуса он не почувствовал. Запил горячим чаем.

— Ваше мнение? Какое оно на вкус?

— Оно безвкусное — честно сказал Кирилл — Извините, но это так.


Сидевшие за столом обеспокоенно переглянулись.

— Такое тоже бывает. — успокаивающе сказал Мессир — Это лотерея. Вам достался пустой билет. Пробуйте следующее.

Кирилл надкусил зелёное. Снова безвкусное. Он в недоумении посмотрел на Мессира.

— Это сладкое яблочное желе с нотками ревеня. Чувствуете кислинку? — тихо подсказал № 4.

И в этот момент Кирилл почувствовал. Богатый насыщенный вкус и он словно наяву увидел куст ревеня колышущиеся на ветру зелёные лопухи на красных стеблях.

— Да. Вот это очень вкусное, — признался он, — Действительно яблоки и ревень.


Мессир облегчённо вздохнул:

— Ну, слава богу, а то я уже подумал, что…

— Превосходное пирожное — ваш кондитер настоящий мастер, — похвалил работу Кирилл.

— У меня с черникой! — похвастался Голодный. — Ваня, а у тебя с чем? Приказываю оценить!

— Это. Инжир. — бесцветным голосом ответил № 3. — Он. Мой. Она. Для меня.

— Почему она? — спросил, услышав его слова Кирилл. — Ваш кондитер — женщина?

— Она. — ответил № 3 и прикрыл руками свои пирожные.

— Она-Она! — весело подтвердил Голодный. — Баба Клава: повариха. 75 лет. Титьки за спину закидывает — вот такенные!!!

— Кирилл, ваша одержимость женщинами вызывает подозрение даже у меня. — покачал головой № 4. — Ну, нельзя же так, кидаться на каждое слово нашего несчастного мальчика. Я рад, что он может сам произнести хотя-бы одно словечко. А вы цепляетесь.

— Что вы там про женщину говорили? Какую убийцу вы ищете? Мне очень интересно? — подал голос Мессир.

— Я ищу Марию Рыбкину, — признался журналист, — она работала в Ачинске воспитателем. Убила всю группу. Почти год назад.

— Почему, я про такое не слышал? — нахмурился заведующий. — Я знаю о всех массовых убийствах произошедших в нашей стране в течении последних двадцати лет. Про такое, я должен был знать.

— Я клянусь, что это действительно произошло, — твёрдо сказал Кирилл.

— Стоп, а документы? Расследование? Свидетели? Вы можете подтвердить ваши слова фактами? — продолжал спрашивать Мессир. Все присутствующие затихли внимательно прислушиваясь к каждому слову.

— Не могу, — покачал головой журналист, — Нет свидетелей. Нет дела. Только слухи, а детский садик закрыт. Там сейчас ремонт.

— То есть факты вы предоставить не можете? А как вы сами узнали про это преступление?


Кирилл глубоко задумался. Сейчас, только до него дошло, что он не может вспомнить как наткнулся на информацию о совершённом массовом убийстве. Он не помнил этого момента, но точно был уверен, что момент должен был быть. Но когда? Он помнил как расспрашивал нянечку, как собирал вырезки из газет, как ходил в РОВД и в городской Архив. Папка, оставшаяся в микроавтобусе подтверждала существование этого преступления и его расследование, но как и с чего оно началось? Это же чушь какая-то.

— Я… Не помню… — ошарашенно пробормотал он, — Не помню как начал вести своё расследование. Это же чокнуться можно.

— Нет фактов. Вы не помните как вели расследование. Забавно. Вы, прямо, наш пациент, — улыбнулся Мессир — Попробуйте ещё пирожное. Не стесняйтесь. Если вы хотите проверить своё состояние, я выпишу вам направление к одному хорошему психологу в Москве? Вы же популярный журналист — может быть вы просто перенапряглись на работе? Профессиональное выгорание случается куда чаще чем кажется.

— Спасибо — пробормотал смущённый Кирилл. Он надкусил коричневое пирожное.

— Просто шоколадная начинка. Но это хороший шоколад. Из Южной Америки, — прокомментировал № 4.

— Вы правы — кивнул Кирилл — Я напишу про вашего кондитера статью. Он просто чудо.

— Эхх. Я и сам порой думаю, а почему у меня нет хороших пациентов женского пола — задумчиво произнёс Мессир — Кирилл, вот к примеру, предположим: очень хорошая женщина, Министр Здравоохранения? Как бы она смотрелась в этих стенах? Ей бы понравилось у нас?

— А почему вы  у меня про неё спрашиваете? — Кирилл доел пирожное и подобрав крошки отправил себе в рот — Она может быть маньяком-убийцей?

— Есть такое мнение — пожал плечами Мессир — Она пылкая. влюблённая женщина. Влюбилась в афериста из одной фармацевтической компании. Он соблазнил её и она провела хитрую операцию по продвижению непроверенной вакцины для детей. Всё ради любви, заметьте! Скоро, последствия этого вакцинирования станут достоянием общественности. Согласно, только предварительным прогнозам, по всей стране умрёт, в течении года, около 50.000 детей. И в два раза больше станут инвалидами. Можем ли мы считать министра — убийцей? Дети будут умирать не сразу, а постепенно. Статистику можно и подкорректировать. Она, ведь и не хотела их убивать, просто пошла на поводу. Её, за это преступление, даже не посадят — максимум снимут с занимаемой должности. Вот, только, с точки зрения родителей, чьих детей не станет, эту женщину будут сравнивать с Гитлером.

— Она не отдавала отчёт своим действиям — возразил Кирилл — Её нельзя считать убийцей. Она, лично, не убивала.

— Голодный тоже не отдаёт отчёт своим действиям, — кивнул в сторону №4 Мессир, — Однако же он здесь.

— Ну, знаете, это другое.

— И тут я согласен. — вздохнул заведующий. — Кругом, условности. Мы их видим, но совершенно не замечаем. Одни преступления разрешены, а другие нет. Чудовища бродят среди нас, а мы их не замечаем. С каждым днём их всё больше.

— Ой, ну заканчивайте Мессир! Мы нормально живём. Наши ракеты лучшие в мире - сам Егозин говорил! А военно-космические силы есть только в нашей стране. Наш президент разрешил нашим пилотам грозить врагам прямо из космоса. Мы ещё будем впереди всех — нужно потерпеть. Это всё временные трудности — засмеялся Голодный. — Давайте, я лучше анекдот расскажу…Заходят как-то в бар афроамериканец и человек который менструирует…


Кирилл слушал анекдот рассеянно. Мысли его путались. Кажется он впервые в жизни потерял цель. Он всё пытался вспомнить как начал вести своё расследование, но раз за разом наталкивался на невидимую плотную стену. Память как отшибло. До него донёсся громкий смех.

— Вы поняли, да? Поняли? — ржал Голодный — Вот умора…

— Ешьте пирожное Кирилл. Время заканчивается. Скоро, вы должны будете покинуть наше отделение — услышал он голос Мессира.


Кирилл не глядя сунул в рот розовое пирожное с красными капельками и принялся меланхолично жевать. Вкуса он не почувствовал.

— Стой!!! — закричал Мешочек — Выплюнь!!!

— Что? — уставился на него Кирилл не понимая.

— Мессир!!! Он жрёт отравленное!!! Я видел — Господин Яд отравил втихушку пирожное!!! У него рецидив!!! Выплюнь, дурак!!!

— Господи, Кирилл!!! — вскочил со своего места Мессир — Чук! Гек! Нужно промывание! Срочно! № 4, что ты ему подсыпал?!!


Кирилл неверя смотрел на надкусанный кекс.

— Ах ты подлюга! Снова за старое! — взревел Голодный хватая завизжавшего от страха № 4 одной рукой. — Я тебя, щас, урою! Ты чо ему дал, говори, а то убью?!

— Я случайно! Оно само! Это P-4! — визжал отбиваясь № 4.

— Етить! Кирилл, голова кружится? При отравлении P-4 начинаются судороги через минуту. — всплеснул руками Мессир — Где антидот? № 5, ищи! Он у него точно есть!


У Кирилла началось головокружение. Он покачнулся и схватился обоими руками за кромку стола. Где-то с той стороны Голодный сейчас бил отчаянно кричавшего ботаника повалив прямо на пол.


Мешочек крутился вокруг них давая советы, как лучше ударить.


Кирилл встретился глазами с Ваней безучастно продолжающему сидеть на своём месте.

— Шум, — пожаловался ему Ваня глядя прямо в глаза, — Сильный шум.

— Мессир, я её, кажется, разбил. — № 5 поднял с пола кусочек стекла. — Под рукой хрустнула.


В голове у журналиста зашумело. Шум оглушал его. Он словно плыл сквозь бушующее море и волны накатывали со всех сторон.


“Что происходит? Я умираю”?


— Кирилл, я рядом. Сейчас принесут носилки. Мы поможем вам. Вы скоро потеряете сознание! — донёсся до него голос заведующего.


“Я теряю сознание... Что происходит?  Хочу ли я жить…”.


Потом до него донеслась мелодия. Это играла музыкальная шкатулка.

---------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Для ленивых выходит озвучка от Паши тайга

Почитать так же можно и тут - https://vk.com/public194241644

Показать полностью 1
138

№ 17. часть - 6

№ 17. часть - 6 Мистика, Фантастика, Крипота, Маньяк, Психиатрическая больница, Видео, Длиннопост, Авторский рассказ

№17. часть-1

№17 часть -2

№17 часть - 3

№17 часть - 4

№17. часть-5

-------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Кирилл оглянулся когда они прошли мимо дверей с номерами 6 и 7.

Господин Яд даже и не думал перед ними остановиться и вёл его дальше по коридору.

— А пациенты, которые тут живут? — Кирилл не смог удержаться от этого вопроса.

— Так их нету. — не оборачиваясь откликнулся очкарик — № 6, в данный момент в другой клинике, проходит курс химиотерапии. А № 7… Умер… Его сожгли в нашем крематории.... Не показывать же вам кучку пепла? Это, согласитесь, как-то неприлично?

— Сумасшедших лечат от рака? — удивился Кирилл.

— А почему, собственно, нет? Это медицинское учреждение. Все пациенты должны получать лечение.

— А вы не боитесь, что маньяк-убийца может из другой клиники сбежать?

— Неа. С него Мессир слово взял. — простодушно ответил № 4.

— И что? Разве этого достаточно? Мессир попросил вести себя прилично и сумасшедший поклялся? Разве так можно? Чего стоит клятва сумасшедшего?

— Намного больше чем клятва здорового человека. Здоровый человек отдаёт отчёт своим действиям и в душе готов предать уже едва только поклявшись. Сумасшедший поклявшийся Мессиру не может предать, потому что это выходит за рамки его сумасшествия.


“Что он такое сказал? Я не понимаю.” — подумал Кирилл — “Может это место так действует и я сам понемногу схожу с ума”?


— Вон он, сидит. Он тут всегда обитает в обеденное время — указал рукой № 4.


Кирилл увидел низкорослого мужчину в больничной пижаме. Он сидел полулежа в шезлонге с поднятой спинкой. Справа от № 2 стоял столик с шахматами и графин с красной жидкостью. Блеснуло стекло. №2 потянулся, поставил на столик пустой стакан и посмотрел на вошедших. Кирилл встретился с ним глазами. С подбородка № 2 стекали красные капельки.

“Он кровь пил”?!! — это была первая мысль, которая пришла в голову журналисту.

— Это гранатовый сок — подсказал № 4 словно угадав.

— Он опасен? — боязливо спросил журналист вспомнив посещение Голодного.

— Ещё как, но он связан словом.

— Словом? Он что, пообещал Мессиру, что никому не причинит вред и этого достаточно?

— В нашем клубе джентльменов этого вполне достаточно, — успокаивающе сказал № 4.

— Так, а какое у него психическое расстройство? — продолжал спрашивать Кирилл.

— А, вам какое больше по вкусу? Хотите, я могу вам предложить шизофрению? Или расщепление сознания? Или одержимость бесами? Ему всё подойдёт. Нашему подлецу — всё к лицу.


— Я услышал тебя Г...Ботаник! А подлец, между прочим, обидное слово. — № 2 подал голос очень тихо, но Кирилл вздрогнул от этого голоса.


— Так ведь фигура речи Мешочек и ничего более.Я не хотел тебя обидеть. — всплеснул руками № 4 и засеменил вперед — А вот и журналист… Очень хочет…

— Здравствуйте! Я журналист Кирилл Арсеньев с телеканала…— подошёл ближе и представился Кирилл. Он заметил висевший на груди № 2 кожаный мешочек на шнурке. Самодельный?

— Не интересно, — отвернулся № 2 и посмотрел в сторону шахматной доски.

— Я…

— Сыграйте со мной в шахматы, Кирилл. Выиграете и я отвечу вам на любой, даже на самый секретный и тайный вопрос — неожиданно предложил № 2.


У Кирилла Арсеньева был первый разряд по шахматам,ещё с тех времён, когда он учился в институте. Но с тех пор утекло много воды.

— Я бы с удовольствием, но мне негде присесть — ответил было он и тут услышал позади скрип, это появившиеся из ниоткуда Чук и Гек придвинули стулья. Откуда они взялись тут так бесшумно и уже со стульями? Чертовщина! Он посмотрел на № 4. Тот уже сел на предложенный стул и невозмутимо копался в желтой коробочке.

— Ты мне сегодня что принёс? — поинтересовался № 2 обращаясь непосредственно к очкарику.

— Кошку дохлую за хвост. — в тон ему ответил № 4. — Для тебя смерть лучшее лекарство, ты же знаешь.

— Бог считает иначе. Я жив, значит это кому-нибудь нужно — оскалился № 2. Черты лица у него были крысячьи. Длинный нос, маленькие чёрные глазёнки, редкая щетина.

— Он мне даёт только аскорбинки — пожаловался № 2 мотнув головой в сторону очкарика — А ведь, знает, что я люблю и ЛСД. Жадничает. Для кого копит? Мессир не запрещает мне наркотики.

— Я вас сразу хочу предупредить Кирилл — он жульничает в этой игре. — сообщил № 4.

— А ты докажи, “прохфессор”? Докажи и поймай за руку.

— Мне доказательства не нужны. Я тебя давно знаю. Ты лучше играй без ферзя? — хмыкнул № 4.

— Извольте! — № 2 ловко убрал с доски чёрного ферзя и объявил — Я играю чёрными, а вы белыми. Белые начинают и выигрывают. Так, хе-хе? Делаете ход — задаете вопрос. Так и поиграем!


Кирилл посмотрел на доску. Потом опустил руку на белую пешку.

— Сколько людей вы убили? — спросил он делая первый ход.

— Не считал — ответил № 2 делая ход в ответ.

— А если серьёзно?

— Хорошо. 1722. Так вам будет спокойнее?

Кирилл изумленно повернулся к № 4. Тот только пожал плечами:

— Потому он и № 2. Выдающийся мастер своего дела.

— Но это же не возможно!

— Возможно. Вы как-то непрофессионально вопросы ставите. — усмехнулся № 2 глядя куда-то вдаль — Вот, например, сбросили американцы атомную бомбу на Хиросиму - кто убийца? Пилот выполнявший приказ? Американское правительство? Или это был массовый суицид японцев? Кто виноват?

— Вы, кажется, пытаетесь подменить понятия. Это было военное преступление. Его оценивают и осуждают по другому, — выразил своё мнение Кирилл.

— Мешать мне выполнять свою работу, это тоже военное преступление. Я освобождал ангелов и отправлял их на небеса пополняя святую армию господа нашего. А всех, кто мешал, я убивал ибо дело моё было тайным. Поэтому не вам меня судить. Я не считал свои жертвы и фактически невиновен.

— Но такое количество убийств не могло остаться незамеченным. Такое просто не может быть. Всегда остаются следы. — продолжал упорствовать журналист.

— Ага. Следы. Но когда не знают кого искать то никого и не ищут — улыбнулся № 2 — Я убирал с дороги тех кто про меня знал или мог узнать и всё было нормально. Я освобождал ангелов запертых в душных человеческих телах и был счастлив. Я порождал для моих преследователей множество загадок и тайн, всегда пуская их по ложному следу. Я был и остаюсь неуловим.

— Но вас всё-таки поймали. — заметил Кирилл.

№ 2 потемнел лицом. Журналист заметил как тот нервно схватился за мешочек висевший на груди.

— Именно так. — прошептал он — Но не здесь и не слуги закона. Они поймали меня и отдали на поруки Мессиру.

— Тогда, кто вас поймал?

— Я не хочу отвечать на этот вопрос. Они ужасны. Они кривая насмешка мироздания. Бог сотворил их, но лучше бы он этого не делал. Таких людей просто не должно быть.

— Он злится на них, за то, что они единственные обыграли его в его любимой игре, — подсказал молчавший до сих пор № 4.

№ 2 сверкнул глазами и очкарик опустил голову словно прячась.

— Делайте ваш ход уже!

— Хорошо-хорошо. Вот.

— Мат в четыре хода — не глядя на доску прошипел № 2.

Кирилл изучил расположение фигур. С его точки зрения всё было нормально.

“Эге, а № 2, похоже, блефует”, — подумал он.

— Ваша судьба уже была решена — сообщил № 2 — Вы начали играть, когда учились в девятом классе.

— Что? Откуда вы знаете?

— Зачем вы пошли в журналисты Кирилл? Вы сказали Г. Ботанику, что всегда были честны? Как же это опрометчиво с вашей стороны.


“Он мог подслушать разговор. Вот и всё”, — подумал Кирилл — “Но откуда он знает, что я начал играть в шахматы ещё в школе? Я и сам уже про такое забыл? Угадал”?


— Да обыкновенная дедукция, — ухмыльнулся не глядя на него № 2 — Вы пошли в институт, потому что волочились за одной симпатичной остроносой девицей. Как же её звали? Юля?

“И вправду, Юля”, — вспомнил журналист.

— Она вас бросила на втором курсе ради успешного аспиранта Авдеева. — продолжил № 2 и сделал очередной ход. — Так и быть, я отложу ваш проигрыш.

— Это доступная информация. Вы вполне могли узнать о ней. Мы были знакомы прежде? Откуда вам про это известно? — задумчиво спросил журналист.

— Он одержимый, — объяснил № 4 — В кожаном мешочке у него живёт демон, который ему про всех рассказывает. Вам только достаточно подумать про него и демон доложит о вашем существовании. Так и прозвище отсюда — Мешочек.

— Я не верю! — гордо сказал Кирилл — Докажите! Все приведённые ранее примеры вполне объяснимы.

— Мат в три хода! — объявил Мешочек. — Я вам сейчас докажу.

— Может, хватит? — забеспокоился № 4.

— Партия должна быть доиграна Господин Яд. — в голосе № 2 слышалась твёрдость — Враг будет разбит в пух и прах.

— Вы ведь не наброситесь на меня как Голодный? — язвительно поинтересовался Кирилл.

— Я связан словом, но вам журналисту этого никогда не понять, что значит сила слова? Вы используете его как оружие. Ваши слова будоражат людей и вызывают эмоции: ненависть, удовольствие. чувство неудовлетворения… Только вы слова не цените — вы ими сорите. Вы их везде разбрасываете лишая истинной ценности. Вы, можете мне не верить, что я убил тысячи. Вы можете не верить, что я одержим и знаю наверняка, что может произойти в будущем. Может быть я вам наврал? И никого не убивал в своей жизни, только муху газеткой? Я всего лишь сумасшедший — хотите высморкаюсь в рукав, на потеху? Вы поверите зелёной сопле стекающей с моего рукава? Она реальна?

— Ты ещё даже не сделал свой ход — напомнил ему № 4.


№ 2 осёкся. Посмотрел на шахматы словно только сейчас их увидел. Поднял руку:

— Раз! Кирилл, вы любите свою жену и дочь?

— Что? Причём тут моя семья? — растерялся журналист.

— Вашей дочери 8 лет. Ведь так? Вспомните?


Кирилл неожиданно понял, что не может вспомнить как выглядит сейчас его дочь Анечка. Он точно помнил ее ребёнком и когда ей было четыре. Постоянные командировки. Суета. Беготня. Раз в год всей семьёй в Крым. Жена Варвара. Их лица словно окутал туман.

— Я так и думал. Пять лет назад новогодний корпоратив. Вспомните, что там было? — торжествующе улыбнулся Мешочек.

— Обычный корпоратив. Только лучшие друзья…— пробормотал Кирилл.

— Два! Оксана — практиканточка. Следите за доской Кирилл.

— Я не понимаю, о чём вы?!! — возмутился журналист — В чём вы меня обвиняете?!!

— Вы так бурно реагируете, значит понимаете в чём. Делайте уже ваш ход. Зря вы с ней так. А ваша супруга тоже хороша — подстроить несчастный случай беременной молодой женщине, чтобы сохранить семью. Это был ваш ребёнок Кирилл. Мальчик. Оксана даже выбрала для него имя…

— Хватит! Вы дьявол! Ты откуда знаешь, мразь??!

— Три! Вам мат. Кирилл, вы проиграли. Вы всё знали и покрывали свою жену. Вы не хотели этого ребёнка. У вашей жены связи, родственники, благодаря ей вы сделали карьеру. А практикантка всего лишь легкое приключение на вашем творческом пути. Зачем известному журналисту скелеты в шкафу?


Красный, от обиды и ярости Кирилл вскочил со своего места.

— Да ты! Ты хоть понимаешь с кем говоришь?!! Крысёныш! Да я тебя!

На шезлонге уже было пусто. № 4 отшатнулся в испуге и рухнул под стол.

— Обычно, я убиваю со спины. Лёгкий удар шилом в ухо и вы умираете, даже не успев сказать “Аминь” — прошипел невидимый № 2.


Кирилл обернулся мгновенно и занёс над головой стул. Крысёныша уже не было. Вместо него возвышались каменными глыбами санитары Чук и Гек. Они мягко отобрали у оторопевшего журналиста его оружие. Мешочек хихикал за их спинами.


— А... Вы уже познакомились? — послышался громкий голос Мессира.


Журналист шумно выдохнул. Так опозорился на виду у руководства.

Да, что же это за место такое проклятое?!!

— Кирилл, извините за долгое отсутствие. Меня отвлекли по одному весьма важному делу — сообщил Мессир словно и не заметив случившейся потасовки — Я бы хотел, в качестве извинений пригласить вас на чаепитие, с пациентами третьего этажа. Вы сможете пообщаться с нами в неформальной обстановке.


Тут он заметил спрятавшегося под столом № 4.

— Господин Яд, а что вы там собственно делаете?

— Таблетки уронил, Мессир. Закатились под половицу, так неудачно.

№ 4 выбрался и продемонстрировал оранжевую коробочку:

— Я всё собрал.

— Ну, вот и хорошо. Мешочек ты доиграл свою партию?

— Да Мессир. — пискнул № 2 не спеша показываться на глаза.

— Ты тоже идёшь, — велел заведующий, — У нас все готово для чаепития. Прошу к столу.

------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Для ленивых выходит озвучка от Паши тайга

Почитать так же можно и тут -  https://vk.com/public194241644

-----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Показать полностью 1
162

№17. часть-5

№17. часть-5 Мистика, Фантастика, Крипота, Маньяк, Психиатрическая больница, Длиннопост

№17 часть - 4

№17 часть - 3

№17 часть -2

№17. часть-1

----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Возле дверей где жил № 3, Господин Яд споткнулся и повернувшись к журналисту сообщил:

— Вы не должны задавать ему вопросы и говорить, обращаясь непосредственно к нему. Он у нас спокойный, но лучше с ним не разговаривать. От греха подальше. Я буду вам отвечать вместо него.

— И какое у него психологическое отклонение? — поинтересовался Кирилл. — Я просил бы вас ответить заранее, а то может получиться неудобно?

— Эээ. Да у него их целый букет, — задумался № 4. — Его организм вырабатывает наркотик. Он постоянно под кайфом. Слышали про такое понятие “Ледяная душа”?

— Нет?

— Это когда полное отсутствие эмоций. Он убивал и не испытывал никаких чувств. Он не распознает свои и чужие эмоции и не может их правильно оценивать.

— Вы говорите, словно о каком-то роботе?

— Почти. Этого робота создали из человека, — задумчиво ответил № 4 и распахнул перед журналистом двери — Прошу!


Тут царил полумрак. Потом на стенах и потолке загорелась яркая кислотная подсветка зелёного и фиолетового цвета. Круги, квадраты, треугольники. Змейка бежала по потолку терялась и появлялась снова. Геометрические фигуры плясали в темноте, назойливо мерцая и вызывая головную боль. В глазах рябило.


Кирилл сначала подумал, что оказался в столичном Рейв-клубе; сейчас раздастся громкий голос ди-джея объявляя следующий трек их оглушит и собьёт с ног громкая бряцающая музыка, лазерные лучи всех цветов выхватят из темноты бьющуюся в экстазе толпу и кто-то шепнёт на ухо влажным голосом —” Марочку для порядочка”....


Но было тихо. Только на глаза давила цветная рябь. № 4 провёл его через несколько пустых мерцающих комнат и журналист увидел паренька лет 17 играющего на компьютере. Кирилл насчитал шесть мониторов. № 3 играл сразу в шесть игр. Экраны обагрялись кровью и было хорошо видно как умирают его противники один за другим. Движения № 3 были скупые. Он щелкал по клавишам клавиатуры, успевая переключаться с одной игры на другую и вовремя наводил мышку на новую цель.

— Он видит наш мир иначе

№4 четыре возник из тёмного угла неся в руках бутылочку воды и пустую кружку. Поставил её, так чтобы не мешать игроку и начал наполнять кружку водой.

— Как иначе?

— Это довольно сложный вопрос. Как же мне правильно на него ответить? — задумался № 4. Он пододвинул к юноше две капсулы.


Игрок не глядя протянул руку. Проглотил лекарство и машинально запил его водой. Пробормотал “ Спасибо” после чего вновь вернулся к игре. К журналисту, смотрящему прямо в его спину, он даже не обернулся.

“Он же в наушниках”, — подумал Кирилл — “Вот и не слышит”.


№ 4 как-то по-отечески потрепал игрока по плечу и со вздохом отступил.

— Он жертва. — с грустью в голосе сказал он журналисту — Вся его жизнь это сплошные убийства и насилие. Тут, он может быть в своей среде и никому не причинять вреда. Это пока все, что может для него сделать Мессир.

— Вы ходите вокруг да около, — покачал головой Кирилл — Я бы хотел знать подробности, если можно, конечно?


№ 4 пожал плечами:

— Его сделали таким. Он был выбран для секретного проекта проводившегося Минобороной. Со слов Мессира целая группа особенных детей подвергалась… Хмм… Я, даже не могу вам дать полную картину того, что с ними делали. Цель была конкретная: получить суперсолдата способного в одиночку выполнять любые приказы. И у них получилось. Они получили своего суперсолдата.

— Вот его? — удивился журналист. Паренёк выглядел таким тщедушным. Бледное узкое лицо. Тонкие музыкальные пальцы. Пустой взгляд. Он никак не походил на матёрого убийцу.

— Да! — подтвердил № 4 — Не верьте глазам своим. Он убил более 700 человек.


Увидев сомнение на лице журналиста, он поспешно добавил:

— Ну, вы же ничего не понимаете. Он иначе видит всё вокруг. Мы, для Вани, всего лишь сложные геометрические фигуры. Узоры, которые вокруг нас светятся - это его восприятие окружающего мира.

— Я по-прежнему не понимаю. Он из пулемёта что-ли людей убивал?

— Эмм. Представьте, что у вас есть такая особенность: вы можете моментально рассчитать дистанцию до цели и как в неё лучше попасть? — попытался объяснить № 4.

— Ну?

— Вот он, умеет стрелять. Впрочем, его учили пользоваться любым оружием. Ему не нужна большая мышечная масса. Ему нужна незаметность и возможность нанести быстрый удар, а затем переместиться в другую точку. Он одновременно может работать с сотней целей. Его мозг отслеживает и предугадывает действия противника. Ему нужно только вовремя нажать на курок. Бах и все. Один выстрел — одна уничтоженная цель. Один убитый противник.

Благодаря своему восприятию, он может найти уязвимость даже в танковой броне. Он может вычислить и ликвидировать снайпера, раньше, чем тот заметит его. Он может запросто уничтожить противника, спрятавшегося в укрытии, используя рикошет. И это далеко не всё, что он может.

— С ума сойти, — пробормотал Кирилл — Но как? За что он здесь?

— Слишком исполнительный вышел. В армии случаются настоящие дубы от руководства. Кто-то захотел, чтобы он всегда выполнял приказы. Это стало роковой ошибкой военной идеи, — в голосе № 4 отчётливо слышался сарказм.

— Понимаю. Убил генерала?

— Нет. Убил группу посланную его забрать. А потом ещё одну. И ещё две. Мессир рассказал мне, что Ваню отправили ликвидировать террористическую группировку в составе команды координаторов. Приказ был подчиняться только командиру группы. Пока Ваня проводил в одиночку зачистку, на его координаторов напали. Была большая неразбериха. Командование, руководившее операцией, поначалу думало, что всё группы больше нет. И Ваню списали. Поступила информация, что террористы всё ещё сопротивляются в укрепрайоне. Туда выслали группу зачистки. Во время боя, группа выяснила, что бой против них ведёт один человек. Поняли, что Ваня выжил и смог завершить операцию. Попытались выйти с ним на связь, а он ни в какую. Последний приказ от координатора был таким: Ни кого не слушать. На связь не выходить. Держаться до последнего.

— И что дальше?

— Возник парадокс. Суперсолдат победил всех террористов, но приказы вышестоящего начальства он больше выполнять не хотел. Не мог он их больше выполнять, поскольку отменить этот приказ мог только координатор. Он честно следовал последнему приказу. Военным не хотелось расставаться с таким ценным солдатом, ведь в него было вложено много денег. Его пытались обезвредить не летальными способами, но он легко предугадывал все атаки и выходил победителем. Штурмовали укрепрайон, но он убил всех кто шёл на приступ. Ему было все равно кого убивать. И когда уже решили его ликвидировать окончательно, с помощью бомбардировки, появился Мессир.


Кирилл заметил с каким уважением произнёс последние слова № 4.

— Он пришёл к нему, так же как и к вам?

— Вы правы. Он попросил, дать ему возможность лично пообщаться с Ваней. Знаете, бывают такие люди, которым просто невозможно отказать? Мессиру не отказывают. Он один, без всякой защиты, пошёл под пули и Ваня его выслушал. Парень сложил оружие и сдался, но поскольку приказы он теперь не выполнял…

Мессир убедил военных отдать Ваню ему на лечение.

— Значит, теперь вы его тут лечите, чтобы он снова вернулся в строй и начал убивать по приказу?

— Ещё чего?!! — возмутился № 4 — Ему и так достаточно испоганили жизнь! Мальчика сделали наркоманом, лишили детства, чтобы какое-то жирное говно у власти решало, кому жить, а кому умереть? Им нужны игрушки — вон: пусть идут и купят себе в магазине солдатиков! Родину они защищают?!! Кровью чужих детей прикрывая трясущиеся от страха жопы!!!


Журналист отшатнулся. № 4 выглядел словно оскалившийся перед прыжком зверь. Позади него из темноты появились санитары и один из них положил руку на плечо очкарика словно успокаивая. Очкарика трясло. Он то судорожно поправлял свой халат, то хватался за очки.

— Извините. Я, наверное, сказал лишнее, — Кирилл попытался разрядить накалившуюся обстановку.

— Да это вы меня извините. Я просто… Вы себе представить не можете...Я всю жизнь изучал яды и противоядия, но бывают такие гниды, что… Зачем нам двигать науку если всё, что мы делаем обращено против нас же самих? Что они с ним сделали? Это же такой труд! Труд тысячи людей ради убийства других людей! Вот и весь смысл этой затеи. Он же игрушка! Им поиграли и выбросили. Он имел право на собственную жизнь!

— Как по мне, так он и сейчас живёт — сказал Кирилл — Видите, сидит и играет. Руки и ноги в порядке.

— Это не жизнь. — № 4 покачал головой. — Он вновь выполняет приказы. Мессир дал приказ играть, вот он и играет. Выполняет его приказ. Он будет так сидеть, пока не потеряет сознание. Мессир придёт через час и прикажет ему идти отдыхать. Вот и вся его жизнь. От приказа до приказа.

— Но я видел, он сказал вам спасибо?


На лице № 4 появилась улыбка . Он совершенно успокоился после этих слов и санитары убрали руки:

— Вы правы. Я так счастлив, что вы это заметили. Я не хотел спугнуть момент раньше времени. Извините, меня за этот срыв.


№ 4 повернулся к санитарам. В голосе слышалось торжество:

— Видели? Все уже видели? Это прогресс! Вот оно, подлинное достижение науки не губить, а спасать человеческие жизни! Собирать сломанные души по кусочку. Я уже год, год, потихоньку даю ему лекарство, мягко отменяющее действие наркотика и он оживает. Вы видели? Вы слышали? Боги войны? Как вам такое? Мы ещё вернём его к жизни. Я верю, господи, моя жизнь была не напрасна! Я надеюсь, придёт время и Ваня сможет принимать решения сам. Пусть он и не сможет стать по настоящему человеком, но положа руку на сердце, кто из нас знает, что такое быть настоящим человеком? А?


Санитары переглянулись и пожали плечами.

— Да. Я знаю, знаю, — махнул рукой № 4 — это всё мечты. Впереди ещё много работы.


Кирилл задумчиво посмотрел на блокнот. И что написать про этого № 3? Относится ли он к маньякам-убийцам? Отдавал ли он отчёт своим действиям, когда убивал?

— Мне даже нечего про него написать. — пожаловался он № 4 — Этому никто не поверит. Эта история звучит как газетная утка для жёлтой прессы.

— А вы соврите. — подсказал № 4. — Вам ведь не впервой. Вы журналист. Придумайте, на основе этой истории свою, более приближенную к реальности.

— Я всегда работал только с достоверными и проверенными источниками. У меня репутация честного и объективного журналиста. Я доношу только факты. — ответил Кирилл.

№ 4 как-то странно посмотрел на него, словно изучая:

— Вы, мне хотите сказать, что всегда были честны? И на работе и в жизни?

— Да! — коротко ответил журналист.

— Эге. Хотите эксперимент, проверить: насколько вы были честны? — предложил № 4.

— Это опасно? — уточнил Кирилл — Вы подключите меня к адской машине? К детектору лжи? Будете пытать электричеством?

— Я познакомлю вас с № 2 — ответил очкарик — Электричества не будет, но он сам по себе адская машина. Поверьте, он вам про вас расскажет такое, что вы сами про себя не знаете.

-------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Эта история имеет отношении к продавцу проклятий и жильцам пятого измерения.

Так же её можно будет прочитать тут - https://vk.com/public194241644

Показать полностью
143

№17 часть - 4

№17 часть - 4 Мистика, Фантастика, Крипота, Психиатрическая больница, Маньяк, Длиннопост

№17 часть - 3

№17 часть -2

№17. часть-1


----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Условия проживания пациентов в отделении №17 были царские. У каждого своя комната, или сразу несколько. Кирилл мельком оглядел первый этаж: никаких решеток и железных дверей, никаких санитаров, кроме сопровождавших его, пусто и чисто. В таком месте не ощущалось присутствие безумия, не слышно было бормотания и несвязанных криков. Тут не бегали психи в смирительных рубашках. Так и ждёшь, что сейчас появится дворецкий в мундире и с бакенбардами и объявит о прибытии важных гостей.


— Эээ, вы хотите погулять по другим этажам или поднимемся сразу на третий? — вежливо поинтересовался Ботаник.


Кирилл поднял свой взгляд на каменную парадную лестницу, соединяющую этажи:

— Я так понял, самые опасные у вас живут там? А где средства безопасности? Я даже не вижу тут больных?

— Ммм…так сейчас полдень. Все пациенты второго и первого этажа на процедурах. Появятся не раньше 14.00. Третьего этажа это не касается. Они имеют право покидать свой этаж только с разрешения Мессира. С другими пациентами они почти не пересекаются. Тут уважают личное пространство.

— Они у вас на воле живут?!!


Ботаник поправил очки, прежде чем ответить:

— Эээ, ну если это можно назвать волей? Нас тут всех хорошо охраняют. Мессир лично следит за каждым и пресекает любые конфликты на корню. Он знает, чего ждать от любого из пациентов. А когда нет конфликтов, нет нужды и в крепких дверях, понимаете?


Они начали подниматься по лестнице.


— А вы давно здесь работаете?

— Я тут уже семь лет. Сейчас, я заведую лабораторией. У меня личная оранжерея. Очень хорошая коллекция экзотических растений. Не такая, как раньше, но я стараюсь. Мессир выполняет мои просьбы, а взамен я приглядываю за пациентами вместе с основным персоналом отделения. Веду полный учёт лекарств и прочего.


Они поднялись на третий этаж. В коридоре Ботаник распахнул перед ним высокие двери, отделанные резными деревянными вставками.

— Тут живёт Голодный – пациент № 5. — сообщил он.

— № 5? А почему тогда у вас - четвёртый? — испугался Кирилл. — Так вы тоже пациент!?

— А... эээ... вас должны были предупредить по поводу номеров… Мой номер — четвёртый. — смутился Ботаник.


Кирилл вспомнил слова заведующего. Только сейчас до него дошло. Но этот безобидный, слабый человек рядом с ним не казался ему кровожадным убийцей. Только не с такой интеллигентной внешностью? Кого такой слабый человек может убить? Бабочку? Комара? Растоптать одуванчик?


От его изумлённого взгляда ботаник смутился ещё сильнее и опустил голову.

— А за что вы тут, если не секрет?

— Я совершил когда-то очень много плохих дел. Теперь раскаиваюсь. За это и пытаюсь помочь другим. — Ботаник смотрел, уставившись в пол. — Эмм, если не возражаете, мне надо дать лекарство Голодному?


Кирилл отвлёкся и посмотрел на зал, куда они все вошли. Тут потолки были не меньше десяти метров в высоту. Бывший зал для приёмов. Теперь это был спортзал. Дальняя стена была переоборудована в скалодром. По всему залу были протянуты канаты на разной высоте и стояло множество спортивных снарядов. В другом углу отдельно стояли тренажёры для бодибилдинга. Пока он изучал обстановку, санитары прошли мимо него и уселись за столик, сделанный из лозы. Они налили себе по стакану воды из пластиковой бутылки и молча выпили.

— Но это же его вода… Как вам не стыдно? — мягко попытался возразить им Ботаник.

Санитары переглянулись и молча пожали плечами.


Ботаник вздохнул и тоже подошёл к столику. Он достал из кармана медицинского халата оранжевую коробочку. Кирилл вспомнил: такие ему попадались раньше, АИ -2. «Чем они тут пациентов лечат? Тареном?» -подумал он.

— Сегодня простая доза. И, наверное, ещё шоколадка? — Ботаник сунул свой нос в коробочку и принялся там копаться.


Кирилл прошёлся по залу. Он остановился возле брусьев и провел по ним рукой.

— Трогаешь? Спроси разрешение! — раздался свистящий, злой шепот над его ухом. Кирилл от неожиданности отпрыгнул и, потеряв равновесие, приземлился на пятую точку.

Над ним стоял и хохотал молодой парень, в одних трико. Журналист присмотрелся к его лицу: парень очень походил на одного известного преступника, вот только челюсть у него....

— Андерс Брейвик?! — воскликнул он и в панике оглянулся на санитаров: те, даже и не подумали встать из-за стола.

Парень перестал смеяться и задумчиво почесал нос:

— Чего? Что ты там вякнул, журналюга?

— Это - Кирилл. Он с телеканала Империя. Кирилл - это № 5 по прозвищу Голодный. — подбежал к ним Ботаник. — Эээ...уже полдень.

— Да, знаю я. Я журналюг за версту чую. Дерьмом от них воняет.


Ботаник помог журналисту встать на ноги. Полуголый преступник направился к столику, где сидели санитары, и забрал у них бутылку.

— Но это же он! Ведь верно? — тихо спросил журналист у № 4.

— Нет, вы ошибаетесь. Брейвик не был людоедом. № 5 — съел и покалечил почти сто человек. Он здесь за свои прегрешения. — также тихо ответил ему Ботаник.

— Я вас прекрасно слышу. — отозвался № 5 не оборачиваясь. — У меня дьявольский слух. И почему одна шоколадка?

— Ой! — спохватился Ботаник, отпустил руку журналиста и быстрыми шажками побежал к № 5. — Сначала таблетки, потом шоколадка. Я добавил тебе… Это приглушает чувство голода.

— А может ты меня травануть хочешь? А? Господин Яд? Я давно знаю, что ты об этом мечтаешь?

— Пожалуйста! Не называй меня так! — взмолился покрасневший очкарик.

— Почему господин Яд? Вы же сказали ваше прозвище Ботаник? — спросил журналист, поправляя одежду.


№ 5 покатился со смеху:

— Как? Ботаник? Ой, не могу! Ой, уморил! Ботаник!!! Ха-ха-ха-ха!!!

На № 4 было жалко смотреть. Он покраснел и опустил голову.

— Чук? Гек? А вы чего молчите? Я по вашим рожам вижу, как вы ржёте!!! Ботаник!!! — рыдал № 5. От смеха у него потекли слёзы.

— Перестань! — умолял номер № 4, прыгая вокруг него и заламывая руки. — Тебе надо поесть. Может случиться приступ!

— Ща, ща… извини. Всё!


№ 5 вытер лицо полотенцем и, ухмыльнувшись, кивнул в сторону коридора:

— А Мешочек знает?

— Раз ты о нём подумал, значит уже знает. — отвернулся № 4.

— Ха. Ну теперь тебе Ботаника долго вспоминать будут. Сам себя подставил.


№ 5 скомкал и бросил на пол, ставшее ненужным, полотенце, проглотил лекарство и запил его водой; с недовольным видом осмотрел шоколадку, уже заботливо распечатанную, понюхал её, прежде чем откусить, потом резко повернулся и направился прямо к журналисту. Кирилл машинально начал отступать. Он только сейчас увидел его зубы. Они сверкали металлом: треугольные, как у акулы. Полный рот страшных зубов.

— Моя кликуха – Голодный! Журналюга! — представился № 5. — Нравятся мои зубки?


Кирилл упёрся спиной в гимнастический снаряд. Голодный подошёл к нему на расстоянии вытянутой руки.

— Много я вас таких повидал. Козлы! Острые на язык модники. Самых наглых я всегда съедал. Приперся сюда вынюхивать?

— Извините, но я представитель прессы. Это моя работа - давать людям свежие и интересные новости. — испуганно возразил Кирилл.


Он всё еще не понимал, почему санитары не реагируют на выходки этого чудовища. А потом его осенило: № 8 и № 9! Они тоже психи? Да куда же он попал?!! Да такое и во сне не могло привидеться?!

— Голодный страдает от приступов страха. Панические атаки, понимаете? — подал голос № 4. — Он увлекался экстремальными видами спорта. Однажды он, в составе группы горных альпинистов, попал под снежную лавину. Семь человек оказалось заперто в пещере под толстым слоем льда и снега. Тогда у него случился первый приступ.

— Приступ? — не понял Кирилл.

— При панической атаке такое бывает. Очень страшно. Организм пытается сам себя успокоить. В обычной ситуации паника бы возникла от замкнутого пространства, но у него по другому. Он испугался, что умрёт от голода, и убил всех, кто был с ним в той пещере. Всех своих друзей. А тела закопал в снег, чтобы мясо не испортилось. — мягко объяснил № 4

— Я себя не контролировал! — огрызнулся Голодный.

— Я знаю. Знаю. — успокаивающе закивал № 4. — Потом его спасли. Через две недели. Но приступы и не думали проходить. Каждый раз, когда возникает острое чувство голода, он превращается в дикого зверя. Ему без разницы, кто перед ним: мужчина, женщина, ребёнок. Он будет грызть и жрать, пока чувство голода не притупится. Насыщение заглушает страх, понимаете? Его богатая родня возила его по разным клиникам, но всюду он убивал и поедал людей: охранников, санитаров, сиделок. Объедал лица и вырывал горло. Он...

— Хватит! — угрюмо проворчал Голодный и отвёл от Кирилла тяжёлый взгляд.

— ...а потом его посадили в очень хорошую тюрьму, на строгую диету, — словно и не заметив, продолжил № 4. — Там он посидел, подумал и решил всех обмануть. Он вёл себя очень примерно некоторое время и все поверили, что он излечился.

— Прекращай болтать, Господин Яд! — зарычал Голодный.

— Так я уже почти всё рассказал… Примерный мальчик вставил себе новые зубки и принялся орудовать так, что….


Парень зарычал и бросился на очкарика, но натолкнулся на санитаров.

Кирилл ошеломлённо потряс головой. Он даже и не заметил, как они приблизились. Они ещё секунду назад были там, за столиком, а теперь стояли перед Голодным и придерживали его, не давая распускать руки.

— Зубки?!! — орал Голодный, пытаясь добраться до № 4, спрятавшегося за спинами санитаров. — Да как ты смеешь??! Ты что, считаешь себя лучше меня? Я же вижу, как ты меня презираешь! А сам ещё хуже меня! Я не убивал специально! Только когда накатывало! А ты травил… травил людей, как тараканов!

— Пожалуйста, приди в себя. — взывал к нему № 4. — Тебе надо спокойнее ко всему относиться. Мои лекарства помогают!

— Ни хрена они не помогают! Ясно? А может ты специально издеваешься? Напоминаешь мне о прошлом? Я месяцами мяса не видел! Ты хоть знаешь, как тяжело при одной мысли о хорошем прожаренном куске говядины? Я только и делаю, что ем твои кашки и смеси. Шоколадку он мне дал! Где мясо?!!

— Ты одним мясом весь организм себе убил!!! — заверещал № 4. — Я тебе жизнь спас, мерзавец! У тебя печень…

— Заткнись! Заткнись жополиз! Всю жизнь лизал начальству жопу и тут продолжаешь?! — закричал Голодный и осознав, что вцепиться в горло № 4 у него не получится, повернулся в сторону журналиста, потрясённого этой сценой.

— Эй, журналюга? Знаешь, почему его номер меньше моего? У нас тут такой порядок, кто больше людей на тот свет отправил, у того и номер меньше. Я убил и покалечил 98 человек, а вот он — почти 300! Понял, с каким цветочком ты дело имеешь?


№ 4 всхлипнул и выбежал из зала. Повисло молчание. Санитары укоризненно покачали головами.

— Чёрт. Обиделся. — проворчал Голодный. — Всё, отпустите. Я больше не буду.

Он вырвался из рук санитаров, задумчиво почесал голову:

— Убежал. Видимо, я сегодня действительно на взводе. Лекарства ещё… поздно подействовали. Неудобно получилось: хороший мужик — просто жизнь по говённому сложилась. Да я и сам, говно.

— А вы…— начал было Кирилл, но Голодный не дал ему договорить.

— Вали отсюда! Видел я вас, всяких! Ходят, вынюхивают! Пошёл вон!


Кирилл с облегчением выскользнул за дверь. Санитары, почему-то, за ним не последовали. № 4 стоял возле окна и рассеянно водил пальцем по стеклу. Кирилл подошёл к нему и кашлянул.


— Я, каждый день себя презираю. Каждый день. — грустно сообщил № 4. Он даже не посмотрел в сторону журналиста.

— Вы не похожи на отравителя.

— Да? А на кого я похож? На вшивого интеллигента? Это всё поверхностно. Я очень страстный человек. Ботаника была моей страстью. Я любил её больше, чем жену и своих родных. Знание дало мне в руки страшное оружие, а «Синдром Судьи» сделал всё остальное.

— Вы убили свою жену? — спросил Кирилл.

— Что вы! Нет! — оглянулся на него № 4. — Она ушла сама. Я работал в институте и совершенно не уделял ей внимания. Она предпочла жить с другим, более надёжным мужчиной. А я, почти и не заметил её ухода. Потом, в институте сменилось руководство, и пришли новые управленцы. Они были молодые и амбициозные. Один из новых начальников предложил соавторство для продвижения моих трудов. Я согласился, а после получилось, что вся моя работа, весь мой труд принадлежит только ему. Мне бросили подачку и сократили в должности. Я был так раздавлен этим. Замкнулся в себе. Из квартиры почти не выходил. Я занимался только своей домашней оранжереей. Растения не предают. Ухаживай за ними и их любовь вернётся к тебе стократно. У меня была очень богатая и редкая коллекция. Иногда, я их продавал, но только чтобы купить необходимые удобрения. Деньги меня никогда не интересовали, понимаете?

— Понимаю.

— Вот. Я бы так и жил, если бы не один случай, перевернувший мою жизнь: меня одолели тараканы.

— Кто одолел? — переспросил журналист.

— Тараканы. Соседка снизу, бывшая учительница русского языка и литературы, прекрасная добрая женщина, пенсионерка. Я её хорошо знал. Её, впрочем, весь подъезд знал. В старости она превратилась в «Плюшкина». Тащила в дом весь мусор. Ее квартира превратилась в помойку. Такое бывает, когда у человека плохо становится с головой. Родственники её презирали и почти не навещали. Соседи долго терпели, но бесконечно так продолжаться не могло. На неё стали жаловаться. Только, выселить проблемного жильца в нашей стране, сами понимаете?

— Понимаю.

— Вот. — грустно улыбнулся № 4. — Она развела у себя тараканов. Они проникли через вентиляцию в мою квартиру и начали наносить ущерб. И тогда я сорвался. Я решил, что имею право решать, кто достоин жизни, а кто нет.

— Вы её отравили?

— Да. Подкинул ей бутылку водки с пакетом мусора. Я знал, что она весь мусор перебирает, и эту бутылку обязательно найдёт. А через неделю я сигнализировал участковому с просьбой проверить соседку, ссылаясь на запах.

— А какой яд вы использовали?


№ 4 усмехнулся:

— Вот про такие вещи я вам говорить не буду. Хотите — верьте на слово. Такой яд вы не сделаете в домашних условиях у себя на кухне. Токсинология очень интересная наука и я в ней преуспел.

— А как вы тогда... Голодный сказал, будто бы вы убили…

— Если быть точным — 284 человека, — вздохнул № 4 глядя в окно, — и ещё трое выжили. Правда, сколько они после этого прожили? Было бы любопытно узнать.

— Но зачем вы продолжили? — спросил Кирилл.

— Так я же вроде бы вам объяснил? Общество должно развиваться и расти. В обществе много сорняков, которые мешают расти хорошим и светлым людям. Я взял на себя обязанность садовода и, как мог, вытравливал сорную траву. Я начал с безумной старухи, потом был начальник, укравший мою работу, потом я продолжил травить каждого, кто на мой взгляд был сорняком и паразитом. Их было очень много: бомжи, наркоманы, убийцы, ублюдки — я выходил по ночам на охоту и при мне был целый арсенал средств. Я искал их по адресам и фотографиям. Я лично судил каждого и приговаривал к смерти. Так продолжалось два года.

— А потом вас поймали? — догадался журналист.

— В том то и дело. Меня даже не думали искать. — пожаловался № 4 — Я слишком хорошо работал. Это угнетало ещё сильнее. Я судил, но больше всего на свете мне хотелось, чтобы меня арестовали и судили! Только этого не было!

— Тогда, как вы тут оказались?

— Меня нашёл Мессир — рассеянно пожал плечами № 4 — Он предложил мне лечение. И знаете, тут я по-настоящему стал счастлив. Впервые, за долгие годы, я знаю, что хочу и могу приносить пользу. Я стараюсь. Я хочу хоть как-то загладить свою вину перед обществом. Слишком много зла принёс я в этот мир.

— Однако, это не мешает № 5 ругать вас, — заметил Кирилл, делая пометки в блокноте.

— Ну, знаете! — фыркнул № 4. — Он просто с жиру бесится. Я наблюдаю его диету. В зоопарке тигр меньше мяса получает, чем наш спортсмен. Просто нужно следить за ним, чтобы не сорвался. А так, он хороший парень. Вспыльчивый, но это молодость. Это пройдёт. Я нисколько не обижаюсь, просто он мне напомнил…


Чувствовалось, что № 4 выговорился, а тут, как из-под земли, появились и санитары.

— Так значит мне называть вас «Господин Яд»?

— Эм. Лучше называйте Ботаником. Чего уж там. — № 4 сверился со своими наручными часами. — Голодного вы посмотрели. Хотите к № 3? Он не такой буйный.

— Да, хотелось бы всех посмотреть. — Кирилл кивнул, соглашаясь, и в свою очередь поинтересовался. — А женщины на этом этаже есть?

— Что вы? Какие в нашем отделении женщины? — искренне удивился № 4.

-------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Эта история имеет отношении к продавцу проклятий и жильцам пятого измерения.

Так же её можно будет прочитать тут - https://vk.com/public194241644

Показать полностью
126

№17 часть - 3

№17 часть - 3 Мистика, Фантастика, Крипота, Психиатрическая больница, Маньяк, Длиннопост

№17. часть-1

№17 часть -2

-----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Кирилл пребывал в некотором замешательстве. Заведующий отделением запретил задавать любые вопросы, касающиеся имён и фамилий, запретил задавать вопросы больным без их согласия, запретил задавать вопросы санитарам, сопровождавшим их. О съёмке внутри отделения не могло быть и речи.

— Вы меня просто связали по рукам и ногам! Лучше сразу скажите, какие вопросы я имею право вам задавать? — пожаловался журналист.


Они гуляли по дорожкам ухоженного парка, за которым виднелся старинный особняк, принадлежавший до революции князю Романенко, со слов заведующего. Тут, в тени деревьев, веяло прохладой. Двое высоких, почти квадратных санитаров следовали за ними в отдалении. У них были смуглые лица. Заведующий сообщил, что они чукчи: Чук и Гек. За время прогулки санитары не проронили ни слова.


Кирилл временами оглядывался на них с уважением и думал, что каждый из этих санитаров мог легко справиться с медведем - настолько они были здоровые. Впрочем, и сам заведующий был крупный мужчина. Кирилл был высокого роста, почти метр девяносто, но заведующий был выше его на голову и намного шире в плечах. На вид ему было около пятидесяти лет, седой, гладковыбритый, с пронзительно-голубыми глазами, постоянно улыбался. Он не назвал своего имени и предложил называть себя Мессир.

— Я могу вам рассказать историю этого учреждения до 1991 года, если хотите?

— Да! Историю? Я не за этим сюда приехал, понимаете?

— Понимаю. Вы приехали сюда в поисках сенсаций. Ну так вот вам сенсация. Вы первый журналист, посетивший наше отделение за последние 25 лет.

— Благодарю. А почему вас называют Мессир? Это какая-то Булгаковщина! Вас сравнивают с Воландом?

— Нет, причём тут Воланд? Наша деятельность настолько засекречена, что обращение между сотрудниками и пациентами строго по номерам. У нас нет имён — только номера. Люди долго работают и живут вместе. Поэтому сложилась культура называть друг друга прозвищами. Санитары Чук и Гек имеют номера 8 и 9.

Но их уже давно никто не называет по номерам — это только для делового обращения. А, что до Мессира — это просто титул из средневековья. Вы может быть удивитесь, но Мессирами называли и докторов медицины, а я как раз доктор и есть.

— А зачем эти номера? Если не секрет?

Мессир только пожал плечами:

— Не я устанавливал эти правила. Так было заведено ещё до того, как я занял пост заведующего. Я только разделил номерную градацию: охрана в числах выше 100; пациенты в числах от 0 до 40; между ними числа сотрудников медицинского и обслуживающего персонала.

— Ясно. Про это можно написать?

— Конечно. — разрешил заведующий.


Кирилл сделал несколько записей в блокноте, после чего задал следующий вопрос:

— Какие пациенты у вас проходят лечение? Я так понимаю они здесь пребывают до конца жизни?

— Да, пока не покидают нас по естественным причинам. Смерть, как вы понимаете, самая естественная из них. А пациенты самые разные. Очень особенные пациенты. Такие есть только в нашем отделении.


Мессир указал рукой на двоих мужчин в больничных пижамах, идущих на встречу. Мужчины весело переговаривались между собой. У одного на плече висело банное полотенце, а второй размахивал теннисной ракеткой.

— Вот №19 и №37. Очень интересные люди. № 19 страдал на воле от патологической ревности, занимал ответственный пост, зарезал семь своих личных секретарш и поэтому попал к нам. Тут он постигает смирение.

— А № 37?

— Ммм…у него проблемы с памятью. С ним произошёл удивительный случай. Работал себе человек в ФСБ и хорошо работал. Отличный семьянин. Однажды вздумал он устроить торжество у себя в квартире. Пригласил своих сослуживцев. Они пришли и увидели, что вся квартира была буквально завалена деньгами. Деньги были везде, даже в стиральной машине и в бачке унитаза. Они очень удивились, но больше всех сам №37. Он совершенно не мог понять, откуда у него столько наличных денег. Теперь он у нас проходит восстановительную терапию. Мы пытаемся помочь ему вспомнить.

Кирилл припомнил дело одного очень известного генерала.


Пациенты прошли мимо и вежливо раскланялись с Мессиром.

— Я понял, о ком вы говорите. — произнёс он, убедившись, что пациенты удалились на достаточное расстояние. — Но этот человек совершенно не похож на того, который сейчас под следствием?

— Да, под следствием зиц-председатель! — ухмыльнулся Мессир. — А настоящий у нас! Вы мне, конечно, можете не верить, но настоящий…подставной…- это такая условность. Вот вы чем можете подтвердить, что вы настоящий журналист, а не его двойник?

— Документами. — Кирилл заметил насмешливый взгляд заведующего и согласился — Да, документы, подтверждающие личность, не всегда соответствуют истине. Тут и не поспоришь.

— Вот видите! А вон там сидит наш Пиро. Он страдал, вернее получал удовольствие от сжигания дорогих автомобилей. От его мании пострадало много уважаемых и честных граждан. Он бы сгнил в другой психбольнице, но я не смог пройти мимо и ходатайствовал за него. Теперь в моей коллекции есть настоящий Пироманьяк - лучший в стране.


Кирилл с любопытством посмотрел на маньяка-поджигателя. Безобидный мужичок в пижаме сидел на скамейке и кормил кусочками хлеба мелких лесных птиц. Про такого маньяка он и не слышал. Хотя, всякое могло быть — Кирилл поджигателями никогда не увлекался. Его интересовала дичь покрупнее.

— А женщины? — спросил он. — В вашем отделении содержатся женщины?

Мессир отрицательно покачал головой:

— Только мужчины. Женщины, как правило, не могут похвастаться массовыми убийствами. И мне сложно представить женщину - серийную убийцу. Они физически слабее мужчин. У нас тут в основном серийные убийцы, каннибалы, насильники, иногда растратчики государственной казны. Насильников и педофилов, кстати, я стараюсь не брать, они довольно конфликтные пациенты. А у нас достаточно мирный коллектив, главное, соблюдать правила.

— Но ведь бывали случаи. История знает множество женщин — маньяков! — продолжал упорствовать журналист.

— Разумеется. Я бы с большим удовольствием поизучал Салтыкову Дарью Николаевну, мать знаменитого писателя Салтыкова-Щедрина или хотя бы Амелию Дайер, но вот что-то такие интересные женщины мне пока не попадались.


Кирилл слушал его с откровенным недоверием.

— Женщины, в основном, предпочитают легкие эксцентричные выходки. Например яд. Они не гоняются по тёмным улицам с топором за прохожими, как скажем №16, и не подстерегают доверчивых девушек в туалете с рояльной струной, как № 24. — продолжал свою речь Мессир. — Они могут подговорить любовника совершить убийство, одно или несколько, как повезёт. Могут плеснуть в лицо кислотой, но серийные и массовые убийцы всегда большая редкость среди женщин. Всё-таки их задача сохранение и продолжение человеческого рода.


За разговорами они подошли к старинному трёхэтажному зданию розового цвета. Главный вход был под аркой с пузатыми белыми колоннами.

— Вот тут живут и проходят лечение наши пациенты. — сообщил Мессир. — Этому дому уже более двухсот лет. Его неоднократно перестраивали, но всегда старались сохранить первоначальную историческую красоту.

— А я смотрю пациенты у вас не бедствуют? — заметил журналист, поднявшись по мраморному крыльцу.

— Так и есть. Наши пациенты проживают тут остаток своей жизни. Некоторые из них в миру были весьма обеспеченными людьми. Наше отделение принимает скромную помощь от их родственников, чтобы жизнь больных не была столь тоскливой. У нас тут и бани, и спортивный корт. Имеются свой кинотеатр и обширная библиотека. Бассейн для любителей поплавать…

— А в меню бывают и лобстеры! — фыркнул Кирилл. Он уже понял, что это непростое место нечисто на руку. Потому и такое секретное, что стены тут скорее защищают от внешнего мира, чтобы в нищих окрестных деревнях не узнали о скрывающемся тут благополучии.

— Нет, такого в меню не бывает. Все пациенты придерживаются здоровой диеты. — ответил Мессир. — В лобстерах большое содержание холестерина.

— А почему вас так охраняют? Нет, по работе я видел убийц, посещал тюрьмы для особо опасных преступников, но ведь это курорт? Что у вас есть такого, чего нет у остальных, если не секрет, конечно?


В ответ Мессир поднял подбородок вверх, словно указывая:

— Третий этаж - там живут мои звёзды. Отпусти их на волю и может случиться большая беда. В других отделениях их не смогут удержать никакие средства безопасности. Они - вершина моей коллекции!


Кирилл поднял голову и посмотрел. В окнах третьего этажа мелькнул силуэт женщины.

«Показалось?» - подумал он. – «А может заведующий лжёт и Мария действительно находится здесь?»

— Я бы хотел побывать на третьем этаже? — попросил он.

— Конечно, я не возражаю, но правила вы знаете….

— Мессир!!! — послышался голос.


Кирилл увидел низенького мужчину в очках и в белом халате медицинского сотрудника, быстрым шагом приближающегося к ним.

Заведующий обернулся:

— Да № 4? Я думал вы в оранжерее?

— Простите Мессир. Я был там с утра. — низенький очкарик приблизился к заведующему и протянул прозрачную папку с какими-то документами. Потом заметил журналиста и смутился. — Я, наверное, не вовремя?

— Это, Кирилл Арсеньев, журналист с телеканала Империя. — представил его заведующий. — Нет, говорите, что у вас?

— Э, кхм… Я закончил работать в лаборатории. Результаты удовлетворительные. Я просил бы вас ознакомиться с документами, а потом вас просил подойти № 101. У него к вам были важные вопросы... по административной части...

— Извините Кирилл, я вынужден вас временно оставить. — произнёс заведующий, забрав у очкарика папку. — Санитары будут с вами всё время, во избежание любых внештатных ситуаций. № 4, вы ведь сейчас не заняты?

— Эээ, совершенно свободен Мессир. Мне только нужно совершить обход на третьем этаже, раздать лекарства и проверить Голодного. Уже полдень.

— Наш гость как раз хотел там побывать, составь ему компанию, будь любезен! — попросил Мессир.

— Эээ, разумеется, как скажете.


Заведующий ушёл. Кирилл проводил его взглядом, а потом поинтересовался у очкарика:

— Как я могу к вам обращаться?

— Можете по номеру. Мой номер – четыре. — откликнулся мужчина.

— Знаете, это как-то неудобно. Может у вас есть какое-то прозвище?

Очкарик замялся:

— Если вам так будет лучше, но я его не очень люблю. Оно вечно мне напоминает…о прошлом… Г-г…Б...Б..

— Что-что? — переспросил Кирилл.

— Ботаник. — повторил громче очкарик и покраснел. Кирилл заметил, как санитары между собой переглянулись, словно в недоумении.

— Хорошо! Ведите меня Ботаник, покажите мне третий этаж?

----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Эта история имеет отношении к продавцу проклятий и жильцам пятого измерения.

Так же её можно будет прочитать тут - https://vk.com/public194241644

Показать полностью
137

№17 часть -2

№17 часть -2 Мистика, Фантастика, Крипота, Маньяк, Психиатрическая больница, Длиннопост

№17. часть-1

-------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Ехали молча.

Кирилл смотрел в боковое окно и всё думал о том, что ему померещилось в туалете. Ему не было страшно, но ощущение чего-то гнетущего не оставляло в покое. Он провожал взглядом бесконечное, слабо колышущееся на сухом ветру, зелёное поле. Нескошенная трава облетала частичками взвеси. Тошно было на душе. Тоскливо. Антон включил кондиционер. Кирилл благодарно кивнул и поинтересовался:

— Ты сегодня молчаливее чем обычно? О чём задумался?

— Я уже давно вижу один и тот же сон. — ответил Антон, не отрывая свой взгляд от дороги. — Я вижу, как мы с вами едем по этой дороге. По такой же, как эта: в рытвинах и колдобинах. Я гоню на полной скорости сквозь бесконечные поля и этому нет конца. Мы не делаем остановок. Мы все едем и едем. Хотим остановиться, а нельзя. Нас преследует стена огня. Она гонится за нами. Мы едем в клубах дыма, и он проникает в салон. Вы все задыхаетесь и просите сделать остановку, а я вас убеждаю потерпеть. Я вру вам, что скоро наша дорога закончится и можно будет отдохнуть. Но я знаю - наше бегство никогда не закончится, пока мы не сдадимся и не сгорим в этой огненной стене. И когда стена настигает нас — я просыпаюсь.

— Ого, ну и сон у тебя! — хмыкнул Слава.

— Я уже неделю почти не сплю. Я боюсь закрыть глаза. — признался водитель.

— Это погода. На термометре, наверное, уже больше 35 градусов. Вот доедем до места и отдохнём. — попытался утешить его Кирилл.


Антон хотел было что-то ответить, но его голос утонул в предупредительном рёве сирены. Он резко крутанул руль и пропустил уазик: Кирилл больно ударился головой; сидевшие сзади попадали с сидений. Уазик пролетел мимо и скрылся, оставив после себя пыльный шлейф. Микроавтобус сделал вынужденную остановку. Следовало подождать, пока уляжется пыль. Кирилл потёр голову: ушибся вроде сильно, а боли нет.

— Как вы ребята? — спросил он, обращаясь к салону.

— Нормально. — отозвался Илья. — Нога под сиденьем застряла, а так всё хорошо.

— Чё там за идиот был? Подрезал на пустой дороге! — возмутился Слава.

— Номера военные. — равнодушно сообщил Антон.

— Вот козлы!

— Мне показалось, он нас протаранить хотел – вот и свернул.


Антон намочил тряпку и вышел протереть лобовое стекло. Остальные вышли следом за ним размять ноги.

— А как давно тебе этот сон снится? — спросил Илья, наблюдая за ним.

— Уже неделю.

— Мы в пути всего три дня, а тебе снится это поле? — Кирилл задумчиво почесал подбородок. Он не верил в пророческие сны, а вот побриться следовало. Неудобно знакомиться с руководством заведения в таком виде.

— Забавно. Мне тоже неделю снится один и тот же сон. — сообщил Илья.

— Какой? — набежал любопытный Слава.

— Мне снится, что я просматриваю видеозапись, а на ней я сам смотрю в объектив камеры. Я голый стою в тёмной комнате. Видно только меня. Потом сзади опускаются нити медной проволоки и впиваются мне в кожу. Их очень много. Они опускаются и опускаются. Потом начинает играть музыкальная шкатулка. Знаете, такая игрушка? Крутишь в руке коробочку с ручкой, а она играет простенькую мелодию: дзинь-тринь-дзынь. От её мелодии я просыпаюсь.

— Ну у вас и сны, — хмыкнул Слава. — мне вот голые девушки каждую ночь снятся.

— Ещё бы они тебе не снились? У тебя гормон секса в крови играет! — Кирилл покачал головой.

— Да! Голые девушки! Они обступают меня и трутся об меня своей грудью. Груди у них, что надо. Всё, как я люблю: с длинными волосами, с крепкой грудью, только глаза и рот у них зашиты проволок…— Слава осёкся, словно только сейчас вспомнил такую подробность.

— Может мы все давно умерли? Может наша дорога никогда не закончится, и мы обречены скитаться тут до тех пор, пока само солнце не угаснет. Может быть всё это только один страшный сон?


Слова Антона подействовали даже на Кирилла. В них слышалась обреченность и пустота. Он помотал головой, пришёл в себя и, призвав к порядку, потребовал двигаться дальше. Они сели в машину.

— Да ну тебя, Антон! Хватит играть в Кассандру! Давайте лучше о бабах поговорим. — предложил Слава. — Мне вот, например, Катька из креативного отдела нравится. Я уже даже о свидании с ней договорился.

— Это Степанова, что ли? — спросил Илья.

— Ну, да. Короткостриженая блондинка. Ездит на красном Suzuki. Титьки у неё...

— Забудь! — оборвал его Кирилл. — Сводишь её в кафе, которое она тебе укажет, покормишь бесплатно, а потом она с тобой распрощается и из кафе уедет, прихватив свою подружку: она там официанткой работает.

— А вы откуда знаете?

— Все знают, что Катерина три года с ней встречается и у них пылкая и креативная любовь. Не ты первый — не ты последний! — похлопал его по плечу Илья.

— Да ладно? Вы чего?

— Она лесбиянка! — сообщил Кирилл.

— Ну знаете… Я не знаю… Такие титьки… Лесбиянки же все страшные… — запыхтел Слава.

— Смирись! Вокруг полно натуралок. Найдёшь ещё нормальную. — усмехнулся Илья.

— Натуралок? Блин! Может я тоже в душе лесбиянка? — бормотал Слава, поражённый до глубины души. — Эх, Катя, Катя. Придётся тебя из подруг удалять.


Дорога заканчивалась около высокого бетонного забора и, раздвоившись, уходила в разные стороны. Они остановились перед полосатым шлагбаумом. Кирилл увидел, приближающихся к машине, вооружённых людей в военной пятнистой форме. Только что их тут не было совсем. Они появились, словно из ниоткуда, со стороны водителя.


Кирилл достал документы и передал их Антону. Они бегло проверили документы, сообщили куда-то по рации, после чего вернули их. Вежливо козырнули и, открыв шлагбаум, велели ехать вправо до третьих ворот. Кирилл поблагодарил. Машина медленно поехала вдоль стены.


Он посмотрел в зеркало заднего вида. Возле шлагбаума снова было пусто.

— Любопытно, — пробормотал Кирилл.

— Что любопытно? — откликнулся с заднего сиденья Слава.

— Да, стена любопытная - выше пяти метров.

— Это, чтобы психи не перепрыгнули! — хихикнул Слава.

— Нестандартная стена. — подключился к беседе Илья. — Обычно то что? Бетонные плиты, а тут блоки. Военные укрепления. Очень похоже.

— Ага. И видеокамеры везде понатыканы. — показал пальцем Слава. — Я уже три насчитал. Хорошее снабжение сразу видно.


Они проехали мимо железных ворот, выкрашенных свежей краской. Через некоторое время миновали вторые.

— Следующая, — предупредил Антона Кирилл.

— Я помню.


Третьи ворота были открыты. Их ждали.

Микроавтобус съёмочной группы загнали в шлюз и ворота закрылись. Из дверей выскочила целая группа военных в той же пятнистой форме. Двое были с собаками. Старший, представившись им, как №112, попросил их выйти. Кирилл вытащил из сумки кипу разрешающих документов, копии паспортов и удостоверения. Пока военные проверяли автомобиль, они ждали, боясь пошевелиться.

— Кирилл Арсеньев. Только вам разрешено посетить отделение №17. — сообщил старший из группы.

— Почему?! — вскинулся журналист. — У вас в руках документ от министерства. У нас разрешение на четырёх человек! Кроме того, я бы хотел отдельно обсудить возможность съёмки...

— А у меня на ваш документ, есть другой. — ответил ему военный. — Мессир решил по-своему. Он тут главный. Он созвонился с министерством и скорректировал условия посещения. Ваша группа будет ждать вас в гостевом домике, там их накормят. Они смогут зарядить свои сотовые телефоны и отдохнуть. Вас же Мессир готов сопровождать лично и предоставить любую информацию в рамках той, которая разрешена.

— А почему вы под номером? Какое у вас звание или должность? Как ваша фамилия?

— № 112. И это всё, что вам разрешено про меня знать. А сейчас снимите пожалуйста всю одежду и оставьте её в машине. На время посещения вы получите новую.

— Мы представители прессы! — возмутился Кирилл. — У нас есть права!

— Если вы хотите отказаться от посещения, я сообщу Мессиру, и мы откроем вам выход?

— Иди один Кирилл, не связывайся. — подал голос Илья. — Мы подождём в домике для гостей. Может ты с руководством договоришься. Что толку с охраной бодаться?

— Хоть помыться дадут! — Слава уже разделся, и теперь мерял мешковатую форму, выданную ему охранником.


Кирилл, недовольно бурча, принялся раздеваться. Охрана отобрала все, вплоть до наручных часов. Ему даже не позволили взять с собой блокнот. №112 проводил его в замкнутое помещение и заставил пройти через металлическую рамку.

— А это зачем? Я гол, как сокол, и во всём вашем! — язвительно прокомментировал Кирилл.

— Порядок такой. Ещё одна проверочка и вы свободны.

— Ага. Свобода определяется границами стен снаружи.


Зашли три человека в костюмах химзащиты. Один держал большой деревянный ящик.

Ящик был усыпан циферблатами и от него тянулся длинный щуп. Кирилл вздохнул и поднял руки. Люди в защитных костюмах поводили щупом возле него, а потом уставились на ящик. Ящик тихо запищал.

— Всё? — спросил №112, обращаясь к ним.


Люди в костюмах молча кивнули, забрали оборудование и вышли. Кирилл проводил их насмешливым взглядом.

№112 достал рацию:

— Мессир? Он готов к встрече с вами.

— Молодец №112. Я уже подхожу. Пожалуйста проверь, чтобы у наших гостей было всё необходимое. Машину осмотреть и заправить. — прохрипела рация.

— Будет сделано.


№112 протянул Кириллу блокнот и ручку:

— Пожалуйста, ручка расписана, блокнот чистый. Добро пожаловать в отделение №17.

--------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Эта история имеет отношении к продавцу проклятий и жильцам пятого измерения.

Так же её можно будет прочитать тут - https://vk.com/public194241644

Показать полностью
86

Привет, сестрёнка

— Как ты себя сегодня чувствуешь? — Иван Александрович закинул ногу на ногу.


Мягкий тёплый свет его кабинета настраивал на дружескую беседу.


— Да никак. Всё так же, как и на прошлой неделе. Живу, пью, курю.


Я не особо любил походы к психологу, но мама настаивала на этом. Вроде как они помогали мне справиться с потерей. Вот только толку от них не было никакого.


— Это хорошо, — сказал доктор. Он снял очки и устало потёр переносицу. — Ты нашёл себе работу?


— Да, теперь я курьер в одной забегаловке, — ответил я без воодушевления. Довольно глупо было называть "забегаловкой" приличный ресторан в центре Москвы, но мне было глубоко плевать на его статус. Я просто хотел чем-то занять мозги.


— Значит, можно тебя поздравить. Ты успешно возвращаешься к прежней жизни. Думаю, ещё буквально пара сеансов, и ты больше не будешь нуждаться в моей помощи, — он сделал с короткую паузу. — Кстати, ты продолжаешь принимать лекарства?


Я промолчал.


* * *


Серость и холод осени добрались до столицы. Пронизывающий до самых костей ветер и мелкий моросящий дождь дополняли унылую картину. Я шел на остановку в отвратительном настроении. Тяжелый рюкзак, полный заказов для прожорливых посетителей, неприятно оттягивал спину.


Несколько человек уже стояли на остановке в ожидании транспорта. Надеясь на закон подлости, согласно которому нужный автобус приходит именно тогда, когда закуришь сигарету, я достал пачку из кармана. Защищая зажигалку от капель дождя, чиркнул колёсиком. Но как только я поднёс огонёк к сигарете, одна из девушек, стоящих на остановке, обернулась в мою сторону.


Меня прошиб холодный пот. Нет, это не может быть правдой...


Передо мной стояла моя погибшая сестра. Те же голубые глаза, тот же вздернутый носик. Мне даже показалось, что я уловил едва заметный запах её духов.


Мысли бешеным водоворотом закружилась в голове. Она здесь? Но как это возможно? Ведь я же её... Нет, это какая-то галлюцинация, просто бред!


Я так и стоял в ступоре с сигаретой во рту, когда подъехал автобус и девушка быстро запрыгнула в него. В последний момент она обернулась и, как мне показалось, ухмыльнулась. Бусик уехал, и из небытия меня вырвала боль от раскалившейся зажигалки. Уронив её на асфальт, я помотал головой. Брось ты, это не могла быть Ирина. Просто девушка очень похожа на неё.


Я подобрал зажигалку, стряхнул с неё грязь и прикурил. Тепло наполнило лёгкие и вернуло трезвость ума.


Да, определённо, это была просто прохожая. А Ирка умерла полгода назад. Её больше не вернуть.


Не вернуть...


* * *


Тёплым майским вечером прогулка до дома была как раз кстати. Я возвращался после знатной попойки с друзьями в честь дня рождения Лехи. Море девчонок и алкоголя — лучшая возможность с кем-нибудь поразвлечься. Вот только весь вечер я убил на то, что спаивал однокурсницу Полину, первую красавицу института, а эта шалава дала красавчику Антону. Этот гандон давно за ней ухлестывал, поднакачался и обрызгался каким-то вонючим парфюмом — вот она и прыгнула к нему в койку. И плевать, что я добиваюсь её уже два года.


“Да и хрен с ней. Сдалась мне эта дура, когда вокруг полно других тёлок. Буду одиноким волком, трахающим все, что движется”, — с такими мыслями я брел шатающейся походкой домой. Благо празднование проходило в соседнем от моего дома дворе.


Знакомая с детства дорога в этот раз заняла в два раза больше времени, чем обычно. В итоге домой я пришёл к трём часам ночи. Хотя "пришёл" мягко сказано — скорее, ввалился в прихожую со смехом, шикая сам на себя.


Я старался не разбудить мать с сестрой. Ирка приехала к нам с мамой впервые за последние полгода — они с мужем устроили дома ремонт и все свободное время только и делали, что клеили обои да белили потолок. Не хотелось бы портить один из ее редких приездов своей пьяной рожей.


Кое-как справившись с замком, я наспех разулся и побрёл на кухню. Там в темноте присосался к кувшину с водой. В этот момент я услышал тихие шаги в коридоре — кто-то проснулся и шел по коридору в сторону кухни.


Это оказалась Ирина. Она спросила нечто в духе "как отпраздновали?". Я что-то ответил, кажется, невпопад. Шаги начали удаляться в сторону нашей комнаты. Я остался на кухне ещё на несколько минут, пытаясь остановить головокружение.


Плохо помню, как лёг спать, но проснулся я почему-то на диване сестры. Её самой в комнате не было. По голове будто били молотком, во рту было гадко, руки тряслись. Вот она, расплата за ночное веселье. Я буквально сполз с кровати, бросив взгляд на настенные часы: 15:45. Значит, я проспал около двенадцати часов.


Морально готовясь к маминым нравоучениям по поводу выпивки, я поплелся на кухню. По квартире плыл какой-то приторно-сладковатый запах. "Готовку, что ли, устроили с утра пораньше?" — пронеслось у меня в голове.


Я прошёл по коридору на кухню и... Там лежала она. Точнее, то, что от неё осталось...


* * *


Из воспоминаний меня выдернул подъезжающий автобус. Быстро потушив сигарету, я запрыгнул в него и сел на ближайшее свободное место.


* * *


Дни текли ужасно медленно. Ранний подъем, работа, походы к доктору Бондаренко и вечернее пиво под опостылевший сериал. Другой бы давно свихнулся от скуки, однако мне этот ритм жизни позволял забыться и не вспоминать события того ужасного дня.


Возвращаться к ним приходилось только на кушетке психолога. Я ненавидел ходить к нему, но ради мамы приходилось себя пересиливать.


После смерти дочери, да ещё и такой ужасной, она совсем замкнулась в себе. Превратилась скорее в какого-то призрака, отдалённо напоминающего человека. Даже будучи вдвоём дома, мы редко встречались. Обычно я видел её только мельком или боковым зрением, когда она тенью перемещалась по квартире. А её голос слышал только по ночам, когда она плакала в своей комнате. Сколько раз я стучался к ней, но в ответ слышал за дверью только громкое "уходи". Я и не настаивал. Не умею утешать людей.


* * *


Дни так и текли бы своим чередом, серые и унылые, если бы не тот вечер.


Это был обычный самый заказ — пара роллов да пицца. Доставить нужно было через две улицы, и я решил пройтись пешком. Дойдя до нужного адреса, позвонил клиенту. Мне ответил звонкий женский голос и сообщил код от домофона.


Поднимаясь на лифте, я поймал себя на мысли, что жизнь потихоньку налаживается. Лекарства явно помогают, меня больше не посещают суицидальные мысли, появилась постоянная работа, и я, в общем-то, здоров, здоров физически. Но, черт возьми, как же мне не хватало любви....


Лифт доехал до нужного этажа, и я выбросил из головы романтично-бредовые мысли. Найдя дверь нужной квартиры, нажал кнопку звонка. Там кто-то закопошился, и в следующую секунду дверь открыла блондинка. Я сразу утонул в её глазах. Никогда прежде мне не доводилось видеть такой чистой красоты. Казалось, она ангел, спустившийся с небес.


Видя, что я стал в ступоре, она улыбнулась и помахала перед моими глазами банковской карточкой. Очнувшись, я спешно достал терминал из рюкзака.


Девушка приложила карту к аппарату, и я успел заметить изящный розовый маникюр. Она расписалась о получении заказа, и я протянул ей пакет с едой, ещё раз взглянув в бездонные глаза..


Что-то было не так. Я не сразу обратил внимание на силуэт за её спиной. А когда разглядел, у меня подкосились ноги.


Позади неё стояла Ирка. Только это была уже не та родная сестрёнка, которую я помню. Её глаза были мутными, а губы синими. Она просто стояла, склонив голову набок, и из её шеи текла кровь. Прежде, чем я успел что-то сделать, девушка с ангельский внешностью поблагодарила меня и захлопнула дверь.


Я так и остался стоять с бешено колотящимся сердцем и планшетом в руках.


* * *


— Значит, ты говоришь, что это была твоя сестра? — голос доктора Бондаренко звучал недоверчиво.


— Да, черт возьми, это была моя сестра, — ответил я с нескрываемым раздражением.


— Та самая, которая погибла около полугода назад?


— Понимаю, что звучит как бред, но я не псих.


Конечно, он не поверил мне, да и кто поверит ненормальному, сидящему на антидепрессантах?


— Кирилл, никто не считает тебя психически больным. Я просто складываю общую картину, — он смягчил тон. — Что насчёт этого говорит твоя мать?


— Мы с ней не общаемся, — я нервно вздохнул и потянулся за сигаретами.


— Здесь не курят.


— И как я тогда должен успокоиться?! — я не заметил, как перешёл на крик.


— Ты продолжаешь пить таблетки? — спросил Иван обыденным тоном, будто чашку кофе заказал.


— Да, блин, я пью сраные таблетки. А потом вижу свою мёртвую сестру с перерезанной глоткой. Ещё вопросы есть?


Он не ответил. Я встал со стула и зашагал по комнате туда-обратно. Психиатр молча наблюдал за моими передвижениями и не мешал. Мягкие стены кабинета почему-то успокаивали и дарили чувство защищённости. Пропсиховавшись, я снова сел на стул.


— Доктор, разве это нормально? Разве я должен видеть то, чего быть не может? — отчаянно спросил я.


— Скажу прямо, это не распространённое явление, но такое бывает. Пока я могу только увеличить тебе дозу.


— И видения пропадут? — в моем голосе звучали отчаяние и надежда.


Он ничего не ответил, лишь чиркнул что-то на бумаге.


* * *


В последнее время я начал копаться в своей голове все чаще. Не только на кушетке психиатра, но и по пути к заказчику, в магазине или дома в нашей с сестрой комнате... Уже в своей комнате.


Вспоминал день, когда от нас ушёл отец. Просто сказал, что выйдет за сигаретами, взял с собой тяжёлую сумку и не вернулся. Почему-то я тогда думал, что он ушел из-за меня. Видимо, я не был для него достаточно хорошим сыном.


Вспоминал, как однажды в детстве я задушил нашу кошку. Мне просто хотелось узнать, как долго она сможет обходиться без воздуха. Все-таки дети — те еще ублюдки. Кстати, продержалась она меньше, чем я рассчитывал.


Вспоминал, как впервые спалился с сигаретой во рту. Их запах возвращал меня в детство, когда с нами ещё был папа. От него всегда пахло дешёвым куревом.


Но как ни старался, я не мог вспомнить утро того ужасного дня. Будто его стёрли из моей памяти большим ластиком. Я ничего не помнил с того момента, как увидел окровавленное тело сестры.


Умом понимал, что мы наверняка вызвали полицию и было расследование. Скорее всего, я первым попал под подозрение, но у меня было жёсткое алиби в виде зашкаливающей дозы алкоголя в крови, при которой я не мог не то что ножом махать, но даже адекватно дойти до спальни.


Следующее моё воспоминание было на бархатной кушетке доктора Бондаренко. С тех пор мы с ним активно работали над моими мозгами, в которых и так ничего не нашлось о той ночи.


Я мог уверенно сказать, что на походах к нему настояла мать, хоть и не помнил разговора с ней. Это было довольно странно, учитывая, что мы с ней толком не разговаривали. Я все реже слышал плач из её спальни, и сердце сжималось при мысли о том, что в трагедии, возможно, виноват я.


Не услышал, как какой-то маньяк проник в квартиру. Не заметил чужого присутствия в доме. Не защитил...


Такие мысли все чаще проникали в мой мозг. Поэтому я стал брать больше заявок, чтобы с головой углубиться в работу. По вечерам покупал все больше пива и пил, пока не отрубался в кресле с бутылкой в руке.


Вот только Ирину я видеть не перестал.


Я уже привык замечать её в толпе прохожих, в окнах домов, на противоположном эскалаторе в метро. Она проезжала мимо, не отрывая от меня невидящих глаз, и я мог уловить сладкий запах её духов, смешанный с запахом гнилой плоти.


* * *


— Они больше не помогают.


Я лежал на кушетке в кабинете Ивана Александровича и сверлил взглядом мягкий потолок.


— Кто не помогает? — спросил он.


— Таблетки. Сегодня я видел сестру два раза: в отъезжающем автобусе и в окне своей квартиры, когда шёл домой с работы, — я говорил это спокойным тоном смирившегося с судьбой человека.


Бондаренко тяжело вздохнул. Я знаю, что был для него безнадежным пациентом. Прогресс сошёл на нет после той моей фантазии об ангельской девушке. Я больше не хотел лечиться и быть здоровым. Всё это бесполезно. Ирина никогда меня не отпустит.


— Боюсь, Кирилл, я вынужден прописать тебе лекарство внутривенно, — доктору явно тяжело было признать, что его методы лечения не работают, хоть это и было заметно уже давно.


— Какое на этот раз? — тихим ровным тоном спросил я.


— Ты сам знаешь, — так же спокойно ответил он.


Я кивнул. Врач встал и открыл входную дверь. Миниатюрная медсестра тихо вошла в палату со шприцем в руках. Улыбнувшись, она протянула мне руку с аккуратным розовым маникюром и жестом попросила мою. Я закатал рукав по локоть и протянул ей конечность. Мне показалось знакомым её лицо...


* * *


Выбросив в урну сигарету, я бодро зашагал в сторону центра. Отогревая дыханием замерзшие пальцы, приветственно помахал рукой мёртвой Ирине в проезжающем автобусе. Она не ответила — придерживала руками вываливающиеся из живота внутренности.


Я дошёл до элитного ресторана в центре Москвы и загрузил в рюкзак несколько заказов. Выйдя оттуда, я закурил и подмигнул сестре в окне соседнего дома. С каждым днем крови и ран на ее теле становилось все больше.


Вечером дома я поздоровался с призраком матери и впервые за долгое время заговорил с ней. Рассказал ей о том, как прошёл мой день, как я видел Ирину и что она передавала ей привет. Мама молчала, лишь поглаживала кровоточащую рану на шее.


* * *


— Знаете, а ведь я всё вспомнил, — улыбаясь в потолок, вдруг сказал я.


В глазах доктора появился интерес:


— Да? Поделишься воспоминаниями?


— Пока только обрывки. Я вспоминаю какие-то отдельные детали, и история собирается по кусочкам, словно паззл.


— Та-ак.... — рука доктора начала быстро писать что-то в блокноте.


— Я вспомнил, как в ту ночь сестра подошла ко мне. Что у меня уже был нож в руках. Следующий кадр — она лежит передо мной полу, а руки у меня в крови. Тут я услышал крик матери, полный отчаяния и боли. Она стояла у входа в кухню и переводила взгляд то на меня, то на Ирину. Как она тогда плакала... Потом в мою сторону полетели ранящие сердце слова — "ЧУДОВИЩЕ", "НЕ ПОДХОДИ КО МНЕ", "УХОДИ, УХОДИ, УХОДИ"... — крики матери в воспоминаниях оглушали меня в настоящем.


Я взглянул на доктора Бондаренко и за его спиной увидел маму и сестру. Они просто стояли и слушали мое признание, глядя на меня мутными глазами.


Рука врача остановилась и повисла над бумагой.


— Кирилл.


— Да?


— Вы осознаете, где находитесь?


— Да, доктор. Я нахожусь в психиатрической больнице в городе Благовещенск. Вы — мой лечащий врач Иван Александрович Бондаренко. Я здесь потому, что убил двоих человек.


— Что ж, раз вы всё вспомнили, может, объясните, зачем вы это сделали? — он выжидающе смотрел на меня.


Я молчал.


Психиатр покачал головой, тяжело вздохнул и вызвал санитаров. Двое рослых мужиков взяли меня под плечи и потащили моё безвольное тело в палату.


Иван Александрович аккуратно сложил свои заметки и положил их в папку по делу пациента Белова Кирилла Васильевича. Он встал из-за стола, подошёл к шкафу и вставил её в аккуратный ряд среди сотен других папок.

Показать полностью
53

Поломанная Богородица. Часть четвертая.

В своих руках я держал прямое доказательство существования потустороннего мира. И это было странно. Ведь до самой последней минуты я не верил, что смогу отыскать икону, считал, что это всё-таки выдумка. И даже в тот момент около зарослей малинника – я сомневался, что эта икона действительно способна ужаснейшим образом калечить людей. Проверить на себе, правда, не решался. Я вытащил из кармана плотный чёрный пакет и вложил туда находку, завернул края, достал второй такой же пакет и повторил процедуру. Затем наконец стащил с глаз повязку из шарфа и направился через огороды обратно к автомобилю. Пусть икона и была под большим слоем полиэтилена, но даже так я старался не смотреть в сторону свёртка.


Первая часть: https://pikabu.ru/story/polomannaya_bogoroditsa_chast_pervay...
Вторая часть: https://pikabu.ru/story/polomannaya_bogoroditsa_chast_vtoray...

Третья часть: https://pikabu.ru/story/polomannaya_bogoroditsa_tretya_chast...


В автомобиле я достал из бардачка скотч и щедро обмотал находку, чтобы пакеты случайно не развернулись и икона не выпала наружу. К своей квартире я добрался без приключений. Замечательно, что за этим артефактом не велось охоты. Ведь иначе по первому же слушку в тот огород наведались бы гости и всё там перерыли вдоль и поперёк. Значит никто, скорее всего, и не знал об артефакте.


На часах было два ночи. Я рассудил, что следовало бы выспаться, чтобы вступить в завтрашний день со свежей головой. Свёрток спрятал в глубинах шкафа, хоть и жил один – на всякий случай. Даже подумалось как-то, что ночью я мог бы залунатить к этому шкафу и, ничего не соображая, гляну на икону. Ведь если существуют души и подобные вещицы, то почему бы не случиться и такому? По прихоти своей паранойи я придавил икону различным хламом, на разгребание которого ушло бы порядочно времени, за которое я бы проснулся. Всю ночь мне снилось, как я прощупывал малинник длинной палкой…


Только на утро я в полной мере осознал, что держу в своём шкафу нечто коварней атомной бомбы. Коварней и непредсказуемей. И так как сам факт существования подобной иконы уже ставит всё человечество под угрозу – я намерен был совершить изучение в одиночку. А если мне удастся с её помощью каким-то непостижимым образом не только доказать существование «потустороннего мира», но и выяснить способы влияния на этот самый потусторонний мир… Тогда в грубых невежественных руках человека окажется оружие гораздо более опасное, чем весь ядерный арсенал сверхдержав.


Становилось страшно просто от одних лишь мыслей о том, каким образом с помощью ведьм, тёмных ритуалов, подобных икон и духов можно было бы подчинить мир. Как войны между государствами перешли бы на совершенно иной уровень. Как беззащитное человечество оказалось бы заковано в цепи могущественными диктаторами, имеющими доступ к тайным знаниям. Нет. Такое ни в коем случае нельзя было допустить к широкой огласке. Это должно стать запретным знанием. Я твёрдо решил никому ничего не рассказывать, но от исследований отказываться не стал – тут сыграла свою роль моя великая природная любопытность. Упустить возможность стать первопроходцем? Я себе этого не прощу до конца жизни! Вторым аргументом к молчанию было моё сомнение в том, что я – первый человек, столкнувшийся с этим и решивший подойти к теме научно. Наверняка были предшественники, которые либо предпочли молчать, либо их кто-то заткнул. Это так же значило, что необходимо действовать осторожно. Вполне возможно, что я стоял у начал некой новой протонауки, которая породила бы новое понимание действительности.


С другой стороны, если такие вещи существовали бок о бок с человечеством на протяжении тысячелетий, то почему они не попали в руки диктаторам? Почему наша цивилизация не приняла оруэлловский облик с оттенками мистики и сверхъестественного? Выходит, что я либо ожидаю от магии слишком большого, либо же наша цивилизация уже находится под безграничной властью какого-нибудь безумца, только мы никогда не сможем этого осознать. Ну, или третий вариант – я действительно первопроходец.


Весь день на работе я был занят размышлениями. Как выглядит икона? Что она содержит в себе такого, раз уж повреждает мозг человека: это некая особая совокупность контуров или же просто действительно страшное изображение? Вряд ли это просто очень страшное изображение – оно бы просто шокировало, но не вызывало агнозии, галлюцинации, способность видеть души… Скорее, эта икона просто воспринимается человеком, как нечто страшное. Очень многое об иконе может сказать её облик. Но как увидеть изображение и сделать это безопасно?


Возможно, дело в контурах и совокупности цветов, определенным образом влияющих на психику. Если это предположение верно, то будет достаточно отразить икону в зеркале, слегка исказить изображение, пропустить через светофильтры. Конечно, это всё равно риск. Икона могла бы «просто обладать некой магией», ведь дело это склоняется к мистике. Тогда никакие светофильтры не помогут и я всё равно получу жестокую психотравму. Поэтому вечером я отправился в магазин животных и прикупил двух самых дешевых попугаев и двух крыс. Насчет крыс я сомневался, что они были способны различить цвета, но если, например, икона окажет эффект только на попугаев, то я буду точно знать, что дело в цвете, а не контурах. Но даже попугаи воспринимали цвета не так, как человек, а чего уж говорить об устройстве их мозга… Пришлось просадить немало денег. Лучше всего было бы купить обезьяну, а еще лучше – иметь подопытного человека… с несколькими жизнями.


Когда я пришел домой, то сразу же достал свёрток, очень аккуратно распаковал его, достал икону и приступил к эксперименту. Первым делом я добился, чтобы на изображение посмотрели крысы. Смотрели они на дощечку с полным безразличием. Себе я сказал, что дело тогда, наверное, в цвете. Но и попугаи не проявили особой реакции. Эксперимент провалился. Зато теперь я выяснил, что на животных икона никак не действует. И это ОЧЕНЬ усложнило мою задачу – изучить икону. Ведь что я теперь смогу выяснить без подопытных?.. Получается, для восприятия изображения необходим человеческий мозг. Если это так, то неужели выходит, что икона изначально заточена против человечества?


Больные, кстати, из всех душ видели именно старуху, а это значило, что они получили способность видеть только её, а не весь потусторонний мир сразу. Учитывая, что на Земле в общей сложности за все времена жило около ста миллиардов человек, то потусторонний мир должен быть населен довольно плотно и пациенты наверняка заметили бы кого-то ещё. Значит старуха и икона связаны. Зачем же старухе пытать тех, кто её увидел? Чтобы каким-то образом накопить энергию и упокоиться? Ведь Дарья отказалась принимать способности своей бабушки, и было бы логично, если старуха решила позаботиться о поиске иного пути покинуть этот мир. Но тогда зачем она завещала прятать икону? Почему бы наоборот всячески не поспособствовать попаданию иконы к бОльшему числу людей? С другой стороны – она ведьма. Почему бы ей не уметь предсказывать будущее?... Я внезапно осознал, что рассуждаю о мистических вещах с точки зрения самых распространённых клише о ведьмах. Имеют ли эти клише право на существование? Я опять напоролся на слепые зоны.


Я слишком переоценил свои возможности, потому что был почти уверен в том, что смогу проводить эксперименты на животных. А больше в голову не шло никаких хитрых экспериментов, с помощью которых можно было бы что-то выяснить об иконе. Наверняка можно было что-то сделать, но я не мог ничего придумать, кроме как провести эксперименты на живых людях.


От совершенной безыдейности я сначала приложил к иконе свой старый крестик, который уже давно перестал носить. Сходил за святой водой в церковь и капнул на икону. В обоих случаях ничего не произошло. Абсолютное безмолвие иконы начинало меня беспокоить. И той ночью мне было как-то тревожно спать – чудилось, будто в комнате кто-то есть, хоть никаких шумов я не слышал. Икона всё-таки создавала в квартире какую-то гнетущую атмосферу ужаса, ведь попробуй спать спокойно, когда в нескольких метрах от тебя лежит нечто настолько страшное, что оно даже способно этим сводить с ума.

На следующий день произошёл любопытный случай. Когда я делал обход – ко мне вдруг обратился Влад.

– А вы тоже видели икону, доктор?

– Нет, с чего вы взяли?

– А почему тогда старуха теперь всюду ходит за вами?


Меня передёрнуло от испуга и я автоматически оглянулся, но никого не увидел. Когда от транквилизаторов отошли и другие пациенты – они подтвердили слова Влада. Старуха теперь ходила по моим пятам. Что еще удивительно – она отстала от пациентов. Те могли даже отдохнуть от препаратов.


За время обеда быстро съездил к дому, взял икону и привез её в больницу. Я уловил момент, когда в палате останутся только пациенты и попросил их пронаблюдать за реакцией старухи, а сам достал икону из пакета, держа ее так, чтобы пациенты не могли увидеть лик. Направил икону я прямо на старуху, в некоторой надежде, что это может её изгнать. Со слов больных – старуха лишь криво улыбнулась.


Остаток дня прошёл в паранойе – старуха теперь не приставала к больным и, судя по всему, вовсе уходила из палаты вслед за мной. Ночью тревога сильно возросла – комната будто наполнилась различными звуками. Я понимал, что это все может быть просто лишь следствием взвинченных нервов – в спокойном состоянии я бы даже и внимания не обратил на эти звуки. Однако мысль, что прямо сейчас рядом стоит то, чего я не могу увидеть… Не убьёт ли оно меня? Спал я с включенным светом и сквозь тревожный сон мне часто мерещилось, что в комнате кто-то есть.


Прошло несколько дней. Симптомы у больных вдруг смягчились, теперь они чувствовали себя лучше, хоть всё еще испытывали страх и видели ведьму. Я уже начал думать, что пациенты не безнадёжны, что ведьме нужно было лишь, чтобы икону кто-то нашёл и отнёс в безопасное место... Вместе с санитаром мы решили освободить их от фиксирующих бинтов. Но едва развязали троих – те на нас отчаянно набросились. Мне неплохо прилетело, но всё же на нашей стороне была сила, против их измотанности и неспособности полноценно воспринимать реальность. Однако было удивительно, что они оказались в состоянии выполнять такие сложные движения. Мы их поколотили, скрутили и привязали обратно. Больные принялись захлёбываться и верещать что-то вроде «умрите, доктор, иначе умрём все мы». Как я позже понял – старуха настроила пациентов против меня. Они совершили сделку – ведьма прекратит пытки, а когда больных отвяжут – они должны были напасть на меня и убить.


Тем же вечером состояние пациентов обострилось и даже стало ещё хуже, чем было ранее. Старуха возобновила пытки с удвоенной яростью. Пришлось снова использовать препараты.


Шоковая терапия не помогала. Инсулиновая терапия тоже оказалась бесполезной. Галлюцинации не прекращались. Быть может потому, что это были вовсе и не галлюцинации. Коллеги разводили руками, а я понимал, что медицина тут бессильна.


«…Иначе умрём мы…». Препараты лишь оттягивали неизбежное. Психика больных под действием постоянного ужаса постепенно истощалась. И сложно было оценить масштабы этого ужаса, ведь им удалось повидать то, что человеческая психика была неспособна воспринять, нечто за гранью. Первым скончался отец семейства. Затем ослепленный близнец. Они были истерзаны жестокой старухой.


Похоже, что икона предназначена лишь для уничтожения людей и более никакой ценности не представляет. Чтобы узнать, что же там такое на ней изображено, все совокупности линий – придется либо самому туда посмотреть, совершив, фактически, самоубийство, либо же проводить опыты над другими людьми. Иначе никак.


Неотвратимость смертей, моё упадничество, безвыходность в изучении иконы – всё это сложилось между собой, и я решился на бесчеловечный шаг – провести эксперименты с иконой над уже обреченными и беззащитными людьми.


Заранее я подготовил фотографии иконы – отзеркаленные, искаженные и пропущенные через светофильтр. Даже по глупости чуть ли сам не глянул на фото – вовремя отвел взгляд. Я дождался, когда от препаратов отойдет ещё живой близнец. А потом показал ему эту фотографию. Близнец испугался, но всё же прореагировал не слишком остро. Я предположил, что у него мог выработаться некий иммунитет к лику и поэтому пошёл дальше – показал ему саму икону. Тот долго сопротивлялся, не хотел смотреть в её сторону, но я силой заставил его раскрыть глаза…


На истинный лик Поломанной Богоматери он отреагировал совсем иначе – кричал и ревел он так сильно и громко, что негде было спрятаться от его пронзающего душу вопля. Этот вопль до сих пор терзает меня в кошмарных сновидениях. Смерть близнеца была поистине ужасна. В содеянном я раскаялся сразу же – внутри стало погано и мерзко. И ради чего? Ради любопытства? Ради науки? Куда эти научные данные сгодятся? Зачем мне всё это?


Для того чтобы потешить своё тщеславие – иное объяснение не годится.


Ночью я так и не смог уснуть. На следующий день взял отгул и, после долгих размышлений, позвонил Дарье и предложил встретиться – по телефону говорить не хотелось – разыгрывалась паранойя. Я рассказал ей о том, что отыскал икону, после того, как один из больных, ныне усопший, вдруг вспомнил, что запустил её в заросли малины, рассказал и о виденьях больных, будто теперь старуха ходила за мной. Рассказал и то, что пытался проводить эксперименты. Но об убийстве близнеца говорить не стал.

– А почему ты просто не сожгла икону? Зачем было рисковать с игрой в прятки?

– Бабушка завещала мне ее ни в коем случае не сжигать и не уничтожать – иначе «будет хуже». Но сама я не знаю, что именно будет и будет ли вообще. Лучше просто спрятать икону и не рисковать.


Я согласился с этим – рисковать не стоило. В тот же день мы отправились на машине Дарьи в какие-то глухие края. Свои глаза я завязал тем же шарфом, чтобы не видеть дороги. Единственное требование, какое я выдвинул – это ехать туда, где точно никогда не будут строить дома, деревни и города. Скорее всего, Дарья направилась в края, далёкие от важных транспортных артерий, в края, где постоянно вымирают деревни, где нет перспективы развития. Я помню только сильную тряску, что говорило об очень плохих дорогах.


По пути девушка мне поведала о своих предположениях по поводу иконы:

– Моя бабушка по жизни была злобной и завистливой. О том не одна история в деревне гуляет. «Злая шептунья» – так её звали. Потому что проклятия на других людей она наводила очень тихим шёпотом… Она и садисткой была, много людей сгубила… поэтому её действия против пациентов понятны. А икона, скорее всего, что-то вроде домика для её души, где она могла бы пребывать в чем-то похожем на спячку. Чтобы облегчить своё существование после смерти. Ведь без этого она была бы вечно неупокоенной.


Когда я снял шарф – машина стояла на какой-то лесной дороге. Слева и справа – берёзы. Пасмурно, дело клонилось к ночи. Дальше – мой черёд. Дарья надела на свои глаза шарф и включила в наушниках музыку – чтобы даже не слышать, в какую сторону я направлюсь. Некоторое расстояние я прошёл по дороге. Как машина скрылась из виду – шагнул в лес. Шёл ровно двадцать минут. Потом остановился и принялся копать яму. Было тяжело, ведь я не привык к физическому труду: разнылась спина и плечо, по лбу ручьями стекал пот… но яма получилась глубокой – остановила меня только неумолимо надвигающаяся на лес темнота.


На дно ямы полетел чёртов свёрток. Следом – мой плевок. Засыпал землёй я всё быстро. Заложил сверху травой, чтобы замаскировать раскоп. Обратно шёл с чувством выполненного долга и завершившегося кошмара, но всё же терзаемый одной мыслью. Мыслью, которая была во многом страшней событий в лечебнице, а может даже и страшней самой закопанной иконы… И неужели всё же существует некое Всесовершенное Существо, Господь, который и стоит за всем этим? Я сильно надеялся, что нет. Однако после всего увиденного стать убежденным атеистом мне уже никогда не получится. Я до сих пор пытаюсь прогнать эту страшную мысль о Боге. Она не даёт мне покоя. Ведь если у этого безнадёжного мира, где существа живут только тем, что пожирают друг друга, где возможны такие ужасные вещи, есть Творец – я не вижу иных причин, подтолкнувших его создать эту Вселенную, кроме как заставить каждое созданное им существо постоянно пребывать в метаниях и страданиях. Не мог Добрый Господь допустить саму возможность страдания. Не мог Добрый Господь допустить всё то, что произошло с теми людьми. А значит он садист – по определению. И что же помешает ему и после смертей швырять всех нас в кошмарную бездну ада?

Показать полностью
128

Поломанная Богородица. Третья часть.

Я видел ужасные страдания безнадёжных пациентов, фактически экспериментально доказал, что их массовая галлюцинация вовсе и не галлюцинация, я услышал истории об этой самой иконе от разных и, казалось бы, не связанных между собой источников… Я даже провел допрос пациентов и выяснил, что на месте поля действительно совсем недавно находился вишнёвый сад. Дозвонился до участкового и узнал от него, что в том доме и вправду проживала нелюдимая старуха, о которой по деревне ходило много различных слухов разной степени правдоподобности.


Первая часть: https://pikabu.ru/story/polomannaya_bogoroditsa_chast_pervay...

Вторая часть: https://pikabu.ru/story/polomannaya_bogoroditsa_chast_vtoray...


Но этого всего было недостаточно. В голову, конечно, прокрались сомнения, но они еще не были достаточно сильны, чтобы пробить толстую стену материализма. Я старался ко всякой подобной информации относиться, как истинный философ, без излишнего догматизма – не отрицал до самого конца возможности существования чего-то сверхъестественного, хоть и воспринимал любую мистическую историю очень скептично. Мистика обросла различного рода шарлатанством и поэтому ее репутация безнадежно испорчена – тут ничего не поделаешь. Однако электричество и магнетизм совсем недавно могло восприниматься, как нечто сверхъестественное. Нужно было лишь провести исследование и найти всему этому научное объяснение…


Эти события – начало чего-то грандиозного, и я, возможно, стоял у истоков новой науки. Во мне разгорелся азарт, ведь многие в детстве мечтали стать учёными, а тут появилась такая возможность. Я сразу же принялся ломать голову, какой бы ещё эксперимент провести, чтобы доказать или опровергнуть всю эзотерику, услышанную от Дарьи. Однако в голову ничего не шло. Самый банальный эксперимент я уже провёл – он подтвердил наличие чего-то, что видели только пациенты. Однако это могло объясняться чем-то, на что я просто не обратил внимание, до чего не хватило ума додуматься.


Допустим, что призрак существует, и ведьма действительно не упокоена, бродит здесь и с некой целью пытает больных. Почему тогда больные видят то, чего не вижу я? Из-за иконы. Значит, придётся признать, что икона действительно неким образом повредила мозг тем, кто её увидел, развились агнозия и, допустим, способность видеть души мёртвых. Бред, но я заставил себя продолжить мысль в том же ключе… Эти повреждения мозга совершенно не усматриваются на МРТ. Значит изменения очень тонкие. Но за счет чего вообще можно было бы увидеть старуху? Если души не излучают в видимом спектре (а если бы излучали, то их видели бы все), то не значит ли это, что изменился сам глаз больных? Например, видеть в инфракрасном или ультрафиолетовом диапазонах? Ведь изменения лишь структуры мозга недостаточно для того, чтобы воспринять то, чего не улавливает сам глаз…


Гипотеза глупая, но ведь и сама возможность мистики – бредятина. Поэтому необходимо было проверить всё. На следующий день я приобрёл инфракрасные и ультрафиолетовые светодиоды, убедился, что свет от них невидим и протестировал на больных. Пациенты тоже не увидели света. Значит, никакого изменения структуры глаза не произошло. Да и за счёт чего душа была бы способна излучать? Ведь на месте «старухи» я ничего не ощутил, а значит это нечто нематериально, а значит и вовсе требует иного подхода…


Если верить словам Дарьи – то придётся принять эзотерические толкования на уровне астральных тел и прочих психических энергий. Это меня не удовлетворяло, потому что на этом поприще я оказался бы бессильным – никаких психических энергий уловить не смог бы, ведь никаких приборов для этого не существовало, а чтобы разработать их – нужно было знать хотя бы в теории, что собой эти астральные тела и психические энергии представляют.


В Интернете я нарыл несколько эзотерических книжек и прочитал их в спешке по диагонали – здравого объяснения природы этих сверхъестественных вещей я там не нашёл. Оно и логично – было бы здравое объяснение – были бы и эксперименты, а значит и прорывы в науке. Но обнаружил я там одну лишь словесную эквилибристику, хитрые, но пустые формулировки, правдивость которых никак нельзя проверить. Строить собственные теории с нуля? Для этого у меня имелось чрезвычайно мало данных, мало возможностей. Но если бы я отыскал ту самую икону и смог бы её изучить…


Я спрашивал у пациентов, куда они могли деть икону, но безрезультатно. Они просто оставили её около того же места, где и откопали. Вблизи трактора ведь ничего не нашли? Или всё же нашли, но умолчали? И теперь икона на самом деле в руках у других учёных? Или преступников… Вообразить только, каким оружием они обладают. И ведь однажды какой-нибудь обиженный на людей человек может выложить фотографии этой иконы в Сеть или же протранслирует искаженный лик по телевидению – страшно себе представить масштабы последующего за этим ужаса. Миллионы жертв…


Состояние пациентов усугублялось – агнозии прогрессировали, способность людей воспринимать окружающий мир ухудшалась с каждым днём. Пространство искажалось всё сильней, количество неких «новых граней» преумножалось. Отец семейства бОльшую часть времени находился под препаратами – иначе его терзали жестокие галлюцинации. Больные всё так же испытывали изматывающий страх. Мать и два брата-близнеца всё чаще видели проскакивающий перед ними образ «поломанной Богородицы».


Дежурный санитар потерял бдительность и не предотвратил серьёзное происшествие – один из братьев умудрился выколоть себе глаза. Пациенту быстро оказали медпомощь, однако же тот ослеп. После этого случая даже тех, кто еще не испытывал жестких симптомов – привязали бинтами к кроватям. Все в отделении теперь считали, что этот случай не так уж и прост. Ослепление не избавило парня от видений иконы. Он так же видел худую старуху – мог указать на её точное местоположение в надзорной палате.


В конце концов, старуха взялась за близнецов и мать. Пытка каплей оказывалась слишком тяжёлой – никто не мог её выдержать, никто не мог сохранить хотя бы подобие спокойствия. По итогу всё заканчивалось криками и мольбой о помощи. Едва мы переводили одного пациента на препараты – старуха переходила к другому. Для лечения галлюцинаций была необходима шоковая терапия.


В поле я проникать не осмеливался. Не было желания рисковать. Изо дня в день, наблюдая за происходящим в надзорной палате, я всё сильнее уверялся в сверхъестественной природе происходящего. Все теперь были переведены на препараты. На меня влияли и крики больных, их бред. Разговоры санитаров между собой. К нам часто приходили гости из других отделений – всем было любопытно, ведь по больнице поползли завораживающие слухи. Тут было не до скептицизма.


Я уже совсем потерял надежду выяснить природу феномена, но в один из дней – примерно через полторы недели после начала событий – ко мне вдруг обратился отец семейства. Он в очередной раз отходил от транквилизаторов и уже начинал что-то воспринимать, видеть и старуху. Тогда он и сказал мне, что на самом деле в порыве ужаса запустил икону куда-то в заросли малинника. По моей спине пробежались мурашки лишь от осознания того, что теперь я могу прикоснуться к этой жуткой вещи, изучить её или же уничтожить… А так же ощутил что-то вроде облегчения – ведь был шанс, что икона не попала в руки к «верхам». Страшно, но найти икону – мой долг. Нельзя было допустить, чтобы случайно пострадал кто-то ещё.


Сразу после работы я сел в машину и выехал к той деревне. Закупился едой, припарковался в неприметном месте и стал дожидаться темноты – проникать в светлое время на чужой участок было опасно. Только когда темнота залила округу – я направился к месту по дороге. В доме свет не горел, однако шестнадцатилетний паренек мог просто спать. Вызов полицейских по мою душу – событие крайне нежелательное, однако за время сидения в автомобиле я успел осмотреть спутниковые карты и прикинуть возможные пути бегства через огороды. И носил я черное пальто – в темноте меня будет заметить трудней. Проник на участок тоже через огороды – перемахнул через низкий соседский забор, дал крюк и вышел прямо к тому самому полю. Шёл я без фонарика. Редкие и далёкие фонарные столбы с дороги немного разбавляли мрак. Темнота и холод. И тишина. Совсем редко эту тишину нарушал лай собак, а ещё реже – далёкий шум двигателя проезжающего автомобиля. Посреди поля угадывался силуэт трактора, чуть позже я увидел и высокие заросли малины.


В животе похолодело от волнения. Приготовил длинную палку – её я раздобыл по пути из города, когда подумал, что мои шаги по трещащим зарослям поднимут слишком большой шум. Затем обмотал вокруг головы шарф, чтобы закрыть глаза и принялся постепенно прощупывать заросли палкой издалека, стараясь всё проделывать как можно тише. Однако звуки казались громкими, что действовало на и без того взвинченные нервы.


Возился я так примерно минут пять, пока не услышал позади стремительно приближающийся злобный рык. Среагировал я удивительно быстро – бросил палку, развернулся, быстро стянул шарф. Когда я вытащил газовый баллончик из кармана и брызнул – псина была уже совсем рядом. Стрелял я наугад, но по морде, похоже, попал, после чего пёс мгновенно потерял ко мне интерес, просто развернулся и даже без скулежа припустил куда-то обратно в темноту. Только когда я развернулся обратно к зарослям и продолжил работу – адреналин стал доходить до меня. Я стал прощупывать малинник шустрее и держал баллончик наготове. Не знаю, сколько времени прошло, но в состоянии испуга минуты капали быстро. В один момент палка уткнулась во что-то твердое. Судя по стуку – доска. Не стягивая шарфа, я вытащил эту штуковину из зарослей. Небольшая четырёхугольная тонкая дощечка. Дотрагивался я до нее с опаской. Кончики пальцев нащупали что-то вроде рамы с узорами и потрескавшуюся краску... Да – это определённо была икона.

Показать полностью
111

Поломанная Богородица. Часть Вторая.

В лечебнице ситуация лишь усугублялась, становилась всё более пугающей. Неизвестно по какой причине, но симптомы зрительно-пространственных агнозий стали проявляться и у остальных членов семейства. К полудню они выразились у обоих братьев-близнецов двадцати лет, затем у отца, дедушки, а во время ужина и у Влада – тракториста, который увидел ту икону первым. Влад просто не смог донести ложку с едой до своего рта – его мозг был дезориентирован и перестал давать отчёт о положении конечностей, отчего Влад просто не смог определить, как следовало двигать руками, чтобы поднести ложку ко рту. Чуть позже Влад разучился распознавать и совокупность предметов, при этом сохранив способность узнавать предметы по одному – долго в них всматриваясь. И подобные симптомы наблюдались у всех.


Первая часть: https://pikabu.ru/story/polomannaya_bogoroditsa_chast_pervay...



Пациенты ощущали, что пространство совершенно изменилось, стало каким-то другим, будто бы в нём «появились некие новые пугающие грани». Они не чувствовали своего тела – оно будто поломалось, разлетелось на осколки, соединилось с пространством, будто бы от всего тела остался лишь один больной разум, которому некуда бежать, некуда деться от этого кошмара.


Состояние со временем ухудшалось. Прогрессирующая агнозия? Такое я видел впервые. Дело в том, что агнозии – это следствие повреждений в различных отделах мозга, а если агнозия усугубляется со временем, да еще и так стремительно – это значит лишь то, что в головах больных происходят некие опасные процессы, захватывающие всё новые и новые участки мозга. Травм головы у больных обнаружено не было, инсульты – тоже исключены. Чтобы выяснить причины развития агнозий, пациентов в срочном порядке направили на МРТ. Но что оказалось ещё более странным – МРТ не выявила никаких дегенеративных процессов, никаких опухолей и повреждений. Однако было очевидно, что нечто всё же происходит. Агнозии не могли развиться в здоровом мозге! Некие глубинные и тонкие изменения в коре, непонятно чем вызванные, которые нельзя зафиксировать?.. Из-за невозможности определить природу изменений – невозможно было определить и метод лечения. Я оказался загнан в тупик и совершенно не понимал, что предпринимать. А ведь помимо агнозий у больных были зафиксированы и галлюцинации. Они проявлялись у них именно ночью – когда обычно и обостряются все психические заболевания. Однако была в этих галлюцинациях одна действительно пугающая вещь – больные видели одно и то же. Я бы мог снова списать это на массовые галлюцинации, но любопытство и та самая тихая тревога в глубине души вынудили меня остаться в надзорной палате на ночь. Я не мог просто уйти и затем спокойно спать у себя дома. Следовало убедить себя, что это действительно массовая галлюцинация, феномен, который можно хитро объяснить.


Я исходил из того, что хоть мысли у больных могли культивироваться одинаковым образом, но галлюцинация не могла быть абсолютно одинаковой для всех. А значит, мне нужно было разделить их, чтобы те не могли даже одним лишь своим взглядом намекнуть своему товарищу по несчастью, где находится эта галлюцинация.

– Где стоит эта старуха? – спрашивал я поочередно у пациентов. Те прищуривались, пытаясь сориентироваться в пространстве сквозь пелену агнозии, находили взглядом изголовье кровати и испуганно отвечали.

– Вон же она… У кровати стоит…

– Как она повёрнута? Куда смотрит и что делает?

– Она смотрит… на вас, доктор…Она просто стоит…

Затем я уводил больного из палаты, заводил другого и получал аналогичный ответ. Все они смотрели в одну и ту же сторону, хоть и не могли ориентироваться в пространстве. Черноволосая старуха с худым лицом – это единственное, что они видели хорошо и отчетливо.


И это пугало. По-настоящему пугало, потому что я совершенно не мог объяснить это. Серия совпадений? Я бродил вокруг кровати, проходил сквозь то место, где якобы стояла старуха, но ничего особенного там не ощущал. Примечательным то место не было совершенно. Что же могло пациентов бессознательно притягивать именно к тому месту и вызывать этим галлюцинацию? Старуха не реагировала ни на мои обращения к ней, ни на слова пациентов, которые опасались к ней обращаться. Я говорил себе, что мы еще многого не знаем, многого не понимаем, что человеческий мозг невероятно сложен и недостаточно изучен. Но всё равно этот ночной эксперимент только лишил меня покоя, разволновал ещё больше.


Перед больными навязчиво проскакивал пугающий образ той самой иконы. У некоторых образ проскакивал реже, у некоторых же почти постоянно, как то было у отца. Он не мог никуда деться от этого образа, закрывание глаз не помогало, вертеть головой из стороны в сторону – тоже. Поэтому он стал пытаться выцарапать себе глаза. Повезло, что дежурный санитар вовремя сообразил, к чему клонится дело и связал пациента фиксирующими бинтами. Тот не успел нанести себе никакого вреда – ведь его глаза попросту затерялись среди обломков тела, в тумане жуткой агнозии. Руки не смогли найти их.


После этого привязанный принялся вопить, будто эта старуха подошла к нему и принялась капать ему на лоб из некоего блюдца водой. По одной капле. Остальные лишь подтвердили его слова. Поначалу отец еще пытался сохранить спокойствие, но потом зашёлся в громком крике, чем здорово напугал своих близких. Капли, якобы, колотили в голову с силой молотка. Нам пришлось успокоить его препаратами, уж слишком тяжелый стресс он испытывал.


К утру я оказался совершенно измотан, как, впрочем, и пациенты. От кошмаров им практически не удавалось спать, жуткая галлюцинация не давала им покоя. Мне удалось проспать в общей сумме часа полтора, поэтому на утро в глазах был песок и я чувствовал некую заторможенность и даже безразличие. Пришлось принять немного кофеина, чтобы взбодриться. Я подумал, что в таком состоянии эти пациенты и мне смогут внушить что угодно и в итоге я сам увижу чёртову старуху с ужасающей иконой.


Симптомы тем временем всё прогрессировали. Когда отец отошел от препаратов – старуха снова пристала к нему и принялась за пытку каплей.


Примерно в два часа дня к нам в лечебницу заявилась рыжая девушка, довольно необычно одетая – в моих глазах даже зарябило от ядовито-разноцветных калейдоскопических узоров на её кофте. Девушка сказала, что хочет поговорить со мной насчёт недавно поступивших больных. Вышел я к ней с большой неохотой – хотел немного выспаться в ординаторской, пока вырвалась свободная минутка.

– Они увидели Икону? – бахнула она безо всяких приветствий, едва лишь я подошёл.

– Вроде того. Вы тоже увидели, раз уж пришли сюда?

– Где икона? Вы её забрали? – девушка была насторожена и серьезна.

– Вы представьтесь для начала.

Девушка задумалась, будто взвешивая в голове что-то, но потом заговорила:

– Мне нужно срочно знать, куда делась икона.

Она была напряжена и явно не спешила представиться, а я оказался слишком уставшим и поэтому не стал давить:

— Нет никакой иконы. Это была галлюцинация.

— Как это галлюцинация? — удивилась рыжая девушка. — Эта икона... Она принадлежала моей бабушке… Вы уже наверняка знаете, что икона опасна. Её нужно спрятать от других людей. Где она?

— Бабушке, значит? И что это тогда за икона? – спросил я.

— Я не знаю, я не видела изображения… После своей смерти бабушка оставила эту икону мне, завернула в полотенца. А мне завещала зарыть свёрток в неприметном месте, в вишневом саду. При этом ни в коем случае никому икону не показывать и самой не заглядывать внутрь…

– Вишнёвый сад? Вы промахнулись – икону нашли в картофельном поле.

– Вовсе не промахнулась, – нахмурилась рыжая. – Кто же знал, что новозаселившиеся туда люди выворотят весь сад и решат садить там картофель? Спросите у них сами, что там было до этого... Я совсем не придумала места получше, чтобы припрятать чертово наследие... Но кто же знал?..

– Откуда же такая икона взялась у вашей бабушки?

– Я не знаю этого. Но моя бабушка творила нечистые вещи…Короче говоря, как по деревне слух пошёл, что в доме мертвой ведьмы нашли какой-то предмет и потом все увидевшие его в психушку загремели – я сразу все поняла.

– Ведьма, значит…

– В поле самой зайти мне смелости не хватило. Но я думаю, что икону могли утащить заинтересованные люди для своих целей... Вы представляете, насколько опасна икона? Вы уж точно видели последствия, поэтому я и думаю, что вы поймёте меня. Икону нужно спрятать.

– Но ведь никакой иконы не нашли.

– Вы искали?

– Полиция искала.

– Вот-вот. И не факт, что полицейские и в самом деле не нашли.

– Во всяком случае, если тут, как в фильмах, замешаны всякие секретные агенты – мы уже ничего точно не узнаем, – ухмыльнулся я.

– Так вы не относитесь к этому серьёзно?

– Не знаю. Я слишком сонный, чтобы толково проанализировать эту ночку. Тут происходили удивительные вещи… Чего только стоит одинаковая на всех галлюцинация – видят черноволосую старуху с худым лицом… Уж не ваша ли это бабушка? – спросил я скорее лишь ради шутки, но рыжая девушка испуганно ахнула.

– О, Господи…

***

Оказалось, что по описанию та галлюцинация очень сильно походила на умершую ведьму. Рыжая девушка представилась Дарьей. Она восприняла рассказ об этой галлюцинации очень остро – ведь бабушка заменила ей погибшую во время родов мать. Всё свое детство и юность она провела в доме у ведьмы. По словам Дарьи – ей часто доводилось наблюдать странные вещи, хоть бабушка и старалась оградить свою наследницу от темных дел. Я же слушал её рассказ с изрядной долей скепсиса – иначе и не мог. Любая мистика вызывает у моего мышления почти полное отторжение.

– Что же в таком случае побуждает её «душу» здесь оставаться? – спросил я.

– Её астральное тело, как у любой ведьмы, слишком сильно развилось, поэтому не смогло отпустить душу в иной мир. Потому что астральное тело думает, что погибнет без души.


Я не удержался и всё-таки хохотнул – всякого рода эзотерика у меня, материалиста, вызывала лишь насмешку.

– Что то не так? Вы ведь сами видите, что творятся необычные вещи.

– Вижу. Но отношусь к этому скорее как к некому необычному феномену, который следует хорошенько изучить.

– Не все вещи в этом мире поддаются объяснению. За Гранью находится совсем иная логика. Но, если не хотите – не верьте, я вас не заставляю.

– Подождите… И как же сделать так, чтобы астральное тело отпустило душу?

– Ведьма перед смертью должна была передать свой дар кому-то.

– И почему же не передала?

– Этого я не знаю. Когда она мне предлагала его, то я отказалась.

– А чего так? Это же настоящие суперспособности.

– Вы ничего не понимаете. Её сильное астральное тело заменило бы моё, во мне бы жил другой. Подселёнка. Такое и даром не нужно.

– И каким же образом происходит процесс замены астральных тел? – поинтересовался я.

– Начну с того, что её душа – это низкочастотная энергия, потому что при жизни она свою магию производила через нижний астрал, через общение с мёртвыми.

Я лишь кивал головой, с трудом выдерживая спокойное выражение лица типичного психиатра, беседующего с пациентом.

– Она развилась неравномерно. И эта самая сильная низкочастотная энергия не давала ей уйти в иной мир. Оттого и существует такое явление, как призраки, потому что у некоторых людей заряд энергии очень велик. И эту энергию она должна была передать мне или кому-то ещё.

– То есть необязательно быть родственником? – спросил я. Несмотря на сонливость и рассеянность – очень уж хотелось подколоть её. В голову ничего только не шло.

– Вовсе нет.

– А как же происходит сам процесс передачи?

– Этого я не знаю, я же не ведьма. Просто касается рукой. Но подробного механизма я не знаю.

– Хорошо, вы говорили о некой низкочастотной энергии. Если речь шла о частоте, то можно заключить, что это «что-то» имеет колебания. Так? Значит, из курса физики, следует, что это радиоволны? Радиоволны тоже имеют энергию. Значит, мы можем просто поставить заглушки, какие ставят школьникам на экзаменах и это изгонит призрака и спасет пациентов. Так?

– Нет, вы не сможете услышать эти волны по радио. Это психические волны, они мало общего имеют с радиоволнами.

– Ясно, – сказал я вслух, а сам подумал: «Удивительно, что здоровые люди могут нести подобную чушь».

– Почему же вашу бабушку видят только те, кто посмотрел на икону?

– Этого я не знаю. Возможно, это как с телевизором – вокруг нас много радиоволн, которые мы своими глазами не видим, но это ещё не значит, что их нет. А та икона каким-то образом позволила настроить восприятие этих людей так, чтобы они смогли видеть сущности.

– Звучит логично, надо признать, – почесал я затылок. – Особенно если учесть, что у пациентов развились всяческие агнозии – искажения реальности.

– Что в вашем понятии «реальность»? Мы воспринимаем предметы с помощью несовершенных органов чувств – искажать нечего. Вы психиатр и должны понимать, что нервные импульсы в нашем мозгу не дают прямого доступа к реальности. Вообще наше ощущение пространства и времени ограничено сознанием.

– Понятно…– сказал я, подготавливаясь принять массив сектантской словесной эквилибристики. – А икона, значит, позволила им расширить это самое сознание, так?

– Возможно, я не знаю природы этой иконы. Моя бабушка сожгла все свои основные записи перед смертью, чтобы они никому не попали в руки.

– А по-моему зря. Ведь если что-то такое действительно существует, то её поступок лишил науку великолепных исследовательских материалов.

– Науку? Наука находится не в самых лучших руках – по ядерным бомбам знаем. Понимаете, есть вещи, о которых человечеству лучше не знать. Тем более я сомневаюсь, что чёрная магия принесёт кому-то пользу. Разве что горстке олигархов или военных.

– Да, пожалуй, тут вы правы. Но рано или поздно человечество всё равно столкнётся с этим.

– Тогда это будут последние счастливые дни на Земле.

Поломанная Богородица. Часть Вторая. Мистика, Психиатрия, Крипота, Ужасы, Психиатрическая больница, Длиннопост
Показать полностью 1
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: