818

Спасибо тебе, Малыш!

Я проснулся от того, что кто-то тормошил меня за плечо.

- Серег, вставай, приехали! – то ли грустным, то ли веселым голосом сказал Сема.

Открыв глаза и потянувшись, я посмотрел в окно вагона. На улице лил июньский дождь, омывая серый асфальт перрона. Был вечер, чему я и не удивился, так как, просидев всю ночь до утра, и выжрав втихаря литр водки на троих, которую Сема как-то пронес в вещмешке, мы спорили о нашем предстоящем долге перед Родиной.

- Подъееееем!!! – раздался пронзительный рев на весь вагон, который разбудил бы даже мертвого. Это был капитан Реев – наш ротный, мужик размерами 2х2 с кулаком с мою голову. В вагоне началась возня, и послышались недовольные стоны еще вчерашних призывников весна-2005, а ныне солдат. Заколотило в висках и нахлынуло похмелье, а вместе с ним и грусть.

- Товарищи солдаты! Хватаем свои шмотки и выходим на перрон строиться! – продолжил офицер, не меняя интонации.

Выйдя на перрон, мы кое-как построились. После уже более-менее привычного «Становись! Равняйсь! Смирно!» ротный провел перекличку. Затем просканировав нас довольными глазами, произнес:

- Ну что вы такие грустные, а? У вас же все веселье только начинается!

После этих слов по довольному виду Реева и двух сержантов, нас сопровождавших, стало ясно, что действительно в ближайшее время, а может и все 2 года, нужно ждать именно «веселья».

- Лось, строй взвод и веди на площадь перед ж/д! Там Михалыч нас уже ждет. Грузи. И смотри, чтоб каждая жопа уселась! А я ща подойду. Вперед! – скомандовал офицер и ушел.

Сержант, чуть ли не подавившись слюной от собственной власти, начал давать команды:

- Ну че, душары! В три колонны становиииись! Бегоооом… Руки, блядь, в локтях согнули и к себе прижали! Тело чуть вперед! Воооот… молодцы! Мааарш!

И мы побежали. Побежали навстречу своему счастью.

На площади перед вокзалом рядом со «спящими» такси стоял тентованный Урал с многозначащей надписью «ЛЮДИ». Мы довольно быстро загрузились в кузов. Всю дорогу мы молчали.

По приезду в часть мы также по команде повыпрыгивали с Урала и построились на плацу. Вокруг плаца на нас смотрели советским взглядом стенды с патриотическими лозунгами и призывами.

- Щас вещи заносите в роту, старшина распределит каждому по койке и тумбочке! Получите у него мыльно-рыльное и другие прибамбасы если у кого нет. Через 20 минут вы должны быть построены здесь на плацу. Кто не успеет - тот останется без ужина. После ужина будем учиться подшиваться и брить кантик на затылке. Лось, проводи молодняк! Время пошло! Разойдись! – уже уставшим голосом проговорил Реев и пошел докладывать в штаб о нашем прибытии.

Зайдя в роту, мы должны были ожидать, как нам многим рассказывали наши отслужившие друзья на гражданке, летящих в нас табуреток, душек от кроватей и прочих предметов армейского быта, но ничего этого не последовало. Вышло к нам 5 дедов, и они начали тщательно поедать нас довольными глазами. Тогда казалось, что дай им волю, то они нас буквально бы и съели.

- Вы даже не представляете как мы вас ждали! – потирая ладони, сказал один из них с погонами старшего сержанта.

«Взаимно…» - с грустью подумал я, но не подал этому виду.

Через 20 минут, как и было приказано, мы стояли в три колонны и ожидали вечерний прием пищи, но Реева все не было. Еще минут через 5 вышел дневальный и сказал сержанту Лосеву, что наш ротный задержится, и поэтому вести на трапезу поручено ему, на что Лось тут же обрадовался и после команды «бегом-марш» мы последовали в столовую.

В столовой мы разучили еще несколько приемов армейской камасутры, то есть то садились, то вставали и, наконец, более-менее быстро научились есть бесшумно.

Далее вечер продолжался в еще более интересных действиях: пришивании «селедки» к воротнику кителя, после этого брили канты на затылках. В 22:00 прозвучала команда «Отбой» и мы наивные разлеглись, по койкам.

- Я не понял! Это че такое? – с фальшивым удивлением произнес Лось. – Подъееем!!!

И мы подорвались с кроватей и построились на «взлетке» по форме №1.

- Бляяя! А одевать я вас буду, чтоль? – удивление сержанта уже не было фальшивым. И мы начали одеваться.

После того, как все оделись, снова последовала команда «Отбой». После долгих таких манипуляций, а именно после раза 15-го, несмотря на оторванные пуговицы и ручьи пота, мы поняли что такое карусель «Подъем-Отбой» и уже отлично укладывались в 45 секунд на «Подъем» и 30 – на «Отбой». А все это время старослужащие наблюдали за этим цирком и гоготали.

Вскоре деды над нами сжалились и где-то в районе часа ночи прозвучал окончательный «Отбой». Но сон не приходил. Я долго лежал на своем втором ярусе и размышлял о смысле жизни, а также о том, что неплохо было бы сейчас выпить бутылочку пива и сходить к Светке, чтобы удовлетворить свои сексуальные потребности. А потом я уснул.

Утром, в 6:00, прозвучал уже наш «любимый» «Подъем» и мы за 40 секунд успели одеться и построиться. Скорей всего с этого момента я окончательно понял, что я в армии. После утренней зарядки, умывания/бритья в ледяной воде, завтрака, на котором я впервые в жизни попробовал горошницу, и перекура мы построились на развод. Подходили офицеры и прапорщики, и также строились, но только перпендикулярно нам, получался большой строй буквой «Г». По центру перед всеми стоял замполит полковник Сбруев и ожидал прихода командира части полковника Ливанова. После прихода комчасти, строевых шагов и доклада, что все у нас в части зашибись, Ливанов, боевой офицер, Герой России, не смотря на полковничье пузо, с отличной выправкой, осмотрел строй и произнес:

- Опять он опаздывает!

Я подумал, что опоздавшему офицеру или прапору полковник сейчас устроит разбор полетов. Но со стороны дороги к плацу, похрамывая на левую заднюю лапу, спокойно шел старый пес. На его шее был черный ошейник, на котором, поблескивая, висел медальон.

- Ну давай уже вставай в строй! – командирским басом с дружественной интонацией произнес Ливанов.

Пес послушно подошел к строю офицеров и прапорщиков, сел за белую линию и внимательно смотрел на комчасти.

- Здравствуйте, товарищи солдаты! – повернувшись к нам, громко сказал боевой офицер.

- Здравия желаем, товарищ полковник! – хором произнесли мы в ответ уже отрепетированную фразу.

- Здравствуйте, товарищи офицеры и прапорщики!

- Здравия желаем, товарищ полковник! – ответили те, к которым обращался Ливанов. И только в конце этой фразы послышался громкий и четкий лай пса.

Я был очень удивлен увиденному. Настолько собака была надрессирована, что даже отвечает приветствием своего командира. Да и вообще, что делает собака в строю?

После того, как полковник произнес речь, о том, что кем-то он не доволен, а кто-то очень даже молодец, и после команды «Разойдись» офицеры и прапорщики пошли по своим рабочим местам и пес ушел с ними. А у нас начался КМБ.

Строевая, учение устава, стрельбы и прочие неотъемлемые вещи в армейской службе давались нам более-менее. Никогда бы не подумал, что смогу простоять 20 минут с вытянутой ногой над маленьким заборчиком, не касаясь его. Прошло 2 месяца. Каждый день развод без того пса по кличке Малыш не начинался, он то опаздывал, то приходил первым. За это время мы с ним подружились. Он сидел с нами в курилке, иногда немного бегал с нами на зарядке, ходил с нами на работы, мылся с нами в бане каждую субботу. Еще мы иногда тырили для него хлеб в столовой, за что нам влетало от ротного и сержантов. Он был самым частым гостем в столовой. Наша повариха тетя Галя часто баловала его то тушенкой, то костями говядины. Его любили все и уважали. Проходя мимо него офицеры прикладывали руку к фуражке, а солдаты проходили строевым шагом также отдавая воинское приветствие. На его шее, на ошейнике, висела медаль «За Отвагу»…

Как-то раз вечером перед отбоем мы сидели в курилке после подшиваний, умываний и прочих бытовых дел. К нам подошел сам Ливанов.

- Смирно! – заорал Сема увидев полковника.

- Вольно! – произнес офицер. – Курите ребята?

- Так точно, товарищ полковник!

- Ну, я посижу тут с вами, вы не против?

- Никак нет! – изумленно ответили мы хором.

- Ну, хорошо.

От полковника неплохо разило спиртным, но выглядел он не слишком пьяным.

Спустя некоторое время прибежал Малыш. И увидев Ливанова, завиляв хвостом и скуля, начал на него негромко лаять.

- Не нравится ему, что я выпил! – улыбнувшись, сказал полковник. – Ну, дай ты мне хоть седня расслабиться! Комиссия уехала, а завтра суббота!

- Товарищ полковник, разрешите вопрос! – неуверенно произнес Сема.

- Разрешаю, если не интимный! – Ливанов попытался сделать серьезное лицо, но глаза его выдавали.

- Никак нет… Расскажите, пожалуйста, как Малыш сюда в часть попал!

- О! – воскликнул боевой офицер. – Это было давно! 10 лет он уже здесь со мной… с нами. Все началось с того, что в ночь с 31 декабря 94-го на 1 января 95-го мы брали Грозный…

В глазах Ливанова я увидел грусть.

- Пробирались мы долго до центра города. Кругом стрельба, взрывы, ночь, темень… Ничего не видно, да и карт у нас толком не было, да и все равно они бы не понадобились, чечены все таблички с названиями улиц с домов посбивали. Я еще тогда майором был, ротным… - Полковник вздохнул и закурил. – Пол роты моей полегло, осталось у меня человек 40 и мы с Санычем, замком моим… Ну с замполитом нашим. Транспорт весь сожгли. И попали мы в окружение. Со всех сторон по нам долбят и орут в рупоры, чтоб сдавались и переходили на их сторону. А мы залезли в какое-то строение и сидим там. Радист в бэшке сгорел, связи нет. Куда выбираться – хрен его знает. И тут смотрю откуда-то выбегает эта лопоухая морда! – Ливанов потеребил уже успокоившегося и лежащего у ног офицера пса за ухо. – Подбежал ко мне, обнюхал и давай меня за рукав бушлата куда-то тянуть и тявкать! Завет, думаю, куда-то. Ну, думаю, была не была. Даю команду выбираться. Выбежали мы из строения. Вот щас приведет, думаю, нас к Дудаеву и не поминайте лихом. Пробежали метров 200, и тут снаряд прилетает точнеханько туда, где мы сидели. Я тогда и понял, что он наш маленький ангел-спаситель, тогда и прозвали его Малышом. И повел он нас перебежками через какие-то гаражи, подъезды. Добегаем до какого-то здания, а возле него наши танки стоят, и люди по-русски бормочут. Подбегаю один проверить, и так и есть – наши окопались. Вот так он нас и спас, вышли из окружения. Потом за мной постоянно бегал, оберегал. Бывало, рожки с патронами в зубах при обстрелах подтащит или раненых найдет и нас туда зовет. Короче, боевой он пес, настоящий воин… Вот мы ему за это и медаль сварганили. А в августе 95-го возле нас граната осколочная рванула. Осколки попали мне в бедро, а ему в левую лапу заднюю. Но все зажило, пронесло… Видать, братья мы с ним по несчастью. Потом еще были командировки, но там ничего интересного. Главное, что живы остались с ним. Теперь вот с нами служит.

После этого Малыша мы зауважали еще больше.

Шло время. Мы с Семой получили сержантов. Обе зимы Малыш жил с нами в роте. Частенько после отбоя мы ели жареную картошку, принесенную Кастрюлей, нашим поваром, на призыв младшим нас. И Малыш с нами наворачивал картофель за обе щеки!

Потом пришла весна. До дембеля оставалось 2 с половиной месяца, когда заболел Малыш. Ничего не ел, а если ел, то все выходило обратно.

Ветеринар после осмотра сказал, что проблема с желудком.

- Долго он не протянет… Возраст… - Грустным голосом констатировал Сергей Иванович, ветеринар со стажем и давний друг Ливанова.

- Ничего! Мы еще с тобой повоюем! – Обняв Малыша по-дружески, сказал полковник.

Все 2 месяца Малыша возили к ветеринару, ставили уколы. За это время он сильно похудел. И питался редко и очень мало. Все за него переживали.

Потом пришел приказ. Нет, ПРИКАЗ!!!

И нас, 20 человек, включая меня, первой волной отправляют на дембель. Разукрашивать форму не стали, так как помнили слова Ливанова, когда он провожал такого разукрашенного белыми нитками и аксельбантами Лося: «Пиздец! Новогодняя елка увольняется?».

После инструктажа от Сбруева, а именно: «Не забывайте, блядь, что вы воины Российской Армии еще двое суток. И если хоть один из вас попадет в ментовку или в комендатуру, то он будет оказывать мне интимные услуги еще полгода!». Потом он пожал нам руки и послал нахер.

Мы, радостные, отглаженные, подшитые, отмытые, отбритые и сияющие от счастья стояли на плацу и прощались со всеми. После слов типа «Служи, как я служил!», пошли прощаться с Малышом. Он с грустными глазами лежал в ленинской на своем любимом месте и разглядывал рыбок в аквариуме. Мы его погладили, пожелали выздоровления, попрощались и выдвинулись к КПП.

Зашли на КПП, начали прощаться с нарядом, как зазвонил телефон дежурного. После разговора дежурный положил дрожащими руками трубку и произнес:

- Ма.. Малыш…

- Что Малыш? – криком спросили мы.

- Умер Малыш…

Мы, скинув свои вещи на КПП, бросились к роте. Подбегая к крыльцу, мы увидели как Реев выносит Малыша на руках. К горлу подошел ком.

Тут же подбежал Ливанов и взял у Реева Малыша и бережно положил его на плащ-палатку, которую бойцы только вынесли и постелили на плацу.

- Так, Стропов возьми еще троих и лопаты! Будем хоронить… - приказал капитан сержанту, затем повернувшись к полковнику спросил: - Товарищ полковник, где хоронить будем?

- Отставить, капитан… Хоронить будут офицеры! – холодным голосом сквозь слезы произнес Ливанов.

И тут закапал дождь. Тот самый холодный июньский вечерний дождь, который перешел в ливень. Казалось, весь мир оплакивает Малыша.

Могилу рыли Ливанов, Сбруев и еще два офицера, которые позже приехали на волгах.

Вся часть, за исключением наряда наблюдала за погребением. Плакали все. Тетя Галя плакала навзрыд. После того, как Малыша закопали, отряд из 5 офицеров дали троекратный залп с калашей в небо.

Полковник Ливанов, боевой Офицер, Герой России, склонился над могилой и тихо произнес:

- Спасибо тебе, Малыш!..  Автор - andrmix.

Дубликаты не найдены

Отредактировал NMPro 1 год назад
+84

блин. сраные ниндзя опять где то режут лук. до слез

раскрыть ветку 5
+7
Незаметно, но очень быстро.
+9
У меня тож лука порезали немного.
+3
Иллюстрация к комментарию
+1

Эти ниндзя повсюду, и луковиц у них много

-1
+
+24
Псы действительно чувствуют опасность. Наш пёс был ещё тот похуист. Но один раз всю ночь скулил, а днём вдруг начал на дверь кидаться и лаять. Мама выбежала из дома проверить и буквально через 5 минут началось землетрясение. Мама рассказывала, что трясло так, что стоять было не возможно.

А рассказ действительно хороший.
раскрыть ветку 4
+2
Животные чувствуют сейсмические колебания лучше людей, поэтому и начинают сходить с ума, пока ты сидишь и нифига не понимаешь.

Каким боком вы решили сопоставить с ПОПАДАНИЕМ СНАРЯДА?
раскрыть ветку 3
+2
В силу то, что я не очень верю в необъяснимые (шестые) чувства. Но было у меня одно происшествие в жизни, когда беспокойство собаки без преувеличения спасло нам жизнь.

Просто случай, как в рассказе про некурящего таксиста, который ненавидел курящих, но всегда молча останавливался на перекуры. Так как раз психанул и остановился, а перед ними сошла лавина.

И нет, это были не сейсмические колебания.
раскрыть ветку 2
+7

Рассказ очень хорош!!! Не удавлюсь, что история действительно, имела место быть.

+9

Спасибо! За рассказ.

+7
@Lipotika, @keksikman, тут это, ниндзя лук режут...
раскрыть ветку 45
раскрыть ветку 44
раскрыть ветку 43
+6
Дочитывала уже со слезами
+3

Наша школа в тот год потеряла троих своих бывших учеников. Грустно и неправильно всё это...

+3
Отличный рассказ, прослезился даже
+4
Пиздец пробрало...
+2
Спасибо за эмоции!
+6

Неплохо. Даже на секунду поверил, что правда, а не выдумка.

+1

Как фильм посмотрел. Спасибо

0

Респект!

0
Рассказ показался мне очень знакомым. Словно читал много лет назад...
0

Неплохо, неплохо

-6
Ну хорош, ребята.Теуст-развод для 18-летних пацанов.
-24

Отдавать честь собаке? Это не нарушение устава?

раскрыть ветку 14
+19
Честь не отдают, честь имеют. А собаке можно отдать воинское приветствие
ещё комментарии
+2

Боевое братство

-10
Честь девушки отдают, а в армии воинские почести
ещё комментарии
ещё комментарии
ещё комментарии
Похожие посты
4948

Любимый сын.

История моего друга.

У моего друга по нынешним меркам многодетная семья : он - второй из четырех братьев. Разница между ними по 2 года : старший родился в 92-м, младший - 98-м.

Их мать умера в 2002-м, поэтому растил их отец...нет... Батя.

Батя их был военным и воспитывал, как умел - по-армейски: муштра, подъем в 6 утра, "наряды" на кухню, коллективная ответственность за порядок и... да за всё в общем то.

Было у Бати своё чувство юмора, одна из самых засевших приколюх : когда ему была нужна помощь руками, он обычно громко говорил:

-МОЙ ЛЮБИМЫЙ СЫН! Иди сюда!

Естественно, парни, когда слышали, начинали решать, кто пойдет, в стиле: "так, сегодня его любымый сын - ты", но, по факту, впрягались все.

Парни выросли, выучились, разбрелись. Батя ушел в отставку, переехал за город, завел пса по имени Боря и спокойно отдыхал.

Окола года назад Батя заболел, а 40 дней назад умер : сердце.

По наследству споров не было.

Завещание было лаконичным: "Завещаю ухаживать за Борей своему Любимому сыну".

4 взрослых парня сидели, молчали, курили, а на щеках их были скупые мужские слёзы.

648

Про не лёгкую жизнь идиотов и про любовь к собакам

Achtung! Тут матерятся!
Историю поведал мой старший товарищ произошедшую в его службу в армии в начале 2000-х и после которой он потерял веру в людей и приобрёл веру в их тупизну. Свою подобную историю возможно напишу в другой раз.

Дело было в одном учебном центре в котором готовили кинологов для нужд армии. Прислали к ним паренька глупого, но трудолюбивого. С собакой он совладать не смог по этому стал чуть ли не постоянным дежурным по питомнику, или как в шутку называли эту должность - кашевар-говномётчик. Прослужил он так полгода и такая служба начала задевать его гордость.
Обратился он к командиру своему:
- Товарищ лейтенант, а чего я постоянно на питомнике дежурю?
- Потому что ты долбоёб и собака у тебя нихуя не умеет. Вот выдрессируешь собаку чтобы она нормативы сдала, тогда и будешь ходить по графику, а не постоянно.
Боец, конечно, взгруснул, но собаку решил воспитать.
А собака его, за полгода такой службы обленилась в конец и ложила на своего человека хуй, не смотря на то что была сукой. По скольку боец был скуден умом, спрашивать совета или литературы он ни у кого не стал, а сам решил, по собственной методике пытаться её обучить и естественно у него ничего не вышло. Его методика - это хорошо известная всем опытным кинологам методика по принципу ,,собаку по чаще надо пиздить ногами и она сама поймёт что надо делать". Через пару дней она его покусала и его мозг родил идею того что надо идти спрашивать совета у опытных товарищей. Опытных товарищей он увидел в курилке, в лице группы контрактников. С ними состоялся следующий разговор:
- Пиздец, собака не слушается, что делать?
- Так ты её выеби.
- В смысле?
- В прямом. Надо её выебать, показать кто в вашей стае альфа-самец.
- Но как?
- Просто. Лапы в сапоги, хвост под ремень. А если кусаться будет, за уши её держи по крепче.
- Ладно...
Боец сказал ,,ладно" и задумчиво ушёл в закат. Контрактники посмеялись и забыли про этот разговор.
А после обеда случилось ЧП. Командир роты построил вверенное подразделение, оставил в строю одних контрактников, остальных распустил и всей компанией они зашли в канцелярию роты, в которой сидели все офицеры роты с давишним бойцом с заплаканным лицом и перебинтованной рукой. Ротный показывая на солдата спрашивает контрабасов:
- Что это за хуйня?!
Контрабасы малость охуев задают встречный вопрос:
- А что это за хуйня???
- Это я, вас мудаков, спрашиваю, что это за хуйня?!! Вы зачем сказали ему собаку трахнуть??
Тут у кантробасов все кусочки складываются воедино.
- Ну он спросил нас что делать, ну мы и решили пошутить, альфа-самец, все дела. Мы же не думали что и он правда пойдёт собаку ебать.
- Вы пошутили, а мне в обед дежурный звонит что у меня по питомнику бегает солдат со спущенными штанами, без сапог и с собакой на руке. - тут он обращается к виновнику торжества - А ты, дибил, не мог головешку свою включить? Тебя ничего в твоём плане не смутило?
На что солдат сделал максимально невинное лицо и выдал:
- Не знаю, они так убедительно говорили...
Занавес.
P.S. Данный способ дрессировки не работает, повторять крайне не рекомендую.

Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: