18

Сталкер

Сталкер Чернобыль, Ликвидаторы ЧАЭС, Длиннопост

Скоро люди забудут о Чернобыле. Забудут, так и не узнав, что там произошло. Ибо наши представления о «катастрофе века» неверны в самой основе. Истинную картину случившегося восстановили российские ученые. Их выводы беспощадны, как скальпель хирурга: настоящей катастрофой стала не авария на Чернобыльской АЭС, а последствия ее ликвидации


Когда в понедельник 28 апреля 1986 года сотрудник Института атомной энергии им. Курчатова Константин Чечеров, за рыжую бороду и восточный разрез глаз прозванный охраной Чингисханом, прошел во двор, он увидел людей в белых хлопчатобумажных костюмах и пластикатовых бахилах, которые возились возле каких-то автобусов, «рафиков» и автомашин «скорой помощи». Чуть позже (но для сотрудников института все же раньше, чем для всего советского народа) выяснилось, что на них были доставлены из аэропорта в Москву первые жертвы аварии на Чернобыльской АЭС. Константин Чечеров представить себе не мог, что отныне и навсегда жизнь его изменилась. Что из смирного советского кандидата в доктора он превратится в несгибаемого анархиста науки, которому через четырнадцать лет суждено будет сообщить людям нечто такое об этой аварии, что — после всего рассказанного за эти годы о Чернобыле — способно поразить даже самых равнодушных... Ничего этого не зная, Константин Чечеров проследовал в свой отдел радиационного материаловедения, где, как и все сотрудники, был включен в график дежурств по дезактивации техники, «засвеченной» телами героев пожарных...


Много позже, когда вся грандиозная картина чернобыльской аварии и ее действительных и мнимых последствий встанет перед глазами Константина Чечерова, ему будет и смешно и трогательно вспоминать, с каким тщанием пытались тогда в Москве отскрести эту технику, как смена за сменой драили ее, вместо того чтобы просто вывезти на свалку. Как в результате «грязным» остался только один подлокотник, в который втерлась радиоактивная пыль и который пришлось все же выкинуть. В те первые дни принципиальным казалось не уступить ни пяди новому врагу, которым оказалась вырвавшаяся наружу «радиация», и привести в полный порядок механизм потерпевшей аварию станции... Никто еще не знал, что аварию потерпела не станция, а страна, что по сравнению с теми бессчетными миллиардами, которые будут вбуханы в чернобыльскую дыру, десять машин покажутся просто смехотворными, да и сама авария будет отодвинута на второй план куда более драматическими последствиями грандиозной системной катастрофы. 30 апреля газеты вышли с запозданием: было опубликовано первое сообщение о Чернобыле. Только после майских М.С. Горбачев обратился к народу по ТВ, драматично признав, что здание четвертого блока ЧАЭС разрушено взрывом водорода, — давая тем самым понять, что последствия тяжелые, но самое страшное позади. Конечно, власти знали, что пострадал реактор, и, похоже, больше всего были озабочены тем, как преподнести эту новость народу и человечеству. В конце концов была объявлена версия о «тепловом взрыве» реактора Чернобыльской АЭС, в результате которого 3% радиоактивного топлива было выброшено в атмосферу и развеяно по миру, а 97% остались в реакторе, где продолжают гореть, в чем и виделось самое страшное. Поскольку творцами этой версии были авторитетные советские академики, они не могли не предположить, что две сотни тонн ядерного топлива, оставшегося в реакторе, будут продолжать свою разрушительную работу, проплавляя стенки реактора, бетонные перекрытия нижних помещений, основание реактора и прочая, устремляясь к центру Земли (как в голливудском фильме «Китайский синдром», где в случае аварии на одной из американских АЭС «высокотемпературный кристалл» грозил проплавить Землю до Китая), и, следовательно, стратегия спасения заключается в том, чтобы эту магму 1) локализовать и 2) нейтрализовать, «засыпав», возможно, большим количеством охлаждающих и останавливающих цепную реакцию материалов. В прорыв была брошена армия, бюрократия реструктурирована соответственно требованиям момента, промышленность мобилизована по законам военного времени. Мирный атом надо было победить любой ценой. Советская система давала свой последний бой.


Константин Чечеров тоже рвался в бой. Две недели он был занят тем, что писал заместителю директора института академику В.А. Легасову заявления, аргументируя необходимость своего участия в чернобыльских делах. Действительных, не означенных в бумагах необходимостей было две. Первая — неистовый исследовательский темперамент. Вторая — несложившаяся семейная жизнь, от которой хотелось как можно скорее сбежать туда, где родина сгрудила для важного дела такое количество решительных и умных людей. В очередной раз вернувшись из Чернобыля, академик Легасов подписал командировку своему сотруднику Чечерову (не подозревая, разумеется, какое количество проблем этот энтузиаст создаст ему в будущем), которому вменялось в обязанность облететь станцию на вертолете и с помощью американского прибора «Infra-red spy termometer PS-1000» («шпионский инфракрасный определитель температур») установить, где именно находится сейчас проклятый «высокотемпературный кристалл». Предполагалось, что дорогой прибор может забарахлить в поле высокой радиации, поэтому его следовало сначала испытать в «горячих камерах» института и изобрести для него надежную защиту. Защита была придумана в виде пудовой свинцовой обмотки. Для себя Константин Чечеров решил, что ему с прибором не придется работать в полях более 250 рентген в час. Это было решение смелое даже для человека, профессионально привыкшего к облучению. Норма профессионала — 5 рентген в год. Для «ликвидаторов» нормой считалась суммарная доза в 25 рентген.


Когда 7 июня 1986 года Константин Чечеров прибыл в Чернобыль со своим тяжеленным шпионским термометром, на ликвидации аварии работали тысячи, а может быть, десятки тысяч человек. Кипела работа. Дюжина штабов различных министерств и ведомств ежедневно докладывали оперативную обстановку. Шахтеры и метростроевцы сооружали под фундаментом четвертого блока железобетонный охлаждаемый приемник для масс радиоактивного топлива, поскольку была уверенность, что там, внутри, что-то плавится и вот-вот проплавится. Велись работы по дезактивации жилых домов, земной поверхности, воды...


Поистине все, кто работал в это время в Чернобыле, были героями. Эти люди пытались побороть аварию, подобной которой не случалось еще нигде и никогда. Они бились с невидимым, смертельно опасным противником. Больше того: они не знали, с чем они имеют дело, поскольку никто, ни один ученый, не знал в тот момент, что произошло, и, следовательно, не знал, что произойдет.


Когда Константин Чечеров добился наконец посадки в вертолет и направил на разрушенное здание четвертого блока свой инфракрасный определитель температур, сердце его защемило: прибор показывал сущую чепуху. Лето было жаркое, стены станции были разогреты солнцем до 35ЃС, а внутри, в проломе, зияющем в крыше четвертого блока над реактором, было всего 24 градуса, как в тени. Там, в реакторе, не было никакого «высокотемпературного кристалла». Но как же так, если он должен быть? Если шахтеры и проходчики, рискуя жизнью, строят гигантский приемник для масс радиоактивной магмы? Он посчитал, что виновато солнце и лететь надо ночью, когда мощный источник тепла будет хорошо заметен. Для ночного вылета требовалось разрешение военных. На пороге штаба Министерства обороны Константина Чечерова встретил часовой с автоматом и сказал, что на пропуске нет печати, разрешающей вход в штаб, да и сам пропуск просрочен и ему надо покинуть зону во избежание неприятностей. Тогда Константин Чечеров согласно кивнул и бросился внутрь штаба. Логика дикого поступка научного сотрудника была проста: «часовой не имеет права покинуть свой пост, часовой не будет стрелять в коридорах, где ходят офицеры». Чечеров, вспоминая этот эпизод, добавил: «Я приехал в Чернобыль обычным советским рабом. Для которого начальство — святое, мнение начальства — правильное, а если что-то сделать — нужно просить разрешения. Тут все было против меня — и я рванулся через красные флажки. И понял, что нужно игнорировать все, что не относится к делу. Принял решение — действуй».

Сталкер Чернобыль, Ликвидаторы ЧАЭС, Длиннопост

В геологических толщах написанного о Чернобыле ученым уделено не так уж много места. Авария вызвала небывалый кризис доверия к науке вообще и к ее достижениям в области атомной энергетики в частности. Научные специалисты консультировали строителей и военных, но самостоятельная их роль была неочевидна. Ни сразу после аварии, ни когда над четвертым блоком было закончено сооружение саркофага, никто не поставил перед учеными задачи — понять, что именно произошло и почему. И если сегодня проанализировать действия руководства всех уровней, такой постановке вопроса неимоверно противились. Из самых общих соображений: а вдруг выяснится неизвестно что, но не то. В 1986 году по делу об аварии шло следствие, и любой поворот событий мог обернуться новым приговором. Сегодня, когда приговор больше никому не грозит, я намерен сузить тему и рассказать об очень небольшом круге людей, которые в силу особого личностного склада, что ли, не могли, идя от одного «почему» к другому, не добраться до истинных причин и следствий случившегося. Страна ничего не знает о них. Сделанное ими дело не получило никакой огласки. Их имена ничего никому не говорят. Одно из ключевых имен, впрочем, уже названо.


Получив разрешение военного штаба, Константин Чечеров со своим шпионским измерителем температур до восхода солнца вылетел на вертолете с твердым намерением отыскать таящийся под толщами рухнувших конструкций четвертого блока источник тепла, то есть радиоактивное топливо. Наружные стены за ночь остыли до 14ЃС. В том месте, где был реактор, по-прежнему было 24ЃС. Вертолет делал один заход за другим — прибор никаких источников тепла, никаких восходящих потоков воздуха не обнаруживал. Следующий этап для Константина Чечерова, разумеется, заключался в том, чтобы попасть внутрь, туда, где произошла авария, потому что легче было поверить в собственное неумение добывать данные, нежели в то, что предложенная именитыми учеными версия развития аварии неверна по существу...


Как говорил классик, все в жизни должно быть медленно и неправильно, чтобы не мог возгордиться человек, чтобы был он тих и благостен. В принципе за один месяц 1986 года Константин Чечеров вместе с товарищами добыл в развалинах четвертого блока ЧАЭС все необходимое и достаточное, чтобы правильно умозаключать о развитии аварии и ее причинах. В Чернобыль он мог бы больше не ездить. Однако только дефрагментация (перетасовка) компьютерного диска занимает минуты. Потребовались годы — вернее, девять лет бессрочной командировки на аварийный блок, — чтобы мозг перебрал всю загруженную в него информацию и картина происшедшего прояснилась. За эти годы Константин Чечеров получил суммарную дозу, «несовместимую с жизнью». Сейчас он один из самых облученных людей в мире. Говорят, в США за каждый полученный сверх нормы рентген профессиональные работники Министерства энергетики получают компенсацию в 50 000 долларов. Если это так, то за океаном Константин Чечеров был бы не просто миллионером, а мультимиллионером. Здесь, в своем отечестве, он как работник «Курчатовского института» получает оклад в 620 рублей. И полагает, что его судьба сложилась очень благополучно. Он, во всяком случае, работает по выбранной специальности. Научный мир не избежал тех кризисов и потрясений, которые испытала вся страна. Многие из тех, кто работал в Чернобыле, не выдержали безденежья и безработицы. Кто-то спился, кто-то уехал за границу, кто-то ушел в бизнес, чтобы уже никогда не вернуться оттуда. Константин Чечеров довел до конца дело, достойное ученого. «Так он, что же, герой?» — спросит, возможно, читатель. Именно на этом я и настаиваю: настоящий герой. Восстановление истинной картины аварии — это, несомненно, крупнейшее научное достижение, которое подвиг само по себе. А за все достижения человеку приходится платить. И надо сказать, что за право мыслить самостоятельно Константин Чечеров заплатил сполна. Как ученый и как человек. Дело не во времени, потраченном на работу, и не в рентгенах даже. Скорее, в полном бесчувствии тех, кто бы должен был его работу поощрять. В многолетнем терзающем ужасе, что его от этой работы оторвут, отлучат, так и не дав закончить. В слишком уж длинном, невыносимом изгойстве, перетерпеть которое мог только человек выдающегося мужества. Все эти годы он ждал одного — разговора по существу дела. Не благодарности. Люди не склонны благодарить тех, кто опережает свое время, ибо сами живут с запозданием. Люди не любят бесстрашных, если они посягают на их любимые страхи. Люди не любят независимых, поскольку сами зависимы. Такова природа человека. И ничего, видно, с этим поделать нельзя...


В 1986 году чернобыльская одиссея Константина Чечерова неожиданно прервалась главным инженером «Курчатовского института» Е.О. Адамовым. Адамов быстро понял, что многие увлекшиеся командированные перебирают дозы, мухлюя с дозиметрами-накопителями, предъявляя для отчетности «официальный», бережно хранимый дома, и нося для контроля свой, «рабочий». Однажды, когда Чечеров выходил с блока, Адамов подошел к нему и попросту выхватил «рабочий» накопитель из кармана подчиненного. Этого хватило с лихвой.


— Все, — скомандовал Адамов. — В Москву!


Когда через полтора года Константин Чечеров вновь — и теперь надолго — прибыл в Чернобыль в составе комплексной экспедиции Института атомной энергии, прошла эпоха. Город опустел. Штабы свернулись. Кончилось время полевых цементных заводов и газетной патетики. Подкоп под реактор четвертого блока был завершен, и хотя радиоактивная магма так и не хлынула, приемник-охладитель для нее строителями был сдан согласно правительственному заданию. Вертолетчики забомбили реактор свинцовыми болванками, внутрь четвертого блока залили невероятное количество цемента, а снаружи был возведен «саркофаг» — или, что вернее, несколько неплотно прилегающих друг к другу стен с незавершенной крышей, которые издалека производили достаточно монолитное впечатление, чтобы журналисты всех стран мира могли фотографировать его в разных ракурсах. Константин Чечеров по сей день убежден, что комплексная экспедиция, в которой он дослужился до начальника отдела реконструкции аварийных процессов, как и саркофаг, была создана в некотором смысле «для успокоения» общественности. Что было правильно. Но в экспедицию подобралось достаточно фанатиков своего дела, готовых годами держать язык за зубами, но все-таки докапываться до сути. Перво-наперво «докопались» до злосчастного реактора. Сначала пробурили несколько скважин, чтобы опустить в шахту реактора видеокамеры. В процессе бурения с изумлением обнаружили, что окружающий реактор бак биологической защиты цел, в нем даже сохранилась вода... Хотя, если взрыв произошел в шахте реактора, его должно было бы разорвать... Видеокамера, опущенная в шахту, зафиксировала толчею каких-то тенелюбивых комаров, но упорно отказывалась видеть то, что искали люди. Где топливо? Вопрос не праздный. Во имя чего построен саркофаг? Что в нем захоронено? Когда два с половиной года спустя после аварии Константин Чечеров и его товарищи спустились в шахту рванувшего реактора, они были поражены. Топлива не было. Внутрь реактора не попало также ни одной свинцовой болванки, сброшенной с вертолета, хотя газетчики любили и смаковали тему заглушки реактора, придумав для определения виртуозности работы вертолетчиков эффектное словосочетание: «пломбируют зуб». На дне шахты лежало зато несколько бетонных плит, которые оказались плитами стен центрального зала. Как они попали сюда, если верхняя часть реактора, как кастрюля крышкой, закрыта металлоконструкцией схемы «Е» — «Еленой» на профессиональной терминологии? Если «Елену» подбросило взрывом, то за какое же время они упали? За доли секунды? Или «Елену» подбросило на более продолжительное время? Исследования бетона плит показали, что они не испытывали воздействия высоких температур. Больше того, на них сохранилась краска, рассчитанная на температуры не более 300ЃС. Получалось, что в шахте реактора никакого кипения и горения не было, не говоря уже про


«высокотемпературный кристалл»?! В подреакторном помещении ученые обнаружили некоторое количество вещества, которое было обозначено на рабочих планах как «кучи глины» и «слоновья нога» — это и была топливная радиоактивная магма, стекшая через проплавленную плиту основания реактора по паросбросным трубам. Но сколько его было, этого топлива? Один процент от того, что было в реакторе? пять? десять? В любом случае незакрытым оставался главный вопрос: где девяносто? Исследуя искореженные металлоконструкции на блоке, ученые обнаружили следы очень высоких температур и странных процессов вроде высокотемпературного дутья, будто кто-то резал трубы коммуникаций и палил бетон исполинской газовой горелкой...


Константину Чечерову пришлось досконально изучить ядерный реактор, составы и свойства сталей и бетонов, строительную физику, баллистику, перечитать материалы допросов свидетелей и обвиняемых, собранные следствием. Он полагал, что, изучив характер разрушений, удастся восстановить не только картину того, как произошла авария, но и установить — почему. Позднее выяснится, что вся авария, все необратимые процессы разгона и взрыва реактора, заняла десять секунд. Чтобы расписать это время посекундно, по долям секунды, Константину Чечерову потребовалось десять лет. Ему пришлось стать другим человеком, чтобы решить задачу такой степени сложности, ибо все, что он узнавал, шло вразрез с тем, что он, как и весь советский народ, думал до тех пор.

Сталкер Чернобыль, Ликвидаторы ЧАЭС, Длиннопост

Смысл эксперимента, запланированного на четвертом блоке, заключался, как известно, в том, чтобы половину насосов, подающих воду в реактор, подключить не к сети, а к «выбегающему», или, проще говоря, отключенному и теряющему обороты, генератору. В результате предполагалось выяснить, как долго будут эти насосы качать в реактор воду, пока будут подключать аварийные дизель-генераторы. Штатный эксперимент, смысл которого ясен только специалистам. Из условий задачи авария никак вроде не вытекает. Считается, что эффект «разгона» реактора спровоцировала команда ответственного за испытания А.С. Дятлова нажать кнопку


«АЗ-5» после того, как на станции послышался гул и мигнуло освещение. Нажатие этой кнопки должно было заглушить реактор введением в активную зону стержней-поглотителей. Но как только кнопка была нажата — якобы и раздался взрыв. Ответственные за проведение испытаний оказались крайними (неправильно действовали!), но хотели считать виновными конструкторов реактора. Те, в свою очередь, аргументированно доказывали, что реактор ни при чем. Расчеты наших и японских специалистов давали один и тот же результат: нажимали кнопку или не нажимали — взрыва не получается.


Летом 1993 года в московскую квартиру К. Чечерова приехал профессор М.С. Микляев, специалист по большим и малым электродвигателям. С собой привез он расшифрованные им показания самописцев — тех самых, которые Чечеров снимал в Чернобыле в 1986 году. Когда между учеными — один из которых никогда в Чернобыле не был, а другой провел там несколько лет — завязался разговор, выяснилось, что им есть что обсудить. Дело в том, что каждый насос, подающий воду в реактор, работает от электродвигателя. Электродвигатель делает конкретный завод-изготовитель. Для завода именно двигатель (а не реактор и не станция) является конечным продуктом труда, ценным электротехническим изделием. И чтобы это изделие уберечь, двигатель снабжается собственной защитой. Если, скажем, изменяется частота тока, двигатель отключается через 30 секунд. А если падает напряжение — через 0,7 сек. Тем, кто планировал эксперимент на четвертом блоке, это и в голову не приходило, они ничего об этом не знали. Они полагали, что подача в реактор воды будет уменьшаться постепенно, тогда как после отключения насосов она упала сразу. Авария, следовательно, была запланирована, когда было принято решение проводить эксперимент. И дальше все происходило точно по плану.


Начинаются испытания. Почти мгновенно срабатывает защита электродвигателей, и половина насосов перестает подавать воду в реактор. На пульте об этом никто не знает, это зафиксировано только в показаниях самописцев. Начинаются перегрев и разгон реактора — опять же никакие стрелки, приборы на пульте это не фиксируют. Станция — это производство, а не испытательный стенд, здесь не должно быть быстро протекающих процессов. От перегрева в нижней части активной зоны реактора лопаются 1659 труб, по которым под давлением в 70 атмосфер циркулирует вода, которая в виде пара подается потом на турбины электростанции. Возникает реактивная тяга, достаточная, чтобы всю активную зону реактора (топливо, графит, стержни-поглотители) вместе с крышкой, «Еленой», — по массе более 5000 тонн — приподнять над землей. Сам реактор начинает работать как ядерный реактивный двигатель (вот откуда перерезанные, будто сваркой, металлоконструкции), его швыряет под крышу, где он и взрывается. Взрыв — ядерный по своей физической природе, но слишком «медленный» по сравнению со взрывом атомной бомбы, а потому с точки зрения мощности — мизерный. Порядка 0,01 килотонны. Рушатся крыша и стены. Бетонные блоки сыплются в опростанную шахту реактора. Следом за ними падает крышка, «Елена». В эти секунды (секунду) на пульте слышат глухие удары, гаснет свет, потом вновь загорается (автономное аварийное освещение). Дятлов кричит: «Нажимай кнопку, будем расхолаживаться с аварийной скоростью!» Никакая человеческая фантазия не способна вообразить себе случившегося. И уж тем более разум не в силах понять, что — все. Стержни-поглотители попросту некуда погружать, потому что реактора не существует — улетел. Поэтому операторы начинают нажимать кнопки, «гнать воду», охлаждать реактор. Потом выбегают на улицу, видят графитовые блоки, валяющиеся на земле, — и опять им в голову не может прийти, что это — из взорвавшегося реактора. Им, прекрасно знающим обстановку на станции, в этот момент кажется, что это какой-то другой графит, привезенный для строящегося пятого блока. Все, что происходит в эти секунды, — им кажется. И они бросаются спасать то, чего нет. Разум отказывается принять случившееся, потому что ничего даже отдаленно похожего никогда на Земле не происходило...

Сталкер Чернобыль, Ликвидаторы ЧАЭС, Длиннопост

С Константином Чечеровым я познакомился четыре года назад. И когда впервые попал к нему домой, ремонт тут, кажется, уже шел: во всяком случае, на полу кухни стоял чемодан со слесарным инструментом, и по цементной крошке возле раковины видно было, что хозяин вовлечен в сантехнические проблемы, причем вовлечен по-мужски лично, без дэзовских посредников. Каждый разговор с Чечеровым был для меня потрясением — ведь я думал о Чернобыле то же, что и миллионы бывших советских людей. Иногда я отказывался верить ему и не верил до следующего нашего разговора. Иногда начинал бояться — а вдруг он умрет, а я так и недорасспрошу... Он не умирал. Четыре года я не знал, как писать эту статью. Потому что она затрагивает очень многих людей. А ради чего их затрагивать? Я пил водку с офицерами-ликвидаторами на Новой Земле: с Чернобылем у них был связан такой коктейль чувств, который не то что переварить — проглотить невозможно. И только когда в очередной раз мы с Константином Чечеровым садимся друг против друга и он вновь перечисляет тех, кто был с ним рядом, тех, без кого докопаться до правды было невозможно, я, настроившись на волну его чувств, на ясное понимание происшедшего, понимаю, что не написать эту статью нельзя.


Игорь Михайлов, Юрий Кобзарь, Петр Бойко, Георгий Ибраимов, Геннадий Гринченко, Николай Жуков, Борис Каратаев, Владимир Калинин, Александр Ширай, Алексей Ненаглядов... Их героями не назовут, все они, кроме Петра Бойко, умершего от рака легких, живы, все по-разному претерпевают нужду и прочие формы социальной дезадаптации, обрушившейся на них похуже Чернобыля. Они служили истине — значит, ради них. Ради человеческого достоинства. Ради всех непритворных людей этой страны, благодаря которым само понятие истины остается наполненным реальным содержанием...


С того самого момента, как Константин Чечеров оказался способным к самостоятельному мышлению, выводы, которые он делал, непрерывно задевали то научные авторитеты, то интересы частных лиц, то политиков и могущественные ведомства. Эти выводы были нелицеприятны, неудобоваримы, ужасны...


Что значит — топлива нет в шахте реактора и оно выброшено взрывом в атмосферу? Это значит, что радиации было «больше», чем докладывали наши академики на международных форумах? Это значит, что их «научная» точка зрения не стоит и ломаного гроша? Это значит, наконец, что радиация кому-то досталась? Кому? Всем понемногу, в основном Белоруссии, но Европе все же в меньшей степени, чем России, ибо верховой поток западного ветра протащил чернобыльский выброс через всю страну до Тихого океана, где его и засекли американцы.


Но это ведь означает также и то, что шахтеры и метростроевцы зря рыли подкоп и строили приемник для радиоактивной магмы под четвертым блоком? Бог с ними, с выдумками журналистов про «запломбированный зуб», бог с ними, с липовыми сотнями тысяч кубов бетона, залитого якобы в зияющую дыру аварии, о которых Рыжков докладывал Горбачеву, бог с ними, с липовыми научными степенями и наградами... Но что сказать тем 150 тысячам человек, которые прошли за эти годы через аварийный блок, которые были мобилизованы, вырваны из нормальной жизни и без разговорчиков брошены на ликвидацию, — что их работа, их жертва была напрасна?


Нет, братья. Вы трудились геройски и беззаветно. Своим трудом вы спасли страну от паники, от паники в самом государственном механизме, от паники одряхлевшей системы, от некомпетентности руководителей государства, от бездумной решительности военных. Вы встали на место тех, кто должен был думать, не лгать, принимать ответственные решения, беречь каждого человека и каждый рубль. Своим гигантским совокупным телом вы заместили их. Страна поверила вам. Вы были героями. Пусть же мужество не оставит вас и теперь, когда трудные времена миновали и подступили еще более трудные.


Когда в апреле этого года я в очередной раз пришел к Константину Чечерову домой, ремонт находился в завершающей стадии полного разгрома квартиры, которая, как известно, предшествует волшебному ее преображению.


— Вот, — доложил Константин Чечеров, показывая на новые розетки и выключатели. — Новая жизнь. Жду приезда из Киева ненаглядной дивчины.


— А вы знаете, что никому из честных людей слава у нас ничего, кроме вреда, не приносит? — пошутил я, когда Вика Ивлева — единственная фотожурналистка, которая дошла до шахты реактора в глубине разрушенного четвертого блока, — направила на него фотоаппарат.


— Знаю, — ответил Константин Чечеров.


В этот момент и был сделан снимок.


Василий ГОЛОВАНОВ


Источник:https://www.kommersant.ru/doc/2287456

Дубликаты не найдены

+5

"Дело не во времени, потраченном на работу, и не в рентгенах даже. Скорее, в полном бесчувствии тех, кто бы должен был его работу поощрять."

Какое-то гуманитарное нытьё всю заметку.

раскрыть ветку 2
0

Более того, в аннотации заявлено о катастрофе в результате последствий ликвидации:

Скоро люди забудут о Чернобыле. Забудут, так и не узнав, что там произошло. Ибо наши представления о «катастрофе века» неверны в самой основе. Истинную картину случившегося восстановили российские ученые. Их выводы беспощадны, как скальпель хирурга: настоящей катастрофой стала не авария на Чернобыльской АЭС, а последствия ее ликвидации

А в самой статье говорится о Горбачеве, о "высокотемпературном кристалле", о том, как мужик с военными водку пил, о тепловизоре и о том, что он показывал невысокую температуру наружных стен энергоблока (а какой же ей быть, ведь это же не реактор).


Пару слов сказано о двигателях, но та информация, которая нам дается в статье, выглядит подозрительно неправильно.

раскрыть ветку 1
+1

Фактически же искали топливо и нашли - в виде растекшейся по коридорам и помещениям и застывшей лавы под реактором. А где ему быть, если основание реактора проплавило? Бак биологической защиты, про который говорится, что он остался цел - это цилиндрическая обечайка, заполненная водой, у него дна нет.

С вертолета горячего топлива не видно было, разумеется - все было перекрыто завалами и "Еленой".

Количество насчитали конечно, плюс-минус трамвай (там часть коридоров еще и бетоном залито поверх лавы), но там его достаточно много, не 10%.

+3

Какое-то околонаучное нытье, ничем не обоснованное. Но каждый хочет заработать на своих "трудах" какой-то капитал, правда обычно пшик выходит. Так и здесь. Реактивный двигатель из реактора.

Создался локальный гирпер-переход и топливо выбросило в систему  Альфа Центавра.

+2

Спорно и неоднозначно.

По тем же двигателям. Никакой встроенной защиты в двигателе нет, - вся защита реализуется с помощью внешних устройств (система релейной защиты). Если двигатель отключить от сети, а потом спустя полсекунды подать на него питание, то двигатель продолжит работу, так как за полсекунды он остановиться не успеет, соответственно, и при подаче питания двигатель уже будет вращаться, а значит, момент на валу будет достаточно большим, чтобы продолжить вращение. Более того, двигатель, скорее всего, подбирается так, чтобы его пусковой момент был больше момента сопротивления нагрузки. Так что не уверен, что выводы, сделанные героем статьи, верны.

раскрыть ветку 7
+2

Мне это тоже показалось странным

+1

Там ГЦН огромный, метров 10 высотой, агрегат. И двигатель у него соответствующий, 4000+ кВт. http://nuclearfactor.ru/energy/aes/34-119.html

Пуск и остановка такого здоровенного двигателя скорей всего будет сложнее чем просто включить-выключить три фазы, вероятно используется переключение полюсности двигателя, какие-нибудь балластные элементы.

Совершенно однозначно он будет иметь всякие защиты. Но я уже который раз читаю что к моменту проведение эксперимента о них никто не знал. Такого быть не может - ГЦН это один из самых критичных элементов обвязки реактора. Да и эксперимент такого типа был не первый.

раскрыть ветку 3
+2

Да чушь это, что никто не знал. Все знали, все заранее готовили. Даже более того, в 1985 году был уже аналогичный эксперимент по выбегу ТГ, все отработало штатно, но не сработала система регистрации параметров - почему и потребовалось повторение в 1986.

раскрыть ветку 1
0

Все защиты двигателей реализуются с помощью внешних устройств. В клеммной коробке двигателя находятся шесть  выводов, куда подключают силовые кабели.

-1

Показания самописцев. Совершенно не важно когда остановилось вращение двигателя, важно когда упало давление воды до критической отметки.

Совсем недавно на работе был случай, резко упало давление в нефтепроводе. Самое логичное, это порыв на трассе протяжённостью 26 км. Экстренно был поднят вертолёт, была остановлена закачка до выяснения причин, всё это потери и большие деньги. Никакого порыва не нашли. И лишь позже, имея доступ к трендам давлений и другой информации, лично для себя выяснил причины. Они заключались в срыве подачи на приёме насоса, причин может быть много, и все сугубо предположительные. Я про то, что данные самописцев о многом могут поведать.

раскрыть ветку 1
+1

Показания самописцев на ЧАЭС показывали, что расход в КМПЦ был в норме до самого момента разрушения реактора. Так что ваш пост немного ошибочен.

+5

"Чечеров, вспоминая этот эпизод, добавил: «Я приехал в Чернобыль обычным советским рабом."


Сколько же вас пи****в развелось.

раскрыть ветку 6
-4
Обоснуй
раскрыть ветку 5
+1
Это ещё в школе начиналось, помню меня сапогами физичка хуярила, чтобы я на олимпиаду ехал. И я значит понимаю, что если сейчас олимпиаду не выиграю в городе, то мамку то в деревне расстреляют. Ну и куда деваться, упирался, грыз гранит науки. Конкурентов пикой в туалете кончал. А потом меня собирались в концлагерь отдать, у нас на выбор было несколько производств, ракеты делали, радиотехнику для подводок, мягкий режим - радиаппаратурный, там лет пять бы протянуть можно было. И всё, попрощался я уже с белым светом. Но свобода наступила, концлагери производственные разрушили и я выжил. Мог теперь заниматься чем хочу. Вагоны грузить, разнорабочим на природе весело время проводить. Спасибо вам чечеровы и головановы за мастерски сконструированное прошлое.
-2

Обосновать, почему антисоветчик - п***рас ?
По умолчанию, только п***рас может срать на своих предков.

раскрыть ветку 3
+1

сколько воды

и говна

на кого рассчитаны такие статьи?

раскрыть ветку 1
+1

На любителей жидкого говна, очевидно жеж:)))

+1
@semezky, камрад, прокомментируете? Чую, что пиздят... опять... Ну, или, где-то говорят правду, где-то врут, а где-то заставляют вашу фантазию придумывать несуществующее...
раскрыть ветку 2
+1

Пиздят. Не было и не могло быть отключения всех насосов, уже один этот факт делает половину поста ошибкой или простой ложью.

Также ложь про полное отсутствие топлива в зале и реакторе - сейчас на Ютубе есть куча видео, где все прекрасно видно.

раскрыть ветку 1
0
Благодарю, камрад!
+1

Расскажите кратко что пишут.

раскрыть ветку 5
+4

В целом пишут, что все дураки, и делали все неправильно. Но как надо было делать правильно, не пишут.

+1

Версия катастрофы по Чечерову:

Иллюстрация к комментарию
раскрыть ветку 2
0

Из какой это книги?

раскрыть ветку 1
+1
Нытье, что все было плохо, ученые не знали, что делали, науку никто не уважает, советские люди - рабы. Дают какие-то интересные затравки, но все затравки заканчиваются ничем, потому что начинается нытье по кругу. Воду гуманитарную, короче разводят, малюя, как пидорасы в руководстве целенапревленно, осознанно, с придыханием и потиранием лапок, пытались всех расстрелять-не пустить-убить.
0
Понятно что нихуя не понятно. И сейчас никто гавно на вилы поднимать не собирается. Искать правы? А нахер надо. Давайте просто забудем!
0

Вот вопрос про двигатели возник как пишет этот учёный " если падает напряжение — через 0,7 сек. Тем, кто планировал эксперимент на четвертом блоке, это и в голову не приходило, они ничего об этом не знали. Они полагали, что подача в реактор воды будет уменьшаться постепенно, тогда как после отключения насосов она упала сразу". Вроде как этот эксперимент проводился несколько раз, все реакторы на которых проводились данные испытания должны были тоже рвануть?

раскрыть ветку 4
0

Расход воды не может упасть сразу даже при полном отключении всех ГЦН. У них есть маховая масса, которой хватит на какие-то секунды работы насосов чуть ли не на номинале.

раскрыть ветку 3
0

При полном отключении не может, а при частичном - да.

Обратный клапан отключившегося ГЦНа захлопывается почти сразу после отключения и на расход воды через активную зону этот ГЦН больше не влияет. Его задавливают оставшиеся в работе ГЦНы.

0

как раз это и имею в виду, если как он пишет насосы сразу отключаются, то почему на РБМК на других станция при проведении таких же экспериментов, всё было более-менее нормально? на этот вопрос ответа у учёного нету

0

ну, я цитирую это учёного, вопрос не ко мне. Я понимаю, что насос тоже не может сразу уйти в стопор, а ещё работает по инерции.

Похожие посты
592

Ликвидатор аварии на Чернобыльской АЭС Анатолий Чомчоев о сериале, настоящем Легасове и своей трагедии

Ликвидатор аварии на Чернобыльской АЭС Анатолий Чомчоев о сериале, настоящем Легасове и своей трагедии Чернобыль HBO, Чернобыль, Ликвидаторы ЧАЭС, Длиннопост

Журналисты News.Ykt.Ru встретились с Анатолием Чомчоевым, который в 1988 году занимал должность начальника штаба оперативной группы особой зоны Чернобыльской АЭС.

О тех событиях американский телеканал HBO в мае 2019 выпустил мини-сериал «Чернобыль», который получил всеобщее признание критиков и номинирован на множество наград, в том числе «Эмми». Всем стало интересно, что же думают о сериале реальные герои тех событий.


Анатолий Чомчоев долго откладывал просмотр нашумевшего сериала: «Все спрашивали мое впечатление о нем, в итоге пришлось посмотреть. Из-за радиации у меня проблемы с глазами и слухом, поэтому просмотр занял много времени. Конечно, там много неточностей, но это художественное произведение, для мирового общества и понимания размеров катастрофы он хорош. События показаны мягче, там было намного страшнее».


Журналисты News.Ykt.Ru встретились с ним у него дома на 46-ом километре Вилюйского тракта на испытательном полигоне «Холода». «Отчасти из-за Чернобыля я сейчас живу здесь», — говорит он. На стене у него висят благодарности за героический труд во время ликвидации Чернобыльской аварии, многие подписаны Борисом Щербиной.


«У меня была должность как у Валерия Легасова, я был тринадцатым по счету начальником штаба», — говорит он. Анатолий Чомчоев присоединился к ликвидации через два года после аварии.


В 1986 году Анатолий Чомчоев работал в Якутске в системе гражданской обороны Якутской АССР. Об аварии услышал по радио, потом прочитал в газетах, смотрел новостные сюжеты по центральному телевидению: «Я, как и вся страна, думал, что это простая авария».


На Чернобыльскую трагедию он не обращал внимания до 11 мая, пока не встретился с третьеклассницей, которая приехала из Киева.


Девочка в начале мая поехала к бабушке на юбилей, участвовала в первомайской демонстрации и третьего числа вернулась в Якутск. Она была вялой, чувствовала постоянную слабость. Родители первым делом обратились в больницу, врачи не смогли установить диагноз. Отец девочки предположил, что причиной ее недомоганий могла стать радиация и привез ее в штаб гражданской обороны. Там его перенаправили в Минздрав, но отец настаивал на проверке дозиметром.


«Я понял, что Чернобыль это не шутка»


— В то время дозиметрических приборов, которые исследуют микродозы, у нас не было. Зачем они нам, мы-то готовились к войне, а на войне большие дозы. Но родители настаивали и я попросил дозиметр у геологов, пригласил специалиста. Первым делом проверили зоб. И тут прибор начал зашкаливать. Тогда я понял, что Чернобыль это не шутка, что это не рядовая авария. Позвонил министру здравоохранения Ивану Ивановичу Местникову. Девочку отправили к нему, ее начали обследовать, назначили лечение. Дальнейшую ее судьбу не знаю.


Мне, как специалисту, пришлось вникнуть в это дело, и пришло осознание, что это крупнейшая мировая катастрофа. И чем больше я изучал эту проблему, тем отчетливей видел, что ликвидация ведется с нарушениями.


Из сообщений газет Чомчоев сделал вывод, что дезактивационные работы, которые начались на станции, проводились неправильно. Он направил письма в Штабы ГО РСФСР и СССР, в котором предложил свои методы и способы ликвидации аварии на станции. Два года велась переписка, дважды Чомчоева приглашали в Москву и только в 1988 году согласились с его выводами.


В марте 1988 года его пригласили в Чернобыль начальником штаба оперативной группы особой зоны сооружения «Укрытие». Он руководил организационными и научными работами, проводимыми на станции.


Чернобыльская атомная электростанция расположена на расстоянии около 18 км от города Чернобыля и на расстоянии 3 км от города Припяти.

В 1986 году эта территория входила в Чернобыльский район Киевской области Украинской Советской Социалистической Республики.


«Со своей задачей уменьшить воздействия радиации на людей я справился»


Оперативная группа жила в Чернобыле в 18 километрах от зоны аварии. Самая большая радиация была в четвертом энергоблоке. Штаб размещался в третьем энергоблоке. Распорядок рабочего дня: в 6:00 — подъем, в 6:15 сдавали кровь, в 6:30 — завтрак, в 7:00 — выезд, в 7:30 начиналась работа на атомной станции. Обедали на станции. В 17:30 возвращались в Чернобыль.


Чомчоев руководил группой из десяти тысяч человек, которые отвечали за дезактивационные работы внутри атомной станции, в том числе и на четвертом энергоблоке, где произошла авария. Внутри АЭС проходили планерки командиров. Сначала совещались командиры бригад, после них — командиры полков, затем — батальонов и взводов. Пока шла планерка, солдаты стояли и ждали возле станции два часа, и за это время подвергались радиационному облучению. Видя все это, Чомчоев дал распоряжение, что планерка должна будет проводиться раз в неделю в дезактивированной зоне, в Чернобыле.


— Моей задачей было уменьшить воздействие радиации на человека. Думаю, что с ней я справился. Настоял на выходных для солдат, об этом раньше и не думали. Когда я по приезде говорил, что отныне будут выходные, все думали, что я «чокнутый». Сократил оперативную группу из 10 тысяч человек до 2 тысяч за счет механизации работ. Военнослужащие вручную собирали радиоактивные осколки в ведро и спускались по лестнице с 80-метровой высоты. Сразу на второй день я потребовал соорудить механизм, который бы спускал ведро вниз. Молотки, которым пробивали крепкий бетон, были заменены на перфораторы. Сократил время работы на 5-ом и 6-ом блоках станции (так называемой третьей очереди) и на «грязных» от радиации территориях, в строящемся в 30 километрах от АЭС городе Славутиче. Строительство этого города начали еще в конце 1986 года, сразу после катастрофы на АЭС. Возле Чернобыля и Припяти было много могильников — бульдозером выкапывали яму и скидывали туда загрязненную технику. А мы сделали бетонные укрытия и заливали бетоном, чтобы несколько раз людей радиацией не облучать.


Вот так и жил два месяца. Должен был работать 60 дней, но на 58-й день у меня появились изменения в крови. Поэтому я стал руководить штабом из Чернобыля. Долго все перечислять, лучше поговорим о фильме.


Кино и настоящий Чернобыль


Анатолий Игнатьевич говорит, что он давно не плачет, не чувствует слез, но когда смотрел фильм, не мог сдержать их.


— Нужно понимать, что «Чернобыль» это художественный фильм, предназначенный для большого круга мирового общества, это не для специалистов или одного обывателя. Работа сценариста и режиссера очень профессиональна. С моей точки зрения, они мягко сделали фильм. На самом деле все было намного страшнее.


— Создатели фильма показали ошибки не только Чернобыля, но и всей атомной энергетики в целом. Можно тут вспомнить Фукусиму. Использование атомных электростанций сопряжено с опасностью и риском. Мы как раз сейчас создаем безопасные мини-атомные станции. Это сложнейшие устройства, на данный момент работаем над практической частью. Англичане и американцы читают наши научные разработки. Над этим проектом работаем втроем: три коллектива, в общей сложности больше ста человек и все на общественных началах. Государству это пока неинтересно, поскольку мы создаем маленькие мощности. Но я знаю, что именно они будут иметь будущее, а не большие АЭС. То, что мы создаем, не подходит для больших атомных станций.


Ляпы в сериале


— По мнению критиков, в кинофильме есть некоторые искажения. Но мне кажется это, наоборот, добавляет художественный драматизм, что ли. Во-первых, это то, что ликвидаторы все время пьют водку, а на самом деле в Чернобыле был «сухой закон». Водку не давали. Я много раз встречался с людьми, которые были в первые дни аварии, — профессорами Велиховым, Возняком, Игнатенко. Они все говорили, что водку никто не пил, за это могли уволить. А в фильме все время пьют.


— Дело в том, что в 1957 году была большая авария недалеко от города Кыштым Челябинской области — первая ядерная катастрофа в СССР. Там и появился этот миф — чтобы вывести радиацию из человека, нужно пить спиртное. У входа на АЭС стояла бочка с разбавленной водкой и кружкой на цепи. То, что создатели фильма знакомы с этим фактом, говорит о том, что они хорошо изучили историю атомной энергетики в СССР.


— Во вторых, в сериале все время курят. Но на ЧАЭС курение внутри атомной станции было строго запрещено. Курение в целом жестко пресекается на атомных объектах. Ну, видимо, американцы не могут представить русского человека без сигареты, как Шерлока Холмса без трубки. Думаю, так они хотели показать русский характер.


— В третьих, в фильме шахтеры работают голыми. Но, естественно, никто голым не работал, это создатели фильма метафорично показывают тяжесть работы. Иначе, как покажешь?


— Что касается академика Валерия Легасова... Я приехал в год, когда его не стало. О нем очень много говорили. В целом биография реального Легасова отличается от биографии ученого из сериала. Он не был специалистом по реакторам — он занимался физической химией. В фильме Легасов это собирательный образ всех ученых-атомщиков, которые работали тогда. Я сейчас, к примеру, создаю новую атомную станцию, для этого нужно знать не менее 40 научных направлений, это не так просто. Один Легасов не может это все знать и делать. Поэтому через образ Легасова передали образ всех атомщиков.


— В пятой серии Валерий Легасов, выступает с докладом, но в жизни такого не было. Доклад очень хороший, четкий.


В 1993 году я в Бельгии на уровне ООН участвовал в конференции по радиационной безопасности Европы. Российская делегация была представлена академиком-метеорологом Юрием Антоновичем Израэлем, 18 академиками и докторами наук, один я был без научной степени. Но зато с основным докладом. Этот доклад был включен в библиографию Кембриджского университета.


— Если говорить еще про интересные факты, говорят, что радиация не ощутима. На самом деле это неправда. Когда заходишь туда, где высокая доза радиации, чувствуешь как бегут мурашки по голове. По-якутски говорят «куйахаҥ күүрэр». Об этом нигде не написано. Мы с биологами начали изучать это, но вскоре забросили. Даже по крови из носа можно понять какое это излучение, при альфа-излучении идет кровь, а когда гамма — нет. А то, что у радиации запаха нет, это правда.


Высокая доза радиации воздействует на вестибулярный аппарат, на глаза и на нервы. И люди становятся нервозными.


Конечно, Чернобыль отразился на моем здоровье, я почти не слышу, не вижу. У меня искусственный хрусталик. Из-за проблем с кровью почти год лежал в больнице после работы в Чернобыле. Но вы знаете, что я люблю изучать все досконально. По медицине написал две закрытые большие работы. Вылечился по своей схеме. Потом были проблемы с лимфоузлами, и мне сделали операцию, амбулаторно. Операцию провел главный онколог страны тоже по моей схеме. Но это уже другая история.


Десять лет назад начались проблемы с желудком, потерял 25 килограммов. Мне сказали, что это обострение гастрита, я понимал, что нет. Анализы подтвердили онкологию. Начал сам лечиться молоком якутской коровы из Эвено-Бытантайского улуса. Сейчас ем мясо, пью молоко только якутской коровы и поэтому живу тут.


Конечно, те события повлияли на мою жизнь, но я ни о чем не жалею. Моей задачей в Чернобыле было уменьшить воздействие радиации на человека и я с ней справился.

Ликвидатор аварии на Чернобыльской АЭС Анатолий Чомчоев о сериале, настоящем Легасове и своей трагедии Чернобыль HBO, Чернобыль, Ликвидаторы ЧАЭС, Длиннопост
Ликвидатор аварии на Чернобыльской АЭС Анатолий Чомчоев о сериале, настоящем Легасове и своей трагедии Чернобыль HBO, Чернобыль, Ликвидаторы ЧАЭС, Длиннопост
Ликвидатор аварии на Чернобыльской АЭС Анатолий Чомчоев о сериале, настоящем Легасове и своей трагедии Чернобыль HBO, Чернобыль, Ликвидаторы ЧАЭС, Длиннопост
Ликвидатор аварии на Чернобыльской АЭС Анатолий Чомчоев о сериале, настоящем Легасове и своей трагедии Чернобыль HBO, Чернобыль, Ликвидаторы ЧАЭС, Длиннопост
Ликвидатор аварии на Чернобыльской АЭС Анатолий Чомчоев о сериале, настоящем Легасове и своей трагедии Чернобыль HBO, Чернобыль, Ликвидаторы ЧАЭС, Длиннопост
Ликвидатор аварии на Чернобыльской АЭС Анатолий Чомчоев о сериале, настоящем Легасове и своей трагедии Чернобыль HBO, Чернобыль, Ликвидаторы ЧАЭС, Длиннопост
Ликвидатор аварии на Чернобыльской АЭС Анатолий Чомчоев о сериале, настоящем Легасове и своей трагедии Чернобыль HBO, Чернобыль, Ликвидаторы ЧАЭС, Длиннопост

Источник: https://news.ykt.ru/mobile/article/89987?day.theme

Показать полностью 7
3127

Тульский шахтер о сериале «Чернобыль»: Мы ехали добровольно, а не под дулами автоматов

Тульский шахтер о сериале «Чернобыль»: Мы ехали добровольно, а не под дулами автоматов Чернобыль, Чернобыль HBO, Спойлер, Шахтеры, Ликвидаторы ЧАЭС, Тула, Интервью, Длиннопост

Одно из самых обсуждаемых сейчас событий в мире — сериал «Чернобыль», побивший рекорды зрительской популярности. Одни из главных действующих лиц фильма — тульские шахтеры-ликвидаторы катастрофы.
О том, как всё было на самом деле, а не в кино, мы поговорили с председателем тульского союза «Чернобыль» Владимиром Наумовым. Он работал на Никулинской шахте под Алексином. В Чернобыль попал во вторую смену — работал с конца мая по середину июня 1986 года.

Тульский шахтер о сериале «Чернобыль»: Мы ехали добровольно, а не под дулами автоматов Чернобыль, Чернобыль HBO, Спойлер, Шахтеры, Ликвидаторы ЧАЭС, Тула, Интервью, Длиннопост

Брали только лучших


— Владимир Николаевич, Вы же смотрели сериал? Каковы Ваши впечатления?
– Что касается шахтеров, там всей правды нет. Тем не менее, фильм показан, в Европе «Игру престолов» по просмотрам обошел. Ну и хорошо, пусть молодежь смотрит. Чтобы звучало слово «Чернобыль». Сейчас — одни звонки. Англичане первыми к нам прорвались — канал «Скай Ньюс» небольшой сюжет сделал, мы его видели в интернете. А теперь канал требует от своих журналистов большой фильм. Мы ведь, по сути, спасли не только страну: радиация и в Сахаре была, до Южной Америки дошла. В незначительных количествах, правда, но тем не менее...

Тульский шахтер о сериале «Чернобыль»: Мы ехали добровольно, а не под дулами автоматов Чернобыль, Чернобыль HBO, Спойлер, Шахтеры, Ликвидаторы ЧАЭС, Тула, Интервью, Длиннопост

— А из всех городов только тульские шахтеры в фильме оказались… Что скажете про киношный визит на шахту министра угольной промышленности? Загоняли в Чернобыль под дулом, действительно?

– Послушайте, ну какие автоматчики! Смешно. Разговоры эти – «Заткни хлебало» – ковбойские какие-то, так шахтеры не говорят. Вообще слишком много там про власть, КГБ. Мне это не понравилось.


— Совсем КГБ не было?

– Нас в Чернобыле сразу предупредили, чтобы мы ночью далеко от общежития не отходили, — могут быть всякие эксцессы. Вот там — КГБ, могли и огонь открыть. Потому что охраняли территорию от мародеров. Мародерства очень много было. Одесская милиция задержала, помню, одних на киевском рынке — продавали золото и ковры. Представляете, что такое ковры с пылью из Чернобыля?

Тульский шахтер о сериале «Чернобыль»: Мы ехали добровольно, а не под дулами автоматов Чернобыль, Чернобыль HBO, Спойлер, Шахтеры, Ликвидаторы ЧАЭС, Тула, Интервью, Длиннопост

И с министром так, как в фильме, нельзя. Министров мы своих уважали. Они же сами уголек трогали, постепенно продвигались наверх. Правда, есть момент совсем из жизни, когда звонит начальник смены в туннель, а там висит плакат типа «Дадим 13 метров в сутки». Этот плакат есть в хронике, они, видно, оттуда взяли. Только у нас человек разговаривал с другой стороны плаката.

— Как проходил набор? Просто предлагали поехать?
– Не все еще проходили отбор. Брали самых лучших проходчиков. Тут как было – ночная смена вышла, дневная приехала, нас погрузили в автобусы снова домой: взять бритвы, с родными попрощаться. Я, правда, во второй смене отъезжающих оказался. В первую меня не отпустил директор шахты. А вот второй отряд уже я собирал.


— Сомневались, ехать или не ехать?
– Никто не сомневался. Некоторые проходчики говорят, что не понимали, куда едут. У меня образование высшее было, я понимал, что такое радиация. Хотя толком мы, конечно, всё равно ничего не знали. Первый отряд в 150 человек уехал с 14 мая. Мы были с 28 мая. И третий отряд — с 11 июня. Все по две недели. Правительственная комиссия хотела, чтобы первые 150 человек как приехали, так до конца и были. Но наше министерство сказало – нет.


— А почему именно тульские? Другие шахтеры были?
– В основном только наши, хотя рядом Донбасс. Поначалу оттуда и призвали. Но в Донбассе работают по твердым грунтам, а мы по песку. Поэтому вызвали нас. Тоже еще, кстати, деталь по поводу кино. В нашем Мосбассе такие грязные лица не бывают — это от коксующегося угля.
Как сейчас помню: на крыльце столовой нас встретил Слава Амельченко — он сейчас здесь живет, в Туле. Молодой был, красивый, волосы светлые, курчавые. Говорит: «Ребята, всё здесь нормально. Работать только надо, работать».

Тульский шахтер о сериале «Чернобыль»: Мы ехали добровольно, а не под дулами автоматов Чернобыль, Чернобыль HBO, Спойлер, Шахтеры, Ликвидаторы ЧАЭС, Тула, Интервью, Длиннопост

Никулинская шахта под Алексином Тульской области давно заброшена.

Жарко было везде


— В каком графике работали?
– В щадящем режиме — по три часа смена. Задание было — сделать всё за три с лишним месяца, а мы сделали за месяц с небольшим. Почти в три раза быстрее! Там такие рекорды ставились, которые никогда не будут повторены. Ребята друг у друга лопаты отбирали. Смена приходит, а им говорят, еще наши две минуты. Сразу спор, какое ваше, уже наше время пришло. На экскурсию приходили смотреть, как шахтеры работают.

Тульский шахтер о сериале «Чернобыль»: Мы ехали добровольно, а не под дулами автоматов Чернобыль, Чернобыль HBO, Спойлер, Шахтеры, Ликвидаторы ЧАЭС, Тула, Интервью, Длиннопост

Самое главное — метры, метры. Когда мы приехали, туннель уже заканчивался, мы начали вырабатывать камеру под реактором. Задача – как можно больше вывезти песка. Так вот смена горного мастера Камаева, он сейчас в Алексине живет, за три часа выдала 96 вагонеток. 90 вагонеток делала каждая смена — это норма была. А теперь на досуге как-нибудь прикиньте: три часа — 180 минут, это две минуты на вагонетку – погрузить ее, 150 метров прогнать, опрокинуть и снова загнать.

Тульский шахтер о сериале «Чернобыль»: Мы ехали добровольно, а не под дулами автоматов Чернобыль, Чернобыль HBO, Спойлер, Шахтеры, Ликвидаторы ЧАЭС, Тула, Интервью, Длиннопост

Экипировка тульских ликвидаторов-чернобыльцев.

— Голые работали, как в фильме?
– Голых шахтеров я видел в 1978 году, когда был на практике в Донбассе. Там вот — или голые, или в плавках, потому что и температура — за 40 градусов. В темноте и в пыли и не видно, что у тебя мотается. А на нас была белая одежда, как у работников станции.


— Но жарко ведь было?
– Жарко было везде. Там же тучи разгоняли. На реке Припять по обеим берегам рыли глубокие траншеи и стелили какую-то пленку — боялись, чтобы грунтовые воды не попали в Припять. Только когда эту работу закончили, перестали разгонять тучи. 11 июня у нас закончилась смена, и со стороны Белоруссии показались тучки, чуть-чуть капнуло. А так духота. В интернате, где мы жили, постоянно ходил дежурный и поливал из шланга, чтобы не было радиационной пыли и взвеси.


— От станции дополнительное тепло шло?
– От нее жарко не было. Она холодная была.


— Респираторы надевали?
– У нас были эти лепестки, мы их не надевали — в них работать невозможно. Но за состоянием здоровья следили строго. Через день брали кровь на анализ. Если анализы плохие, к смене не допускали. Вообще организация была изумительная, кормление — тоже.

Тульский шахтер о сериале «Чернобыль»: Мы ехали добровольно, а не под дулами автоматов Чернобыль, Чернобыль HBO, Спойлер, Шахтеры, Ликвидаторы ЧАЭС, Тула, Интервью, Длиннопост

Отряд тульских шахтеров в белой спецодежде работников атомной станции. 1986 г.

— Что из себя представлял туннель, который вы рыли?
– Высотой примерно метр пятьдесят — метр шестьдесят. Далее камера примерно тридцать на тридцать. Ее доделывал уже третий отряд. Одновременно специалисты Минсредмаша, было такое секретное министерство, начали потихоньку монтировать холодильные установки. И то за них почти всю работу шахтеры сделали. Самое интересное, что мы фактически ненужную работу проделали. Такая ситуация же впервые в мире случилась. Никто не знал, что надо предпринять, хватались за всё.


О радиации, пустоте и Пугачевой


— Какие были первые ощущения от Чернобыля?
– Въезжаем в тридцатикилометровую зону. Села вокруг такие богатые, украинские. И никого. Совсем никого. Ферма вот так раскрыта: трактор как выезжал, так и остался брошенный. Крупный рогатый скот уничтожили сразу. Потом собак с кошками вылавливали, отстреливали. А в Чернобыль привезли — рядом, через забор, черешня вот такая большая. Куры ходят. Петух — злой-злой. Когда поселились в интернате, в нашей комнате аквариум был, рыбок кормили. Но мы знали, что эти рыбки скоро сдохнут.


— Черешню было искушение попробовать?
– У нас шахтеры ребята бесшабашные — они в Припяти рыбу ловили, жарили и ели. Хотя в столовой всего было до отвала: овощи, фрукты, помидоры, огурцы, бананы, яблоки, мясо, сметана – всё что хочешь.


— Радиация в воздухе как-то ощущалась?
– Перед самым Майданом в тринадцатом году мы ездили в Чернобыль. Саркофаг уже разрушаться начал, его потом начали заново делать. Подошли к памятнику, нам говорят: долго не стойте, радиация высокая. И действительно — на языке дополнительные ощущения. Всё, как было тогда. Хотя очень многие сейчас вернулись, питаются со своего огорода. Живы-здоровы на своей земле. А вот в церкви в Чернобыле и тогда, и сейчас радиация была нормальной.


— Неужели?
– Мерили ходили – вообще не фонило! Она как тогда работала, так и работает до сих пор. Небольшая такая, на сельскую похожа.

Тульский шахтер о сериале «Чернобыль»: Мы ехали добровольно, а не под дулами автоматов Чернобыль, Чернобыль HBO, Спойлер, Шахтеры, Ликвидаторы ЧАЭС, Тула, Интервью, Длиннопост

— Академика Легасова видели?
– Мне такой вопрос задавали. Я не знал его. Может, даже и видел. Меня как-то вызывали в бункер. Спрашивают: «Ты дорогу к котловану найдешь?» А там «партизаны», которые эту дорогу знали, сменились. Может, он и спрашивал. Поехали: я, шофер и дозиметрист со своей клюшкой. Видел развороченный четвертый энергоблок, машина там пожарная лежит на боку. И вот мы едем, а прибор щелкает, щелкает — радиация. На последней отметке щелкнул, потом зашкалило. Сколько там радиации — вообще неизвестно. Подъехали к третьему блоку, заправили нас. Спрашиваю: «Назад найдете дорогу? Не хочу больше туда возвращаться».


— На концерте Пугачевой были?
– Она приезжала в нашу смену, в июне. Но я работал уже электромехаником: утром уезжаю, вечером возвращаюсь. Все по три часа, я — шесть. Должен следить за светом, за воздухом, чтобы всё крутилось, бегало, поэтому ни одного концерта не видел. Пугачева, конечно, молодец, не испугалась. Хотя концертов много было, и Киевская филармония часто приезжала. Кобзон покойный тоже молодец, он нам и потом много помогал.

Тульский шахтер о сериале «Чернобыль»: Мы ехали добровольно, а не под дулами автоматов Чернобыль, Чернобыль HBO, Спойлер, Шахтеры, Ликвидаторы ЧАЭС, Тула, Интервью, Длиннопост

— Спиртное действительно помогало выводить радиацию?
– Особенно красное сухое. Но оно выводило то, что внутрь попало. А проникающая радиация, которая в тебя вошла, она уже дело свое сделала. Поговаривают, что спиртное было завезено, хотели выдавать, потом передумали, испугались. Ребята заказывали шоферам, которые ездили в Киев, — около десяти рублей бутылочка стоила. Мы в комнате жили, ни разу не пили. Только когда завтра уезжать, бутылочку на четверых распили и забалдели. Жара же еще.

Со спиртным еще случай интересный был. Уезжать, а домой же надо в чем-то ехать. Я, допустим, всё свое бросил. Привели человека с клюшкой померить: и бритва, и одежда моя, в которой приехал, — всё фонит. Поэтому мы все свою гражданскую одежду побросали.
А у нас в комнате стояла швейная машинка. Один умелец нашу форму, в которой работали, ушил, с пояском сделал. Такие приблатненные стали, красивые. В Киев приехали, до самолета еще есть время. Наши ребята на такси и в центр. В магазин один заезжают, а тогда ведь уже проблема со спиртным была. Заведующая выходит, сразу поняла, откуда они. «Ребята, что вам?» Они: «Сами знаете». Она вынесла им коньячку, конфеты ассорти в коробках. Бесплатно всё отдала, денег не взяла.

Тульский шахтер о сериале «Чернобыль»: Мы ехали добровольно, а не под дулами автоматов Чернобыль, Чернобыль HBO, Спойлер, Шахтеры, Ликвидаторы ЧАЭС, Тула, Интервью, Длиннопост

Потом прилетели в Тулу. В аэропорту уже автобусы наготове — кому в Алексин, кому в Новомосковск. Думаю, мне на каком ехать? Семья-то в Черни тогда была. Решил, поеду со щекинскими, а там пересяду. На Октябрьской заезжаем в магазин — громадная очередь за спиртным. И мы выходим из автобуса. Все сразу расступились. Мы два ящика взяли — за деньги, правда. Пока доехали до места, они все ушли.


Мы — настоящие герои


— Сколько всего из Тулы было ликвидаторов?
– Две с половиной тысячи. 450 шахтеров, остальные в основном «партизаны» — те, которых через военкоматы призвали. На базе Тульской, Ивановской, Московской областей была создана так называемая Московская бригада смертников. Они всякую грязную работу делали: дезактивация, строительство саркофага, знаменитый рыжий лес вырубали, который погиб от радиации. Те, которые по три минуты на крыше работали, мусор скидывали — тоже из этого отряда.

Тульский шахтер о сериале «Чернобыль»: Мы ехали добровольно, а не под дулами автоматов Чернобыль, Чернобыль HBO, Спойлер, Шахтеры, Ликвидаторы ЧАЭС, Тула, Интервью, Длиннопост

Потом приехали ребята-добровольцы из КБП. Они изобрели прибор «Игла» для измерения параметров внутри саркофага. Он и до сих пор там работает. Один раз попробовали забросить его с троса вертолетом — не получилось. Потом, со второй попытки, попали в самое жерло.


— Когда начало сказываться пребывание в Чернобыле?
– В 1993 году у нас пошел вал на инвалидность.


– Кто-то начинал вином это глушить. Кстати, многие чернобыльцы теперь ведут здоровый образ жизни — не пьют, не курят, на рыбалочку ездят. Из 450 шахтеров в живых сейчас менее трехсот. А вообще тысяча с лишним умерших. У нас в Тульской области самая высокая смертность и самая высокая инвалидность — стопроцентная почти. Наши ликвидаторы ведь почти все работали в 1986 и 1987 годах.
Тут приезжал один японец; привозил показывать фильм, который снял тогда, в 1986-м, в Чернобыле. И с ним девочка из газеты, которая занимается фукусимской темой. Она рассказывала, что у них люди тоже начали болеть через шесть лет после аварии на атомной станции. Всё повторяется.


— Сейчас, по прошествии лет, как оцениваете свою безрассудность: взяли и просто поехали?
– Мы лет десять назад со шведами встречались. А вы же знаете, что шведы первыми затрубили — откуда радиация, после чего и пришлось нашему государству признаваться. Они рассказывали, что сразу похватали свои семьи в охапку и за тысячу верст от этих мест. У них в голове не укладывается: зачем мы туда поехали? Объясняем, что мы так были воспитаны, не могли не поехать. Они всё равно: зачем вы туда поехали?


— Вы себя считаете героями?
– Я это всегда ребятам говорю – вы герои. Не стесняйтесь об этом говорить. Не каждому суждено в жизни совершить такое.

Тульский шахтер о сериале «Чернобыль»: Мы ехали добровольно, а не под дулами автоматов Чернобыль, Чернобыль HBO, Спойлер, Шахтеры, Ликвидаторы ЧАЭС, Тула, Интервью, Длиннопост

Чернобыльская кружка: уже не фонит.


По материалам: Сергей Гусев. Фото Алексея Пирязева. Использованы кадры из сериала «Чернобыль» (2019)

https://myslo.ru/city/people/interview/tul-skij-shahter-o-se...

Показать полностью 11
1714

Владимир Рудаков: жертва главного ликвидатора последствий аварии на Чернобыльской АЭС

Недавно закончился популярный сериал НВО «Чернобыль». Говорить о нем я не буду, это уже делают сотни других людей. Я бы хотел рассказать о человеке, который оказался совершенно несправедливо забыт в этом сериале, хотя он внес, возможно, самый большой вклад в ликвидацию последствий этой адской катастрофы. Забыли об этом инженере, может быть, потому, что он был далек от вечных выяснений кто прав, а кто виноват в аварии Чернобыльской АЭС. Он просто делал свое дело: спасал Родину от последствий самой страшной техногенной катастрофы в истории, какие бы противоречивые персоны не стояли у ее власти. Этот человек лично управлял строительством объекта «Укрытие», предотвращающий утечку радиации.

Владимир Рудаков: жертва главного ликвидатора последствий аварии на Чернобыльской АЭС Чернобыль, Радиация, Лучевая болезнь, Ликвидаторы ЧАЭС, СССР, Биография, Яндекс Дзен, Длиннопост

Родился Рудаков Владимир Иванович в городе Иваново в 1930 году. Рос смышленым мальчиком-романтиком, мечтал стать военным моряком. Но судьба распорядилась иначе, и в 1948 году он поступил в Московский энергетический институт на энергомашиностроительный факультет. После окончания института в 1952 году его распределили на работу в НИИ, где, как положено, нужно было отработать три года. Но размеренная институтская жизнь не устроила молодого человека, и он добился перевода в монтажное управление №16 прорабом пусконаладочных работ.

Владимир Рудаков: жертва главного ликвидатора последствий аварии на Чернобыльской АЭС Чернобыль, Радиация, Лучевая болезнь, Ликвидаторы ЧАЭС, СССР, Биография, Яндекс Дзен, Длиннопост

А дальше начались бесконечные командировки: Украина, Сибирь, Казахстан, Узбекистан, Забайкалье…. его бригады участвовали в строительстве электростанций, заводов, комбинатов, и даже городов. Да-да, такие города, как Сосновый Бор, Шевченко, Желтые Воды, Навои, Учкудук, Степногорск и другие были практически заложены его бригадами в голом поле. Жена инженера, Тамара Дмитриевна, постоянно переживала, зная, что у только что вернувшегося с очередного объекта мужа уже лежит в кармане новое командировочное удостоверение. Своим трудом, кровью и потом он дослужился до директора треста «Энергоспецмонтаж» в 1966 году и руководил им вплоть до 1984 года.

Владимир Рудаков: жертва главного ликвидатора последствий аварии на Чернобыльской АЭС Чернобыль, Радиация, Лучевая болезнь, Ликвидаторы ЧАЭС, СССР, Биография, Яндекс Дзен, Длиннопост

Владимир Рудаков - крайний справа
В апреле 1986 года, сразу после рокового взрыва четвертого энергоблока, стали срочно реализовывать предложения по минимизации последствий этой трагедии. Под руководством Рудакова Научно-исследовательский и конструкторский институт монтажной технологии (НИКИМТ) создает проект «Укрытия» – специальное изоляционное сооружение из металла и цемента. К этому времени здоровье Владимира Ивановича было не в порядке, врачи не пускали инженера в командировки и настаивали на его пребывании в Москве. Но он уверил всех, что будет руководить работами из безопасной зоны. Хотя на самом же деле Рудаков прекрасно понимал, что любому руководителю необходимо время, чтобы влиться в работу. А времени не было!

Владимир Рудаков: жертва главного ликвидатора последствий аварии на Чернобыльской АЭС Чернобыль, Радиация, Лучевая болезнь, Ликвидаторы ЧАЭС, СССР, Биография, Яндекс Дзен, Длиннопост

ЛиквидаторыРудаков лично руководил работами в самых опасных и зараженных местах, непосредственно в четвертом блоке. Особого внимания заслуживает подход инженера к работе, а именно созданная им атмосфера на строительной площадке. Он являлся своеобразным буфером между высшим истеричным руководством и простыми рабочими, от которых и зависело конечное качество сооружения. Монтажники и прорабы не должны отвлекаться на любого рода доклады и отчеты, их задача только строительство «Укрытия», а все вопросы решались прямо на месте. Всю ответственность Рудаков лично брал на себя, и в итоге, несмотря на полную неразбериху и спешку, исходившую от начальства, на объекте была обеспечена спокойная рабочая обстановка. Знания, опыт и самоотверженность Владимира Ивановича обеспечивали мгновенное решение спорных вопросов. После того как он в июле 1986 года принялся лично руководить работами, производительность резко выросла.

Владимир Рудаков: жертва главного ликвидатора последствий аварии на Чернобыльской АЭС Чернобыль, Радиация, Лучевая болезнь, Ликвидаторы ЧАЭС, СССР, Биография, Яндекс Дзен, Длиннопост

Как и любой профессионал, он не любил лишние разговоры, все обращения и указания были предельно кратки и аргументированы. Доброта, скромность и забота о людях успешно сочеталась с требовательностью, профессионализмом и исполнительностью инженера. Неудивительно, что его авторитет был непререкаем у всех, от рабочего до министра.

Владимир Рудаков: жертва главного ликвидатора последствий аварии на Чернобыльской АЭС Чернобыль, Радиация, Лучевая болезнь, Ликвидаторы ЧАЭС, СССР, Биография, Яндекс Дзен, Длиннопост

В общей сложности Рудаков пробыл в зараженной зоне все три смены работы, более 130 суток, лишь изредка вылетая в Москву на 3-4 дня. Объект «Укрытие» был построен в кратчайшие сроки, за 206 дней. Но лучевая болезнь не смотрит на заслуги человека, и последние этапы работ Рудаков курировал уже с койки больницы №6 из Москвы. В основу «Укрытия» было положено здоровье и жизнь выдающегося инженера СССР. Он скончался от последствий радиоактивного облучения 22 января 1988 года в возрасте 58 лет.

Владимир Рудаков: жертва главного ликвидатора последствий аварии на Чернобыльской АЭС Чернобыль, Радиация, Лучевая болезнь, Ликвидаторы ЧАЭС, СССР, Биография, Яндекс Дзен, Длиннопост

Объект "Укрытие", он же "Саркофаг"За свою работу по закрытию четвертого энергоблока Чернобыльской атомной электростанции Рудаков получил свой третий орден Ленина, считая ее главным делом своей жизни. Он сделал все что было к человеческих силах чтобы организовать работу тысяч людей в крайне тяжелых условиях зараженной местности. Ценой жизни Владимир Иванович Рудаков запечатал четвертый энергоблок Чернобыльского реактора, сделал все, чтобы ликвидировать последствия этой ужасной катастрофы. Отдал свою жизнь ради чистой жизни на Земле.

Владимир Рудаков: жертва главного ликвидатора последствий аварии на Чернобыльской АЭС Чернобыль, Радиация, Лучевая болезнь, Ликвидаторы ЧАЭС, СССР, Биография, Яндекс Дзен, Длиннопост

Вещал Sklef! Подписывайтесь, если вам нравится читать про интересных и незаурядных людей! Источник: канал на Яндекс.Дзене

Показать полностью 7
363

«Я нажал последнюю кнопку на пульте четвертого блока». История инженера, которую рассказали в сериале о Чернобыле

Сериал «Чернобыль» стал самым успешным по рейтингу портала IMDb. Авторы работали над его созданием несколько лет. Они общались с очевидцами и чуть ли не впервые показали, как действовали работники станции сразу после взрыва реактора. Даже для украинцев, которые, казалось бы, уже слышали и видели достаточно историй о Чернобыле, сериал стал неожиданностью. В частности, оказалось, что двое из трех ликвидаторов-водолазов — Беспалов и Ананенко (Баранов умер) — живые, проживают в Киеве на Троещине, где получили квартиры после эвакуации.Людмила Игнатенко, жена пожарного, также жива.Упомянутыми героями чернобыльская история не ограничивается. Журналисты Громадского поехали в Припять вместе с одним из ликвидаторов, Алексеем Бреусом. Именно он последним нажал на кнопку на пульте управления четвертого энергоблока.
Алексей Бреус приехал работать на Чернобыльскую атомную электростанцию в 1982 году. До этого он учился в Московском высшем техническом университете. Мужчина работал на различных инженерных должностях станции. А после запуска четвертого энергоблока стал его старшим инженером управления.

«Я нажал последнюю кнопку на пульте четвертого блока». История инженера, которую рассказали в сериале о Чернобыле Чернобыль, Сериалы, Чзо, Ликвидаторы ЧАЭС, ЧАЭС, Видео, Длиннопост

(Алексей Бреус встретился с бывшими коллегами, чтобы подискутировать о сериале, Chernobyl HUB, Киев, 4 июня 2019 года)

Первые два года Алексей жил в общежитии в Припяти. Затем получил однокомнатную квартиру и переехал на улицу Спортивную в девятиэтажку. Его соседями также были работники ЧАЭС. За стеной — лейтенант-пожарный Леонид Хмиль. Этажами ниже — инженер-механик Алексей Ананенко, а выше — старший инженер Леонид Топтунов. Все они дружили.«Я скромно жил — в комнате был стол, диван, полки с книгами. Я не очень обживался здесь. Вообще думал переезжать со временем», — рассказывает Алексей.Из окон инженера можно было увидеть станцию. Но именно в тот день, утром 26 апреля, мужчина не посмотрел в окно и поехал на смену, даже не догадываясь, что произошло. Хотя среди ночи его соседа Хмиля забрали тушить очаги пламени на крыше четвертого энергоблока и подавать воду в реактор.«Я спал крепко и ничего не слышал».

«Я нажал последнюю кнопку на пульте четвертого блока». История инженера, которую рассказали в сериале о Чернобыле Чернобыль, Сериалы, Чзо, Ликвидаторы ЧАЭС, ЧАЭС, Видео, Длиннопост

(Квартира Алексея в Припяти, из окна было видно станцию, 3 июня 2019 года)

«Я нажал последнюю кнопку на пульте четвертого блока». История инженера, которую рассказали в сериале о Чернобыле Чернобыль, Сериалы, Чзо, Ликвидаторы ЧАЭС, ЧАЭС, Видео, Длиннопост

(Алексей приглашает в гости в бывшую квартиру, шутит что «немного не убрано», Припять, 3 июня 2019 года. На стенах — его рисунки)


Около 7 утра Алексей по привычке вышел на остановку у дома, чтобы поехать на работу. Он знал о плановых испытаниях на станции, но это был его первый рабочий день после двух выходных.«На остановке было много людей. Впоследствии подъехал "дежурный" автобус начальника смены станции, меня позвали, и я поехал на работу».В автобусе было тихо, все работники молчали. И только когда мы подъезжали к станции, кто-то из сотрудников сказал: «Ой, а что с блоком?». Тогда Алексей увидел разрушенный четвертый блок.

«Я нажал последнюю кнопку на пульте четвертого блока». История инженера, которую рассказали в сериале о Чернобыле Чернобыль, Сериалы, Чзо, Ликвидаторы ЧАЭС, ЧАЭС, Видео, Длиннопост

(На встрече вспоминают о ночи аварии 26 апреля 1986 года, и следующие несколько важнейших и самых страшных дней, когда экстренно принимали решения, Киев, 4 июня 2019 года)


«Здание было разрушено примерно на половину. Это был шок. Волосы встали дыбом. Было непонятно, зачем нас сюда привезли, что еще можно делать. Но выяснилось, что для нас, операторов, работы еще много».Алексей сразу приступил к работе — ему необходимо было оценить масштабы разрушения четвертого блока. Из руин, мимо которых он проходил, поднимался почти незаметный пар. Он переступал через обломки графита, выброшенного из реактора.Возле пульта управления, за которым работал Алексей, уровень радиации в тысячу раз превышал допустимый предел. Но потом он узнал, это было чуть ли не самое «чистое» место, где ему пришлось побывать.Алексею было важно подавать воду в реактор.В 9 утра, когда он вернулся из полуразрушенного помещения, куда они вместе с коллегами бегали открывать подачу воды в реактор, у него появилось ощущение приподнятости, торжественности, заряженности.«Мне казалось, что я способен на все, готов сделать что-либо любой ценой. Это была "радиационная эйфория"».

«Я нажал последнюю кнопку на пульте четвертого блока». История инженера, которую рассказали в сериале о Чернобыле Чернобыль, Сериалы, Чзо, Ликвидаторы ЧАЭС, ЧАЭС, Видео, Длиннопост

(Разрушенный 4-й блок Чернобыльской АЭС, 27 апреля 1986 года)


В 11 утра руководитель Алексея принял решение: всем покинуть четвертый блок.«Я вернулся на блок, потому что все время звонили чиновники из Москвы, которые требовали не прекращать подачу воды в реактор».В 4 часа дня единственный насос, который работал, не включался. Именно Алексей был последним, кто нажал кнопку на пульте управления.«На этом наша операторская работа закончилась».Алексей проработал полную рабочую смену — 8 часов. Хотя в последующие дни для операторов она могла длиться минуту или полторы.«Вечером, когда я ушел из четвертого блока и снял свою одежду, то очень удивился — кожа была коричневого цвета, как будто загорелая, а лицо и руки — красные».В тот день Алексей получил дозу радиационного облучения, которая почти в 25 раз превышала норму.

«Я нажал последнюю кнопку на пульте четвертого блока». История инженера, которую рассказали в сериале о Чернобыле Чернобыль, Сериалы, Чзо, Ликвидаторы ЧАЭС, ЧАЭС, Видео, Длиннопост

(Алексей Бреус на встрече в Chernobyl HUB, Киев, 4 июня 2019 года)

«Я нажал последнюю кнопку на пульте четвертого блока». История инженера, которую рассказали в сериале о Чернобыле Чернобыль, Сериалы, Чзо, Ликвидаторы ЧАЭС, ЧАЭС, Видео, Длиннопост

(Военный дозиметр ДП-5 А, который использовали во время ликвидации аварии на ЧАЭС в 1986 году)

Еще два дня Алексей работал на третьем реакторе. Он охлаждал его и переводил в стабильно безопасное состояние. Алексей рассказывает, что во время работы чувствовал сейсмические толчки от того, что вертолетчики сбрасывали песок на разрушенный реактор.В городе к тому времени уже почти никого не было, всех эвакуировали за 30-ти километровую зону. Ночью 29 апреля Алексей и остальные операторы тоже вышли на центральную площадь Припяти, откуда их должны были эвакуировать.«Мы ждали в автобусе и все время смотрели на часы. У кого они были электронные — они показывали удивительное время — 72 часа 5 минут. Мы поняли, что это был результат высокого уровня радиации».Под утро автобус тронулся. Несколько раз во время дороги еще останавливался — людям становилось плохо.На рассвете работников станции привезли в пионерский лагерь «Сказочный», который находился в пределах 30-километровой зоны, и расселили по комнатам. Там они выполняли хозяйственную работу. Их также минимально обследовали врачи, брали кровь на анализы, делали кардиограмму.

«Я нажал последнюю кнопку на пульте четвертого блока». История инженера, которую рассказали в сериале о Чернобыле Чернобыль, Сериалы, Чзо, Ликвидаторы ЧАЭС, ЧАЭС, Видео, Длиннопост

(Участники ликвидации аварии на ЧАЭС возле административного корпуса станции в мае 1986 года)


В середине мая Алексею сказали, что на станции он больше не нужен.«Мне сказали: бери отпуск, езжай куда хочешь, когда надо будет запускать третий блок — мы тебя вызовем. Я так и сделал, но больше меня не вызывали».В Припять Алексей вернулся впервые в августе, чтобы забрать некоторые вещи из квартиры, а особенно книги, которых у него было много.«Припять уже была огорожена колючей проволокой. Это первый и единственный раз, когда на глазах выступили слезы».Уже летом Алексей начал чувствовать изменения в организме — внезапную слабость во всем теле.«Я едва стоял на ногах. Это состояние иногда проходило, но потом снова возвращалось».Позже Алексей узнал, что его доза облучения была значительно больше, чем считали вначале. Пришло время обратиться к медикам.«Я две недели обследовался, и мне все подтвердили. Я окончательно не мог работать с радиацией и начал искать другую работу».

«Я нажал последнюю кнопку на пульте четвертого блока». История инженера, которую рассказали в сериале о Чернобыле Чернобыль, Сериалы, Чзо, Ликвидаторы ЧАЭС, ЧАЭС, Видео, Длиннопост

(Ликвидаторы аварии на ЧАЭС, которые работают под реактором в туннеле, на пересменке в Припяти, в мае 1986 года)


В первые месяцы после аварии на ЧАЭС Алексею пришлось подписать документ для КГБ о неразглашении информации об истинных причинах взрыва реактора.«Мне очень не нравилось, что в чернобыльской аварии во всем обвиняли работников. Мол, это были их ошибки во время испытаний. На самом деле, главная причина была в недостатках конструкции реактора. И расследование в 91-м году это подтвердило».Этот факт, говорит Алексей, остался почти незамеченным. Его восприняли тихо и спокойно, потому что не было эмоционального напряжения в первые годы после аварии.«Я не защищаю своих коллег и не перевожу вину на конструкторов реактора. Моими преподавателями в университете были те, кто проектировал этот чернобыльский реактор. Но все же правда на стороне оператора. У него не было полной информации, чтобы понимать, в каком состоянии находится реактор».

«Я нажал последнюю кнопку на пульте четвертого блока». История инженера, которую рассказали в сериале о Чернобыле Чернобыль, Сериалы, Чзо, Ликвидаторы ЧАЭС, ЧАЭС, Видео, Длиннопост

(Главный инженер ЧАЭС Николай Фомин (слева) и заместитель главного инженера второй очереди строительства Анатолий Дятлов у пульта управления 4-м блоком, 20 декабря 1983 года)

Именно это, по мнению Алексея, хорошо изображено в сериале «Чернобыль» — проблема все-таки была в недостатках конструкции, а не в действиях операторов. И только после аварии на советских реакторах начали устанавливать приборы, которые показывали параметры оперативного запаса реактивности. Его ухудшение привело к тому, что кнопка АЗ-5 сработала наоборот.«Важно, что режиссерам удалось передать масштабность, глобальность катастрофы, то эмоциональное состояние, в котором находились участники этого события».Правда, говорит Алексей, есть и недостатки в изображении работников ЧАЭС. Их во многих эпизодах изображают трусами, у которых подкашиваются ноги от страха, когда появляется руководство.«На самом деле это не так. Это были смелые и решительные люди. После взрыва ни один из операторов не убежал, наоборот они приезжали заменить тех, кто работал ночью. Я тоже приехал утром. Но было бы хорошо, если бы этот сериал появился годами ранее, и правду узнали раньше».

«Я нажал последнюю кнопку на пульте четвертого блока». История инженера, которую рассказали в сериале о Чернобыле Чернобыль, Сериалы, Чзо, Ликвидаторы ЧАЭС, ЧАЭС, Видео, Длиннопост

(Алексей Бреус на встрече в Chernobyl HUB, Киев, 4 июня 2019 года)

Алексей тоже боролся за то, чтобы рассказать правду о взрыве на ЧАЭС как можно раньше.После запрета работать на объектах с радиацией, он решил пойти в журналистику и писать на чернобыльскую тему.«Сначала я писал и меня не публиковали. Думал, что не умею писать, поэтому пошел учиться на два года в университет. Но выяснилось, что проблема была в другом — Чернобыль — это запретная тема».Впрочем Советский Союз распался, подписка Алексея для КГБ потеряла силу, и он начал рассказывать все, что знал.Работал бывший инженер в газете «Голос Украины» и в информационном агентстве УНИАН.А в 2000 году увлекся живописью и присоединился к группе независимых художников «Стронций-90», чьи картины также посвящены теме аварии на Чернобыле. Вместе они проводят выставки и акции.«В журналистике я довольно долго писал о Чернобыле все, что угодно, но не то, что пережил сам, не о своем опыте. В качестве художника у меня гораздо больше возможностей. Нет рамок, я свободен».В галерее на Троещине, где сейчас проходит выставка картин Алексея, есть и несколько работ, посвященных теме Чернобыля. Одна из них — абстракция. Другая — с изображением красного цветка на зеленом фоне. Похожая есть еще в одном месте — в заброшенной квартире в Припяти. Она нарисована цветным, ярким мелом на серой стене.

«Я нажал последнюю кнопку на пульте четвертого блока». История инженера, которую рассказали в сериале о Чернобыле Чернобыль, Сериалы, Чзо, Ликвидаторы ЧАЭС, ЧАЭС, Видео, Длиннопост
«Я нажал последнюю кнопку на пульте четвертого блока». История инженера, которую рассказали в сериале о Чернобыле Чернобыль, Сериалы, Чзо, Ликвидаторы ЧАЭС, ЧАЭС, Видео, Длиннопост
«Я нажал последнюю кнопку на пульте четвертого блока». История инженера, которую рассказали в сериале о Чернобыле Чернобыль, Сериалы, Чзо, Ликвидаторы ЧАЭС, ЧАЭС, Видео, Длиннопост

(Выставка Алексея Бреуса в галерее «Энигма» на Троещине, Киев, 4 июня 2019 года)

Видео с полным интервью с этим человеком:

Источник: https://hromadske.ua/ru/posts/ya-nazhal-poslednyuyu-knopku-n...

Показать полностью 13 1
2550

Хочу все знать #249. Интервью найденного темнокожего ликвидатора аварии на ЧАЭС.

Игорь Хиряк непрерывно работал над устранением последствий чернобыльской катастрофы в составе понтонно-мостовой бригады, чередуя работу по обслуживанию моста с работой на самой пострадавшей станции. В эксклюзивном интервью «Звезде» он рассказал, как стал ликвидатором чернобыльской аварии.

Напомним, ранее британская сценаристка Карла Мэри Свит раскритиковала новый сериал HBO «Чернобыль» за отсутствие цветных актеров. Она отметила, что раз уж создатели допустили британский акцент актеров вместо украинского, нужно было допустить и не только белокожих исполнителей ролей.

Закончила Смит свое повествование словами о глубоком разочаровании тем, что создатели шоу, по ее мнению, «делают вид, что чернокожих людей не существует».

293

Исследование о Чернобыльской трагедии

Дорогие пикабушники!


Меня зовут Александр, я закончил исторический факультет, и Чернобыльская трагедия затронула и мою семью.Оговорюсь сразу, что проект, который я страстно желаю реализовать никак не связан с недавно поднявшейся шумихой вокруг аварии на ЧАЭС после выхода сериала от HBO (хотя, по правде сказать, это стало эдаким "спусковым крючком").Накопив определенный материал, я понял, что уже готов создать полноценный труд, посвященный аварии.
Основной его целью я вижу взгляд на аварию в ретроспективе глазами тех, кто был там, кто принимал участие в ликвидации последствий взрыва, дезактивации Зоны отчуждения. Прекрасно было бы собрать воспоминания тех, кто жил там до аварии. Также интересно было бы затронуть аспект сохранения памяти у последующих поколений и того, как на них отразилась катастрофа и отразилась ли вообще.
Авария на Чернобыльской АЭС сломала судьбы миллионам людей. Я знаю, что здесь, на Пикабу, есть и ликвидаторы и бывшие жители Припяти. Если вам будет интересно принять участие в этом проекте, то пишите мне на почту: aaevtropov@gmail.com , я буду вам безмерно признателен!Также, дорогие пикабушники, если у вас или кого-то из ваших знакомых родственники, друзья и знакомые семьи принимали участие в ликвидации или оказались в момент катастрофы на территориях, вошедших впоследствии в Чернобыльскую зону отчуждения, тоже пишите на вышеуказанный адрес. Было бы здорово, если бы откликнулись ещё и потомки ликвидаторов и других участников тех событий.Также пишите, если у кого-то есть какие-то документы или фотографии по данной тематике в домашних архивах.Спасибо!

Пост без рейтинга, по возможности, поднимайте в топ))

Исследование о Чернобыльской трагедии Чернобыль, Припять, ЧАЭС, Ликвидаторы ЧАЭС, СССР, История, Помощь, Без рейтинга
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: