113

"Спокойной ночки"

- Мурзик!!! Мурзик!!!, -раздавался из форточки голос нашей заведующей.

- Хуюрзик! - проворчала я, подходя к крылечку подстанции - В подвале, поди, Мурзик твой, девок трахает... Нужна ему какая-то колбаса, когда март на дворе...


- Мурзиииик! - надрывалась Сергевна.

Из подвального окошка показалась полосатая довольная морда Бубль Гума. Видно, перетрахав всех желающих, он решил, всё-таки, зайти и подкрепиться.


- Ага.. .вот ты-то мне и нужен, - произнесла я и вытащила кота за шиворот из окошка. Это требовало определённого навыка, потому как в отверстие легко проходила только голова нашего кота, а все остальное приходилось тащить осторожно, дабы извлечь его целиком.

Во время такого процесса, кот сопел и кряхтел, иногда мявкал в унисон моим бляканьям от усердия, но понимал, что иначе никак ему не выйти.

Когда он, отожравшись и отоспавшись, уходил обратно в подвал, то пролезть с улицы он вообще не мог и умолял Сергевну открыть крышку погреба, на кухне подстанции.

Такая, знаете ли, отработанная кото-система...


Перехватив его под толстое брюхо, я зашагала на подстанцию и в дверях встретилась с Иванычем. На вопрос "Куда прёшь эту лошадь?" я ответила, что мол, до Сергевны, ибо бедная заведущая изошла от тоски по нём криком в форточку.

Иваныч почесал макушку и сказал,что она исходит не только криком, но и желанием придушить нас обоих, так как наша история со "спокойной ночкой" её просто свела с ума. И даже такая находка, как Бубль Гум, вряд ли поможет..

Еппоона иху мать... Я замерла на месте, услыхав про это. Шеф был взмыленным, явно после хороших пиздюлей, от которых он не сразу высыхал, таков был его организм.


Я посмотрела на кота, уже заёрзавшего в неудобной позе и подумала... Впрочем, подумать я ничего не успела.. Из двери подстанции, явно на поиски любимой твари, вышла Сергевна и, увидав меня, державшую её сокровище, промолвила:

- Зайди в кабинет.

Я медленно двинулась по указанному маршруту, когда Бубль Гум срочно влюбился в проходящую мимо кошку и задрыгался не по-детски, с целью освобождения .

- Пиздуй отсюдва!, -сказала я и бросила кота в мартовскую лужу. Сергевна, уже лелеющая сцену кормления ненаглядного жирдяя, гневно свела брови:

- Зачем отпустила?!! Он неделю не евши, бедняга! Ещё и лапки намочил!!

- О ужас! -мрачно и издевательски отозвалась я, - не дай Бог похудеет...

Заведущая кивком показала мне на окно своего кабинета, я демонстративно заложила руки за спину и побрела с поникшей головой.

Иваныч тихо хихикнул во дворе, разминая "беломорину".


Через четверть часа и я почти ничем не отличалась от Иваныча, разве что высохла от взмыленности побыстрее.

Но обо всём по порядку.


Март месяц в тот год выдался бешеным в плане работы. ОРВИ косило население налево и направо. Бригады падали с ног от усталости. Все ночи напролёт мы спасали народ от злой инфекции. Инфаркты, инсульты,травмы и гипертонии и плюс респираторные заболевания нас просто изводили каждые сутки. Весь народ хотел выздороветь сразу и навсегда, по прибытии бригады на адрес. И никто не хотел понимать, что в десятки раз возросшая нагрузка, создаёт задержки вызовов уже на 4-5 часов...


Иваныч терпеть не мог борьбу с вирусами. Детей он лечил молча и быстро. Взрослых, с температурой ниже сорока градусов, просто ненавидел.

- Дебилы, Ленк...одни дебилы!!!! Я на той неделе свалился, помнишь? 40,5 намерил! Я кого-нибудь вызывал?..

Парацетамол ночью в серванте нашёл и сожрал, не парясь! Утром ещё один сожрал! И на больняк...,-бухтел он, ища у меня поддержки.

- Я чё, Жень, другая что ли? Всё тоже самое, плюс больняк, -вторила ему я.

Мы как-то одновременно зацепили вирус на адресе, и пробыли на больничных, по неделе каждый. И теперь, встретившись, делились впечатлениями.

Справедливости ради, не особо нам климатило сидеть на больняках, деньги были нужны и мы вышли на работу, ещё гремя соплями и кашлем.

Но, одновременно с нашим героическим выходом раньше времени, мы уяснили себе, что героизм мы проявили зря, что весьма дохло выглядим после вирусной атаки, оба слабоваты и покамест не годимся для такой нагрузки.


Но мы, целый день и полночи, мужественно сражались со всякими болезнями, мучившими население, вытаскивали алкашей в комах из общественных мест, оживляли всякую заплошавшую шушеру и к трём часикам ночи были просто невменяемые от усталости и остатков ОРВИ. Особенно я.

Иваныч, явно жалея свою дохлятину-фельдшера, давал мне передышки, занимаясь подольше документацией..


В те годы, уважаемые, запрещалось нам писать карты, сидя в машинах у подъезда. Начальство требовало отъехать в сторонку, и там всё оформлять.

Что мы и сделали, повинуясь дисциплине. Встали в тихом уголочке, дабы шеф написал карту.


Но что-то пошло не так..


Последнее, что я помню, это Иваныча, грызущего кончик шариковой ручки и размышляющего, как лучше описать алкаша, дабы не прогневить Сергевну. Далее - провал....

Вы поняли, что случилось?..

МЫ ЗАСНУЛИ В МАШИНЕ.

Да-да!..Заснули все трое, я - в своём фельдшерском кресле, Иваныч, согнувшись в три погибели, над картой, а водитель - на руле....


Глонассов, навигаторов и картографов в ту пору не было.. Рация, увёрнутая мной, чтоб не отвлекать шефа от каллиграфии и чистописания, а так же всяких несусветных цитат, надрывалась тихим шёпотом, машина - дай Бог здоровья нашему водителю! -всегда была заведена и тёплая.

Чего ещё надо?. Свет в кабине? Он никому не мешал...

И мы удрыхлись, как суслики, на...три с половиной часа ! ...

Нас хватились через час.

Беда была в том, что нас никто не смог найти. Сотовой связи ещё не было, рация дико шипела в поиске нас, но увы, мы её не слышали... Прозвон на последний адрес ничего не дал, люди сказали, что были и давно уехали, и у их подъезда машины Скорой Помощи нет. Посланная на поиски нас, другая бригада облазила все близлежащие дворы,но не таков был наш водитель.

Мы стояли в отличном укромном месте.


Короче говоря, было поднято всё на уши, сообщено заведующей, нас искали все. Ведь могло случиться и плохое, мало ли шлялось по ночам любителей реланиума, и просто агрессивных тварей. Вдруг мы разбились где-то... Да мало ли что!


Первым проснулся водитель и, растолкав нас, быстро объяснил ситуацию. Прибавив громкость, мы с ужасом услыхали, как взорвался эфир!

- Двадцать третья бригада, ответьте!!!!..,-периодически орала диспетчер, перемежая раздачу вызовов с новыми призывами к нам.


Мы переглянулись и поняли, что это не пустые ампулы по оврагу собирать....

Нам конец...Подобное безобразие ещё никто не вытворял.

Я не смотрела больше в глаза шефа, понимая, что я виновата с этой грёбаной рацией. Шеф велел не вешаться на люстре, если мы вообще подлежим возвращению домой хотя бы за сменой белья...Я спросила, будем ли мы сидеть в одной камере.

Шеф сказал, что будем. Таких, как мы, сажают отдельно от остального сброда, чтоб те окончательно не испортились.

Нам не просто ввалили. Нам было заявлено, что мы бросили коллег в самое тяжёлое время, что в Великую Отечественную нас отдали бы под трибунал...и т.д. и т.п.


Дальше-больше. Нас вызвали на центр, к вышестоящему начальству и там песочили уже не по-детски обещав разбросать нас не только по разным бригадам, но и по подстанциям. Кстати, был такой способ наказания для особо отличившихся. Периодически, у нас появлялись вполне нормальные сотрудники, нагрешившие чем-либо на своих подстанциях, и сосланные к Сергевне в воспитательных целях. Как правило, они отбывали срок у нас и уходили, перекрестившись...


Но мы с Иванычем - были для Сергевны родными...


Сама получившая по шее за таких распиздяев как мы, а так же за организацию работы, но услыхав, что нас того и гляди, конфискуют, Сергевна, неожиданно для всех, вышла из берегов.

- Куда заберут? Кого? Мою двадцать третью?..Да хер вы угадали!!!!!!!! НЕ ОТДАМ!!!!!! - взвилась она, -Да, проспали!!! Да, виноваты!!! Но это они спасли ветерана ВОВ(случай с колодцем)!!!Это у них три благодарности на каждого из Гор- и Облздрава!!!!!(это правда) Это они спасли меня саму от криза и инсульта!!!!! Они сами полуживые таскались по адресам!!! Отобрррррать??!!!!Щщщщас!!!!!!


Мы были спасены.

Конечно, через её кабинет, мы прошли не без потерь...Иваныч долго сидел на лавке у подъезда, куря " Беломор" и ни с кем не разговаривая...

Меня довели до слёз, но я была рада, что не до расстрела.

Позже, в её кабинете, мы пили кофе и каялись, как и чего произошло...


И только Бубль Гум, основательно подкрепившись, валялся на диване, поглядывал на нашу странную компанию, и размышлял о том, как уговорить его покровительницу открыть ему крышку подвала.


Там его уже давно поджидала очередная любимая кошечка...

https://vk.com/feed?q=%23%D0%98%D1%81%D1%82%D0%BE%D1%80%D0%B...

Дубликаты не найдены

0

Как плохо живется людям некоторых специальностей, которые не могут сказать начальнику "да пошел ты на ***", бухнуть заявление псж и пойти счастливым искать новую работу на большую зп.

раскрыть ветку 2
+1

Да не обязательно  так радикально. Можно же просто внимания не обращать. Ну кричит и кричит, звук - это лишь колебание воздуха.

0

Многих специальностей