0

Странные аббревиатуры.

Еще немного рассказов из моего студенчества.


У нас было три предмета, у которых были занятные аббревиатуры. И кому не с нашего ВУЗа я их говорил, все ржали. Но когда я рассказывал сущность этих предметов, мне сочувствовали.


1) АППОЧУП.  Знаете как расшифровывается? Актуальные проблемы применения общей части уголовного права. Здесь нас задрачивали по полной, каждую неделю  контрольная. В Общей части УК РФ множество положений, не зная которые не получится правильно применять нормы Особенной части и даже нормы УПК РФ. Например, возраст, территориальный принцип, невменяемость, аффект, принцип вины, принцип объективного вменения, понятие и виды умысла, соучастие и много чего другого. Любимых приколов у препода было два: 1) нажраться перед парой, 2) чуть что, говорить следующие фразы: "Возьмем к примеру, изнасилование" или "Возьмем к примеру, педофилов". В итоге кто-то называл этот предмет "АПППЧ" -  актуальные проблемы применения полового члена.


2) ИПИПУ. История политических и правовых учений. Эдакая адская смесь политологии, истории древнего мира и теории государства и права. Предмет довольно вырвиглазный и скучный. Нам рассказывали про "гениальные" идеи древних юристов, которые так или иначе сейчас есть в законодательстве ряда стран, а также про экзотику, например, про всем известного Диогена, живущего в бочке, про женское по сути рабство в древнем Риме, законы Хаммурапи (?!), какие кому полагались, и  за что казни или увечья, и  применимо ли это к современным зажравшимся чинушам, прочим богатеям и всякого рода беспредельщикам. Помню, однажды прошла пара про казни и пытки Инквизиции. Ох бля, картинки там были как на подбор, без всякой цензуры. И детальные изображения орудий пыток и картины средневековых художников, показывающих как страдали бедолаги, а также красочное описание изуверств палачей и того, как все это работало, преподом.  Паре девчонок плохо стало прямо на паре, один чел потом неделю бессонницей мучился, кошмары снились.


3) вишенка на торте. Международное частное право. По идее,  должно быть МЧП, но все его называли ЧМТ, по аналогии с черепно-мозговой травмой из-за ебанушки-преподавателя, которая выносила мозг все равно что деревянные ворота тараном. Любимый прикол у нее был такой:  "Вот например, купил некий завод сельскохозяйственной продукции три трактора "Беларусь". Точнее конструктор из трех нерабочих тракторов, с инструкцией, как из них собрать один работающий." И эта фраза, не меняясь ни на букву, использовалась каждую лекцию и каждый семинар. 


Мда. Вот так я учился. Мне потом предлагали идти в аспирантуру, настойчиво предлагали, говорили, у меня талант преподавать (что есть - то есть, я даже самую сложную тему объяснял простыми словами так, что всем было понятно) но я стойко отказался. Ну, нахер. Я не хочу  удариться в маразм.

Дубликаты не найдены

+2
Иллюстрация к комментарию
раскрыть ветку 1
0
Всероссийский научно-исследовательский геологический институт им. А.П. Карпинского (ВСЕГЕИ)
Иллюстрация к комментарию
0
ПММвРиА - он же Покойся с миром - прикладные математические методы в радиотехнике и автоматике.
эПиВ - он же Пиво - электромагнитные поля и волны.
0
Иллюстрация к комментарию
0

ТРиОКИУиС - теория расчета и основы конструирования измерительных устройств и систем

0

СОСО - средства обеспечения специальных операций.

0

ООПИ - основы обработки и передачи информации. В просторечии "два ноля пиздец" ибо предмет этот даже преподаватель знал только на 3.

0

УКРОП устройство контроля работы обзорных приемников

0
НГиИГ, ХВМС, МАТТЕРМЕХ, АналХим... Как-то так.
0
Тут хоть аббревиатура совпадает с расшифровкой, а зашуглите аббревиатуру РСЧС.
раскрыть ветку 1
+1
Ахах¥еть).
0

Учебник, где описаны наказания зажравшихся и проворовавшихся? Мм))

0

ОПОП - опорный пункт охраны правопорядка

0

Женское рабство в Древнем Риме?

раскрыть ветку 2
0

прочитай про домовладыку. древнеримское право имеет аж три периода. в самом первом треш творился.

раскрыть ветку 1
0

Позволю себе развернутую цитату.


А девочка была лишена всего этого. Ее рождение мало радовало родителей. В школу она не ходила и, сидя дома, обучалась только ткать, шить и вести хозяйство. Все время она проводила в гинекее, женской половине дома, и только по великим праздникам вместе с родителями и подругами выходила взглянуть одним глазком на пляски и веселье. В 14–15 лет родители выдавали ее замуж. Но жизнь ее мало менялась и ничуть не становилась свободнее — из родительского гинекея она переходила в гинекей мужа. По-прежнему она жила затворницей. Если к мужу приходили гости, она поспешно удалялась в свою комнату; если муж отправлялся в гости, жена не могла его сопровождать. Ее не видел никто, кроме ближайших родственников. Перикл прямо говорит, что лучшая слава для женщины — если о ее существовании знают только члены ее семьи (Thuc П,45,2 ).

Все это придавало афинской жизни какой-то странный колорит. Общество словно состояло из одних мужчин. На улицах, в гостях, на вечерах мужчины встречались только с мужчинами. Афинский юноша не виделся со сверстницами своего круга. Мы почти не слышим, чтобы кто-то из них влюбился в дочь или жену своего знакомца. И молодые люди стали влюбляться в прекрасных женоподобных юношей. Со страниц греческой литературы встает перед нами образ этих мальчиков. Они нежны и красивы, их окружают толпы поклонников, которые провожают их в палестру или на площадь и оказывают тысячи мелких услуг. Им дарят изящные безделушки, часто красивых птичек, а они капризничают и упрямятся, точь-в-точь как в других странах избалованные, кокетливые женщины.

Кроме того, молодежь часто проводила время в обществе гетер. У них обыкновенно собирались юноши, с ними они ходили на пиры.

(...)
Неудивительно, что гетеры, которых описывает нам Лукиан, зачастую не умели ни читать, ни писать. Единственное, что им надо было знать, это некоторые правила поведения. Они не должны были на пиру громко говорить и хохотать; есть и пить им следовало изящно, без всякой жадности. А главное, гетера не должна была кокетничать со всеми во время вечеринки, но не отрываясь смотреть на того, кто платил ей деньги (Ibid.).

Естественно, гетеры не пользовались доброй славой. Их дружно называют бездушными и жадными. Говорили, что они умудряются в короткий срок обобрать своего поклонника, а потом безжалостно бросают его на произвол судьбы и уходят к более богатому. И они только укрепляли то презрение, с которым греки относились к женщинам. Их почитали существами низшими, грубыми, необразованными, неразвитыми.

Совершенно не так дело обстояло в Риме. С самого основания Города мы видим женщин окруженными почетом и уважением. Рождение дочери было столь же радостным событием, как и рождение сына, — в первый день Карменталий молили о рождении мальчика, во второй — о девочке (Ovid. Fast., I, 618–636). Девочкам давали точно такое же образование, как и мальчикам, и они даже вместе учились в школе, в одном классе — чего в Европе достигли только в XX веке. Никакой женской половины дома не существовало — девочка росла на виду. Выйдя замуж, она становилась настоящей хозяйкой дома. Она вела хозяйство и распоряжалась имуществом, она принимала гостей и сама ходила всюду с мужем. Историк Непот, современник Цицерона, сравнивая греческие и римские нравы, находит, что главное отличие — в положении женщин. «Кому из римлян было бы стыдно привести на пир жену? Или у кого мать семейства не занимает первого места в доме или не появляется на людях? А у греков совсем по-иному» (Prolog., 6–7).

Мы видим во времена Республики блестяще образованных женщин. Жена Помпея, по свидетельству Плутарха, «знала музыку и геометрию и привыкла с пользой для себя слушать рассуждения философов» (Plut. Pomp., 55). Другая ученая дама, Цереллия, настолько увлекалась философией, что не могла дождаться появления в свет очередного трактата Цицерона. Оратор всегда отдавал ей первый переписанный экземпляр, а иногда она сама переписывала, по выражению Цицерона, «горя рвением к философии» (Att., XIII, 21, 2; XIII, 22, 3). Дочь же самого Цицерона, Туллия, великолепно знала философию и юриспруденцию, греческую и латинскую словесность. Саллюстий описывает одну свою современницу, знатную даму. По его словам, она прекрасно знала науки и искусства Греции и Рима, была необыкновенно остроумна, очаровательна и писала стихи (Sail. Cat., 25).

(...)

В настоящее время, — заключает Буассье, — в молодых девушках нравится более робкий, нежный и менее решительный нрав. Слабость в них всего привлекательнее» В другом месте он прямо пишет, что римляне портили своих женщин, желая сделать их чересчур учеными .

Взгляды на женщин, разумеется, менялись от эпохи к эпохе. Идеал XIX века — идеал тихой, нежной и малообразованной девицы — показался бы смешным в XVIII веке, среди этих смелых, образованных и изысканных авантюристок. О нашем веке и говорить нечего. Но, как бы ни оценивать римских женщин, совершенно ясно, как формировался их характер. В XIX веке женщины воспитывались в закрытых пансионах или учились дома по совершенно особой программе. Римские же девушки воспитывались вместе со своими братьями. Впрочем, Плутарх, лично познакомившийся с римлянками, был ими очарован. Он говорит, что спартанки, тоже получавшие мужское воспитание, были грубы и резки, римлянки же — милы и нежны в обхождении (Num., 25).

После всего сказанного довольно естественным кажется, что у греков и римлян был разный взгляд на брак. Греки как будто даже несколько стыдились, что вынуждены соединяться со столь жалкими существами. Они постоянно подчеркивали, что совсем не говорят с женой (см., например: Xenoph. Oecon., III, 12).

Женитьбу они объясняли вынужденной необходимостью. «Мы женимся, — говорили они, — чтобы иметь законных детей» (Dem. in Neaer., 122). Римляне же считали, что «брак есть союз мужа и жены, общность всей жизни, единение божественного и человеческого права» (Dig., XXIII, 2, 1). Жена Брута, знаменитая Порция, говорила мужу:

— Я… вошла в твой дом не для того, чтобы, словно наложница, разделять с тобой стол и постель, но чтобы участвовать во всех твоих радостях и печалях. Ты всегда был мне безупречным супругом, а я… чем доказать мне свою благодарность, если я не могу понести с тобой вместе сокровенную муку и заботу, требующую полного доверия (Plut. Brut., 13).

Сын этой Порции вспоминает, что, когда Брут прощался навек с женой, оба вспоминали знаменитое прощание Гектора с Андромахой. «Брут улыбнулся и заметил:

— А вот мне нельзя сказать Порции то же, что говорит Андромахе Гектор:

Тканьем, пряжей займись, приказывай женам домашним.

Лишь по природной слабости уступает она мужчинам в доблестных деяньях, но помыслами своими отстаивает отечество в первых рядах бойцов — точно так же, как мы» (ibid., 23).

И мы действительно видим в Риме жену участницей сокровенных замыслов мужа. Плутарх, например, рассказывает, как вскоре после изгнания царей какой-то раб случайно узнал о заговоре против Республики. В заговоре замешаны были первые лица государства, поэтому он страшился рассказывать о том, что узнал. Наконец он решился довериться консулу Валерию. Он ему «обо всем рассказал в присутствии лишь жены Валерия» (Рор 1.,4–5). Иными словами, консул не усомнился открыть жене страшную тайну, от которой зависела судьба Рима. И всем казалось это совершенно естественным. Когда три века спустя другому консулу стало случайно известно о существовании опасного тайного общества поклонников Вакха, он под величайшим секретом открыл это только жене и теще. Причем эта последняя, женщина чрезвычайно умная, помогла зятю отыскать преступников. Сообщают, что иноземцы, присылая послов в Рим, наказывали им попытаться добиться сочувствия женщин, ибо «у римлян женщины издревле имеют большое значение» (App. Samn., XI, 1).

Естественно, женщины считались полноправными членами гражданской общины. Когда умирала матрона, тело ее несли на Форум, за нею так же, как и за мужчиной, следовал длинный ряд умерших предков, тело ее водружали на Ростры, а сын или ближайший родственник перед всем римским народом произносил над ней похвальное слово. Римляне очень гордились доблестями своих жен и полагали, что в этом отношении они превосходят всех на свете. Даже Элиан, совершеннейший грек по воспитанию и взглядам, в этом пункте остается верен своей расе. Он перечисляет, кого считают лучшими среди гречанок — это все персонажи мифов — и кого — лучшими среди римлянок. Однако он неожиданно прерывает перечисление и говорит, что решил остановиться на этом, «чтобы, — прибавляет он со скромной гордостью, — немногочисленные имена гречанок не потонули в именах римлянок» (Var., XIV, 45).

Но римлянки не просто стояли рядом с мужчинами. Их всю жизнь окружал ореол романтического поклонения. Именно римляне ввели те формы вежливости, которые до недавнего времени соблюдались в Европе. Один грек с изумлением рассказывает о римских нравах. «Женщинам, — говорит он, — …оказывают многочисленные знаки уважения. Так, им уступают дорогу, никто не смеет сказать в их присутствии ничего непристойного» (Plut. Rom., 20). Он не в силах найти слов, чтобы описать «уважение и почет, которым… окружали римляне своих жен» (Plut. Num., 25). Греков это настолько поражало, что они даже придумали теорию, согласно которой это безмерное уважение, граничившее с преклонением, объясняется тем, что первых своих жен римляне добыли, похитив сабинянок, а так как те рыдали и не хотели признать их своими мужьями, римляне дали клятву отныне чтить их, как цариц (Plut. Num., 25; Rom., 14; 20 etc.). Овидий рисует нам женщин, которые пестрой толпой идут по улицам Рима. Их поклонники галантно держат над их головой зонтик от солнца, помогают зашнуровать туфельку, расчищают для них место в толпе — поведение, совершенно немыслимое в Афинах (Fast., II, 311–312; Ars am. II, 209–212). Понятны после этого слова одного римлянина: «Тот, кто бьет жену или ребенка… поднимает руку на величайшую святыню» (Plut. Cat. mal, 20).

Бобровникова Т. А. Повседневная жизнь римского патриция в эпоху разрушения Карфагена.

0

Нууу, ХЗ

Похожие посты
Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: