2

Сон о Красном Бриллианте

Т.к. теги никто не читает, предупрежу еще тут. Это сон, и его тут четыре страницы 12-м шрифтом. Потраченное время возврату не подлежит, жалобы на качество текста не принимаются.


Ловцам - привет - и полетели!


***

Появляюсь у входа в большой богатый дом.


Дом моего отца. Здесь я живу.


Дом расположен на возвышении, обнесен густым садом, внизу и вдалеке – маленькие аккуратные жилища других жителей провинции. Все утопает в яркой весенней зелени и пене цветущих садов. Похоже на юго-восточную Азию тысячелетней (если не больше) давности. Технология на нуле, магия развита. Мир заселен довольно плотно.


Персона сна - невысокого роста, в красной парчовой одежде, волосы собраны и уложены в сложную нарядную праздничную прическу. Ее зовут Красный Бриллиант. Красный – цвет ее сущности, а название редкого камня отец выбрал дабы подчеркнуть исключительно важную миссию его дочери(дочь единственная, род продолжать больше некому).

Во сне это – одно слово, и довольно мелодичное, но по пробуждении оно конечно забылось. Местная речь изобилует гласными и мягкими согласными, а слова обозначают целые понятия.


Девушке дико тоскливо на душе.

Ей сегодня двадцать один, и впереди у нее ничего хорошего нет и не может быть.


Вхожу в дом, иду по коридору.

Время близится к закату и в окна льется приятное золотистое сияние.

По дому мельтешат слуги, главные двери и коридор украшены шелками, большими вазами и живыми статуями - красивые экзотичные полуобнаженные женщины, натертые какой-то хитрой мазью, придавшей коже золотистый металлический блеск. Останавливаюсь ненадолго у одной из статуй. Красивая. Выше меня на голову, с тонкими чертами лица, идеальной фигурой и совершенной формой груди. Совсем не такая, как я.


Персона относится к слугам и статуям как к мебели, ей одиноко, словно в доме она одна.

Суета и украшательство дома связаны с совершеннолетием ее, единственной дочери и надежды рода великого колдуна, и сегодня ее невеселое детство будет окончено. Девушка вспоминает с неприязнью предстоящий ритуал. Ей нужно магически убить жертву в подземном зале. Она умеет, хотя раньше тренировалась только на мелких животных. Вообще, история с ее появлением на свет и обучением – неприятная и запутанная, потом расскажу.


Под домом – огромная комната, полностью выложенная темным камнем, огромными шлифованными плитами, там соберутся самые важные гости, в том числе кандидаты в зятья колдуну, и после ритуала он выберет дочери мужа. Больше всего девушке хочется прикончить в этом зале себя или отца, но конечно на эти манипуляции поставлена защита, да и силы не равны.


Иду вглубь дома. В одном из просторных плохо освещенных вытянутых по длине залов остановилась у настенного большого зеркала. Осмотрела лицо – ой. Не повезло будущему мужу. Личико и так красивым не назовешь, а я его еще и напудрила от души, и губы нарисовать забыла. Забеленые губы заметила и персона сна, решив что все-таки лучше их не забыть подкрасить. Примечательно, что в этом сне я впервые с ошеломляющей четкостью осознала себя и персону как разных личностей, но решила не вмешиваться в сюжет и посмотреть что покажут в этом фильме. Более того, у меня было секундное ощущение, что девушка в красном тоже меня заметила, именно там, у зеркала, когда я удивилась чужому отражению. Но она это сочла нормальным и не стала меня выгонять из головы.


От нечего делать и в надежде разузнать что-нибудь о своем испытании принялась бродить по дому. Заглянула в несколько комнат. Две были завалены всяким барахлом – показная роскошь и полная бесполезность. Подарки статусу отца совершеннолетней, политика и пафос. Повертела в руках вычурную резную шкатулку и непонятного назначения посох, но задерживаться не стала. Боюсь встретиться тут с хозяином дома. Мне следовало находиться в своей комнате, а не рыскать где попало. Потом меня осенило, что все приготовления к испытанию наверняка ведутся в подземных залах, и я прекратила поиски и пошла наверх, к себе, губы подкрашивать.


Наверху интерьер шокировал своей скромностью – ровные стены и никакой роскоши. Дерево и полотно естественных оттенков, а не крашеные шелка, керамика, метал и камень, как внизу.


Моя комнатка невелика: тумбочка с маленьким мутным настольным зеркалом, окно в сад над кроватью, сундук для одежд, две дорожки на полу. Все. Даже штор нет.

Ставни распахнуты, но насекомые в комнату не попадают.


Кстати, сад здесь особенный. Дом охраняют деревья – стражи. Ветви ловят в плотный капкан любого дурака, решившего зайти без приглашения. И убивают. Но сегодня защита дала сбой. На моей кровати лежал какой-то человек. Вроде живой. Бегло осмотрела – да, живой, но без сознания. Очевидно, влетел в комнату (тут можно летать, хотя не всегда и не всем), но деревья таки достали его.


Девушка растерялась. «Это дом колдуна, которого все боятся. Даже я. Особенно я. И сегодня у него праздник, гости собираются. Кто мог додуматься прийти сюда, в такой день? Наверняка уже толпой бегут сюда, ловить наглеца. Кстати, у меня до сих пор губы не накрашены.»


А дальше начался экшн.


Сначала появился Отец – могущественный даже на вид старый колдун в светло-серых и лиловых одеждах, с длинной черно-серой бородой и такими же волосами. Именно появился, возник из воздуха напротив меня, стал прожигать взглядом так, что и камень бы съежился. Он заговорил на неизвестном языке, громко и четко. Через девушку в красном я понимала значение речи.


- Красный Бриллиант, тебе сегодня предстоит пройти испытание, и жертва мной заранее подготовлена, но этот человек – враг мне, и будет лучше, если ты убьешь именно его.


Смотрю на парня и думаю: «Как и зачем ты пришел? Почему сегодня? Почему мое окно?»


Подхожу к кровати, еще раз оцениваю ситуацию и состояние гостя, помогаю подняться смертнику, и, поддерживая его, окружаю нас обоих мерцающим прозрачно-сиреневым защитным щитом и плавно вылетаю в окно, таща за плечи эту еле живую загадку. Заклинание щита я подняла с самого гостя, залив свежей силы, оттуда же взяла левитацию. Думать о том как это происходит было некогда, но какие-то глубинные рефлексы сработали четко и правильно.


Отец не сразу понял, что произошло. Он смотрел на эту нереальную картину расширившимися от удивления глазами. Потрясенный неожиданным бегством дочери, он не сразу сообразил, что сад не задерживает тех, кто покидает дом.


Меня никто не остановил.

Уйти оказалось просто.

Хотя полет был не очень долгим.


Лететь высоко я не могла, а впереди нас уже ждали. Отец не стал унижаться до погони, он прикинул куда меня понесло и собрал там стройный отряд лучников. Вереница растянулась на добрые три сотни метров и обойти их было невозможно. Полетели стрелы. Первые отбились защитным коконом, но его силы таяли. Решать надо было быстро. Перемещаться как отец я не умела, бросить бессознательный балласт было жалко и как-то даже немного стыдно, кокон второго залпа не переживет.


Я этого не хотела, честно.


Но выбора не было.


Туманное красное облако ринулось на солдат. Невидимые шелковые нити опутывали руки и шеи, завязывая прочные узлы и обрывая чьи-то жизни. Спасибо, добрая тетушка, пригодилось мне твое рукоделие.


Я не знаю, сколько там погибло, но двое беглецов на этот раз ушли живыми.


***


В продолжении погони я не сомневалась. Колдун не умеет отступать.


Когда-то давно он решил, что ему нужен наследник. И с удивлением обнаружил, что подходящих детей рядом нет. И неподходящих тоже. Вообще детей у него нет. Умирать, не оставив приемника, колдуну очень не хотелось. Сын – продолжатель великого рода, прославляющий в веках его имя – вот что стало целью и манией этого существа. Будучи равнодушным к женщинам (не в том смысле, что мужчины ему нравились больше – он в принципе к людям относился как к средству достижения цели и никаких эмоций по отношению к ним не испытывал), он обзавелся большим гаремом и усердно работал в выбранном направлении. Тщетно.


Любимым отдыхом пока еще не отца была охота в ближайшем лесу.


И так вышло, что одним ясным летним днем загонщики поймали симпатичную девицу. Девушка жила в лесу одна, что было странно. Но загонщиков это не удивило, и на предупреждение они посмеялись. Тогда девица вместо угроз и проклятий послала пару заклинаний. Один загонщик закашлялся кровью, второй упал, держась за живот.


Колдун был в восхищении. Он восседал на коне в отдалении и не вмешивался. Загонщиков найти не проблема, а такое шоу видишь не каждый день. Когда все закончилось, он засмеялся. Девушка попыталась проклясть и его, но нанесла ущерба не больше, чем комар. Колдун спешился, неторопливо приблизился. Он был в чудесном расположении духа. Кровь, смерть, красота. Из благодарности за прекрасное развлечение он не убил ее, только изнасиловал.


А спустя год случайно узнал, что у лесной ведьмы появился ребенок.


Колдун обратился к духам с вопросом, его ли это дитя. И, получив утвердительный ответ, лично отправился забирать отпрыска.



Он убил ее быстро и безболезненно, словно отодвинул загородивший дорогу табурет.

За упавшим на пол лачуги телом стояла грубо вытесанная колыбель с хнычущим свертком.

Колдун взял в руки это существо и поднес к окну, еще раз переступив через труп.

Упали серые полотняные пеленки.


Духи не обманули – даже в таком юном возрасте было понятно, что ребенок – его копия.


Но духи забыли упомянуть, что ведьма родила дочь.


Колдун вручил ребенка сиделкам, определил место в дальнем углу дома и на какое-то время ушел в себя, пытаясь переосмыслить дальнейшие планы. Дочь в них не вписывалась. Нужен был именно сын, приемник по крови мужского пола, мальчик. Как из девочки получить мальчика?


Выходом из ситуации стало бы рождение внука. Конечно, внук – это не сын, но тоже сгодится. Все-таки родная кровь.


Колдун занимался расчетами и советовался с духами, выбирал подходящих зятей и рассматривал разные ритуалы.


Девочка росла сама по себе. Слугам было запрещено говорить о ее происхождении, да они и сами сторонились странного ребенка.


Кроме старой тетушки-служанки. Та часто сидела у хлевов и плела восхитительные кружева из шелковых красных нитей. Она меня не прогоняла и даже научила своему ремеслу. Чудесные узлы и петли складывались в волшебный узор. Как и всякое деревенское рукоделие, эти поделки были и украшением, и оберегом. Я быстро осваивала технику и щедро вплетала силу. Сама сообразила, что то, что может защитить, может и убить. Нити слушались меня, словно были продолжением рук.


Когда отец узнал про это, тетушка внезапно исчезла из дома и больше я ее не видела. Отец сказал, что она уехала к родным в далекое село, но я ему не поверила.


За два дня до совершеннолетия отец привел меня на то место, где когда-то сидела тетушка с кружевами. Зеленый луг, запах сена, неподалеку по-прежнему бродят овечки.


Он сказал, что я должна получить благословение перед браком. Чтоб духи послали мне сына, я должна сама принести жертву. Он хотел, чтоб я убила живое существо без ножа или веревки. Просто нужно мысленно затянуть невидимый узелок на шее, перерезать жизнь, как я отрезаю шнурок по окончанию работы.


Для тренировки он дал мне клетку с птичкой, и я выполнила задание. Нет, птичку не было жалко. Потом, чтоб закрепить результат, я опутала и перерезала жизнь собаке. Это было труднее, но отец остался доволен. Он сказал, что теперь я готова, а жертву он выберет сам.


Было страшно не справиться с заданием, наверняка он выберет крупное животное. И еще гости. Толпа будет испытующе смотреть на меня, я этого боялась.



***

Он очнулся не сразу. Пришлось по капле вливать в рот парня настой, надеясь что я угадала с пропорциями и временем приготовления.


Вокруг низкой пещеры, где можно было разве что сидеть, росли нужные травы.

Спасибо тетушке, я знала некоторые из них.

Благодаря свиткам отца узнала и остальные. Читала я своеобразно. Поскольку грамоте женщин не обучали, отец не прятал от меня трактаты. А я могла закрыть глаза, слегка отстранится и нырнуть в забытый свиток. Да, с пропорциями зелий было трудно, их через закрытые веки не рассмотришь, но суть текста я как-то понимала. Это была песня без слов, нужно было вести мелодию и не сфальшивить.


Маленькую металлическую кружу я стащила у пастухов неподалеку, в костер пошли валяющиеся в пещере сухие ветки и солома.


Он перешел из транса в сон и проснулся только утром.


Расспросы заняли пару часов, и в ворохе малоинтересных сведений о политике и балансе сил я нашла ответ на главный вопрос.


Зачем он пришел.


Его послали меня убить.


***


В те дни, когда я изводила себя переживаниями перед именинами, события в большом и неизвестном мире разворачивались с нарастающей скоростью. Правитель страны и верные ему враги колдуна смогли объединиться и придумать как ослабить, а в идеале - уничтожить отца. Первым пунктом этого плана было недопущение ритуала, в котором его дочь получит благословение духов, а то и личного потустороннего защитника, а так же последующего брака между девушкой и представителем одной из близких колдуну династий. Одиночку проще уничтожить, поэтому надо поторопиться до создания альянса.


План был разработан до мелочей.


На закате отец будет занят подготовкой к ритуалу, а я должна находиться в комнате. Один из тех, на кого укажет жребий, укутанный заклинаниями невидимости и защиты, пройдет в портал недалеко от дома. Портал создаст старший Совета и он же его закроет. Даже если колдун заметит вспышку силы и найдет источник, остановить кого-либо он не успеет. Убийца пролетит над садом, не задевая пропитанных магией ветвей, зайдет в окно и накинет на шею девушке шелковый шнурок, который она уже не снимет.


Идеальный план не учел две мелочи.


Над окном висел оберег от насекомых - красивая полоска красных кружев размером с ладонь, сплетенная моими руками и настроенная на оглушение, я запитала ее от сада, полагая правильным не тащить потоки невесть откуда, когда рядом все готовое. И тот факт, что я не сидела на месте. Как там среагировали оберег и деревья я не знаю, но парню пробило защиту и он отключился раньше, чем я пришла.



***

Сон зацепил меня, а я зацепила его. Редкий случай, когда удалось выжать еще немного информации.


***


Второй раз я была в этом мире спустя какое-то продолжительное время. Одна короткая картинка.


Дочка колдуна и парень, так и не воспользовавшийся по назначению выданным ему шнурком, стояли у огромных ворот.


Не открывали.


Они прошли долгий путь вместе, и в основном это были попытки сбежать от колдуна. В последний раз их нашли в тихом бедном селении. Они там задержались достаточно долго, чтоб почти поверить, что их не найдут.


Отбиваться от охотников и убегать с младенцем на руках оказалось слишком тяжело, и женщина решила, что пора расстаться.


Она оглянулась. Мужчина стоял позади и слева, и был очень красив, она это поняла только сейчас. В их ненастоящей семье не было любви, но они заботились друг о друге и как-то привыкли. Притерлись.


Ворота открыл сам старец. Высокий, в бело-голубых одеждах, с вытянутым лицом, немного похожим на лицо ее отца, и длинной серебристо –белой бородой. Пренебрежительно взял сверток с внучатой племянницей, окинул тяжелым взглядом дочку брата, которого не видел больше чем полвека – и нисколько о том не жалел - и закрыл врата.


Ребенок в безопасности.


Даже если колдун найдет врата, без разрешения брата он туда войти не сможет. А брат не разрешит никогда.


Не прощаясь, и даже не глядя друг на друга, двое разошлись в разные стороны. Мужчина возвращался к своим, на север.


Женщина уходила на запад. Правая ладонь, незаметная в кармане серо-синего немаркого наряда, сжимала плотный белый шелковый шнурок. Тот самый.


Она смогла незаметно его забрать и полюбила втайне перебирать пальцами нить, как монахи перебирают четки.

Страх отступал, перед закрытыми глазами рисовался просторный край у большой воды, где они с дочерью счастливо живут, после того как она сожжет дом на холме вместе с садом и трупом отца.



Весна 2004 (переработано в читабельный вид 2017)

Дубликаты не найдены

+1

Ничего себе! Какое обилие и продуманность деталей. Как только вы это все запомнили? У меня во сне часто детали ускользают, а очертание "неактивного" окружения как бы расплывается. Как будто в не очень качественной компьютерной игре, где разработчики не потрудились прописовать пейзаж в дали, и тупо воткнули плоскую текстуру низкого к тому же разрешения.

раскрыть ветку 2
0

Большинство снов и у меня такие - с никакой прорисовкой. Особенно паршиво это смотрится в спонтанных ОСах, когда ты проснулся во сне и понимаешь что тут тупо нечего делать, настолько все плоско и уныло. Но бывают и вот такие. Или многосерийные. И что интересно, большая часть снов забываются едва ли не сразу, а некоторые сидят в голове годами. Черт его знает, почему.

раскрыть ветку 1
+1

потому что фантазии не существует, и все это воспоминания о прошлых жизнях, welcome to reality

+1
Иллюстрация к комментарию
раскрыть ветку 1
-1

Спасибо.

Похожие посты
Похожие посты не найдены. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: