7

Сойти с ума или прозреть? Вторая часть.

Проснулся я от какого-то шума. Открыв глаза я надеялся что всё что со мной происходило - это всего лишь сон. Но увы, я так же лежал в больничной койке. В коридоре что-то неугомонно шумело, периодически был слышен был женский голос. Я лег и закрыл глаза.


- Что происходит? - я задавал этот вопрос снова и снова, но не находил ответа.



Услышав топот ног, который все громче и громче звучал, я с трудом сел на край кровати.


В палату вошла женщина лет 35 с красивой прической и в очках. По внешнему виду она была похожа на старшую медсестру.


- Здравствуйте Евгений. Меня зовут Диана Владимировна и я врач психиатр - приветливо протянула руку женщина.

- Здравствуйте, вы ошиблись, меня зовут Вячеслав - исправил я женщину.

- В каком смысле вас зовут Вячеслав? - Спросила меня врач, взглянув на меня поверх очков.


Она вышла из палаты и быстро зашла обратно.


- Быть такого не может! Вот у меня ваша личная карточка, в которой написано палата №9 1 пациент имя Евгений Александрович. Что-то кроме вас здесь я никого не вижу - грозно сказала она.

- Понимаете, вчера вечером ко мне приходил Руслан Генадьевич и он объяснил мне что меня доставили в вашу больницу два дня назад - начал я объяснять врачу что со мной произошло.

- Кто такой Руслан Генадьевич? - Удивленно спросила она.


Я не знал четкого ответа на этот вопрос и сумел лишь высказать свое предположение.


- Ну как кто?! Врач наверное. Спросите у медсестры, как меня зовут! - слегка повысил я голос.

- Хорошо. Настя!! - крикнула женщина.

- Да какая Настя? Вчера была другая смена и соответсвенно другая медсестра, ее звали Анна! - начал я нервничать.

- У нас нет никаких Русланов Гинадьевич и тем более среди моего персонала никаких Ань  нет! - женщина начала заметно нервничать.


В палату вбежала пухлого вида девушка лет 30, ее щеки были румяны, а волосы оттого что грязные немного блестели.


- Настя, скажи мне, как зовут этого молодого человека? - резко выдала врач.


Диана тайком взглянула в мою карточку, на которой прочитала мое имя и коротко бросила


- Евгений его зовут, Диана Владимировна - отчиталась медсестра.

- Вот, а он мне утверждает что его зовут Вячеслав и ему об этом какой-то врач сказал.

- Видимо еще не отошел Диана Владимировна! - умничала Настя.



Затянулась тишина. Все молчали. Я смотрел на этих людей искринне непонимания о том что происходит.


- Евгений - прервала тишину женщина - вас нашли в серьезном наркотическом отравлении. Анализы показали что в вашем организма была убийственная доза наркотиков. У вас в крови

были обнаружены следующее психоактивные вещества - она открыла личную карточку и начала искать заключение.


-Каннабинойды, опиаты, галлюциногены и все это в больших количествах. Так же, при вас были обнаружены наркотические средства, а именно: Метамфетамин, героин и кристаллы мдма. По выздоровлению, вам придется объясниться с этим перед полицией - быстро проговорила врач.



Я был в рассеянности, мне хотелось кричать, но самобладание взяло надо мной верх и я сказал очень вежливо и сдержанно:

- Хорошо, я вас понял. Можем ли мы продолжить после того как я схожу в туалет? А то очень хочется.

- Конечно можно! Анастасия, проведи больного в туалет - указала рукой на дверь врач.

- Пойдем - сказала мне Настя, потихоньку двигаясь к выходу палаты.



Коридор и туалет больницы были совершенно обычным. В подобных я находился не раз. Взять даже в пример тот раз, когда мне вырезали аппендицит. Стоп.


Я вспомнил что мне вырезали аппендицит, я быстро поднял футболку желая посмотреть на шрам. Но шрама не оказалось. Значит мне не вырезали аппендицит? С чего я тогда взял что я лежал с этим в больнице? Я не понимал что со мной происходит. Сходив по маленькому, я пошел мыть руки.


Подойдя к раковине и подняв глаза на зеркало я отшатнулся. Это был не я. Я видел перед собой совершенно незнакомого человека. Я испугался, у меня сильно забилось сердце. Я сел на мокрый пол и облокотился на стену.

Что я употреблял? Почему я не узнаю самого себя? Кто эти люди? Что со мной происходит??? Я сошел с ума???? - эти вопросы одновременно посетили мою голову, от чего мне стало плохо и начало мутнеть в голове и я начал терять сознание потихоньку скользя по стене.

Система, ты вошел в систему и не можешь выйти.. Иллюзия, разрушение, псих, сумасшедший, смерть, наркотики, психушка - эти слова отдалено звучали в моей голове и это будто меня отключило. Я потерял сознание.

Сойти с ума или прозреть? Вторая часть. Псих, Психиатрическая больница, Сумасшествие, Больной, Наркотики, Наркомания, Рассказ, Длиннопост

Найдены дубликаты

0
Пиши еще , нравится
0

+++

0
Интересно пишешь, продолжай.
раскрыть ветку 3
+1

бро, 3 часть кульминационная будет))

раскрыть ветку 2
0
Жду)
0

давай быстрее

0
КаннабиноИды!
раскрыть ветку 1
+1

сейчас бы в таких постах в такое время ошибки исправлять))

Похожие посты
321

Опасного российского маньяка нет в психиатрической лечебнице в Актау - полиция

Опасного российского маньяка нет в психиатрической лечебнице в Актау - полиция Маньяк, Насильник, Орск, Актау, Новости, Серийный убийца, Криминал, Психиатрическая больница, Псих, Негатив

Полиция взяла на контроль информацию о маньяке.

Информация о местонахождении российского маньяка Валерия Андреева, который, предположительно, скрывался в психиатрической лечебнице в Актау, не подтвердилась, передает zakon.kz.

Сотрудники полиции Мангистауской области проверили городскую психиатрическую лечебницу, Центр адаптации, а также другие учреждения. Там опасного преступника не обнаружили. Полиция взяла на контроль информацию о маньяке.

Ранее в СМИ сообщалось, что россиянин Валерий Андреев, которого разыскивают уже 8 лет, скрывается в психиатрической лечебнице в городе Актау. Он родился 10 апреля 1957 года в Светлинском районе Оренбургской области. Долгие годы жил с семьей в городе Орске.

Мужчину называют "орским маньяком". Он работал дальнобойщиком, своих жертв подбирал по дороге. Его подозревают в изнасиловании и убийстве более 100 девушек

775

Истории бывшего следака #21 (Кровавое утро обычного подъезда)

Опрос о выдаче награды автору

_________________________________

Сентябрь. Утро обычного рабочего дня. Город Энск. Звонок из дежурки – труп женщины, расчлененка …

На происшествие выехал мой коллега по особо важным делам. Через полчаса руководитель направил к нему в помощь меня и еще одного следователя.

Местом происшествия оказалась квартира на третьем этаже пятиэтажки. Но при этом, от квартиры по подъезду, от подъезда до мусорки – следы крови (как пишем в протоколах ОМП - вещества бурого цвета, похожего на кровь), внутренние органы…. В общем, жесть. Поскольку место происшествия получилось большим по площади, что затратно по времени, а это жилой дом, люди ходят, один следователь справиться не мог.

Чтобы было понятнее читать, то опишу само происшествие. Дело было так. В одной квартире проживали мужчина 40 лет (пусть будет Джон Смит) и его тетушка-опекун (Анна Смит). Мужчина был психически нездоров, судом был признан полностью недееспособен, а тетушка назначена опекуном над ним. Чем именно он был болен, я сказать вам не смогу, так как не помню, и само уголовное дело не мое было. Но он был абсолютно спокойным и миролюбивым, жил почти как растение. По словам родственников погибшей и соседей, он самостоятельно мог только есть, пить, справлять естественные надобности, передвигаться по квартире, смотреть ТВ. На большее он способен не был. Но так продолжалось только до того злополучного дня.

Что именно произошло, не берется сказать никто, потому что никто и не знает. Около 09.00 часов утра одна из женщин, проживавших в одном подъезде со Смитами, вышла из своей квартиры, и когда спускалась вниз, то увидела на ступеньках лестницы следы, похожие на кровь. Следы начинались от двери Смитов. Спустившись еще ниже, увидела на лестничной площадке что-то, похожее на внутренности живого существа. Когда же она вышла из подъезда, то увидела самого Джона Смита. Он шел с топором в руке, его одежда была в крови, с топора капала кровь. Она очень испугалась и вызвала полицию.

Когда приехал ГНР, то они так же увидели Джона Смита во дворе у мусорных баков. Он выбросил в них ногу своей тетушки Анны. Сотрудники полиции потребовали от Джона, чтобы он бросил топор на землю, и сам лег на землю лицом вниз. Смит на их требования не отреагировал, а проследовал дальше к подъезду. Они были вынуждены применить к нему физическую силу, повалили его на землю, вырвали топор, а руки его сковали наручниками за спиной. Далее уже приехали и мы.

По какой причине Джон Смит решил убить свою тетушку, никто не знает. По словам соседей, она его очень любила и всегда хорошо к нему относилась. Присутствовавший на осмотре судмедэксперт пояснил, но уже после проведения экспертизы, что вероятнее всего Джон сначала задушил Анну, затем он взял топор и отрубил руки, ноги, голову. Затем он ножом разрезал брюшину и вытащил внутренние органы. После этого Джон Смит стал выносить все части, по одной за один раз, на мусорку.

Сценарий для триллера на самом деле. Но были именно так. Полы в той квартире были залиты кровью почти по всей поверхности. В комнате, где происходило убийство и последующее расчленение - внутренности, кишки... и как апогей всего – включенный телевизор, на экране которого окровавленный отпечаток ладони Джона Смита.

Эксперт от полиции, мы втроем, были вынуждены всё это собирать в пакеты, опечатывать в присутствии понятых, которых было сложно найти – никто не хотел участвовать в этом. Затем части трупа Анны Смит увезли на экспертизу в морг.

Джона Смита доставили к нам в отдел. Допрашивать его без законного представителя мы не имели права, поэтому от органов опеки и попечительства был их представитель. Адвокат естественно был государственный по 50-51 статьям УПК. Но самого допроса как такового и не было. Джон Смит просто молчал, и ни на один вопрос не реагировал. Это было зафиксировано под видео.

А дальше ничего сложного, на самом деле. Назначили судебно-медицинскую экспертизу, комплексную криминалистическо-генетическую и дактилоскопическую экспертизу, и психиатрическую (сначала, так называемую «пятиминутку», на которой было выявлено, что Джон Смит должен пройти обследование в стационарной психушке; а затем и в институте Кащенко).

По результатам экспертиз Джон Смит был признан невменяемым, он не осознавал того, что он творил.

Далее судом он был признан виновным в совершении преступления, предусмотренного частью 1 статьи 105 УК РФ и ему было назначено наказание в виде принудительного лечения. Такое лечение может длиться как всю жизнь, так и два месяца – до полного излечения осужденного.


Как я уже сказал, дело было не сложным. Преступник задержан с поличным, все доказательства указывают на него – и следы пальцев рук (отпечатки), и пото-жировые следы на топоре, и сам он был весь в крови.

Для чего я написал эту историю именно сейчас. В комментариях меня часто спрашивали, почему не так часто берут девушек в опера. Так вот, задумайтесь, девушки! Оно вам надо? Собирать останки убитого в пакеты, смотреть на грязь и кровь, вдыхать запахи трупов и смерти. Да, в следствии немало женщин, но как же им нелегко приходится.

Кроме того, в комментариях к предыдущему посту развернулись просто баталии по поводу психического здоровья людей, преступников и т.п. Вот вам пример того, как наши психиатрические лечебницы признали гражданина Джона Смита больным, недееспособным, но при этом не опасным для общества. Возможно, просто не хотели дальше лечить и содержать его у себя в учреждении, а возможно и ошиблись с диагнозом.

P.S. В этот раз я выбрал Джона Смита, потому что в прошлом посте произошло совпадение и человеку было неприятно, что осужденный за преступление половой неприкосновенности, был мною назван его фамилией. Чтоб не было никому обидно и неприятно, теперь все ФИО будут иностранными.


Теперь о своих планах. У меня в планах есть еще немало историй по уголовным делам и материалам. Пишите в комментах, что именно вы хотите прочитать:

- статья 135 УК РФ (развратные действия в отношении малолетней девочки гражданином Азербайджана);

- ч.2 статьи 105, ст. 131 УК РФ (убийство женщины, сопряженное с изнасилованием, совершенное группой лиц) ;

- ч.4 ст.290 УК РФ (получение взятки сотрудником полиции в крупном размере) – таких дел несколько;

- ч.4 ст.291 УК РФ (дача взятки сотруднику полиции в крупном размере);

- ст.286, ст.285 УК РФ (превышение, злоупотребление должностных полномочий сотрудниками полиции, гос и муниципальными служащими).

А еще есть дела по уклонистам от службы в армии, есть дело по нарушению авторских прав (торговля «левыми» дисками с фильмами и играми), и многие другие. Не все из них мои, какие-то знаю из рассказов, в каких-то принимал участие в следственной группе, а какие-то либо начинал, но передал другому и наоборот.


В отдаленных планах начать еще серию постов про будничную жизнь сотрудников правоохранительных органов – то есть отдельно об опере, следователе, эксперте, прокуроре и т.п.


В очень отдаленных перспективах, точнее даже мечтах начать писать свою книгу, может быть детективы, но это уже надо просить Газпром, чтобы мечты сбылись.

Ну и как всегда – жду летящих тапков.

Показать полностью
89

Тепло, осень - психи активизировались

Буквально на этой неделе чуть ли не каждый день приходилось видеть следы деятельности психов в нашем мегаполисе: то на соседней улице некто бросался какашками с балкона в прохожих, то на выходе из магазина дамочка бросала яйцами в покупателей, то в другом районе видел обьяву в подьезде - быть осторожным, кто то обливает прохожих мочой, то на метро университет солидно выглядивщий пожилой человек начинает дико смеяться и кидаться на прохожего, то в торговом центре псих подскакивает требует денег+, одновременно тыча кулаком в лицо. Все это видел, но как то меня это миновало - не участвовал.


Сегодня же зацепило


Начну с конца - не ездите в лифте с незнакомыми людьми


Суть: делаю доставку по адресу, передал заказчику заказ, вызвал лифт на спуск вниз. Пока лифт ехал до меня на этаж начал договориваться со следующим покупателем о доставке. Закончил разговор с клиентом уже в лифте. В лифте был суховатенький мужичек (на вид лет на 10-15 старше). Одет в пиджак не дорогой, обычный такой.


Закончил разговаривать с клиентом, держу телефон в руках. Обращаю внимание, что мужик стоит близко ко входу у табло с кнопками и на меня пристально смотрит. Лифт поехал вниз - мужик сквозь зубы говорит что я ему мешаю. Я ему предлагаю сделать шаг назад, будет посвободнее. Он хмуро смотрит на меня. В этом момент лифт останавливается, открывается дверь: он мне со злостью - пошел вот, мудак.


Я спокойно нажимаю кнопку первого этажа и говорю что выйду там где мне нужно и вообще сегодня хорошая погода и зачем ругаться. Это видно его доканало: мужик стал прыгать на месте, его тело стало колбасить, лицо перекосило - пошел поток брани и угроз, что получу в морду и в глаз. Стою напрягшись, стараюсь контролировать его движения. В этот момент он нажимает кнопку остановки двери и когда двери открываются, он хватает меня за куртку и пытается вытолкать меня из лифта. Не даю ему этого сделать, нажимаю кнопку, едим вниз. Доехали. Мужик вроде бы успокоился. Начинаю выходить из лифта - сильный толчок в плечо и мужик проскакивает мимо меня на выход из подьезда, по пути обешает мне проблемы и травмы. Удивленная консьержка спрашивает, что с мужиком. Я говорю псих, на пустом месте создает конфликт.


Так что в нашем городе никуда от психов не деться. Даже с виду нормальный человек подвержен этой болезни. И самое главное: здоровый человек не защищён от встречи с ними, тк их- психов - не изолируешь, никому они не нужны


Жители г. Москва ул кировоградская 2 6подьезд будьте осторожны с таким соседом. Живет он выше 13 этажа. Не дай бог он кинется на мать с ребенком (хотя скорее всего инстинкты у него еще работают - на своих нападать не будет)

421

Как я набирался сил и отдыхал в дурке (ч.3).

Так день и прошел. Обед, ужин, вечерние две беленькие и одна желтая. Положил голову на подушку, и добрый Морфей в белом халате и бахилах на босу ногу стукнул меня по голове тяжелым тупым предметом.

Пробуждение в палате было легкой неожиданностью - ептыч, где это я??? Повернув голову, увидел спящего дедулю. Он легонько храпел, из улыбальника свисала тоненькая нитка слюны.

Про себя матюкнулся еще раз, окончательно уже придя в себя.


Перед завтраком съел положенный десерт в виде трех конфеток. Я привычным движением вкинул таблетки в рот и запил водой. Тётя-врач приказала сказать "Аааа", после чего посветила фонариком в рот. Состояние моего горла её интересовало слабо, таким образом она выявляла неблагонадежных пациентов, пытающихся пропустить приём пилюль перед завтраком. Состояние моей нечищенной с утра пасти её удовлетворило, и я освободил место следующему больному.


На завтраке собралось всё наше отделение. Кушали с аппетитом все, даже те, кто был под действием супер-магии, и всю дорогу до столовки собирал стены головой. Есть давали много. Я схомячил порцию молочной каши и положенный творожок типа растишки. Жрать хотелось еще, организм, ослабленный водочно-наркотической диетой, требовал добавки. Подошел к тёткам в колпаках, попросил добавки. Повариха обрадовалась, что местная стряпня мне наконец-то зашла, и на радостях бултыхнула мне каши где-то под килограмм. Я маленько офигел, поблагодарил, но всё, конечно не съел.


После такого приёма пищи требовалось немного отдохнуть, я продрых до обеда, принял таблетки. Пообедал. Поспал. Поужинал. Поспал. Потихоньку я начал понимать вечно сонных местных обитателей, не склонных к общению. А зачем? Живот полный, по мозгу лениво циркулируют принятые пару часов назад вещества, и нафига все эти разговоры, телевизоры, хождение куда-то, если можно просто дойти до своей шконки, лечь и закрыть глаза...


Проснулся я ночью от диких криков. Какому-то дятлу пожалели таблеток, и он решил об этом напомнить. Орал сильно, перебудил всех психов. В других палатах кто-то тоже начал тихо барагозить и стонать. Подоспевшие санитары, видимо, пытались скрутить буйного, он не давался. СУКИ ВЯЖУТ ПАМАГИТЕ ААА СПАСИТЕ БОЛЬНО АААА!!! Вопли продолжались минут десять, а потом потихоньку затихли. Видимо, магия подействовала. Санитары обошли все палаты, успокоили пациентов, которые, вдохновившись дикими воплями, начали было выступать и свалили в свою коморку спать дальше. Я удовлетворенно улыбнулся, радуясь, что ебанько заткнулся, и продолжил давить на массу.


Третий день был очень похож на второй, а четвертый - на третий. Я просыпался, ссал, умывался, чистил зубы, принимал таблетки, кушал, спал, кушал, спал... Периодически в мозгу возникала мысль о том, что как-то это неправильно, и нормальные люди занимаются еще чем-то помимо удовлетворения основных потребностей в виде жрачки, срачки и спанья. Эта мысль была похожа на мелкую надоедливую муху, жужжащую где-то на задворках сознания, и я без особого раздражжения её прихлопывал. Зачем вставать с кровати, если с неё можно не вставать?


На четвертый день мне разрешили сходить к посетителям. Приехали дядька, тётька и мой тогдашний корешок. Тогда я только заценил, насколько я по поведению отличаюсь от нормальных людей. Отвечать на вопросы получалось только после нескольких секунд подвисона. Происходило это так:

Дядька:

- ты зачем сюда попал?

Я:

...секунд пять втыкаю, потом понимаю, что надо что-то сказать.

- ну так.

Д.:

- пиздец, ну ты даёшь, что случилось?

Я:

(повтыкав еще секунд 5)

- всё нормально.


Адеватного разговора не получилось, мне передали пакет со жрачкой, и я вернулся в отделение.

Самое прикольное, что я не врал, на тот момент у меня действительно уже всё стало нормально. Абсолютно спокойно и нормально на душе.


А на седьмой день меня вызвали к врачу, померяли давление с температурой, задали пару дежурных вопросов про состояние, уточнили, как у меня нынче с желанием перейти в загробный мир досрочно. Я ответил отрицательно, доктор кивнула белокурой гривой и поставила автограф в каком-то документе. Писулька оказалась разрешением на перевод из отделения для полных долбоёбов. Другой мир находился на первом этаже, и был предназначен для тех, кто встал на путь исправления подает надежды на исцеление и не опасен для окружающих.

Показать полностью
91

Как я отдыхал и набирался сил в дурдоме (ч.0, вместо вступления)

Лирическое отступление от темы.


https://pikabu.ru/story/kak_ya_nabiralsya_sil_i_otdyikhal_v_... (часть 1)

https://pikabu.ru/story/kak_ya_otdyikhal_i_nabiralsya_sil_v_... (часть 2)



Отвечу на несколько вопросов, заданных благодарными пикабушниками. Бдительные комментаторы переживают, не засланный ли я? Точно был в дурке? Не накурился ли прямо сейчас спайсов и под их воздействием пытаюсь ввести в заблуждение читателя? Особо переживающие требуют показать сиськи предоставить документы из больницы.


Отвечу на последний вопрос товарищу @Abvqedeyka - я не распространяюсь про то, что лежал в дурдоме, т.к. для многих людей этот факт станет неприятной неожиданностью, для кого-то - возможностью посудачить за спиной, а при необходимости представить это как слабость и надавить. С Вашего позволения, никаких документов на всеобщее обозрение выкладывать не буду.


Не сочиняю ли я? Вот один товарищ говорит, что в дурдоме нельзя мужчинам и женщинам вместе в одном отделении быть! А другой - что кормят плохо! А третий - что есть специальная наблюдательная палата, а ты в ней не был, => врёшь, гад, меня на такой мякине не проведёшь!


Уважаемые читатели, позволю себе сравнить дурдом с любым другим закрытым от посторонних глаз общественным учреждением, например с армией или колонией. Разница в режиме содержания колоссальная даже на территории одной и той же воинской части/лагеря. В одном отряде, т.н. "козьем", сидят зэки, основная масса которых попала туда, проигравшись в карты/сдав своих соседей по комнате/просто из-за своей гниловатости. У них режим дня такой:  общее построение, дёрганье руками/ногами на зарядке - Да поактивнее давайте, суки! - орёт им начальник отряда. Поход в столовую - строевым шагом и с песней. На кровать в течении дня садиться, а там более, ложиться, нельзя. Обязательная влажная уборка умывальника и коридора, а если надо будет  - то и туалета. Ну вы поняли, весёлая жизнь по всем правилам и нормам закона от рассвета до заката. Много много лет.

В этой же колонии в другом отряде, где сидят нормальные арестанты, всем на эти правила глубоко насрать. Захотел - пошёл в столовую, захотел - нет. Захотел - проспал целый день на шконке.  Пришел отрядник, начал что-то пи3.14деть - всей комнатой в пятнадцать глоток вежливо с улыбкой заткнули его, посадили на кровать, напоили вкусным чаем с шоколадкой, рассказали пару душевных историй, и гражданин начальник пошёл к себе в кабинет смотреть кино, жрать бесплатные продукты, курить халявные сигареты и бумажками заниматься. Нахрена ему лезть и устанавливать свои порядки, если у него в отряде итак всё под контролем? Никто не барагозит, морды бить друг другу строжайше запрещено, все довольны, все счастливы.

Спроси у парня из козлиного отряда - ну как тебе сиделось? Он расскажет одну историю. Задай тот же вопрос арестанту из чёрного отряда - услышишь совершенно разные вещи . Кому верить? Обоим. Хотя друг от друга эти товарищи находились буквально в двух сотнях шагов. В одно и то же время.

Не знаю, что происходит в других дурках, вполне может быть, что где-то санитар шевелит пациента в сракотан за пачку пряников, где-то над пациентами издеваются, снимая на камеру и т.п. Вполне возможно, что где-то есть карантинная палата, где за вновь прибывшими некоторое время наблюдают врачи. Не знаю, и не могу знать, т.к. не был. Рассказываю то, что видел лично.

Ваш @karto6ka, всем спасибо за внимание.

Завтра запилю третью часть своих злоключений.

Показать полностью
347

Как я отдыхал и набирался сил в дурдоме (ч.2).

После ознакомления с палатой, принял решение пробздеться по отделению, так сказать разведать территорию. Этаж был представлен длинным коридором, с одного конца перегороженным массивной железной дверью с окошком. Чуть ближе находился дальняк, один для мужчин и женщин, по устройству  не особо отличавшийся от любого общественного/армейского/лагерного сортира. Обрадовало присутствие дверок в кабинках. Расстроило отсутствие щеколды. В процессе отправления нужды нужно было держаться рукой за ручку двери и злобным голосом орать "Занято блеать!" другим пациентам, возжелавшим разделить со мной кабинку.

Далее с обеих сторон продола, покрашенного в голубой цвет, находились двери проёмы, ведущие в палаты. В другом конце коридора под потолком вещал телег, под ним же стояли две лавочки. Пара пациентов грустно втыкали в какую-то педерачу, а один из них телевизор по всей видимости слушал, т.к. взгляд его был направлен в стену. Из знакомых в отделении встретил только одного паренька, любителя замедлиться. Его определили в дурку родственники, он особо не протестовал, хотел спрыгнуть. В дурдоме опиатным наркоманам перекумариться легче, благо ассортимент лекарств позволяет накачать человека до состояния нестояния. Пару минут пообщался с ним, отказался от предложенной сигареты (никогда не курил и вам не советую), и пошел в свою палату. Тамошний лунный пейзаж особо не поменялся - гражданин с бороздой на шее втыкал через решетку на окно, а пенс со своей базы вёл наблюдение за потолком. Поняв, что у моих товарищей всё под контролем, я решил вздремнуть до обеда.


Прервало мой чуткий медикаментозный сон шарканье тапок по полу палаты. То была моя давешняя знакомая в послеродовой депрессии. Принятые медикаменты её возбужденного состояния не изменили. "Какой красивый мальчик!" - воскликнула она, когда я поднял голову с кровати и встретился с ней взглядами. Я промычал что-то невразумительное в ответ, мадам восприняла это как комплимент и присела на край кровати. Флиртовать с поехавшей фрау в мои планы не входило, поэтому я мягко, но решительно отвёл её руки от себя и слегка гавкнул. Ну т.е. не гавкал и не мяукал, конечно, не подумайте, я же не псих какой-то. Так, прикрикнул слегка. Девушка посыл восприняла правильно, и пошла домогаться до других обитателей палаты. Пенс её попыток пообщаться не оценил, анализ устройства потолка его интересовал больше, а вот парень помоложе завязал разговор. Бляя, у меня от вашего поехавшего общения сейчас окончательно крыша поедет, подумал я, напялил кроссовки (сменку мне притарабанили на следующий день только) и пошел смотреть телек.


Минут через 15 дежурный санитар объявил обед. Все взяли ноги в руки и пошли жрат. Я в первый день есть вообще не мог, от вида еды воротило. Но отметил, что еда была вполне себе ничего. Во всяком случае, гораздо лучше, чем еда в обычной городской больнице, где я годом раньше лежал с переломом двух пальцев. Там, правда, после операции 2 раза в сутки внутрижопно подкалывали смесью трамадола и димедрола, что значительно улучшало мой жизненный тонус, в дурдоме таких бонусов не было предусмотрено. Поковыряв ложкой в супе и пальцем в жовилкой во втором, я выпил компот и дождался, пока все доедят. Как-то стыдно было нетронутую еду заносить обратно, но женщины на кухне отнеслись с пониманием к моему плачевному состоянию, даже маленько переживали, что мне не понравилась еда. Пришлось краснеть и извиняться.


Вообще, дурдом меня на тот момент сильно удивил в хорошем смысле. Хотел лично познакомиться с Наполеоном, Гитлером, покурить трубку со Сталиным, либо хотя бы увидеть отмороженных на всю голову психов с пеной изо рта, бьющихся башкой об стену, но всего этого не было. Дурка (пока что) выглядела как обычное отделение больницы (решетки и железные двери не в счёт).


Веселуха началась, когда в коридоре раздался громкий, хорошо поставленный голос. Прикольно, прям как из рупора кто-то тарахтит, подумал я и вышел посмотреть. Обладателем дикторского голоса оказался высокий молодой человек с лихой кудрявой шевелюрой и революционным блеском в глазах. По его словам, кровавый режим в виде наряда ППС скрутил его при попытке переименования улицы Ленина в улицу Николя 2-го Чудотворца. Он с отверткой в руках, на стремянке, откручивал табличку с дома, чтобы заменить её на собственноручно изготовленную. Выполняя сей перфоманс, он попутно агитировал мимокроков на вступление в свою партию и призывал покаяться за столетие кровавого коммунистического режима.


Полный 3.14ц, решил я, и попытался завязать разговор с Чудотворцем. Разговора особо не получилось, т.к. на его громкий голос вскоре подошли санитары, взяли гражданина под белы рученьки и провели в процедурную, где поставили магический укол. Магия заключалась в том, что пациент после этого укола на неделю получал -100 ко всем атрибутам, терял сверхспособности и мог перемещаться ползком по стенкам от кровати до туалета и столовки и обратно. Не знаю, какое там название у этого средства было, но я для себя уяснил, что тут лучше не барагозить и с персоналом быть зайчиком, а не то местные волшебники превратят на неделю в глупую картошку.


Ту би продолжено, берегите себя и свои головы!

Показать полностью
680

Если кажется, что ты псих.

Если кажется, что ты псих. Психиатрия, Псих, Психиатрическая больница, Психическое расстройство, Психические отклонения, Депрессия

Работая психиатром, на приеме, да и просто при знакомстве с новыми людьми, часто слышишь: "Мне кажется, я чокнутая..", "Я постоянно депрессую, может мне в дурке полежать, дай мне таблеток каких-нибудь!". И, порой, эти предположения даже оказываются правдивыми.


Задаваться такими вопросами абсолютно нормально, обычная самодиагностика, как в технике - проверка систем, датчиков - все ли в порядке. В 95% (конечно, точный процент я не считал, просто взял красивую цифру у себя из головы) все опасения напрасны.

Предлагаю прочитать вам РЕАЛЬНЫЕ психиатрические симптомы.

1. Нарушение сна. Самая частая причина обращений и хороший критерий определения заболевания.

Невозможность уснуть более 24 часов (то есть, когда вы лежите и не можете уснуть, а не тусите это время по клубам).

Частые просыпания по ночам без внешней причины (захотелось в туалет, кот упал на голову, на улице разоралась сигналка не считаются) более 5 дней подряд.

Просыпания от "ужасов", состояния паники более 5 дней подряд.

Регулярные трудности засыпания, которые доставляют дискомфорт, более 2 недель подряд.

2. Чувство тревоги. Постоянное, изматывающее, не имеющее под собой реальной основы, либо значительно преувеличенное.

3. Ощущения, что каждый может прочитать твои мысли, что все знают о чем ты думаешь. Чувство постоянной слежки за собой, прослушки телефона, компьютера.

4. Депрессия. Сложное и многогранное заболевание, которое многие себе зря приписывают. Если вкратце -"ничего не хочу", "ничего не доставляет радости". При этом не обязательно лежать на диване и лить кродильи слезы, многие годами работают и даже выглядят успешно. Тема очень обширна, напишу отдельно о ней, если интересно.

5. Галлюцинации. Очень серьезный симптом, но определить его самому совсем непросто, поэтому, если его ощущаете, просто спросите людей рядом, может они тоже слышат или видят это.

Как видите, симптомов не очень много и многие легко диагностируются. Узнав хоть один из них у себя рекомендую обратиться к врачу, только не к терапевту, а к психиатру. В следующих статьях напишу опасно ли ходить к психиатру, как вылечить ту странную соседку-старуху с сотней кошек и много чего еще интересного. Подписывайтесь!

Показать полностью
2428

Ты псих! И не спорь!

Прошло уже 10 лет, а до сих пор бомбит от этой истории..


В рамках университетской дисциплины "судебная психиатрия" у нас был курс практических занятий в психиатрической больнице.

Мы приезжали туда всей группой, размещались в отдельном помещении, наш преподаватель по очереди приводил к нам больных, сажал на стул в центре, садился рядом и задавал вопросы, вроде: расскажите о себе, не употребляете ли вы наркотики, почему вы тут оказались?

На последнем делался акцент, задавались уточняющие вопросы, после пациента благодарили и провожали, а нам рассказывалось, как же обстоит дело на самом деле.


Например, была молодая девушка, которая рассказывала нам, что её младшего брата, которого она очень любит, жестоко избили, буквально до полусмерти, она долго его выхаживала и так переживала, что попала в это учреждение. Оказалось, что брат пришел домой с небольшой ссадиной на лице, а все остальное - плод воображения.


Был мужчина, который показывал нам чёрно-белую фотографию, вырезанную из газеты, на которой было изображено несколько людей. Он рассказал, что это его семья, подробно описывая каждого её члена и чем тот занимается и пр. Как вы уже поняли - это была просто вырезка из газеты. В конце рассказа он предложил сделать студенткам массаж, говоря, что у него очень сильные руки. В подтверждение своих слов он начал очень сильно бить рукой об руку, скрещивая их. Еле увели. Было действительно не по себе.


Была женщина, которая жаловалась, что сосед травит её различными способами, и всегда, гад такой, пробирается в квартиру, когда мужа нет дома. Она же поделилась с нами тем, что у неё рак.

Оказалось, что психика её пошатнулась из-за раннего климакса, потом было обследование, на котором выявили незначительное увеличение печени, которое вот больное воображение и разогнало до рака (ну, то есть рак она себе тоже придумала).

Я ее, кстати, позже, спустя несколько месяцев, встретила в маршрутке. Тогда я поняла, что психически нездоровым человеком может оказаться кто угодно и где угодно. Да и преподаватель наш говорил: "вы бы знали, сколько шизофреников можно встретить только в нашем университете".


В смешанном отделении нам зачем-то показали совершенно обычного парня, который явно там отсиживался, прятался от кого-то или чего-то. Ну, по кр мере, мы так решили совместным обсуждением с одногруппниками.


В детском отделении нам показали мальчика, о нём рассказывала его мама, сетуя на гиперактивность сына. Не мне, конечно, судить, ну, и не психиатр я всё-таки, но нас всех удивило то, что вместо организации активности ребенка в спорте, например, было принято лечить его медикаментозно. Наверное, для этого всё же были предпосылки, которые чисто визуально мы были не способны определить.


А теперь к главному.

Среди прочих пациентов больницы привели  паренька, 14 или 15 лет, не помню точно. Так вот, преподаватель рассказал, что на тот момент это был не первый случай попадания его в психиатрическую больницу. Основная причина - "агрессивность и постоянное бегство из дома".

Парень (назовем его Артём) рассказал, что его мать пьёт, что отца он не знал, и что в качестве последнего спутника жизни мама выбрала себе такого же пьяницу, любителя поднимать руку на неё и на Артема.

Это был запойный алкоголик, то есть он мог месяц не пить и работать, а потом месяц пить и буянить. Руку же он поднимал и пьяным, и трезвым. 


Пока мальчик был маленький - приходилось всё это терпеть, он периодически убегал из дома, но всегда возвращался. А как подрос, начал вступаться за мать. Один раз, после того, как он сломал матери руку, Артём сломал нос своему, с позволения сказать, отчиму. Тот вызвал скорую - и мальчика увезли. Мать встала на сторону своего суженого.

По возвращению домой всё стало только хуже. 

Артём опять решил сбежать из дома.

Парень казался нам абсолютно здоровым, в его поступках угадывалась логика, и реакция на "отчима" была вполне закономерной, мы спрашивали у него - куда он сбегал, что делал?


Он рассказал, что в последний раз убежал почти на полгода, несколько месяцев работал в Москве, заработал денег и на все лето уехал на юг (в Анапу, если не ошибаюсь), где снял комнату у какой-то бабульки, по возможности подрабатывал, но в основном просто отдыхал и купался.

Он не курил и не пил. Рассказал, что к алкоголю и к алкоголикам испытывает отвращение в принципе.


Осенью Артём вернулся домой. Не для того, чтобы остаться, а просто потому что не мог бросить мать с постоянно избивающим её алкоголиком. Он всё надеялся как-то выпроводить его и привести мать в чувства. Но это было бесполезно. В какой-то момент, когда "отчим" был трезв, он и вызвал в очередной раз скорую, рассказал, что Артём опять сбегал, что он опять агрессивен, что угрожает ему и хочет его убить.


Когда Артём ушёл, преподаватель подтвердил все его слова. Никакой агрессивности в лечебном учреждении парень не проявлял. Он, похоже, смирился со своей судьбой. Мать его не навещала.

Мы все возмущались, говорили о том, что все поступки Артема никак не делают его душевно больным, что они более, чем разумны, что он, наоборот молодец, что работал, а не пил, что мать не бросал и заступался, возмущались, предлагали провести экспертизу и т.д.


На всё это преподаватель сказал, что с нами согласен, но "против системы не попрёшь". мы тогда не совсем поняли, что он имел в виду.

Напоследок он сообщил нам, что скоро Артему начнут давать, какие-то серьезные препараты, чтобы скорректировать поведение.


Дело в том, что есть такое заболевание - "дромомания" – нарушение психики, которое проявляется неодолимым желанием убежать из собственного дома. Люди, страдающие этим расстройством, как правило, ничего не планируют, не имеют конкретной цели и не понимают степень последствий своих действий. По-другому, дромомания – это импульсивное, незапланированное путешествие, которое происходит без каких-либо причин и целей.

Но поведение Артёма никак не вписывалось в это понятие, у него были и причины убегать, и цели, и план...


Бомбило нас ещё очень долго, и в основном от того, что мы ничего не можем сделать в этой ситуации.

Показать полностью
1485

Психбольница: мифы и реальность.

Так сложилось, что три года я проработал в психбольнице в Москве (пруфов не будет, так как за это всё ещё можно получить по шапке). Работал я на спецотделении, куда попадают "совершившие общественно опасные деяния в состоянии невменяемости", по большему счету - убийцы, насильники и иже с ними. Соответственно, режим жизни на "стражном", как нас называли, существенно отличается от режима на "общем", куда попадают, в большей части, старики и полностью недееспособные больные. Также прошу учитывать, что в глубинке ситуация может сильно отличаться от происходящего в столице.
Так сложилось, что о происходящем в психбольницах мы знаем в основном из западных фильмов и книг, вроде "пролетая над гнездом кукушки" и подобных. Смирительные рубашки, обитые войлоком стены, пациенты, залеченные до состояния овощей - ничего этого я не видел. Смирительные рубашки у нас не практикуются, совсем, вместо них есть "вязки" - то есть пациента (обычно после приступа) просто привязывают к кровати, фиксируют его конечности и колют сильные успокоительные вроде аминазина. Со временем у пациентов вырабатывается толерантность к препарату, и он перестает быть эффективным - тогда лекарство меняют.
Обитые войлоком стены - их тоже нет. Буйного пациента "обкалывают" лекарством, вяжут, а когда более менее придет в норму, помещают в "надзорную палату", за которой ведётся постоянное наблюдение персоналом. По прошествии нного количества времени пациента переводят в реабилитационное отделение, где режим полегче, ещё через несколько лет, в зависимости от поведения пациента, на общее отделение, или по решению суда и врачебной комиссии назначают амбулаторное лечение. Но вряд ли пациент, совершивший убийство, выйдет из больницы раньше, чем через 10-15 лет. Вообще, сроки пребывания в ПБ в среднем сильно превышают сроки в тюрьме, за аналогичное преступление. Если ремиссии не происходит, пациент остаётся в больнице на всю жизнь. Так, на моем отделении был дед, сидевший уже 52 года, и точно никуда он уже не выйдет.
На спецотделение можно попасть и за лёгкие преступления. Я знал одного парня, которого первоначально взяли за кражу мобильника, и к тому времени пролежал уже 10 лет. Я уверен, правда, что ему это жизнь спасло, поскольку на улице он бы точно уже умер. А так есть шанс.
В кино в психбольницах часто показывают персонал как дюжих мужиков. Увы, это не так) сам я был единственным мужчиной из персонала, остальные - 40-60летние женщины, и это при 40 с лишним пациентов, некоторые из которых убили по 5-6 человек. Абсурдно, курьезно, но правда. Охрана всегда снаружи, за решеткой, так что в случае ЧП ждать их минут 5, за которые может случиться все что угодно. Поначалу было страшно, потом привык.
Писать ещё можно много чего, если пост будет интересен кому, распишу. Но под конец хочу сказать вот о чем: треть пациентов алкоголики, две трети - наркоманы, чаще всего и то и другое. Многие из хороших семей, обеспеченные люди. Никто из них не думал, что попадет в такое место. Но наркотики и алкоголь разрушили их сознание, мозг и тело. Берегите себя.

684

Странная одноклассница

В продолжение темы про одноклассников: http://pikabu.ru/story/kak_v_menya_votknula_nozhnitsyi_odnok...


В школе я был отличником, лучшим учеником в параллели. С детства как-то все давалось легко, во-многом благодаря очень хорошей памяти. На всякие олимпиады, конкурсы, конференции всегда выдвигали меня. Но при этом никогда не был заучкой, поведение прихрамывало: пиво с пацанами на школьном дворе, иногда прогулы, курение за углом. Но на это закрывали глаза - ведь гордость школы, с кем не бывает :) Класс у нас был дружный, даже с "плохишами" у меня отношения были очень хорошими.

Но вот после 9 класса в школе создали три класса: физ-мат, био-хим и общеобразовательный. Я поступил в физ-мат. И тут в один класс со мной попала девчонка, назовем ее Оксаной. Очень необщительная, замкнутая, всегда сидела одна на самой последней парте и смотрела на всех свысока, даже пренебрежительно. Училась она тоже очень хорошо, но была именно заучкой. Все зубрила от и до, т.е. давалось ей все это сложнее, чем мне. Я человек неконфликтный, поэтому на нее особого внимания не обращал. Но тут на меня стали сыпаться жалобы со стороны Оксаны и ее родителей. То учителя мне якобы оценки ставят за просто так, то курю я за школой, то списывать даю, то якобы сам списываю. Доходило до того, что на переменах следила за мной и украдкой делала фото, как я с пацанами курю (тогда уже начали появляться первые телефоны с камерами). Дирекция школы пыталась все это заметать под ковер и как-то договаривалась с ГорОНО.

На одном из родительских собраний моя мама в конце концов столкнулась с ее мамой - это была стервозная бабища, в норковой шубе, похожая на злодейку из мульта про 101 далматинца. Она кричала, угрожала, обвиняла. Короче, никакого разговора с ней не получалось. Решено было просто по-возможности вообще не обращать внимание на данную семейку.

Со стороны Оксаны тоже становилось все больше неадекватных выходок. Она могла громко и презрительно комментировать, когда я отвечал у доски. Приносила в класс камеру и снимала меня во время контрольных работ. Были даже случаи, что пыталась бить кого-то из одноклассников. Но ей все сходило с рук , ведь "онажедевочка".

Мы все подозревали, что у нее что-то "не так" с психикой. Но время летело быстро и настало время заканчивать школу. Все мы мирно разошлись, а Оксана поступила в мед.

Потом уже я слышал, что из меда она вылетела, как мне рассказывали - ударила декана, когда не была согласна с какой-то оценкой. И вроде у нее диагностировали какое-то психическое расстройство. Что с ней было дальше - мне не известно.


Как по-моему, то нашим школам требуются хорошие психологи, или какие-то психологические тесты, чтобы люди с очевидными странностями получали своевременную квалифицированную помощь.

150

Диссоциативное расстройство (множественная личность). История одного сумасшествия - 2

Это - вторая часть, первая - тут: http://pikabu.ru/story/ot_psikha_do_psikhokonsultanta_istori...


Эта часть будет написана в форме сборника вопросов и ответов (FAQ). Надеюсь, такой формат понравится пикабушникам.


Q.: О чём вообще речь?

A.: У меня диагностировали диссоциативное расстройство идентичности (ДРИ). Т.е. «множественные личности». Иными словами, в одном моём теле обитает несколько «человек», они разные по характеру, имеют свои особенности и взаимодействуют довольно причудливым образом. Грубо говоря, «меня — четыре». Или больше. Мы ещё сами не разобрались, сколько нас там.


Q.: Как ты понял, что у тебя ДРИ? Откуда ты знаешь, что оно действительно есть, и тебе не показалось?

A.: Впервые предположение о моей диссоциативности, как обычно, высказала К. Она перечитывала классический труд Мак-Вильямс, посвященный психоаналитической диагностике, и нашла много общего между описанием диссоциативной структурой личности и моими особенностями.


Тогда я не придал особого значения этому факту и продолжал оценивать себя как шизика. Ну, а что: расплывания мыслей — есть, множественные внутренние диалоги — есть, нарушения мышления по шизофреническому типу — есть, и даже [псевдо]галлюцинации — и те бывают.


Через некоторое время я сам добрался до той главы, в которой описана диссоциативная структура, и поразился тому, насколько хорошо описание подходит к моим личностным особенностям. Это заставило задуматься.


Потом я испытал свой первый опыт диссоциации под действием ПАВ (THC+CBD). Я раскололся на четыре части. Это было одновременно страшно, интересно и принесло неописуемое ощущение отдохновения. Это было реальнее, чем любые ощущения, которые я испытывал до этого. Поскольку эффекты сочетания THC и CBD хорошо изучены и детально описаны, я сделал логичный вывод о том, что дело не в них (эти вещества не вызывают диссоциацию сами по себе).


Через некоторое время я прошёл тест DES, который показал, что я — в группе риска по ДРИ.


Ещё через некоторое время я нашёл вменяемого психиатра-психотерапевта, работая с которым я прошёл диагностику, в результате чего подтвердилось, что таки да, я диссоциативщик. Это было несколько неожиданно (в силу относительной редкости этого расстройства я до последнего отказывался поверить в том, что являюсь его обладателем), но принятие этого факта принесло мне (нам) огромное эмоциональное облегчение.


Кстати, сама Мак-Вильямс в своей книге пишет, что диссоциативная структура — не такая редкость, как принято думать. Просто в силу трудности её диагностирования, люди, организованные по этому типу, часто попадают в другие нозологические категории — чаще всего их считают шизофрениками, иногда – биполярщиками, порой — истериками и т.д.



Q.: Ты говоришь, что диссоциировал под действием ПАВ. Можешь описать, что конкретно с тобой произошло?

A.: Сначала всё было как обычно: лёгкое ощущение опьянения, небольшое повышение настроения. Ничто, как говорится, не предвещало. А потом — началось.


Первый признак — картинка (изображение, которое передаётся от глаз мозгу) разделилась на четыре части, вот так:

Диссоциативное расстройство (множественная личность). История одного сумасшествия - 2 Диссоциативное расстройство, Множественная личность, Сумасшествие, Псих, Психиатрия, Психология, Длиннопост

Рис. 1 — разделение изображения в момент первого осознанного опыта диссоциации. F1 — картинка в норме, виден кусочек стола и дверь. F2 — картинка раздробилась на четыре части: две больших и две поменьше. Изображения в сегментах практически идентичны.


Я, признаться, несколько испугался — такой фигни со мной никогда не было. Я судорожно пытался понять, что же происходит, а потом… не знаю, как это объяснить, в общем, никакого «я» не стало. На месте «Я» образовались четыре автономных потока мыслей, ощущений и селф-репрезентаций. Мы проживались одновременно.


Потом к каждому из этих сознаний привязался свой сегмент картинки, и каждый из нас стал видеть нормально, но прикол в том, что мы были все четверо одновременно. Мы не чувствовали то, что происходит внутри друг друга, но ощущали присутствие всех.


Мы помним, как пытались одновременно говорить одним ртом, но он был недостаточно гибким, чтобы позволить нам это делать. Тогда мы решили чередоваться в управлении Этим (телом).


Один из нас объявил К.: «Нас — четыре. А внутри каждого — ещё четыре. И так — бессчётное множество».


Мы впервые в открытую вышли на поверхность. Мы настолько сильно доверились К., что решили показаться в своём истинном свете, до этого мы умело скрывали наше существование ото всех, в т.ч. от себя.


Дальше, чередуясь в управлении Этим, мы рассказали К. о том, как мы живём внутри Этого, как взаимодействуем между собой, как сосуществуем.


Q.: Что ты знаешь о своих субличностях? Как у тебя внутри всё устроено, как ты живёшь с этим зоопарком? И вообще, откуда и каким образом черпаешь информацию о схеме взаимодействия своих эго-состояний?

A.: Начну с последнего вопроса. Я использую активацию 5-HT-2A-серотониновых рецепторов для того, чтобы пообщаться с субличностями.


В норме Этот (тело) находится в каждый момент времени под управлением только одной из них, и она (управляющая субличность) не особенно-то склонна рассказывать о том, как там всё устроено. Более того, само осознание того, что я — лишь один из многих, живущих в моей голове, стало приходить ко мне совсем недавно, до этого оно было очень хорошо спрятано в т.ч. ото всякой рефлексии.


Что я о них (нас) знаю? Ну, то, что их много. Изначально они заявили, что их четверо, но в последующих сессиях они сказали, что их гораздо больше, просто эти четверо, они, грубо говоря, делегаты — те, кому позволили проявиться. Но на самом деле — их больше.


Самое интересное — это то, что они заявляют о диссоциативном характере каждой из них, но пока что добиться значимых свидетельств того, что мои составные части сами не монолитны, не удалось.


Эти Четверо очень хитрым образом поделили всю доступную память — на три зоны:


1. Память доступная только для одной субличности. Другие не видят событий, помещённых в эту область;


2. Память, доступная всем субличностям. Здесь лежат всякие общие знания, факты, часто субличности сбрасывают сюда свой опыт проживания;


3. Зона, не доступная никому. Сюда попадают воспоминания, слишком ужасные и травматичные, чтобы хранить их где-то в другом месте. Крайне интересно было бы залезть туда и посмотреть, что там такое, но пока я не понимаю, как это осуществить.

Диссоциативное расстройство (множественная личность). История одного сумасшествия - 2 Диссоциативное расстройство, Множественная личность, Сумасшествие, Псих, Психиатрия, Психология, Длиннопост

Рис. 2 — Схема разделения памяти по уровням доступа субличностей.


Как я уже говорил выше, мне известно о Четверых. Я называю (или, правильнее сказать, мы именуем себя) их: Шизоид, Психопат, Истеричка и Ребёнок.


Каждый из них (нас, блин, не знаю, как тут правильно писать) имеет свой характер, свои предпочтения, свои способы реагирования, свои акцентуации, свои психопатологии.


Q.: Как ты определяешь, какая субличность будет управлять телом?

A.: Ну, начнём с того, что я (что бы мы ни подразумевали под «Я» в этом случае) никак это не определяю.


Т.е. ни одна субличность не рулит этим процессом, вместо этого там есть некий автоматизированный механизм, с которым согласны все, и который определяет управляющего.


Работает он примерно так: представите себе рулетку. Ту, которая в казино. Только крутится там не волчок в центре, а некая штука по периметру окружности. Вот вам рисунок, чтобы понятнее было:

Диссоциативное расстройство (множественная личность). История одного сумасшествия - 2 Диссоциативное расстройство, Множественная личность, Сумасшествие, Псих, Психиатрия, Психология, Длиннопост

Рис. 3 — способы выбора управляющей субличности. C1 — в спокойной ситуации, C2 — в ситуации внешнего давления.


То, что на рисунке отмечено цифрой 3 (такой треугольник) — это Указатель. Когда необходимо выбрать управляющую субличность (честно скажу, не имею ни малейшего понятия о том, как определяется наличие такой необходимости), Указатель начинает вращаться по окружности.


Какое-то время он крутится, после чего — останавливается, указывая на один из секторов (обозначены цифрой 2 на рисунке).


Каждому сектору соответствует одна субличность. Тот, на чей сектор укажет Указатель, будет рулить Этим до следующего запуска.


Но этот механизм был бы неадаптивен, если бы субличности выбирались истинно случайным образом. Там всё хитрее. Схема, описанная выше, применяется только в «сферически идеальных условиях вакуума». В большинстве же реальных ситуаций используется схема, отображённая на рис. 2.C2.


Перед запуском вращения Указателя секторы меняют свой размер в зависимости от того, насколько соответствующие субличности соответствуют происходящей ситуации. Например, если нужно провести публичное выступление, то сектор Истерички будет максимальным, а сектор Ребёнка — минимальным. Соответственно изменению размеров секторов изменится и вероятность того, что соответствующая личность будет выбрана.


Q.: Я тебя знаю лично (в оффлайне). Почему я не замечал твою диссоциативность?

A.: Если кратко, то по двум причинам: во-первых, ты знаешь меня недостаточно хорошо (я очень плохо схожусь с людьми на глубинном уровне), во-вторых, ты не имеешь квалификации для диагностики ДРИ.


Если немного подробнее, то следует отметить, что диссоциативщики очень склонны скрывать свою диссоциативную сущность. Даже Миллигана (у которого субличности были раздроблены гораздо сильнее, чем у меня) далеко не сразу вычислили.


Кроме того, вернёмся к рис. 1 и обратим внимание на наличие зоны общей памяти. Большая часть опыта, приобретаемого субличностями, попадает именно туда. Поэтому, как правило, даже после переключения я (тот, кто стал у руля) помню, что со мной было, пока я находился под управлением другого эго-состояния.


Поэтому подловить меня на амнезии достаточно трудно (но возможно, к примеру, моя сестра регулярно этим занимается). У меня есть некая компенсация непрерывности ощущения Эго. Она кривая и имеет множество костылей, но для поверхностных контактов (кои у меня имеют место практически со всеми читателями этого блога) этого достаточно. Люди обычно гораздо больше внимания обращают на себя, чем на других :)


И ещё один момент: влияние Этого. Дело в том, что Этот — он не пассивная субстанция. Описывая его, Четверо охарактеризовали его как полуразумного, способного на некие автоматические простые суждения и действия без привлечения стоящего за ним эго-состояния.


Рассмотрим следующий рисунок:

Диссоциативное расстройство (множественная личность). История одного сумасшествия - 2 Диссоциативное расстройство, Множественная личность, Сумасшествие, Псих, Психиатрия, Психология, Длиннопост

Рис. 4 — взаимодействие Этого и Четверых. D1 — общая схема, D2 — схема работы под управлением одной из субличностей.


Это, если кто не понял моих художественных талантов, голова, вид сверху. Ну, символически. Там, где цифра 1 — это лицо, три точки — это глаза и нос. Типа, лицо.


Так вот, на рис. 4.d1 изображена общая схема: есть Этот (некая сущность, олицетворяющая интерфейс к телу, он там под цифрой 1 идёт), есть коннекторы между Этим и субличностями (цифра 2 на рисунке) и есть сами субличности (цифра 3).


Посмотрим теперь на рис. 4.d2. Там показан процесс управления одной субличностью (сектор с тройкой) Этим (цифра 1) посредством коннектора (цифра 2). Остальные субличности в это время спят (вот они, тоже под тройкой в кружочке).


Так вот, фишка в том, что в силу полуразумности Этого, часть реакций и действий вообще не обрабатывабтся субличностью, которая в данный момент управляет. А Этот у меня — всегда один и тот же. И поэтому в каких-то аспектах (которые настолько примитивны, чтобы обрабатываться напрямую Этим) изменения при переключении могут быть не видны.



Q.: Как ты ощущаешь проявление своей диссоциативности?

A.: По-разному. Во-первых, следует рассказать ещё раз о своих множественных внутренних диалогах. Я их уже описывал, но повторюсь.


Итак, у здорового человека — один внутренний диалог. Это когда вы как-бы проговариваете свои действия у себя в голове («Ок, сейчас я куплю хлеб, а потом пойду домой») или рассуждаете про себя («Блин, сколько ещё стоять в этой грёбанной пробке!»).


У шизофреника — голоса. Он реально слышит или ощущает голоса. Чужие голоса, которые говорят ему о чём-то (как правило, ругают его или приказывают совершить что-нибудь непотребное или агрессивное).


А у меня — тоже множественные, но не голоса, а внутренние диалоги. Их может быть до четырёх штук одновременно. И говорят они, если им позволить это делать (т.е. не принять вовремя амисульприд) одновременно и несут всякую фигню.


Они не воспринимаются, как что-то чуждое, это как-бы говорю я и не я одновременно: я — потому, что, вроде как, больше некому, да и вообще ощущается это как что-то своё, а не я — потому, что я не могу контролировать больше одного внутреннего диалога за раз, т.е. если я волевым усилием попытаюсь внутри себя сказать: «Привет, чувак!», то это будет произнесено только одним ВД, а что там будут говорить остальные — я за это поручиться не могу.


Второй момент — навязчивые «четвёрки», прорывающиеся из глубин бессознательного. Дело в том, что эти самые внутренние диалоги порой очень любят говорить что-то, что содержит в себе цифру четыре. Пример, который просто был у меня в голове, когда я писал этот текст: «Четыре огромных подпорных механизма дифференцируют четвертичный модулятор четвёртого интегрированного модуля».


Сколько я себя помню, эти навязчивые четвёрки преследуют меня. И я очень долго не мог понять, что же это за фигня-то такая. У нас с К. была даже фрейдистская интерпретация, что четыре в данном случае — это количество членов семьи, в которой я вырос, но она (интерпретация) меня не удовлетворяла.


А потом до меня, собственно, дошло. Это — символическое отображение Четверых. Таким образом моя расколотая психика пыталась сообщить о своём состоянии.


Кстати, после того, как я принял и осознал свою диссоциативную сущность, эти четвёрки стали менее навязчивыми.


Третий момент — связан с моим (того, кто в данный момент управляет Этим) активным участием. Дело в том, что в общую память попадают не только факты, но и некие воспоминания об отношениях к этим фактам.


И если посмотреть на такие воспоминания внимательно, то можно обнаружить странные несоответствия. Например, я явно помню о том, что некоторое время назад я знал о том, что мне следует вскрыть себе живот. Я помню о том, что у меня было ощущение правильности и непреложности этого решения.


Я даже помню, каково это — ощущать эту правильность, не требующую доказательства, но… сейчас я не могу понять, с чего это вдруг мне так казалось. Опять же, воспоминания носят довольно странный характер: они как будто одновременно мои (ну, а чьи ж ещё?) и не мои (ибо настолько чужды, что кажется, что кто-то пережил их за тебя, а потом результат засунул тебе в память).


А вообще, на dirty юзер ScD привёл прекрасную аналогию, я бы лучше не сказал: «Представьте что Вы едите мороженое, любимое (допустим ванильное). И вот Вы съели треть, мимо проезжает автомобиль, Вы на него отвлекаетесь, а когда опускаете взгляд обратно, то вдруг понимаете что оно фисташковое, а у Вас не то что нелюбовь к фисташкам, у Вас на них аллергия! И Вы уже с отвращением выбрасываете его в мусорку, не понимая зачем купили».


И ещё момент — навязчивые фантазии расщепления. Я могу фантазировать о том, что я очень сильно стукаюсь головой о камень, батарею, стену или иную твёрдую поверхность, и голова моя распадается на четыре части. Иногда мне очень хочется осуществить это на практике. Или разрезать себя на четыре части.


Или разрезать лицо. Или хотя бы сделать на лице татуировку, которая заменила бы разрезы. Возможно, сделаю когда-нибудь.


Q.: Как твоя диссоциация проявляется объективно? Что увидит наблюдатель со стороны, не способный читать твои мысли?

A.: Ну, тут не мне судить, я-то себя со стороны не вижу. Но я попросил К., как человека, который знает меня лучше всех, написать ответ на этот вопрос. Вот что получилось:


«Как проявляется диссоциация? Я очень ярко это замечаю в стрессовых для В. ситуациях.


Помню, как я его знакомила со своей мамой. Только что рядом со мной находился В., к которому я привыкла - взрослый, рациональный, - а вот уже сидит рядом маленький напуганный ребёнок. У него кардинально меняются паттерны поведения, он начинает по другому реагировать на меня, иначе выражать свои мысли и желания.


Также в определенных ситуациях проявляются и другие субличности.


Истеричка - стремится себя показать на публику, стремится к социальному взаимодействию. В основном проявляется в виртуальной реальности.


Психопат - ненавидит весь мир, высказывает параноидные концепции о окружающих, стремится к применению вербальной и физической агрессии. Неуправляем, с трудом поддаётся коррекции. Включается в ситуациях, где есть у В. есть потребность в защите себя или значимых для него людей.


Шизоид - рациональный, безэмоциональный, отгороженный от окружающих, неэмпатичный. Помогает В. в социальном взаимодействии. На мой взгляд выступает в роли некой "стены" между ядром личности и окружающим миром: позволяет не допускать во внутрь потенциально опасные стимулы, оставляя их на уровне рационального восприятия. То самое желанное В. отключение эмоциональной сферы.


Ребёнок - в большинстве случаев напуганный, зажатый, стремящийся стать незаметным. Боится окружающих. Боится себя. Включается часто в стрессовых ситуациях, в ситуациях, где по мнению В. он допустил ошибку. Реализует наказание себя через аутоагрессию. В эти моменты с В. бесполезно говорить, как со взрослым человеком.»


Q.: А как ты можешь охарактеризовать каждого из Четверых? Чем они отличаются?

A.: Если кратко, то Ребёнок — самая забитая и депрессивная субличность. Он является хранителем боли и средоточием вины. Стремится уничтожить себя, чтобы сделать мир лучше.


Истеричка — прямая противоположность. Экстраверт, завышенная самооценка. Любит привлекать к себе внимание и красоваться на публику.


Шизоид — эстет, интеллектуал (в меру своих способностей), любитель абстрактных рассуждений и оторванных от повседневных задач. Нелюдим. С собой ему интереснее, чем с другими. Довольно резок в суждениях.


Психопат — тупой, бессмысленный, яростный. Агрессивный, но трусливый.


Ну, и позволю себе копипасту собственного ответа, данного в другом месте:


«Рассмотрим на простейшем примере — отношении к решению создать этот пост и его содержимому вместе с комментариями.


Просто потому, что это свежий, понятный всем пример, и за время существования поста я уже успел побывать во всех четырёх эго–состояниях и запомнить отношение к вопросу.


Истеричка: Я — офигенен! Я запилил такой клёвый пост! Меня все читают! Надо скорее–скорее обновлять страницу! Ну, же, ребята, давайте, давайте, пишите мне! Я вам сейчас покажу свой внутренний мир, вы офигеете!


Психопат: блядь, хули они мне тут пишут, уёбки! Не нравится им мой рассказ, ага. А они сами, сука, попробовали бы хоть день так прожить, я бы на них посмотрел. А этих умников, которые мне пишут, что я кошу, я по IP вычислю и замочу! Уроды, блядь! Сука, ни лечить нормально не могут, ни помочь!


Ребёнок: страшно... Я создал этот пост, а вдруг его прочитает отец. Мне же конец тогда... Какой же я плохой, я вынес сор из избы, и теперь должен быть наказан. А пока меня не наказали другие, нужно насказать себя самому! Я боюсь... Зачем я это сделал?! Нужно отключить себе интернет, чтобы больше не допускать таких проступков.


Шизоид: ну, чувак, написал ты пост, ага. Но сам подумай, есть ли тут, чем гордиться? Конечно, нет: 21–й век на дворе, сейчас все (почти) писать посты умеют. Ну, хорошо, раз написал, давай почитаем. Только отвечать не будем — вдруг, разговор завяжется, нафиг–нафиг. Хм... Нет, я, конечно, имею другое мнение, но я вполне могу себе представить мир, в котором %username% прав (уходит подумывать устройство этого гипотетического мира, ничего никому не ответив).


Как–то так».



Q.: Кто из вас сейчас пишет этот текст?

A.: Безусловно, Истеричка. Только ему интересно выставить себя напоказ.



Q.: Кто главный?

A.: Главных нет. Но есть закономерность в величине секторов при переключениях (см. выше) — у Ребёнка сектор самый маленький в большинстве ситуаций.


Кстати, его, Ребёнка, трое оставшихся стремятся защитить.


Q.: Когда ты говоришь «я», что ты имеешь ввиду?

A.: Ну, во-первых, себя в юридическом и биологическом смысле. У нас достаточно критики, чтобы понимать, что все мы — порождение одного биологического мозга, и большинство людей привыкли, что одному мозгу / телу соответствовала одна личность. И поэтому местоимение «я», употреблённое для идентификации субъекта, звучит привычнее, чем «мы». Мы здесь просто подстроились под требования общества. Но, на самом деле, нам было бы комфортнее говорить «мы».


Q.: Ну, а вообще, как тебе живётся с этим зоопарком?

A.: Да нормально живётся. Для нас это так же естественно, как и для вас — жить в одиночестве (имею ввиду в своей голове). Мы привыкли.


Q.: Эта твоя фигня называется расстройством. Чувствуешь, что оно доставляет какие-то проблемы, помимо некоторой необычности существования?

A.: Само по себе, ДРИ — удивительно беспроблемная штука :)


Точнее, не так. Она создаёт проблем меньше, чем та же депрессия (лично у меня). За одним исключением — мне кажется, что моя неспособность работать была обусловлена именно некорректной работой диссоциативных механизмов: мои знания и опыт диссоциировали, поэтому я не мог (а в некоторых сферах — и до сих пор не могу) ими пользоваться.


А так — навязчивые мысли, «расплывания сознания», множественные внутренние диалоги — вот, пожалуй, и всё, чем мне мешает моё ДРИ.


Это очень плохо и крайне неудобно, но довольно легко корректируется (до определённой степени, конечно) психофармой.


Q.: Что ты собираешься со всем этим делать?

A.: Не знаю. Честно. Раньше мне казалось, что правильный путь — это объединение всех воедино. Но на прошлой сессии терапии с К. Четверо сказали, что боятся этого.


Объединение — это смерть для них (нас), а мы боимся смерти. Да, мы знаем, что, объединившись, мы породим структуру многократно превосходящую каждого из нас по силе, но, каждый из нас — умрёт. Мы не верим в воскрешение, в то, что мы вновь возродимся внутри Единого. И не хотим умирать.


Кроме того, тут есть и опасность физической смерти тушки. Нам не попадалось исследований на тему того, как смерть личностного содержания повлияет на тело и физиологический субстрат мозга. Может быть, это будет кома. Может быть, смерть. Физическая. Может быть, ничего не будет, и тушка просто «перезагрузится», как компьютер с новым сознанием. Нам это неизвестно, и это очень пугает.


Мы рассматриваем возможность построения более эффективной системы коллективного сосуществования, но пока не представляем себе деталей её реализации.


Q.: А почему ты вообще такой? Что привело к тому, что тебя четыре?

A.: Не знаю. Вообще, К. пыталась выяснить это, выходя в прямой контакт с субличностями, но это мало что дало.


Они рассказали, что некогда был раскол Единого:

Диссоциативное расстройство (множественная личность). История одного сумасшествия - 2 Диссоциативное расстройство, Множественная личность, Сумасшествие, Псих, Психиатрия, Психология, Длиннопост

Рис. 5 — Раскол Единого. J1 — до раскола, J2 — после.


Было какое-то событие, сопряжённое с фрейдистской фаллической символикой, которое привело к расколу. Но о том, что это было за событие, они не говорят. «Нам запрещено об этом говорить».


Мои знания психиатрии говорят о том, что там могло быть сексуальное насилие (или его символический эквивалент) в детстве, но я не могу утверждать, что такой эпизод действительно был в моей биографии.


Q.: Почему ты говоришь о своих субличностях то «мы», то «они»?

A.: Исключительно из грамматических и стилистических соображений.


Q.: Ты говорил, что собираешься стать психоконсультантом. Но как так, ты ведь сам псих?

A.: Угу. Я псих, который через многое прошёл, многое видел и имеет некоторый опыт. Думаю, он, этот самый опыт, позволит мне быть полезным для моих клиентов. В разных аспектах. Начиная с того, что я могу понять (проэмпатировать) клиента, и заканчивая тем, что я довольно много всего узнал, пока разобрался с этим всем.


Q.: У меня вопрос. Ты на него не ответил, а очень хочется. Что делать?

A.: Задайте в комментариях, если смогу — постараюсь ответить.


---

Похоже, нужно будет писать третью часть. Если интересно, сделаю позже.

Показать полностью 5
167

От психа до психоконсультанта. История одного сумасшествия - 1

ABSTRACT (или краткое содержание для тех, кому лень читать всё)


Однажды я сошёл с ума. Лечился у разных врачей разных направлений, потом попал в психушку. Не от военкомата или другой организации, связанной с комиссиями, а по-настоящему.


В психушке встретил К. Она работает там клиническим психологом и является лучшим специалистом из всех, кого я знаю. Постепенно мы поняли, что у нас много общего, и что вместе нам гораздо лучше, чем по отдельности.

От психа до психоконсультанта. История одного сумасшествия - 1 Психиатрическая больница, Сумасшествие, Психиатрия, Множественная личность, Шизофрения, Длиннопост, Текст

В дурдоме я лежал два раза, и после каждого из них мне становилось гораздо хуже, чем до. В итоге я переехал в другой город к К., и мы стали разрабатывать курс моего лечения самостоятельно.


Каких только диагнозов мне не ставили, пока я лечился амбулаторно и в стационаре: депрессия, биполярно-аффективное расстройство, шизотипическое расстройство, обсессивно-компульсивное расстройство, шизофрения… Казалось, что каждый врач считает своим долгом поставить мне новый, не похожий на предыдущие, диагноз. В итоге выяснилось, что у меня диссоциативное расстройство идентичности (оно же «множественная личность», оно же — «раздвоение личности»). Меня — четыре. В том смысле, что во мне живут четыре разных человека.


Сейчас, после применения разработанного совместно с К. курса лечения, я чувствую себя гораздо лучше, большинство неприятных симптомов удалось побороть. Но самое интересное заключается в том, что, подбирая себе лечение и исследуя собственное заболевание, я прочёл довольно много литературы и… решил сменить профессию. Сейчас я занимаюсь психоконсультированием.


В комментариях готов ответить на вопросы о том, каково это — когда в тебе живут четыре разных субличности, об особенностях содержания в психушках в качестве пациента, о том, чем отличается психолог от психиатра, о психотерапии, психологии, психиатрии и психофармакологии. Ну, и на любые другие (в пределах своей компетенции).


Ну, а ниже — моя история в полном изложении.


==================================


ДЛИННОТЕКСТ


Часть 1 — Про дурдом


Однажды я сошёл с ума… Точнее, не так. Если говорить совсем по-честному, я всегда был «странненьким». В детстве моим любимым занятием было сидеть на кухне и ковырять пальцем стену, это было интереснее, чем игры с другими детьми, чем книги, чем рисование, чем всё на свете.


В возрасте около 10 лет я совершил первую, по-детски наивную попытку убить себя. Очевидно, не получилось. В 12-13 лет я попробовал ещё раз. Где-то в этот же период я впервые прошёл курс психокоррекции, направленный на снижение агрессии (после того, как я пришёл с пневматикой в школу и «расстрелял» одноклассников (самого главного взрослые не знали — изначально я хотел прийти с боевым оружием, но мне не удалось выкрасть его у взрослых)). В 14 лет я попытался ещё раз, на этот раз гораздо более серьёзно. Но поскольку я был классическим малолетним долбоёбом, у меня ничего не получилось: я не рассчитал прочность верёвки, и моё повешенье закончилось ничем. Ну, точнее, странгуляционной бороздой и лужей всяких выделений.


Несмотря на всё это, я считал себя нормальным. Ну, подумаешь, иногда вижу то, чего нет, ну, четыре внутренних диалога, ну, состояния всякие странные бывают, бред лезет, но жить-то можно. Вот я и жил.


Я понимаю, что, вероятнее всего, моя болезнь прогрессировала с самого детства, но мне казалось, что всё ОК. На момент начала повествования мне уже стукнул тридцатник, я жил, восстанавливался после тяжелого развода, числился на работе и даже получал за это деньги.


А потом — компания, в которой я «работал», в связи с санкциями свернула деятельность в России, и меня уволили. Я понимал, что новую работу я не найду никогда, поскольку ничего не умею. Парадоксально, но ни красный диплом, ни 10+ лет работы, ни куча сертификатов не подтверждали ровным счётом ничего. Было отчётливо ясно, что я не справлюсь ни с какими обязанностями, даже теми, которые считаются простыми. Я прошёл собеседование в крупную российскую компанию на достаточно высокую должность, и мне оставался один звонок в Москву, в котором я подтвердил бы свою готовность приступить к трудовой деятельности, но я не мог его сделать. Страх охватывал и обездвиживал меня.


Я медленно деградировал в своей съемной квартире. Мне было страшно и тревожно. Страшно выйти из комнаты, страшно открыть окно. Самым мучительным испытанием были позывы к мочеиспусканию и дефекации: с одной стороны, мне ужасно не хотелось делать это в той кровати, где я сплю, с другой — экзистенциальный ужас охватывал меня при мысли о том, чтобы сделать несколько шагов до туалета.


Так проходили мои дни. А однажды совершенно внезапно я разучился читать и писать. Совсем. Я смотрел в монитор, видел текст, понимал, что он содержит какой-то смысл, но буквы не складывались в слова, а слова — в предложения. Это похоже на попытку читать незнакомый язык: ты понимаешь, что тут что-то написано, но никак не разберёшь, что именно. Я забыл английский. Совсем. Не мог даже понять, что значит «Ландан из зе кэпитал оф Грейт Бритайн».


Сейчас, с высоты имеющихся знаний, я понимаю, что на биохимическом уровне это были проблемы с дофаминэргической передачей, а на психическом — диссоциация опыта, но тогда это ощущалось просто как потеря части разума.


В таком состоянии меня застал отец. Ну, как «застал». Он позвонил мне и по моим ответам понял, что что-то не так. Тут нужно сделать отступление и рассказать о том, что насчёт отца у меня существовала бредовая концепция: я считал, что однажды он приедет ко мне, вывезет меня в гараж далеко за город, подвесит там за ноги, и будет свежевать, заботливо сохраняя жизнь и продлевая мучения. Я абсолютно искренне в это верил, а потому старался свести свои контакты с ним к минимуму. Он даже не знал, где я живу, а я — старательно шифровался.


Не помню, как он вытянул из меня информацию о моём адресе, но через несколько часов он оказался у меня под домом с врачом-неврологом в машине. Так началось моё длительное и увлекательное лечение.


Каких только фриков я не встретил на своём пути! Тут и невролог, назначающий, среди прочего совершенно серьёзно «Актовегин» с «Мексидолом» (препараты, не имеющие доказанной эффективности), и православный психиатр, который пытался доказать мне, что все мои проблемы — из-за того, что я в бога не верю, и излечусь я только если стану посещать их службы (или как оно там в РПЦ называется), и психотерапевт, который вместо работы с клиентом оставляет его наедине с магнитофонной записью (одной и той же, Карл!) и имеет наглость брать за это деньги…


В общем, я искал нормального специалиста, принимая в то же самое время антидепрессант (пароксетин), нейролептик (кветиапин) и слабенький анксиолитик (гидроксизин). Где-то через месяц-полтора такого лечения способность к чтению и написанию текстов стала постепенно возвращаться, но трудовые навыки оставались по-прежнему недоступными.


Ещё одним забавным эффектом проводимой терапии стала офигенная сексуальная расторможенность. В обычной жизни я моногамен, довольно консервативен и привередлив в этой сфере. А тут… Я начал сношать буквально всё, что движется, не взирая на возраст, социальное положение, внешнюю привлекательность и внутреннюю развитость. А то, что не двигалось, пытался пинать и сношать. Меня как-будто подменили. Я даже дошёл до того, что зарегистрировался на сайте знакомств, чтобы удовлетворять эту свою навязчивую потребность.


Это было забавно, но к решению основной проблемы никак не вело. Огромный «парашют», выплаченный мне бывшим работодателем, позволял жить, но я понимал, что когда-нибудь эти деньги закончатся, и мне таки нужна работа. А работать я не мог. Никак. Нигде. Никем.


Собственно, на этой почве возникла идея отправить меня в психушку. Не буду описывать, как родственники пытались меня туда упихнуть, скажу лишь о том, что, поскольку я был достаточно тихим психом, брать меня не хотели.


Наконец, я попал в дурдом. На тот момент у меня был уже второй психиатрический диагноз (биполярно-аффективное расстройство). В дурдоме было страшно. Как же так, вокруг же эти… ПСИХИ! А вдруг, они на меня набросятся?! А мало ли, что им придёт в голову?!


Первые несколько дней я старался не выходить из палаты. Поскольку у меня была жуткая акатизия (неусидка), я не мог оставаться на одном месте, поэтому я часами ходил от одной кровати к другой, пользуясь тем, что в палате кроме меня никого не было.


Тут немного расскажу о самой психушке. Расположена она в довольно живописном месте, в 20 км. от ближайшего города, фактически в тайге. Вокруг неё образовалась маленькая деревенька с магазином и двумя пятиэтажками. Нет, я знаю, что всякие там заводы и ГОКи часто бывают градообразующими предприятиями, но чтоб дурдом…

От психа до психоконсультанта. История одного сумасшествия - 1 Психиатрическая больница, Сумасшествие, Психиатрия, Множественная личность, Шизофрения, Длиннопост, Текст

В самой психушке достаточно чисто и приятно. Эта чистота поддерживается силами самих обитателей. Заставлять работать никого не нужно, поскольку скука там такая, что даже возможность вымыть коридор воспринимается как развлечение. А если дать психам внеочередной перекур, то можно вообще считать их самыми преданными рабами.

От психа до психоконсультанта. История одного сумасшествия - 1 Психиатрическая больница, Сумасшествие, Психиатрия, Множественная личность, Шизофрения, Длиннопост, Текст

Больше всего мне не понравились две вещи: полное отсутствие дверей и интимного пространства (даже в тулеты двери стеклянные, и приходится испражняться на виду у всего отделения) и то, что мыться-стираться можно два раза в неделю. У нас была прачечная, но одежду там не принимали, только постельное бельё. Поскольку было лето, и, соответственно, ужасно жарко, проблема с нехваткой возможности помыться-постираться стояла очень остро, и, в буквальном смысле, витала в воздухе.


Особенно после того, как в палату положили чувака с водобоязнью и кожными болезнями. Он не мылся вообще (не знаю, почему его не помыли силой, наверное, он из «блатных»), его кожа гнила, распространяя отвратительный запах. К этому добавился дедушка с начинающейся деменцией, которому всегда (даже при жаре в 40 градусов) было холодно, и который закрывал окно. А персонал его в этом поддерживал под предлогом «чтобы сквозняков не было».


Одним из самых трогательных воспоминаний о дурдомовском быте стал ритуал мытья рук. Когда психов созывают на обед, в коридор выходит медсестра, и каждому на руку капает чуть-чуть жидкого мыла. А возле туалета (там раковина) стоит вторая и смотрит, чтобы все помыли этим мылом руки, а не съели его, например. Как в детском саду! Прелесть!


Кормят в дурдоме регулярно, по плохо. Вся еда описывается двумя тэгами — «экономия» и «капуста». Самым шедевральным блюдом, которое мне удалось там попробовать, безусловно, был «молочный суп», приготовленный (внимание!) без молока. Это такие разваренные макароны (или недоваренная макаронная каша) в слегка сладковатой воде.


У нас было образцово-показательное отделение, поэтому там была своя тренажёрка (в которой часть тренажёров не работала, и которая была постоянно закрыта), большой телевизор к комнате отдыха и цветы на окнах. Больничное начальство очень любило этим хвастаться.


Контингент поначалу показался мне адекватным. Ожидая чего-то, что показывают в фильмах о психушках, я был сильно удивлён: мой неподготовленный взгляд не мог выделить никаких ненормальностей у этих людей, и мне казалось, что самый сумасшедший во всей больнице — я.


Однако постепенно пришло понимание (особенно после второго раза), что таки нет, они действительно больные люди. Впрочем, почему «они», правильнее сказать «мы»: кто-то слышал голоса, одного парня насиловали прямо в отделении (в его воображении, естественно, но галлюцинации бывают очень реалистичными), одна девочка была явно маниакальной, куча народу имело бредовые концепции (один, например, считал, что подлые китайцы сделали его наркоманом, подсыпая героин ему в коноплю) и т.д.


Я ожидал увидеть там злых гениев, сумасшедших учёных, ярких религиозных фанатиков, а оказалось, что психи — такие же люди. Просто больные. Это было настоящим открытием для меня.


Нельзя не отметить такой положительный момент нашего дурдома, как множество няшек самых разных расцветок, размеров и даже видов, живущих на территории. С ними как-то лучше себя чувствуешь.

От психа до психоконсультанта. История одного сумасшествия - 1 Психиатрическая больница, Сумасшествие, Психиатрия, Множественная личность, Шизофрения, Длиннопост, Текст

А однажды меня вызвали на осмотр к клиническому психологу. Она понравилась мне сразу: не читала моралей, не отговаривала от суицида, признав это решение моим естественным правом, поддержала разговор о Юнге и самости, толково вела беседу и давала по ходу действенные советы.


Окончательно я понял, что она — весьма необычный, я бы даже сказал, выдающийся, мозгоправ, когда она смогла убедить меня в том, что моя главная идея, которая владела моим разумом уже много лет, на самом деле деструктивна.


Начиная, наверное, с подросткового возраста, я думал, что главной целью личного самосовершенствования в моём случае должно стать полное устранение эмоций. Любых. Сейчас я понимаю, что это распространённое среди шизоидов заблуждение, но тогда оно казалось мне офигенно оригинальной и полезной мыслью.


И я в этом направлении неплохо так преуспел, о чём и поведал К. Она спросила меня о том, чего я хочу получить в итоге, и я рассказал о полностью холодном человеке-роботе, которым я хочу стать, человеке, не знающем ни любви, ни страха, ни жалости, ничего, «чистый разум». Она спросила меня, знаю ли я, как называется такое состояние на языке психиатрии, и я ответил, что нет. «Шизофренический дефект», — сказала она, после чего объяснила, что это такое.


А потом я рисовал ей пиктограммки (это такой тест на нарушения мышления, модифицированная версия теста Лурии), и среди прочего нарисовал генитальный цветочек из экранизации «Стены» Pink Floyd. И она поняла! Она поняла, что это такое, и почему я нарисовал это!

От психа до психоконсультанта. История одного сумасшествия - 1 Психиатрическая больница, Сумасшествие, Психиатрия, Множественная личность, Шизофрения, Длиннопост, Текст

А потом мы стали видеться во время моих прогулок на лавочках на территории больницы. Мы сидели, общались, делились опытом проживания депрессивных состояний и суицидальных импульсов, и это было прекрасно!

А через какое-то время я пригласил её в поход на местную гору, сбежал из психушки, мы сходили туда и… и больше уже не расставались дольше, чем на пять дней. Так пациент сконнектился со своим психологом в стенах психбольницы. Офигеть.


А, вот, доктора там были не очень. Вообще, я думал, что рассказы про то, что в психушке могут «заколоть до состояния овоща» — это такие страшилки, но, когда мне назначили амисульприд в дозе 800 мг. / сут., я понял, что нет. Ощущение такое, что ты живёшь в тазике с глицерином. Время становится таким тягучим, ассоциативные цепочки в голове сокращаются, ты теряешь много баллов своего IQ, и, сюрприз-сюрприз, лишаешься эмоциональности.


На вопрос «Зачем же так?» доктор ответила, что лечит меня от продуктивки при шизофрении. Но в чём заключалась та продуктивка, с учётом того, что у меня не было галлюцинаций, явного бреда и прочего, не понял ни я, ни К.

От психа до психоконсультанта. История одного сумасшествия - 1 Психиатрическая больница, Сумасшествие, Психиатрия, Множественная личность, Шизофрения, Длиннопост, Текст

Но это ещё ерунда по сравнению с тем, что мне назначили одновременно два СИОЗСа. Это такой класс антидепрессантов. Совершенно бессмысленный при моём типе депрессии (СИОЗСы — это селективные ингибиторы обратного захвата серотонина, а у меня проблема в дофаминэргической передаче). Так вот, мало того, что они не имели смысла (для понимающих — это был флуоксетин и флувоксамин в _максимальных_ дозировках), так ещё и, действуя совместно, могли привести к развитию серотонинового синдрома.


Серотониновый синдром — эта такая неприятная штука, которая, если повезёт, может закончиться смертью. А так — полный спектр прекрасных ощущений — судороги, тремор, переходящий в крупную дрожь во всему телу, галлюцинации общего чувства (когда тебе кажется, что у тебя нога бесконечной длины, которая всё время куда-то падает, и ты не можешь идти), в общем, жесть.


Хорошо, что когда меня накрыло (я тогда вырвался на время из психушки), со мной была К., которая быстро поняла, в чём дело и приняла меры к выводу меня из этого состояния.


А ещё они убили во мне волю. Почему-то их больше всего волновала не основная моя проблема (нетрудоспособность), а мои суицидальные мысли. И чтобы эти мысли не переросли в реальные действия, они кормили меня адовыми дозами нейролептиков и транквилизаторов, после чего суицидальный риск действительно снизился… но не потому, что стало лучше, а потому, что я настолько лишился воли, что самоубийство представляло себя слишком сложное дело. Такое же сложное и невыполнимое действие представляло теперь почти что угодно — готовка еды, бритьё, сбор перед выходом на улицу. Волевая регуляция оказалась разрушенной в хлам.


Наконец, я выписался из психушки. Мы жили с К. в разных городах, по будням она работала, а на выходных ехала ко мне. Но у меня к тому времени уже заканчивались деньги, жить было негде, и я не придумал ничего лучше, чем снова лечь в психушку.


Так я оказался в этом прекрасном заведении второй раз. В этот раз было проще: я уже знал, что меня ожидает, я был к этому морально готов, я успел прочесть некоторое количество литературы по теме, и вообще, был уже опытным.


А ещё, теперь в моей жизни была К. И был какой-то смысл всё это переносить. Второй заезд не сильно отличался от первого, так что не буду долго его описывать, скажу лишь о том, что залечили меня там окончательно. Если в первый раз я вышел в худшем состоянии, чем был до того, как попал в психушку, то во второй раз — я был ещё хуже, чем в первый.


К моменту окончания моего срока К. уже сняла для нас квартиру, и из дурдома я поехал к ней.


Продолжение, в котором я расскажу о том, как я восстанавливался после дурдома, о том, как мы вместе с К. подбирали схему лечения - сначала мне, а потом и ей, о том, как я понял, что меня - четыре, и как это осознание пригодилось в моей дальнейшей жизни, об экспериментах в духе господина Грофа и прочем, — читайте во второй части.

Показать полностью 5
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: