24

Станислав Лем "Солярис"

Вот я и прочитал одно из самых известных, считающееся классическим, произведение научной фантастики польского писателя Станислава Лема.


Книга вызвала двоякое впечатление. С одной стороны, она здорово проработана, выдвинуты интересные научно-фантастические модели, рассказано о чем-то чего мы не знаем, но вероятно можем узнать. Это читать любопытно, но при этом лично для меня этим словом ("любопытно") всё и заканчивается. Книга не захватила меня, не повела за собой, не заставила полюбить ее героев. Но в тоже время я не могу назвать книгу и "скучной", я как будто почитал любопытную статью в энциклопедии.


При всем таком моём восприятии данной книги, она не прошла даром, она заставила задуматься о многих вещах. "Солярис" стимулирует поразмышлять о том, что если мы даже найдем разумные цивилизации кроме наших, то не факт, что мы сможем понять друг друга ( эта тема также хорошо показана в книге " Волны гасят ветер" Стругацких). Также очень интересным для меня был момент этического анализа самообмана. Герои произведения находятся в течение всего повествования на грани реальности и самообмана, в плену фантомов, порожденных собственным сознанием. Тут можно увидеть аллюзию на многие вещи, характерные для нашего социума.


И всё же основным посылом книги для меня было - столкновение со сверхразумом и полное не понимание его мотивов с точки зрения человека. Столкновение, которое не дает ответов, а дает только еще больше вопросов.

Как художественное произведение мне книга не очень понравилась. Но как пища для размышлений, как философское произведение заслуживает почтения.

Станислав Лем "Солярис" Станислав Лем, Научная фантастика, Обзор книг, Солярис

Найдены возможные дубликаты

+5

есть же на свете счастливые люди, только добравшиеся до "Соляриса" :)) А тут сидишь и читать уже нечего...

раскрыть ветку 1
+3

все книги мира прочли?

+4

Нежно люблю "Солярис", а сегодня с утра как раз дочитала "Эдем" Лема. Окончательно убедилась в том, что его "Трилогия о контакте" - эдакая "Аннигиляция" здорового человека (:

раскрыть ветку 5
+2
Мне казалось, что это тетралогия - "Крыса в лабиринте", "Эдем", "Солярис" и "Непобедимый".
раскрыть ветку 4
+1

Эм... Ну может быть. Я слышала о трилогии. Вся эта терминология о циклах, подциклах и небольших повестях довольно спорная штука. Главное, что понятно о чем речь.

0
Пенталогия тогда уж. Как можно без "Фиаско"?
0
Про "Крысу" даже не слышал. Спасибо, теперь я знаю, что буду читать сегодня вечером.
раскрыть ветку 1
+2
Лем не экшн-фантаст, он больше философ, местами даже богослов, его обязательно нужно обдумывать. Да, я не помню у него характерных героев, но помню охрененную кучу разных идей, плохонький писатель может из его рассказа пару-тройку повестей слабать.
раскрыть ветку 2
0
Вот точно, после прочтения соляриса вообще взгляд на окружающий мир меняется. Я до этого не рассматривала возможность, что может быть нечто, что человек в силу своих био-возможностей не может воспринять.
раскрыть ветку 1
0
Все религии мира говорят о таком "нечто"
+2

Экий вы спокойный человек. Я читала Солярис ночью, загривок дыбился - страшно же. Книга очень неторопливая, да, но на фантазию давит сильно.

раскрыть ветку 3
+1
Вот ведь как! У меня была та же ситуация, дали "Солярис" буквально на ночь, читал в парке под фонарем (времена были тихие, мирные, а дома шум, гам, тарарам), аж трясло!
раскрыть ветку 2
0

Какой вы храбрый.! Читать Солярис ночью на улице - это же вообще крышу должно сносить..

раскрыть ветку 1
+2

Лем не прорабатывает героев (в Солярисе они как раз лучше всего проработаны - насколько возможно) так как они просто статисты и у его произведений отсутствуют концовки. Deal with it.

раскрыть ветку 4
+1

Я люблю всё же, когда художественная литература прорабатывает героев более ярко. В этом же жанре те же Стругацкие мне  этим показались значительно ближе.

раскрыть ветку 3
+6

Лем не акцентикует внимание на героях, так как это делают 95% писателей, чтобы лучше проработать затрагиваемую тему вместо распыления ресурсов на банальные переживания тех кто был до и будут после. Он ругал экранизацию с Ждорджем Клуни за то, что развели там любовь и сопли.

раскрыть ветку 2
+2

"считающееся классическим" - покоробила эта фраза. Солярис - признанная класика, ни мое, ни твое мнение этого не изменит. Солярис - он больше о человеке, чем о сверхразуме/инопланетянах/планете. По сути это первая психологическая фантастика (для меня по крайней мере). Опять же, эта книга - родоначальник, столп фантастики, с неё многие начинали свой путь.. А ты говоришь "считающаяся"..

раскрыть ветку 13
+1

А в чём фундаментальная разница между "признанная" и "считающаяся"? Ведь и признаёт и считает человек, а человеку свойственно ошибаться и водить самого себя за нос.

раскрыть ветку 5
0

"Машка с 5 подьезда считается шлюхой.

Машка с 5 подьезда общепризнанная шлюха." Найди разницу.


Признание - это не подвергающееся сомнениям утверждение, которое не особо подлежит пересмотру за ненужностью. "Считается" - полностью воздушное утверждение, в сам смысл которого заложено сомнение в истинности.

Это конечно я придираюсь, но в контексте разбора одним человеком произведения человека, имеющего признание, подтвержденное десятилетиями и миллионами человек, фраза "считается" меня покоробила. И да, я придирался к ТСу.

раскрыть ветку 3
0

и водить за нос других. :)

0

выше был комент, что лем ругал клуни за "любовь и сопли" в фильме. Это противоречит вашему утверждению, что солярис о человеке.

раскрыть ветку 4
0

Я имел ввиду Человек; не мужчина/женщина и их сопли. Человек как микровселенная, со своими страхами, фантазиями, переживаниями. Человек наедине с собой. В книге любовь и женщина - это лакмусовые бумажки позволяющие проникнуть в голову человека, а в фильме банальная история о любви. Я думаю, что Лем как раз насчёт этого пригорел.

раскрыть ветку 3
0

Я не очень понял, чем моя фраза так Вас покоробила. Я не вкладывал в нее негативного контекста.

раскрыть ветку 1
0

Все норм, я придираюсь. В качестве подарка предлагаю почитать трилогию "Задача трех тел", она вам понравится, там развивается тема космической социологии. Только надо выдержать первые 70 страниц

+1
Довелось как-то услышать (или прочитать, сейчас не помню) мнение о том, что "Солярис" - попытка художественного воплощения каббалистической идеи о том, что постижение Бога человеком может иметь место... когда-нибудь в бесконечно далеком времени или бесконечно развитым человеком.
0
Есть прекрасная аудиокнига : Станислав Лем - Солярис [Джигарханян ,Филиппенко] Для желающих атмосферности.😀
Похожие посты
114

Океан разума. Станислав Лем "Солярис"

Немецкий философ Фридрих Ницше писал, что если долго всматриваться в бездну, то бездна начнет всматриваться в тебя. Примерно такая трактовка может быть у романа «Солярис» великого польского писателя-фантаста Станислава Лема. Одна из огромного множества трактовок этого многогранного произведения.


Сюжет книги разворачивается в довольно далеком будущем, в котором человечество уже давно вышло за пределы Земли и Солнечной системы, исследует далекие миры и потаенные уголки космоса. Примерно за сто тридцать лет до описываемых в романе событий была открыта планета Солярис — спутник двойной звезды, который двигается по сложной траектории вокруг обоих светил своей системы. Необычная орбита — далеко не единственная странность космического тела, к тому же далеко не самая сложная и, пожалуй, самая очевидная.


При дальнейшем изучении выясняется, что вся поверхность планеты покрыта жидкостью — плотным студенистым океаном, «жизнь» и движения которого не поддаются объяснениям с помощью известной человечеству науки. На его поверхности время от времени появляются сложные фигуры, сверкающие всем спектром цветов в свете сияющих солнц. Океан пытается копировать летательные аппараты людей и каким-то странным образом воздействует на психику самих космонавтов. По мере наблюдения за природой Соляриса на Земле развивается целая новая ветвь человеческой науки — соляристика.


В конце концов ученые приходят к выводу, что покрывающий поверхность планеты океан — это и есть единственный разумный обитатель Соляриса. Он корректирует траекторию планеты, неведомым образом воздействуя на пространство и время. Он же и сканирует разум и чувства наблюдающих за ним людей. На орбите планеты возникает одноименная космическая станция, искусственный спутник, на котором живут и работают космонавты, ученые и исследователи.


Однако грандиозное научное открытие о разумности местной экосистемы становится единственным прорывом соляристики, которая быстро превратилась в бессмысленную тупиковую науку. Самые блестящие и гениальные умы человечества, изучая Солярис, превращаются в нерадивых студентов-первокурсников с допотопными микроскопами.

Океан разума. Станислав Лем "Солярис" Солярис, Станислав Лем, Книги, Длиннопост

Они могут лишь наблюдать за разумным океаном и фиксировать его действия, но не в состоянии дать происходящему хоть малейшее объяснение. Все теории рассыпаются в пух и прах, тонны научных докладов несут пользы не больше, чем груда пожелтевшей макулатуры. Космическая станция, научные программы и сама соляристика как наука приходят в кризис и упадок.


В этом упадке исследовательская станция и встречает доктора Криса Кельвина, главного героя романа. Финансирование скудеет с каждым годом, а экипаж сократился до нескольких человек, большинство из которых пребывают в апатии, депрессии и безразличии ко всему.


К тому же доктор Гибарян, научный руководитель Кельвина, недавно покончил с собой. Не самое радужное начало для командировки. Плюс ко всему люди на станции далеко не одиноки.


В прямом смысле слова космический аппарат населяют самые настоящие призраки. Фантомы, материализованные воспоминания людей. Кто-то, имеющий внешность тех, кого когда-то знали члены экипажа.


Не обычные приятели или случайные знакомые, а те, кто оставил неизгладимый след в душе каждого из них. Члены семей и бывшие возлюбленные, ушедшие друзья и давние товарищи. Многие из тех, кого уже нет в живых. Люди из прошлого, воспоминания о которых травмируют и жгут изнутри. Именно фантомы являются главной причиной страха и помешательства ученых на станции. Кельвину является его давняя возлюбленная Хари, покончившая с собой юная девушка. Не постаревшая ни на секунду, ровно такая, какой она осталась в воспоминаниях Кельвина.


Поначалу главный герой относится к призраку с подозрением и страхом, затем возникает научный интерес. «Воскрешенная» Хари становится подопытным кроликом, однако Кельвин проникается к фантому чувствами и постепенно начинает общаться с ней как с полноценным живым человеком.


Он приходит к выводу, что фантомы — это плоды действий разумного океана Соляриса. Пока люди бились в попытках найти хоть какое-то разумное объяснение его природе и действиям, океан в ответ изучал людей, сканировал их психику и образ мыслей, непостижимым образом считывал чувства и воспоминания, создавал призраков-фантомов.


Зачем? Поиграть на человеческих чувствах? Провести банальный эксперимент из разряда «а что, если»? Либо разумную планету охватили гуманные соображения по отношению к своим «коллегам», и океан дал им возможность снова увидеть ушедших любимых?


Провести с ними еще какое-то время, сказать то, что нужно. Хотя, с другой стороны, возможно, что действия инопланетного разума не поддаются логике с точки зрения людей.


Человеческий разум неспособен мыслить так, как однородная масса жидкости.


Зачем Солярис делает с людьми то, что делает? Еще один нераскрытый вопрос вселенной. Еще одна тупиковая проблема соляристики.


По своей проблематике «Солярис» довольно точно подходит под описание знаменитого высказывания Ницше про бездну. Люди слишком долго изучали неведомую далекую планету, и она начала изучать их. Изучать и ставить опыты. Из научного интереса или по злой воле? Понять это не представляется возможным. Проблема первого контакта поднимается в романе в том же ключе, как это делали Стругацкие в «Пикнике на обочине».


Почему человек решил, что внеземной разум обязательно выйдет на связь? Часто ли сам человек пытается установить контакт с муравьями или мхом на стволах сосен? Ищет ли общения с ветром и колебаниями морских волн? Безусловно, океан Соляриса разумен, но по-своему.


С точки зрения человеческого разума он непостижим и непроницаем, как космическая бездна и внутренность черных дыр. Один человек чувствует себя гораздо более одиноким, если вокруг него существует много безразличных к нему людей. Все человечество одиноко в космическом, в колоссальном масштабе, когда существуют иные разумы, непостижимые и бесконечно далекие.


Такие романы, как «Солярис», невозможно трактовать однозначно.


И все же он примерно об этом. О людях, о силе разума, призраках и космическом одиночестве.


https://сабскрайб (subscribe) точка ру/group/eruditsiya-i-tvorchestvo/15143393/

Журнал DARKER. №2 февраль 2018

Показать полностью 1
120

Джеймс Камбиас: "Тёмное море"

Джеймс Камбиас: "Тёмное море" Книги, Обзор книг, Научная фантастика, Длиннопост

Вот такой неприметный роман, с какой-то странной обложкой от совсем неизвестного у нас автора, которого на русский почти не переводят. А между тем, все очень интересно. Сам автор историк и философ, пишет сценарии для ролевых игр, занимается хозяйством и много думает. Нет у него ни закосов под массовую аудиторию, ни каких-то перегибов. Нет и остросюжетного триллера с кучей штампов, как их клепают в этом сша.
Вот он на видео, справа:
https://www.youtube.com/watch?v=-0rhOQo220g

Не стал бы я писать пост, не будь другого романа про подледных жителей. Штерн "Ледяная скорлупа", про который написали кучу раз и который я пытался читать и не осилил. Штерн описывает всем известные эксперименты времен первых открытий и делает это слово в слово, а когда у него что-то из-за водного окружения не ладится, он или делает простую замену, или забивает. И это вот нахваливают, что мол твердый нф и все дела. А как по мне, так безвкусная такая фиговина.

Другое дело тут. Есть инопланетный разум и он вообще чужой, у этого народа есть свои ученые и никаких им поблажек. Извольте развиваться в темном мире, с нехваткой органики, полным отсутствием металлов, жутким холодом, да еще и без глаз. Ильматариане подумывают, что там может быть за льдом, например, но в отличии от штерновских европиан, полагают, что если что где и есть, то всяко под землей, откуда идет тепло и куда есть тоннели. Вполне логично, как и все остальное в этой книге. Есть там еще и люди, которые ведут себя ну прям как люди. А вот третьи, те совсем по другому не такие, от чего у них странные привычки, извращенный социум и стремление делать странные вещи.

Под водой сталкиваются три совершенно разные культуры, из-за чего все и вертится. Со всех трех сторон ученые, лучшие из лучших, увлеченные и самоотверженные. И друг друга они отчаянно не понимают, потому что слишком уж разные. И потому, что находятся под давлением собственной культурно-социальной среды. Столкновение происходит безо всяких стеснения и скидок на нежные чувства читателя, что очень радует. В общем, суровый хардкор от доброго такого дядьки. За многих стыдно (да за всех), но поступки персонажей по честному последовательные и очень логичные.

Есть там момент, что Ильматариане называют друг друга по внешним признакам: Широкохвост, например. Сначала я подумал, что автор схалявил, зрения ведь и них нет, есть эхолокация и возможность потрогать усиками, если подойти вплотную. Но потом дошло, что необычно широких хвост как раз и виден из общих очертаний, которые дает эхолокация.

https://fantlab.ru/work226158
https://fantlab.ru/work59742

Показать полностью
29

Фред Хойл, «Чёрное облако» (1957)

Фред Хойл, «Чёрное облако» (1957) Фантастика, Научная фантастика, Sci-Fi, Английская литература, Астрономия, Политика, Обзор книг, Длиннопост

В предыдущем обзоре на "Задачу трёх тел" множество самых разных событий произошли от того, что к Земле медленно, но верно приближались гигантские боевые корабли цивилизации Альфы Центавра. А вот в повести Фреда Хойла виновником беспорядков, катастроф и бед становится обнаруженное американским астрономом гигантское газовое облако.

Фред Хойл, «Чёрное облако» (1957) Фантастика, Научная фантастика, Sci-Fi, Английская литература, Астрономия, Политика, Обзор книг, Длиннопост
Фред Хойл, «Чёрное облако» (1957) Фантастика, Научная фантастика, Sci-Fi, Английская литература, Астрономия, Политика, Обзор книг, Длиннопост

Не знаю заинтересовались вы или нет, но, чтоб привлечь внимание, скажу, что "Чёрное облако" - это научная фантастика от профессионального астронома и космолога, члена Лондонского королевского общества и иностранного члена Национальной академии наук США! По моему, неплохой набор заслуг и титулов, чтобы вы не прошли мимо? Потому что фантастика от такого человека должна, просто обязана быть оригинальной и сильной. Наверное.


Прежде всего роман разочарует тех, кто уважает SciFi, совмещенный с мощной психологической драмой. Потому что ничего подобного здесь нет, да и быть не может. Посвятивший свою жизнь профессиональной астрономии явно писал в расчёте на поклонников строгой научной фантастики с минимальной нагрузкой из задушевных драм и чувственных переживаний.


А вот кого книга, действительно, может оттолкнуть, так это читателей, которые по возможности выбирают себе литературу, в том числе и фантастического жанра без политики на первом плане. Если вы уходите в книгу, чтобы так или иначе отдохнуть от больших и малых голословных и подковерных баталий, "Чёрное облако" наверняка не встанет в ряд ваших любимых книг. Стоит вам только прочитать завязку, как политика решительно заявит о своих амбициях! Потом, конечно, политика отступит, но лишь затем, чтоб контратаковать позиции науки в борьбе за внимание читателя, чтобы, в конце концов, в развязке случилась каша из взаимных обвинений и угроз.


В общем, всё плохо, но это на самом деле полбеды, потому что я не против повествования без лишних драм, если речь идёт о научной фантастике, да и политизированность хоть и раздражала, но не до такой степени, чтоб вносить "Чёрное облако" Хойла в чёрный список.


Настоящим испытанием на терпение стала авторская манера рассказа, в котором сухой язык науки сочетается с высокопарной витиеватостью. На одной странице словесные узоры придают "Чёрному облаку" изысканность и это замечательно, но только до поры и до времени. Потому что хорошего и прекрасного должно быть в меру. В противном случае получается обратный результат, в котором изысканность превращает серьёзную драму чуть ли не в гротескную сатиру. По крайней мере, мне так кажется.


И, чтобы уж закончить с краткой выжимкой моих эмоций, скажу, что автору, действительно, удалось развить сюжет, создать напряжение, пусть и в краткой, популярной форме, но обговорить с читателем физику, химию и биологию множества процессов и явлений связанных с влиянием облака на самочувствие голубой планеты и человеческую суету. Вот только состоялся роман во многом за счёт сознательного ухода автора от пары очевиднейших ходов, с которыми книга могла бы стать намного более логичной и реалистичной.


Нехороший получается отзыв, потому что учёные должны критиковать обывателей, а не наоборот. Но я ничего не могу с собой поделать и поэтому приглашаю набрать в грудь воздуха и нырнуть в мои многобукв, чтоб я мог подробно пояснить за что и почему имею наглость критиковать творчество достопочтенного джентльмена.


Апокалипсис по версии британских учёных.


Читали когда-нибудь "Свидание с Рамой" Артура Кларка? Вам не показалось, что книга получилась по сути не научно-фантастической драмой, а обернутым в оболочку художественной литературы своеобразным исследованием сложнейшей, но теоретически возможной инженерной конструкции гигантского космического ковчега цилиндрической формы? И пусть я не могу назвать созданных Кларком персонажей картонными, всё равно мне кажется, что по большому счёту они существуют и действуют в качестве функций. Функций, позволяющих читателю и так, и сяк исследовать конструкцию и возможности Рамы вместе с автором. И нет, это не отрицательная характеристика романа. Потому что в своё время мне посчастливилось открыть для себя "Свидание с Рамой", когда я как раз искал строгую научную фантастику про космос. Проще говоря, книга оказалась в нужном месте в нужный час и поэтому не просто понравилась, а очень понравилась!


Вот и у Хойла получается тоже самое. Только разговор на этот раз не о возможности реализации фантастического технического проекта в металле, а об одном астрономическом явлении и возможных катастрофах, которые могут произойти от воздействия явления на орбиту, магнитное поле, атмосферу, океаны, биосферу нашей планеты и человечество.

Фред Хойл, «Чёрное облако» (1957) Фантастика, Научная фантастика, Sci-Fi, Английская литература, Астрономия, Политика, Обзор книг, Длиннопост

Суховато я выражаюсь, верно? Но и автор определённо и точно не романтик, а "Чёрное облако" - это ни что иное, как обсуждение группой учёных сначала одной, затем другой и потом третьей связанной с облаком проблемы. События развиваются, но служат исключительно фоном и масштабной декорацией для астрономического диспута, в котором помимо слов есть несколько формул и упрощенных специально для читателя схем траекторий, по которым феномен может сближаться с третьей планетой от Солнца.


Расстояние 21,3 а. е. — это приблизительно 3*1014 см. Время, нужное для того, чтобы преодолеть это расстояние при скорости 70 км/сек: 3*1014/7*106 =4.3*107 секунд = 1.4 года = приблизительно 17 месяцев.

Фред Хойл, «Чёрное облако» (1957) Фантастика, Научная фантастика, Sci-Fi, Английская литература, Астрономия, Политика, Обзор книг, Длиннопост

Очевидно, что мы имеем: а = d / D

Продифференцируем это уравнение по t, и получим: da / dt = — (d / D2) / (dD / dt)

V = — dD / dt, так что можно записать: da / = (d / D2) V

Но D / V = Т, и мы можем избавиться от V, перейдя к da / dt = d / DТ

Покончив с диспутом об аномалии из дальних далей, Фред Хойл осматривается по сторонам, чтобы во всех подробностях нарисовать перед нами картину своей версии апокалипсиса. Сюжет начинает включать форсаж, происходит самое настоящее чёрт те что, а мы тем временем участвуем в мозговом штурме плечом к плечу с величайшими умами планеты, то есть Великобритании и США с дополнением в виде одного астронома из Советского Союза.


Запертые волей правительства и обстоятельств в специально оборудованном и защищённом научном городке, они вычисляют возможные масштабы бедствий, строят теории, чтобы высшие должностные лица Великобритании вместе с коллегами из прочих стран первого мира имели общее представление об угрозах и хоть какие-то направляющие для контроля ситуации.

Фред Хойл, «Чёрное облако» (1957) Фантастика, Научная фантастика, Sci-Fi, Английская литература, Астрономия, Политика, Обзор книг, Длиннопост

А, действительно, как быстро газовое облако сможет добраться до Земли? Какого оно размера? Пролетит оно мимо нашей планеты, заденет атмосферу по касательной или целиком поглотит собой наш мир? Уцелеет ли от такого удара атмосфера? Изжаримся мы или замерзнем? Пропитается всё вокруг радиацией или всё-таки пронесет чаша сия? Что будет с лесами, полями и хрупким разумом человека, когда голубое небо застелет тьма? И что будет потом, когда вместо ночи и дня останется только пугающий красный сумрак? И, если планета окажется поглощена облаком, то сколько времени будет продолжаться такой контакт? День, неделю, месяц, год, десять лет или даже век, а то и вечность?


Венец творения был поставлен на колени средой, в которой он жил, той самой средой, способностью управлять которой он гордился последние пятьдесят лет.

Оно, конечно, хорошо, только выходит так, словно автор получил минимальное вдохновение от музы, чтобы книга походила на научную фантастику, но на самом деле писал привычную для себя научно-популярную публицистику. Для одного человека такой подход будет в самый раз, для другого роман окажется иссушенной, безжизненной пустыней с персонажами без души и харизмы. Если что, я стою примерно посередине, потому что я всё-таки получил удовольствие от научной составляющей, но в тоже время не могу отрицать попыток Хойла пройти по границе меж двух жанров. И вы уж сами решайте приобрела книга от такого расклада или первый блин у мистера Хойла вышел пусть и отчасти, но комом.


Разговор британцев с облаками, то есть с облаком.


А вот теперь я должен совершить страшное преступление, раскрыв один из основных сюжетных поворотов. Всё дело в том, что безличная стихия оказалось разумной! И не просто разумной, но способной на осмысленный, плодотворный и продуктивный диалог! На кой чёрт я убил здоровую часть интриги? Каюсь и прошу прощения, но я не мог иначе, потому что должен, просто обязан, опустив детали, предупредить каким вышел контакт представителей человечества с неожиданной и поразительной формой внеземного разума.


Читали когда-нибудь "Создатель звёзд" другого британского фантаста Олафа Стэплдона? Если вкратце, роман представляет собой оригинальный, смелый, амбициозный и невероятный по своим масштабам обзор истории даже не человечества, а всех разумных существ вселенной, а также параллельных миров на тысячи, миллионы и миллиарды лет тому вперёд! Книга, не побоюсь того слова, великолепна! Вернее, была бы великолепна, если бы не авторский стиль, раздражающий в том числе бесконечными повторением всевозможных форм слова "ум". Что же здесь плохого? Не знаю, может быть, то, что роман смешивает в одно научную фантастику с эзотерикой и поэтому читатель вынужден снова и снова, на каждой странице и почти во всех абзацах натыкаться на рассуждения об умственном прогрессе, слиянии умов и величии ума, способного возвыситься над бренным миром, чтобы узреть за гранью мироздания Создателя звёзд!

Фред Хойл, «Чёрное облако» (1957) Фантастика, Научная фантастика, Sci-Fi, Английская литература, Астрономия, Политика, Обзор книг, Длиннопост

Не знаю преувеличиваю я или нет, но в своё время я не мог отделаться от созданного воображением образа британского денди, который за завтраком сделал для себя великое открытие о том, что смысл жизни вовсе не в золоте и славе, а в развитии интеллекта, поддержке таланта и сохранении высоких моральных устоев во имя мира во всём мире. И как только открытие случилось, денди пошёл в гости к друзьям, чтобы рассказать об озарении, смакуя новые для себя слова под аккомпанемент аккуратных постукиваний элегантной и изящной тросточкой по полу. Уф!


А какая здесь связь с "Чёрным облаком"? Да просто у Хойла пусть и иначе, но всё тоже самое! Сначала мы получаем научную фантастику, затем книга превращается в роман-катастрофу в оболочке из научных рассуждений и пояснений, а потом британских учёных озаряет! Ставший главным героем романа профессор астрономии Крис Кингсли находит поистине сенсационный ответ на загадку из череды таинственных аномалий! Обсудив великое открытие меж собой, учёные решают обучить пришельца английскому языку посредством британской энциклопедии.


Невозможно было без улыбки слышать, как Облако говорит, слегка раскатывая «р», в несколько медлительной манере жителя западных графств Англии, как оно узнаваемо комично коверкает некоторые слова. Отныне Облако именовалось не иначе, как Джо.

Ученик, естественно, оказался способным и вскоре заговорил со своими учителями языком истинных британских джентльменов со всеми, подобающими такому статусу оборотами речи. Оборотами, при которых в глазах так и встаёт картина интеллектуальной дискуссии между господами в элегантных сюртуках. Где-то за кадром эти господа успели приветствовать друг друга приподнятыми котелками, а вот сейчас пьют чай с молоком, обсуждая потенциал великих открытий.


Я понимаю, что Англия - консервативная страна, но всё равно создаётся впечатление словно книга написана не в пятидесятых годах двадцатого века, а где-нибудь в начале двадцатого, когда джентльмены размышляли о полётах из пушки на Луну и на воздушных шарах по течениям вселенского эфира, потому что на другом конце сих космических трасс их без сомнения ожидали другие джентльмены.


Вечная битва между жаждой власти сильных мира сего и свободным духом образованного человека.


Каким образом либеральный посыл связан с космической аномалией, сенсационным контактом с небывалой формой разума и катастрофой планетарных масштабов?


Наверху политики, затем — военные, а действительно умные люди — внизу. В этом отношении нет никакой разницы между нами, древним Римом и ранними цивилизациями Месопотамии.

Вы никогда не задумывались почему и по каким таким причинам учёные снова и снова должны прогибаться под военщину и политиканов? Почему образованный человек должен подчиняться глупым, если не сказать тупым приказам интриганов и солдафонов? С какой стати обладающий обширным багажом знаний талант обязан мыслить и работать в атмосфере ультимативного приказа? Насколько справедливы или наоборот бесчестны попытки властей скрыть от общественных масс то одну, то другую, то третью, волнующую сердце и ум сенсацию? И кто, наконец, должен обладать полнотой власти в чрезвычайной ситуации? Политики, бизнесмены, генералы, да маршалы или всё же доктора наук и профессора, то есть учёные? И наступит ли когда-нибудь день торжества ума, учтивости и свободной мысли над дикой косностью власть имущих?


Зачем нам связываться с людьми, не способными даже в обычных условиях навести порядок в обществе. Они что, издадут закон, который бы запрещал Облаку приближаться к нам и заслонять свет Солнца? Если это в их силах, давайте сотрудничать с ними всеми доступными средствами. А если нет, то зачем, спрашивается, вообще с ними связываться.

Прекрасные вопросы! И я, действительно, хотел бы сейчас сказать красивые слова о жестокой, но благородной схватке идеалов познания с пороками глобального невежества, но не могу. Потому что вместо серьёзных, жизненных рассуждений я получил великое множество умных слов, с помощью которых уважаемый сэр Кингсли окрасил мир вокруг себя в оторванный от реальности контраст белого с чёрным.


В конце концов, дело и вовсе доходит до превращения успевшего пострадать от всех стихий человечества в беспомощного и измученного заложника меж трёх огней. Нейтральное по сути своей облако просто живёт своей жизнью. Правительство с армией пытаются решать проблемы привычным для себя методом грубой силы. А гениальный и уважаемый коллегами профессор астрономии чёрным по белому и открытым текстом говорит о том, что использует свои знания, катастрофические обстоятельства и контакт с облаком, чтобы показать власть имущим кузькину мать! При этом секретарь британского премьера всё равно проникается энтузиазмом сэра Кингсли, потому что никакой он на самом деле не циник и не анархист, а романтик и идеалист!


Всё! Финиш. И при всём уважении нейтральная оценка. Рад бы поставить четыре или даже пять звёзд из пяти, но не могу. Как не могу и опустить оценку до двух или одной-единственной звезды. Простите, но субъективная объективность превыше всего.

Показать полностью 6
554

Два интересных фантастических детектива

Два интересных фантастических детектива Что почитать?, Фантастика, Научная фантастика, Детектив, Отзыв, Рецензия, Обзор книг

Решил рассказать разом о двух фантастических романах, которые несмотря на различия в сеттингах, допущениях, лежащих в основе сюжетов, и историях, имеют ключевое сходство. Оба начинаются просто как детективы в фантастическом антураже, но оказываются чем-то большим, чем кажутся поначалу.

В «Исчезающем мире» правительственный агент Шеннон Мосс должна расследовать жестокое убийство семьи морпеха и попытаться отыскать его исчезнувшую дочь. И вот метод расследования весьма любопытен — благодаря путешествию в будущее, технология которого была создана еще в XX веке. Отправившись на пару десятилетий вперед, героиня может узнать, что в итоге раскопала полиция за годы работы, и основываясь на этой информации в настоящем времени быстро раскрыть дело. Но детективная загадка здесь служит только отправной точкой для более сложной и глубокой истории. Будущее не предопределено, и при каждом путешествии Шеннон и ее коллеги оказываются в разных его вариантах — порой отличия в мелочах, а иногда разительные. Но каждое будущее сулит человечеству неминуемую гибель, и с каждым путешествием конец света оказывается все ближе к современности. Таким образом, начинаясь как детектив, «Исчезнувший мир» на деле оказывается интригующим триллером о грядущем конце света с нетривиальным подходом к теме путешествий во времени.

В «Шести пробуждениях» действие происходит на космическом корабле, который везет колонистов, находящихся в анабиозе, к планете, что станет их новым домом. Весь экипаж состоит из клонов — в романе так называют не просто чьи-то копии, а людей, чьи оригинальные тела умерли, а сознания были перенесены в новые. Роман начинается с того, что все шесть членов экипажа разом пробуждаются без воспоминаний о годах полета и находят свои предыдущие тела со следами насильственной смерти. Конечно, в основе сюжета романа лежит загадка, кто же убийца. Но попутно автор рассказывает о прошлом героев в многочисленных флэшбеках, и через них автор достаточно убедительно показывает какие возможности и проблемы ждут человечество, если появятся технологии, позволяющие переносить сознания в клонированные тела, почти до бесконечности продляя срок жизни человека.

172

С. Лем и литературный трип

Помню попалась мне книга Станислава Лема "Рассказы о пилоте Пирксе". Первая глава не особо впечатлила, но вторая дала топки так, что до сих пор хорошо помню свои впечатления и внутренние метания. Я не мог поверить, что с человеком может быть то же, что происходило с героем в главе "Условный рефлекс". Испытание в "ванной" для меня является самым триповым в литературе( а ведь подростком я бывал в разных состояниях).


(Ниже небольшой фрагмент, может быть кого то заинтересует рассказ)



...Это было просторное помещение с бассейном, полным воды. Испытуемый – на студенческом жаргоне «пациент» – раздевался и погружался в воду, которую нагревали до тех пор, пока он не переставал ощущать ее температуру. Это было индивидуально: для одних вода «переставала существовать» при двадцати девяти градусах, для других – лишь после тридцати двух. Но когда юноша, лежавший навзничь в воде, поднимал руку, воду прекращали нагревать и один из ассистентов накладывал ему на лицо парафиновую маску. Затем в воду добавляли какую-то соль (но не цианистый калий, как всерьез уверяли те, кто уже искупался в «сумасшедшей ванне»), – кажется, простую поваренную соль. Ее добавляли до тех пор, пока «пациент» (он же «утопленник») не всплывал так, что тело его свободно держалось в воде, чуть пониже поверхности. Только металлические трубки высовывались наружу, и поэтому он мог свободно дышать. Вот, собственно, и все. На языке ученых этот опыт назывался «устранение афферентных импульсов». И в самом деле, лишенный зрения, слуха, обоняния, осязания (присутствие воды очень скоро становилось неощутимым), подобно египетской мумии, скрестив руки на груди, «утопленник» покоился в состоянии невесомости. Сколько времени? Сколько мог выдержать.


Как будто ничего особенного. Однако в таких случаях с человеком начинало твориться нечто странное. Конечно, о переживаниях «утопленников» можно было почитать в учебниках по экспериментальной психологии. Но в том-то и дело, что переживания эти были сугубо индивидуальны. Около трети испытуемых не выдерживали не то что шести или пяти, а даже и трех часов. И все же игра стоила свеч, так как направление на преддипломную практику зависело от оценки за выносливость: занявший первое место получал первоклассную практику, совсем не похожую на малоинтересное, в общем-то даже нудное пребывание на различных околоземных станциях. Невозможно было заранее предсказать, кто из курсантов окажется «железным», а кто сдастся: «ванна» подвергала нешуточному испытанию цельность и твердость характера.


Пиркс начал неплохо, если не считать того, что он без всякой нужды втянул голову под воду еще до того, как ассистент наложил ему маску; при этом он глотнул добрую порцию воды и получил возможность убедиться, что это самая обыкновенная соленая вода.


После того как наложили маску. Пиркс почувствовал легкий шум в ушах. Он находился в абсолютной темноте. Расслабил мускулы, как было предписано, и неподвижно повис в воде. Глаза он не мог открыть, даже если б захотел: мешал парафин, плотно прилегавший к щекам и ко лбу. Сначала зазудело в носу, потом зачесался правый глаз. Сквозь маску, конечно, почесаться было нельзя. О зуде ничего не говорилось в отчетах других «утопленников»; по-видимому, это был его личный вклад в экспериментальную психологию. Совершенно неподвижный, покоился он в воде, которая не согревала и не охлаждала его нагое тело. Через несколько минут он вообще перестал ее ощущать.


Разумеется, Пиркс мог пошевелить ногами или хоть пальцами и убедиться, что они скользкие и мокрые, но он знал, что с потолка за ним наблюдает глаз регистрирующей камеры; за каждое движение начислялись штрафные очки. Вслушавшись в самого себя, он начал вскоре различать тоны собственного сердца, необычно слабые и будто доносящиеся с огромного расстояния. Чувствовал он себя совсем не плохо. Зуд прекратился. Ничто его не стесняло. Альберт так ловко приладил трубки к маске, что Пиркс и забыл о них. Он вообще ничего не ощущал. Но эта пустота становилась тревожащей. Прежде всего он перестал ощущать положение собственного тела, рук, ног. Он еще помнил, в какой позе он лежит, но именно помнил, а не ощущал. Пиркс начал соображать, давно ли он находится под водой, с этим белым парафином на лице. И с удивлением понял, что он, обычно умевший без часов определять время с точностью до одной-двух минут, не имеет ни малейшего представления о том, сколько минут – или, может, десятков минут? – прошло после погружения в «сумасшедшую ванну».


Пока Пиркс удивлялся этому, он обнаружил, что у него уже нет ни туловища, ни головы – вообще ничего. Совсем так, будто его вообще нет. Такое чувство не назовешь приятным. Оно скорее пугало. Пиркс будто растворялся постепенно в этой воде, которую тоже совершенно перестал ощущать. Вот уже и сердца не слышно. Изо всех сил он напрягал слух – безрезультатно. Зато тишина, целиком наполнявшая его, сменилась глухим гулом, непрерывным белым шумом, таким неприятным, что прямо хотелось уши заткнуть. Мелькнула мысль, что прошло, наверное, немало времени и несколько штрафных очков не испортят общей оценки: ему хотелось шевельнуть рукой.


Нечем было шевельнуть: руки исчезли. Он даже не то чтобы испугался – скорее обалдел. Правда, он читал что-то о «потере ощущения тела», но кто мог бы подумать, что дело дойдет до такой крайности?


«По-видимому, так и должно быть, – успокаивал он себя. – Главное – не шевелиться; если хочешь занять хорошее место, надо вытерпеть все это». Эта мысль поддерживала его некоторое время. Сколько? Он не знал.


Потом стало еще хуже.


Темнота, в которой он находился, или, точнее, темнота – он сам, заполнилась слабо мерцающими кругами, плавающими где-то на границе поля зрения, – круги эти даже и не светились, а смутно белели. Он повел глазами, почувствовал это движение и обрадовался. Но странно: после нескольких движений и глаза отказались повиноваться…


Но зрительные и слуховые феномены, эти мерцания, мелькания, шумы и гулы, были лишь безобидным прологом, игрушкой по сравнению с тем, что началось потом.


Он распадался. Уже даже и не тело – о теле и речи не было – оно перестало существовать с незапамятных времен, стало давно прошедшим, чем-то утраченным навсегда. А может, его и не было никогда?


Случается, что придавленная, лишенная притока крови рука отмирает на некоторое время, к ней можно прикоснуться другой, живой и чувствующей рукой, словно к обрубку дерева. Почти каждому знакомо это странное ощущение, неприятное, но, к счастью, быстро проходящее. Но человек при этом остается нормальным, способным ощущать, живым, лишь несколько пальцев или кисть руки омертвели, стали будто посторонней вещью, прикрепленной к его телу. А у Пиркса не осталось ничего, или, вернее, почти ничего, кроме страха.


Он распадался – не на какие-то там отдельные личности, а именно на страхи. Чего Пиркс боялся? Он понятия не имел. Он не жил ни наяву (какая может быть явь без тела?), ни во сне. Ведь не сон же это: он знал, где находится, что с ним делают. Это было нечто третье. И на опьянение абсолютно не похоже.


Он и об этом читал. Это называлось так: «Нарушение деятельности коры головного мозга, вызванное лишением внешних импульсов».


Звучало это не так уж плохо. Но на опыте…


Он был немного здесь, немного там, и все расползалось. Верх, низ, стороны – ничего не осталось. Он силился припомнить, где должен быть потолок. Но что думать о потолке, если нет ни тела, ни глаз?


– Сейчас, – сказал он себе, – наведем порядок. Пространство – размеры – направления…


Слова эти ничего не значили. Он подумал о времени, повторял «время, время», будто жевал комок бумаги. Скопление букв без всякого смысла. Уже не он повторял это слово, а некто другой, чужой, вселившийся в него. Нет, это он вселился в кого-то. И этот кто-то раздувался. Распухал. Становился безграничным. Пиркс бродил по каким-то непонятным недрам, сделался громадным, как шар, стал немыслимым слоноподобным пальцем, он весь был пальцем, но не своим, не настоящим, а каким-то вымышленным, неизвестно откуда взявшимся. Этот палец обособлялся. Он становился чем-то угнетающим, неподвижным, согнутым укоризненно и вместе с тем нелепо, а Пиркс, сознание Пиркса возникало то по одну, то по другую сторону этой глыбы, неестественной, теплой, омерзительной, никакой…

С. Лем и литературный трип Книги, Литература, Станислав Лем, Научная фантастика, Длиннопост
Показать полностью 1
447

Солярис.

13 мая 1972 года, на Каннском кинофестивале состоялась премьера научно-фантастической драмы «Солярис» Андрея Тарковского, снятой по мотивам одноименного романа Станислава Лема. Сюжет о странной планете, оказавшейся «зоной обостренной нравственности», режиссер адаптировал по-своему, использовав в процессе съемок нетривиальные художественные решения.

Солярис. Станислав Лем, Солярис, Фантастика, Фильмы, Книги, Длиннопост, Тарковский

В далеком будущем, когда происходит действие картины "*Солярис*", уровень развития науки и техники позволил людям совершать далекие космические путешествия.


На Солярисе — одной из планет, открытой землянами, была обнаружена необычная форма жизни – почти вся поверхность планеты была покрыта биомассой, своеобразным живым «океаном». Изучение *Соляриса* велось долгие годы, но ни к чему не привело. Люди потеряли интерес к далекой планете, и лишь трое ученых оставались на пришедшей в запустение исследовательской станции – Снаут  (Юри Ярвет), Сарториус (Анатолий Солоницын) и Гибарян (Сос Саркисян).


Вопрос о целесообразности продолжения изучения Соляриса был поднят на заседании Научного совета, и там же стало известно о том, что некоторое время назад со станции стали приходит непонятные сообщения. Кроме того, показания пилота Анри Бертона (Владислав Дворжецкий), побывавшего на Солярисе, давали повод предположить, что «океан» мог обладать разумом.

Для принятия окончательного решения на Солярис был послан психолог *Крис Кельвин* (Донатас Банионис) с заданием изучить ситуацию на месте.


Прибыв на Солярис, Крис узнал, что Гибарян, с которым он был дружен, покончил с собой. Странности в поведении Снаута и Сарториуса удивили гостя с Земли, а вскоре он начал замечать, что на станции, кроме ученых, присутствуют и другие существа. Из путаных объяснений Снаута, Крис сделал вывод, что «океан» каким-то образом материализует воспоминания людей.


Кельвин решил, что Снаут, проведя долгие годы в замкнутом пространстве вдалеке от людей, помутился разумом, однако, через некоторое время убедился в правоте его слов. Однажды к Крису в каюту зашла его возлюбленная Хари (Наталья Бондарчук), которой уже несколько лет не было в живых…

Солярис. Станислав Лем, Солярис, Фантастика, Фильмы, Книги, Длиннопост, Тарковский

Замысел фильма возник у Андрея Тарковского в 1968 году: в заявке на экранизацию он утверждал, что намерен снять киноленту для «широкого массового зрителя». Цензоры с произведением польского фантаста были знакомы постольку-поскольку (этакая сказка о космонавтах и говорящей планете) и дали «добро» на запуск «Соляриса» с бюджетом в один миллион рублей. Так, в 1971 году — спустя пять лет мучительной безработицы — начались съемки одного из самых масштабных проектов режиссера.


Первоначальный сценарий, написанный Тарковским в соавторстве с Фридрихом Горенштейном, не устроил ни «Мосфильм», ни писателя. У первых вопросы были непосредственно от цензурного комитета, и режиссер достаточно быстро внес все необходимые правки. Что касается Станислава Лема, то конфликты с ним по части трактовки произведения прошли через все съемки. По первоначальной версии сценария значительная часть истории разворачивалась на Земле, что противоречило главной идее Лема — отразить сложность космических контактов. Впрочем, финальным вариантом сценария он также остался не удовлетворен: во главу угла Тарковский поставил не космос, науку и «рацио», а нравственность, чувственность и спасительную ностальгию по родине.

Солярис. Станислав Лем, Солярис, Фантастика, Фильмы, Книги, Длиннопост, Тарковский

Исполнителей ролей режиссер искал по принципу максимальной схожести актера и его персонажа, поэтому даже в начальном эпизоде научного симпозиума снялись настоящие иностранцы. Однако, если с поиском главных героев все складывалось удачно (в их числе оказались Донатас Банионис, сыгравший Криса Кельвина, Юри Ярвет (Снаут), Владислав Дворжецкий (Анри Бертон), а также постоянные актеры Тарковского Николай Гринько (Ник Кельвин) и Анатолий Солоницын (Сарториус)), то на роль Хари, занимающей центральное место в повествовании, режиссер долго не мог найти подходящую актрису. Среди претенденток были и муза Бергмана Биби Андерссон, и Анастасия Вертинская, и Алла Демидова, и, наконец, восемнадцатилетняя Наталья Бондарчук, которую Тарковский утвердил лишь со второго раза – после того, как увидел ее в картине Ларисы Шепитько «Ты и я».


К слову, именно из рук Бондарчук, когда та была еще подростком, Андрей получил роман Лема, за которым долгое время стоял «в очереди»...


Однако «Солярис» не из тех лент, которые целиком снимались в павильонах и на выстроенных декорациях. Среди мест съемок — футуристический пейзаж Токио, куда съемочная группа прилетала всего на несколько дней, чтобы снять тоннели скоростных дорог Сюто (сцена проезда Бертона по ночной автостраде - Сюто Андрей Тарковский увидел в буклетах об Олимпиаде 1964 года, проходившей в Японии). Также отдельные сцены сняты в Крыму и Звенигороде, где на берегу реки Руза удалось найти подходящее живописное место для дома главного героя.

Солярис. Станислав Лем, Солярис, Фантастика, Фильмы, Книги, Длиннопост, Тарковский

Стремясь к максимальной достоверности в кадре, Андрей Тарковский ставил перед оператором Вадимом Юсовым и художником картины Михаилом Ромадиным трудновыполнимые задачи. Изначальная сложность состояла в том, что «Солярис» был фильмом одного дубля: из-за дефицитного количества плёнки Kodak к каждому эпизоду приходилось тщательно подготавливаться и снимать его нужно было с первой попытки. Однако съемочной группе удалось запечатлеть на пленке нужную «теплую» фактуру Земли, с которой как будто вступала в конфликт тусклая, более искусственная фактура «Соляриса».


Принципиальная установка режиссера – не отвлекать внимание зрителей специальными «фантастическими» атрибутами – подразумевала, что быт ученых на космической станции должен выглядеть привычным глазу, не экзотичным:

Солярис. Станислав Лем, Солярис, Фантастика, Фильмы, Книги, Длиннопост, Тарковский

Многосложные декорации картины разрабатывались совместно с заводом ВИЛС (Всесоюзный институт легких сплавов) и занимали самый большой павильон студии. Среди них — библиотека, стартовая площадка космического корабля, полукольцо станции, фантастическая зеркальная комната, которую Тарковский все-таки вырезал из-за несоответствия общей стилистике фильма. Ракету для «Соляриса» позаимствовали с военного полигона, а её дизайн доработали в духе художников-супрематистов. «Взлет» ракеты обеспечивался подъемом на тросах вручную.


Масштаб декораций особенно впечатлил японского режиссера Акиру Куросаву, впервые приехавшего в СССР:


Океан — главный спецэффект «Соляриса» — был создан с помощью комбинированной съемки, но съемочной группе пришлось добиваться микроскопической фактурности предметов. По словам Юсова, Океан был «намешан» в тазу на столе: после долгого поиска нужных химических ингредиентов, которые бы обеспечили нужный цвет и «текстуру», остановились на смеси алюминиевых опилок с соляной кислотой.


Звучит эта загадочная субстанция благодаря саунд-дизайну композитора Эдуарда Артемьева, одного из пионеров и признанного лидера советской электронной музыки, которого Андрей Тарковский специально пригласил для музыкального оформления киноленты. «Звуковую массу» картины поделили на природные шумы Земли и полифонию космического мира, которую составляли оркестровая музыка, хор, колокола и синтезаторная музыка.


В то же время главным лейтмотивом «Соляриса» стала фа-минорная хоральная прелюдия Иоганна Себастьяна Баха, обработанная Артемьевым. Задача каждого нестандартного звукового решения — усилить нужный смысловой оттенок эпизода.


https://www.soyuz.ru/articles/710

https://www.vokrug.tv/product/show/solyaris/

Показать полностью 4
267

Питер Уоттс, "Ложная слепота" (2006)

Питер Уоттс, "Ложная слепота" (2006) Драма, Фантастика, Научная фантастика, Питер Уоттс, Обзор книг, Длиннопост

Очень и очень неоднозначная книга! Читал я повести и романы со скучной или даже неприятной завязкой, но затем текст становился интересным и мыслей бросить чтение уже не возникало. Бывало так, что книга проседала где-то посередине, но до того и после всё было на уровне. Случалось, что книга словно делилась пополам и, если до экватора читать было интересно, то потом уже рождалась скука. Всякое было, но подобного "Ложной слепоте" я еще не встречал!


Если бы кто-то взялся построить график моей заинтересованности историей Питера Уоттса, то получилась бы не равномерная синусоида, а самая настоящая кардиограмма :) Меня буквально кидало из стороны в сторону, от смертной скуки с досадой к живейшему интересу с желанием всенепременно продолжать, чтобы узнать чем дело кончилось и тем самым оценить произведение во всей полноте.


Если говорить о жанровой принадлежности, "Ложная слепота" - это социальная фантастика и концептуальная фантастика контакта в одном флаконе. Жил был во второй половине двадцать первого века страдающий от эпилепсии мальчик Сири Китон. Консультации его родителей с врачами закончились для него тем, что ему удалили одно из полушарий мозга, заполнив освободившееся пространство передовыми достижениями траснгуманизма. Каким бы радикальным не был метод Сири, действительно, исцелился, но побочным эффектом стала практически полная эмоциональная атрофия. Мальчик потерял естественную для прочих возможность сочувствовать, любить и злиться. Всё, что ему оставалось - это наблюдать за другими, анализировать и затем имитировать эмоции.


Впрочем, окружающее Сири Китона общество тоже не было образчиком социального здоровья. Развитие технологий вышло боком. Повседневная жизнь людей завязла в усовершенствованном потомке современного интернета. Среди обычных людей ходило множество синтетов, напичканных теми или иными имплантами. Плохие воспоминания корректировались и удалялись специалистами. Люди всё чаще и чаще отказывались решать проблемы внутри семьи, возносясь в коллективный разум виртуальной реальности, сотворённые не Богом, а человеком Небеса.


В такой безрадостной обстановочке в один из дней планету Земля окружает сфера из 65536 инопланетных зондов. Вспыхнув разом во всех диапазонах электромагнитного спектра, послав явно несущий информацию, но в тоже время и не поддавшийся расшифровке сигнал, они сгорели в атмосфере, заставив уткнувшееся во всевозможные экранчики человечество задуматься о первом контакте с неведомым. Вскоре к обнаруженному на границах Солнечной системы аномальному объекту был послан космический корабль "Тезей". Его команде состоящей из уже знакомого нам наблюдателя-хрониста Сири Китона, биолога Исаака Шпинделя, лингвиста-шизофреника с четырьмя личностями в одном черепе, майора Аманды Бейтс с непростым прошлым и командующего над ними, возрождённого генной инженерией из окаменелостей вампиром Юкки Сарасти предстоит вступить в контакт или же любой ценой остановить врага на дальних подступах.


Отрывки истории упадка человечества и попыток Сири не анализировать движения тел и мимических мышц окружающих, а действительно понять их, посочувствовать и даже полюбить сменяются описанием попыток контакта с формой жизни лишённой сознания, но тем не менее обладающей интеллектом и возможностями на порядок превосходящими человеческие.

Питер Уоттс, "Ложная слепота" (2006) Драма, Фантастика, Научная фантастика, Питер Уоттс, Обзор книг, Длиннопост
Питер Уоттс, "Ложная слепота" (2006) Драма, Фантастика, Научная фантастика, Питер Уоттс, Обзор книг, Длиннопост

И, если заложенные в социальную фантастику идеи в общем не уникальны, то реализованное автором внеземное и постепенное понимание его сути командой "Тезея" - это нечто, способное завести шарики в голове читателя за ролики, а затем задуматься о многом, а, может быть, и возмутиться. Всё же какими бы широкими не были бы взгляды человека ему всё равно свойственно гордиться самосознанием, статусом личности со свободной волей и воспринимать как должное, естественное, неотъемлемое и истинное полученные через выпестованные эволюцией органы чувств. Насколько в действительности личность - раб своей физиологии? И права ли логика, утверждающая развитие вселенной от энергии к материи, затем к бессознательному механизму инстинкта и, наконец, к осознающему себя разуму? Или же в масштабах вселенной сознание личности - это всего лишь случайная и на самом деле неэффективная мутация, несомненно способная на многое, но всё же обречённая уступить место в грядущем дне безличному интеллектуалу, развитию которого нет и не может быть пределов?


Смело! Оригинально! Мощно! Но ей-богу крепкий орешек, не для всех.

Показать полностью 2
208

Артур Кларк, "Свидание с Рамой" (1973)

Артур Кларк, "Свидание с Рамой" (1973) Фантастика, Научная фантастика, Артур Кларк, Английская литература, Обзор книг, Длиннопост

Прежде, чем взяться за эту книгу, я, скажем так, "надкусил" два других научно-фантастических сюжета. Всё дело в том, что я хотел почитать не просто какую-нибудь фантастику, а что-то вполне определенное как в плане сюжета, так и стиля.


Пусть мне и понравился "Посольский город" Чайны Мьевилля, душа всё равно требовала самую что ни на есть твёрдую научную фантастику, через текст которой чувствовался бы серьёзный автор, чей замысел намерен привлечь читателя не пафосом размером со вселенную и выходящими за рамки фантастики причудами, а взглядом учёного на нечто почти невозможное и в тоже время более или менее правдоподобное. Привлеченный кое-чем в синопсисе первой книги я с первых же страниц понял, что она вообще не о том, о чём я подумал. Да, так бывает. Со второй книгой повезло больше. Никакого недопонимания между мной и описанием от издательства не возникло, но вместе с желанными сюжетными ходами автор выдал нечто совсем из иной оперы, то есть жанра. Нечто показалось мне настолько чужеродным и лишним, что я вздохнул, покачал головой и снова пустился на поиски.


Когда я третий раз закинул невод, результат поиска заставил меня хлопнуть себя по лбу! Зачем, спрашивается, я искал желаемое в фантастике последних десятилетий, когда достаточно было вспомнить заслуженное старое, то есть классику!


Откровенно говоря, "Свидание с Рамой" стало для меня самым настоящим глотком свежего воздуха и бальзамом на душу. Почему так? Потому что за последние несколько лет я смотрел и читал достаточно фантастики, которая могла бы быть по-настоящему захватывающей или, по крайней мере, неплохой, если бы сценаристы не заставляли бы профессионалов в кадре вести себя подобно необразованному обывателю, которому выпало либо страдать склерозом, либо с незамутнённой наивностью на каждом шагу и из каждого угла ждать удивительного и зрелищного. Особенно меня поймёт тот, кто смотрел "Прометей" сэра Ридли Скотта и поминутно ронял лицо в ладони :)


Может быть, реальные космонавты, инженеры и биологи найдут ошибки в действиях оказавшегося в момент принятия решения политиками ближе всех к загадочному, гигантскому и пугающему цилиндру названного Рамой и потому посланного на его исследование экипажа корабля "Эндевор" под командованием капитана Нортона, но я не испытал ничего, кроме удовольствия, наблюдая от страницы к странице за работой пребывающих в здравом уме и твёрдой памяти, разумных и ответственных людей.


Если астронавты что-то и задумывали, то перед тем, как приступить к делу, они всё планировали, взвешивали риски, принимая необходимые меры предосторожности. Если же ходу действия сам капитан или кто-то из его подчинённых всё-таки подвергал свою жизнь большей или меньшей опасности, автор тут же пояснял почему здесь и сейчас персонаж посчитал риск приемлемым. Иногда, по современным меркам было скучновато. Но в паре-тройке сцен сэр Артур Кларк как будто даже подчеркивал то, что исследования неизвестного - это не увлекательный аттракцион, на каждом шагу впечатляющий непрерывными волнующими открытиями и красотами, а серьёзная, порой даже нудная и, естественно, чреватая опасностями работа, требующая ясной головы и развитой силы воли.


Примерно после половины или скорее двух третей текста сюжет начинает набирать обороты, казавшийся до того покинутым и мёртвым Рама преподносит один сюрприз за другим, а взволнованные политики предпринимают крайние меры. В конце концов, кажется, что всё закончится либо встречей команды Нортона с хозяевами Рамы, либо трагедией, либо второе самым безжалостным образом перечеркнёт едва случившееся первое. Но "Свидание с Рамой" - это не фантастика контакта. И во время чтения, и по завершению книги меня не покидало ощущение, будто в один из дней Артур Кларк участвовал в дискурсе с инженерами и биологами, обсуждавшими принципиальную возможность создания гигантского корабля-ковчега с собственной гравитацией и экосистемой. Результатом дискурса для Кларка, как фантаста стало написание "Свидание с Рамой", на страницах которого посредством команды астронавтов теоретический проект многокилометрового, напичканного сложнейшей, оберегающей бесценные жизни пассажиров техникой сооружения как бы исследовался изнутри, с завлекающей читателя поправкой на создание конструкции существами иной анатомии.

Артур Кларк, "Свидание с Рамой" (1973) Фантастика, Научная фантастика, Артур Кларк, Английская литература, Обзор книг, Длиннопост
Артур Кларк, "Свидание с Рамой" (1973) Фантастика, Научная фантастика, Артур Кларк, Английская литература, Обзор книг, Длиннопост
Артур Кларк, "Свидание с Рамой" (1973) Фантастика, Научная фантастика, Артур Кларк, Английская литература, Обзор книг, Длиннопост

В принципе, наверное, роман можно критиковать за то, что прогулка команды капитана Нортона по Раме дала множество открытий и в тоже время позволила прикоснуться лишь к самому краешку тайны залетевшего в Солнечную систему циклопического корабля. Читатель всё-таки узнаёт кое-что о раманах, но по большому счету основные вопросы остаются без ответа. Изнутри сюжета это не считается провалом миссии в силу ограниченных по независящим от исследователей причинам сроков пребывания в исполинском цилиндре. Извне же отсутствие ответов откуда и куда, почему и зачем летел названный именем аватары верховного индуистского божества, управляемый то ли живым, то ли механическим разумом, невероятный, защищённый сотнями метров неведомых сплавов маленький и в тоже время огромный мир - это одновременно и досадный облом, и несомненное достоинство книги!


Один из величайших физиков минувшего двадцатого века Альберт Эйнштейн говорил, что ощущение тайны - это самое прекрасное и глубокое переживание, выпадающее на долю человека. Я его отлично понимаю и поэтому скорее всего не буду читать продолжающие сюжет, написанные Артуром Кларком в соавторстве с Джентри Ли "Рама II", "Сады Рамы" и "Рама явленный". Целых три книги хоть и проясняющие часть загадок, но в тоже время запросто способных испортить удовольствие от прочтения вполне самодостаточной первой.

Показать полностью 3
70

Научная фантастика. Премия "Ретро-Хьюго".

Научная фантастика. Премия "Хьюго". 1950е

Научная фантастика. Премия "Хьюго". 1960е

Научная фантастика. Премия "Хьюго". 1970е

Научная фантастика. Премия "Хьюго". 1980е

Научная фантастика. Премия "Хьюго". 1990е

Научная фантастика. Премия "Хьюго". 2000е
Научная фантастика. Премия "Хьюго". 2010е


«Ретро-Хьюго»

Начиная с 1996 года на конвенте «Worldcon» появилась так называемая премия «Ретро-Хьюго», которая присуждается спустя 50, 75 и 100 лет при условии, что произведение ранее не было награждено. На данный момент «Ретро-Хьюго» вручались пять раз для романов 1939, 1941, 1946, 1951 и 1954 годов. Таки образом каждая награда была вручена 50 или 75 лет спустя оригинального конвента.


Меч в камне 1939 (2014) Теренс Уайт

Средневековье.

Волею судьбы обычный мальчишка Варт встречает волшебника Мерлина, даже не представляя, что вскоре ему (не без помощи этого волшебника) предстоит побывать в роли гуся, рыбы, сокола и муравья, а также выдернуть легендарный Меч из камня...


Слэн 1941 (2016)  Альфред Ван Вогт

Люди ненавидят, боятся и преследуют слэнов. И убивают их. Как можно спокойно жить рядом с существами, порожденными машиной, которые умеют читать мысли!

Ну, а если слэны не порождение бездушного механизма, а следующий виток в эволюции человечества?...

Основание и Империя 1946 (1996) Айзек Азимов

…Империя с высочайшим уровнем цивилизации. Ее влияние и власть распространены на десятки миллионов звездных систем Галактики. Ничто не предрекает ее краха в обозримом будущем…И вот однажды психоисторик Хари Сэлдон, создав математическую модель Империи, производит расчеты, которые неопровержимо доказывают, что через 500 лет Империя рухнет…Великий распад будет продолжаться 30 тысяч лет и сопровождаться периодом застоя и варварства. Однако Сэлдон создает План, в соответствии с которым появление новой Империи наступит всего через 1000 лет. Для этого на противоположных концах Галактики должны быть созданы два Основания. Основания — системы планет со своим населением, группами ученых, которые должны сохранить и умножить Знания. На одном Основании сконцентрируются естественные науки, в первую очередь — физика. Второе Основание должно дать миру психологов, готовых взять в свои руки управление новой Галактической Империей. И если первое Основание известно всей Галактике, то второе создается в строжайшей тайне.…Проходят века. Рождаются новые королевства. Звездные системы освобождаются от влияния Империи. С переменным успехом происходят схватки между войсками прогнившей Империи и Основания. Постепенно растет влияние Основания. И вот последняя битва между темными силами Империи и воинами Основания…


Небесный фермер 1951 (2001) Роберт Хайнлайн


Повествует о жизни подростка среди колонистов Ганимеда, первопроходцев космоса, осваивающих этот не слишком гостеприимный спутник Юпитера.


Рэй Бредберри 1954 (2004)  Рэй Брэдбери


Пожарные, которые разжигают пожары, книги, которые запрещено читать, и люди, которые уже почти перестали быть людьми… Роман Рэя Брэдбери «451° по Фаренгейту» — это классика научной фантастики.

Показать полностью
335

Станислав Лем. " Рассказы о пилоте Пирксе"

Станислав Лем. " Рассказы о пилоте Пирксе" Что почитать?, Длиннопост, Рецензия, Научная фантастика, Станислав Лем

"– Курсант Пиркс!

Голос Ослиного Лужка заставил его очнуться. Он как раз представил себе, что в часовом кармашке старых гражданских брюк, спрятанных на дне шкафа, завалялась двухкроновая монетка. Серебряная, звенящая, забытая. Еще минуту назад он точно знал, что там ничего нет – разве что старая почтовая квитанция,– но постепенно уверил себя, что монета там могла быть, и, когда Ослиный Лужок назвал его имя, он уже в этом не сомневался. Он прямо-таки осязал ее округлость и видел, как она распирает кармашек. Можно сходить в кино, и полкроны еще останется. А если только на хронику, останется полторы; крону он отложил бы, а на остальное сыграл бы на автоматах. А вдруг автомат заест, и он начнет без конца сыпать монеты прямо в протянутую ладонь – только успевай рассовывать по карманам и опять подставлять руку… случилось же такое со Смигой! Он уже сгибался под тяжестью неожиданно привалившего к нему богатства, когда его вызвал Ослиный Лужок.


Преподаватель, заложив, как обычно, руки за спину и опираясь на здоровую ногу, спросил:


– Курсант Пиркс, что бы вы сделали, если бы в патрульном полете встретили инопланетный корабль?


– Я бы приблизился,– проговорил он глухим, почему-то огрубевшим голосом.


Аудитория замерла. Это обещало быть поинтереснее лекции.


– Очень хорошо,– отечески подбодрил его Ослиный Лужок.– И что же дальше?


– Я бы затормозил,– выпалил курсант Пиркc, чувствуя, что вышел далеко за переднюю линию своих познаний. Он лихорадочно искал в опустевшей вдруг голове какие-то параграфы «Поведения в Пространстве». Ему казалось, что он в жизни туда не заглядывал. Он скромно потупил глаза и увидел, что Смига что-то шепчет одними губами. Он угадал подсказку и повторил ее вслух, прежде чем смысл сказанного дошел до него:


– Я бы им представился.


Весь курс застонал от смеха. Даже Ослиный Лужок не смог удержаться. Однако серьезность очень скоро вернулась к нему."


Станислав Лем. " Рассказы о пилоте Пирксе"



"Scanning the surface, looking for shadows, what do you see?"


Keldian. "Kepler and 100 000 Stars"



Сборник, включающий в себя десять рассказов Станислава Лема, который надолго остается в памяти и предоставляет пищи для ума куда больше, нежели некоторые иные произведения данного писателя. В обзор не включен роман "Фиаско" - он более чем заслуживает отдельного разбора.



Сюжет всех коротких новелл невероятно различен, а единственным объединяющим фактором для них является неунывающий отважный герой - курсант, позже - космонавт Пиркс. На своём пути взросления и освоения нелегкой, но необходимой профессии, он пройдет через испытания, которые человечество ещё не знало. Благодаря выработавшемуся чутью, проницательности, отваге, а порой и чистой удаче, он раз за разом совершит то, что оказалось не под силу лучшим из лучших.



Не буду сильно вдаваться в сюжет каждой из зарисовок из непростой жизни межпланетного странника, отмечу лишь, что они весьма разнообразны. Лично мне более всего запомнились следующие рассказы: "Дознание", "Ананке", "Терминус" и "Рассказ Пиркса". Буквально несколько строчек уделю каждому из них.



"Терминус"


Пиркс собирается вылететь на старом корабле для выполнения рядовой миссии и решает обследовать корабль, во избежание несчастных случаев. Во время стандартной проверки систем, он обнаруживает старого сбоящего ремонтного робота, который хранит секрет старой трагедии. И пилоту придется изрядно задуматься над тем, как разгадать всего одну тайну древней конструкции.



"Рассказ Пиркса"


Находясь в космосе, пилот встречает нечто иноземное, пришедшее из глубины времени и бесконечной пустоты межпространства, нечто, что вполне может перевернуть представление мира о вселенной. Но как же донести до всех живущих это удивительное знание при невероятно неудачно сложившихся обстоятельствах?



"Дознание"


Участвуя в экспериментальном полете, Пиркс сталкивается с многочисленными морально-этическими дилеммами во время взаимодействия с новым типом андроида. Следствием этого является трагедия, за которую ему придется отвечать перед Космическим трибуналом.



"Ананке"


Во время посадки на Марсе терпит крушение космический корабль. Пирксу предлагает свою помощь в расследовании данного инцидента. По мере разворачивания истории возникает чрезвычайно спорная теория катастрофы, которую пилоту придется доказать.



Этого героя можно смело называть одним из самых живых персонажей, которые встречаются в книгах Лема, и одним из самых проработанных персонажей вообще, хотя, казалось бы, у нас есть всего несколько смутно связанных друг с другом зарисовок на около-космическую тематику, немного размышлений и действия. Но благодаря ощущениям непроторенных дорог и невероятных открытий автор творит удивительное - кусочки жизни, объединенные одной историей об освоении, преодолении, создании чего-то ошеломительно нового. И, при этом, удивляя всех своим умением сохранить на всем протяжении повествования невероятно отчетливое ощущение титанических усилий, прикладываемых людьми для познания невероятно малой частички материальной вселенной.



Повести расскажут множество фантастического. Здесь читатели могут узнать о сложностях, подстерегающих всех, кто рискнет испытать новейшие технологии в реальных условиях открытого космоса; о трагедиях и подвигах, следующих по пятам непроторенных путей; об истинной приверженности своему делу и неустрашимости пред лицом невозможных случайностей; о страхах и недоверии к чуждым мыслительным процессам, кои ставят достижение странных целей искусственного индивида выше, чем результат для всего остального мира.



Автор в который раз желает увлечь своими нестандартными размышлениями - о месте эмоциональной составляющей в электронных схемах созданного интеллекта; о несовершенных людях, изготавливающих хрупкие стальные оболочки для путешествий в неведомое; о том, что же значит по-настоящему стать пилотом и осознать свою ответственность за создание очередного столпа для фундамента, на котором человечество вознесется к звездам.

Показать полностью
241

Полное «Фиаско»: будущее по Станиславу Лему

Космос для никого.

Полное «Фиаско»: будущее по Станиславу Лему Станислав Лем, Книги, Фантастика, Космическая фантастика, DTF, Научная фантастика, Солярис, Длиннопост

Научная фантастика — один из самых оптимистичных жанров литературы (по крайней мере обычно). Человек совершает великие открытия, путешествует между звёздами, контактирует с внеземным разумом и всегда находит выход даже из самой затруднительной ситуации. Ведь возможности и сила нашего разума безграничны, не так ли? И даже всевозможные антиутопии и пост-апокалипсис в фантастике нам чаще всего демонстрируют как назидание: «Смотрите, они совершили ошибку. Не допускайте такого в реальности, и всё будет хорошо».



Из всей бесконечной плеяды фантастов настоящим пессимизмом выделяются немногие. Одно из самых громких таких имён — Станислав Лем. Его творчество показывает нам, что даже в случае самого разумного и благонамеренного поведения человека, он не застрахован от тех рисков, которые несут в себе новые технологии.

В начале начал

Полное «Фиаско»: будущее по Станиславу Лему Станислав Лем, Книги, Фантастика, Космическая фантастика, DTF, Научная фантастика, Солярис, Длиннопост
Дом во Львове, где писатель жил в ранние годы

Возможно, такому отношению к будущему Лем обязан своей юности. Его молодые годы и первые литературные опыты пришлись на период Второй мировой войны и оккупации Польши. Оказавшись нежданно-негаданно гражданином Советского Союза, молодой Станислав учился в медицинском университете и надеялся сделать успешную карьеру. Будущее тогда, вероятно, ещё не казалось таким мрачным. Но всё изменило вторжение Германии в уже советский Львов: у Лема появились более чем серьезные причины для пессимизма и в жизни, и в творчестве.



Имея еврейские корни, он лишь по счастливой случайности не оказался убит. Но даже сохранив жизнь, он опустился на самое дно того мира, который строили нацисты в оккупированной Европе. Его жизнь была бедна, наполнена грубой чёрной работой. Станислав Лем страдал сам, а также видел страдания и смерть множества других людей, в том числе — всех близких родственников, не сумевших скрыть «расовой неполноценности».

Полное «Фиаско»: будущее по Станиславу Лему Станислав Лем, Книги, Фантастика, Космическая фантастика, DTF, Научная фантастика, Солярис, Длиннопост
Львовское гетто — одно из самых крупных на территории Европы — отделялось от остальных районов лишь колючей проволокой, так что царящие там порядки были у всех на виду

Он видел, как родной город, место, где прошли его счастливые детство и юность, превращается под действием злой воли во что-то совершенно иное. Во что-то чуждое, с непонятными законами, моралью и этикой, в которой евреи, поляки, русские, и множество других социальных групп оказались выведены за скобки «человеческого» — отчуждены от него.



Позднее эта метафора будет тайно или явно появляться во всех его произведениях, от полубиографической ранней «Больницы преображения» до последнего большого труда — «Фиаско». Мысль о том, что человек в любой момент может внезапно «выпасть» за пределы своего привычного окружения и мироощущения, и составило в будущем основной фундамент творчества Лема.

Ранние произведения

Полное «Фиаско»: будущее по Станиславу Лему Станислав Лем, Книги, Фантастика, Космическая фантастика, DTF, Научная фантастика, Солярис, Длиннопост
Первые произведения Лема ещё не так сильно выделялись из общей массы фантастики, но уже имели узнаваемые черты

Чувство обреченности ощущалось уже в ранних относительно оптимистичных произведениях писателя. Первая его повесть — «Человек с Марса» 1946 года, — повествует о попытке войти в контакт с инопланетным существом, чей космический корабль приземлился на севере США. Однако диалог между мирами оказался невозможен. Слишком велика культурная и понятийная пропасть. И лишь огромными усилиями агрессивного пришельца удается нейтрализовать.



Первый полноценный роман «Астронавты» 1951-го также рассказывает о торжестве земного разума над инопланетным. По его сюжету человечество к началу XXI века объединилось, построив коммунистическое общество (надо помнить, что Польша тогда была в соцблоке, и прогнозировать будущее иначе было нельзя), в то время, как враждебно настроенные обитатели Венеры, даже несмотря на более высокий уровень прогресса, мыслили как капиталисты-империалисты. Поэтому, создавая оружие против землян, истребили им сами себя в междоусобных войнах. Остатки их цивилизации исследуют ученые нашей планеты, делая выводы об упадочности такой идеологии.



Всё раннее творчество Лема являло собой такие вот яркие образчики «оптимистической» фантастики: это не удивительно, ведь написана она была в социалистической Польше. А официальный социалистический подход к литературе другого отношения и не предполагал.

Полное «Фиаско»: будущее по Станиславу Лему Станислав Лем, Книги, Фантастика, Космическая фантастика, DTF, Научная фантастика, Солярис, Длиннопост
Иллюстрация к одному из ранних изданий «Магелланова облака». Художник: Л. Дурасов

Однако фирменный стиль писателя ощущался уже на этом этапе. Как бы изобразил такой конфликт иной фантаст? Наверно, там были бы настоящие звёздные войны и батальоны отважных космодесантников, идущих в бой против полчищ венерианских захватчиков. Но у Лема нас ждут только мёртвые руины. А по ним в полном одиночестве скитается группа испуганных исследователей, пытающихся понять назначение странных механизмов и построек уничтожившей себя расы.



Эта тема отчужденности и невозможности контакта с иным разумом стала основной в творчестве Лема, но не единственной. Почти каждое следующее его произведение охватывало в себе сразу несколько основополагающих тем научной фантастики.

Искусственный интеллект и машинная эволюция

Полное «Фиаско»: будущее по Станиславу Лему Станислав Лем, Книги, Фантастика, Космическая фантастика, DTF, Научная фантастика, Солярис, Длиннопост

Начиная с «Формулы Лимфатера» 1961-го Лем неизменно предупреждает человечество о всех тех рисках, что связаны с созданием искусственного интеллекта. Не важно, будут ли это автономные андроиды-синтетики, внешне копирующие людей («Дознание»), вычислительные машины с ИИ («Фиаско») или полноценные машинные цивилизации («Непобедимый»). В любом случае они будут быстрее, сильнее и умнее человека. Но опасно это в первую очередь не тем, что разумные машины обязательно захотят устроить создателям судный день. Это, опять-таки, слишком просто для Лема.



Главную проблему взаимоотношений человека с ИИ он видит в том, что люди, осознавая свою ущербность перед машинами, вынуждены будут пользоваться их услугами — ежедневно и ежечасно.



Представьте дряхлого злобного старика с деменцией, который понукает своих молодых и полных силы детей: втайне он боится, что в какой-то момент дети сбросят это ярмо, а он ничего не сможет с этим поделать. Это его злит, пугает и делает ещё больше жестоким.



Вот таким своеобразным конфликтом «отцов и детей» Лем видит будущие отношения человека с ИИ — вручив искусственному интеллекту однажды наши судьбы, мы уже никогда не сможем избавиться от комплекса неполноценности. А для существ, которые в последние несколько сотен лет развивались, считая себя вершиной эволюции и хозяевами природы, такой удар по самолюбию грозит сломать все культурные и психологические устои.

Космические полёты

Полное «Фиаско»: будущее по Станиславу Лему Станислав Лем, Книги, Фантастика, Космическая фантастика, DTF, Научная фантастика, Солярис, Длиннопост

Если не брать серии вроде «Дневников Ийона Тихого», в которых фантастический антураж — просто декорация для постановки вполне реалистичных и даже бытовых проблем, то полёты человека в космос у Лема — это технически сложное и затратное дело, сопряженное с кучей рисков.



В первую очередь — психологических. Даже в «Магеллановом облаке», самом первом своём произведении на тему межзвёздных путешествий, Лем отвёл на полет к Альфе Центавра несколько лет путешествия. При этом многие из экипажа огромного корабля, люди стойкие физически и духовно, всё равно впадают в апатию и в приступе депрессии хотят разгерметизировать звездолёт — лишь бы только прервать осточертевшее ожидание.



В «Фиаско» полёт от Земли до другой звёздной системы обставлен ещё сложнее. Даже с использованием чёрных дыр путешествие может занять сто лет. И чтобы экипаж протянул столь большой срок, вся кровь в их организмах выкачивается и заменяется искусственным аналогом, который лучше подходит для гибернации человека. Все эти ухищрения Лем вводит в книгу, чтобы показать — человек физически не подходит для освоения космоса. Мы слишком хрупкие.

Гонка вооружений

Полное «Фиаско»: будущее по Станиславу Лему Станислав Лем, Книги, Фантастика, Космическая фантастика, DTF, Научная фантастика, Солярис, Длиннопост

Эволюция оружия тоже всегда была одной из центральных тем научной фантастики. И уже сейчас во многих армиях мира на вооружении стоят самолеты-беспилотники, экзокостюмы для пехоты и прочие uberwaffe, которые в большинстве классических sci-fi-произведениях представлялись уделом далёкого будущего.



В романе с говорящим названием «Мир на Земле» человечество, как это часто бывает у Лема, руководствуясь только самыми разумными и благими намерениями, переносит всю свою военную индустрию на Луну. Это должно уберечь население Земли от опасности развязывания высокотехнологичных войн, но при этом — помочь не утратить технологии и производственные мощности. В ООН даже создаётся секретная спецслужба по контролю за соблюдением этого моратория всеми странами планеты.



Однако на Луне всё идёт не так гладко. Научившись уничтожать друг друга в бесконечных тренировочных конфликтах, боевые системы… нет, не устраивают восстание машин. Это, опять-таки, было бы слишком просто. Самое совершенное оружие землян — запрограммированный нановирус, вырвавшись из секретных лунных лабораторий, просто уничтожает всё высокотехнологичное оборудование, которое хоть как-то может быть использовано в военных целях. Электронику, связь, станки, автомобили и прочие достижения цивилизации.



Ни один человек от этого прямо не пострадал, однако в глобальном смысле человечество оказывается отброшенным в своём развитии на двести лет назад, что неизбежно приведёт к краху экономики, промышленности, сельского хозяйства и множества других отраслей, и в конечном итоге обернётся миллионами смертей.

Социальная инженерия

Исчерпывающе позицию писателя по этому вопросу дают «Возвращение со звёзд» и «Футурологический конгресс». Человеческое общество может быть (и обязательно будет) управляемым — достаточно только воздействовать на участки мозга, отвечающие за нужные эмоции.



В «Конгрессе» мир будущего показан очень мрачным местом, в котором нехватка ресурсов и жуткая перенаселённость поставили человечество на грань вымирания. Однако люди этого не замечают, поскольку находятся в плену химических галлюцинаций и, наоборот, видят общество всеобщего изобилия и благоденствия.

Полное «Фиаско»: будущее по Станиславу Лему Станислав Лем, Книги, Фантастика, Космическая фантастика, DTF, Научная фантастика, Солярис, Длиннопост
Фильм «Конгресс» 2013 года использует некоторые сюжетные мотивы произведения Лема

«Возвращение со звёзд» ставит вопрос немного иначе. Все жители Земли прошли процедуру «бетризации», которая уничтожила в человеке агрессию и злость, но вместе с ними также силу воли, амбиции и желание идти к своей мечте. Получившийся мир оказался очень безопасным и мирным. Но никаких научных прорывов такое человечество уже не сделало бы и к звёздам не полетело.



Реальность, правда, кажется чуть более суровой, чем пессимизм Лема. Человека даже необязательно пичкать галлюциногенами. Порой достаточно лишь грамотной пропаганды.

Контакт с внеземным разумом

Полное «Фиаско»: будущее по Станиславу Лему Станислав Лем, Книги, Фантастика, Космическая фантастика, DTF, Научная фантастика, Солярис, Длиннопост

Начиная с момента, когда человечество осознало саму концепцию существования разумной жизни на поверхности планет, люди страстно мечтали встретить братьев по разуму. В XIX веке учёные всерьёз полагали, что разумные существа могут обитать на Марсе или Венере. Однако развитие науки показало, что это невозможно. После этого поиски перенеслись на внешние планеты Солнечной системы, а потом и за её пределы. Однако даже если разумные инопланетяне поблизости от нас и существуют, то либо не спешат обнаружить себя, либо им нет до нас никакого дела.



Обычно в фантастике долгожданный контакт оборачивается либо войной, либо дружбой до гроба. Но у Лема контакт чаще всего оказывается недоразумением.



В «Непобедимом» машинная цивилизация, с которой сражались люди, — это нечто вроде огромного пчелиного улья из металла и пластика. Она не стремилась специально убить всех людей: просто делала то, что подсказывала самая примитивная программа на уровне инстинкта выживания. Драться с ней — всё равно, что пытаться исхлестать плетью море.



В «Эдеме» земные космонавты оказались инопланетянам попусту безразличны. В «Солярисе» и «Гласе Господа» герои не могут даже до конца понять природу существ или явлений, с которым пытаются контактировать. Ну и в «Фиаско» земляне из самых гуманных и высокоморальных побуждений почти уничтожили разумную цивилизацию, с которой прилетели налаживать дружбу.



Даже на Земле люди разных национальностей или просто разного воспитания и уровня культуры зачастую не могут понять друг друга. Ну не о чем говорить профессору гарвардского университета с докторской степенью по английской словесности и неграмотному индейцу из Полинезии. Что уж тогда говорить о контакте с существами не просто с иной психологией или биологией, но, возможно, даже с иной химической основой жизни.

Что нас ждёт

Полное «Фиаско»: будущее по Станиславу Лему Станислав Лем, Книги, Фантастика, Космическая фантастика, DTF, Научная фантастика, Солярис, Длиннопост

Лем, пожалуй, один из немногих фантастов был человеком XXI века. В то время как даже самые молодые из ныне живущего поколения его читателей — люди века XX. Не потому, что мы глупы, а писатель был семи пядей во лбу, вовсе нет. Просто даже в своих самых смелых фантазиях, которые открывает перед нами фантастика, мы чаще всего мыслим стандартными категориями прошлого или даже позапрошлого века.



Если спросить у обычного человека, каким он видит будущее нашего вида через сто-двести лет, большинство обрисует нечто похоже на «Звёздные войны», «Звёздный путь», ну или, в крайнем случае — на «Бегущего по лезвию» или «1984».



Однако контуры этого будущего мира, которые уже сейчас неясно проступают через пелену времени, очевидно, будут совсем иными. И если большая часть обычной фантастики предпочитает закрывать на это глаза, рисуя приятные и привычные читателю миражи, то Лем с его страшным многолетним экзистенциальным опытом — это фактически Сартр от мира фантастики.



Он будто указывает пальцем на милые привычные глазу иллюзии и повторяет: «Этого не будет, и этого не будет, и вот здесь всё будет совсем по-другому». А перед обескураженным читателем словно из тумана наконец-то начинают проступать реальные очертания будущего, которое он, возможно, ещё успеет застать. Это будет пугающее, непонятное время, когда размоются старые вековые границы между естественным и искусственным, человеком и машиной, правдой и ложью.

Полное «Фиаско»: будущее по Станиславу Лему Станислав Лем, Книги, Фантастика, Космическая фантастика, DTF, Научная фантастика, Солярис, Длиннопост
Иллюстрация к «Солярису». Художник: Доминик Синьоре

Пожалуй, именно поэтому большинство моих знакомых старшего поколения Лема не любят. Некоторые даже не в силах объяснить, почему. Однако и они интуитивно чувствуют этот холодок инаковости, которым веет ото всех его даже самых шутливых и намеренно упрощённых произведений.



Если вы до сих пор не знакомы с его творчеством, но хотите открыть совершенно иной взгляд на проблемы, которые стоят перед человечеством в ближайшую сотню лет, то вам можно искренне позавидовать. Впереди — знакомство с бездонной палитрой концепций, от которых «рвёт крышу» всерьёз и надолго.

Источник

Автор: Сергей Сабуров

Показать полностью 11
179

Отдам научную фантастику в хорошие руки.

Здравствуйте! Отдам три книги в жанре научной фантастики: Станислав Лем "Эдем", "Непобедимый" и Артур Кларк "Лунная пыль". Я не оценил по достоинству это произведения и хотел бы подарить их тому, кто действительно любит и ценит зарубежную научную фантастику. Могу оформить доставку, если потребуется.

Отдам научную фантастику в хорошие руки. Книги, Отдам, Станислав Лем, Артур Кларк, Научная фантастика, Длиннопост
Отдам научную фантастику в хорошие руки. Книги, Отдам, Станислав Лем, Артур Кларк, Научная фантастика, Длиннопост
Показать полностью 2
169

Станислав Лем. "Возвращение со звёзд"

Станислав Лем. "Возвращение со звёзд" Научная фантастика, Что почитать?, Длиннопост, Рецензия, Станислав Лем

"Узкий проход вел в галерею каких-то гротескных – подвижных, даже вертлявых – статуй; коридор широкий, как улица, с приподнятыми краями, гудел от смеха. Что их так веселило? Эти статуи?

Огромные фигуры в лучах протекторов источали густое, как сироп, медовое, рубиновое, насыщенное цветом сияние. Я шел, сощурив глаза. Крутой зеленый коридор, павильончики, пагоды с переброшенными к ним мостиками, полным-полно ресторанчиков, острый, назойливый запах жареного, бренчание стекла, повторяющиеся металлические звуки. Толпа, втянувшая меня сюда, смешалась с другой толпой, потом стало просторней, все садились в открытый настежь вагон, нет, он просто был прозрачный, словно отлитый из стекла, даже сиденья стеклянные и все-таки мягкие. Незаметно для себя я очутился внутри него: мы уже мчались. Вагон летел, люди перекрикивали громкоговоритель, повторявший: «Меридионал, Меридионал, стыки на Спиро, Атэйл, Блэкк, Фросом». Весь вагон словно таял, пронизанный светом; за стенами проносились огненные цветные полосы, параболические арки, белые перроны. «Фортеран, Фортеран, стыки Гале, стыки внешних растов, Макра», – бормотал микрофон. Вагон останавливался и мчался дальше. Удивительное дело: ни торможение, ни ускорение не ощущались, словно инерция была уничтожена. Как же так? Я проверил это на трех очередных остановках, чуть подгибая ноги в коленях. На поворотах тоже ничего. Люди выходили, входили, на передней площадке появилась женщина с собакой – в жизни такого пса не видел. Он был огромный, с шарообразной головой, очень некрасивый, в его светло-карих спокойных глазах отражались уносящиеся назад микроскопические гирлянды огней. РАМБРЕНТ, РАМБРЕНТ. Замелькали синеватые и белесые светящиеся трубки, лестницы, отливающие кристаллическим блеском, черные фонтаны, постепенно блеск застывал, каменея, вагон остановился. Я вышел и растерялся. Над амфитеатром перрона вздымалось многоэтажное знакомое сооружение – все тот же космопорт, другое место того же самого гигантского зала, разделенного крыльями белых плоскостей. Я подошел к краю геометрически правильной чаши перрона – вагон уже отошел – и испытал очередное потрясение: я находился не внизу, как полагал, а, наоборот, очень высоко, этажах в сорока над проносившимися в бездне лентами дорожек, над серебряными палубами мерно двигающихся перронов. В их расщелины вползали продолговатые молчаливые громады, и шеренги люков выбрасывали наружу людей, как будто эти чудовища, эти хромированные рыбины откладывали на перрон на равных расстояниях кучки золотой и черной икры. И над всем этим, далеко, как сквозь дымку, я различал ползущие по невидимой строчке сверкающие буквы:


ГЛЕНИАНА РУН, ВОЗВРАЩАЮЩАЯСЯ СЕГОДНЯ СО СЪЕМОЗАПИСИ МИМОРФИЧЕСКОГО РЕАЛА, ВОЗДАСТ В ОРАТОРИИ ЧЕСТЬ ПАМЯТИ РАППЕРА КЕРКСА ПОЛИТРЫ. ГАЗЕТА «ТЕРМИНАЛ» СООБЩАЕТ: СЕГОДНЯ В АММОНЛИ ПЕТИФАРГ ДОБИЛСЯ СИСТОЛИЗАЦИИ ПЕРВОГО ЭНЗОМА. ГОЛОС ЗНАМЕНИТОГО ГРАВИСТА МЫ БУДЕМ ПЕРЕДАВАТЬ В ДВАДЦАТЬ СЕМЬ ЧАСОВ. РЕКОРД АРРАКЕРА. АРРАКЕР ПОДТВЕРДИЛ СВОЕ ЗВАНИЕ ПЕРВОГО ОБЛИТИСТА СЕЗОНА НА ТРАНСВААЛЬСКОМ СТАДИОНЕ."



Станислав Лем. "Возвращение со звезд"



О том, кто такой Станислав Лем, известно почти каждому, кто интересовался фантастикой. Я уже кратко рассказывал о его романе "Непобедимый", а сейчас решил напомнить самому себе, чем запомнилось произведение "Возвращение со звезд".



Писатель в данной книге поведает нам историю возвращения экипажа космического корабля, что путешествовал на скорости, близкой к скорости света, в отдаленную часть космоса, и вернулся на Землю. Но если для экипажа из-за высоких скоростей прошло лишь десять лет, то человечество прожило почти тринадцать десятков лет. Думаю, многие смогут представить себе, что будет ощущать человек, проживающий в конце девятнадцатого века, если его прямо сейчас переместить в начало двадцать первого. Шок, непонимание, отчужденность, ощущение своей ненужности в невероятно изменившемся мире, живущим по столь странным нормам, что кажется, будто попал в перипетии чистого безумия.



Эл Брегг пытается всеми силами разобраться в подобном мире и решить для себя, что же делать дальше: постараться влиться в неведомое общество, жить изгоем или бросить всё, вернувшись к знакомым космическим перелетам, забыв возвращение как кошмарный сон?



Показывая странности и сумбур будущего, автор не дает нам подготовиться, точно так же, как и главного героя, бросая читателя в череду, казалось бы, бессвязных событий. Но спустя несколько страниц начинаешь ощущать неестественные закономерности этой вселенной, где загадочный социум буквально пытается растворить в себе индивидуума.



Роман удивительным образом сочетает в себе черты утопии и антиутопии. Перед нами предстает почти совершенное общество, с долгим сроком жизни, счастливыми жителями, нулевым уровнем преступности, легким доступом ко всем благам высокоразвитой цивилизации. Но за фасадом искусно сокрыт застой, подчинение эмоций химическим наркотикам, отсутствие какого-либо развития и рискованных исследований. Искушенные читатели вполне могут найти параллели с произведением "О дивный новый мир".



Станислав Лем с присущим изяществом, пронзительностью и философским подтекстом разбирает множество вопросов: волен ли человек отказываться от части себя ради благополучия большинства? Как измениться общество, если ему дать возможность перекраивать мозг человека? Где лежит тонкая грань, между навязанными мыслями и реальной свободой воли?



Книга подойдет тем, кто любит классическую НФ середины двадцатого века, проработанные миры далекого будущего, философские изыскания, что будоражат умы на протяжении десятилетий, привык вдумываться в прочитанное и задавать себе непростые вопросы по мере повествования, да и после того, как завершается удивительная история возвращения со звезд.

Показать полностью
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: