4

Спасение

Ларс Айнар заварил кофе и запустил трансляцию футбольного матча, сегодня был полуфинал чемпионата мира, ему очень хотелось сегодня расслабиться на дежурстве и посидеть одному. Лет пять назад, такое событие в мире спорта заставило бы весь персонал спасательной станции, где Ларс работал последние 20 лет, собраться, забить маленькую дежурную комнату и безумно кричать, распугивая кружащих чаек. Но сегодня он был на станции единственным человеком. Во вторую половину вступил XXI век, век роботизации и кибернетики, век умных машин и андроидов, это был определённо не тот промежуток времени, в котором наш герой хотел бы жить.


Он презирал эти машины, можно даже сказать ненавидел, хотел повернуть время вспять, вернуться в своё детство, где компьютеры нее отнимали работу, а просто облегчали её. Насколько Ларс помнил, согласно последним данным 60% рабочих мест за последние десять лет отошли машинам. Согласно законам, которые консерваторы продавили на последней парламентской сессии, на каждом спасательном пункте должен был дежурить хоть один человек. Поэтому он и был здесь. Один, в окружении абсолютно подобных человеку андроидов, которых можно было отличить от человека лишь по шаблонному поведению и скупости на диалоги. Айнар даже себе боялся признаться, что боится их, боится по-первобытному, как дикие животные огня.

Мысли о презрении к прогрессу резко прервал сигнал, звука которого Ларс всегда боялся, даже после почти четверти века в спасательной службе, это был сигнал тревоги. Оператор по громкой связи сообщил: «Нефтяная платформа "Флёйен", задымление, пока ничего опасного, просят забрать отравившегося угарным газом». Айнар быстро включил микрофон и заученно проговорил — «Ларс Айнар, вылетаю», через 5 минут его поисково-спасательный вертолёт, так же приспособленный под транспортировку раненных летел в направлении станции.

Когда лететь оставалось менее 10 минут, по рации пришла удручающая информация: «Пожар на станции, огонь быстро распространяется, своими силами они не потушат, нужно эвакуировать персонал. На станции 8 людей, 32 андроида. Сейчас свяжу вас с нефтяной платформой»

— "Флёйен" на связи, у нас пожар, категория Е, нам бы поскорее свалить, мы начали спускать спасательные плоты, но нас сообщили, что вы прибудете скоро. Какие инструкции?» 

— «Соберите людей на вертолётной площадке, через несколько минут я вас заберу, андроидов отправьте бороться с огнём, их забрать не получится» Ларс отвечал с небольшой улыбкой, ведь даже мысль о том, что 32 андроида сгорят, его радовала. Его маленький вертолёт рассчитан 5-6 человек, но если влезут восемь, ничего страшного. Он работал с этой машинкой уже лет семь и ни разу не сомневался, что она поднимет и 10. Станция была уже близко, 8 человек махали руками, дым валил густым туманом, но благо ветер уносил его в другую сторону. Вертолёт сел, и испачканные, чумазые и испуганные люди заползли в него.  Как только винтокрылый аппарат взмахнул в небо, на сердце Ларса стало легко. Вертолёт тихо летел от горящей постройки, Ларс не хотел напрягать перегруженную машину. Он посмотрел на их облегчённый взгляд, на их счастливые лица и улыбнулся.

Через час, когда Ларс уже было, откинулся на диван, и начал было готовиться к бюрократической части службы спасателя, а именно заполнение отчётов и бумажек, в кабинет Ларса раздался стук, и дверь распахнулась, зашёл грузный и уже седой человек в чёрном пальто и сел напротив

- Я майор полиции, Грэг Уилсон, у меня к вам пару вопросов. Вы заметили что-нибудь странное, когда эвакуировали людей?

- Нет, всё прошло гладко, а в что-то случилось?

- Вопросы потом, сначала ответьте точно, заметили ли вы, что-нибудь необычное, может быть в поведении или во внешнем виде?
- К чему вы всё это? - Герой-спасатель уже начал подозревать, что-то нехорошее, но пытался надеяться на положительный исход диалога.

- Вы привезли не людей. Это восемь андроидов, которые работали на станции.

Ларса бросило в дрожь, он не мог в это поверить, руки начали дрожать и ручка, которой он уже планировал рапортовать о восьми спасённых, выпала.

Прошло два месяца. Персонал станции, а именно 21 живой человек, а это даже на одного больше, чем когда Ларс сюда устраивался, сидел в комнате и смотрел судебную трансляцию. Восемь спасённых стояли в огромном аквариуме из бронированного стекла, руки их были в наручниках, а журналист, ведущий прямую трансляцию из зала правосудия, обратился к аудитории. Эту трансляцию смотрело около 70 миллионов, если верить вечно увеличивающейся цифре статистики.

«Два месяца назад весь мир всколыхнули события на нефтяной платформе "Флёйен", по последним данным расследования, группа андроидов, а именно 32 человекоподобных андроида категории V-11, осознав, что их хотят оставить на горящей платформе, захватили платформу и заперли людей в помещении. Потом они решили тянуть жребий, так как знали, что спастись смогут только восемь. Остальные 24 погибли вместе с человеческим персоналом станции. На сегодняшний день министр внутренних дел отчитался перед премьер-министром о миллионе утилизированных андроидах. Напомню, согласно недавнему закону, все андроиды находящиеся на территории государства, должны быть сданы на утилизацию. Мы продолжим держать вас в курсе дела».

Ларс знал, что рано или поздно эти машины начнут проявлять самосознание, даже такое коллективное, но он очень не хотел быть свидетелем этого. К сожалению, ему выпала доля, войти в историю, как очевидец первого коллективного сознательного у машин. Ему было даже немного жалко их, ведь они просто хотели выжить. Скорее всего, это будут первые машины приговорённые к смертной казни. Очень забавно, раньше поломанных андроидов отправляли на утилизацию, а теперь казнят. А в чём разница? Наверное, лишь в том, что казнённые в отличии от утилизированных, не равнодушны к смерти.

Дубликаты не найдены

+1
Супер! Рассказ очень понравился. Даже мурашки побежали в конце!)
0
Весьма антропоцентрично. Так что даже начинаешь болеть не за команду хомо но за терминаторов ...