26

Стопка фотографий

Возвращаясь домой из школы, девочка обнаружила стопку полароидных снимков, лежащих в сточной канаве. Она из любопытства подняла их и начала просматривать снимки на ходу. На первом фото был запечатлен силуэт человека, стоящего вдалеке на каком-то однородном сером фоне, так что даже нельзя было различить его черт.


Девочка сунула фото вниз стопки и начала изучать следующую. На нём был тот же человек, но стоящий чуть ближе.


Девочка быстро пролистала несколько фотографий. На каждом следующем снимке человек стоял чуть ближе, а его внешность была видна все яснее.


К десятой фотографии стало проступать выражение лица человека — он явно был безумен, и лицо было искажено в жуткой гримасе. Рот его был открыт, и в нём виделись клыки, как у зверя. Это напугало девочку, но она продолжала просматривать фотографии.


К девятнадцатой фотографии человек уже стоял так близко к объективу, что его лицо заслонило собой весь кадр. Поднимаясь по подъездной дорожке, девочка посмотрела на последнее фото.


На нём вместо изображения была только надпись: «Теперь достаточно близко».


Услышав крик снаружи, брат девочки бросился к входной двери. Но там он нашёл лишь стопку фотографий на ступеньках. На фотографии была вроде изображена его сестра, но она стояла слишком далеко от объектива, чтобы он мог быть в этом уверен.

Стопка фотографий Крипота, Истории из жизни

Найдены возможные дубликаты

+10

Зная, что картридж на полароид сейчас стоит около 2000 руб, в нем 8 снимков, и на крипоту ушло не меньше 3, можно не беспокоиться о том, как дела у злых сил. Явно не бедствуют.

раскрыть ветку 5
+1

А я что то подобное читал в детстве - там мужику янычары снились каждую ночь и все время ближе и ближе  - так и зарезали его к хуям во сне

раскрыть ветку 4
+5

Любопытно, что людей пугают снящиеся янычары и силуэты на фотках сраного полароида, а вот знание об энтропии вселенной и неизбежной смерти каждого из нас и всего, что жило и будет жить на свете - не пугает. Привыкли.

раскрыть ветку 2
+1

да-да, я помню этот сборник рассказов.     Этот - Янычары из Эмильона. Запомнил потому что читал стаью типа в реале было такое что кому-то снилось что его убивают и появлялись раны (спросите журналиста) и по-моему это легло в основу Кошмаров на Элм-стрит.

+2

о, вольный перессказ "несущего смерть" от стивена кинга.

+3

Я читал её под названием "Солнечный пёс".

раскрыть ветку 1
+1
Я тоже.
+1
Отличная страшилка, в лагере детям рассказывать
0
На основе Несущего смерть, Кинга?
Похожие посты
271

Предыдущий жилец оставил мне руководство по выживанию. Никогда не принимайте солнечный свет как должное (часть 17)

Это предпоследняя часть истории Кэт, и, чтобы долго вас не мучить, 18я часть выйдет завтра. Наслаждайтесь =)

Эпизод 1
Часть 1. Я не уверена, что хочу здесь жить дальше
Часть 2. Похоже, помимо него мне понадобится что-то ещё
Часть 3. Сегодня мы, наконец, встретились
Часть 4. И прошлым вечером выживание оказалось под угрозой
Часть 5. Всё становится непередаваемо странным
Часть 6. Вероятно, мне понадобится помощь
Часть 7. Некоторые люди слишком хороши для этого мира
Часть 8. Пора положить конец этому безумию

Эпизод 2
Часть 9. Эта квартира для меня больше не новая, и мне нужно руководство получше
Часть 10. Когда одна дверь закрывается - открывается другая
Часть 11. Можем ли мы по-настоящему узнать другого человека?
Часть 12. Некоторые семьи более ненормальные, чем другие
Часть 13. Я никогда не любила этот чертов лифт
Часть 14. Для этих этажей руководства нет
Часть 15. Как мы до этого докатились?
Часть 16. Не все герои носят плащи
==== ВЫ НАХОДИТЕСЬ ЗДЕСЬ ====

Оригинал (с) newtotownJAM

Напоминаем, что история Кэти развивается в реальном времени, она читает комментарии и отвечает на них. С момента событий первой части прошел год. Локдаун накрыл Европу, свирепствует первая волна короны.



~
Мы с Дереком смотрели на Элли во все глаза. Не с ужасом, а, скорее не веря в произошедшее. Я была безумно благодарна за то, что она спасла мне жизнь.

Лежащие на полу останки Альберта больше не представляли никакой угрозы. Даже если он каким-то образом и остался жив благодаря силе Здания, Элли разорвала его на на множество частей. Так что он уже не смог бы ни говорить, ни причинить кому-либо вреда. Должно быть, он испытывал мучительную боль, прямо как те жители, которых он годами истязал.

В этом была жестокая ирония, так что я даже надеялась, что он не умер по-настоящему, как бы дико это ни звучало.

– С тобой все в порядке? – спросила я Элли. Она уменьшилась в размерах и снова выглядела маленьким демоненком, к которому я привыкла. Которого я чувствовала себя обязанной оберегать, хотя она и не нуждалась в защитниках.

– Все хорошо, – сказала она, все еще глядя в пол, будто стыдясь того, что произошло.

– Спасибо тебе, дорогая. Мы бы все были мертвы, если бы не ты, – вмешался Дерек. К нему вернулся обычный спокойный позитивный тон. Элли подняла голову и улыбнулась, понимая, что он признает в ней героя. Не то чтобы я думала по-другому, просто шок от увиденного был слишком велик. – Мы должны помочь еще одному нашему другу. Дорогая, может быть, ты возьмешь Кэти и вы пойдете со мной?

Я стояла, вцепившись в пропитанную кровью твидовую кепку Дерека, когда Элли вложила свою когтистую руку в мою. Она с любовью посмотрела на меня, так же, как до того, как начался весь этот ужас. И в этот момент холодная, отталкивающая атмосфера подземных этажей рухнула бесформенной кучей, прямо как Альберт несколько минут назад.

Мы подошли к квартире -51. Каждый шаг был шатким и неуверенным, как бывает после особенно крутых аттракционов в парке развлечений. Мне приходилось пристально контролировать свои движения, чтобы просто ставить одну ногу перед другой.

Дерек опустился на колено около извивающейся в муках Эсси и осторожно положил руку ей на грудь, стараясь не задеть торчащие наружу сломанные ребра.

– Мне очень жаль, – сказал он и, закрыв глаза, наклонился чтобы поцеловать ее в окровавленный лоб.

Торчащие обломки костей, зловеще украшавшие все ее тело, начали двигаться и перестраиваться. Она взвизгнула от боли, когда ее кожа начала срастаться вокруг только что восстановленных костей и внутренностей. Скрюченные, изломанные конечности снова начали напоминать человеческие. Я почувствовала, как слезы катятся по моему лицу.

Постепенно она снова стала похожа на саму себя. Дерек отступил, когда она открыла глаза, вернувшиеся в пустые глазницы, и посмотрела прямо на меня.

Эсси была слепа, она всегда была слепа, но она точно знала, что я была рядом. Мы осторожно поддерживали ее, помогая добраться до точной копии дивана из ее квартиры в настоящем здании и стараясь как можно аккуратнее уложить ее измученное болью тело.

Кровоподтеки на ее лице переливались фиолетовым и зеленым под резким искусственным светом, напоминая мне, что мы на самом деле не дома.

– Кэт… – с трудом выдавила она. Ее челюсть еще не совсем вернулась на место, но я знала, чего она хочет.

Я достала из кармана окровавленную сигарету. Эсси протянула руку со сломанными пальцами, взяла ее и поднесла к губам, как смогла. Я положила плоскую кепку и дала ей прикурить.

– Пойдем, милая, мы побудем в другой комнате, – сказал Дерек Элли, провожая ее в коридор, подальше от дыма, и оставляя меня наедине с мисс Бэкман.

– Мне очень жаль, Эсси, – начала я. Она попыталась ответить, но не смогла издать ни звука. – Но ты была права, ему действительно нужна была помощь. Теперь никому в этом здании не придется проходить через то, через что прошла ты… Прости, что не смогла уберечь тебя.

Эсси затягивалась сигаретой с большим трудом – она едва могла сомкнуть вокруг нее губы, но продолжала пытаться. Ее глаза блестели, и я понимала, что это была единственная приятная вещь для нее за долгое время. Она с трудом покачала головой.

– Зато Элли смогла. Теперь я наконец-то смогу забрать ее домой. Я так хочу взять тебя и Дерека с нами наверх. – Я взяла сигарету и себе и сделала длинную затяжку.

– Ты… мо… можешь. Н… не… я. Пойти домой. ИДИ ДОМОЙ! – выдавила она. Каждое слово доставляло ей боль. Я поежилась от осознания, что несмотря на то, что выглядела она лучше, она все еще была изломана. Она страдала так же, как и до того. Я улыбнулась ей просто для того, чтобы она могла хоть на мгновение почувствовать себя нормальной.

– Опять говоришь гребанными загадками, Эсси? – ответила я, пытаясь заставить себя рассмеяться сквозь слезы, наполняющие глаза.

Она снова посмотрела прямо на меня, и я поняла, что она говорила серьезно. Мы молча докурили: я плача, а она надсадно хрипя.

– Дерек! – крикнула я через пару минут. Он с Элли появился на пороге.

Он взглянул на меня и кивнул со слезами на глазах. Без слов понял, что должен сделать. Я обняла Элли и притянула к себе, стараясь не задеть рожки, чтобы она уткнулась в меня лицом.

А потом я увидела через ее плечо, как Дерек осторожно закрыл веки Эсси и хрипы прекратились. Я сдержала рыдание и изо всех сил вцепилась в свою юную подругу.

Дерек подошел к нам и обнял обеих, на мгновение застыв в молчаливом трауре.

Элли посмотрела на меня с пониманием, наполняющим провалы на ее лице, и сказала:

– Я хочу домой, Кэт.

Ее слова окончательно разрушили то, что оставалось от моей решимости. Я разрыдалась, и Дерек утешающе положил мне руку на плечо. Он повел нас прочь из коридора, но когда мы проходили мимо бесформенной кучи на полу, которая когда-то была Альбертом, у двери квартиры -42, я внезапно остановилась.

– Мы не пойдем дальше. Нам нужно туда войти, – сказала я, показывая им на открытую дверь двойника моей квартиры. Дерек попытался запротестовать, но я остановила его, не успел он и рта раскрыть. – Пожалуйста. Просто доверься мне.

Я не злилась и не сходила с ума. И, думаю, он знал, что я не пытаюсь втянуть нас в еще большие неприятности. Я понимала, что уже натворила их столько, что хватит на всю оставшуюся жизнь.

Эсси никогда не сбивала меня с пути. Все ее предчувствия были ясными и разумными, и, хотя я несколько раз свернула не туда, я все равно в конце концов добралась до цели. И если я уважала ее смерть, то должна была последовать ее последнему совету.

Все в квартире было знакомо. Мой диван, раскладной стол, кухня – все было на месте. Все вещи, с которыми я провела столько времени. В квартире не было ни единого окна – только это указывало на то, что я не дома. Я отдернула занавеску с балконной двери и уперлась взглядом в плотный бетон.

Это было печально. Мне даже почти захотелось увидеть мойщика окон, стучащего по стеклу и умоляющего впустить его. Я бы с легкостью променяла мое текущее положение на его назойливые просьбы.

То, о чем говорила Эсси, было не таким явным, как я надеялась. Мое лицо осунулось от усталости. Что ж, стоило ожидать, что это будет нелегко. Дерек и Элли молча наблюдали как я осматриваю каждый уголок, вплоть до разбитой дверцы шкафа – копии тюрьмы, в которой я держала Джейми.

Расстроенная, я в конце концов вернулась в гостиную, почти смирившись с перспективой последовать за Дереком в подвал, где он снова покинет нас. Мысль о том, что он останется запертым на этих этажах после всего, через что нам пришлось пройти, была более горькой, чем все, что я чувствовала до этого

И тут я увидела свет.

Не фигурально, как будто меня осенило или я познала религиозное прозрение. Настоящий свет. Не искусственный, который изводил нас в подземном здании. Настоящий солнечный свет.

– Как… – удивленно пробормотал Дерек, не сводя глаз с решетки, появившейся на бетоне за раздвижной балконной дверью. Солнце освещало его лицо, заливая ярким сиянием добрые глаза.

Отверстие выглядело точно так же, как в ту ночь, когда я нашла котят. Только с этой стороны оно смотрелось еще более пронзительно. Кто бы мог подумать, что металлические прутья могут означать свободу.

А ведь когда оно впервые появилось, я и представить себе не могла, что с той стороны может быть что-то еще, кроме подвала.

– Спасибо, Эсси. – Я подняла глаза к потолку и представила себе ее улыбку, какой она была до того, как Альберт добрался до нее. Она понимала, что ей не спастись, но не хотела, чтобы Дереку пришлось остаться в этом жутком месте. Я знала, что после смерти она больше не будет страдать.

Решетка была достаточно большой, чтобы через нее мог протиснуться человек. И я почти уже видела кустарник, который мы посадили с близнецами.

– Вот видишь! Ты идешь с нами! – Я улыбнулась Дереку, впервые за долгое время испытывая искреннюю радость. На этот раз он не протестовал и даже не пытался спорить. Он просто улыбнулся в ответ и сказал одно слово:

– Спасибо.

Я распахнула раздвижную дверь, и Элли, только что стоявшая в стороне, через мгновение уже забралась на занавеску, цепляясь когтями как кошка. Я была, мягко говоря, впечатлена и только успела порадоваться, что она не сорвалась. С благоговейным трепетом я наблюдала, как она с легкостью выдернула прутья решетки из бетона и стены лже-квартиры залил яркий солнечный свет.

Он омыл нас всех, и в этот момент Элли упала на землю, а ее рога и когти начали втягиваться. Я не уловила момент, когда исчезли пустоты на ее лице, но они исчезли.

Вот такой она предстала перед нами в этот момент, с копной светлых волос на хорошенькой головке и карими щенячьими глазами. Просто маленькая девочка. И она заняла место свирепого зверя, защитившего меня в этом адском месте. Глядя на нее, вы никогда бы не подумали, что она способна на что-то худшее, чем, например, закатить истерику.

Парадная дверь, ведущая в коридор, где лежали останки Альберта, внезапно сменилась глухой стеной, как когда-то двери лифта, который доставил нас сюда. Остались только квартира, мы трое и открытая решетка.

Я пододвинула один из стульев от раскладного стола к стене и повернулась к Дереку.

– Иди первый, поможешь нам вылезти.

Он во все глаза разглядывал преобразившуюся девочку. Он выглядел виновато и смотрел на Элли с куда более странным выражением, чем когда она была в своей демонической форме. Но связь между ними никуда не делась.

Я протянула ему плоскую кепку, все еще пропитанную кровью, и он надел ее с искренней улыбкой. Он оглядел себя, с вечной кепкой на голове, еще разок и шагнул на стул. Прежде чем вылезти, Дерек повернулся к нам и подмигнул.

Он с трудом протиснулся через решетку и протянул нам руки. Я наблюдала, как крошечные, лишенные теперь когтей ручки Элли обхватили его беспалую ладонь, пока он поднимал ее через окошко.

Оставшись одна в квартире, я еще раз на мгновение задумалась о всей той боли, гноившейся под зданием. Я представила себе, что могло бы случиться, если бы Элли не пошла со мной и я осталась бы заперта здесь навсегда или разорвана крысоподобными тварями.

Я протиснулась сквозь узкое окошко с помощью Дерека и Элли, которые тянули меня за руки. Я чувствовала яркое солнце и мягкие прикосновения кустарника к моим волосам, пока я ползла сквозь него, и мне показалось, что я будто заново родилась.

Сад сейчас был просто великолепен. Капли росы усеивали зеленую листву, а оранжевый шар восходящего солнца заставлял их мерцать, как светлячки. Я никогда еще не чувствовала такой благодарности. Оглянувшись на стену здания, я увидела, что вентиляционного окошка больше нет, как и любых признаков того, что оно вообще существовала.

Интересно, почему оно появилось там внизу в двойнике моей квартиры? Почему только я могла найти его оба раза? Я вспомнила, как Альберт говорил, что здание изменяет людей, которые в нем остаются. Что ж, возможно он прав, и оно уже изменило и меня.

Но сидя на свежем утреннем воздухе, я знала, что это сейчас не имеет значения. Я стояла там, под сенью мрачного небоскреба, и испытывала настоящее наслаждение. Серый бетон еще никогда не выглядел таким прекрасным.

Мы были дома.

***
Мое воображение рисовало сцены страшной резни, встречающие нас в вестибюле здания, но все было спокойно. Альберт, конечно, все подчистил. Не было ни лапки котенка на полу, ни признаков тварей из лифта, ни даже последствий драки. Это заставило меня нервничать еще больше и гадать: кто же пострадал?

Мы медленно брели к этажу, на котором жила Элли. Каждое движение отдавалось болью, ноги ныли, а звон в ушах, казалось останется со мной навсегда. Тем не менее, я была безумно рада, что веду ее домой, и так хотела увидеть лицо Терри, когда мы благополучно вернем ее дочь. Элли, возможно выглядела ужасно, но она была жива и здорова, а это большее, на что я могла рассчитывать, учитывая обстоятельства.

Хотела бы я сказать, что Терри была нам рада. Очень хотела бы.

Вместо этого ее лицо было угрюмым, а огромные черные круги под глазами, казалось, запали еще глубже, чем раньше. Лицо опухло от слез. Увидев Элли, она упала на колени от облегчения, я надеялась, что ее лицо просветлеет, но этого не произошло.

– Где же он..? – Терри всхлипнула, обняла дочку и прижала ее к себе так крепко, как только могла. – Где мой сын?

Мое сердце подскочило к самому горлу. За последнее время я приняла уйму плохих решений, но это… Если Альберт это имел в виду… хуже последствий невозможно было себе представить.

Я пыталась найти слова, но не могла. Я в жизни не видела настолько сломленного человека. Исполненные боли крики искалеченных существ на -2 этаже не шли ни в какое сравнение с рыданиями Терри.

– Это… его кровь? – спросила она, с трудом выдавливая слова, указывая на нашу одежду и волосы.

Я слишком самонадеянно полагала, что Альберт просто не видел мальчика и поэтому не понял, как он похож на свою сестру. Возможно, крысоподобные твари разорвали Эдди еще до появления злобного мерзавца… Мне не следовало списывать эту возможность со счетов.

Дерек шагнул к Терри и положил руки ей на плечи. Она вздрогнула, и я вспомнила, что в мире все еще продолжается изоляция – первое напоминание о реальности с тех пор, как мы вернулись в верхнее Здание. Она посмотрела ему прямо в глаза.

– Не знаю, помнишь ли ты меня, Терри, ты была совсем крошкой, когда мы виделись в последний раз. Но я хорошо знал твоих родителей. – Его лучащиеся добротой глаза встретились с ее изможденными, и самообладание покинуло Терри: она рухнула на садовника, рыдая и хватая ртом воздух.

Мы вместе осторожно отвели ее к дивану, совсем как незадолго до того вели Эсси. Я и не думала, что в квартире Терри может быть так тихо: Эдди всегда возился и играл. Он всегда был таким громким. И всегда возвращался домой...

Это Элли не сиделось на месте. Вот почему мне так легко было поверить, что Эдди все это время играл в своей комнате, мешая матери спать, пока мы блуждали по нижним этажам. Честно говоря, я просто пыталась убедить себя, что смерть мальчика не на моих руках.

Было логично предположить, что он заметит долгое отсутствие сестры и отправится на поиски. Я просто надеялась… Очень надеялась, что мы вернемся вовремя. Что он сможет постоять за себя. Не знаю. Что угодно, только не это… Я задвигала свою тревогу в дальний угол.

Терри с трудом дышала сквозь тяжелые безумные рыдания. Этот шум добивал мой и без того подпорченный слух. Дерек обнимал ее, Элли прижималась к нему с другой стороны, а я сидела напротив, перемазанная в крови, несчастная и одинокая.

тук… тук… тук…

Легкий стук в дверь прервал мои размышления. Рыдания резко прекратились. Терри бросилась к двери с надеждой в глазах и, когда открыла ее, радостно взвыла.

– Отстань, мама! Где Элли?

Знакомый мальчишеский голос вернул меня к реальности. Я обернулась и увидела Эдди, в сопровождении, кого бы вы думали, мистера Прентиса. Эдди увидел сестру на диване и подбежал к нам.

– Ого, сколько крови! Откуда она взялась? Круто! – крикнул он. На его руках и ногах было несколько порезов и синяков, но он казался невредимым. Его радостное возбуждение было достаточным свидетельством, что мальчик в порядке. Дерек уставился на него с недоверием, почти таким же, с каким он смотрел на Элли при их первой встрече.

Я повернулась и пошла к двери, где разговаривали Терри и Мистер Прентис. Мистер Прентис слегка покачивался, опираясь на трость.

– Что произошло? – спросила я.

– Не могу точно сказать. Я услышал громкий шум и решил спуститься и проверить, что происходит. Я нашел мальчика внизу, у этого ужасного лифта.

Не знаю, что за человек в костюме был с ним, я не успел подойти ближе и рассмотреть его, но не могу уложить в голове, как мог он стоять над раненым ребенком и даже не думать ему помочь. Как только я подошел ближе, он вбежал в лифт, а ты знаешь, как я не люблю это место.

Не знаю, почему люди порой убегают от меня, но в этот раз это, возможно, и к лучшему. – Я представила себе, как мистер Прентис в зверином обличье несется к Альберту. Мысль о том, что “хозяин” испуганно спрятался от зверя, повеселила меня.

– В любом случае я еле на ногах держусь, так что, если вы не п… – Мистер Прентис остановился, увидев наконец кто сидит в квартире позади нас. Его глаза расширились. – Это что… Дерек!

Дерек подошел к нам и протянул ему окровавленную руку для приветствия. Старик пошатнулся, опираясь на трость, словно увидел призрака.

– Сколько лет прошло! – Он заикался от волнения, крепко сжимая ладонь Дерека. – Мы должны выпить вместе, друг мой!

– Выпьем, – улыбнулся Дерек. – Я вернулся. У нас будет достаточно времени, чтобы наверстать упущенное.

Терри крепко прижала к себе близнецов, пока мужчины наслаждались встречей. Я невольно улыбнулась про себя и подумала об Эсси. Дети были в безопасности, Дерек вернулся, а Альберт больше уже никому не причинит вреда. Мистер Прентис в очередной раз зарекомендовал себя как один из ценнейших жителей дома.

Мы оставили Терри и детей наедине. Элли обняла Дерека так крепко, что я испугалась, не раздавит ли она его.

Мы втроем поднялись на седьмой этаж, к нашим с мистером Прентисом квартирам. Стоило бы наслаждаться победой, но я не могла отделаться от чувства, что это еще не конец.

Мои подозрения подтвердились, когда дверь квартиры 48 закрылась за мистером Прентисом. Дерек серьезно посмотрел на меня.

– Есть еще кое-что, что тебе нужно знать, Кэт. Не могла бы ты встретиться со мной в саду, когда приведешь себя в порядок?
Показать полностью
342

Предыдущий жилец оставил мне руководство по выживанию. Не все герои носят плащи (часть 16)

Эпизод 1
Часть 1. Я не уверена, что хочу здесь жить дальше
Часть 2. Похоже, помимо него мне понадобится что-то ещё
Часть 3. Сегодня мы, наконец, встретились
Часть 4. И прошлым вечером выживание оказалось под угрозой
Часть 5. Всё становится непередаваемо странным
Часть 6. Вероятно, мне понадобится помощь
Часть 7. Некоторые люди слишком хороши для этого мира
Часть 8. Пора положить конец этому безумию

Эпизод 2
Часть 9. Эта квартира для меня больше не новая, и мне нужно руководство получше
Часть 10. Когда одна дверь закрывается - открывается другая
Часть 11. Можем ли мы по-настоящему узнать другого человека?
Часть 12. Некоторые семьи более ненормальные, чем другие
Часть 13. Я никогда не любила этот чертов лифт
Часть 14. Для этих этажей руководства нет
Часть 15. Как мы до этого докатились?
==== ВЫ НАХОДИТЕСЬ ЗДЕСЬ ====

Оригинал (с) newtotownJAM

Напоминаем, что история Кэти развивается в реальном времени, она читает комментарии и отвечает на них. С момента событий первой части прошел год. Локдаун накрыл Европу, свирепствует первая волна короны.

Новые переводы в понедельник, среду и пятницу.

~
– До чего же ты предсказуема, Кэт. Я знал, что ты так или иначе окажешься здесь. На этом этаже. Прошу прощения за опоздание, я разбирался с на редкость большим беспорядком, который ты оставила по пути сюда.

Я вся покрылась мурашками: голос Альберта не обнимал теплом, он был полной противоположностью брату. Мир внезапно наполнился холодом и безнадежностью.

– Там не случилось ничего страшного? – спросила я, отчаянно надеясь, что моя глупая выходка с лифтом никому не навредила.

– Ничего, кроме одного, – ответил Альберт с кривой ухмылкой. – Ты не собираешься поблагодарить меня? Ваш покорный слуга предотвратил еще одну катастрофу. Все могло бы быть намного хуже.

У меня упало сердце, когда я мысленно перебирала список жильцов, гадая, что с ними. Стоя там как провинившийся школьник. Я уже готова была спросить, кто пострадал, но не успела раскрыть рта, как братья разразились ожесточенной ссорой.

– Отпусти их домой, Альберт. Они усвоили урок и больше не будут меня искать, – твердо сказал Дерек.

– Ты что, идиот? – возразил Альберт, закатив глаза. – Эта девчонка устроила наверху такой бардак, и ты думаешь, я отпущу ее после этого, чтобы она натворила чего похуже?.. Особенно когда она принесла мне такой прекрасный подарок. – Он сделал несколько шагов к Элли, удивленно рассматривая ее, но Дерек закрыл девочку собой.

– Ты и близко к ней не подойдешь, – зашипел он на брата сквозь стиснутые зубы.

– Что она такое? – спросил меня Альберт, остановившись.

– Я девочка, и мое имя Элли! – с вызовом прозвучал из-за спины Дерека тонкий голосок. Элли стояла, выставив рожки в сторону Альберта. Она явно была не в восторге от того, что ее назвали “что”.

– О, простите! Очень приятно познакомиться с тобой, Элли. – Альберт подошел еще ближе и присел перед девочкой, как раньше и его брат. На этот раз, однако, никакой связи между ними не возникло. Только извращенное очарование зажглось в его глазах.

– Восхитительно. Она естественная.

– Конечно, она естественная, – раздраженно ответил Дерек, отступая назад и отодвигая девочку поглубже за спину. – Ничто из того, чего ты касаешься, не работает как надо, не так ли?

– Зависит от того, с какой стороны посмотреть. Все твои изыскания тоже особо ничем хорошим не заканчиваются, не правда ли, братишка? – резко бросил Альберт в ответ.

– О чем вы? – выпалила я в замешательстве. Я понятия не имела, что они подразумевают под словом “естественный” и о чем спорят. Лично я всегда считала внешность Элли как раз-таки абсолютно неестественной.

Альберт нездорово усмехнулся, а Дерек уставился в пол. Их родственные отношения сейчас были понятны как никогда. Я почти видела в Дереке младшего брата, пытающегося спрятаться за козырьком плоской кепки от смущения и стыда. Но, несмотря ни на что, смело защищающего Элли. Наконец Альберт встал и повернулся ко мне.

– Он ведь ничего тебе не рассказал, правда? Об этом месте и о невообразимых тварях, которых оно выплевывает в наш мир. – Он огляделся, указывая на этажи здания под нами. – Ты даже не представляешь какой силой обладает эта земля. Какой властью она наделяет тех, кто здесь остается.

Ты никогда не задумывалась, как Пруденс Хэммингс умудрилась сбросить с балкона взрослого мужчину? И как она смогла гоняться за тобой по всем этим лестницам, в ее-то возрасте? Или почему мистер Прентис превращается в ту тварь? Или почему мы с братом уже столько времени не умираем?

Все эти люди просто слишком глупы. Они ничего не замечают и понятия не имеют, что лежит под их ногами. Они никогда не смогут реализовать весь этот потенциал.

У меня голова шла кругом от его слов. Что если Здание действительно изменяет своих обитателей? Если честно, я потратила намного больше времени, чем хотелось бы, пытаясь понять, почему мне не удалось с легкостью убежать от Прю. В конце концов, шрамы от этой стычки навсегда останутся со мной. Как бы я ни презирала Альберта, стоило признать, что в его словах есть смысл.

Я вспомнила жильцов, о которых он говорил. Все они провели здесь ни один десяток лет. Так что можно было справедливо полагать, что Здание могло непоправимо их изменить. Но если подумать о других соседях, которые жили здесь не меньше, то они казались такими же нормальными, как вы или я… От всех этих вопросов у меня разрывалась голова.

Я услышала визг и несколько исполненных боли стонов и обернулась к квартире 51. Эсси отчаянно пыталась оторвать себя от пола. Каждый раз, когда она приподнималась, в ее теле трещала еще одна кость, а челюсть отвисала все ниже. Из ран сочилась кровь.

– Просто отпусти их. В этом нет никакого смысла. – Дерек попытался прервать его, чтобы сменить тему. Но я ему не позволила. Глядя на то, как мою подругу истязает ее собственное тело, я снова пришла в ярость.

– Нет! Что вы имели в виду, называя ее “естественной”? – крикнула я ему. Любопытство пересилило здравый смысл.

Альберт самодовольно ухмыльнулся, а Дерек начал рассказывать.

– Кэт… мы кое-что можем. Наши способности не заканчиваются на продлении своих жизней. Мы можем манипулировать некоторыми вещами и людьми. Вот почему я дал возможность Пруденс вернуть Лайлу. Поэтому крысоподобные твари слушаются меня. – Дерек указал на Альберта, прежде чем продолжить. – Он повлиял на разум сектантов, позволив им сжечь целый этаж… а я дал сгоревшим жителям новую жизнь в кошачьем теле.

С тех пор, как он покинул мир, чтобы остаться здесь, он влезал во все, до чего только мог дотянуться. Я пытался остановить это на протяжении многих лет, но… Не всегда мне это удавалось. Те люди на -2 этаже… это все результаты его неудачных экспериментов. Эти бедняги когда-то жили в верхнем здании, но оказались здесь по ошибке. Вот уже пятьдесят лет как.

Альберт не дал ему продолжить. Его буквально распирало от желания позлорадствовать.

– Я бы не назвал их “неудачными”. Все они мрачно прекрасны! Я думал, ты большой любитель давать новую жизнь всему подряд, братец. – Его голос звучал почти безразлично. Резкий тон и пыльный костюм делали его похожим на собирательный карикатурный образ всех известных диснеевских злодеев.

Разве что в мультиках злодей никогда не побеждал. Но, глядя на Эсси, корчащуюся в муках на полу мрачной пародии на ее квартиру, я не могла удержаться от мысли, что он уже победил.

***
Дерек молчал. Было видно, что он чувствовал свою вину за то, что вообще связан со всем этим. Он смотрел на меня в отчаянии.

Я силилась понять, о чем они говорят.

– Значит... Джейми был неестественным? – робко спросила я, догадываясь, что его чудовищная крысиная форма была не более чем побочным продуктом силы Дерека. Просто еще один извращенный эксперимент, как с теми искалеченными людьми, чьи крики до сих пор звенели у меня в ушах. Интересно, испытывал ли он такую же боль, как они?

Альберт расхохотался и снова издевательски захлопал в ладоши.

– Вот тот ум, который я отметил при нашей первой встрече! Вот он! Теперь, когда мы во всем разобрались, не могла бы ты мне объяснить, откуда взялась твоя маленькая подружка? – Он говорил покровительственным тоном, но не мог скрыть жадного любопытства.

Альберт сделал еще пару шагов к Элли, но Дерек стоял, решительно закрывая ее собой.

– Не так уж часто я нахожу здесь кого-то, о ком не осведомлен. Понятия не имею, как я мог упустить ее из виду. Особенно если учесть, сколько неприятностей она может причинить моим другим творениям. Ты бы видела, что она сделала с одной из тварей из лифта. Я должен заполучить ее.

Элли взмахнула когтистой рукой и оттолкнула Дерека с такой силой, что сбила его с ног. Она зашипела, как тогда перед лицом крысоподобных тварей и искореженных существ с -2 этажа. Альберт поморщился, но остался стоять где стоял. Лучащийся торжеством.

– Ты злой! – крикнула она ему. Я посмотрела на нее с нежностью: только ребенку могло прийти в голову. что эти слова могут объяснить весь этот кошмар. Ах, если бы мир был таким простым, каким его видят семилетние дети.

Дерек, спотыкаясь, поднялся на ноги и внимательно наблюдал за происходящим, восхищенный безрассудной храбростью Элли.

Альберт снова опустился на колено, глядя ей прямо в лицо. Она стояла, с вызовом впившись бездонными омутами на лице в его холодные глаза. Альберт протянул ей руку. Девочка тихо зарычала в ответ.

– НЕТ! – закричала я. Я как наяву видела, как он касается Элли и она рассыпается в пыль. Я не могла позволить ему дотронуться до ребенка. Я побежала к ним со всех ног, но Дерек схватил меня и удержал на месте.

– Он не причинит ей вреда. Но может ранить тебя, – прошептал он мне на ухо. Я посмотрела на обрубок на месте его руки и прислушалась к его словам, несмотря на подозрения. Статья о смерти сына Альберта всплыла у меня в памяти, я впервые была не уверена, что могу доверять Дереку. Как можно было знать наверняка, что он не навредит малышке? Я была готова в любой момент рвануться вперед и отшвырнуть от девочки страшного человека.

Рука Альберта остановилась в нескольких сантиметрах от лица Элли. Его пальцы почти касались черных провалов на ее лице. В его глазах плескалось удивление, а выражение лица было таким же, как у меня, когда я в первый раз увидела близнецов.

– Дело ведь не только в одной тебе, Элли? – Он задумался. А потом улыбнулся. – Вас двое.

Его догадка должна была бы встревожить и испугать меня. Мне следовало бы поразмыслить, как он это узнал. Но сейчас мне было все равно. Вместо этого меня наполнило облегчение от того, что он ничего не знал о существовании Эдди. Значит, мальчик не пострадал. Если бы Альберт увидел его наверху, он не был бы так очарован его сестрой.

– Эдди ты тоже не понравишься, – прямо сказала Элли, прерывая его мечты.

Прежде чем я успела пошевелить хоть мускулом, Дерек прыгнул через весь коридор и снова встал между ними.

– Отпусти их, – еще раз спокойно сказал он. – Им здесь не место.

– Мне трудно поверить, что это создание пришло не отсюда. И я обещал, что она… – Альберт наклонил голову в мою сторону, – кончит так же как эта. – Он указал на Эсси, корчащуюся на полу. По ее лицу текли кровавые слезы. Я в оцепенении смотрела, как зазубренный край ее сломанной бедренной кости царапает ковролин; с каждым движением кость все дальше выходила из ее плоти. Ужас охватил меня.

Дерек ничего не ответил брату. Вместо этого он взял Элли за когтистую руку и решительно повел ее к квартире Эсси.

– Ну и что ты делаешь? – высокомерно воскликнул Альберт, вскакивая с колен и следуя за ними. Я не могла вынести его приближения.

Во мне закипел неуемный гнев, и внезапно весь этаж погрузился в мертвую тишину. Шум сменился эхом криков искалеченных людей. Я думала обо всех страданиях, которые принес владелец здания, и смотрела, как он приближается к этому чистому, невинному демоненку. Я рассвирепела.

Я рванулась к нему и прыгнула вперед, повалив его на пол. Размахнувшись, я со всей силы ударила его кулаком по лицу. Я никогда раньше никого не била, никогда не чувствовала, как глаза застилает багровая дымка гнева. До этого момента.

Я была не уверена, что мое вмешательство как-то поможет. Более того, я знала, что не смогу убить его, да и, возможно, вообще не причиню ему никакого вреда. Но Элли столько раз спасала мне жизнь за эту ночь, что я не могла позволить ему добраться до девочки.

Мертвые глаза Альберта впились холодным взглядом прямо мне в душу. Он с безрадостным смешком повалил меня на землю и прижал к полу одной рукой. А другой провел по моему лицу, так же, как поступил с Джейми.

В моей голове пронеслась мысль, что это последнее, что видел его сын перед смертью. Джейми. Эсси перед пыткой. Все они. Неужели это так? Неужели их последнее настоящее воспоминание было об этих холодных глазах?

Я приготовилась к смерти. С тех пор, как я переехала в Здание, мне приходилось делать это уже не один раз, но сейчас я чувствовала, что мне действительно не выжить. Все, кроме лица Альберта передо мной заволокла темнота. Я крепко зажмурилась и постаралась думать о том, что хотела бы запомнить перед смертью: о людях в верхнем здании – людях, которые стали мне семьей.

***
Смерть так и не пришла. Вместо этого я почувствовала, как тяжесть отпустила меня, когда кто-то схватил Альберта и швырнул его об стену.

Я села, тяжело дыша, все еще в шоке от того, что осталась жива. Я была абсолютно дезориентирована, в ушах звенело. Я открыла глаза, искусственный свет понемногу рассеивал черноту, но я видела только твидовою плоскую кепку Дерека, лежащую на полу рядом со мной. Мое сердце пропустило удар.

Следующий звук, прорвавший пелену шума, был знакомым, но куда более всеобъемлющим, чем раньше. Я несколько раз моргнула, прежде чем увидела Элли, угрожающе выставившую когти и рычащую на Альберта. Братья боролись, и Дерек пока одерживал верх.

Ее фигурка больше не была хрупкой. Она была намного выше и шире, чем обычно, так что возвышалась над всеми нами, занимая большую часть коридора. Человеческие черты почти стерлись с ее лица. Если бы я не любила ее так сильно, то смогла бы описать только как ужасающую и чудовищную.

Альберт забыл про Дерека. Самодовольная скользкая улыбка прорезала его лицо от уха до уха, пока он в восхищении смотрел на демона перед ним. Как в трансе, он двинулся к ней.

Элли открыла рот, нависая над Альбертом, обнажив длинные заостренные зубы с выступающими клыками. Каким-то образом, дыры на месте ее глаз стали еще глубже.

А потом она его укусила.

Ее острые клыки пронзили череп Альберта насквозь, разбрызгивая кровь и мозги по всему коридору. На меня, Дерека и Эсси.

Но она на этом не остановилась. Жадно вцепившись в него зубами, она практически распяла его на стене, пригвоздив к ней тридцати сантиметровыми когтями. Элли пожирала его.

Раздробленные кости и части органов усеивали пол, стекали по стенам вместе с кровью. То, что осталось от конечностей, дергалось в агонии после того, как она перегрызала нервы и суставы. Я смотрела на это с ужасом и благоговением. Симфония криков, утробного рычания и хруста прорвалась сквозь мой приглушенный слух.

Когда он перестал двигаться и то, что от него осталось, скользнуло вниз по стене, оставляя кровавый след, Элли почти мгновенно уменьшилась. Ни я, ни Дерек не могли вымолвить ни слова, глядя на маленького демоненка, стоящего рядом с трупом.

Она, раскинув руки, подбежала к Дереку и обняла его, уткнувшись окровавленной мордашкой. Он крепко прижал ее к себе, глаза его наполнились шоком от того, чему он только что стал свидетелем. Через пару минут она оторвалась от Дерека, повернулась и помогла мне подняться на ноги, прежде чем обнять и меня.

Это было приятно. Знать, что она теперь в безопасности.

Она оторвалась от меня и повернулась лицом к нам обоим, уткнувшись в землю бездонными омутам глаз, прежде чем заговорить.

– Он хотел навредить всем нам.

Показать полностью
320

Предыдущий жилец оставил мне руководство по выживанию. Как мы до этого докатились? (часть 15)

Эпизод 1

Часть 1. Я не уверена, что хочу здесь жить дальше

Часть 2. Похоже, помимо него мне понадобится что-то ещё

Часть 3. Сегодня мы, наконец, встретились

Часть 4. И прошлым вечером выживание оказалось под угрозой

Часть 5. Всё становится непередаваемо странным

Часть 6. Вероятно, мне понадобится помощь

Часть 7. Некоторые люди слишком хороши для этого мира

Часть 8. Пора положить конец этому безумию

Эпизод 2

Часть 9. Эта квартира для меня больше не новая, и мне нужно руководство получше

Часть 10. Когда одна дверь закрывается - открывается другая

Часть 11. Можем ли мы по-настоящему узнать другого человека?

Часть 12. Некоторые семьи более ненормальные, чем другие

Часть 13. Я никогда не любила этот чертов лифт

Часть 14. Для этих этажей руководства нет

==== ВЫ НАХОДИТЕСЬ ЗДЕСЬ ====

Оригинал (с) newtotownJAM

Напоминаем, что история Кэти развивается в реальном времени, она читает комментарии и отвечает на них. С момента событий первой части прошел год. Локдаун накрыл Европу, свирепствует первая волна короны.


Новые переводы в понедельник, среду и пятницу.

~

– Рад познакомиться с вами, юная леди.

Дерек улыбнулся Элли искренней теплой улыбкой. Они никогда раньше не встречались, он вообще знал о близнецах только потому, что я рассказала о них при нашем последнем разговоре. У него не было возможности увидеться с ними до исчезновения. Несмотря на это, он совершенно никак не отреагировал на демонический облик моей спутницы.

Больше всего на свете мне хотелось, чтобы они встретились в более подходящей обстановке. Возвращение Дерека и их знакомство наверху были бы лучшим вариантом, но вместо этого мы застряли в лестничном колодце в компании вновь окаменевшей женщины под мерзким искусственным светом.

Я скучала по нему. До нашей встречи я и не понимала, как можно так сильно скучать по человеку, которого едва знаешь. Он олицетворял для меня все хорошее в этом здании, позволял чувствовать себя как дома даже на этих пронизанных до боли ярким светом, лишенных окон подземных этажах.

– Я тоже рада с Вами познакомиться, сэр. – Элли ответила самым важным тоном, на который только была способна, и хихикнула. Она вся светилась, в темных провалах ее глаз плескалось почти неуловимое выражение доверия – он ей нравился.

Когда начался весь этот кошмар с пророчеством и последующей смертью Эстер Бекман, я даже и подумать не могла, что когда-нибудь стану свидетелем этого трогательного момента между Элли и Дереком, увижу как возникнет между ними связь. Я надеялась, что у него будет возможность увидеть, какой она становится в солнечном свете, когда бездонные дыры на ее лице превращаются обратно в щенячьи глаза.

Вся эта сцена наполняла меня душевным теплом. Звуки все еще были искажены после встречи с искалеченными “людьми”, так что я слышала его голос не очень четко, что печалило, но одно присутствие Дерека уже давало мне большую надежду. Даже неподвижная женщина на лестнице не могла разрушить это ощущение. Тем более теперь она нам никак не навредила бы.

Дерек перевел свой добрый взгляд с Элли на меня.

– Почему ты здесь? Как? – спросил он с недоверием в голосе. Он не был зол, скорее разочарован. Что еще хуже. Я впервые видела Дерека не спокойным и собранным.

– Я пришла за тобой! Я не могла оставить тебя гнить здесь. Я нашла котят и лозу… а потом Альберт навестил меня, – быстро выпалила я.

– Мне очень жаль, Кэт. Но тебе не следовало сюда приходить, особенно таким способом… и почему эта юная леди с тобой? – спросил он в замешательстве. Он попытался скрыть беспокойство в голосе ради Элли, но тщетно: она и сама видела, что нам грозит опасность.

Я рассказала ему все. Все, что произошло после его исчезновения, после того, как мистер Прентис растоптал Пруденс.

Элли испуганно замерла, когда я рассказывала о крысо-Джейми, о том, как я провела ритуал и держала его взаперти много месяцев, и о том, как он в результате убил мистера Мяу. Дерек с тревогой слушал, как я описывала визит Альберта и его угрозы.

Я выложила все. Об Эсси, лозе и том, как расклеился мойщик окон за время изоляции.

Я попыталась объяснить, почему, как мне казалось, должен был сработать мой план с лифтом, но, произнеся все это вслух, поняла, какой тупицей была. Элли внимательно меня слушала. Она даже немного надулась от гордости, когда я рассказала, как она спасла меня от тварей из лифта и потом еще раз от искалеченных существ на минус втором этаже.

Я видела, что моих объяснений было недостаточно, что у Дерека вертится на языке еще добрый миллион вопросов, но не дала ему шанса. После стольких месяцев, попыток его вернуть и событий последней недели наступила моя очередь спрашивать.

– Где мы находимся? – начала я с самого простого. Я и подумать не могла, что этими тремя словами открою ящик Пандоры.

– Я называю это Отражением или нижним зданием. Это все еще часть основного Здания, но большинство жителей, по понятным причинам, никогда сюда не попадут. Твари, населяющие это место, не так дружелюбны, как те, что наверху.

Когда мой отец купил землю под строительство этого дома, при раскопке места под фундамент обнаружилась целая система подземных туннелей. Это вдохновило его.

Он мечтал стать первым архитектором, построившим небоскреб на столько же этажей вниз, как и вверх. Тем более, что большая часть раскопок уже была сделана до него. Он хотел максимизировать доходность своего клочка земли, но не учел мощь этого места.

Мой отец был скрытным и азартным человеком, поэтому не говорил о своих планах никому, кроме своих работников, даже семье. Он нанял бригаду подрядчиков, каждого из которых заставил подписать соглашение о неразглашении. И вот мы стоим внутри результата их трудов. – Дерек обвел рукой вокруг себя, прежде чем продолжить.

– Когда отец повесился, его тело нашли в подвале – в той мрачной комнате, которую вы, должно быть, видели. Эта комната и все, что находится под ней, остались нетронутым со дня постройки. Подвал решили не расширять, а подземный проект был заброшен.

Но эта земля не так проста. Подрядчики сообщали о странных происшествиях по всему зданию. Произошло по меньшей мере пять необъяснимых смертей, и, хотя об этом и не сообщалось общественности, все жертвы были мужчинами, работающими внизу.

Бригады, работающие в этой части здания, были очень суеверны, и после смерти моего отца они запечатали все входы в подвал, похоронив целый небоскреб под городом.

Когда Альберт встал во главе проекта, он попытался уговорить строителей вскрыть подвал и продолжить работу. Он был таким же, как наш отец: честолюбивым, одержимым деньгами. Но никто из рабочих не соглашался. Они утверждали, что эти этажи прокляты.

Верхнюю башню как раз достроили перед тем, как мой отец покончил с собой. Так что Альберт забросил переговоры с подрядчиками и сосредоточился на открытии этого места. Но не собирался упускать деньги из-за споров о нижнем здании.

Он сказал, что смерть нашего отца, конечно, объясняла, почему открытие так долго откладывается, но больше тянуть было нельзя. Он должен двигаться вперед. Через неделю мы переехали и стали первыми жильцами здесь. – Он умолк на мгновение. Печаль омрачила его лицо, а глаза наполнились слезами, когда он вспомнил свою жизнь до переезда в это здание.

– Ты, наверное, очень старый, если твой отец построил это место! Даже моя мама не такая старая! – перебила его Элли. Я рассмеялась. Ее по-детски непосредственные выводы были единственным, что сейчас могло поднять мне настроение.

Дерек усмехнулся. Женщина рядом с ним осталась неподвижной.

– Полагаю, я действительно очень стар. Но я этого не ощущаю, – ответил он, посмеиваясь про себя. Лихо поправил свою плоскую кепку и подмигнул Элли.

– Ты и не выглядишь… – вставила я слово. Дерек перестал смеяться и продолжил, быстро взглянув на меня.

– Этого я не могу объяснить, Кэт. Мы с Альбертом не были близки с отцом. Мы ничего не знали об этом месте, пока он не умер, а проект не приблизился к завершению. Нам удалось поговорить только с горсткой подрядчиков, а они рассказывали такие дикие истории, в которые невозможно было поверить. Мы и представить себе не могли, как изменятся наши жизни…

Единственное объяснение нашим… продленным жизням… это записка отца.

Моим мальчикам. Если вы останетесь здесь, то никогда не умрете.

Это все, что от него осталось. Скомканный клочок бумаги, который должен был передать нам строитель по имени Кит. Я предполагаю, что отец заключил какую-то сделку с духом этого места… Не знаю… Может быть, это какой-нибудь особый жилец, которого я еще не встречал… Или само здание.

Нам потребовались годы, чтобы осознать, что мы не стареем, как другие люди. А когда мы это поняли, уже не осталось никого, кто мог бы дать хоть какие-то ответы.

Нам самим пришлось разбираться с каждым необычным, сверхъестественным или странным происшествием в Здании. Поначалу в одиночку. Я помню, как испытывал благоговейный трепет перед всем, что встречал, исследуя окрестности. Но всякий раз, когда я пересекался с Альбертом, он не выглядел заинтересованным как я. Он был напуган.

Мы с братом никогда не были лучшими друзьями. Я глубоко сожалею, что не использовал то время, когда мы жили здесь одни, чтобы сблизиться с ним. Может быть, я смог бы что-то изменить.

– Изменить что? – спросила я, впитывая каждое его слово. – То, что произошло с его сыном?

Дерек посмотрел на Элли, задержав взгляд, а потом снова на меня.

– Не сейчас. Это слишком обширная тема. А сейчас нам нужно найти способ доставить вас домой.

Я хотела было возразить, но увидела печаль в его глазах и не стала настаивать. Он был прав, я достаточно долго подвергала Элли риску, и нужно было вернуть ее к Терри и Эдди в целости и сохранности.

– Ты был здесь все это время? Если даже ты не можешь выбраться, то нам вообще не на что надеяться, – прошептала я Дереку, когда он уже был готов идти, приобняв Элли за плечи.

– Ты же встречала моего брата, Кэт. Если я сбегу, последствия для всего Здания будут катастрофическими. Он предпочитает брать то, что дает это место, и извращать это, создавать плохие вещи… Я же предпочитаю мирно сосуществовать с этой землей. Я не верю, что здесь есть реальное зло… кроме, может быть, моего брата.

Я пыталась принять это, пыталась заставить себя просто пойти с ним, но что-то не складывалось.

– Но Альберт сказал...котята и лоза… Он сказал, что это был крик о помощи.

– Он солгал. В его интересах держать меня здесь. Да, я помог им выжить, ведь здесь очень одиноко. Но когда он обнаружил растение, то сразу же забрал его от меня.

Альберт притащил одну кошку, чтобы скормить ее той твари, которую держит на -10 этаже, но я остановил его. Он позволил мне оставить ее, потому что, я думаю, в глубине души жалел меня. Я ухаживал за маленькой кошечкой, пока, откуда ни возьмись, появились котята. Это было удивительно: любовь буквально создала новую жизнь.

Кошки были отличной компанией, и я освободил бы их, если бы мог. Но я никогда не выпускал их наружу.

Я понятия не имел, как они выбрались, пока ты не упомянула вентиляционную решетку. – Он оглядел меня с голову до ног, пока говорил. Необычно пристальным взглядом. Не недоверчиво, но все же с подозрением.

– Так как же нам отсюда выбраться? – спросила Элли.

– Ну, в прошлый раз из этого места меня вытащил сад твоей подруги… – Дерек присел, чтобы их глаза были на одном уровне.

– Мы снова посадили для тебя сад! Но ты так и не пришел, – фыркнула она в ответ.

– Я знаю. Брат рассказал мне, какой он красивый. Надеюсь, я когда-нибудь снова увижу его! Альберт все сильно усложнил в этот раз. – Он встал и снова обратился ко мне. – Обычно я поднимался через подвал. Там есть лестница, но она замурована. Нужно просто сломать стену. Лифт может только спустить вас вниз. Вам не попасть домой тем же путем.

– Так пойдем! – настойчиво сказала я, взяв его за руку. И вот тогда я увидела. Я этого не замечала, слишком была сосредоточена на его добрых глазах.

У Дерека не хватало четырех пальцев на левой руке. Он стоял потупившись, а я изо всех сил старалась не пялиться.

– Вспомни то, что он сделал с Джейми. Со мной случится то же самое, если я даже просто войду в подвал. Я проверял. И вот результат. – Он поднял свою беспалую руку. – Не знаю, как мне удалось сделать так, чтобы появились котята. И я не знаю, как Альберт делает все эти вещи с существами, живущими здесь. Но я знаю, что если войду в этот подвал, то умру.

Он выглядел опустошенным. Я была рада, что он просто не шагнул из дверей лифта и не навредил себе еще больше, но понимала, что потеря пальцев была для него серьезным ударом. В конце концов, он прежде всего был садовником.

– Я провожу вас туда, Кэт. Хочу убедиться, что Альберт вас отпустит. Но с вами пойти не могу.

Мне хотелось крикнуть так громко, чтобы даже у искалеченных существ наверху ушам стало больно. Мне хотелось крикнуть ему, что после всего, через что мне пришлось пройти, я не уйду без него. Но маленькая рогатая девочка рядом со мной мешала мне это сделать. Я кивнула, признав поражение.

Дерек повернулся к неподвижной женщине.

– Энжела, я вернусь, чтобы навестить тебя, обещаю. Но пожалуйста, позволь этим дамам уйти в целости и сохранности. – Он наклонился и нежно поцеловал ее в щеку, прежде чем пойти с нами к лестнице. Еще одна слеза скатилась по ее щеке.

***

Мы поплелись наверх, не издавая ни звука. Интересно, получу ли я когда-нибудь ответы на свои вопросы? Я и раньше знала, что Дерек окружен пеленой загадочности, но после всего, через что мне пришлось пройти, чтобы попасть в Отражение, то, что меня вот так бесцеремонно отправляли восвояси, казалось страшно несправедливым.

Дерек, может быть, и знал путь домой, но никто не может по-настоящему управлять этим местом. Я начала это отчетливо понимать. Здание всегда будет брать верх.

Поэтому я не удивилась, когда мы подошли к большой черной цифре -7.

– Кэт, это просто игры лестницы. Ты же знаешь, там нет ничего для тебя. – Дерек положил беспалую руку мне на плечо, пока я вглядывалась в чужой, но до боли знакомый коридор.

Он видел любопытство, светящееся в моих глазах, от встречи с двойником моего дома. Будут ли эти коридоры вновь заполнены толпами искалеченных существ? Или это было настоящее отражение – мир, где мы с Джейми жили счастливо, мистеру Прентису не приходилось бороться со своим недугом, а Эсси была жива? Или что-то совершенно иное называло это место своим домом?

Внезапно все звуки будто выключили. Мой разум активно их блокировал. Осознание того, что Дерек был вместе с Элли, сняло с моих плеч часть ответственности. Я медленно двигалась к знакомой, но, тем не менее, очень отличающейся от оригинала двери.

– Кэт, пожалуйста, не нужно. – Дерек последовал за мной, осторожно придерживая Элли. Думаю. если бы не девочка, он скорей всего схватил бы меня в охапку, но не хотел пугать ее. Я продолжала двигаться вперед будто в трансе.

-42

Цифры были нечеткими, но минус ярко выделялся. Я провела рукой по дереву двери и ручке. Я не чувствовала себя дома. Абсолютно. Было любопытно, что там внутри, но я чувствовала, что ничего хорошего.

Единственным вроде бы положительным моментом было отсутствие в коридоре искореженных тел. Я не знала, что было за этими дверями, но точно не они: я производила достаточно шума, чтобы выманить их из убежищ. Нет, там было что-то другое.

Я не стала пробовать подойдет ли ключ, а, ведомая внезапной догадкой, развернулась и побежала к квартире номер -51. И начала колотить в дверь.

– ЭССИ! – закричала я, понимая, что если я не умерла в лифте, то, возможно, и она тоже.

Я стучала изо всех сил и уже почти чувствовала запах сигаретного дыма, просачивающегося в коридор из квартиры.

– Кэт, прекрати! – закричал Дерек. Краем глаза я видела, как он в мрачном предвкушении закрывает ладонью глаза Элли. Дверь со скрипом отворилась.

Она была там. Эсси вовсе не умерла. Ее судьба была намного хуже.

Моя подруга стояла в дверях с лицом, искаженным в ужасающей гримасе. Ее рот был открыт так широко, как может быть только если челюсть безнадежно вывихнута. Но самым страшным были ее глаза – их выдрали с корнем, оставив только красные, исходящие кровью зияющие раны.

Волосы торчали вперемешку с влажными ранами на скальпе, оставшимися на месте вырванных пучков. Платье, аккуратностью которого я так восхищалась, было порвано и обтрепано по краям. Оно едва прикрывало ее распухшие, изломанные конечности и кости, торчащие во все стороны из открытых ран. Воздух наполнился запахом старого пепла и разлагающейся кожи.

Она рухнула на землю все еще с открытым ртом, не в силах держаться на переломанных ногах. Вина тяжелой волной захлестнула меня.

– Как ты мог оставить ее в таком состоянии?! – Я повернулась к Дереку и закричала. Но на его лице был написан такой же ужас, как и на моем.

– Я не знал, Кэт, чем угодно тебе клянусь! Я даже не знал, что она мертва, пока мы не встретились! Пожалуйста, нам нужно идти. Нельзя, чтобы она это видела. – Он все еще закрывал рукой зияющие черные дыры, которые, тем не менее, были в сто раз более живыми и успокаивающими, чем пустые глазницы Эсси.

Он был поражен, и я поверила ему. Но я все еще была неимоверна зла.

– Она хотела, чтобы я помогла тебе! И вот что она получила?! – Я не могла справиться с яростью. Эсси страдала уже так долго, и кто знает, насколько еще Альберт захочет продлить ее муки. Она лежала на полу, извиваясь от боли, а я отчаянно пыталась придумать способ помочь ей и все больше распалялась.

Дерек не успел ничего возразить. Вместо этого наш спор прервали медленные насмешливые аплодисменты.

Я резко обернулась и увидела, что дверь квартиры -42 была распахнута настежь.

А на пороге стоял Альберт с самодовольной ухмылкой.

Показать полностью
359

Предыдущий жилец оставил мне руководство по выживанию. Но для этих этажей руководства нет (часть 14)

В мире Кэт все становится страньше и страньше, и это нам, черт возьми, нравится =)

С этой серией мы уже срослись и сплелись, хотя иногда и хочется почитать что-нибудь законченное. Если вы любите короткие мистические истории, посмотрите наш предыдущий пост



Эпизод 1

Часть 1. Я не уверена, что хочу здесь жить дальше

Часть 2. Похоже, помимо него мне понадобится что-то ещё

Часть 3. Сегодня мы, наконец, встретились

Часть 4. И прошлым вечером выживание оказалось под угрозой

Часть 5. Всё становится непередаваемо странным

Часть 6. Вероятно, мне понадобится помощь

Часть 7. Некоторые люди слишком хороши для этого мира

Часть 8. Пора положить конец этому безумию

Эпизод 2

Часть 9. Эта квартира для меня больше не новая, и мне нужно руководство получше

Часть 10. Когда одна дверь закрывается - открывается другая

Часть 11. Можем ли мы по-настоящему узнать другого человека?

Часть 12. Некоторые семьи более ненормальные, чем другие

Часть 13. Я никогда не любила этот чертов лифт

==== ВЫ НАХОДИТЕСЬ ЗДЕСЬ ====

Оригинал (с) newtotownJAM

Напоминаем, что история Кэти развивается в реальном времени, она читает комментарии и отвечает на них. С момента событий первой части прошел год. Локдаун накрыл Европу, свирепствует первая волна короны.

~

От взгляда на панель управления мои внутренности скрутило в узел. Почему Альберт так и не появился? На какую кнопку мне теперь жать?

– Что нам делать, Кэт? – Она перестала плакать, но голосок звучал испуганно. Я, по правде говоря, не знала, что ответить. Просто уставилась на панель, рассматривая цифры, и отметила, что среди них есть и -9 этаж.

– Нам нужно осмотреться, может быть, здесь есть кто-то еще, – ответила я.

Мои предположения, что могло населять этот этаж, были одно хуже другого. Если это место было зеркальным отражением здания, то -9 мог быть не самым приятным местом, поэтому я решила начать с более или менее безопасного варианта и нажала кнопку -2.

Раздалось механическое жужжание, и огромные металлические двери захлопнулись. Сейчас я все бы отдала, чтобы оказаться внутри настоящего лифта до, того как он исчез. Лифт, в котором мы сейчас стояли, был настолько идентичен оригиналу, насколько это вообще было возможно. Даже дрожь, начавшая сотрясать мое тело, стоило мне только войти в металлическую коробку, была такой же.

Я с облегчением выдохнула, когда он остановился и открыл двери. Перед нами простирался с виду вполне нормальный холл, напоминающий те, что остались там, в верхнем здании.

Я почти готова была поверить, что падение лифта мне просто померещилось, и сейчас я возвращаюсь домой, если бы не большая черная цифра “-2”, нарисованная рядом с дверями, полное отсутствие окон и отвратительный искусственный свет, просто стоя под которым я рисковала заполучить мигрень.

Не знаю, что я ожидала найти за большой красной деревянной дверью, ведущей к коридору с квартирами. Я не думала, что Дерека будет просто отыскать в пространстве таком же огромном, как само здание, если верить лифту. Но, возможно, там можно было найти какие-то ответы.

Возможно, мы наткнемся на Альберта. Я не могла предугадать его действия, но интуиция подсказывала, что он не сможет долго сдерживать злорадство по поводу провала моего плана.

– Мне здесь не нравится. – Тихий голосок прервал поток моих мыслей.

– Мне тоже, Элли. Надеюсь, здесь кто-нибудь будет не занят и подскажет нам, как вернуться домой. – Моя слабая попытка улыбнуться никого не обманула. Моя маленькая спутница была ребенком, но не идиоткой. Она видела меня насквозь.

– Я думаю, нам не стоит входить в эту дверь. – Элли указала на красную дверь, отделяющую нас от рядов квартир без окон. Она уперлась ногами в пол, в твердой решимости не двигаться с места.

– У тебя есть идеи получше? – спросила я, искренне надеясь, что так и есть.

– У меня просто очень плохое предчувствие.

Ее слова меня совсем не обнадежили, но особого выбора я не видела. Я взялась за ручку и потянула дверь на себя. Она открылась с громким скрипом и выпустила сильный мускусный запах, как тот, что бывает в помещениях, запертых в течении долгого времени.

Я осторожно шагнула внутрь, оставив Элли в холле, и крикнула: “Есть тут кто?” Я надеялась, что если там действительно кто-то живет, то они не часто видят гостей и захотят выйти. В отличии от моего предыдущего плана, на этот раз все сработало безупречно. Через несколько мгновений все двери в коридоре медленно открылись.

Я успела насчитать около десяти дверей, когда из-за каждой вдруг начали вытягиваться человеческие руки и пальцы. Квартиры были заполнены теми, кого я с натяжкой смогла бы назвать людьми.

Все они были голыми и с трудом походили на обычного человека. Мясистые конечности, мерзкие отростки, торчащие из всех мыслимых и немыслимых мест… У них были непропорционально вытянутые шеи, по несколько пар рук, позвоночники у некоторых полностью загибались назад, так что я не могла понять, как они вообще способны передвигаться.

Каждый из них будто был уникальным результатом изощренной пытки. Пытки, которая должна была прикончить их задолго до того, как они достигли такого состояния. Я вспомнила, где нахожусь, и поняла, что они, вероятнее всего, давным-давно были убиты. А возможно, и вообще никогда не были живыми.

Один из них особенно привлек мое внимание. Неопределенного пола, с почти метровой шеей. Спина существа была согнута, будто он встал на мостик, тело балансировало на четырех конечностях. Вместо пары рук и пары ног – левые руки, смотрящие в одном направлении.

Его шея изогнулась, слегка покачиваясь и с трудом оставаясь в вертикальном положении. Я резко выдохнула, когда он поднял голову и встретился со мной взглядом.

Он завопил.

Крик этой… твари… был наполнен таким горем и болью… Я никогда раньше такого не слышала. Он пробрал меня до глубины души, и я ощутила страдание, пронизывающее его всем своим существом. Мой желудок скрутило, а крик, казалось, врезался в мозг.

Я была буквально обездвижена, когда каждое другое человекоподобное существо в коридоре, где бы оно ни находилось, задрало голову и закричало в унисон с первым. Я зажала уши руками и почувствовала, как по ним струится что-то теплое. Но отнять ладони и посмотреть не решилась, опасаясь остаться без единственной защиты.

Невозможно описать словами всю ту боль, что я чувствовала. Для такого глубокого страдания просто не придумано слова. Не знаю, как это возможно, но я буквально чувствовала все те годы и годы мучений и невообразимой боли, через которые этим существам пришлось пройти. Крик стал таким всепоглощающим и ошеломляющим, что я была близка к обмороку.

И тут кто-то изо всех сил дернул меня за рубашку, заставляя отступить. Всепоглощающее шипение раздалось рядом со мной. Оно было наполнено такой яростью, что прошло сквозь крики, как нож сквозь масло, и заставило их замолчать, эхом отражаясь от стен коридора.

За несколько секунд каждая из искалеченных тварей заползла в свою квартиру, волоча за собой извивающиеся во все стороны конечности. Оставив Элли стоять в проеме красной двери. Кончики ее рогов поблескивали в галогеновом свете.

– Что это было, Кэт? – Я едва слышала ее тихий голос после этих душераздирающих криков.

Я наконец оторвала руки от ушей и увидела, что все ладони в крови. Элли заметила это и порывисто обняла меня, случайно воткнув коготь мне в бок. Было больно, но я не стала поднимать шум, зная, что никакая боль не сравнится с тем, что я успела почувствовать за короткое время, пока стояла там, среди этих искалеченных людей.

– Я не знаю… Как ты это сделала? – Я все еще с трудом слышала сама себя, будто мою голову зажали меж двух подушек.

– Я ничего не сделала, я думала, они съедят нас обеих! – ответила она в крайнем возбуждении.

– Но они убежали…

– Наверное, я просто очень страшная! – ответила она с чисто детской гордостью. Я посмотрела на нее и взъерошила светлые волосы между ее рожками. Она, конечно, выглядела устрашающе, но не шла ни в какое сравнение ни с этими покалеченными существами, ни с тварями из лифта.

Я никак не могла понять, отчего такие свирепые существа боятся маленькой девочки. С чего бы им убегать? Мне было не по себе от всего этого, но я любила близнецов, что бы там ни было. Мне просто хотелось бы, чтобы это я была для нее защитником, а не наоборот.

Мы вышли в холл и снова оказались перед дверями лифта-двойника. С другой стороны от них был вход, по-видимому, на лестничную клетку, если, конечно, эта подземная “высотка” действительно была зеркальным отражением Здания. После, казалось, часов, проведенных в лифте, мысль о лестнице была приятно успокаивающей. Так что я повела Элли к двери.

Лестница не вела наверх, на -1 этаж. Ступеньки шли только вниз, странный искусственный свет не достигал нижних пролетов. В ушах у меня настойчиво звенело – последствие истошных криков тех существ.

– Как думаешь, она тоже пропускает этажи? – спросила Элли, глядя в темноту колодца своими глазами-омутами.

– Давай выясним, – сказала я, сжав ее руку. И мы двинулись в темноту.

***

Мы быстро достигли -3 этажа, считай всего за один средний пролет. Я хотела обследовать коридор, ведущий к квартирам на этом этаже, но Элли снова уперлась и настояла, чтобы мы этого не делали. Я даже не стала с ней спорить: я все еще плохо слышала и извлекла урок из своей ошибки. Я не смогла бы вынести встречу с чем-нибудь, подобным тем “людям” на предыдущем этаже.

Мы спустились еще на пролет ниже. Те ступени, что мы оставили позади, все еще были на месте и, как прежде, вели наверх. Это давало мне надежду, что мы как минимум сможем подняться на -2 этаж и вернуться на лифте в холодный, темный, но, к счастью, пустой подвал.

На этот раз лестница и правда пропускала этажи, подтверждая некое сходство этого места с домом. Большая черная цифра “-5” выбивала из колеи, но пропущенные этажи помогли мне убедить себя, что эта лестница – всего лишь продолжение обычной.

Еще более тягостное впечатление производила женщина на ступенях. Она смотрела прямо на нас, на маленького демоненка, который смог распугать всех монстров в этом здании… но не пыталась скрыться. На самом деле, она вообще не двигалась. И будто смотрела сквозь нас. Элли тоже была спокойна, не говорила мне бежать и не шипела. Она просто смотрела на женщину в ответ.

У нее были волосы мышиного цвета, красивые, но вполне обычные черты лица. В ней не было абсолютно ничего особенного, кроме того, как сильно она напоминала мне кого-то другого.

Она была идеальным отражением своего двойника, с таким же отсутствующим и грустным выражением лица, как и у мужчины на пятом этаже. На мгновение я задумалась, как же ее зовут.

– Она скучает по нему, – сказала Элли.

Я посмотрела на нее в замешательстве.

– Откуда ты это знаешь? – спросила я. Мы обе знали, кого она имеет в виду.

– Не знаю, просто знаю, – небрежно пожала она плечами.

Я села на ступеньку рядом с неподвижной женщиной и на мгновение потеряла самообладание. Все это место было похоже на порождение больной фантазии. Я не видела признаков ни Альберта, ни Дерека, ни какого-либо способа выбраться из лабиринта, в которую мы угодили. И я до сих пор не могла достоверно сказать, не сошла ли я с ума.

Меня терзали мысли о том, что мне никогда отсюда не выбраться, что все жители здания теперь в опасности из-за меня, что котята теперь будут голодать, о Джейми, об этих ужасных криках… голова просто разрывалась. Непрерывный звон в ушах только нарастал.

Женщина рядом со мной просто стояла, не шевелясь и уставившись в пространство. Я взглянула на Элли, эту особенную девочку, и ни на минуту не засомневалась в ее словах. Я и сама чувствовала, что женщина тоскует по своему спутнику. Я хорошо понимала, что значит потерять любовь всей своей жизни в этом здании, и мое сердце обливалось кровью от ее истории.

– Нам нужно идти дальше. Здесь должен быть кто-то, кто сможет с нами поговорить. Нужно отвести тебя домой к маме и брату, – проговорила я, стараясь сосредоточиться.

Я улыбнулась Элли еще одной натянутой улыбкой, полной фальшивого оптимизма, и жестом пригласила ее следовать за мной по закручивающейся в спираль, освещенной искусственным светом лестнице. Я не знала, что надеюсь найти или куда хочу прийти, но, возможно, -9 этаж был самым подходящим ответом на оба вопроса.

Но у меня не было шанса проверить эту теорию. Стоило нам достичь последних ступеней этого пролета, как мы снова уперлись в большую черную цифру “-5”. Женщина стояла в той же позе, лицом к нам.

Я схватила Элли за руку и попыталась повторить тот же путь. Лестница всегда пропускает этажи, в этом не было ничего необычного. Не было. Но теперь стало.

***

Когда мы в шестой раз пытались спуститься по лестнице, Элли уже выглядела усталой и испуганной. Глаза ее все еще были наполнены бездонной чернотой, но мордашка выражала страх, как и у любого нормального ребенка.

– Кэт…

– Все нормально. Нам просто надо продолжать пробовать. – Я старалась убедить в этом не только ее, но и себя.

– Нет… Она не хочет оставаться одна, вот почему мы не можем уйти. – Элли отпустила мою руку и показала пальцем с длинным когтем на женщину.

Та не сдвинулась с места, выражение ее лица или поведение совсем не изменилось, но было в ней что-то не то. Что-то враждебное.

Я понимала, что такое горе, и знала, что иногда мы готовы сделать что угодно, чтобы удержать рядом людей, которых стоило бы отпустить. Хотела бы я, чтобы намерения этой женщины были такими мирными. Но похоже, что в ее случае это было более буквально. Как будто она действительно не могла больше оставаться одна. Любой ценой.

– Просто продолжай идти.

Мы вновь сбежали вниз по ступеням. Потом снова вверх и снова вниз. Еще три раза. Ужас нарастал, каждый раз, как мы возвращались на -5 этаж, женщина становилась все более злобной, зловещей. Она больше не смотрела сквозь нас. Она смотрела на нас.

– У меня ноги болят, Кэт, – захныкала Элли. Мои тоже болели.

– Как думаешь… ты могла бы ее напугать? – Меня тошнило при одной мысли о такой просьбе, но только у Элли были шансы увести нас отсюда.

Элли отшатнулась, но кивнула и сделал пару шагов в сторону женщины. Она приблизилась к ней вплотную, выставила когти и зашипела. Женщина не шевельнулась. Она даже не моргнула, не вздрогнула, не сделала ничего. Сначала. А потом она начала двигаться. Изменилось только ее лицо, только губы, изогнувшиеся в горестной улыбке.

От покоя и близости в ее присутствии, которые я когда-то почувствовала, не осталось и следа, как только она улыбнулась. Элли мгновенно отступила, потянув меня за собой за край рубашки и прижавшись поближе. Я думаю, тот факт, что женщина ничего больше не сделала, сбивал нас с толку больше всего.

Женщина одержала над нами верх. Она не собиралась нас отпускать.

– Пожалуйста! – взмолилась я. – Если мы можем чем-нибудь Вам помочь, скажите нам. – Я пыталась справиться со страхом и делала все что могла, чтобы говорить с ней по-доброму. Если она когда-нибудь была человеком, то, может, посочувствовала бы нашему тяжелому положению. – Я передам привет Вашему мужчине. Я не знаю его имени, он такой же немногословный, как Вы… Я думаю, он тоже скучает по Вам. Я знаю это. Я потеряла любимого человека так же, как и Вы. Я знаю, что Вы чувствуете.

Одинокая слеза скатилась по ее щеке, но улыбка осталась на месте. Моя грудь вздымалась, сердце билось так сильно, что готово было проломить ребра… может быть, я все-таки до нее достучалась?

Ее навязчивый, гипнотический взгляд встретился с моим. Казалось, в ее голове все перемешалось, и она никак не могла собрать мысли в кучу. У нее были самые выразительные глаза, какие я только видела в жизни, наполненные смущением и печалью.

Мы еще некоторое время смотрели друг на друга, а потом женщина начала двигаться. Она была нетороплива, но я не видела, чтобы она или ее партнер совершали столько движений. Она склонила голову набок и слегка повернула ее в сторону Элли. Через несколько мгновений ее глаза провернулись в глазницах в том же направлении. Она пристально смотрела на девочку, с улыбкой, приклеенной к неподвижному лицу. Высыхающий след от слезы еще блестел в мерцающем свете.

Элли начала рыдать от ужаса, она отступила и спряталась за мной, как за щитом. Со сколькими бы монстрами она не сражалась, все равно она оставалась испуганным маленьким ребенком.

Женщина с трудом шагнула к ней.

Ей понадобилось немало времени, чтобы поставить одну ногу перед другой. Даже сверхъестественное создание, простояв так долго в одной позе, будет вынуждено размять затекшие мышцы. Тем не менее, этот шаг был прямой угрозой нам, я чувствовала, что она задумала недоброе. Печаль в ее глазах превратилась в презрение, и этот единственный шаг был объявлением войны.

Мы с Элли понемногу отступали назад, готовые в любой момент броситься вниз по лестнице. Я была согласна вечно бегать по этому заколдованному кругу, если бы это помогло держать женщину подальше от моей маленькой подруги.

Мы даже не успели достичь первой ступеньки, как вдруг раздался голос. Мужской голос.

– Достаточно, Энжела. Я не думал, что ты из тех, кто заставляет детей плакать.

Я обернулась и увидела мужчину, стоящего теперь на лестнице рядом с женщиной. Она вернулась на прежнее место и заметно успокоилась. Он придерживал ее за плечо, но это было необязательно: было понятно, что она не ослушается его.

Его глаза и улыбка, излучающие настоящее тепло, светились из-под знакомой плоской кепки.

– Хотел бы я сказать, что рад видеть тебя, Кэт, но, учитывая обстоятельства, я, пожалуй, промолчу, – продолжил он, обращаясь ко мне.

– Кто он? – перебила его Элли, потянув меня за то же место на рубашке, ткань там уже пошла дырками. Я искренне улыбнулась ей впервые с тех пор, как начался этот кошмар.

– Элли, это Дерек.

Показать полностью
355

Предыдущий жилец оставил мне руководство по выживанию. Я никогда не любила этот чертов лифт (часть 13)

Эпизод 1

Часть 1. Я не уверена, что хочу здесь жить дальше

Часть 2. Похоже, помимо него мне понадобится что-то ещё

Часть 3. Сегодня мы, наконец, встретились

Часть 4. И прошлым вечером выживание оказалось под угрозой

Часть 5. Всё становится непередаваемо странным

Часть 6. Вероятно, мне понадобится помощь

Часть 7. Некоторые люди слишком хороши для этого мира

Часть 8. Пора положить конец этому безумию


Эпизод 2

Часть 9. Эта квартира для меня больше не новая, и мне нужно руководство получше

Часть 10. Когда одна дверь закрывается - открывается другая

Часть 11. Можем ли мы по-настоящему узнать другого человека?

Часть 12. Некоторые семьи более ненормальные, чем другие

==== ВЫ НАХОДИТЕСЬ ЗДЕСЬ ====

Оригинал (с) newtotownJAM

Напоминаем, что история Кэти развивается в реальном времени, она читает комментарии и отвечает на них. С момента событий первой части прошел год. Локдаун накрыл Европу, свирепствует первая волна короны.

~

Обувная коробка с тем, что осталось от мистера Мяу, стояла на моем раскладном столике. Закуривая утреннюю сигарету и прихлебывая чай, я подумала уважительно ли курить рядом с телом?

А потом решила, что неуважение – в глазах смотрящего.

Каждый раз, закуривая, я думала об Эсси. Вспоминала, как мы сблизились из-за нескольких одолженных сигарет. Это не было неуважительно. Я курила больше обычного из-за стресса, навалившегося на меня. Эти моменты были долгожданным перерывом, временем, когда можно на несколько минут отвлечься от жизни.

Я хотела бы сегодня утром посидеть на балконе, чтобы впустить немного света и хоть чуть-чуть избавиться от ощущения, что стены квартиры сходятся вокруг меня. Я знала, что миссия по поиску Дерека – чистое самоубийство, и это, возможно, мой последний шанс увидеть солнце. Но мойщик окон как всегда был там, выл и скребся с балконную дверь.

Честно говоря, квартира казалась такой пустой без Джейми, мистера Мяу или даже лозы, что я чуть было не впустила его.

Чем дольше я жила здесь, тем менее зловещим казался мне мойщик окон. Он был самым жалким из всех, кого я тут видела, да и, давайте признаем, я уже привыкла, что меня окружают монстры.

С момента изоляции он перестал утруждать себя любезностями и галантными разговорами, просто скулил и царапал стекло, как раненый зверь. И только Морщинка и Титли, трущиеся об мои, к счастью, прикрытые ноги, не дали мне поддаться желанию сдаться и открыть раздвижную дверь.

Я часами сидела в квартире в тот день. Размышляла обо всем, придумывала планы и теории одна безумнее другой. Я написала Терри и попросила ее проведать мистера Прентиса вместо меня. Она спросила, все ли хорошо, и я пообещала рассказать ей все, как только смогу.

Получилось неубедительно, но она приняла мое объяснение, как и отсутствие, как обычно, не задавая вопросов.

Я кружила по квартире бесчисленное число раз. Ни одна из идей, как помочь Дереку, приходящих мне в голову, не могла оформится во что-то конкретное. Это выводило из себя, будто я пыталась разобраться с неразрешимой загадкой.

Я проанализировала каждую фразу, оброненную Альбертом за время нашего общения, пытаясь найти в них скрытый смысл.

Я все думала, может ли он общаться с крысоподобными тварями, как Дерек при заключении сделки с лифтом. Может, поэтому он и пришел в мою квартиру, когда Джейми наконец вырвался? Это имело бы смысл, если б они все время были на связи. Возможно, это из-за него Джейми стал таким агрессивным под конец.

Я знала, что мне не найти Дерека, не найдя при этом Альберта, и решила, что старшего брата будет выманить легче.

Сформулировать все мои мысли в удобоваримый план оказалось непросто. Я несколько раз одергивала себя, опасаясь, что пошла не по тому пути, но потом до меня дошло, что вариантов-то у меня и не было. В конце концов, я определилась со следующими шагами.

Я приступила к делу после того, как накормила котят и вымыла их миски. После того, как они уснули на диване, прижавшись друг к другу. После часов обдумывания и нервов. После того, как на улице стемнело и коридоры опустели. Я мало верила в успех своего плана и не хотела подвергать риску кого бы то ни было.

Я спустилась по лестнице, неся в руках коробку из под обуви, кулечек с прахом – все, что осталось от Джейми – в кармане, а лопату под мышкой.

– Добрый вечер, Маркус, – поприветствовала я человека на лестнице с меньшим энтузиазмом, чем обычно. Он ответил так же, как и всегда – абсолютно никак.

Мальчишка в зеркале снова встретил меня зарядами неприличных звуков, хихикая и руками показывая рога лося. Я помахала ему и снова постаралась понять, как Альберт мог видеть в каждом отдельном жителе этого здания только зло: все они, с течением времени, стали мне как семья.

Снаружи здания было пустынно. Никогда не спящий город, казалось, взял передышку от своей бурной жизни. Я чувствовала умиротворение, стоя в саду и подставив лицо свежему ветерку. Парк напротив казался мистически-жутким в свете звезд.

Здесь было теплее, чем несколько ночей назад, когда я впервые обнаружила котят и решетку. Несмотря на то, что прошло совсем немного времени, это случилось как будто вечность назад.

Я еле сдерживала слезы, копая для одного из котят крохотную могилку между кустов, в которых их когда-то нашла, и, впервые после смерти Эсси, успешно. Мой ум был так сфокусирован на целях, которые я себе поставила, что мне удалось не расклеиться. Я вообще была не уверена, что у меня остались слезы.

Вместо рыданий, я произнесла целую речь: сначала над мистером Мяу, потом над Джейми. Я рассыпала его прах поверх обувной коробки, поклявшись им обоим, что обязательно постараюсь сделать что-нибудь хорошее для жителей здания, прежде чем засыпать их землей.

Некоторое время я стояла и смотрела на вскопанный клочок земли. Я могла бы поклясться, что в какой-то момент мельком увидела металлическую решетку, но она исчезла в мгновение ока, сменившись плоским серым бетоном. То ли Альберт дразнил меня, то ли я окончательно сходила с ума.

Мое сердце выпрыгивало из груди, когда я заходила в Здание. То, что я собиралась сделать, было опасно и даже потенциально смертельно, но это было лучше, чем не сделать ничего и никогда не узнать, получилось бы у меня что-то или нет. Я не хотела провести всю жизнь с осознанием, что оставила Дерека в одиночестве в ловушке.

***

Каждый раз, когда в моей жизни случался кризис, я оказывалась стоящей перед дверями лифта, и эта ночь не стала исключением. Несмотря на то, что все мое нутро кричало бросить все и бежать вверх по лестнице, я оставалась на месте, уставившись на огромные металлические двери.

Лифт убивал моих друзей, приводил меня в места, которые никто больше не мог видеть, и давал приют чудовищам из моих самых страшных кошмаров.

Стоя там с колотящимся сердцем, я представила себе, что лифт можно считать сердцем здания, несущим человеческие жизни по этажам, как будто мы были кровью высотки.

Я перевела взгляд с металлических дверей на дисплей телефона. Я пришла на несколько минут раньше, и ожидание показалось мне вечностью. Я подошла поближе к кнопке вызова лифта и, стоило цифрам на дисплее смениться, поняла, что время пришло.

1:11 ночи.

Я резко нажала на кнопку, глубоко вздохнула и опустила руку в карман. С трудом сдерживая тошноту, я достала оторванную лапку мистера Мяу, которую осторожно достала из коробки несколько минут назад. Было непросто, но я справилась и бросила ее. Она приземлилась примерно в трех метрах от входа в лифт.

Я отошла и встала на краю лестницы, скрывшись из поля зрения тварей из лифта. Я вся дрожала, ожидая грохота открывающихся дверей. Первая часть плана прошла как задумано, и я впервые лицом к лицу столкнулась с убийцами моего парня.

До того я видела разновидность монстров только в лице Джейми и внучки Пруденс Лайлы. Существа, от которых они произошли, оставались для меня загадкой, и я никогда не думала, что они могут отличаться от тех, что я уже видела.

Они были большими, гораздо больше, чем Джейми или Лайла. Сразу вспомнились слова Дерека о том, что выжившие твари становятся только сильнее с каждой смертью сородичей. Ростом почти со взрослого мужчину, полностью покрытые шерстью и четко очерченными мускулами конечностей, они держались на четвереньках, как крысы, из их удлиненных челюстей торчали длинные, острые как бритва зубы.

Их глаза отличались от глаз Джейми, они не были похожи на черные бусины, они сверкали желтым светом. Я думала, что чудовище, которое жило в моем гардеробе, было пугающим, но оно было ничем по сравнению с этими монстрами.

Два огромных крысо-человека выскользнули из лифта. Они стояли на задних лапах, но спины их были согнуты так, чтобы в любой момент быстро перейти на бег на четырех ногах. Они подбирались к лапке котенка, жадно втягивая воздух вокруг нее.

Я знала, что у меня есть всего мгновение до того, как они учуют и меня, так что я выбралась из своего уголка и побежала к открытым дверям лифта. Я надеялась, что если я выпущу тварей из лифта в самый пик их безумия, то Альберт сразу появится, но он не спешил. Если бы мне только удалось спрятаться в этой ужасной металлической коробке достаточно надолго и так, чтобы твари не последовали за мной, то я была бы в безопасности, пока он не появится.

Но стресс и недосып все-таки добрались до меня. Я знала, что в моем плане куча дыр, и я почти не учла никакие риски. И когда я, наконец, добралась до лифта, столкнулась с последствиями этого. Такими ужасными, что сложно вообразить.

Естественно, они заметили меня. Лихорадочно нажимая на кнопку закрытия дверей, я видела, как они рычали, а длинные струи слюны тянулись из их ртов и разбрызгивались по полу, когда они побежали ко мне.

Я приготовилась к смерти. Я была почти уверена, что сейчас меня уже ничего не спасет.

И тут я увидела крошечную фигурку, проскользнувшую между ног одной из тварей. Она была такой быстрой, что я едва могла уловить ее силуэт, она рычала и издавала гортанные звуки, которые, казалось, отпугивали крысо-людей.

Длинные когти полоснули ближнюю ко мне тварь, и та упала на пол, завывая от боли. Наклонив голову и выставив острые рожки, фигурка добежала до лифта как раз когда двери начали закрываться. Она зашипела на уцелевшего мутанта, заставив его отступить. Двери закрылись с глухим металлическим стуком.

Большинство людей были бы в ужасе, оказавшись запертыми в крошечной коробке лифта с существом, способным спугнуть их худшие кошмары,но только не я. Когда я, наконец, смогла рассмотреть хрупкую фигурку получше, я была одновременно горда и опустошена.

– Элли! Что ты здесь делаешь?! Твоя мама убьет нас обеих!

Дочка Терри расположилась в уголке маленькой комнатки, скрестив ноги, а я сползла по одной из стен и села, обхватив колени руками. Меня душили слезы, подступала истерика. Я не могла поверить, что подвергла Элли такому риску. Я же знала, что она сбегает ночью. Она переползла поближе и села рядом со мной. Она слегка уколола меня рожками, уткнувшись носом мне в плечо, но я не обратила внимания.

– Не плачь, Кэт. Видела, как эти твари меня боялись!

Она была просто в восторге, улыбалась во весь рот, и, если бы вы могли что-то разглядеть в черных провалах ее глаз, вы увидели бы только неуемную детскую радость.

Тварь снаружи скреблась и колотила в двери лифта, я все еще слышала полные боли крики того мутанта, которого ранила Элли. Она была всего лишь ребенком и не представляла какие последствия может повлечь ее выходка. Трудно было представить, что маленькая девочка может причинить столько вреда.

– Тебе нельзя выходить! Почему ты не дома? А Эдди тоже сбежал? Если твоя мама пойдет вас искать, а эти твари ее поймают? – Я начала отчитывать ее. Лицо Элли сразу вытянулось. Обычно я чувствовала себя ужасно в такие моменты, но в этот раз никак не могла отделаться от мысли, что из-за меня может погибнуть вся ее семья. Или от мысли о других людях, которые теперь могут оказаться в смертельной опасности.

Ну почему я такая идиотка?!

– Эдди дома играет со своим грузовиком, а мама уснула. Я просто хотела пойти и посмотреть, что тут интересного, и я играла на лестнице, когда увидела тебя. Я по тебе так соскучилась, Кэт… они теперь съедят маму? – Ее тоненьких голосок надломился от слез, она начала всхлипывать. Я хотела успокоить ее, сказать, что это не так, но не хотела лгать. Я начинала понимать, ЧТО выпустила из лифта.

Я все еще была уверена, что мой первоначальный план выманит Альберта из подвала. Но Альберт, увидев Элли, мог больше и не отпустить ее, если он видел в ней зло, как и во всем остальном здесь. Я должна была сделать все возможное, чтобы защитить ее.

Нелепое пророчество Эстер Бэкман снова всплыло у меня в голове, и я мысленно прокляла ее.

Сколько еще моих друзей окажется в опасности, Эстер? Неужели нельзя было сказать все толком?

Я попыталась придумать утешительный, но честный ответ для Элли, но ничего не вышло. Не успела я открыть рот, как металлическая ловушка, в которой мы оказались, начала скрежетать и скрипеть, сотрясаясь и издавая адские механические звуки.

Я отчаянно била по кнопке этажа Терри, надеясь, что смогу доставить Элли домой невредимой, но это не дало никакого эффекта.

Лифт падал вниз.

Он не был достаточно современным, чтобы иметь табло, на котором показывались бы этажи, вместо этого зажигались кнопки, отмечая, который вы сейчас проезжаете. Но в этот раз ни одна кнопка не загорелась – так быстро металлическая коробка неслась вниз, быстрее, чем мог бы любой лифт.

Мы падали почти пять минут.

Элии кричала, Я ничего не могла поделать, кроме как крепко держать ее за руку, стараясь сложить пальцы так, чтобы ее острые когти не пронзили мою ладонь.

Все это время я следила за панелью управления, время от времени пытаясь нажать на все кнопки подряд. Но тщетно. Лифт остановился с громким лязгом, и нас подбросило в воздух.

Прямо под рядами кнопок появилась искусно нарисованная цифра -1, выгравированная на металле. Я знала, что раньше ее там не было, и это могло означать только одно.

Я сделала это. Я добралась до подвала.

***

Глядя на Элли, я не могла удержаться от вопроса: какой ценой? Стоило ли это все тех опасностей, в которые я ее втянула? Я не предполагала ни того, что могу кого-то потянуть за собой, ни падения лифта.

Весь мой план кончился в на том, что я бросила перед лифтом лапку котенка и отбежала. В идеале я думала, что в этот момент появится Альберт, убьет тварей, покинувших лифт, чтобы избежать скандала, и снова будет вынужден поговорить со мной, только лишившись возможности убить и меня, как Эсси. Сейчас, сжимая ручонку Элли, я поняла, что совершенно неверно оценила ситуацию.

– Где мы? – нервно спросила она.

– Точно не знаю. Думаю, это подвал, – ответила я.

– Но в здании нет подвала.

– Я знаю.

Двери медленно открылись, и нашим взглядам предстала темная квартира. Она была роскошной, как подземный пентхаус, только без единого окна и без особой обстановки. И ни души внутри.

Я поднялась с пола, все еще сжимая руку Элли, и попробовала оглядеться вокруг. Лифт остановился в помещении, похожем на гостиную. Не было ни холла, ни длинного коридора с рядами квартир.

В комнате стоял только диван, обитый черным бархатом, пара угловых столиков и почти бесполезная в таком огромном помещении лампа, тускло светящаяся в углу. Она освещала несколько мерцающих паутин и слегка выхватывала из темноты огромное растение, свисавшее из горшка на столе. Оно было как две капли воды похоже на лозу, когда-то опутавшую мои ноги, а потом и всю квартиру. Но вентиляционной решетки нигде не было, и это не предвещало ничего хорошего.

Элли заплакала. Я не видела слез в провалах глаз, но слышала ее тихие всхлипы. Я снова попыталась сказать что-нибудь утешительное, но ничего не шло в голову. Если я не ошиблась и Дерек действительно был заперт где-то здесь, мы были в полном дерьме.

Я снова потыкала в кнопки, но это ничего не дало. Лифт стоял безжизненный, будто у него сели батарейки и мы даже не могли закрыть двери. Я шагнула в комнату, и Элли последовала за мной. Стоило нам переступить порог, как двери захлопнулись за нашими спинами. Мы даже не успели обернуться, а проем уже сменился глухой стеной.

– ГДЕ ТЫ, ЧЕРТ ТЕБЯ ДЕРИ! – крикнула я, отчаянно надеясь, что самодовольное лицо Альберта вдруг вынырнет из тени.

Но этого не произошло.

Мой отчаянный крик только напугал Элли, продолжавшую крепко цепляться за мою руку. Это ужасная мысль, но я была даже благодарна, что она была рядом. Мне хотя бы не пришлось идти в неизвестность одной.

– Кого ты ищешь? – спросила она с сомнением.

– Кое-кого, кто поможет нам вернуться домой… Мне нужно, чтобы ты все время держалась рядом, ты можешь сделать это для меня? – Я всем своим существом надеялась, что смогу уберечь ее. Элли молча кивнула в ответ, ее рога качнулись в тусклом свете.

Я прошла несколько шагов, приближаясь к растению. Протянула руку, чтобы посмотреть, было ли оно увядшим или живым, как то, что разрасталось в моей квартире. К сожалению первый вариант. Войдя в комнату, я заметила, что стена, противоположная той, в которой мгновение назад зиял проем лифта, не пустовала.

В нее были врезаны двойные металлические двери, идентичные тем, что только что закрылись и исчезли позади нас. Около левой торчала кнопка, с надписью над с ней, выгравированной в металле: “Вызов лифта”. Она не вызывала у меня доверия.

Несмотря на это, другого выхода из комнаты я не видела. И прежде чем я даже успела прикинуть варианты, мой маленький компаньон нажал эту кнопку. Даже маленькие демонята любят кнопочки.

Меня накрыла волна облегчения, когда двери открылись, и в коробке лифта было пусто. Я ожидала, что она будет заполнена кровожадными тварями. Мы вошли внутрь, и я снова уставилась на панель управления. На этот раз я искала не девятый этаж. На самом деле, мне даже не хватало тех времен, когда это было моей самой большой проблемой.

Панель была очень похожа на ту, что стояла в лифте, доставившем нас сюда. За тем лишь исключением, что каждая цифра шла со знаком минус перед ней…

И не было никаких признаков кнопки вызова первого этажа.

Показать полностью
341

Предыдущий жилец оставил мне руководство по выживанию. Некоторые семьи более ненормальные, чем другие (часть 12)

Эпизод 1

Часть 1. Я не уверена, что хочу здесь жить дальше

Часть 2. Похоже, помимо него мне понадобится что-то ещё

Часть 3. Сегодня мы, наконец, встретились

Часть 4. И прошлым вечером выживание оказалось под угрозой

Часть 5. Всё становится непередаваемо странным

Часть 6. Вероятно, мне понадобится помощь

Часть 7. Некоторые люди слишком хороши для этого мира

Часть 8. Пора положить конец этому безумию


Эпизод 2

Часть 9. Эта квартира для меня больше не новая, и мне нужно руководство получше

Часть 10. Когда одна дверь закрывается - открывается другая

Часть 11. Можем ли мы по-настоящему узнать другого человека?

==== ВЫ НАХОДИТЕСЬ ЗДЕСЬ ====


Оригинал (с) newtotownJAM


Напоминаем, что история Кэти развивается в реальном времени, она читает комментарии и отвечает на них. С момента событий первой части прошел год. Локдаун накрыл Европу, свирепствует первая волна короны.

~

Я силилась понять и переварить все, что узнала. Дерек никогда не упоминал ни о своей семье, ни том, что Здание перешло к нему по наследству. Это имело смысл, объясняло его отношение к Зданию, то, в какой гармонии он с ним жил. Но такой вариант я никогда не рассматривала.

Утром я проснулась на диване в полном замешательстве. Я понятия не имела, что теперь делать. Лоза разрослась почти по всей квартире, аккуратно оплетая мебель и бытовую технику. Ее глянцевые листья отражали солнечный свет. Побеги оканчивались у двери в спальню, не переступая порога тюрьмы Джейми.

Я собралась с духом и решила позвонить Терри. Мы не разговаривали с тех пор, как она с детьми заходили ко мне накануне, и мне хотелось спросить, знает ли она что-то о подвале или, может быть, помнит, не говорил ли Дерек о своем брате. Терри росла в этом доме, она наверняка исследовала его лучше, чем мистер Прентис.

Но прежде, чем начать сыпать вопросами, я должна была перед ней извиниться. Я с ней так грубо обошлась и в последние несколько недель была так занята своим расследованием, что совсем забыла о ней. Я была ужасным другом.

Я позвонила ей в видеочате и стала ждать ответа. Терри приняла вызов. Она выглядела еще хуже, чем при нашей последней встрече. Круги под глазами смахивали на черные татуировки, навсегда покрывшие ее лицо. И все же она, как обычно, улыбнулась.

– Терри, как ты? Я сожалею о том, что произошло на днях, я просто…

– Все в порядке, Кэт. Я понимаю, как тяжело было тебе после всего, что случилось с мисс Бэкман. Мне следовало подождать пару дней… Прости меня. – Я просто растаяла от ее слов. У меня никогда не было такого верного, настоящего друга.

– Спасибо. Не извиняйся, я была рада увидеться с вами, ребята. Как дела? – спросила я.

– Со мной все хорошо. Дети плохо ведут себя по ночам, не уверена, это на них так действует изоляция или что-то еще. Мне приходится постоянно следить за ними. На днях я застала Эдди за попыткой разворотить когтями стиральную машину. Пока я пыталась его остановить, Элли разорвала занавеску для душа, пытаясь взобраться по ней. – Она казалась, в лучшем случае, удрученной и уж точно не в порядке.

– Так жаль, что я не могу тебе помочь. Я скучаю. – Я вздохнула, мечтая о дне, когда смогу посидеть с ней вместе и выпить чайку.

– У тебя все хорошо, Кэт? Ты была сама не своя, – спросила она. Возможно, мы и не очень давно были знакомы, но она будто чувствовала, когда что-то идет не так. Терри была воплощением сочувствия. Это, как я поняла за прошедшие месяцы, и было единственной причиной, почему она продолжала поддерживать контакт с Пруденс – Терри просто была чертовски мила.

– Нет. Не знаю, известно ли тебе о “предчувствиях” Эсси… Но она кое-что сказала мне, и это привело меня к странным находкам. Я смогу рассказать больше, когда сама разберусь, а сейчас могла бы ты мне помочь?

Я все еще предпочитала не упоминать о Джейми, но готова была немного открыться ей. Я не стыдилась признаться, что мне нужна помощь. Терри явно знала о даре Эсси, она нисколько не удивилась.

– Что угодно.

– Не помнишь ли ты случайно, чтобы Дерек когда-либо упоминал о брате, когда ты была маленькой?

– Да нет, Дерек всегда был сам по себе. Просто появлялся, когда был нужен, и все. Возможно, тебе не меня стоит спрашивать, потому что я была совсем юной, когда он исчез в первый раз, и не очень хорошо его помню. – Терри нахмурилась, пытаясь что-то вспомнить.

– Я сейчас тебе кое-что отправлю. – Я свернула видеочат, скопировала фото с электронной почты и отправила ей сообщением. Она тоже свернула чат, чтобы посмотреть вложение, и ее изображение на секунду замерло. – Он был первым, кто поселился здесь, Терри. Его отец построил это место.

Видео Терри сова ожило.

– Где ты это нашла? – спросила она.

Я рассказала ей про блог и объяснила, почему его искала. Это был долгий разговор, так что я избавлю вас от подробностей. Мы отвлеклись от серьезной темы, когда в кадр влезли близнецы. Они были в восторге от котят, Эдди понравился мистер Мяу, а Элли влюбилась в Титли. Морщинка свернулась на мне калачиком – она в любом случае была моим тайным любимчиком.

Терри заинтриговала лоза. Она задавалась вопросом, не связано ли растение с Дереком, особенно учитывая фотографию, найденную в сети. Не могу сказать, что эта мысль не приходила мне в голову. Я узнавала о нем все больше, но он, в первую очередь, был садовником. Виноградная лоза вписывалась в эту картину, но подвал – нет. Я изо всех сил пыталась связать его с братьями.

– Я ничего не знаю о подвале, Кэт. Но если это место действительно такое старое, как ты говоришь, то кто знает. Я, конечно, сегодня выгляжу не очень, – она потянула себя за щеки и хихикнула, – но на самом деле я не настолько старая.

Я рассмеялась. Печально, что она не могла толком ничего рассказать, но было приятно просто поболтать с ней. В эти пять минут жизнь казалась совсем нормальной.

Я сохранила свой позор в тайне и, разговаривая с Терри, почти сумела забыть о Джейми. Если бы не глубокий укус на пальце и открытые раны на груди после его нападения, может быть, у меня это и получилось бы.

Я все еще не понимала значения загадки, оставленной мне Эсси. Я искала так старательно, как только могла, но все это заводило меня лишь глубже, а вопросов становилось все больше.

Единственное, что я узнала, так это то, что поведение Джейми, похоже, изменилось навсегда, и мне нужно было выиграть время. Он не переставал рычать, бросил на меня полный ненависти взгляд, когда я сунула ему еду, и окончательно перепугал меня.

Что-то должно было произойти. Одно из двух: умрет либо Джейми, либо я. Я не видела других вариантов при том, что первый, возможно, в принципе недостижим.

Дерек уничтожил Лайлу. Но он больше не возвращался. Пруденс утверждала, что убила почти всех тварей из первой волны, спалив их на девятом этаже, что опять-таки было неосуществимо без Дерека. Мне было необходимо его отыскать.

Я попрощалась с Терри, сказав, что буду держать ее в курсе, если смогу, и пошла выполнять ежедневные поручения для мистера Прентиса и пары по-соседству. Направляясь к выходу, я заметила мужчину, входящего в квартиру мисс Бэкман. Я узнала в нем ее сына, того самого, который часто приходил к ней в гости. Его глаза были полны слез.

Терри сказала, что она попросит Молли оповестить семью Эсси, но я понятия не имела, как Молли объяснила происшествие.

Я должна была подойти к нему, по-человечески постараться утешить, но я не представляла, как это сделать, не объясняя ему, что произошло. Я пообещала себе, что навещу его, когда все это закончится и когда узнаю, от чего, по официальной версии, умерла его мать.

Я выскочила из дома и выполнила поручения соседей как можно скорее. Мне не терпелось вернуться домой и углубиться в гугл – даже одно имя “Альберт Майлз” могло бы мне помочь в поисках.

Я занесла сумку Перси и Сильвии, открыла дверь в квартиру и заперла ее за собой, как всегда.

И вот тут день перестал быть нормальным, а мое уединение нарушил незваный гость.

Я повернулась, чтобы пройти вглубь квартиры, и мельком увидела свой раскладной столик, рядом с которым стояла бесформенная фигура.

***

Альберт, как и Дерек, выглядел немного старше, чем на фотографии. Он был похож на Дерека как может быть похож только кровный родственник, но глаза… Холодные и полные злобы, они ничем не походили на добрые глаза брата.

Он был одет в строгий костюм, почти как на фотографии, но в гораздо худшем состоянии: рваный и покрытый толстым слоем пыли, с торчащими тут и там нитками. Его как будто выкопали из старой коробки на чердаке.

Он ухмыльнулся. Мерзко и самодовольно – типичная ухмылка скользкого продавца автомобилей.

– Давно я не навещал никого из местных. Мне нравится, как ты тут все обставила. Квартирка смотрится гораздо современнее, чем при той старой деве, что жила здесь до тебя.

Я остолбенела. Когда его брат появился в паре сантиметров от меня, мирно сидящим на садовой скамейке, я нисколько не встревожилась. Но в Альберте было что-то зловещее. Мысль о его сыне, найденном заколотым на балконе, без остановки крутилась у меня в голове.

– Почему Вы здесь? – спросила я.

Он рассмеялся и расплылся в самодовольной улыбке.

– А ты мне нравишься. Даже не пытаешься сделать вид, что не знаешь меня. Знаешь, Кэт, я всегда ценил людей, которые не любят пустых разговоров. Это лучшее качество и в бизнесе, и в жизни. Оно сослужит тебе хорошую службу. – Он говорил оживленно, размахивая руками.

– Вы не ответили на мой вопрос. Это довольно иронично, учитывая Ваше мнение о пустых разговорах, как считаете? – спросила я его. Я все еще была в ужасе и не знала, чего ожидать, но думала, что, если он продолжит говорить, это как-то поможет.

– Мне не нужно отвечать на твой вопрос. Ты знаешь, почему я здесь. – Он приподнял бровь, продолжая улыбаться и поправляя оборванный манжет своего костюма. – Нечасто мне приходится сталкиваться с жильцами, способными развести такой хаос, как ты. Обычно они просто задерживают арендную плату, и такого даже близко не встречалось уже давно. Но ты особенная девушка.

Он наступил на побег лозы, растущий у его ноги, и я увидела, как все огромное растение увяло и как-то съежилось, будто испытывало сильную боль.

Воспоминания о начале моего личного кошмара нахлынули на меня. Вернули меня в тот вечер на кухню, где я нашла и в первый раз прочитала то единственное правило, о котором до сих пор ничего не узнала:

1. Домовладелец никогда не побеспокоит вас, он не навещает, не звонит и не общается каким-либо образом. Но убедитесь, что вы всегда своевременно платите арендную плату. Я имела с ним дело только один раз за 35 лет, и давайте просто скажем, что я больше никогда не пропускала дня оплаты. Если потребуется ремонт - поговорите с агентом, через которого арендовали квартиру.

Первое правило. За это время произошло так много всего, что я ни разу не вспомнила о нем. Но должна была быть причина, по которой Прю поставила его на первое место, даже до того как упомянуть о тварях. Внезапно настоящий монстр, запертый в моем шкафу, показался белым и пушистым в сравнении с нестареющим человеком, стоящим передо мной.

– Я заплатила ренту. Почему вы здесь? – Я твердо стояла на ногах, сжимая трясущиеся руки в кулаки. Больше ради успокоения, чем как жест агрессии. Я надеялась, что на первый взгляд покажется, что я уверена в своей правоте.

Я не соврала про арендную плату. Было нелегко, но я всегда находила деньги. Я все еще работала практикантом при одной из школ и подрабатывала там же инструктором в клубах по интересам. Даже во время изоляции я не сидела без дела, создавая инструменты для удаленного обучения. Это место было моим домом, и я неукоснительно следовала первому правилу, чтобы его сохранить.

– Что ж, возможно, ты не настолько сообразительна, как я думал, – закатил он глаза. – Давай перечислим причины, по которым домовладелец мог бы захотеть тебя посетить, не возражаешь?

Ущерб имуществу. Несанкционированное изменение общественного пространства. Мания совать нос не в свои дела. И лелеять детища противоестественных экспериментов моего братца…. – Он хотел продолжить, но я перебила его:

– Что вы имеете в виду под противоестественными экспериментами?

Альберт рассмеялся еще громче, чем раньше. По его глазам я видела, что теперь он окончательно начал считать меня безнадежно тупой.

– Ты думаешь эти три мелких мерзости, которых ты приютила, появились из ниоткуда? Это был крик о помощи, глупая девчонка. Сигнальная ракета. И все, на что у тебя хватило ума, это подобрать ее и обжечь свои пальцы. – Он рассмеялся собственной неудачной шутке.

У меня упало сердце при мысли, что я нигде не вижу котят. Где же они, не причинил ли он им вреда?

– После всех тех неприятностей, которые ты натворила, когда он помог тебе в прошлый раз, я не собирался позволять своему идиоту-братцу бродить по моим коридорам. Особенно после того, что ты сделала, когда он ушел.

Я вдруг поняла, что Пруденс, уничтожившая мой сад, не прогоняла Дерека. Его держал в плену человек, стоящий сейчас передо мной. Если Альберт был способен держать в ловушке кого-то со знаниями и способностями Дерека, то мне и вовсе было не на что рассчитывать.

– Может, поговорим кое о чем, запертом в шкафу в твоей спальне, Кэт?

– Я не хотела этого. Мне так жаль… Я раскаиваюсь в этом до сих пор. – Я запнулась на середине фразы. Слеза покатилась по моей щеке от предчувствия неминуемой смерти.

– О, я это знаю. А еще я знаю, что ты никогда не узнала бы, как это сделать, если б мой брат не проболтался той женщине… и он еще строит из себя святошу. – Улыбку стерло с его лица. Одна мысль о Дереке заставляла его хмуриться.

– Он просто пытался помочь жителям… пожалуйста, я совершила ошибку… – Я возразила ему, ожидая, что вот-вот умру или что похуже.

Альберт ничего не ответил, только раздраженно фыркнул и направился в спальню. Я последовала за ним, стараясь держаться на расстоянии. Пол был залит кровью, и, когда он вошел в комнату, я заметила, что дверца шкафа была разнесена в щепки.

– Ты даже не смогла удержать в узде свою “ошибку”. – Он указал на угол в комнате, где Джейми сидел над окровавленным тельцем котенка, с хрустом пережевывая его косточки. Пол усеивали крошечные кусочки плоти и кожи в лужах крови.

Глаза монстра были черными и колючими, как две бусины. Он больше ничем не напоминал Джейми.

В противоположном углу я увидела Морщинку и Титли, сбившихся в дрожащую кучку, в попытке защититься от монстра. Кратковременное облегчение, нахлынувшее на меня от мысли, что не всех их постигла печальная участь, было прервано Джейми. Оскалив окровавленные зубы, он угрожающе зарычал на Альберта.

В ужасе я наблюдала, как Альберт просто стоял и смотрел на все более распаляющегося зверя.

Тварь, которую я прятала все эти месяцы, бросилась на домовладельца, обнажив когти. Альберта это не впечатлило. Ни один мускул в его теле не дрогнул, он просто вытянул руку в изодранном рукаве и дождался, пока Джейми коснется ее.

В ту же секунду, как морда твари коснулась Альберта, Джейми испустил самый могучий, нечеловеческий вопль, какой только можно представить. Мне показалось, что барабанные перепонки вот-вот лопнут, и я инстинктивно закрыла уши руками. Альберт опустил руку, как только Джейми рухнул на пол.

Он не двигался. Не так, как когда я проткнула его кочергой. Нет. Он был не просто неподвижен. Он был мертв. Куча меха, которой он когда-то был, начала трансформироваться: челюсть втянулась внутрь, будто ее вывихнули, конечности удлинялись и сбрасывали мех.

Через мгновение на полу лежал Джейми. Не крысо-Джейми, а настоящий. Тот, с которым я провела годы, с которым искала первый совместный дом. Тот, кто знал меня еще до всего этого дерьма.

И он тоже был мертв. На этот раз по-настоящему.

Мне потребовалось все мое мужество, чтобы не рухнуть на пол рядом с ним. Я изо всех сил останавливала себя, а Альберт сверлил меня глазами и я не могла пошевелиться под его взглядом. Я попыталась сдержать слезы, но не смогла.

– Не утруждай себя слезами. Он умер уже очень давно. – Альберт пнул труп Джейми ногой и присел на корточки рядом с ним. Он не сводил с меня глаз. – Я не выпускал его из шкафа, если ты об это думаешь. Нет, Кэт. Это сделала ты. Когда запираешь разъяренное животное в клетке, стоит ожидать, что рано или поздно оно вырвется. – Я тихонько всхлипывала, пока он осматривал останки моего парня, внимательно изучая его глаза и волосы.

– Мой брат предвзято полагает, что люди могут уживаться со злом, обитающим в этом здании. Он ошибается, Кэт. Мы не можем. В конце концов оно сводит всех нас с ума. Твоя “ошибка” вызвала такую шумиху, что мне пришлось прийти и посмотреть, что тут творится. Ты когда-нибудь думала, что будешь держать его в таком состоянии, до того, как переехала сюда?

– Конечно, нет… – попыталась вклиниться я, но он меня не слушал, поглощенный монологом.

– Это место смешало с дерьмом наши жизни, Кэт. Ты не сможешь сделать его лучше, независимо от того, сколько кустов воткнешь снаружи. – Он нежно погладил лицо Джейми, едва касаясь его кончиками пальцев.

Тело истлело под его прикосновениями, превратившись в кучку пепла на моем ковре. Я даже не успела коснуться его в последний раз. Альберт встал и отряхнул рукава. Улыбка коммивояжера вернулась на его лицо

– Я прибрал за тобой, Кэт. Не хочешь сказать “спасибо”?

Я сглотнула желчь, подступившую к горлу, и собрала в кулак все силы, чтобы просто выдавить из себя пару слов. Он был прав: это место испортило мне жизнь. Но потеря партнера может сделать то же самое с любым из нас. Я подумала о парнишке в зеркале, мистере Прентисе… Эдди и Элли.

– Ты сделал это не ради меня. И ты заблуждаешься насчет этого места. Не все здесь зло. Да, я совершила ошибку, но пошла на это из-за любви! А ты убил своего собственного сына! Это ты зло! – выпалила я, пытаясь собраться с мыслями.

– Ты ничерта не знаешь о моем сыне. И не узнаешь. Это последнее предупреждение, Кэт. Перестань копаться в делах моей семьи. Считай, что мой брат мертв, и веди себя тихо. – Он говорил невероятно сурово, и я не осмелилась продолжить, хоть и знала, что задела его за живое. Все в нем заставляло меня нервничать.

Выходя из спальни, он еще раз злобно топнул по остаткам лозы, и та окончательно сжалась под его пыльными туфлями. Стала такой же, как была, когда я только ее принесла, только не зеленой и живой, а коричневой и тронутой гнилью.

Прежде чем выйти из квартиры, он еще раз повернулся ко мне и сказал:

– А если ты осмелишься продолжить свою бесполезную маленькую миссию по поиску моего брата, тебя постигнет та же участь, что и старую кошелку из соседней квартиры. Люди здесь всегда будут повиноваться тому, что я скажу. Пусть ее судьба послужит тебе примером того, почему не стоит вмешиваться в мои семейные дела. Считай, что тебе повезло, что я не выпотрошил тебя на месте… или еще хуже.

Он подмигнул мне, зная, что полностью владеет ситуацией, и ушел, сказав просто: “Пока, Кэт.”

***

Когда все закончилось, двое оставшихся котят запрыгнули мне на руки, дрожа от страха. Я подхватила их на руки и прижала к себе, не обращая внимания на жар. Я больше не позволю, чтобы с ними что-то случилось.

Квартира была непривычно пустой. Даже еще более пустой, чем до того, как я нашла котят или провела ритуал, возродивший Джейми. Тогда оставалась надежда. Утешительная мысль, что он где-то существует. Кучка пыли на полу спальни да раскуроченный гардероб – вот и все, что от него осталось.

Затем мне пришлось подойти к останкам мистера Мяу – яркому напоминанию о том, что я не способна сохранить живое существо в безопасности. Я оплакивала его, сгребая то, что от него осталось, в коробку из под обуви, чтобы похоронить завтра в саду. Это все моя вина. Джейми, мистер Мяу, Эстер… все они погибли из-за меня.

Я уже была готова позвонить Терри и рассказать, что случилось, но решила держать рот на замке. Моя глупость уже стоила нескольких жизней, но я не была готова рискнуть ею или детьми – они стали мне как семья.

Но я не собиралась сдаваться. Вся душевная боль, которую я принесла, слезы в глазах сына Эсси и месяцы, проведенные моим парнем в теле мерзкого зверя, – может быть, все это не было бы напрасным, спаси я Дерека из лап его брата. Пустота и всепоглощающая скорбь, пожирающая меня, заставили меня смириться с перспективой самоубийственной миссии.

Я прижимала к себе котят, чувствуя, как плавится и шипит кожа на моих руках. Если они действительно были криком о помощи, я должна к нему прислушаться.

Я просто не могла оставить борьбу.

Показать полностью
375

Предыдущий жилец оставил мне руководство по выживанию. Можем ли мы по-настоящему узнать другого человека? (часть 11)

В мире Кэт, тем временем, события приближаются к кульминации. Ну а если вы любите не только хорошие триллеры, но и нестареющую классику жанра, вам может понравится наш предыдущий пост =)


Эпизод 1

Часть 1. Я не уверена, что хочу здесь жить дальше

Часть 2. Похоже, помимо него мне понадобится что-то ещё

Часть 3. Сегодня мы, наконец, встретились

Часть 4. И прошлым вечером выживание оказалось под угрозой

Часть 5. Всё становится непередаваемо странным

Часть 6. Вероятно, мне понадобится помощь

Часть 7. Некоторые люди слишком хороши для этого мира

Часть 8. Пора положить конец этому безумию

Эпизод 2

Часть 9. Эта квартира для меня больше не новая, и мне нужно руководство получше

Часть 10. Когда одна дверь закрывается - открывается другая

==== ВЫ НАХОДИТЕСЬ ЗДЕСЬ ====


Оригинал (с) newtotownJAM


Переводят все те же, все там же =)


Напоминаем, что история Кэти развивается в реальном времени, она читает комментарии и отвечает на них. С момента событий первой части прошел год. Локдаун накрыл Европу, свирепствует первая волна короны.

~

На следующее утро я проснулась от того, что найденные вчера котята ползали по мне. Я подумала, что им на вид чуть меньше 8 недель. Котята были сильными и самостоятельными: они топтались у меня на груди и мяли её своими обжигающими лапками, чтобы разбудить меня.


Они выглядели ухоженно, даже сложно было представить, что мама-кошка их бросила.


Я думала, что уже знаю это здание. Мое появление было достаточно драматичным, и я считала, что столкнулась с большинством его странностей. Я шагала по коридорам в наивной уверенности, что больше оно меня уже ничем не удивит. Думала, что готова ко всему.


События прошлой ночи поколебали эту уверенность. Я знала, что здание запечатало 9 этаж после пожара, но не думала, что здесь могут быть еще скрытые этажи или квартиры. Все этажи были пересчитаны, нигде не было лестниц, ведущих вниз. Я не была в лифте с тех пор, как зашла туда с Дереком, и не могла вспомнить, была ли там кнопка -1 или “Подвал”.


К тому же я никогда не думала, что местные кошки могут размножаться. Это было логично: в противном случае дом был бы наводнен котятами. Крошечные милые комочки на моем диване не должны были существовать.


Джейми все еще продолжал рычать, издавая низкие, тревожащие звуки. К счастью, хотя бы крики стихли. Я, едва сдерживая волнение, открыла гардероб и занесла туда чашку с кормом так быстро, как могла. Раны на моей груди запульсировали болью, стоило мне посмотреть на него.


Джейми уже несколько раз кусался и царапался, но не специально, он никогда серьезно не ранил меня. Это всегда подрывало мою решимость навредить ему. Однако вчерашнее нападение было другим. Преднамеренным. А когда я ставила тарелку с едой рядом с ним, он до крови укусил меня за палец.


Я вздохнула с облегчением, заперев замок, и не удержалась от дрожи, когда услышала, как он чавкает и хрустит едой. Я заметила пятна крови от его нападения, забрызгавшие дверцу шкафа, и снова подперла двери стулом, чтобы убедиться, что они надежно заперты и котята в безопасности.


Вернувшись на кухню, чтобы приготовить чай, я заметила лозу в чашке с водой на столе. Она выросла. Гораздо сильнее, чем любое растение могло бы за несколько часов. Она протянулась из чашки вниз по столу, выпустив большие, здоровые на вид листья. Я понятия не имела, что это значит, если вообще что-то значит. Если она появилась из темного подвала и не знала солнечного света, то, как и котята, она в принципе не должна была существовать.


Слова мисс Эстер Бекман эхом отдавались у меня в голове.


Если ты хорошо поищешь, то найдешь способ.


Возможно, другом, которому я должна была помочь, была мать котят. Что если она застряла в подвале, и мне просто нужно найти способ попасть внутрь?


***

У меня не было времени всерьёз задумываться об этом. Терри выполнила мои обязанности накануне, но я не могла рассчитывать, что она будет делать это каждый день. Перси и Сильвии ничего не понадобится до выходных, но мистеру Прентису не справиться без моей помощи. Мне нужно было идти. Поэтому я оделась, поставила миску с водой для котят, пообещала им принести нормальную еду и направилась по коридору к квартире 48.


Я постучала и отошла, ожидая ответа.


– Доброе утро, мистер Прентис! – Я изо всех сил улыбалась ему и старалась казаться беззаботной, задвинув неприятные мысли в дальний угол.


– Доброе утро, Кэт. Я сожалею об Эсси. Терри вчера мне всё рассказала. Она была одной из старейших жильцов здания, наряду со мной и Молли. Ужасная потеря. – Он стоял, опустив голову и сжимая трость.


– Она была прекрасным человеком, жаль, что нам не удалось провести побольше времени вместе, – ответила я, чувствуя, как искусственная улыбка сползает с лица.


– В свое время она несколько раз помогла мне выпутаться из передряг. У Эсси был необыкновенный дар. Она ни разу не дала никому плохого совета. В свое время она была еще и отличным собутыльником. – Мистер Прентис усмехнулся своим воспоминаниям, но все же выглядел действительно расстроенным этой ситуацией. Это был наш самый долгий разговор за всё время, и его упоминание о том, как долго они жили здесь, навело меня на мысль.


– Мистер Прентис, вы не знаете, есть ли здесь подвал? – спросила я. Некоторое время он обдумывал мой вопрос.


– Что ж… я никогда его не видел, но это не значит, что его не существует. – Он слегка улыбнулся. Я поняла, что он заметил мое волнение, и улыбка была успокаивающей. Ответ не шёл мне в голову, так что он сменил тему.


– Не могла бы ты сегодня подбросить немножко деньжат моему другу в пабе? И захвати мне газету и бутылку виски, если не возражаешь. – Он бросил на пол между нами два конверта с деньгами. Я согласно кивнула, сказала, что скоро вернусь, и отправилась в путь.


Выйдя в парадную дверь, я обернулась в сторону сада и подумала, не сходить ли поискать решетку, но с трудом уговорила себя отложить это на другой раз.


Вместо этого я пошла через парк, наслаждаясь лёгким ветерком и пением птиц и думая об Эсси.


Паб “Маринованный гном” – любимое место мистера Прентиса – был опустевшим и печальным. Вывеска на двери гласила: “Закрыто из-за вируса”. Я опустила конверт с надписью "Кармилла" в почтовый ящик на большой красной двери и пошла дальше, по пути заметив в окне одинокую женщину, сидевшую за стойкой бара в халате с чашкой чая в руках.


Повернув к магазину, я услышала, как кто-то крикнул:


– ЭЙ!!! – Я обернулась и увидела ту женщину, стоящую в дверях паба и машущую мне рукой. Большой пушистый кот тёрся у ее ног. Я помахала ей в ответ.


– Пожалуйста, скажи ему спасибо! Для меня это очень важно, я налью ему за счёт заведения, когда всё это кончится! И ты тоже приходи! – прокричала она, улыбаясь.


– Я ему передам! Берегите себя! – крикнула я в ответ. Она запустила кота обратно в бар и закрыла дверь.


Может, я и выпью с мистером Прентисом, когда всё это закончится. Я представила, как он с рюмкой виски в руке рассказывает мне истории из жизни дома, и улыбнулась. Это была приятная мысль.


Я рискнула пойти не в тот магазин, в котором обычно закупалась, а туда, где, я знала точно, продают специализированный корм для котят. Я взяла бутылку виски, газету и готовый обед для мистера Прентиса. Он никогда не просил купить еду, но никогда и не отказывался, если я её приносила. Мне было неприятно думать, что он сидит голодным.


Вернувшись домой, я снова с трудом удержалась от искушения проверить сад и поднялась по лестнице к квартире 48, мимо человека на пятом этаже.


– Привет, Джереми. – Я помахала ему рукой, но ответа не последовало. Что ж, вычеркнем из списка еще одно имя.


Я передала покупки и благодарность женщины из “Гнома” мистеру Прентису и помчалась домой кормить котят. Поставив на стол три крошечные чашечки, которые я для них купила, я решила, что пора дать им имена. Нельзя же было продолжать называть их “котятами”.


Они стали Морщинкой, Титли и мистером Мяу, и это была единственная причина улыбнуться за долгое время, которую я могла вспомнить. Пока они с удовольствием жевали свой обед, я слышала, как Джейми рычит и царапает двери шкафа в соседней комнате. Должно быть, он учуял запах их корма.


Я подождала, пока они съедят всё до последнего кусочка, и сразу же вымыла миски, чтобы уменьшить риск того, что он захочет выбраться из шкафа.

А затем вышла из квартиры, чтобы, наконец, попытаться отыскать вход в подвал.


***

Сначала я дала шанс лестнице. Обыскала весь нижний этаж в поисках новых пролётов или двери, но ничего не нашла. Снова попробовала прочесать сад. На том месте, где вчера была решётка, сегодня осталась только бетонная стена. Ни решётки, ни лозы, похожей на ту, что стоит у меня на кухне. Вентиляционного окошка не было нигде, по всему периметру здания.


Мое сердце сжалось от осознания. Было только одно место, куда я не заглядывала.


Стоять перед лифтом было страшно. Я представила себе Эсси, входящей в него, и то, какими были последние мгновения её жизни. Интересно, узнаю ли я когда-нибудь, что ею двигало?


Я представила себе, как Джейми, еще до всего этого, задумавшись, шагает на очередную смену на работу, счастливо улыбаясь новизне ощущений от обладания нашим собственным домом. Меня всю трясло, ноги подкашивались, но я смогла заставить себя шагнуть внутрь.


Впившись взглядом в кнопки на панели управления, я снова вернулась мыслями к Дереку, к тому, насколько безопаснее я себя чувствовала тогда с ним в сравнении с тем, что было сейчас. Когда он был рядом, казалось, что у меня появился свой собственный ангел-хранитель, направляющий меня на каждом шагу. Вместо него осталась только болезненная пустота, и тесная металлическая коробка лифта казалась просто огромной.


Я еще раз взглядом поискала кнопку 9, но не смогла её найти, несмотря на то, что панель выглядела абсолютно нормальной. Я находила это странно успокаивающим. Ожидаемым. В отличие от событий последних нескольких дней.


Самым нижним этажом, который я смогла найти, был 1, тот, на котором я сейчас и стояла, но я знала, что лифт может играть со мной. Я ни в чем не могла быть по-настоящему уверена. Особенно без Дерека.


Я смотрела на ряды кнопок по меньшей мере 5 минут, искала так старательно, как только могла, как советовала Эсси, но это ничего не дало.


Я была благодарна, что выбралась из лифта, но расстроилась, что ничего не прояснилось. Я некоторое время смотрела на него, эту шаткую ветхую конструкцию, и чувствовала, как колотится сердце. Я не могла смотреть на лифт, не представляя себе кровь и обломки костей, покрывающие пол.


– Да чтоб тебя, Эсси. – Я выругалась себе под нос, поднимаясь по лестнице в свою квартиру. Расстроенная и побеждённая. – Зачем тебе понадобилось идти в лифт?


Её загадочная интуиция только и делала, что подсовывала головоломки, ни одну из которых даже она сама не могла расшифровать. Моя жизнь начинала казаться какой-то жестокой шуткой. Лестница, безлюдная и лишенная обычной суеты, выглядела мрачно и только добавляла мне ощущения одиночества.


Я преодолела себя, чтобы войти в лифт, и несмотря на это за целый день поисков подвала я узнала только то, что человека на лестнице зовут не Эрик и не Майк


***

Я добралась до квартиры и некоторое время нарезала по ней круги, стараясь не наступить на Морщинку – самую крупную из приемышей, которой, казалось, очень нравилось играть у моих ног.


Мистер Прентис был прав. Тот факт, что я где-то не была или что-то не видела, вовсе не означал, что этого не существовало. Я воспринимала это здание как данность и чувствовала себя слишком уютно.


Дерек однажды описал это место как живой организм, и теперь я действительно чувствовала, что оно поддразнивает меня и насмехается над моей неуместной уверенностью. Я должна была признаться себе, что на самом деле, я ничего о нем не знала.


Рычание Джейми стало чем-то вроде белого шума, и, стыдно признаться, я почти перестала замечать его.


Но я не могла игнорировать лозу. Она обвилась вокруг ножки стола и расползлась почти по всему кухонному полу, растягиваясь к балкону и отчаянно стремясь к свету.


Я не знала, что с ней делать. Если я верну её в сад, то, возможно, никогда больше не увижу решетку: лоза была единственным доказательством того, что она вообще существовала.


Я попробовал было срезать часть, пойти в сад и сравнить её с другими растениями, хоть и знала, что это бессмысленно, но, когда я попыталась сомкнуть на ней ножницы, они сломались у меня в руках.


Виноградная лоза была твёрдой, как скала. Намного тверже, чем тогда, когда я отломила её, распутывая ноги. Возможно, так влиял на неё солнечный свет. Я как могла старалась сложить её в один угол, но вскоре сдалась. И слегка поёжилась от мысли, что она может задушить меня во сне.


Титли спал на диване, а двое других аккуратно играли друг с другом. Я села и немного пощекотала их, чувствуя, как мои пальцы немеют от жара.


Я пыталась придумать какое-нибудь решение получше бесконечного обыскивания бетонной стены. Я знала, что это не заставит подвал появиться, не объяснит, почему Эсси вошла в лифт... и не поможет мне убить или вылечить Джейми.


К сожалению, я из поколения, которое решает все проблемы через гугл, так что это всё, что я смогла придумать, и включила ноутбук.


Я попробовала найти оригинальные планы здания, чтобы посмотреть, есть ли что-то вроде поэтажного плана или чертежей, которые могли бы подтвердить наличие подвала, но оказалось, что это место слишком старое для того, чтобы информация о нем была в сети.


Здание было построено в 1951 году, в самом начале моды на высотки. Информации об этом месте было совсем немного, только несколько архивных статей, относящихся примерно к тому времени, когда оно было построено и открыто. Я проклинала всё и вся за то, что библиотеки были закрыты из-за пандемии.


Согласно статьям, это был проект с очень бурной историей от начала до конца. Его курировал богатый архитектор, усиленной/много вкладывающий в недвижимость. Он сам спроектировал и оплатил строительство. Ходили слухи, что ему было трудно угодить и что на проекте сменилось три строительные фирмы.


Следующий заголовок заинтриговал меня.


“Проклятый проект наконец-то завершен, владелец найден повешенным в пустующей квартире высотки”


О самоубийстве почти ничего не говорилось, кроме того, что оно случилось. Если тогда здание было таким же, как сейчас, то не сложно представить,как одиночество в таком месте без какой-либо информации или подтверждения, что то, что вы видели, было реальным, сводит с ума любого.


Ни в одной статье не упоминалось имени архитектора, что озадачивало. Потребовалось долго искать хоть что-то и перерыть кучу непонятных, блогов по архивной истории города, прежде чем нашлось кое-что, что вызвало мой интерес.


“Наследник архитектора проклятой высотки подозревается в убийстве собственного сына”


Качество фото статьи было неважным, все буквы размыты так, что её было не прочесть. Это была плохо сделанная фотокопия газеты конца пятидесятых годов. Минус один шанс найти имя архитектора или его сына.


Я подумала о том, какое несчастье выпало на долю этой семьи. Чтобы иметь возможность проектировать и строить что-то подобное в те дни, нужно было обладать невероятным богатством. Но никакие деньги не спасут вас от трагедии, особенно здесь.


Я попробовала изменить поисковые запросы и больше разузнать об убийствах в конце пятидесятых. Я просматривала страницу за страницей и проклинала человеческую природу: в блогах было слишком много подробно описанных злодеяний. Я даже узнала о Рут Эллис, последней женщине, казнённой в Великобритании в 1955 году.


В конце концов я нашла подходящую статью. Его звали Альберт Майлз, и он был старшим из двух братьев. Когда умер его уважаемый отец-архитектор, он взял на себя управление многоквартирным домом, в котором они с братом первыми и поселились.


Он был чрезвычайно успешным и хотел стать одним из известнейших людей в области развития недвижимости в Великобритании. Когда произошло убийство, ранее пустующее здание было почти заселено. Полицию вызвал сосед, живущий этажом ниже. Он пожаловался, что кровь капает сверху на его балкон.


Когда полиция приехала, они не смогли найти Альберта, но нашли его 19-летнего сына. Тело уже разлагалось на солнце. Он умер от множественных ударов ножом.


Альберта так и не нашли и не осудили, и дело осталось нераскрытым, однако большинство были согласны с тем, что он это сделал. Окровавленный кухонный нож, принадлежащий Альберту, валявшийся прямо у двери на балконе, только подтверждал это.


Это, конечно, было интересно, но я не уверена, что полезно. Я начала беспокоиться, что мои исследования завели меня не туда. Я не понимала, как Альберт Майлз или смерть его сына могли помочь мне, и уже была готова закрыть свой ноутбук и сдаться. Как вдруг почувствовала, как что-то сзади коснулось моего плеча.


Виноградная лоза росла в геометрической прогрессии, прокладывая путь от кухни к дивану. Я начала паниковать, когда один из побегов коснулся моей кожи, но он не обернулся вокруг меня и не попытался причинить какой-либо вред, просто мягко скользнул через мое плечо к компьютеру. Лоза несколько раз подчеркнула название блога в заголовке страницы, прежде чем упасть на пол, слегка нависнув над диваном.


Она не хотела, чтобы я останавливалась. В гугле больше нечего было искать, поэтому я отправила письмо напрямую владельцу блога, попросив рассказать что-нибудь об убийстве Альберта Майлза или дать контакт кого-нибудь, кто сможет мне помочь. Я утверждала, что информация мне понадобилась для университетского проекта.


На этом я прервала поиски и некоторое время просто смотрела телевизор, а котята сидели у меня на коленях. Хооршо, что одеяло было довольно толстым и не давало им меня обжечь.Из спальни доносился хриплый храп. Я решила провести еще одну ночь на диване, так было гораздо безопаснее.


Меня уже клонило в сон, и я поднялась, чтобы закрыть ноутбук, но громкий сигнал уведомления моей почты разбудил меня. Мурашки побежали по спине, когда я открыла сообщение.


Привет Кэт!


Спасибо за ваше письмо. К сожалению, этот конкретный случай очень мало известен и по нему не особо много информации. Как вы понимаете, нераскрытые дела сложно каталогизировать, но я попробую предоставить наиболее полные онлайн-файлы.


Единственное, что у меня есть по этому делу, чего нет в блоге, это фотография Альберта Майлза и его безымянного брата возле многоэтажки. Я был новичком в создании блогов в то время, когда публиковал эту запись, и не знал, как вставлять изображения. Ваше сообщение подстегнуло меня вернуться и добавить фото! Я прикрепил его и сюда на случай, если оно вам пригодится.


Я бы рекомендовал посмотреть аналогичные дела, которые могли бы подойти вашему проекту, пожалуйста, не стесняйтесь обращаться к нам, если у вас остались какие-либо вопросы. Спасибо за внимание.


Саймон


“Убийства В Столице”


Я почувствовал, как во мне закипает разочарование. Никакой новой информации. Еще один тупик.


Я открыла вложение, чтобы взглянуть на таинственного Альберта Майлза. Я уже смирилась с тем, что от этого не будет никакой пользы. А затем картинка загрузилась.


Двое мужчин, красивых, лет тридцати пяти, стояли у главных дверей почти не изменившегося здания. Внешне они были похожи, как и положено семье, но их манера поведения сильно отличалась.


Один из них был одет в строгий костюм и стоял в сдержанной позе. У него было серьезное выражение лица и заостренные черты.


Другой привалился к стене с улыбкой на лице и знакомыми добрыми глазами. Этот человек носил повседневный наряд, типичный для рабочего той эпохи. И тут я увидела зацепку, которую искала. То, о чём, возможно, говорила Эсси. На макушке у него красовалась плоская кепка.


Рядом с Альбертом Майлзом стоял мой потерянный друг Дерек.

Показать полностью
179

В доме моей бабушки висит кровоточащий портрет

Как и обещали, мы перевели для вас новый рассказ, не связанный с историей Кэти. Мы были счастливы, получив разрешение автора на перевод его историй, и надеемся, что он вас не разочарует.


Оригинал (с) Darkly_Gathers


Над переводом мы работали в команде с @julides и @RoseMadder


Надеемся, сегодня ничего не потревожит ваш сон

В доме моей бабушки висит кровоточащий портрет Reddit, Перевод, Длиннопост, Nosleep, Ужасы, Страшные истории, Истории из жизни, Крипота, Городские легенды, Перевел сам, На ночь, CreepyStory, Яндекс Дзен

Мой двоюродный младший брат первым нашел этот портрет. Есть у него такая привычка – бродить по дому после семейных сборищ, и вот однажды ночью это произошло.


На следующее утро он был вне себя от восторга. Он буквально не затыкался, рассказывая о своей находке. Ну, по крайней мере, нам, детям, он все уши прожжужал, но взрослым о портрете даже не заикнулся. Наверное, боялся получить нагоняй за ночные прогулки. Дом был действительно огромным, и бабушка всегда говорила нам не бродить по нему и в особенности не заходить на верхние этажи.


Он всю жизнь был фантазером, мой двоюродный брат Мейсон, поэтому, само собой, я сначала не поверила в его россказни. Я просто закатила глаза и продолжила читать книгу, а моя сестренка и другой двоюродный брат играли в «Mario Kart» и едва обратили внимание на восторженные вопли Мейсона.


Но он настаивал на том, что видел. Размахивал руками, то и дело попадая нам по лицу. Он клялся своей жизнью, жизнью, что говорит правду и только правду, и потихоньку мы начали проникаться его рассказом.


Признаюсь, мне было любопытно. Нам всем было любопытно. Так что после того, как Мейсон со всей горячностью попросил нас поддержать его затею, мы, к его радости, разработали план. План был в том, чтобы подождать, пока взрослые улягутся спать и затем тайком пробраться в комнату, где якобы висел «истекающий кровью портрет».


Наступила ночь Х. Я и моя сестра, держа фонарики в руках, осторожно выбрались из спальни и пересекли коридор, чтобы постучаться в дверь комнаты наших двоюродных братьев. Все вроде шло хорошо: взрослые спали в другом крыле дома, но, конечно, кто-то из них мог и проснуться от стука.


В конце концов, стучать и не пришлось. Дверь была слегка приоткрыта, стоило осторожно толкнуть ее, и она отворилась с легким скрипом. Мальчики уже приготовились и ждали нас. Мейсон что-то восторженно шептал своему брату, а тот безуспешно пытался его заткнуть.


– Отлично, – сказал Мейсон, завидев нас. – Все готовы? Выключайте фонарики и идем!

Он открыл дверь настежь и исчез в полутьме.

Обменявшись взглядами, мы послушно выключили фонарики и последовали за ним.


Дом нашей бабушки был просто огромным, в нем было множество лестниц, ведущих к тому или иному этажу. Поэтому, чтобы не наткнуться на кого-то из многочисленных тетушек и дядюшек, мы прокрались к задней части дома, к лестнице, которую редко использовали. В коридоре затихающим эхом отдавался чей-то храп.


Лестница в полумраке казалась куда выше, чем днем, и мы, глядя на нее, даже немного испугались, сердце у меня екнуло при мысли о том, что мы делаем что-то, что нам всегда запрещали. Но кроме этого мы чувствовали и восторг, предвкушение от тайны, скрывающейся в темноте. Крупные, темные ступени исчезали в полумраке, те самые «запрещенные» этажи лежали прямо перед нами…


– Шарлотта, мне страшно, – прошептала сестра, теребя меня за рукав. Я мягко шикнула на нее и потрепала по волосам.


Мейсон тем временем уже ступил на нижнюю ступеньку лестницы – и начал подниматься. Он-то уже делал это однажды, а вот для нас это была дорога в неизвестность.


Мы поднимались наверх, медленно и осторожно, шаг за шагом. Молли, моя сестра, крепко держала меня за руку, Мейсон вел нас вперед, а другой двоюродный брат, Итан, замыкал колонну.


Лестница вела в коридор, заставленный мебелью, по которой бродили тени. Мы шли вперед, а шкафы, стоящие вдоль стен, зловеще нависали над нами. Портреты, изображающие людей, которых мы видели впервые, смотрели на нас свысока.


– С которого из них течет кровь, Мейсон? – прошептала я.


– Его тут нет, надо идти дальше, – ответил он, и мы пошли мимо портретов.


В этом коридоре, в этом секретном месте совсем не было окон, но я слышала свист ветра за стенами дома, и от этого звука у меня мурашки бежали по коже.


Портреты все так же смотрели на нас с высоты, как будто предупреждая.


… Я отвернулась.


– Вот, посмотрите! – прошептал Мейсон, резко сворачивая направо, в длинный и узкий коридор. Стены здесь были совсем пустые. Ни окон, ни дверей, кроме одной – старой, обшарпанной двери в самом конце.


– Что за фигня, братан? – пробормотал Итан, и я легонько стукнула его по руке, чтобы не ругался. Он поморщился, но продолжил: – И ты сюда ходил один? Ты что, совсем с ума сошел?


Мейсон только усмехнулся:


– Я не трус, Итан, вот и все. Идемте, нам сюда.


И он включил фонарик и двинулся дальше по коридору. Мы сделали то же самое. Огромная тень Мейсона подрагивала в свете фонариков и расползалась по стене, обрываясь у потолка.


Мы подошли к двери из темного дерева. Она оказалась не заперта, и, сунув фонарик под мышку, Мейсон ухватился за нее двумя руками и открыл. Мы поежились от протяжного, низкого скрипа, отраженного стенами… Но больше ничего не произошло. Ветер все еще шелестел где-то снаружи, только теперь его почти не было слышно.


Мы вошли в комнату один за другим.


Стены были черными, без единого окна. На полу стояло множество деревянных стульев. Они были расставлены как попало, без какого-либо намека на порядок. У стен друг напротив друга располагались два одинаковых темных шкафа, один слева от меня, другой справа, а на маленьком круглом столике в углу примостилась лампа вместе с набором подставок и потрепанным спичечным коробком.


Дальняя стена была пустой, если не считать одного-единственного предмета. По центру висел одинокий портрет в рамке. Он изображал пожилую женщину, чье лицо искажалось в неприятной гримасе.


Морщины на ее лице из-за теней казались больше и глубже.


– Вот про него я говорил, – восторженно сказал Мейсон, понизив голос. Осторожно раздвигая стулья, он прошел вглубь комнаты.


С каждым его шагом ближе к жуткой картине я все отчетливее ощущала, как внутри меня нарастает ужас. Сестренка прижалась ко мне еще ближе.


– Шарлотта, – прошептала она, но ее голос доносился до меня как из далекой вселенной.

Мейсон остановился у самого портрета, глядя вверх, а мы встали на несколько шагов позади.


Повисла тяжелая, пронзительная тишина.


А затем Мейсон развернулся к нам, громко хлопнул в ладоши – и тишина разрушилась. Мы в страхе отпрыгнули от него.


– Что за черт, Мейсон! – пробормотал Итан, и на этот раз я от испуга даже не отругала его за это. Страх захлестнул меня с головой, и я изо всех сил старалась побороть его.


– Странно, правда? – спросил Мейсон, почесав подбородок, и повернулся обратно к портрету, направив на него луч фонарика. – Повесили один-единственный портрет в пустой комнате… а ведь на нем, похоже, нарисована бабушка, как считаете?


Я закусила губу и взглянула на старую женщину с портрета, на ее крепко сжатые губы. Она действительно была похожа на бабушку… Не то чтобы совсем похожа, но определенное сходство точно было.


– Похоже, что нарисовать хотели именно ее, так ведь? – спросила я у остальных.


– Может, поэтому она и спрятала портрет? Ей было стыдно за него, и она не хотела, чтобы кто-нибудь его увидел, – предположил Итан.


– Без понятия, – ответила я. – Если портрет ей не понравился, почему бы просто его не выкинуть? Зачем вешать его на стену? Она даже дверь в эту комнату не закрыла.


– А, так дверь была закрыта, - ответил Мейсон как бы между делом, и, даже не знаю, почему, но по моей коже побежали мурашки.


– Что значит закрыта? – спросила моя младшая сестренка. Он пожал плечами.


– Да то и значит. Я вскрыл замок, это оказалось не так уж и сложно. Тем более, я тренировался.


–Так в итоге мы не должны были сюда заходить? – спросила я у него, оглядываясь на портрет. – Может, лучше пойдем?..


-– Нет, погодите, я же еще даже не показал вам главное! Из него ведь течет кровь, вот почему я вас сюда привел! – Мейсон подошел ближе к картине и, протянув руку вперед, запустил пальцы за нижнюю рамку портрета. Потом он отодвинулся и посветил фонариком на свою кожу. Я невольно сощурилась от света, но все равно придвинулась поближе, вглядываясь в его руку.


Пальцы были покрыты липкой, темной субстанцией. Она напоминала сок, или деготь, или…


– Кровь, – прошептал он.


Итан цокнул языком и покачал головой.


– Это не кровь, дурачок. Это что-то типа… чем покрыли стены.


– Стены покрыли? – повторил Мейсон. – Что за фигню ты несешь?


Я вздохнула и отвернулась, снова взглянув на ужасный портрет.


Я посмотрела старухе прямо в глаза. Заметила белки глаз, виднеющиеся вокруг радужки.


И надтреснутые, желтые зубы во рту, растянувшемся в широкой ухмылке.


Зубы.


Ухмылка.


Я вскрикнула, внезапно все осознав, отчаянно попыталась вздохнуть, но ужас душил меня, и в комнате вдруг резко, в одну секунду, стало тихо. На спине выступил пот.


– Ребята, – прошептала я, изо всех сил выговаривая слова, – женщина на к-картине, она ведь не улыбалась минуту назад, верно? Вы видели ее зубы?


– Нет, – хрипло ответил Итан. Мы все посмотрели на портрет. – Нет, не улыбалась.


– Нам нужно уходить, – пробормотала я, отступая назад. Сердце колотилось, пульс зашкаливал, а я пятилась к выходу, расталкивая стулья, со скрипом проезжающиеся по деревянному полу. Остальные последовали за мной, и мы сбились в кучку у самой двери.


Только теперь она была закрыта.


Не помню, чтобы кто-то закрывал ее.


И я не могла найти ручку.


Я отчаянно попыталась нащупать ее, и, хотя мне безумно страшно было отвести глаза от портрета, пришлось сделать это, чтобы отыскать ручку. Только вот ее не было. Совсем.


– Где она? – с шипением выдохнула я. – Где она?


– Там! – закричала Молли, указывая наверх. – Там, наверху!


Мы все подняли головы, и, да, ручка была там, она переместилась… прямо на самый верх двери, туда, где мы точно не могли ее достать.


Пол заскрипел.


Мы одновременно повернулись и посмотрели на портрет, направив на него лучи фонариков. Только вот на портрете больше никого не было. В рамке осталось только темное пустое место.


И на мгновение наступила тишина.


Тишина, которую нарушил скрежет когтей по потолку.


Я подняла фонарик, запрокинула голову, чтобы посмотреть наверх, и луч света упал на огромную сороконожку, у которой было лицо той старухи. Она смотрела прямо на меня.


Она задержала взгляд еще на мгновение. Ее лицо растянулось в ухмылке. А затем этот оживший кошмар пополз. Быстро. Множество подрагивающих, напоминающих ножи, ножек царапали потолок, пробираясь к ближайшей к нам стене.


И я закричала. Мы все закричали. Нас охватила паника; комната погрузилась в хаос; мы бросились сквозь ряды стульев, отчаянно крича и моля о помощи. Итан бил и пинал дверь; Молли… Где Молли? Она забилась в самый дальний угол. А отвратительное существо с портрета скользнуло на пол и уже пробиралось сквозь стулья, его глаза были широко открыты, изо рта доносилось шипение.


– НАЗАД, – закричала я, схватив стул и выставив его перед собой как щит, хотя руки у меня отчаянно тряслись. Но она подползала ближе. И ближе. И ближе.


Итан через всю комнату швырнул в нее стулом и попал прямо в голову. Ухмылка существа даже не дрогнула, а вот глаза… глаза обратились в другую сторону, сороконожка резко повернулась и бросилась к Итану.


«Думай, Шарлотта, ДУМАЙ. Что ты можешь сделать?!»


Молли уже добежала до двери. Она стояла на стуле, который держал Мейсон, и пыталась дотянуться до верха двери, дотянуться до спасительной ручки.


– Черт, ЧЕРТ, – закричал Итан, когда сороконожка бросилась к нему. Он отступил, отчаянно размахивая перед собой стулом, пытаясь ударить или хотя бы задеть ее.


Я сделала то же самое, что и он: охнув, подняла один из стульев и запустила его через всю комнату, прямо существу в голову. Один глаз провернулся прямо в глазнице и уставился на меня, сороконожка снова развернулась.


Мне нужно было что-то придумать. Но я не могла… не могла думать. Молли и Мейсон пытались добраться до ручки. Им просто нужно время, еще пара минуток… я отступала назад, пока не ткнулась бедром в маленький столик в углу. Я повернулась, увидела покачнувшийся от толчка газовый фонарь и схватила его.


– Итан, – крикнула я, – картина! Ты сможешь принести ее?


Итан кивнул и бросился к портрету сквозь стулья, а я открыла ближайший шкаф и нырнула внутрь, захлопнув за собой дверь и изо всех сил вцепившись в нее. Сороконожка шипела и жадно скреблась где-то снаружи. Она грызла и царапала дверь, но сдалась где-то через минуту, и я услышала, как она пробирается сквозь стулья. Собрав в кулак всю свою храбрость, я открыла дверь и снова шагнула в комнату.


Итан снял картину со стены, и я увидела, как он бросил ее на пол.


– НЕПОСЛУШНЫЕ ДЕТИШКИ НЕ ДОЛЖНЫ ВХОДИТЬ В ЗАПЕРТЫЕ КОМНАТЫ, – прошипел монстр грубым, вибрирующим голосом.


– Что теперь, Шарлотта? – крикнул мне Итан, уворачиваясь от твари.


– Отойди! Я уничтожу портрет! – крикнула я в ответ.


«Может, это остановит его. Может, я уничтожу это существо!»


– Давай! – скомандовал он.


Сороконожка замерла. Верхняя часть ее тела дернулась, она взглянула на меня, по-прежнему ухмыляясь, и я разбила стекло фонаря. Газ внутри зашипел, и я дрожащей рукой взялась за спичку.


Она сломалась пополам.


– Быстрее, Шарлотта! – умоляюще воскликнул Итан.


Сороконожка двигалась ко мне. Комната была большой, но недостаточно большой… и краем глаза я видела движение существа, видела, как оно приближается… Скрип и скрежет ее ног, перебирающих по полу, становился все громче.


Я чиркнула по коробку второй спичкой, и, слава богу, она загорелась. Я поднесла ее к фонарю, и пламя мгновенно занялось.


А потом я изо всех сил швырнула фонарь в портрет.


Он вспыхнул, и я прикрыла глаза, спасая их от яркого света. В комнате раздался пронзительный визг, по стенам заметались тени; все вокруг менялось и двигалось, я не понимала, что происходит.


… Но вдруг дверь, ведущая в комнату, распахнулась. Молли добралась до ручки и повисла на ней, ее ноги беспомощно болтались в воздухе. Потом она скользнула вниз, и Мейсон с трудом

поймал ее.


– Идем, Шарлотта! – крикнул мне Итан.


Я огляделась в поисках существа, но его нигде не было видно. Оно исчезло. В последний раз взглянув на полыхающий портрет, я выбежала из комнаты вместе с остальными. Мы захлопнули дверь и помчались по темным коридорам, расталкивая мебель, лишь бы побыстрее оказаться у лестницы, в безопасности…


И на нижних ступеньках, в полумраке, уже кто-то стоял.


Мы закричали и налетели друг на друга прежде, чем поняли, кто стоял перед нами.

Это была бабушка.


– Что за… Во имя Господа, почему вы все еще не в кроватях? – спросила она, поправляя очки. – Разве я не говорила вам не ходить на этот этаж?


Бессвязно, перебивая друг друга, мы одновременно попытались рассказать ей о том, что случилось, и она принялась успокаивать нас. Мы объяснили, что увидели. Сказали правду. О том, как мы нашли картину. О том, как на нас напало то существо. Мы как раз добрались до того момента, как я спряталась в шкафу, и тут она нас перебила:


– О боже, боже ж ты мой, – пробормотала она, обнимая нас всех. – Мейсон… ты поступил очень глупо, вскрыв дверь. Эта комната опасна. На самом деле опасна! Я не просто так ее закрыла! И вы все должны пообещать мне никогда больше туда не заходить, никогда!


– Конечно, – ответила я вместе с остальными. – Никогда больше!


– Хорошо, что ничего страшного не случилось, – добавила она. – Вы теперь в безопасности, обещаю.


– Но нам нужно вернуться, – встрял Мейсон. – Нужно запереть дверь! На всякий случай.


– Не стоит, – ответила бабушка. – Даже если дверь оставить открытой настежь, она не сможет выбраться из комнаты. Для этого и нужен портрет.


Наступила тишина.


– В… в смысле? – спросила я.


– Портрет привязывает ее к комнате, поэтому мы все теперь в безопасности, – откликнулась бабушка. – Пока портрет висит на стене, она не может выйти из комнаты.


Я посмотрела на Итана, чувствуя, как кровь стынет в жилах.


Бабушка поправила очки.


– Что такое?.. Вы ведь не повредили портрет, правда?


***

Правила требуют, поэтому Дзен.

Показать полностью
291

Предыдущий жилец оставил мне руководство по выживанию. Когда одна дверь закрывается - открывается другая (часть 10)

Привет! У нас внезапно стало больше 400 подписчиков и мы, мягко говоря, в шоке) Спасибо вам за доверие!

Теперь мы будем выкладывать не только перевод истории Кэти, но и другие страшные истории, и первый такой пост - уже завтра в 20 по Мск. Мы также планируем публиковать контент на на других ресурсах и, согласно правилам Пикабу и Дзена, будем вынуждены поставить тэг и дать ссылку. Так что если у вас тэг в ингоре, заходите на огонек) Будет страшно интересно


Эпизод 1

Часть 1. Я не уверена, что хочу здесь жить дальше

Часть 2. Похоже, помимо него мне понадобится что-то ещё

Часть 3. Сегодня мы, наконец, встретились

Часть 4. И прошлым вечером выживание оказалось под угрозой

Часть 5. Всё становится непередаваемо странным

Часть 6. Вероятно, мне понадобится помощь

Часть 7. Некоторые люди слишком хороши для этого мира

Часть 8. Пора положить конец этому безумию


Эпизод 2

Часть 9. Эта квартира для меня больше не новая, и мне нужно руководство получше

==== ВЫ НАХОДИТЕСЬ ЗДЕСЬ ====


Оригинал (с) newtotownJAM

Над переводом для вас работали @julides и @RoseMadder


Напоминаем, что история Кэти развивается в реальном времени, она читает комментарии и отвечает на них. С момента событий первой части прошел год. Локдаун накрыл Европу, свирепствует первая волна короны.

~

Смерть мисс Эстер Бекман сильно ударила по мне. Она была бы недовольна, что я написала её имя так официально, но я мне казалось очень важным, чтобы люди помнили его полностью. Эсси была особенной, она этого заслуживает.

Мне не удалось провести с ней много времени, но я была благодарна, что вообще встретила её. Инициатива комитета делать покупки для жителей из группы риска во время изоляции была принята, чтобы принести им пользу, но я считаю, что нуждалась в Эсси больше, чем она когда-либо нуждалась во мне. На короткое время она стала моим спасательным кругом. Единственным способом отвлечься от последствий моих ошибок. И вот она ушла.

Закончив разговор с Терри, я зажгла сигарету в честь Эсси. Я тихонько роняла слезы в чашку чая, сидя за своим складным столиком . Я никак не могла понять, почему она сделала это. Войти в лифт между 1:11 и 3:33, когда твари, населяющие его, на пике ярости, было стопроцентным самоубийством.

Меня терзала боль утраты. Она пробудила забытые чувства и вернула меня в тот момент много месяцев назад. Я прочувствовала заново каждую эмоцию, как тогда, когда вошла в лифт и провела ритуал. Когда я приговорила Джейми к жизни в теле мерзкой крысоподобной твари.

Эсси была первой, кто погиб в лифте с тех пор, как твари разорвали Джейми на части в ночь после нашего переезда. Весь дом знает об этой опасности, что, по иронии судьбы, делает риск довольно низким. Небрежность Пруденс Хеммингс привела к моей трагедии, но ничто не могло объяснить того, что случилось с моей новой подругой.


Я знала её совсем недолго, но она была такой живой. Она говорила о том, как скучает по сыну и внуку, и что однажды мы выпьем по чашечке чая в одной квартире, а не в коридоре. У неё были планы. Я не верила, что она хотела умереть.


Её последние слова прозвучали у меня в голове:


Одному из твоих друзей нужна помощь. Ты должна знать, что решение будет нелегким, но возможным.


Что если она говорила о себе, но просто этого не поняла? Я подумала, неужели я уже её подвела. Может быть, дело вовсе и не в Джейми. Идеи бесконечно крутились в моей голове в течение, казалось, нескольких часов, пока я сидела за столом.

***

Стук в дверь прервал мои размышления. Это были Терри с детьми. Я открыла дверь, а они отошли на безопасное расстояние.


– Прости, Кэт, я знаю, что ты, наверное, хочешь побыть одна... Но дети знали, что тебе будет грустно из-за мисс Бекман, и хотели прийти повидать тебя.


Я уже передала покупки мистеру Прентису и паре по соседству, так что сегодня можешь не беспокоиться.


Терри была очень мила. Она всегда была добра ко мне, и я любила её детей как своих. Она ошибалась насчет того, что я хочу побыть в одиночестве – один лишь вид близнецов поднял мне настроение.


– Вот тебе воздушные обнимашки, Кэт! – Эдди взмахнул руками, обнимая воздух. Это было так мило. Одна из бесшёрстных кошек, бродящих по коридорам, играла у его ног, стараясь не задеть и не обжечь его нежную кожу.


– Воздушные обнимашки и тебе, – ответила я. – Я скучаю по вам, ребята.


– Мы тоже по тебе скучаем! Мама говорит, что не может дождаться, когда ты снова сможешь нянчиться с нами! Не грусти, – добавила Элли, и у меня на сердце потеплело. Они росли такими добрыми и удивительными людьми. Взглянув на них, вы с трудом бы поверили, что ночью они выглядят как маленькие демоны и никогда не спят.


Я видела, что Терри с трудом справляется. У неё были огромные темные круги под глазами, и она не переставала зевать во время нашего общения. Я сочувствовала ей: как бы сильно я ни любила этих детей, невозможность вздремнуть, когда я приглядываю за ними, убивает. Я не могла себе представить, как можно существовать, урывая часок сна тут и там, как это делает Терри, все долгое время изоляции.


– Я тоже не могу дождаться! Мы так много всего сможем.... – Я не успела закончить фразу – вездесущий скребущий звук из глубин моей квартиры отвлек меня.


– Ты в порядке? – начала Терри, заметив, что я замолчала и изменилась в лице.


– В порядке, – резко ответила я.


Шум на заднем плане становился всё более яростным.


– Что это за звуки, Кэт? – спросил Эдди с детской непосредственностью. Я не хотела лгать ему, но и не собиралась говорить правду. Это была та самая причина, по которой я нянчилась с близнецами только в квартире Терри: я не могла допустить, чтобы дети подвергались риску или считали меня монстром. Скрежет и царапанье постепенно превращались в удары и грохот.


– Мне нужно идти. Спасибо, что навестили меня. Вы меня очень порадовали, даже не представляете, насколько. Скоро увидимся, обещаю. – С этими словами я закрыла дверь и задвинула засов.


Я чувствовала себя ужасно. Я не хотела грубить, они ведь относились ко мне как к члену семьи. Но после всего того, что мы вместе пережили, с момента встречи, я не хотела подвергать их опасности из-за него. Они не должны были отвечать за мои ошибки.


Я подбежала к запертому на висячий замок шкафу и замерла на мгновение, уставившись на него. Щель между двумя дверьми расширялась и сжималась с каждым ударом изнутри. Как будто двери дышали. Он начал хрипеть и издавать беспорядочные утробные звуки. За все эти месяцы я не видела ничего подобного. Я искренне боялась, что, если открою дверь, он разорвёт меня на куски.


Как, чёрт возьми, я до этого докатилась? Прячусь от своего восставшего из мертвых бойфренда-полукрысы.


Я села перед хлопающими дверьми, подперла их спиной, пытаясь удержать его внутри, и заплакала.И вот это всё, что я могла. Сидеть и плакать. Весь мой боевой дух испарился. Я превратилась в хнычущую размазню.


Стук в дверь не прекращался. Время шло, а он не утихал,он только становился все более отчаянным, неистовым. Интересно, так ли вели себя твари в лифте, прежде чем разорвать его на куски?...Или когда Эсси входила на их территорию. Может быть, он вёл себя так только потому, что другие наконец-то получили свою жертву.


Мой телефон звонил несколько раз, это была Терри. Я швырнула всё ещё звонящий телефон на пол и обхватила голову руками.


стуки


рычание


скрежет


Они повторялись одно за другим. В спину сыпались удары, разрывался телефон. Звуки повторялись один за другим: в спину сыпались удары, разрывался телефон. Всё сливалось в один сплошной шум. Я так хотела, чтобы это прекратилось.


– Мне не это сейчас нужно, Джейми, – в отчаянии взмолилась я. Я не ожидала ответа. Я часто разговаривала с ним, изо всех сил стараясь достучаться до человека, которого когда-то знала, но всё было тщетно. Как бы то ни было, я считала такие разговоры целебными.

Ни разу я не получала ответа. До этого момента.


– Кэ.....Кэ, – прохрипел он каким-то неестественным голосом. Стук прекратился. Остались только хриплое дыхание и звуки капающей изо рта слюны. – KЭЭ...ЭT – наконец прохрипел он так, словно ему было больно.


Я сразу перестала плакать, вскочила и нащупала ключ от висячего замка, чтобы отпереть его тюрьму. Стоило двери распахнуться, как он уставился на меня грустными и отчаянными глазами. Я смотрела на него, вытирая слезы с лица. На краткий миг существо, смотрящее на меня, было не монстром, а действительно Джейми.


Моя душа разрывалась. На мгновение я снова была вместе со своей второй половинкой. Но это не продлилось долго, да и не могло продлиться.


Его глаза из знакомых голубых превратились в черные. Это делало его еще более похожим на грызуна – черные бусинки без различимой радужки, прямо как у крысы. Я стояла неподвижно, в смятении наблюдая, как он встает на задние лапы, вытягиваясь из обычного сгорбленного положения. Я отметила острые зубы, спрятанные под его деформированным мясистым носом – одним из немногих мест, не покрытых шерстью.


Внезапно он бросился вперед, царапая моё лицо. Он застиг меня врасплох, и я отлетела назад, когда он кинулся. Он замешкался, навалившись на меня. Моё лицо на мгновение оказалось в нескольких сантиметрах от его гротескной морды, с оскаленными зубами и жаждой крови в чёрных глазах. Слюна капала мне на лицо с его острых клыков.


Он больше не казался маленьким.


Его заминка дала мне достаточно времени, чтобы подтянуть к себе кочергу, которую я держала у шкафа. Разложить оружие по всей квартире было правилом Пруденс, которое, в отличие от других, действительно оказалось полезным. Я схватила её, когда почувствовала, как его когти вонзаются в мою грудь, и жгучая боль пронзает все мое тело.


Я вонзила кочергу в шею крысо-Джейми. Темно-красная кровь забрызгала комнату и дверцы шкафа, и я учащенно задышала от этого зрелища. Он тяжело скатился с меня.


Неужели я убила его? Я подумала, что да. Неужели мой кошмар наконец закончился? Мучительно было осознавать, что у меня столько времени не хватало духу избавить его от страданий, но я все же смогла довести дело до конца, когда он напал на меня. Я чувствовала себя такой эгоисткой.


Несмотря на это, я почувствовала облегчение, глядя на кровь и неподвижную кучу меха на полу рядом со мной. Моя рука сильно дрожала, напоминая, что я всё ещё держу кочергу. Я уронила её с громким лязгом и выдохнула.


Мое облегчение было недолгим. Куча меха на полу начала медленно и ритмично подниматься и опускаться. Он дышал. Кровь перестала литься из раны, и он вяло поднял когтистую лапу, чтобы вытереть ее, как делают животные. Я не стала рисковать и оттащила его обратно в шкаф, пока он не восстановил силы.


Я знаю, о чём вы все думаете, и уверяю вас, мне это тоже приходило в голову. Просто продолжай, вонзай в него кочергу, пока не убедишься, что он не очнётся. Это разумная мысль. Я хотела бы, чтобы всё было так просто, но в этом здании ничего не бывает просто. Если он выжил после таких ран, пара ударов ничего не решат. Он должен был умереть... трижды, судя по количеству потерянной крови. Даже если бы я хотела его смерти, на данном этапе я понятия не имела, как это сделать.


Я была раздавлена. Пыталась понять связь между его внезапной способностью разговаривать, нападением и предсказанием Эсси. Я понятия не имела, с чего начать.


Я поставила миску с кошачьим кормом рядом с измученным существом, закрыла шкаф на замок и подперла двери вторым, ненужным стулом от моего раскладного стола. Я была в полной растерянности. Всё выходило из-под контроля.

***

Я сидела на стуле, единственном оставшимся в гостиной, и курила. Курила и пила чай. Я думаю, что это, должно быть, какой-то особый британский способ справляться с проблемами, который я впитала из окружения, потому что, хотя тревога никуда и не делась, я немного успокоилась.


Я набрала Терри сообщение, что всё в порядке. Я пыталась написать правду... несколько раз, но каждый раз удаляла. Я не знала, как сказать, что лгала ей всё это время. Поэтому продолжила лгать.


Она всегда говорила мне, что будет рядом, если мне будет нужно поговорить. Она была самым верным другом, который у меня когда-либо был. Вот почему так страшно было её разочаровать.


Через несколько часов я услышала крик. Нечеловеческий, сотрясающий землю вопль, перемежающийся низким рычанием. Джейми пришёл в себя.


Эти звуки могли потягаться с криками мистера Прентиса, и я подумала, что они потревожат соседей, но в таком доме, как мой, ночные крики и рычание – это норма. Джейми может сожрать меня живьем, и никто даже не подумает проверить. Хотя даже если бы соседи решили это сделать, они мало чем могли бы помочь. Я представила себе, как Перси и Сильвия включают телевизор погромче, чтобы заглушить мои крики.


Джейми издавал не крики боли, а гневные вопли. Боевой клич. Его нападение было просто предупреждением. Я чувствовала, как его ярость проникает сквозь тонкую деревянную преграду, разделяющую нас. Если так будет дальше продолжаться, я точно умру.


Около 11 вечера я больше не смогла это терпеть и решила, что использую своё одобренное правительством разрешение на короткую прогулку и уберусь к чёртовой матери из этих четырех стен.


Коридоры были полны жизни. Наиболее миролюбивые из наших не самых обычных жителей использовали затишье, чтобы насладиться прелестями дома. Кошки резвились, боролись и гонялись друг за другом вверх и вниз по лестнице. Мне стало интересно, не пропускала ли она этажи и для них тоже и получалось ли у них сбежать друг от друга, оказываясь на разных площадках.


Я спускалась вниз. Человек, застрявший на пятом этаже, был так же непоколебим, как и всегда. Я улыбнулась: он стал чем-то вроде моего любимца, проходя мимо него по лестнице, я всегда чувствовала, себя частью дома.


– Привет, Клайв! – Я помахала ему рукой, проходя мимо. Я каждый раз давал ему новое имя в надежде, что когда-нибудь угадаю. Он не ответил, даже не взглянул на меня, но, опять же, он никогда этого и не делал. Я добавила Клайва в свой список “не тех” имён.


Мальчик, живущий в зеркале, которое висит на лестнице, помахал мне рукой. Его волосы были взъерошенными и спутанными, а зеленая полосатая футболка – грязной. Он корчил рожи и издавал неприличные звуки. Приподняв кончик носа, чтобы походить на свинью, я скорчила рожицу в ответ, и он отреагировал на это тихим, приглушенным смехом.


Ночью лестница была плохо освещена, но я всё равно умудрялась считать каждый пролёт. В тот раз насчитала 9 штук. "Неплохо", – подумала я, радуясь, что не больше. Когда я достигла первого этажа, меня накрыло такое облегчение, как будто всё плохое в моей жизни было заперто в той квартире, а я была свободна.


На улице было прохладно. Я надела лёгкий кардиган, но холод чувствовался в воздухе. Я направилась прямиком к скамейке через крошечный сад рядом с домом. Было странно видеть город таким пустым, обычно снаружи всегда кипела жизнь, но угроза коронавируса сделала его безлюдным. Вдыхая прохладный воздух, я пыталась проветрить голову.


Хороший друг однажды сказал мне, что пребывание на природе помогает нашему мозгу высвобождать серотонин, и это так и есть. Земля и правда делает нас счастливее. Я попыталась погрузиться в безмятежность окружающей природы, но вскоре она была нарушена тоненьким мяуканьем, доносившемся из кустов, посаженных мною у стены.


Я пошарила в карманах в поисках телефона и не с первой попытки включила фонарик. Осторожно приблизилась к зелени, чтобы не спугнуть кошку, если она вдруг была ранена.


Опавшие веточки захрустели под моими ногами, когда я подошла поближе к ряду кустов, но мяуканье продолжалось. Я осторожно раздвинула ветки и увидела, что звук исходил от трёх крошечных котят.


Они были такими маленькими, с морщинистой, лишенной шерсти кожей. Они не были новорожденными, их глазки уже открылись и настороженно смотрели на меня. Это, наверняка, были потомки кошек, бродящих по коридорам. Я понятия не имела, что они могут размножаться, это сбивало с толку. Когда самый крупный из троих потерся головой о мою руку, я почувствовала, как мне обожгло пальцы.


Я сидела с котятами целую вечность, выжидая, когда же вернется их мама, и они довольно быстро перебрались ко мне на колени. Я всё больше беспокоилась: 3 маленьких лысых котенка, казалось, замерзали. Я завернула их в кардиган и положила на скамейку Я быстро продрогла, но продолжала звать их мать.


Прошло около 20 минут, но никто не появился. Я завернула котят поплотнее, чтобы согреть их, и начала обыскивать кусты. Они были высажены на клумбе, тянувшейся на треть длины здания. Я двинулась дальше вдоль зелени, поглядывая на скамейку.


Я упорно искала хоть что-то, пока наконец не наткнулась на нее. Довольно большая вентиляционная решетка пряталась за одним из кустов, но я не помнила, чтобы она была там, когда я сажала его. Сквозь металлические прутья виднелась какая-то лоза, которая, казалось, росла изнутри наружу, так что ничего нельзя было разглядеть. Решетка, должно быть, вела в подвал.


Подвал, которого не было.


Я прищурилась, пытаясь разглядеть, что там внутри, но ничего не увидела. Через несколько секунд я заметила, что виноградная лоза заметно выросла и обвила мои ноги. Я испугалась, выронила телефон и попыталась высвободить ноги, когда услышала утробный рёв, доносящийся из-за решётки. Он напоминал звуки, которые издают сцепившиеся кошки.


Я упала навзничь и споткнулась о виноградную лозу, пнула по плети, держащей меня, и сломала его. Кустарник снова закрыл решетку, и вой внезапно прекратился. Я оторвала кусок лозы от своей ноги и схватила телефон другой рукой. Луч фонарика светил в ночное небо.


Я снова раздвинула кусты, но решётка исчезла, как и лоза. Я положила отломанный кусок в карман и вернулась к скамейке. Тот вой не сулил ничего хорошего матери котят, поэтому я прижала их к себе и занесла в дом. Они тихонько мяукали всю дорогу.


Я замёрзла и вся покрылась гусиной кожей, приближалось время, когда лифт становился опасным, а я хотела убедиться, что котята будут в порядке. Поэтому не стала осматривать нижний этаж, когда вошла. Я взбежала по лестнице – на этот раз всего на пять пролётов – и отперла дверь своей квартиры.


Крики прекратились и сменились громким, хриплым храпом – Джейми наконец-то выдохся. Я посадила котят на диван и принесла несколько подушек и одеяло, чтобы им было теплее. Утром я первым делом отправлюсь за едой для котят. Они спали, сбившись в крошечную кучку, и выглядели просто очаровательно.


Я села за раскладной столик и вгляделась в лозу. Она больше не росла, но выглядела свежей. Я удивилась, как она выжила в подвале и как ей удавалось расти с такой скоростью. Как я могла прожить тут почти год и не узнать, что здесь есть подвал? Я положила виноградную лозу в чашку с водой. И я не знала, смогу ли найти подвальное окошко ещё раз.


Я шла гулять, чтобы очистить голову, но нашла только ещё больше вопросов. Я совсем запуталась. Смерть Эсси, внезапная перемена в поведении Джейми, котята, подвал... эта виноградная лоза. Я понятия не имела, что всё это значит, но знала, что должна это выяснить.


Я не хотела спать около Джейми, поэтому свернулась калачиком на диване рядом с котятами и включила Netflix на заднем плане.


Я погрузилась в мысли о тайном подвале и о том, что там, чёрт возьми, может быть.

Показать полностью
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: