545

Страшное дело, когда две разведки встречаются на «нейтралке»

Тот, о ком я хочу рассказать, не закрывал грудью амбразуру, не выходил один на один в открытом бою с танком, не пробирался в немецкие штабы, не добывал из вражеских сейфов стратегических планов. Он просто воевал, как воевали миллионы. И останься жив, он и сегодня не требовал бы к себе особого внимания, как не требовал его на фронте. Разве только в старости прикреплял бы 9 Мая к выходному костюму пурпурную звездочку и три-четыре медали.

Страшное дело, когда две разведки встречаются на «нейтралке» Война, Разведка, Длиннопост

Но его нет в живых. Имя его Яков Булатов. Его знал весь полк, и весь полк звал его Заюшкой. Эта кличка появилась то ли потому, что у него выпирали два вставных передних зуба при его скуластом круглом лице, то ли потому, что однажды принес он в землянку раненого зайчонка, заботливо перебинтовал его и чуть не побил повара, когда тот хотел сварить из него суп. В свободное время Яков часами играл с зайчонком, называя его ласково не «зайчик», не «заинька», а «заюшка». Я догадываюсь, что он, наверное, очень любил детей и все свое чувство изливал на этого зверюшку. Словом, так или иначе, но кличка приросла к нему, он откликался на нее, как на собственное имя.


Был он веселым, никогда не унывающим. Не помню, чтобы он когда-либо жаловался на что-то. Не раз брали мы вместе «языка», лазили в ближайший вражеский тыл. С Яшкой Заюшкой охотно ходили ребята в «паре» или «тройке». С ним, по себе знаю, почему-то чувствовали себя увереннее и даже безопаснее, хотя он не был богатырем. Небольшого роста, очень коренастый, плотный. Но что-то могучее угадывалось в нем. Мы подсознательно чувствовали это и тянулись к нему. Да и просто знал каждый, что это надежный парень, может, чуточку смелее других. А в остальном он был такой же, как и все. Над ним так же, как над всеми, подшучивали, так же «разыгрывали», как и остальных: народ у нас подобрался веселый, каждый третий — мастак на розыгрыши.


В конце декабря сорок третьего года наша дивизия участвовала в боях за Житомир. Но в город мы не входили, преследовали отступающего врага через пригород, обойдя Житомир стороной. Преследовали долго. Из-за распутицы войска растянулись. В это время в полках были созданы взводы конной разведки, в задачу которых входило висеть на плечах неприятеля. Но даже верхом мы не всегда успевали за бежавшими фрицами.


В одно из сел за Житомиром мы въехали глубокой ночью. Проехали до половины села — противника нет. Кони вконец измотаны, мы тоже. Решили заночевать. Завернули в ближайший двор. Жителей — ни души. Поставили лошадей в пригон, отпустили подпруги, хотя очень хотелось дать коням полный отдых, снять седла. Засыпали овса. Сами повалились в избе.


Как ни хотелось спать, все-таки забота о лошадях у Булатова, унаследованная от многих поколений предков, была сильнее. Часа через два он вышел в пригон посмотреть. Сейчас я поражаюсь той ребяческой беспечности нашей: ложась спать, мы не выставили даже караул, не говоря уж о том, что не обследовали село до конца, хотя бы главную улицу. И вот Булатов вдруг вбегает в избу и громким шепотом кричит:


— Немцы!..


Как ни были мы измучены бессонными ночами, вскочили все мигом.


— Где?


— За этим двором лопочут… рядом который…


Выскочили. Замерли, прислушиваясь. Точно, лопочут. Перелезли через плетень в соседний двор, стали подбираться ближе. Оказывается, за соседним двором, в переулке стоит танк, вокруг него ничего не подозревающие гитлеровцы. Осмотрелись — нет ли еще где поблизости — и потом уж отвели душу: на полные диски резанули в упор! Спасся только тот, что сидел в танке, Булатов после вытащил его за шиворот.


Досыпать в эту ночь не пришлось. Выяснилось, что другой конец села, куда мы не проехали, кишмя кишел оккупантами. Заливистая автоматная трескотня да несколько гранат, брошенных нами, довершили панику — фрицы, беспорядочно отстреливаясь, бежали.


Так вшестером мы заняли село, захватили совершенно исправный «тигр» и взяли в плен огненно-рыжего ефрейтора. Булатов потом смеялся:


— Так будем воевать, коней не надо — на танках ездить будем…


На нашем участке фронта противник отступал до Любара. Мы с ходу выбили его из маленького живописного городка, но дальше продвинуться уже не могли — тылы дивизии растянулись, батальоны устали от многочисленных наступательных боев и длительных переходов: мы прешли без отдыха через всю Житомирскую область по бездорожью.


Гитлеровцы закрепились на околице Карани — небольшой деревушки за Любаром, наш полк стал окапываться за городом. У пехоты наступила передышка, для нас же, разведчиков, — самая горячая пора: командованию срочно требовались сведения о перегруппировке противника, о его обороне, а это значит — нужны «языки», причем с разных участков и по возможности «свежие», хотя бы по одному в неделю. И мы не вылазили с нейтральной полосы — днем наблюдали за траншеями противника, наносили на карты его огневые точки, а ночью ходили за «языком». На всю жизнь запомнилась одна из наших вылазок тех дней. Она, эта вылазка, чуть не стоила мне жизни.


Освоившись с вражеской обороной и проделав в минных полях несколько проходов, мы стали систематически наведываться в траншеи к фрицам. Обычно приходили под утро, когда сон особенно крепок. Снимали часового и тем же проходом в минном поле возвращались домой. Чтобы часовой — не дай бог — не крикнул и вообще чтобы действовать наверняка, его слегка оглушали по голове автоматом. Так планировалось и в ту ночь. Оглушить часового ударом (а ППШ с круглым диском — «дубина» увесистая; если переусердствовать, можно череп проломить) выпало мне. Когда спрыгнули в траншею, я первым пошел навстречу часовому. Траншеи фрицы вырыли добросовестно, в полный рост (собрались зимовать на этом рубеже). Следом за мной шли остальные трое, Яша Булатов, кажется, был непосредственно у меня за спиной, страховал меня.


Часового мы услышали по хрусту сапог на снегу. Перед поворотом траншеи я замер с поднятым на правое плечо автоматом, стволом вверх. Напряженными были секунды. когда часовой приближался к нам. Каждый его шаг, как удар, отдавался в мозгу. От меня в эти секунды зависела вся операция. Причем не только сведения, которые мог дать «язык», но и жизнь всех нас четверых. И я какую-то долю секунды не выдержал, не рассчитал по хрусту шагов за зигзагом траншеи расстояние до часового. На эту самую долю секунды выскочил из-за поворота раньше. А может, фриц достался на мою долю очень уж верткий. Так или иначе, но я промахнулся, по инерции проскочил мимо. Страшный удар по голове, круги перед глазами…


Позднее ребята мне рассказывали, что часовой успел закричать, хотя и это не спасло его. От самых неприятельских траншей до седловины на середине нейтральной полосы (а полоса была широченная, не меньше полутора километров) нес меня, оглушенного, Яков Булатов…


Помню второй случай, когда я в тройке с Булатовым и еще одним парнем ходил на «охоту» за пулеметчиком. Это было на том же участке обороны. В течение нескольких ночей нам удалось выследить замаскированное на взгорке пулеметное гнездо, метров на полсотни выдвинувшееся вперед вражеских траншей. Днем пулемет молчал. А ночами методически простреливал лощину в тылу нашей передовой. По этой лощине ночью подвозили батальону боеприпасы и кухню.


В одну из ночей мы подползли близко к пулемету, пролежали чуть ли не до рассвета, наблюдая. Мы выяснили, что пулемет закреплен в ячейке намертво. А от спускового крючка в блиндаж — за полсотни метров — протянут шнур. Таким образом, пулеметчик сидел в тепле, время от времени натягивая шнур, и пулемет делал короткую очередь по пристрелянному сектору. Три раза за ночь пулеметчик приходил в ячейку заряжать новую ленту — это тоже мы выяснили. Причем проходил всякий раз настолько близко, что нас так и подмывало взять его. Особенно большой соблазн был, когда он заряжал пулемет, непрестанно оглядываясь по сторонам. Но брать было нельзя. Каждый из нас усвоил заповедь номер один: где кончается выдержка, там уже нет разведчика! Взятие «языка» тщательно готовится многими людьми, хотя берут его непосредственно двое-трое. Поэтому-то рисковать операцией нельзя, поэтому-то мы и пропускали мимо себя пулеметчика, не тронув его, — надо было выяснить, не вдвоем ли они, не охраняет ли его кто из блиндажа. Только на вторую ночь мы взяли этого пулеметчика.


Взяли просто и без шума. Булатов сел в окопчик к пулемету, а мы замаскировались неподалеку. Не дожидаясь, когда кончится лента, Булатов завязал шнур за колышек, на котором был укреплен пулемет. И фриц, бурча что-то под нос, явился. Он привычно спрыгнул в окопчик, мы — на него. И не успел он опомниться, как Булатов засунул ему кляп в рот.


Сначала он полз с нами через минное поле, потом, когда спустились в седловину, побежал бегом — они, эти «языки», как правило, всегда были послушны… Я не помню, сколько раз еще ходил с Булатовым. Запомнил только его последнюю вылазку.


Перед этой последней вылазкой Яков вдруг изменился — перестал улыбаться, сторонился ребят, стал задумчивым, совершенно не походил на самого себя. На вопросы ребят, что с ним стряслось, отмалчивался. Наконец его все-таки вынудили ответить.


Он протянул нам письмо от жены. Письмо было написано малограмотными каракулями. Там было всего несколько строк. Но это письмо показалось мне тогда чудовищным. Она писала, что не хочет дожидаться его с фронта, что жизнь уходит, а она молода и поэтому вышла замуж… Я не знаю ее имени, не знаю, прочтет ли она это, я не хочу ее упрекать в чем-либо — она, может, уже сотню раз раскаялась, ибо жизнь, я уверен, по-своему жестоко наказывает за такое, — хочется только одно сказать: он любил эту женщину до самого последнего своего дня, несмотря ни на что. Мы-то это видели.


А последний его день был таким. В тот раз мы наткнулись на нейтральной полосе на неприятельскую разведку, шедшую к нашему переднему краю. Шли мы на «громкое» дело — нужно было с боем взять блиндаж, шли чуть ли не всем взводом — человек восемнадцать. Гитлеровцев, встретившихся нам, оказалось раза в три больше. Но мы имели преимущество: находились ближе к своему переднему краю — как говорят, дома и стены помогают. И еще — мы могли укрыться за выступами камней. Это было и нашим преимуществом и в то же время оказалось нашей бедой. Камни выступали на небольшой площади, поэтому, укрывшись за ними, мы тоже сгрудились. А в таком случае попадание даже одной мины могло наделать много бед. Так оно и произошло.


Редкими и страшными бывают такие совпадения, когда две разведки встречаются на «нейтралке», — у меня, например, за два с половиной года это единственный случай. Бой был стремительным и жестоким. За несколько минут мы опорожнили по пять круглых дисков и побросали по десятку гранат. Фрицы, застигнутые на чистом месте, полегли чуть ли не наполовину. Но и нас они потрепали изрядно. Не одна, а несколько мин из их ротного миномета попали прямо в середину нашей группы. Булатов лежал рядом со мной. Я — выше, стрелял из-за каменного выступа, а он на уровне моих коленей. Он стрелял, положив автомат в расщелину камней. Одна из мин разорвалась прямо перед ним.


Когда враг побежал, мы осветили место боя, выпустили вдогонку по длинной автоматной очереди и стали выяснять, кто из наших жив, кто ранен. Раненых оказалось больше половины. Тяжелее всех Булатов. Он тряс головой и пытался приподняться на руках. Я чувствовал в своем правом валенке тепло — значит, кровь, видимо, одной миной нас ранило. Ребята помогли Булатову подняться, подхватили его под мышки, и все мы — кто как мог — побрели назад. Раны зажимали, как могли, затыкали разорванными индивидуальными пакетами — было не до перевязок, обмотали наспех бинтом только голову Булатова.


Вдвоем с кем-то из раненных тоже в ногу мы брели последними, держали наготове автоматы и то и дело оглядывались — не вздумают ли гитлеровцы вернуться. Но им было, должно, не до этого. При вспышках ракет я видел, с каким трудом Булатов переставлял ноги, повиснув на руках товарищей. Метров триста-четыреста надо было пройти до нашего переднего края. Несколько раз ребята пытались нести Булатова, но он отказывался и шел сам. Когда подошли к траншеям, Яков сказал еле слышно:


— Все…


Упал и умер. Похоронили мы Якова на кладбище в центре Любара. Поставили пирамидку из артиллерийских ящиков, звезду сверху. Написали, что здесь лежит разведчик Яков Булатов. Может, до сих пор сохранилась эта пирамидка, может, любарские пионеры заботливо ухаживают за ней, по весне кладут на могилу первые цветы.


Георгий Васильевич Егоров, «Книга о разведчиках», 1973

Источник: https://www.yaplakal.com/forum7/topic2084445.html

Дубликаты не найдены

+89

Самые паскудные твари, это те, кто писал на войну солдату, что разводится с ним. Если уж ты сука, то хоть распрозаебись с кем хочешь, но писать такое тому, кто ходит под пулями о том, что уходишь, не смей. Потом, если выживет и вернётся, решай свои блядские проблемы. А на фронт такое должно быть запрещено под угрозой трибунала. Такие письма убивали наравне с фашистскими пулями. И очень везло тем, кто погибал, не успев получить такой нож в спину, от человека, которого считал самым родным. Как в стихотворении К. Симонова "Письмо женщине из города Вичуга". Там все презрение фронтовиков к таким, как жена разведчика Я. Булатова.

раскрыть ветку 18
+11

Спасибо. Прочитал в первый раз. Шикарные стихи.

раскрыть ветку 1
+4

А знаете, время от времени вообще не вредно читать и перечитывать таких, к К. Симонов, Ю. Друнина, С. Гудзенко и других поэтов-фронтовиков. Они настолько чисты, настолько очищены пламенем боя, где смерть всегда рядом, что просто у них нет и не может быть ни слова лжи.

Если позволите, я приведу текст стихотворения Ю. Друниной, которое очень любила моя мама. Простите, если оно Вам уже знакомо, но оно настолько хорошо, что и повторить не вредно.

Зинка

Мы легли у разбитой ели,

Ждем, когда же начнет светлеть.

Под шинелью вдвоем теплее

На продрогшей, сырой земле.


- Знаешь, Юлька, я против грусти,

Но сегодня она не в счет.

Дома, в яблочном захолустье,

Мама, мамка моя живет.


У тебя есть друзья, любимый.

У меня лишь она одна.

Пахнет в хате квашней и дымом,

За порогом бурлит весна.


Старой кажется: каждый кустик

Беспокойную дочку ждет

Знаешь, Юлька, я против грусти,

Но сегодня она не в счет.


Отогрелись мы еле-еле,

Вдруг приказ: 'Выступать вперед!'

Снова рядом в сырой шинели

Светлокосый солдат идет.


С каждым днем становилось горше.

Шли без митингов и знамен.

В окруженье попал под Оршей

Наш потрепанный батальон.


Зинка нас повела в атаку.

Мы пробились по черной ржи,

По воронкам и буеракам,

Через смертные рубежи.


Мы не ждали посмертной славы,

Мы со славой хотели жить.

Почему же в бинтах кровавых

Светлокосый солдат лежит?


Ее тело своей шинелью

Укрывала я, зубы сжав.

Белорусские хаты пели

О рязанских глухих садах.


Знаешь, Зинка, я против грусти,

Но сегодня она не в счет.

Дома, в яблочном захолустье

Мама, мамка твоя живет.


У меня есть друзья, любимый

У нее ты была одна.

Пахнет в хате квашней и дымом,

За порогом бурлит весна.


И старушка в цветастом платье

У иконы свечу зажгла

Я не знаю, как написать ей,

Чтоб она тебя не ждала.

+17
Да хоть и не на войну писать. Вон даже сколько в нынешней срочной армии проблем из-за этого. Получает пацан подобную весть, и из-за невозможности как-то повлиять на ситуацию в связи с расстоянием и нахождением на закрытой территории, пытается выпилиться, перерезав вены в сушилке, или застрелившись в карауле. И повезет ему, если его спасут, подлечат, да домой отправят с записью в военнике. Или бежит из части с перспективой отхватить свой срок на дизель. Серьезно, вот эти пишущие дамочки хоть осознают своим хлебушком вместо мозга, КАКИЕ последствия могут быть?
раскрыть ветку 3
+8

В Советской Армии нам перед заступлением в караул с боевым оружием писем было не положено получать. Мало ли что напишут! Вот вернётесь, сдадите оружие, тогда и читайте письма.

+3

Не осознают ни секунды, потому что у них "любофф"!

+2

Промежностью думать, это не голову утруждать

+10
Да уж, действительно, не знаю, какой надо быть мразью! Не поверю, что она не понимала, какой удар нанесёт мужику.
0
Насчёт именно этого стихотворения Симонова точки зрения различаются...
https://vichuga24.ru/news/367-kraeved-ivan-matershev-raskryl...
После него, оказывается, затравили уважаемую учительницу.
раскрыть ветку 7
+4
Ну я бы Симонова не обвинял бы в травле. Вина на тех кто слух про учительницу пустил. Завистники ёпт...
+5

Мерзкая статейка. Факты перекручены, притянуты за уши. На К. Симонова вылиты ведра грязи. Автор выдает свои измышления за "историческую правду". Общее впечатление - мерзость. Хочется помыть руки.

раскрыть ветку 3
0

Ссылка ведет на очень манипулятивную статью, это мягко говоря.

раскрыть ветку 1
-10
А на фронт такое должно быть запрещено под угрозой трибунала
кому ? женщине?

она не подчиняется генералам и её не должно ебать мнение командования о том, что писать и что нет. Она может быть тварью, блядью, несчастной женщиной, кем угодно, но она свободный человек и кроме того кому она пишет это никого ебать не должно, вообще никого.
раскрыть ветку 2
-1
Про законы военного времени слышал, либерашка?
раскрыть ветку 1
ещё комментарии
+7

Ээх, в какое время живем благодаря наши дедам. Нашел я героя - Булатов Яков Абрамович 1919гр Наримановский РВК, Сталинградская обл., Астраханский окр., Медаль «За отвагу»( 25.09.1943,06.10.1943), Орден Славы III степени 26.12.1943 (в наградном листе упоминается танк, скорее всего тот самый), дата выбытия 01.02.1944, могила и мемориал на Украине в хорошем состоянии

Иллюстрация к комментарию
Иллюстрация к комментарию
Иллюстрация к комментарию
Иллюстрация к комментарию
Иллюстрация к комментарию
раскрыть ветку 1
+1

Хорошая работа проделана вами.

+1

Зачем рассказ о советских воинах иллюстрировать фотографией эсэсовцев?

раскрыть ветку 1
0

@moderator, Можете фото в посте заменить на эту фотку?

Иллюстрация к комментарию
-2

Когда встречается разведка - стволы сбрасывают и берутся за ножи . Произойдёт хоть один выстрел - артиллерия разбомбит и тех , и других .

раскрыть ветку 3
+8
О, разведчик
+1
Иллюстрация к комментарию
0
Ага, и еще на пары разбиваются чтоб честно было.
-14

Один я прочитал: "Две разведЁнки"? Профдеформация, однако... 🤔

раскрыть ветку 2
-2

Этот же вопрос хотел задать :) Уже изготовился про интриги-скандалы почитать, а тут про войну :(

раскрыть ветку 1
+1

Эка у баб пердак взорвался. Их уже колотит от слова "разведёнка" 😁

ещё комментарии
Похожие посты
176

«Повелитель шпионов»: почему Алену Даллесу можно вручить орден Ленина?

«Повелитель шпионов»: почему Алену Даллесу можно вручить орден Ленина? История, США, СССР, Война, ЦРУ, Разведка, План даллеса, Длиннопост

«Планом Даллеса» по подрыву высокой морали советского человека до сих пор пугают впечатлительных. Ален Даллес и впрямь страстно ненавидел коммунистов. Он всеми фибрами души мечтал уничтожить СССР, положив на это миллиарды долларов и жизни тысяч своих агентов. Эффективность была такой, что Исаев-Штирлиц на его месте не справился бы с саботажем лучше.


Повествующая об этом книга Тима Вайнера «Наследие пепла» вышла в 2007 году. Она основана на анализе 50 тысяч документов из архивов ЦРУ и сотнях интервью с сотрудниками, включая десяток директоров разведки.


Автор получил Пулитцеровскую премию — и грандиозный скандал.


В Лэнгли книга вызвала скрежет зубовный, только вот опровергнуть выводы Вайнера никто так и не смог.


С официальной точки зрения ЦРУ, книга «представляет несбалансированный взгляд, и от неё стоит держаться подальше».


Тем она и прекрасна. А особенно прекрасна в ней история Алена Даллеса.


«Повелитель шпионов» презирал разведку. И аналитику тоже презирал. И даже к пропаганде, в циничном применении которой его обвиняют, относился скептически. Даллес и Фрэнк Виснер — его правая рука — были убеждены: все проблемы можно решить лихим ковбойским наскоком диверсионно-разведывательных групп.


Зачем Америке разведка?


Сразу после окончания Второй мировой войны Трумэн разогнал Управление стратегических служб (УСС). Оно специализировалось не столько на разведке, сколько на заброске эмигрантов-антифашистов в немецкий тыл. Не очень эффективной.

«Повелитель шпионов»: почему Алену Даллесу можно вручить орден Ленина? История, США, СССР, Война, ЦРУ, Разведка, План даллеса, Длиннопост

Трумэна утомило каждое утро читать ворох отчётов и газет, выискивая важное. Ещё его и комитет начальников штабов крайне беспокоило то, что об СССР, кроме наблюдений дипломатов, Америка не знает ничего.


«Ястребы» кричали, что Сталин клепает танки и создаёт бомбу. Как доклепает, сразу нападёт. Он же Сталин! Давайте жахнем первыми?


Жахать Трумэн не собирался, но для споров требовались аргументы. Разведданные о том, «хотят ли русские войны».


Он разрешил осаждавшим его ветеранам УСС, оставшимся без дел и бюджетов, создать небольшую группу. Для разведки и аналитики. И чтобы дайджесты писали, а к утру доставляли президенту! Одной из ключевых фигур проекта стал Даллес.


Вот только вести разведку новорождённое ЦРУ отказывалось. И даже на дайджесты «забило».


Всё идёт по плану — плану Даллеса!


Заниматься шпионажем ветераны УСС не умели, не любили и учиться не собирались. Некогда играть вдолгую, вот-вот русские танки рванут к Ла-Маншу и Суэцу.


На спасение мира от красных требовалось много денег, а провести их официально поначалу было невозможно. Конгрессмены съели бы за такую идею живьём. Даллесу и компании негласно разрешили заняться «распилом» плана Маршалла и некоторых других фондов.


На добытые сотни миллионов долларов в год можно было создать сильнейшую разведку. Вместо этого Даллес и Виснер пустили бо́льшую часть денег на один из самых идиотских проектов в истории спецслужб.


Станции ЦРУ наладили массовое производство диверсионно-разведывательных групп из безработных и голодных эмигрантов из Восточной Европы. Их наспех готовили, снаряжали как получится и забрасывали: в Галицию, в балтийские республики, в Польшу. Помогать антикоммунистическим повстанцам. Ведь зачем учиться тонкому искусству шпионажа, если можно заняться привычным по УСС делом?


На месте заброшенных почти всегда ждали заботливые руки и усталые глаза «майоров Прониных».


Операции проводились топорно — как и подготовка агентов. Задачи ставились уровня «найдите повстанцев и боритесь с коммунистами, как получится — доложите». Эмигрантские круги были набиты советской агентурой, а многие операции согласовывались с англичанами через Кима Филби (советский агент и один из руководителей британской разведки. — Прим. ред.). На Лубянке часто имели списки агентов и точки выброски раньше, чем сами «подопытные».

«Повелитель шпионов»: почему Алену Даллесу можно вручить орден Ленина? История, США, СССР, Война, ЦРУ, Разведка, План даллеса, Длиннопост

Через несколько месяцев даже мистер Бин бы понял, что что-то идёт не так. Группы исчезали в никуда. Некоторые, впрочем, выходили на связь — и гнали дезу от МГБ СССР под бдительным присмотром всё тех же «майоров Прониных».


Даллесу и компании было… плевать. Если группы исчезают — значит, надо больше групп. И бюджетов тоже больше. А этих восточноевропейцев, часто по привычке зигующих начальству, ещё наберём.


Сколько сотен «героев антикоммунистического фронта» таким образом переправили прямо в руки советского министерства госбезопасности и их коллег — до сих пор неясно.


Проще, честнее, гуманнее и дешевле было бы посадить их всех на поезд и с оркестром отправить на Колыму. Но ЦРУ и Ален Даллес не искали лёгких путей в священной борьбе с коммунизмом. Даже если её эффективность была настолько отрицательной, что им впору было присуждать то ли ордена Ленина, то ли сталинские премии.


Фабрики фейков имени Алена Даллеса


А разведка? А не было разведки. Даже аналитического центра не было. Даже организованную пропаганду на «советский блок» — радио «Свободная Европа» — запустили после долгих проволочек только в 1950 году.

«Повелитель шпионов»: почему Алену Даллесу можно вручить орден Ленина? История, США, СССР, Война, ЦРУ, Разведка, План даллеса, Длиннопост

То подобие отчётов, что всё же поступало в Белый дом, было фантастично. В буквальном смысле.


Там смешивались советская деза, бурная фантазия офицеров ЦРУ и рерайты отчётов дипломатов госдепартамента.


Станции ЦРУ в Берлине, Вене, Сеуле, Тайбее всё более откровенно работали как фабрики фейков. Причём не для коммунистов, а для Белого дома и Пентагона.


ЦРУ умудрились в первые годы холодной войны проспать решительно все важные действия красных. Просоветские перевороты в Чехословакии и Румынии, Берлинский кризис, создание советской атомной бомбы, вторжение коммунистов в Южную Корею и появление на фронте сотен тысяч китайских народных добровольцев. Ничего этого в ЦРУ не видели в упор до самого последнего момента.


О пользе пива и вреде пьянства


Крохи реальных данных попадали в распоряжение Белого дома и Пентагона самыми невероятными путями.


О том, что СССР не собирается наматывать на танковые гусеницы Западный Берлин, в 1948 году узнали благодаря… арахису.


Один из сотрудников берлинской станции ЦРУ помогал советскому офицеру из Карлсхорста добывать к пиву дефицитный на востоке арахис — и в благодарность снабжался интересной информацией. А ведь в Пентагоне уже прикидывали, сколько продержится берлинский гарнизон в начавшейся Третьей мировой.


Зато попавшая в руки ЦРУ пьяная болтовня советских генералов с тостами про «красный флаг над Стамбулом» чуть не убедила Вашингтон в том, что Сталин реально решил бросить танки на Царьград. Попытавшееся вмешаться и помешать прото-ЦРУ с треском проиграло партию румынской сигуранце. Вторжения меж тем никто не готовил.

«Повелитель шпионов»: почему Алену Даллесу можно вручить орден Ленина? История, США, СССР, Война, ЦРУ, Разведка, План даллеса, Длиннопост

Заниматься разведкой всерьёз Даллес и его люди не собирались. Вместо этого они пугали Вашингтон, что война близко. В октябре 1951 года они представили президенту доклад, что летом 1954 года СССР будет полностью готов к завоеванию Европы и Ближнего Востока. А когда будет готов — наверное и ударит.


Нужно больше бюджетов и всего остального. Пятнадцати тысяч сотрудников, пяти десятков станций и более полумиллиарда долларов в год категорически не хватает. Ведь русские идут!


Иллюзия бурной разведдеятельности


Уже в 1948 году разъярённый Трумэн потребовал объяснений. Комиссию по расследованию возглавил сам же Даллес. Тогда по политическим причинам не имевший поста директора разведки, но заправлявший очень многим. В докладе президенту ему пришлось признать, что существование Центрального разведывательного управления без собственно разведки немного… странно.


Некое подобие разведывательных и аналитических отделов было создано — но скорее «на отвали».


Забрасывать толпы обречённых агентов за железный занавес было проще и привычнее. А осваивать бесконтрольные бюджеты, выделенные на это, — ещё и очень приятно.


Впрочем, был в те годы у ЦРУ и успех. Оно не допустило победы коммунистов на выборах в Италии. Правда, заслуга Даллеса сотоварищи сводилась в основном к отстёгиванию правым партиям и католикам пары сотен миллионов долларов.

«Повелитель шпионов»: почему Алену Даллесу можно вручить орден Ленина? История, США, СССР, Война, ЦРУ, Разведка, План даллеса, Длиннопост

Дальше итальянцы «порешали» сами.


Агент Смит приходит на помощь


Некий «порядок в танковых войсках» в ЦРУ навели только в годы Корейской войны. Нет, срочно переброшенный Трумэном на пост директора разведки генерал и бывший посол в Москве Уолтер Беделл Смит не сумел покончить с идиотскими планами Даллеса. Политический вес последнего был уже слишком большим. Требования Смита заняться делом, закрыть очевидно провальные направления и прекратить вбухивать сотни жизней агентов и сотни миллионов долларов в никуда Даллес попросту проигнорировал.


Даже хуже — теперь таким же образом «утилизировались» тысячи корейцев и китайцев, которых конвейерным способом засылали за линию фронта прямиком в руки коммунистов. А масштабы фальсификации отчётов на фоне реального неведения как раз в Корее достигли особо наглого и безудержного размаха. В невозможности вступления в войну китайцев ЦРУ убеждало Трумэна даже в те часы, когда передовые американские части уже отбивались от их натиска.


Однако Смиту удалось привести в норму и наладить работу разведывательных и аналитических отделов ЦРУ. Трумэн наконец-то получил свои дайджесты. Более того, в 1951-52 годах впервые с момента создания ведомства из-за «железного занавеса» стала поступать нормальная, систематически собираемая разведывательная информация.


Она и легла в основу сводного аналитического отчёта ЦРУ об СССР, представленного новому президенту Эйзенхауэру сразу после смерти Сталина.


Вместе с политикой Хрущёва разведданные убедили американцев, что Советский Союз далёк от порождённого неведением образа свихнувшейся империи, которая только и ждёт удобного момента для удара.


В США выдохнули, маккартизм и шпиономания сгинули, началась разрядка.


А что Даллес? А Даллес вскоре после появления этого доклада сел в желанное кресло директора разведки США.


И наворотил ещё гору опасных авантюр и глупых провалов. Однако наследие генерала Смита продолжало жить и развиваться. Пусть и на правах бедной падчерицы: бо́льшая часть бюджетов уходила на любимые Даллесом «спецоперации» вроде высадки в Заливе свиней.

«Повелитель шпионов»: почему Алену Даллесу можно вручить орден Ленина? История, США, СССР, Война, ЦРУ, Разведка, План даллеса, Длиннопост

Позиций Даллеса не пошатнул даже громкий крах всех рассуждений о поддержке восточноевропейских антикоммунистов. В 1953-56 годах ГДР, Венгрию, Польшу, прежде боявшихся лишний раз вздохнуть, сотрясли массовые выступления и полномасштабные восстания.


Президент Эйзенхауэр интересовался: может ли ваше ЦРУ, мистер Даллес, помочь этим несчастным борцам за свободу, умирающим под гусеницами танков? Ведь вы столько про это говорили! Вы столько для этого сделали и потратили! Вы именно об этом мечтали! И вот — они восстали!


Даллес, потупив взор, отвечал, что реальные возможности ЦРУ и политические соображения в данный момент не позволяют осуществить эффективную поддержку повстанцев. Мы не забудем их жертвы, но вот сейчас никак. Чуть-чуть поддержим, но не более. Кстати, мистер президент, давайте заодно обсудим увеличение наших бюджетов?


Источник

Показать полностью 6
703

Амос Левинберг - человек, помнящий всё

Автор: Артём Наливайко.

Примечание @Cat.Cat: текст написан в 2018 году.

Итак, представьте себе, что вы — офицер израильской разведки с феноменальной памятью. Вы помните номера машины командира вашей части, когда вы увидели его в первый раз. Вы помните все книги, которые вы когда-то читали, все карты, которые видели.


В Войну Судного дня, вы попадаете в плен к сирийцам. Они говорят вам, что Израиль уничтожен, Иерусалим захвачен мусульманами. Теперь, чтобы оставить о своей стране какую-то память, вам предлагают написать книгу о её вооруженных силах. Вы соглашаетесь.


Вас переводят из тюрьмы в отдельную виллу. И говорят - "напиши о танковых войсках". И вы пишете — всё, что помните. А помните вы много - номера частей, имена командиров, матчасть, всё ... Говорят — напишите об авиации — и вы пишете. Показывают пленных — говорят "покажи, кто из них кто" - и вы показываете. Этот - командир эскадрильи "Миражей", этот — офицер разведки, этого вы несколько раз видели в Генштабе.


Война заканчивается. Выясняется, что Израиль не уничтожен — более того, он в 40 километрах от Дамаска. Вас обменивают на сирийских пленных. Вы возвращаетесь домой.


Ущерб от вашего предательства сложно оценить в долларах. Некоторые сведения, которые вы добровольно и с песней передали врагу - бесценны.


Внимание, вопрос.

Какое наказание ждёт вас на родине?


Правильный ответ — его уволили из армии.


Звали нашего героя Амос Левинберг. Множество людей в частном порядке предлагало привлечь Амоса к ответственности за предательство (как небезызвестного Мордехая Вануну), но в судебном порядке он не преследовался.


Другие предлагали ему добровольно застрелиться. Сам Амос до сих пор живет отшельником на севере Израиля, интервью не даёт, на просьбы об общении отвечает "поцелуйте меня в задницу".


Провал был грандиозный - собственно, после истории с Левинбергом в Израиле появился "мидур" - принцип достаточного знания для каждой должности. Странно, что его не было раньше - но тут дело в местной специфике.


Почему информация, которую он выдал, была такой важной?


Тут дело в личности собственно Левинберга. Он — своего рода савант, человек с гениальной памятью. Что хуже — он оказался настоящим фанатом армии. То есть человек отказывался от увольнительных, чтобы остаться и почитать ещё и ещё. Читал обо всём — тактика, матчасть, оперативные планы. А так как служил он в военной разведке ("АМАН", подразделение 848, предок современного 8200), то доступ имел к очень специфической и ОЧЕНЬ ценной информации. Как потом выяснится - он запомнил лица и должности ПРАКТИЧЕСКИ ВСЕХ людей, с которыми встречался.


Кстати попал в плен он достаточно глупо - в первый день войны он случайно (!) оказался на "Хермоне" — пункте радиотехнической разведки на севере Израиля, который сирийцы захватили в первый день войны.


Почему он повёлся на такую глупую "разводку"? Скорее всего, дело опять же в его личности, вероятном синдроме Аспергера и недостатке внимания. У человека появилась возможность высказаться и почувствовать себя важным - вот он и оторвался.


Главная проблема была даже не в том, что он рассказал о том, что у него спрашивали — в конце концов, сирийцы с пленными действительно обращались как маньяки-психопаты, и многие ломались. Что хуже — он рассказал о том, о чем его НЕ спрашивали. И даже — о том, о чем сирийцы НЕ ЗНАЛИ, что нужно спрашивать. Например — о средствах и способах разведки, оперативных планах, личном составе, и так далее. То есть о самых охраняемых секретах Израиля. Разумеется, вскоре сирийцы начали ему верить — потому что он сдал такие вещи, о которых они даже не догадывались.


После его "работы", израильская разведка в Сирии буквально ослепла на несколько лет. Разумеется, сирийцы проверяли его показания — и с удивлением переходящим в шок обнаруживали целые системы прослушки на собственных линиях связи (по слухам, часть из них потом вскрывали взрывотехники из ГРУ).


Самое смешное, что писал он на литературном арабском, нередко исправляя ошибки, которые делали его следователи в протоколах.

Амос Левинберг - человек, помнящий всё Cat_cat, История, Израиль, Палестино-Израильский конфликт, Война, Разведка, Предательство, Длиннопост

Источник: https://vk.com/wall-162479647_10098

Автор: Артём Наливайко (@MrPaggot).

Альбом автора: https://vk.com/album-162479647_257581115

Личный хештег автора в ВК - #Наливайко@catx2, а это наш Архив постов. Январь 2020

Показать полностью 1
467

Как проспать свой пулемёт: советские разведчики против вермахта

Как проспать свой пулемёт: советские разведчики против вермахта Война, Великая Отечественная война, История, Разведка, Длиннопост

Главное правило немецкого пулемётчика на Восточном фронте — не спи у пулемёта! А иначе придут злые русские разведчики, отнимут оружие и уволокут в плен. Именно это и случилось с ефрейтором вермахта Харри Панье, заснувшим на посту в одну из декабрьских ночей 1942 года.


«Хищные звери» советской разведки


Немецкое командование постоянно призывало к бдительности своих военнослужащих на Восточном фронте. Оно пугало их советскими разведчиками, которые, словно «хищные звери», утаскивают из окопов спящих солдат в плен.


Войсковая разведка Красной армии действительно не давала противнику спать спокойно. Тревожа немцев ночными вылазками за языками, она порой действовала очень дерзко, внушая страх солдатам вермахта.


Вот как охарактеризовал в своём приказе типичного советского разведчика командир одной из немецких пехотных дивизий: «Он высматривает, как рысь, подкрадывается, как куница, чует, как волк и подслушивает, как лисица».


Неудивительно, что гитлеровцы боялись красноармейцев, которые во время разведпоисков обрушивались им на голову в траншеях, словно ночные духи. Особенно это касалось немецких пулемётчиков.


Огневые точки противника на переднем крае для войсковой разведки — что курятник для лисы. Их было легче обнаружить, и ночью на них дежурили вражеские расчёты. Так что, если пулемётчики дрыхли на посту, у них имелись все шансы проснуться в плену.

Как проспать свой пулемёт: советские разведчики против вермахта Война, Великая Отечественная война, История, Разведка, Длиннопост

Стрельба по расписанию


В конце 1942 года 11-я гвардейская стрелковая дивизия держала оборону неподалёку от деревни Перестряж, что в Калужской области. Её противником была 52-я пехотная дивизия вермахта, удерживавшая населённый пункт в своих руках.


Сначала немцы вели себя тихо. Но в начале декабря на вражеских позициях началось движение пехотных частей и автомашин. В штабе 11-й дивизии поняли, что враг начал перегруппировку сил.


Значит, нужен язык!


Разведчики недолго ломали голову, где же его брать: место подсказали сами немцы. Их знаменитая пунктуальность сыграла с ними злую шутку.


Севернее деревни находилась пулемётная точка, не дающая житья красноармейцам. Её расчёт регулярно и с завидным упрямством поливал свинцом советские позиции.


Бойцы разведроты сразу обратили внимание на «расписание» стрельбы. С утра до вечера пулемёт патронов не жалел. Но к полуночи стрелял реже, а к трём часам ночи замолкал вовсе. Значит, фрицы в это время дрыхли.


Вот тогда то и следовало нанести им визит.


Начальник разведки подполковник Лазарев одобрил выбор объекта для нападения. Разработали план действий. Пятнадцать разведчиков должны были тремя группами обложить пулемётную точку и взять её расчёт в плен.


Лазарев поручил это дело своим самым опытным бойцам — взводу разведки лейтенанта Исакова, делая упор на бесшумность и внезапность.

Как проспать свой пулемёт: советские разведчики против вермахта Война, Великая Отечественная война, История, Разведка, Длиннопост

Поход за языком


В три ночи 15 декабря фигуры в белых халатах тихо поползли через нейтральную полосу.


Тишина. Немцы спят. Пулемёт молчит.


Разведчики разделились на три группы, чтобы охватить огневую точку с флангов и в лоб. Но не всё пошло по плану.


Темнота была хоть глаз выколи. В результате бойцы сбились с курса и чуть не проползли мимо объекта нападения. Однако фортуна в эту ночь явно им благоволила и не оставила без «улова».


Группа старшего сержанта Биталюева должна была прикрывать действия группы захвата справа. Но, к удивлению сержанта, когда он подполз к траншее, то упёрся прямо в дуло пулемёта! А возле него тихо дремал расчёт из двух немцев…


Сладкий сон пулемётчика


Первый номер ефрейтор Харри Панье досматривал седьмой сон, не ожидая нападения русских. Из объятий Морфея ефрейтора вырвал глухой звук удара приклада по черепу его второго номера.


Рефлексы у ефрейтора были хорошие. С криком он рванул вглубь траншеи, удирая от страшных белых фигур. Но у Биталюева и его бойцов рефлексы были не хуже.


Разведчики мгновенно нагнали пулемётчика.


Пока они «пеленали» брыкавшегося и оравшего Панье, из соседних землянок и блиндажей никто и носа не высунул. Зато на шум к Биталюеву поспешили бойцы из других групп. Собравшись вместе, Исаков и его бойцы забрали пулемёт, выкинули пленного из траншеи и потащили добычу к себе.


Нападение «ночных духов» на пулемётную точку стало для врага полной неожиданностью. Немцы проснулись и обнаружили пропажу своего ефрейтора, лишь когда советская разведгруппа уже пересекала нейтральную полосу с языком и трофеем.

Как проспать свой пулемёт: советские разведчики против вермахта Война, Великая Отечественная война, История, Разведка, Длиннопост

«Кошачья история»


Начальство осталось довольно действиями разведчиков. Уже на следующий день командующий 16-й армией генерал Баграмян наградил отличившихся бойцов орденами и медалями, а также отпуском.


Пленный же дал на допросе ценные сведения.


Война для проспавшего свой пулемёт ефрейтора Панье закончилась «Катценгешихте» — «Кошачьей историей». Именно так немецкие солдаты называли действия советских разведчиков, которые подбирались к ним ночью словно кошки.


Страшные, неуловимые кошки.


Источник

Показать полностью 3
125

Кто вы, господин Маруан?

История Ашрафа Маруана, зятя Гамаля Насера, одного из самых известных израильских шпионов и (возможно) — бывшего двойным агентом. Дискуссии о влиянии сведений, предоставленных Маруаном, на исход Войны Судного дня не утихают до сих пор.


Одновременное нападение Египта и Сирии на Израиль считалось возможным из-за ошибки израильских разведывательных служб. В первую очередь — разведывательного управления Генштаба (АМАН), которые не смогли правильно оценить планы Садата и Асада осенью 1973 года. Этот комплекс ошибок, допущенных в ожидаемых Израилем действий противника, который создавал мощные ударные группировки в районе Канала и Голанских высот, был порождением т.н. "концепции", в которой были убеждены израильские аналитики разведки. «Концепция» заключалась в следующем:


1. Сирия не начнет войну в одиночку.


2. Египет не начнет войну, пока не получит ответ на превосходство израильских ВВС.


Напряженные отношения между двумя главными израильским разведслуждами сыграли дурную роль — Моссад и АМАН упустили главное. Египтяне были действительно готовы начать войну.


Противостояние ветеранов Моссада и АМАНа продолжается и по сей день. Ключевую роль в этом противостоянии играет роль Ашрафа Маруана.


_____________________________________________________________________________________


Место действия: Лондон.

Время: поздний вечер пятницы 5 октября 1973 года. Менее 24 часов на начала Войны Судного дня.


В 22:00 по Гринвичу (и полночь по Израилю) в лондонскую квартиру, обставленную в тяжелом английском стиле, вошли двое. Один — ничем не примечательный шатен средних лет. Другой — высокий мужчина с покатым лбом и характерными залысинами. Цви Замир. Глава легендарного Моссада. Его спутник — оперативник с кодовым именем «Дуби».


24 часа тому назад, немного до полуночи между четвергом и пятницей, длинная телеграмма прибыла в штаб Моссада в Тель — Авиве. «Дуби», лондонский оперативник и оператор, вот уже четыре года, Ашрафа Маруана, израильского шпиона в Каире, детально описал содержание их экстренного разговора.


«Свой человек в Каире» сообщил, что лидер Ливии, Муамар Кадафи, планирует новый теракт в самолёте «Эль Аль» - на этот раз во Франции. Месяцем ранее, при помощи такой же подсказки, был предотвращён другой теракт в самолёте «Эль Аль» в Риме. В конце телеграммы «Дуби» добавил, что Маруан, который сейчас находится в Париже, завтра будет в Лондоне, и что он просит встречи с Цви Замиром для обсуждения «химикатов».


«Химикаты» — это кодовое слово. Предупреждение о грядущей большой войне.


Глубокой ночью из своего дома в Кфар Шмарьяу был срочно вызван Фредди Эйни, руководитель аппарата Замира. Прочитал последнюю часть телеграммы и понял, что происходит что-то из ряда вон выходящее. Маруан и Цви Замир встречались и раньше, но это всегда было по инициативе Замира. Сложил «один» - война – и ещё «один» - беспрецедентная просьба о встрече с главой Моссада - и принял решение, несмотря на поздний час, разбудить своего начальника.

Кто вы, господин Маруан? Cat_cat, Длиннопост, История, Лига историков, Война судного дня, Израиль, Война, Разведка

Шеф Моссада Цви Замир


«Это не о немедленном начале боевых действий, – думал Замир, разгоняя остатки сна, сидя в рабочем кабинете своего дома в квартале отставных кадровых офицеров ЦАХАЛ, в пригороде Тель-Авива. - Маруан не использовал кодовое слово, говорящее о немедленном начале войны, которое было специально оговорено для такого случая».


Несколькими минутами позже снова зазвонил телефон – глава Разведуправления ЦАХАЛ-а, Эли Зеира, довёл до его сведения информацию об экстренной эвакуации семей советских советников. Русские эвакуирует семьи своих офицеров. А самый ценный израильский агент в Каире просит встречи. К чему бы это?


В пятницу утром, 5 октября, Цви Замир сел на рейс Эль Аль №315 в Лондон. В 22:00 по Гринвичу (и полночь по Израилю) Цви Замир и «Дуби» вошли в конспиративную квартиру. В 22:30 послышался стук в дверь, и в квартиру вошел высокий египтянин 29 лет отроду, одетый по последнему слову моды.


«Я здесь, – произнес он, глядя Замиру в глаза – чтобы сказать вам, что завтра начнётся война, и начнётся она совместной атакой армий Египта и Сирии».


«Вы уже дважды предупреждали нас об этом. Мобилизация стоила Израилю миллионы долларов. Чего стоят ваши слова сейчас?» — ответил Замир.


«Саддат может отменить всё в последний момент. Но война будет»


6 октября 1973 года Цви Замир предупредил о грядущей войне. К нему не прислушались.

Кто вы, господин Маруан? Cat_cat, Длиннопост, История, Лига историков, Война судного дня, Израиль, Война, Разведка

Телеграмма Цви Замира с предупреждением о войне.


Место действия: Каир, Египет.

Время: 7 июля 1966 года. 7 лет до начала Войны Судного дня.


Ашраф Маруан родился 2 февраля 1944 года в уважаемой каирской семье. Его родители не принадлежали к высшему свету, но и не бедствовали. Дед Ашрафа был крупным шариатским судьей. Отец — дослужился до генерала в республиканской гвардии. Сам Ашраф в 21 год закончил Каирский Университет по специальности «инженер-химик» и был зачислен в почетный армейский академический резерв.


В том-же 1966 году с ним случилось одно очень важное событие — во время игры в теннис в Гелиополисе (пригород Каира), он познакомился с 17-летней Моной Насер, молодой красивой девушкой, по совместительству — любимой дочкой президента Египта Гамаля Насера. Вскоре девушка влюбилась в Маруана, и дело пошло к свадьбе. Сам Насер был категорически против такого развития события — египетская контрразведка собрала огромное количество материалов на будущего зятя, и по всему выходило, что он — скорее оппортунист, заинтересованный в руке и сердце Моны в первую очередь ради политического статуса. Тем не менее, под давлением любимой дочери, после череды скандалов, Насер уступил.


7 июля 1966 года Мона Насера стала женой Ашрафа Маруана. А сам Маруан — породнился с одним из влиятельнейших людей Египта и «вышел в свет».

Кто вы, господин Маруан? Cat_cat, Длиннопост, История, Лига историков, Война судного дня, Израиль, Война, Разведка
Кто вы, господин Маруан? Cat_cat, Длиннопост, История, Лига историков, Война судного дня, Израиль, Война, Разведка
Кто вы, господин Маруан? Cat_cat, Длиннопост, История, Лига историков, Война судного дня, Израиль, Война, Разведка

Вскоре пара переехала в Лондон, где Ашраф продолжил своё образование. Иногда пишут, что он был очень недоволен величиной того «пособия», которое назначил ему Насер. Маруан был амбициозным молодым человеком, на протяжении всей жизни стремившимся к деньгам. К концу 90-х его состояние превысило 400 миллионов фунтов.


По словам одного историка, изящно дополнил свои студенческие доходы - очаровав жену одного кувейтского шейха, которая оказывала ему дополнительную финансовую поддержку. Когда президент Насер узнал об этом из посольства Египта в Лондоне несколько месяцев спустя, он приказал своему зятю вернуться в Каир и потребовал от Марвана развода с его дочерью. Пара отказалась, и со временем Насер остыл. Вместо этого он приказал Марвану остаться в Каире, вылететь в Лондон только для того, чтобы сдать экзамены и получить степень.


В общем, отношения Маруана с египетским истеблишментом и Насером нельзя назвать хорошими. Но могло ли это стать причиной предательства? То есть, одно дело — любить деньги, жить на широкую ногу, но совсем другое — стать предателем. Причем — в первую очередь, ради денег. Израиль заплатил Маруану гораздо больше, чем, например, СССР — Олдричу Эймсу.


Место действия: Лондон.

Время: приблизительно 1969-70 год


В посольство Израиля в Лондоне входит высокий внушительный господин, одетый дорого и выглядящий дорого. Входит — и с порога просит побеседовать с представителем Моссада. Ему отказывают — «ну что вы, какой такой Моссад»? С трудом, высокому внушительному господину удаётся добиться встречи.


«Я хочу работать на вас» — говорит он. «Я буду передавать вам информацию, о которой вы не могли мечтать. И вы будете рады мне за неё заплатить. Много заплатить». Странного египтянина вежливо выпроводили. «Сообщите в Израиль моё имя. Я ещё приду» — сказал он на прощание.


Имя передали в Израиль — Ашраф Маруан, зять самого Насера, лидера Египта, сам (!), добровольно (!!) явился в посольство Израиля и предложил свои услуги. В штабе Моссада в Адар-Дафна просто не поверили, что такое вообще возможно. Такое невероятное везение просто не могло быть правдой.


В то время в Лондоне находился Шмуэль Горен, глава европейского отделения Моссада. Он знал Ашрафа — не лично, разумеется. Считается, что на египтянина был даже заведен отдельный файл, как на потенциального рекрута. Там были даже свадебные фотографии — его и Моны, сделанные 4 года назад. Горен позвонил по номеру, который оставил Ашраф — никто не взял трубку. Потом — ещё раз. И ещё.


Пару дней спустя, в лондонском кафе...


«Господин Маруан, это честь для меня. Меня зовут Миша…» — «Дуби» отложил газету и улыбнулся. Шмуэль Горен сидел в углу, читал газету, и слушал, слушал …


Весной 1969 года, когда «Белый альбом» Битлз все еще цеплялся за верхние строчки чартов, Ашраф Маруан посетил Лондон, якобы, чтобы проконсультироваться с английским доктором о заболевании желудка.


Маруан передал доктору свои рентгеновские снимки вместе с архивом официальных египетских документов. Он попросил, чтобы они были доставлены в посольство Израиля в Лондоне. Три дня спустя агент из Моссада, израильского аналога МИ-6, связался с Марваном, прогуливаясь по лондонскому универмагу «Харродс».


По другой версии, Маруан просто позвонил в посольство. В вопросах, которыми занимается Моссад, никогда нельзя быть увереным, «как оно было на самом деле». Факт в том, что через Маруана в Израиль утекло огромное количество документов, а немалая сумма денег проследовала в обратном направлении, осев на счетах зятя Насера.


Маруану дали оперативное прозвище — «Ангел».


Место действия: Израиль.

Время: с 1969 по 1973 года


За четыре года плодотворнейшего сотнудничества, Маруан передал МОССАДу огромное количество информации. Военные планы, информация о поставках оружия, истории о переговорах и взаимоотношениях внутри правящих кланов в Египте. Впрочем, он иногда ошибался. В мае 73 года Ашраф Маруан сообщил о том, что Египет готовится к войне. В Израиле объявили мобилизацию. Войны не случилось, израильтяне потратили впустую сотни миллионов долларов, а доверие к Маруану упало.


К началу 1973 года Египет не имел возможности ответить на израильское превосходство в воздухе. Без него наступление вглубь Синая было невозможным. Из этого в Израиле сделали один вывод — войны не будет.


«Концепция» говорила — пока у Израиля превосходство в воздухе, любая подготовка арабов к войне превратится в бессмысленный фарс. У израильтян было немного надежных источников информации о грядущей войне. Маруан стал одним из них.


О подготовке Израиля к Войне Судного дня бессмысленно говорить, не упоминая противостояние двух главных разведывательных служб — Моссада и АМАН. Или — противостояния их глав, Цви Замира и Эли Зейры. Зейра до последнего момента верил, что войны не будет.


Когда война всё-же случилась, Зейра стал козлом отпущения для всего Израиля. А Маруаф стал для ветеранов АМАНа виновником провала. Почему? Потому что поздно предупредил … Одним из немногих способов оправдать себя было «назначить» Ашрафа Маруана двойным агентом — якобы, он «сливал» ненужую информацию перед войной, войдя к израильтянам в доверие, а в октябре 73-го убедил Израиль в том, что войны не будет.


Приведём цитату известного израильского публициста Дова Конторера:


Предположение о том, что Ашраф Маруан является двойным агентом или, хуже того, специально подосланным дезинформатором, неоднократно возникало в АМАНе и Моссаде, но подтверждавшаяся иными источниками достоверность поставляемых им сведений всякий раз приводила к тому, что это предположение отвергалось. Позже анализ его сообщений привел некоторых израильских исследователей к выводу о том, что они в огромной мере способствовали воцарению "концепции". О том же говорил и Моше Даян в своем интервью газете "Едиот ахронот", опубликованном 27 апреля 1997 года, через двадцать лет после того, как оно было дано:


"Эта концепция не была изобретением какого-нибудь сумасшедшего гения в АМАНе, или лично главы АМАНа, или министра обороны. Она сложилась у нас на основе очень надежной информации, лучше которой, как мы считали тогда, добыть невозможно... Эта информация, послужившая основой концепции, проверялась всеми возможными способами, причем ее достоверность и точность всякий раз подтверждались. Я могу сказать с полной уверенностью, что любая разведывательная служба в мире и любой министр обороны или начальник генерального штаба, получи он подобную информацию и знай он, где она добыта, пришел бы к таким же выводам".


Если Ашраф Маруан был агентом-дезинформатором, модус его использования Каиром был весьма хитроумным, поскольку Маруан не пытался прямо навязать израильтянам выводы в духе "концепции". Напротив, он уже в 1971-1972 гг. стал информировать Моссад о вызревании у египетского руководства планов ограниченного наступления на Синае, которое отбросит ЦАХАЛ на 20-30 км от Суэцкого канала и приведет к быстрому вмешательству США с целью недопустить израильское контрнаступление и возвращение к предвоенной линии прекращения огня. В декабре 1972 года Маруан сообщил о принятом в Каире решении начать войну с Израилем. В апреле 1973 года он сообщил, что война будет начата Египтом 19 мая, и это сообщение побудило израильское правительство санкционировать дорогостоящие меры по повышению боеготовности ЦАХАЛа, включая призыв резервистов. Как известно, в мае война не началась, и это послужило дополнительному укреплению авторитета "концепции" и тех, кто ей твердо следовал.


Так или иначе, в течение лета 1973 года Маруаном было передано несколько сообщений о том, что война начнется в конце сентября или в начале октября. В ночь с 4 на 5 октября 1973 года, за сорок часов до начала боевых действий, агент Вавилон передал условный сигнал "Химикаты", означавший, что война начнется в самое ближайшее время и что он сможет сообщить дополнительные подробности в ходе встречи, которая должна состояться в течение ближайших суток. Никогда прежде Маруан не пользовался этим сигналом. Директор Моссада вылетел на встречу с ним в Лондон, а начальник АМАНа Эли Зеира проинформировал кабинет Голды Меир о полученном предупреждении достаточно общим образом, предложив дождаться возвращения Замира из Лондона.


Между тем полученные Замиром сведения были таковы, что он уже ночью 6 октября, сразу же по завершении встречи с агентом, связался по телефону с начальником своей канцелярии и передал ему следующее сообщение для Голды Меир и членов ее кабинета: "Египтяне и сирийцы планируют начать наступление сегодня, в поздние послеполуденные часы. Они знают, что сегодня праздник (Судный день – Д.К.), и рассчитывают произвести высадку до наступления темноты. Атака будет произведена по известному нам плану. По мнению источника, Садат не может отложить начало военных действий из-за обязательств, данных им лидерам других арабских государств, и он хочет выполнить эти обязательства полностью. Источник считает, что, несмотря на колебания Садата, вероятность атаки (сегодня – Д.К.) составляет 99,9 процентов. Они рассчитывают на победу и поэтому опасаются преждевременной огласки, способной привести к внешнему вмешательству, которое может побудить некоторых участников заново взвесить целесообразность (войны – Д.К.). Русские не будут принимать участия в операции".

Место действия: снова Лондон

Время: 2002 год


Египтяне, вероятно, особо не утруждали себя вопросами верификации личности агента "Вавилон". После войны Ашраф Маруан был назначен начальником одной из пресс-служб Садата, и предправления арабского союза военных промышленников. На короткое время он стал начальником службы безопасности Садата — чисто символически. В дополнение к дипломатическим делам, в мае 75-го Маруан был назначен председателем союза промышленников Египта, что открыло перед ним дорогу к международному бизнесу. В конце концов, между Маруаном и Саддатом произошел разрыв, и Ашраф эмигрировал в Лондон.


С 81-го по 98-й год, Маруан упрочнял свое международное положение, фокусируя деловую активность на рынках Америки и Европы, за пределами Ближнего Востока. В начале 90-х он участвовал в аукционе по приобретению престижного магазина «Хэрродс» в Лондоне. Имел отношения с Мухаммедом аль-Файедом, отцом Доди, погибшего вместе с принцессой Дианой. К сожалению, в какой-то момент они стали врагами.


В конце 2001-го Ашраф стал предправления британского объединения вкладчиков в недвижимость. В настоящее время он владеет частью акций британского и владел большим портфелем акций клуба "Челси".


Пока не …


Эпилог

Место действия: Carlton House Terrace 24, Район Сен-Джеймс, Вестминстер, Лондон

Время: 13 часов 30 минут, 27 июня 2007 года


В 2002 году Эли Зейра, бывший глава АМАН, который в 73-м году осознанно обманывал и армию, и правительство, из корыстных побуждений выдал имя того самого шпиона всему миру. Была ли после этого судьба Ашрана Маруафа предрешена? Кто знает.


Дом номер 24 по улице Carlton House Terrace, что в сотне метро от площади Пиккадили, имел богатую историю. Например, среди его бывших обитателей — Генри Палмерстон, Чарльз «Эрл» Грей и Уильям Гладстон, все трое — бывшие премьер-министры. 27 июня 2007 года история этого дома стала чуть богаче.


Среди розовых кустов маленького английского сада, около дома номер 24 по улице Carlton House Terrace лежал пожилой араб, который только что выпал из окна четвертого этажа. Кто-то кричал. Вызвали полицию. Парамедики приехали слишком поздно — Ашран Маруаф, египетский финансист, торговец оружием, он же агент «Ангел», «Вавилон», он же «Ашаш», он же «Информатор», он же «Зять», он же просто очень богатый человек — умер от разрыва аорты.


Английская полиция признала его смерть трагической случайностью.

Была ли она случайностью на самом деле? Кто знает …


Египтяне похоронили Ашрафа Маруана как героя, президент Хосни Мубарак назвал его «истинным патриотом своей страны», хотя его работа на Моссад уже была общеизвестна. Была это хорошая мина при плохой игре, или Ашраф Маруан действительно был двойным агентом — этого мы так никогда и не узнаем.


Такие дела.


Читайте также:

Шестидневная война:

Часть 1

Часть 2


Холодная война:

Рождение НАТО. Разборки между красными и синими в 1950-х

Пираты Карибского кризиса. Разборки между красными и синими в 60-х — первой половине 70-х.


Источник: Cat_Cat Автор: Наливайко Артём (@MrPaggot)


Личный тег автора в ВК — #Наливайко@catx2

Показать полностью 5
204

Последние ветераны Гражданской войны

Добрый день.
Сегодня мне хотелось бы рассказать о последних ветеранах Гражданской войны в России.

Последним красным был Борис Игнатьевич Гудзь - человек удивительной судьбы.

Последние ветераны Гражданской войны Ветераны, Старейшие, Война, Польша, Разведка, Финляндия, Длиннопост, Гражданская война

Он родился 19 августа 1902 года в Уфе. Последние годы своей жизни оставался единственным здравствующим чекистом первого призыва и последним живым участником Гражданской войны с красной стороны, проживающим на территории Российской федерации.  
Было в его жизни многое: жизнь в ссылке вместе с отцом-революционером, участвие в аресте начальника тульского жандармского управления генерала Иелитова во время Февральской революции, добровольная служба в РККА, по приглашению начальника советской контрразведки тех лет Артура Артузова, в 1923 году Борис Игнатьевич становится работников ЧК. Боролся он прежде всего с контрабандистами, позже с белогвардейским подпольем. В 1926 году участвовал в операции "Трест" (создание фальшивой организация антибольшевистского подполья «Монархическое объединение Центральной России» (МОЦР), чтобы помочь ГПУ (ВЧК) выявить настоящих монархистов и антибольшевиков. К успехам операции принадлежит, в частности, заманивание  британского разведчика Сиднея Рейли в Советский Союз, где он был арестован).  
Затем был захват в Маньчжурии командира бурятских соединений в армии Семенова и Азиатской конной дивизии у Унгерна есаула Тапхаева.  Операция была сымпровизирована на месте вопреки существовавшему запрету руководства ОГПУ на проведение силовых акций за границей.  
С 1933 года был резидентом иностранного отдела ОГПУ НКВД в Японии, с 1936 года вернулся в Москву и работал в Разведуправлении РККА, где курировал, в частности, Рихарда Зорге.

Последние ветераны Гражданской войны Ветераны, Старейшие, Война, Польша, Разведка, Финляндия, Длиннопост, Гражданская война

В 1937 году, после арестов и расстрелов Артузова и других знакомых ему видных чекистов, он был уволен из разведки и исключён из ВКП(б) с формулировкой «за профнепригодность, как не заслуживающий доверия работник, имевший тесную связь с врагами народа», что произошло также вследствие ареста его зятя Варлама Шаламова по статье контрреволюционная деятельность (который в 1936 году по совету Гудзя написал на Лубянку отречение от прошлого троцкизма, его жена Галина, сестра Гудзя, была сослана в Кагановичский район Чарджоуской области до 1946 года).

После увольнения долгое время работал водителем автобуса, позже — директором автобазы. Впоследствии был реабилитирован и восстановлен в КПСС.

Последние ветераны Гражданской войны Ветераны, Старейшие, Война, Польша, Разведка, Финляндия, Длиннопост, Гражданская война

С 1962 года — на пенсии. На пенсии работал в архивах КГБ и ЦК КПСС. Являлся консультантом художественного фильма «Операция „Трест“», снятого в 1967 году на «Мосфильме» режиссёром С. Колосовым по роману-хронике Л. Никулина «Мёртвая зыбь».
Проводил он и встречи с пионерами и краеведами тех мест, где проходила его деятельность. В середине 70-ых к нему приезжали краеведы из моего родного города Кимовск Тульской области.  
По случаю встречи были сделаны фотографии, которые публикуются впервые.

Последние ветераны Гражданской войны Ветераны, Старейшие, Война, Польша, Разведка, Финляндия, Длиннопост, Гражданская война

В 90-е годы был записан ряд интервью с ним.  
Был три раза женат. Последний — с 2003 года. 
Умер 27 декабря 2006 года в возрасте 104 лет. Похоронен в Москве на Новодевичьем кладбище.
До конца дней он оставался верен своим юношеским идеалам.

Последние ветераны Гражданской войны Ветераны, Старейшие, Война, Польша, Разведка, Финляндия, Длиннопост, Гражданская война

Последним участником Гражданской войны в Финляндии был Аарне Армас «Арска» Арвонен.

Последние ветераны Гражданской войны Ветераны, Старейшие, Война, Польша, Разведка, Финляндия, Длиннопост, Гражданская война

Родился он 4 августа 1897 года.  Участник Первой мировой войны в составе армии Российской империи.
Аарне Арвонен стал свидетелем смен двух столетий и пережил три войны. Во время гражданской войны Аарне Арвонен служил в рядах Красной гвардии, после поражения которой год провёл в концлагере. Аарне являлся сооснователем финской астрономической любительской ассоциации «Ursa» в 1921 году и являлся её постоянным членом около 87 лет.

Последние ветераны Гражданской войны Ветераны, Старейшие, Война, Польша, Разведка, Финляндия, Длиннопост, Гражданская война

Долгожитель неоднократно рассказывал журналистам, что все свои дни рождения он любил отмечать одинаково — за кружкой пива в баре. К примеру, 100-летие он отметил обходом лондонских баров. Последнее день рождения, когда ему исполнилось 111 лет, Аарне Арвонен впервые отпраздновал дома, сославшись на ослабшее зрение и слух. Умер 1 января 2009 года.

Последние ветераны Гражданской войны Ветераны, Старейшие, Война, Польша, Разведка, Финляндия, Длиннопост, Гражданская война

Последним уланом Пилсудского и заодно последним участником боевых действий на руинах Российской  Империи был Юзеф Ковальский.

Последние ветераны Гражданской войны Ветераны, Старейшие, Война, Польша, Разведка, Финляндия, Длиннопост, Гражданская война

Родился 2 февраля 1900 года в деревне Вицинь (ныне Смерековка Львовской области) на территории Австро-Венгрии. Служил в рядах 22 Уланского полка польских вооружённых сил во время Польско-советской войны 1919—1921 года. Участвовал в битве под Комаровом 31 августа 1920 года (последнем крупном кавалерийском сражении европейских войн) и в Варшавской битве. Также принимал участие в Сентябрьской кампании Второй мировой войны. Во время немецкой оккупации Польши содержался в концентрационном трудовом лагере.

После войны поселился в деревне Пшемыслав, Любушского воеводства, где и проживал до 1994 года, после чего переехал в дом престарелых.

По состоянию на январь 2013 года официально считался старейшим жителем Польши и старейшим в мире ветераном военных конфликтов. Также был последним живущим участником Советско-польской войны. C 13 июня 2013 года до своей смерти Юзеф Ковальский являлся единственным частично верифицированным мужчиной, родившимся в XIX веке.

23 февраля 2012 года удостоен звания капитана.

Скончался 7 декабря 2013 года, на 114 году жизни.

Последние ветераны Гражданской войны Ветераны, Старейшие, Война, Польша, Разведка, Финляндия, Длиннопост, Гражданская война

А вот информация про последнего белогвардейца весьма и весьма расплывчата  - нет фотографий (по крайней мере я не нашел), никаких документальных свидетельств.  
Тем не менее, за неимением лучшей информации, приведем то, что имеется. Последним белогвардейцем и "баклажкой" (так малолетних солдат-школяров с добродушной иронией называли  в Белой армии) был – Владимир Владимирович Шостак. Он родился 18 сентября 1905 года. Со своим другом-гимназистом записывается в партизанское соединение легендарного батьки-атамана Булак-Балаховича.В рядах Народно-Добровольческой Армии Шостак и провоевал до окончания Гражданской войны на территории Белоруссии. В годы Второй Мировой войны одно время довелось служить ему в Русской Освободительной Армии и в дивизии "Руссланд" . Интернированные провели в княжестве Лихтенштейне более года, пока, наконец, Аргентина не согласилась принять их.  В дальнейшем он начал публицистическую работу в местных эмиграционных изданиях, сочувствующих белому движению. Умер 11 мая 2010 года, похоронен на британском кладбище Буэнос-Айреса.  
Как уже говорилось выше, не удалось обнаружить фотографии Владимира Владимировича. Поэтому будет фотоснимок бойцов Булак-Балаховича.

Последние ветераны Гражданской войны Ветераны, Старейшие, Война, Польша, Разведка, Финляндия, Длиннопост, Гражданская война

Спасибо за внимание!

Показать полностью 10
471

Японский шифр на передовице: как свободная американская пресса раскрыла военную тайну

Японский шифр на передовице: как свободная американская пресса раскрыла военную тайну Длиннопост, Война, США, Япония, Разведка

Когда дело касается военной журналистики, часто бывает очень трудно определить тонкую грань, отделяющую вполне объяснимую погоню за сенсацией от работы на врага. В 1942 году в «Чикаго Трибьюн» вышла статья, раскрывавшая ни много ни мало военную тайну. О громком скандале, не имевшем последствий, — в нашем материале.


Флот знал, и вы знайте


Седьмого июня 1942 года Америка праздновала свою первую победу в продолжавшейся уже более полугода войне — разгром японского авианосного соединения у атолла Мидуэй. Однако тем, кто обеспечил эту победу, было не до праздников. Причиной стала небольшая статья под броским названием «Флот знал план морского удара джапов», опубликованная одной из ведущих американских газет «Чикаго Трибьюн» и сразу же перепечатанная рядом других изданий.

Японский шифр на передовице: как свободная американская пресса раскрыла военную тайну Длиннопост, Война, США, Япония, Разведка

«Нормальные» читатели, скорее всего, сочли её обычной «диванной аналитикой», пропустивший статью военный цензор тоже не увидел ничего предосудительного.


Но вот у тех очень немногих, кто знал действительное положение вещей, волосы под фуражками встали дыбом.


В статье был приведён состав японских соединений, причём в таких деталях, что это могло означать только одно: на очень высоком уровне произошла утечка критически важной информации.


Японский шифр JN-25


Проблема была в том, что командование ВМС США действительно «знало план джапов».


Это стало возможным благодаря радиоразведке флота, взломавшей японский шифр JN-25. В условиях, когда США на Тихом океане столкнулись с противником, превосходящим их не только количественно, но зачастую ещё и качественно, эти разведданные были чуть ли не единственным оставшимся козырем. Именно они помогли свести «вничью» сражение в Коралловом море, а месяц спустя превратить японскую ловушку в районе Мидуэя в разгром самих японцев.

Японский шифр на передовице: как свободная американская пресса раскрыла военную тайну Длиннопост, Война, США, Япония, Разведка

А теперь этот источник бесценной информации оказался под угрозой. Настолько детальный состав сил противника невозможно было получить средствами тактической разведки. Так что попади эта статья на глаза кого-то в Японии, кто тоже знал действительное положение вещей, он без труда сложил бы два и два и вычислил источник утечки. А далее достаточно было просто поменять шифры.


В тот же день «на ковёр» к Главкому ВМС США адмиралу Эрнесту Дж. Кингу срочно вызвали начальника разведуправления ВМС и его заместителя, отвечавшего за Дальний Восток. Поскольку автор статьи ссылался на некий «надёжный источник в военно-морской разведке», то офицеры с порога узнали много новых слов как о своём управлении, так и о себе лично. Но они уже успели провести быстрый анализ документов и по ошибкам в названиях кораблей вычислили: источником данных была секретная радиограмма главкома Тихоокеанского флота адмирала Честера У. Нимица. То есть утечка произошла не у них в Вашингтоне, а на Тихом океане.

Японский шифр на передовице: как свободная американская пресса раскрыла военную тайну Длиннопост, Война, США, Япония, Разведка

Военно-морской бардак


Автором статьи оказался военный корреспондент «Чикаго Трибьюн» Стэнли Джонстон. Во время сражения в Коралловом море он находился на борту авианосца «Лексингтон», а после гибели корабля 8 мая 1942 года был подобран вместе с остальными выжившими членами экипажа и вместе с ними отправлен в Штаты на борту транспорта «Барнетт». После прибытия моряков фактически поместили в карантин, дабы не болтали лишнего. В то время как гражданский Джонстон спокойно уехал в свою редакцию.


Как вскоре выяснилось из допросов моряков с «Лексингтона» и «Барнетта», старшие офицеры погибшего авианосца настолько живо интересовались новостями с фронта, что убедили радистов транспорта принимать шифрованные сообщения, которые были адресованы не их кораблю. Что прямо запрещалось десятком инструкций. В результате они спокойно читали все радиограммы с грифом «совершенно секретно» и не видели в этом ничего предосудительного.

Японский шифр на передовице: как свободная американская пресса раскрыла военную тайну Длиннопост, Война, США, Япония, Разведка

А некоторые ещё и держали расшифровки в своих каютах, зачастую оставляя просто на столе, что нарушало ещё десяток инструкций. Среди таких моряков был и старший помощник командира «Лексингтона» капитан 2-го ранга Мортон Т. Селигмэн. Его соседом по каюте оказался тот самый корреспондент Стэнли Джонстон — с ним офицер подружился во время последнего похода авианосца.


Ответ на вопрос «кто виноват?» был найден. Но оставался вопрос «что делать?».


Казнить нельзя помиловать


Тем временем «тихий скандал» добрался до самого верха. Президент США Франклин Д. Рузвельт рвал, метал и жаждал крови. Благо согласно «Акту о шпионаже» от 1917 года, виновным в утечке вполне можно было впаять вплоть до 30 лет или даже «вышку». Но флот оказался в дурацком положении. По-хорошему, под трибунал следовало отправить всех старших офицеров «Лексингтона», организовавших этот военно-морской бардак на «Барнетте». Тех самых, которых только что объявили героями и представили к высоким наградам.

Японский шифр на передовице: как свободная американская пресса раскрыла военную тайну Длиннопост, Война, США, Япония, Разведка

И проблема была даже не в наградах, а в том, что такие трибуналы значительно увеличили бы количество людей, которые бы уже не подозревали, а точно знали: радиоразведка взломала и читает японские шифры.


В результате адмирал Кинг, жаждавший крови не меньше Рузвельта, вынужден был ограничиться сакраментальным «никогда ты не будешь майором» (в смысле, капитаном 1-го ранга) в адрес непосредственного виновника, капитана 2-го ранга Селигмэна. Вместо повышения в звании и своего авианосца тот был отправлен командовать тыловой авиабазой.


С гражданским виновником обстояло ещё хуже. В ходе расследования выяснилось, что бардака хватало и в Пёрл-Харборе. Там не смогли обнаружить никаких документов об аккредитации Стэнли Джонстона. То есть гражданский журналист находился на боевом корабле в зоне боевых действий, не подписав предупреждение об ответственности за разглашение секретных данных. И ему крайне сложно было предъявить формальное обвинение, так как он не был официально, под роспись, ознакомлен с тем, что является секретным, а что нет.

Японский шифр на передовице: как свободная американская пресса раскрыла военную тайну Длиннопост, Война, США, Япония, Разведка

Однако Рузвельт решил не мелочиться и пустил в ход «тяжёлую артиллерию» — представлять гособвинение было поручено ни много ни мало бывшему генпрокурору США. Но в сложившихся обстоятельствах для запуска процесса требовалось предварительное расследование с участием так называемого большого жюри присяжных. Что также автоматически увеличивало круг людей (на этот раз вообще гражданских), посвящённых в одну из главных государственных тайн страны.


Опять вставал вопрос «вам шашечки или ехать?»


Что важней, покарать отдельно взятого безответственного идиота или сохранить в секрете возможности радиоразведки?


А в дело вмешивалась ещё и политика. «Чикаго Трибьюн» была одним из главных рупоров крайних республиканцев — политических противников Рузвельта. И уже после первого допроса Джонстона газета развернула кампанию о «гонениях на героического репортёра, который всего лишь честно выполнял свой журналистский долг».


В результате было решено тоже спустить всё на тормозах.

Японский шифр на передовице: как свободная американская пресса раскрыла военную тайну Длиннопост, Война, США, Япония, Разведка

Эпилог


К счастью для американцев, в Японии этот скандал не заметили от слова «совсем». И нам остаётся только гадать, что случилось бы, если б императорский флот всё-таки устроил радикальную замену своих шифров. Во сколько кораблей, самолётов и тысяч жизней обошлась бы Соединённым Штатам преступная халатность нескольких офицеров, помноженная на глупость и беспринципность одного журналиста в его погоне за сенсацией.


Источник: warhead.su

Показать полностью 6
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: