3

Стройбатовские рассказки ч.1 с прологом


«Автор заранее предупреждает:
Почти все данные события
в свое время имели место быть,
тогда как фамилии героев, увы…»


«Вымысел не есть обман…»
Булат Окуджава



Пролог

Данное сочинение не есть история военно-строительных частей или мемуары автора это, наверное, больше зарисовки с натуры эпизодов из жизни, службы и работы моих коллег - солдат, офицеров и генералов, просто сохранившиеся в памяти. Поэтому, да простят меня читатели, хронологии здесь не будет. Хотя, как сказать…

Много лет тому назад, когда еще хорошо жила-была Великая Страна, руководимая мудрым Политбюро и лично, Четырежды Звездоносным Генеральным секретарем, в состав Вооруженных Сил входили различные рода и виды войск. Но самым многочисленным из них был непобедимый «Стройбат». А непобедимым он был потому, что никогда и нигде не воевал. Оружия стройбату не доверяли ни Политбюро, ни Генеральный секретарь, ни тем более, чины пониже рангом. Из-за боязни. Не то врагов жалели, не то лучшие кадры берегли. Автору это не известно.

О том, как комплектовались части «Стройбата личным составом рассказов много до сих пор ходит. Мол, и ловили то людей по аулам и степям. И засады на них ушлые военкомы, в предгорьях устраивали. Не давали молодым людям ни за солью в магазин, ни на танцы в райцентр спуститься.
Людская молва зла. И поэтому Автор категорически заявляет:
- Исходя из правила: – «Чего вижу, то пою», - про данные глупости он петь не будет. Не видел. А видел Автор следующее.


Рассказка первая.
С чего все началось.

В составе Великой Страны, была огромная пустыня. Весна там начинается рано – в феврале. Все зеленеет, розовые фламинго и скворцы прилетают. А в целом весна и весна. Речь не о ней. Речь о том, что пятый курс политехнического института сдал последний экзамен. Да непростой экзамен, а государственный. Догадайтесь с 3-х раз, какой предмет студенты-строители сдают перед самым началом преддипломной практики, после пяти лет обучения всяким сопроматам, архитектурам и геодезиям? Правильно угадали! Научный коммунизм. Что это за наука, кому интересно, пусть идет в библиотеку. Там, наверное, еще сохранились учебники и пособия. А студенты сдали экзамен с отличием и обмыли его по всем правилам. Сначала Саша Чуйков наливал прямо в аудитории по полстаканчика с яблочком. Потом красиво, в ресторане, до криков: «Ура!». Все прилично и культурно ведь, без пяти минут, инженеры. Не какие-то там, работяги! Только Юрка Старцев почему-то пришел домой, измазав супермодное белое пальто в мазут. Да ладно пальто. Живот и майку тоже. В целом хорошо обмыли сдачу последнего ВУЗовского экзамена. До массовой утренней боли в головах.
На утро группа 5 ПГС «Д» собралась в институте с двумя мыслями на всех: - получить направления на преддипломную практику и, быстренько перейти к исполнению второй – попить пивка.
Но не тут-то было. Громом среди ясного неба прозвучали слова секретарши декана:
- Мальчики! Всем срочно пройти на военную кафедру. Пока вы туда ходите, я подпишу у декана ваши направления.
Народ поворчал и побрел на «военку». Пиво отодвигалось. И никто не подозревал той глубины подвоха, который устроила каждому Великая Страна с ее мудрым Политбюро и Вооруженными Силами в придачу.
На военной кафедре вдруг обнаружился в наличии присутствия весь выпуск инженерно-строительного факультета.
- Привет!
- Привет!
- Мужики, а что это вы здесь делаете?
- А ща узнаете…
- А точнее нельзя?
- А ща увидите.
Открылась дверь в одну из аудиторий, и все увидели внутри ее длинный стол. А за ним! Бог ты мой! Генерал. Военком республики. Куча полковников и свои офицеры с кафедры. Из аудитории вышел молодой майор со списком в руках и громко объявил:
- Аманов Анна Гельдыевич!
- Я, - пискнул Аманов.
Он и так-то все пять лет ходил маленький ростом и злой. Хотя папа и был у него в одной из областей партийным шишкой, не давалась мужику наука. А тут с бодуна - и выглядел вообще не очень, и с разумом было туго. Он зыркнул злым глазом, и первым вошел в эту злополучную дверь. (Будь она неладна). Дверь закрылась, и все вдруг увидели на ней табличку «Мандатная комиссия». Народ навострил уши
- Лейтенант запаса Аманов. Командир минометного взвода. Гражданская специальность – инженер-строитель. Средняя оценка обучения на военной кафедре – удовлетворительно. Государственный экзамен по военному делу сдал - удовлетворительно. Характеристика ВУЗа - удовлетворительная. Средняя оценка обучения по специальности удовлетворительно, - бубнил за дверью майор.
- Ну что, товарищ Аманов, не очень то Вы утруждали себя изучением военного дела на кафедре, да и в целом в институте не блистали. У комиссии есть мнение, что для Вашей пользы, в целях повышения уровня Вашей военной подготовки, Вам просто необходимо закрепить свои теоретические знания военной науки практической службой в войсках. Как Вы к этому относитесь?
-Не очень…, -промычал Аманов. - Вы что?! Против Закона о Всеобщей воинской обязанности?
- Да нет. Но почему я? Я не слишком военную службу люблю.
- А Вы и учебу не очень любили. Так что, Вам зачитать выдержки из Уголовного кодекса? Рассказать, что Вас ждет в ближайшее время за уклонение от военной службы?
- Не нужно. Знаю.
- Ну и хорошо! Садитесь и пишите рапорт.
- Какой еще рапорт?
- А вот Вам образец.
«Военному комиссару республики.
Рапорт
В соответствии с Законом «О всеобщей воинской обязанности», исходя из лучших патриотических побуждений, прошу Вас призвать меня на два года на службу в ряды Вооруженных Сил. Обязуюсь, с достоинством и честью нести гордое звание советского офицера.
Лейтенант запаса. Подпись»
- Почему лейтенант? Нам что уже звания присвоили?
- Нет еще. Поэтому дату под подписью не ставьте. Вам ее в военкомате поставят. В день призыва.
За дверью наступила гробовая тишина.
- Ну, вот и чудно! Поздравляем Вас, будущего защитника Родины! Ждите повестку. Идите! Что нужно отвечать?
Дверь резко распахнулась, из нее вылетел потный и злой Аманов, обвел всех мутным взглядом, громко сказал по-русски: « У!У!У!У!!» И пулей вылетел на улицу, чертыхаясь на местном наречьи.
Народ лихорадочно соображал:
- Берут в армию кого?
- Троечников?
- Конечно. А зачем там отличники?
- А женатых?
- Ну…, ну эти-то точно не нужны…
- А у меня в управлении треста уже стул ждет. Отцу министр обещал…
- А мне квартиру на строительстве ГРЭС пообещали, если я с женой приеду.
Дверь открылась вновь.
- Атаев Геннадий Атаевич!
- Я, - ответил Гена и, расправив плечи, вошел. Аккуратно прикрыв дверь, четко доложил:
- Младший сержант запаса Атаев!
Голос за дверью забубнил:
- Атаев Геннадий Атаевич. Командир минометного взвода. Гражданская специальность – инженер- строитель. Средняя оценка обучения на военной кафедре – отлично. Государственный экзамен по военному делу сдал - отлично. Характеристика ВУЗа отличная. Средняя оценка обучения по специальности – 4,5. За период обучения деканатом характеризуется отлично. 2 года получал Ленинскую стипендию. Подает большие надежды как строитель сейсмолог. По результатам дипломного проекта, вероятно без экзаменов, будет зачислен в аспирантуру.
- Ну что, товарищ Атаев. Очень и очень похвальные характеристики. Поэтому у комиссии есть мнение, что для Вашей пользы, в целях повышения уровня Вашей военной подготовки, Вам просто необходимо закрепить свои теоретические знания военной науки практической службой в войсках. Как Вы к этому относитесь?
Гена, явно не ожидавший такого поворота событий вяло буркнул:
- Не очень…
- Вы что, товарищ Атаев против Закона о всеобщей воинской обязанности?
- Да нет, но почему я? Я как – то, больше науку люблю.
- Но нужно же кому-то нести разносторонние знания личному составу! А, судя по блестящим характеристикам, данным Вам военными преподавателями, Вы и службу полюбите. Надеюсь Вам не нужно читать Уголовный кодекс и рассказывать, что Вас ждет за уклонение от военной службы?
- Спасибо. Знаю.
- Ну, вот и хорошо! Садитесь и пишите рапорт.
- Какой рапорт?
- А вот Вам образец. Только дату не ставьте. Вам ее в военкомате поставят в день призыва. Вот и чудно. Поздравляем Вас товарищ лейтенант. Ждите повестку. Идите.
Гена уныло ответил: - Есть, - и вышел.
- Орел! – раздалось в спину.
Гена аккуратно закрыл дверь. Обвел всех ничего не понимающим взглядом и тихо сказал:
- Ну, и суки.

Почти весь выпуск, кроме женатых, с детьми и отслуживших в армии до ВУЗа, написали однотипные рапорта. Они поняли: - сегодня судьба преподнесла им неожиданный подарок. Некоторым длиной в жизнь, кому меньше. И если еще вчера будущее было чисто и ясно - практика, диплом, последние каникулы. Затем кому стройка, кому аспирантура, кому кабинет в тресте. Теперь никто не мог сказать, что с ними будет в ближайшие месяцы, ни за какие коврижки. Они уходили служить. Хотя здесь им, наверное, повезло. Служить все попали не в артиллерию, которую изучали на военной кафедре три года, а по специальности – в «элитный» стройбат. Правда, в разные концы Великой Страны.
Когда «за речкой»* началась война. Двухгодичники* призыва лета 78 года уже стали матерыми лейтенантами. Тогда как их однокашников оставшихся тогда, в феврале, за «бортом», летом 79 года аккуратно призвали, дали по чуть-чуть попрыгать с парашютом и направили служить в воздушно-десантную дивизию. По военной специальности - артиллеристами. Но, слава Богу, все они вернулись домой живыми.

Как теперь поживают ветераны далекой войны и
прочие стройбатовские «двухгодичники»
к сожалению сведений нет.
Десятилетняя война «з

Дубликаты не найдены

+1
Рассказка вторая.
Технический эксперимент.

Если делать,
так делать по большому!

Бригада монтажников споро поднимала башенный кран. КБ-403 – серьезная машина не то, что БК-100. Там как, поставил колеса на рельсы, задрал трубу, поднял стрелу и привет. А тут - самоподъем. По секционно. На любую установленную паспортом высоту. В общем, поднимают. Сунули вставку башни в приемное место, завировали*, хоп-12 метров. Всунули вторую, хоп-18 метров. Всунули третью вставку, хоп – застряла. Ни вверх, ни вниз зараза.
- Товарищ майор! Вас к телефону из управления!
- Вы тут пока ничего не крутите. Я сейчас вернусь.
Начали смотреть. Тут нормально, там нормально, здесь удовлетворительно. Что за черт? И решил бригадир Петрович, поднявший за свою жизнь не одну сотню кранов, опустивший, правда, на два десятка меньше (сами падали), заглянуть внутрь приемного места. Может снизу, что виднее будет? И заглянул. Навсегда. Башня, состоящая из трех шестиметровых вставок, с противным скрежетом в одно мгновение переместилась сверху на посадочное место вниз. Башка Петровича упала внутрь конструкций между рельсами, а тело, брызгающее кровью, на снег к ногам бригады. И обуял бы ужас обывателя но…. Но рабочие Советской Армии не лыком шиты. Никто не бросился тащить тело Петровича. Никто не заорал благим матом. Все только разом сказали: «Еламать!». Но, негромко. И дружно побежали в прорабскую, звать прораба и главное – звонить. Кто помоложе, - в скорую помощь. А кто постарше – домой. «Собирай любимая узелок в дорогу дальнюю, не скоро свидимся».
Часа через три съехалась комиссия. (Благо все происходило недалеко от столицы). Полковник – начальник отдела охраны труда военно-строительных частей. Подполковник – начальник отдела охраны труда строительного управления. Два инженера по технике безопасности - строитель и механизатор. Майор – прокурор гарнизона. И еще двое штатских – Главный и просто технический инспекторы Центральной инспекции охраны труда ЦК профсоюза отрасли. (Были в наших частях и профсоюзы, и их ЦК, и прочие прибамбасы). А также другие «необходимые» в подобных случаях разномастные командиры и начальники.
До самого темна - лазили, смотрели, мерили, фотографировали. Беспрерывно курили и совещались. Путем перекрестного опроса свидетелей, тех самых совсем замученных четверых членов бригады, оставшихся в живых, был сделаны выводы:

1. Башня рухнула вниз через 5, или через 7, максимум 10 минут после зависания.
2. Зависла башня в 5 сантиметрах от места штатного крепления.
3. Видимых повреждений конструкций башенного крана нет.
4.Механизм самоподъема и спуска башни исправен.

Доки механики и прочие инженеры, обнюхав и облизав, все и вся, навязали, ближе к ночи, членам комиссии свою версию:
- Все исправно. Башня не падала. Голову бригадиру отрубили лопатой сами члены бригады. Вероятнее из-за неуставных взаимоотношений царящих в бригаде, которая кстати, состояла теперь из двух рабочих и двух военных строителей.
Прокурор насупился. Однако инспектора ЦК ребята были не промах. Они возмутились и потребовали провести «технический» эксперимент. Все опять долго курили, ругались и решились. Выпустили из бытовки членов бригады. Председатель комиссии зачитал решение о незамедлительном проведении эксперимента. Уставший от нескончаемого рабочего дня, многочасовых допросов народ, бурча себе под нос, вежливые слова благодарности за оказанную честь, разошелся по рабочим местам. Строительную площадку осветили, невесть откуда взявшимися, прожекторами так, что видно стало все до неприличия.
В общем, поднимают. Сунули вставку башни в приемное место, завировали*, хоп-12 метров. Всунули вторую, хоп-18 метров. Всунули третью вставку, хоп – застряла. Ни вверх, ни вниз зараза.
Стало слышно, как падает снег. Прокурор вел отсчет времени.
- Пять минут! Нормально.
- Семь минут! Нормально.
- Десять минут! Нормально.
- Двадцать минут…
Члены комиссии и примкнувшие к ним разномастные специалисты стали потихоньку отходить от крана и членов бригады, стыдливо опуская глаза. Мужики, стоящие на рабочих местах, с тревогой наблюдали за странными перемещениями. Тут Старший инспектор ЦК профсоюза решительно подошел к ходовой части крана, забрался к приемному месту башни и со словами, обращенными к прокурору:
- Да майор, инженеры видимо, правы, – решил заглянуть внутрь приемного места. Может снизу, что виднее будет? И заглянул. Навсегда. Башня, состоящая из трех шестиметровых вставок, с противным скрежетом в одно мгновение переместилась сверху на посадочное место вниз. Башка Инспектора упала внутрь конструкций, между рельсами, а тело, брызгающее кровью, на снег к ногам членов комиссии. Вот тут ужас и обуял, как присутствующих обывателей, так и членов Комиссии. Технический эксперимент удался на славу.

Рабочих оправдали. Три года условно дали майору - начальнику участка, который, за 10 минут до несчастного случая ушел с монтажной площадки в прорабскую, его вызвали из УНР* к телефону. Поскольку ни командир, ни его главный инженер факт данного телефонного звонка не подтвердили, стало быть, ушел без причины, проявив при этом грубую халатность в исполнении служебных обязанностей и инструкции по сборке и монтажу башенного крана. Контроля, за действиями монтажников не осуществлял, что и привело к несчастному случаю на производстве с гибелью человека.
В течение этих трех лет майор благополучно спился от обиды, за что и был с треском изгнан и славных рядов защитников Отечества.
Представители завода – изготовителя крана, обследовав все его детали, через полгода нашли в одной детали дефект. Дефект не то конструктивный, не то эксплуатационный, не важно уже. Дефект устранили.

И этот башенный кран еще долгие годы служил военным людям,
ни чем, не выделяясь среди сотен себе подобных.
0
... «за речкой», перестройка, перестрелки, перекличка.
Все мы в разных странах.
Увы, в гости теперь просто так не съездишь.
0
Незнаю почему никто не прокомментировал, но по-моему классно. Пиши продолжение. Я на тебя подписался.
раскрыть ветку 1
0
Написал