1

Стол который нужно сломать.

Была Пятница. Игорь Валерьевич очнулся – он жил. Темнота была, но лампочка была тоже – свет был. Комната, а это явно комната, хоть и была освещена, но её не помешало бы и освятить. Чёрная грязь, чёрная плесень, засохшая кровь, жёлтый таракан, пентаграмма с надписью АУЕ, нарисованная фекалиями. Но украшением буйства гормонов и красок, стал дубовый стол в центре комнаты. При созерцании данного сооружения, навязчиво задавался вопрос, кто дубовее, стол или его создатель? Игорь Валерьевич вспоминал, вспоминал как он выходил из кабинета, как затылок чесался, как некий неизвестный причесал его затылок, как чесотка перешла в голову и чесалась уже там. Где, когда, куда, откуда, почему, зачем, и как? – Задавал сам себе вопрос Игорь Валерьевич. Но вот, он увидел записку, лежащую на столе.

Стараясь не наступить на остатки лёгких и печени, Игорь Валерьевич пробирался к столу. Текст записки был таков: “Але але але, Игарь, мы компания по барьбе с учительскеми праизволами и чмошников. Мы даем тибе испытанее как в кинокасете пила ты должен его прайти а иначе ты не поцан и не овтаритет и не дубровский. Э тот стол сделал батя я схадил за хлебом ты должен сламать стол и волю. Ты петух и чмошник, ди нис.”


Почерк был крючковатым и размашистый. Автор текст был борзоватый и размахивал кулаками. Игорь Валерьевич не обладал способностями переводчика, но он тридцать лет отработал в школе и знал множество необычных языков. И так, перевод был такой: “Здравствуйте, здравствуйте Игорь Валерьевич, спешу вам доложить, что мы организовали кампанию по борьбе с домашней работой. Мы приготовили для вас испытание из фильма про строительные материалы, вы должны пройти его, иначе вы чушка и не пахан, и не разбойник. Это стол, отец и я сходили за хлебом, ты должен сломать стол и его волю. Денис, ты петух и учитель.”


Было понятно лишь одно - Денис петух, хотя это давно понятно, так написано в столовой, а всё что написано в столовой - не вырубишь и топором. Зато топором можно зарубить стол или человека, но ни топора, ни человека не было, зато был стол. Разумом, Игорь Валерьевич не вооброжал что делать, но остатками души чувствовал, либо стол прогнётся под Игорем, либо Игорь пригнётся под столом.


И вот, Игорь Валерьевич сел напротив своего соперника. Сначала, Игорь пялился в пол, а затем, Игорь пялился в стол. Взгляд соперников упёрся друг в друга, пот стекал по щекам Игоря, стол неподвижно стоял. Две сильных личности столкнулись в ментальной борьбе, Игорь ходил взглядом по столу, стол просто стоял. А вообще, у стола крепкая позиция, Игорь же – учитель, его позиция и нервы слабы, а поэтому, Игорь начал сдавать позицию. Когда позиция сдалась, сдался и Игорь, он упал в обморок, лицом прямо в потолок.


Была суббота. Игорь проснулся с красными глазами и синими губами – он замёрз и долго не моргал. Стол стоял на своём обычном месте. Игорь начал кричать, он просил выпуска, каждый учитель ждёт выпуска. Но в школе, твои крики никто не услышит. А стол всё стоял, всем своим видом он посмеивался над человечеством и лично Игорем. И тогда Игорь начал заниматься колдовством, он начал умножать трёхзначные числа в уме, у него это хорошо получалось. Умножал он до позднего вечера, а потом заснул.


Было воскресенье. Игорь больше не вставал, он размышлял о макаронах, в таких ситуациях всегда хочется макарон.


“Игорь! Игорь, Игорь!” – говорил стол Игорю.


“Я наверное наркоман!” – подумал Игорь. А ведь как было не подумать, с Игорем заговорил стол. Игорь чихнул, а затем потёр нос.


“Игорь! Ты гей! Ты Пигорь!” – сказал стол, а затем начал смеяться!


Игорь приблизился к столу, облизал и понюхал его, зрачки и сосуды расширились. Игорь попытался постучать кулаком по столу.. Но..


“Чего надо Пигорь? Ща втащу!” – возбуждённо промычал стол.


Игорь ещё раз облизал стол, реакции не было, кажется, столу понравилось. Игорь ещё раз попробовал постучать по столу…


“Алё алё, Пигорь! Без рук!” – пропищал стол.


“Ага, ага! Почти всё сходиться, надо проверить последнее!” – продумал Игорь, или Пигорь.


Игорь сузил глаза и задал роковой, а точнее раковый вопрос: “Стол, вот если бы ты любил аниме, как ты считаешь, какое аниме могло бы начать революцию?”


Стол почесал ножку ножкой и вопрошающе ответил: “Наруто?”


И тогда Игорь всё понял: “Ага, Ага! Дубовый дебил со вкусом сигарет и стекломоя, не разбирающийся в аниме и любитель “без рук”. Да и только совсем отбитому могло показаться смешным сочетание слов пидор и Игорь.”


“Иванов, ты?” – спросил Игорь Валерьевич.


Иванов встал на задние ножки и снял костюм стола, оставшись только в трусах и майке. А потом была минута молчания, Игорь Валерьевич пристально вглядывался в глаза Иванова, пытаясь найти там зрачки и вкус к хорошему аниме.


Иванов чихнул, а затем потёр нос.


Был понедельник. Игорь Валерьевич присутствовал на уроке – им он жил. Тупизна была, но математика была тоже – ученья свет был. Класс, а это точно был класс, хоть и был убран, но его не помешало бы и покрасить. Белый айфон, белая хлорка, засохшая кровь, жёлтый таракан, таблица квадратов. Но украшением буйства знаний и унижения, стал дубовый Иванов стоящий у доски. Дети, учите математику и аниме – они всегда спасут вас в нужный момент.

Стол который нужно сломать. Рассказ, Ложь, Бред, Длиннопост, Текст

Дубликаты не найдены