5

Страх, наивность, мягкотелость и система здравоохранения. История болезни (Часть 3, заключительная).

Часть 1: http://pikabu.ru/story/strakh_naivnost_myagkotelost_i_sistem...

Часть 2: http://pikabu.ru/story/strakh_naivnost_myagkotelost_i_sistem...

После отлета, я через каждые 2-3 дня созванивался с бабушкой, точнее сказать она со мной. Хотя разговоры становились все более однообразные, иногда появлялись паузы, так как не знали о чем говорить (за 2 дня новостей накапливалось не много), мне все-таки очень хотелось с ней общаться... и должен сказать, общение с ней все равно оставалось интересным: нет-нет, да скажет какую-нибудь свою шутку-прибаутку.

При разговорах с мамой я узнавал, что здоровье бабушки стремительно ухудшается, ноги стали отекать сильнее, появились отеки на руках... Мама была в панике и настаивала, чтобы хотя бы я или брат приехали, что бабушка вот-вот умрет. Я маме объяснял, что приехать не могу.

Причина кому-то может показаться сомнительной с моральной точки зрения, но считал, и думаю до сих пор, что я прав: когда я летом увольнялся с подработки и летел в отпуск, - я знал, что мой приезд хотя бы потенциально может помочь, хотя и полет в одну сторону равнялся мне одной зарплаты за месяц. Да и мне хотелось застать бабушку живой и в сознании. Когда в первых числах сентября мама мне предлагала приехать, я понимал, что мой прилет ничего не решит, и неизвестно сколько бабушка протянет (когда я летом летел, мама также говорила, что вот вот и бабушка умрет), а деньги будут потрачены впустую (я понимаю, что мама была в панике, но тем не менее, услышал от нее "что люди скажут, - на похороны к родной бабушке не приехал"). К тому же в сентябре должен был лететь в отпуск брат. Он вылетел 14 сентября.

Они с мамой ухаживали за бабушкой. Должен сказать, что бабушке очень не хотелось быть обузой нам и она всегда старалась на сколько это возможно обслуживать себя сама. Когда я уезжал, бабушка еще ходила по квартире. Когда приехал брат, бабушка уже не могла доходить до туалета, но еще могла ходить по комнате. При разговорах с ней, она преподносила, как это свойственно ей, все в шуточной манере.


Числа 7 октября при разговоре с бабушкой я заметил, что ее эйфория усиливалась: она строила планы на будущее, спрашивала как меня встретить, когда приеду в отпуск, что мне купить, просила меня найти в интернете лекарство от ее болезни (чувствовалось, что она возлагает на интернет большие надежды) появилась ажиотация. Мама говорила, что бабушка пробовала прясть, - но в итоге посидела за прялкой 5 минут и легла отдохнуть, требовала от мамы ключи от квартиры и карточку сбербанка - собиралась идти снимать пенсию. Мама ей отдала ключи и карточку, на этом бабушка успокоилась и через несколько дней отдала их назад (как я потом узнал, бабушка пыталась встать с кровати, упала, чуть-чуть содрала себе кожу - но эта маленькая ранка не заживала очень долго, хотя конечно, делали антисептические повязки, чтобы в рану не попала инфекция).

Где-то 9 октября, я стал замечать, что у бабушки резко ухудшился слух - приходилось кричать в трубку, и что речь становилась все менее связанной, и было заметно, что бабушка мне просто поддакивает, но не понимает о чем я говорю (хотя она всю жизнь с нами - мной, мамой и братом так общалась, - лишь бы нас поддержать, но сейчас чувствовалось что-то не то, а что именно - я понять не мог).  Также я заметил, что бабушка перестала мне звонить (я до этого ей не звонил, так как она могла отдыхать) и я стал ей звонить первый.

11 октября, в мой день рождения, я позвонил бабушке, хотел поговорить. Не помню, поздравила меня бабушка или нет, но я заметил, что разговор был странный и бабушка отвечала как-то невпопад. Я подумал, так как связь у нас плохая и у бабушки стали усилились проблемы со слухом, то она меня просто не понимала.

Вечером позвонила мама, она плакала - бабушка ее не узнавала и не понимала где находится. Я вспомнил, что в начале октября у нас с мамой был разговор, чтобы она сходила к терапевту, и чтобы та выписала обезболивающее. У мамы спросил, что за обезболивающее - мама сказала - трамадол. У меня почему-то возникла ассоциация с галоперидолом, - видимо, из-за окончания. Я прочитал побочку, сказал маме прекратить прием трамадола, вернуться к седальгину, и давать бабушке мексидол (меня удивляет тот факт, что терапевт не предупредила о том, что потенциально могут быть подобные побочные действия). С этого дня, чтобы поговорить с бабушкой, я звонил на мамин телефон, так как бабушка забыла (да и физически тяжело было), как принимать вызов.


В дальнейшем при общении с бабушкой, я понял, что у нее пропала только память, а мышление и сознание работали исправно, - она понимала что что-то случилось, и мне прямо описывала, что как-то "раз, и все забыла".  Когда мы с ней говорили, я ей объяснил, что можно вернуть память назад, нужно только тренироваться: сначала я спрашивал, как ее зовут, когда у нее день рождения, где она находится. Вначале она с  трудом отвечала на вопросы, отвечала не всегда правильно, мы повторяли правильные ответы по несколько раз, потом ответы становились все быстрее и увереннее. После чего, мы выясняли, сколько у нее детей (мама одна), кого как зовут, кто ей кем приходится, кем мы приходимся друг другу,  у кого когда день рождения. Недели через 2 - 2,5 ее умственное состояние опять пришло в норму, только иногда бывало, что что-нибудь забывала и изредка жаловалась маме, что с у нее с головой стало "что-то не то".


После этого случая я предложил маме вырыть могилу заранее, чтобы потом в холода и снег не бегать, не искать тех, кто возьмется копать и не переплачивать за спешность. Некоторые говорили, что это не хорошо, копать могилу еще живому человеку... Мама отказалась выкапывать могилу заранее, так как ее могли занять, - вероятность этого хоть и была, но мне кажется очень маленькой - для бабушки приготовили место в оградке с ее мамой, братом и сестрой (мама бабушки захоронена в 80-м году).

Тем не менее мама с братом готовились к похоронам: в оградке, где были похоронены, мама, брат и сестра бабушки, росла береза высотой примерно с 4-х этажный дом. Для того, чтобы ее спилить, брату пришлось забираться на березу, отпиливать ветки, отпиливать верхушку березы - при этом на высоте, куда брат забрался березу от ветра сильно качало, а внизу была оградка со "штырьками" и все это выполнялось на холоде, вроде даже лежал небольшой снег. Кроме того, необходимо было правильно рассчитать, с какой стороны пилить ствол березы сверху - чтобы он падая не повредил рядом стоящие памятники. С этой трудной задачей брат справился за несколько дней.


В это время я искал в интернете, как можно облегчить ее состояние: спрашивал про парэнтеральное питание (местные врачи категорически отказывались делать): врачи сказали что его растворы парэнтерально вводить можно, но процедура сложная; спрашивал про разные "нутри-" смеси - сказали, что их можно употреблять. Давали бабушки нутридринк - ей он понравился, и лучше усваивался чем обычная пища.

на health.mail.ru рекомендовали препарат "Мегейс". Я предложил маме купить его, она у нас в городе его нигде не нашла, в некоторых аптеках даже не слышали о таком; я потом понял почему - с такой ценой этот препарат у нас в городе никто покупать не будет.

Также чисто для информации читал (жаль, не помню где), часто люди погибают не непосредственно от онкологии, а от химиотерапии. Поэтому рекомендовали через 6-8 часов после химиотерапии принимать сорбенты, в некоторых случаях даже рекомендовали, если есть возможность, делать плазмаферез. На первый взгляд советы логичные (после химиотерапии происиходит распад опухоли и частично повреждаются здоровые ткани и клетки, которые желательно бы вывести из организма), но почему-то нигде больше подобных советов не встречал, поэтому не знаю, насколько можно данным советам доверять.


С начала ноября до начала декабря, наши телефонные разговоры с бабушкой становились все короче и короче - разговаривать ей становилось все сложнее и сложнее. С этого времени я бабушкой больше не разговаривал, узнавал о ее состоянии из разговоров с мамой.

Вначале декабря  бабушка перестала вставать с кровати, а затем брату приходилось ее переворачивать с одного бока на другой, когда она уставала лежать в одном положении. Уход за бабушкой становился труднее: когда брат приехал в отпуск в сентябре - он ее запросто брал на руки и нес в ванную (благо бабушка у нас низкого роста 1,5 м и без лишнего веса; как ухаживают за людьми "внушительных размеров" я просто не могу представить), в декабре же, по его словам, такое ощущение, что она потяжелела раза в 2-3 - даже для того, чтобы перевернуть с бока на бок, приходилось сделать значительное усилие.

В середине декабря, когда бабушку переворачивали заметили на ноге, на голени розово-красно-синее пятно - первый зловещий признак пролежня... еще немного промедлили бы и процесс было бы не остановить. Теперь брат с мамой переворачивали бабушку каждые 20-40 минут, в том числе и ночью.


Не задолго до Нового года, бабушка попросила, чтобы на ее 9 дней испекли рыбный пирог (как и у многих, у нас в семье была такая традиция), также как-то сказала маме, что мы у нее (бабушки) лучшие. днем второго января бабушка заснула и в сознание не приходила. В ночь с 6 на  января, в 3 с чем-то позвонила мама и сказала, что бабушка умерла...

Я с работы смог уволиться и приехать только 22 января, бабушка меня немного не дождалась...



Почему в название поста звучит как "Страх, наивность, мягкотелость и система здравоохранения. История болезни"?

Потому что к такому печальному концу привели все эти факторы: как я недавно узнал, когда мама в начале 2013 года приводила сдавать бабушку на анализы крови, то терапевт, которая была в платной клинике рекомендовала сдать анализы на онкомаркеры (платные, около 2000 р.), так как такой низкий уровень гемоглобина - один из признаков онкологии. Бабушка категорически отказалась, мама тоже не стала настаивать. Формально причина была "экономической" - дорого, а тогда с деньгами был напряг. Но реальной причиной, как мне кажется был страх, что найдут онкологию, и вот почему: несколько дней назад, я вспомнил разговор с мамой, когда пришел с армии. В этот раз я предложил сдать кровь на онкомаркеры, но мама сказала: если рак, то все равно ничего не сделаешь, даже если найдут. И я почему-то отступил... А на следующий день и забыл об этом разговоре и мысль, что у бабушки может быть рак у меня пропала (только когда бабушка стала жаловаться на желудок, я стал подозревать что-то неладное и то  - из-за того, что отец бабушки умер от "рака желудка").

Хотя, читая статьи, я обращаю внимание на то, что часто результат анализов на онкомаркеры бывает ложным- не показывают маркеры наличие заболевания, которое есть. Человек зря успокаивается и пропускает ранние стадии заболевания. К слову, когда бабушка сдавала кровь на онкомаркеры - результат был идеальный, - полностью "здорова".

Видимо из-за страха, я и не вбил в гугл "низкий гемоглобин, отекают ноги".

Сдать кровь однозначно стоило, но то, что это точно что-то бы изменило, я не уверен.


Причем тут наивность, я думаю не надо пояснять... Да, бабушка была очень активной, часто помогала нам с братом и мамой... Но знать, что родственники умерли от рака, и не предполагать это заболевание у бабушки- было глупостью...

Тут сыграл свою роль такой примитивный механизм психологической защиты, как отрицание... Вроде он и защитил на время мою психику и мамы... но возможно лишил жизни бабушку...


Мягкотелость: неспособность требовать свое (а часто просто скандалить) может стоить жизни близкому человеку. Но с другой стороны, осложнять отношения участковым терапевтом можно, но есть вероятность, что это только усложнит жизнь и не даст никакого результата.

Еще, когда мама пришла к участковому терапевту с уже готовым диагнозам, та (не знаю зачем), сказала маме, что "я догадывалась, что у нее рак, просто вам не сказала"... Вот зачем такое говорить?


Про систему здравоохранения: мне непонятно, как на протяжении более чем года, различные специалисты не смогли выявить онкологию (в том числе онколог), это при том, что нас буквально заставили пройти обязательную диспансеризацию (проводится каждые три года).

Также заметил, что если пожилой человек приходит один, то врачи с ним не особо даже и разговаривают... Понять их можно, но ведь не все пожилые приходят поговорить за жизнь...


Иногда думаю: когда было лучше узнать о диагнозе? В конце 2013,  - сделать операцию, ночасто после операции опухоль метастазирует, а в таком возрасте и таком состоянии делать химотерапию никто бы не дал.

В конце 2013 узнать о диагнозе и не делать операцию - жить в постоянном стрессе, быть рядом и знать, что ничем не можешь помочь? Тоже не лучший вариант.


Видимо, все произошло так, как лучше быть не могло. Да и за время болезни бабушки, мы с ней еще сильнее сблизились и смогли оценить, что мы друг для друга значим.

Найдены возможные дубликаты

+1

Ваша бабушка счастливая женщина. И жизнь прожила не зря, если у неё такая дочь и два заботливых внука. Не в каждой семье такая привязанность. Да и прожила почти 90 лет. А по нынешним меркам это не мало. Мы с супругом, ещё до мвадьбы жили с дедушкой мужа. Дед был очень хорошим человеком, но с тяжёлым характером. И ничего не предвещало беды. Но в один из дней мы обнаружили его на полу, в безпомощном состоянии и со страхом в его глазах. Взгляд был как у затравленного животного. Как в дальнейшем оказалось инсульт. Парализовало правую сторону и полностью попала речь, кроме словп " блять" и ту ту ту. Вы не представляете как это сложно понять, что ему нужно. Пытались и писать и шарады из алфавита написанного на бумаге состовлять в слова, ничего не получалось. Так и промучался он 2 года. А на девять дней мы с супругом узнали, что я беременна. Муж хотел сына Юрой назвать, в честь деда, да я отговорила. Четыре Юры в сембе это перебор. Ух как то много получилось.

+1

С этими онкомаркерами не всё так просто. Могут быть колебания от различных факторов. Врачи считают, что обязательно сдавать эти анализы надо тем, кому уже поставлен диагноз на основании биопсии, после операции. Тогда они показывают возможные метастазы. У меня маркер повышенный, но онкологию не нашли.