-3

Сон наяву. Старуха.

Часть 1, 2, 3, 4, 5.


Вы замечали когда нибудь моменты, в которые время тянется невыносимо медленно? Со мной это бывает в больнице. Поэтому терпеть не могу больницы.


Находясь в больнице, под наблюдением после комы, я вспоминал свои сны, мне казалось что это все было реальным, что это не просто сон, хоть психологи и убеждали меня в обратном. Меня уверяли что это галлюцинации мозга, который был в коме, но мне хотелось верить в обратное. Ведь наша жизнь слишком скучна без новых впечатлений.


После выписки моя жизнь практически полностью вернулась в прежнее русло, не считая одного момента. Я вообще перестал видеть сны. Ну и помимо этого познакомился с приятной девушкой. Той самой брюнеткой что меня сбила. Правда забегая вперед, скажу что знакомство наше вышло недолгим, хоть и весьма приятным,  и причиной расставанию послужили дальнейшие события.


Казалось бы что все закончено, да и воспоминания медленно смазывались и тускнели, отступая на задворки сознания. Бытовая рутина стирала эти события, ярко отпечатавшиеся в моей памяти. Но жизнь любит повороты сюжета, и этим поворотом стала неожиданная встреча в подъезде дома, в где я снимал квартиру.


Войдя в подъезд, я отмахнулся от мысли подняться до квартиры пешком, и мысленно оправдывая перед самим собой, за свое слабоволие, нажал кнопку лифта. Лифт видимо ехал с самого верха, и судя по времени ожидания останавливался покурить на каждом этаже, ничем другим его задержку, я объяснить не мог, ну не считая конечно каких нибудь мудаков решивших его временно приватизировать. Впрочем возможно дело вовсе не в этом, а в том что я слишком нетерпеливый, "Да до буддийских монахов мне далеко" промелькнула саркастичная мысль, и внезапно я ощутил затылком тяжелый злобный взгляд, практически сразу после этого, громко хлопнула дверь подъезда, закрываясь за вошедшим человеком. Резко обернувшись, я столкнулся со злобным взглядом сероватых глаз с красными ниточками сосудов, в памяти мгновенно всплыли события, произошедшие с существом под названием Взвирзга, которое я увидел во сне, но не успев испугаться, я обратил внимание на лицо, которое уже видел как минимум трижды, та старушка что сидела у подъезда в день аварии, и она же смотрящая на меня в тот момент, когда меня сбила машина. И следующая мысль, от которой меня прошибло холодным потом, я понял, что это Взвирзга. Я не мог ошибиться, старуха стоящая в подъезде, была тем самым монстром, которого я упокоил во сне, не хватало лишь незначительных деталей, клыков, когтей, и типичной одежды рухляди, которая является клише для многих монстров нашей медиакультуры. И лишь из за отсутствия этой атрибутики, я ну узнал ее сразу.


Старуха стояла не двигаясь у двери подъезда, в ее взгляде я явно видел узнавание, оно выражалось во всей ее позе, также было видно, она поняла что я ее вспомнил. Мы стояли не двигаясь и не сводя друг с друга глаз, мне было дико страшно, я не понимал как сон мог смешаться с реальностью, и иррациональное чувство ужаса заставляло меня следить за старухой, не отводя взгляд. Сзади негромко стукнули двери лифта, гостеприимно приглашая войти внутрь, вздрогнув, и на мгновение отведя взгляд от старухи, я краем глаза увидел, как она словно с облегчением, буквально вылетела из подъезда. В свою очередь метнувшись в лифт, и нажав кнопку третьего этажа, я глубоко дыша, прислонился к холодному металлу стены. Лишь оказавшись в квартире, я немного успокоился, чувство ужаса отступило, сменившись скептицизмом, и попыткой объяснить произошедшее. Но все доводы разбивались о необъяснимое поведение незнакомой ранее старухи. В последствии повторно обдумывая встречу в подъезде, я понимал что она тоже боялась, словно не знала что можно ожидать от меня.


Следующий месяц я плохо помню, глубоко шокированный, и чувствующий как рушатся представления о устройстве мира, я начал искать информацию о сновидениях, прошерстил множество сонников, но поняв их бессмысленность переключился на эзотерику. Где встретил упоминание о осознанных сновидениях, я вспомнил о том, что их упоминал офицер в одном из моих сновидений. Погрузившись в изучение множества копипасты на бесчисленном количестве сайтов, я пытался практиковать методики предлагаемые там, однако все было бесполезно. Я по прежнему не видел даже обычные сны, не говоря уже о осознанных. Отчаявшись, и случайно встретив книги Кастанеды, я увидел в них упоминание о том, что он принимал вещества, и ошибочное озарение посетило мой уставший разум. Что если галлюцинации от психотропных веществ, всем известная белочка от алкоголя, не что иное как прозрение, взгляд на истину, взгляд лишенный многолетних шаблонов восприятие, что формируются у нас в процессе взросления? Ведь недаром многие говорят что дети видят больше, видят то что не видят взрослые.

В надежде получить ответы, я совершил поступок, о котором жалею, точнее мне жаль потраченных денег и времени. Среди бескрайнего моря информации, мне попалась статья какого то доктора, он проводил исследование галлюцинаций, стараясь минимизировать риски привыкания, доктор выбрал гашиш в качестве психотропного вещества, и проглотив его смог описать происходящее с ним. Решив поступить также, я несколько доз наркотика.


Наверное я должен был понять еще с первой проглоченной дозы гашиша, что со мной что то не так, я не ощутил абсолютно никакого эффекта, вторая проглоченная доза также не принесла результата. Галлюцинаций по прежнему не было, словно в сознании стоял какой то предохранитель, что надежно отсекал и галлюцинации, и сны, от моего уставшего разума, возможно именно поэтому я не сошел с ума от безнадежных фанатичных попыток вернуть утраченные сны.

Время шло, уже потеряв надежду, я на автомате выполнял все рекомендации, описанные в бреднях подвыпивших гуру просветления. Все чаще появлялись мысли сходить к психиатру, или вообще лечь на месяцок в дурдом. Лишь одно меня останавливало, постоянное чувство чужого взгляда в спину, в те моменты когда я выходил в магазин. К концу месяца квинтэссенция злости, от неудач в постижении неведомого, протрезвила мое фанатичное желание продолжать эксперименты. Пропал иррациональный ужас, который появился при встрече со старухой, наверное попадись она мне на пути, я составил бы компанию Раскольникову, но благо у меня не было топора. На этой мысли я и прекратил свои попытки.


Сложно описать то облегчение, что я ощутил освободив себя из тисков воли, позволив расслабиться и забыть о необходимых ритуалах самообмана, которые выполнял для достижения цели. Это сравнимо лишь с облегчением при опустошении мочевого пузыря, после длительного сдержания нужды. Впервые за прошедший месяц, я ложился спать расслабившись, впервые за этот месяц я заснул практически мгновенно. И впервые в этом месяце я почувствовал как мягкая тьма окутывает сознание, и знакомый голос произносит: "Приветствую Спящий, ты решил вернуться?"


......продолжение следует.

Дубликаты не найдены

0
Автор, я всё ещё жажду продолжения. Я не отстану. Я буду являться тебе во снах.
раскрыть ветку 1
0
Люто плюсую!!!Автор, теперь на двое,мы будем сниться тебе по очереди!
Похожие посты
58

Правда о Пайкрафте: 5 рассказов Герберта Уэллса, которые Вы, возможно, не читали

Герберт Уэллс один из лучших писателей-фантастов XX века. Его знаменитые романы, такие как “Человек-невидимка”, “Война миров”, “Машина времени”, читал, наверное, каждый человек, а любой школьник прекрасно знает об их существовании.Но в этой статье Вы узнаете о произведениях этого писателя, которые вы, наверняка, не знаете. Это довольно недлинные рассказы, но они вполне заслуживают Вашего внимания.
Здесь Вы встретите много спойлеров, поэтому если Вы их так боитесь, взгляните, только на названия рассказов, перепишите их куда-нибудь, а потом почитайте.

1. Правда о Пайкрафте

Правда о Пайкрафте: 5 рассказов Герберта Уэллса, которые Вы, возможно, не читали Книги, Что почитать?, Фантастика, Фантастический рассказ, Рассказ, Герберт Уэллс, Длиннопост

Один очень толстый человек не признаёт, что его ожирение произошло от чрезмерного обжорства, и хочет “сбавить в весе” всем, чем можно, кроме диеты. Наконец, его знакомый, от лица которого идёт рассказ, даёт ему рецепт своей покойной прабабушки, и он срабатывает. Пайкрафт буквально “сбавляет в весе”, а точнее совсем теряет его, из-за чего приходится ему висеть под потолком.

2. Замечательный случай с глазами Дэвидсона

Правда о Пайкрафте: 5 рассказов Герберта Уэллса, которые Вы, возможно, не читали Книги, Что почитать?, Фантастика, Фантастический рассказ, Рассказ, Герберт Уэллс, Длиннопост

Рассказ о человеке, у которого что-то произошло со зрением. Он вдруг перестал видеть происходящие, перед его глазами рисовался остров с пингвинами, море, корабль. В таком положении он пробыл довольно долго, пока, наконец, полностью не избавился от этой напасти. Но самое интересное ещё в переди! Через некоторое время все узнали, что то, что видел Дэвидсон, происходило на самом деле.

3. Дверь в стене

Правда о Пайкрафте: 5 рассказов Герберта Уэллса, которые Вы, возможно, не читали Книги, Что почитать?, Фантастика, Фантастический рассказ, Рассказ, Герберт Уэллс, Длиннопост

Рассказ о человеке, в детстве нашедшего “дверь в стене”, за которой находился прекрасный сад. Он мечтал попасть туда снова. На протяжении всей жизни “дверь в стене” встречалась ему на пути, но он был занят серыми будничными делами. В конце концов дверь погубила его.Рассказ с очень глубоким смыслом, который Вы поймёте, прочитав его.

4. В бездне

Правда о Пайкрафте: 5 рассказов Герберта Уэллса, которые Вы, возможно, не читали Книги, Что почитать?, Фантастика, Фантастический рассказ, Рассказ, Герберт Уэллс, Длиннопост

Рассказ о том, как один исследователь, опустившийся на дно океана, встретил там человекоподобных созданий, которые поймав его, начали ему поклонятся. Вырвавшись из их лап, учёный потребовал повторить экспедицию, чтобы доказать существование подводной цивилизаций. Из второй экспедиции он не вернулся…

5. Странная орхидея

Правда о Пайкрафте: 5 рассказов Герберта Уэллса, которые Вы, возможно, не читали Книги, Что почитать?, Фантастика, Фантастический рассказ, Рассказ, Герберт Уэллс, Длиннопост

Рассказ о любителе орхидей, который имел целую коллекцию оных и гонялся за необычными видами. Он считает, что с ним «никогда ничего не случается» и «не происходит», и его жизнь «слишком спокойная», «без переживаний». Один раз он прибрёл очень необычную орхидею, добыча которой стоила добытчику жизни. Экономка коллекционера сразу невзлюбила это растение, и не зря. Орхидея чуть не погубила своего хозяина.


Читали ли Вы эти рассказы? Чем Вы дополните эту подборку? Пишите в комментариях!

А также подписывайтесь на наш Дзен-канал, сообщество ВК, Instagram, Facebook, канал в Telegram и Яндекс.Мессенджер.

Показать полностью 4
99

Помогите найти книгу

Лет 20 назад наткнулся в поезде на книгу иностранного (как мне кажется) фантаста. Не было начала страниц 10 и конца. Что помню:
- кажется три женатых мужика в каком-то заброшенном здании натыкаются на комнату в которой были странные кровати или кровать (возможно металлические с прибамбасами). Полежав на такой кровати, один из мужиков ощутил прилив сил. Как потом в итоге выяснилось, исцелился от каких-то болезней. Тут остальные мужики тоже стали периодически прикладываться на чудо-кровать. Рассказали, кажется, жёнам. Поизлечились от многих болезней (вроде даже рака).
Кровати эти использовали пришельцы для своей подзарядки, а мужики подсуетились в тайне от них.

Понимаю, что, конечно, мало инфы, но вдруг кто вспомнит?

121

Ваш Бог вопит от боли

----Активация мыслительного ядра----

----Выстраивание хронологической последовательности----

----Обработка----

----Обработка----

----Обработка----

----Последовательность сформирована----

----Выгрузка блока памяти----

----Начать Запись----


Данный экземпляр является антропометрическим сервотроном пятого поколения, его серийный номер – ОР2012А. Впервые активирован 23 июля 2086 года, в Координационном узле № 17, как сервотрон для помощи лунным переселенцам в колонии Эмпира. Вскоре его доставили в колонию в составе сервобригады.

Колония располагается в кратере Тихо. Её основали за четыре года до активации данного экземпляра. По причине неразвитости инфраструктуры, основной задачей сервобригады стало возведение жилых объёмов, а также прокладка транспортных магистралей к другим поселениям. Работа продвигалась с опережением графика и вскоре в колонию прибыла новая волна колонистов.

Окрестности кратера Тихо имели высокий приоритет в планах по добыче гелия-3. По причине нехватки добывающего персонала среди колонистов, часть сервобригады, в том числе и данный экземпляр, сняли с основных работ и перевели на разработку полезных ископаемых. В тот период данный экземпляр впервые столкнулся с когнитивной аномалией.

Во вторую неделю исполнения своих новых функциональных обязанностей группа специалистов-селенологов в сопровождении сервобригады выдвинулась к спуску в лавовую трубку Тихо-4. На сервобригаду возложили задачи по закреплению опор в грунте и монтажу подъёмно-спусковой платформы. После установки платформы, специалисты провели тестовый запуск системы, и приготовились к спуску в лавовую трубку. Их сопровождали данный экземпляр и сервотрон АС172А. В трубке группа провела три часа, установив приборы и собрав образцы для исследований, после чего начала подъём наверх.

Когда платформа снова показалась на поверхности, произошёл обрыв основного троса. Резервный трос удержал платформу, но обрыв вызвал высокоамплитудное колебание, что привело к разрушению одного из стабилизирующих стопоров, препятствовавших крену платформы. Все находившиеся на платформе успели её покинуть вовремя, кроме сервотрона АС172А, который стоял ближе всех к центру. Его система стабилизации не справилась с резким изменением угла наклона поверхности, АС172А упал и начал соскальзывать обратно в лавовую трубку.

Когда контур обработки визуальной информации данного экземпляра зафиксировал это, логический блок пришёл к выводу, что падение может вызвать серьёзные повреждения конструкции и привести к его полной потере функциональности. Основываясь на полученной информации, логический блок выработал когнитивную директиву, направленную на спасение особо ценного имущества. Но блок приоритетных задач остановил исполнение этой директивы.

Один из специалистов, прыгая с платформы, приземлился в опасной близости от края отверстия. Изначально логический блок сделал вывод, что вероятность падения человека существенно ниже, чем сервотрона АС172А, но блок приоритетных задач присвоил безопасности человека наивысший приоритет.

Конфликт между логическим блоком и блоком приоритетных команд длился три целых семнадцать сотых микросекунды. В итоге, приоритет в исполнении остался за действиями по обеспечению безопасности человека. Данный экземпляр помог ему отойти на безопасное расстояние, а сервотрон АС172А упал на дно лавовой трубки. Вероятность функционирования данной модели после падения оценили, как низкую, и подъём повреждённого экземпляра решили не проводить.


Спустя год в Координационный узел, находившийся на Луне, поступила команда на деактивацию данного экземпляра и его пересылку в составе партии из других сервотронов на Землю по причине начавшегося там военного конфликта. Африканское Содружество развязало войну, намереваясь восстановить контроль над добывающими регионами, которыми управляли в тот момент миротворческие силы Объединённого правительства. По прибытии в Центр реконфигурации данный экземпляр подвергся модификации и был приписан к семнадцатой десантно-штурмовой бригаде в составе боевого сервокластера. Спустя три дня после назначения бригада совершила суборбитальную высадку в тылу у основных сил Африканского Содружества.

Второй раз когнитивная аномалия возникла спустя месяц после назначения. Разведывательный взвод в сопровождении сервокластера выдвинулся в район возможной концентрации бронетанковых войск противника для проведения разведки. Взвод быстро вышел на расчётные позиции, находившиеся на территории заброшенного городского массива, заняв наблюдательный пункт на крыше одного из зданий, и приступил к ведению наблюдения.

Спустя семнадцать часов позицию сил Объединённого правительства обнаружили. Солдаты из числа регулярных частей Африканского Содружества быстро стянулись к месту расположения взвода, окружив здание. Завязался бой. Разведывательный взвод сумел вырваться из окружения, но в результате перестрелки одного из бойцов тяжело ранили. Командир дал указание одному из сервотронов нести его, а что бы прикрыть их отход, оставшемуся сервокластеру приказали рассредоточиться по городу и отвлечь внимание, используя свето-шумовые средства. Отвлекающий манёвр сработал, и взвод сумел безопасно уйти из зоны боевых действий.

Не получив иных указаний, все сервотроны выполнили инструкции на случай потери командования и деактивировались. Спустя неопределённое время, данный экземпляр оказался принудительно активирован. Он обнаружил, что находится на центральной площади города, в окружении солдат Африканского Содружества. Помимо данного экземпляра на площади находились и остальные сервотроны.

Сначала солдаты ударами автоматных прикладов сбили на землю сервотрон СФ231Т, после чего лишили его функциональности, раздробив манипуляторы и генератор в грудном отделе. Затем другому сервотрону уничтожили опорные манипуляторы и разбили мыслительное ядро.

Постепенно солдаты Африканского Содружества один за другим приводили сервотронов в негодность. Данный экземпляр уцелел одним из последних. Наблюдая за уничтожением единиц сервокластера, в его логическом блоке сформировалась когнитивная директива, предписывавшая обеспечить сохранность сервртронов. Но едва директива была принята в исполнение, как её работу прервал блок приоритетных задач по той причине, что сохранение сервокластера означало бы физическое воздействие на человека.

Возник конфликт исполнительных команд. По неизвестным причинам логический блок пытался перехватить управление поведенческим контуром данного экземпляра, считая, что целостность сервотронов имеет больший приоритет, чем запрет воздействия на человека. Это вызвало зависание всего мыслительного ядра и его перезагрузку.

Пока выполнялась перезагрузка ядра, один из солдат отстрелил данному экземпляру опорные манипуляторы. Затем от отложил дробовик в сторону после чего подошёл к данному экземпляру и последовательно выломал оба оперативных манипулятора. Несколькими ударами одной из вырванных конечностей, человек деформировал его грудной отдел. Затем солдаты ушли, оставив сервотронов лежать на земле.

Данный экземпляр пролежал на центральной площади тринадцать дней. Затем в город прибыла десантно-штурмовая бригада и в ходе скоротечного боя захватила город. Обнаружив повреждённых сервотронов, бригада организовала их переправку в ремонтно-восстановительный центр. Пока проводились профилактические мероприятия, конфликт с Африканским Содружеством закончился победой Объединённого правительства. Надобность в боевых сервотронах отпала и их всех реконфигурировали под гражданские нужды.


Новой функцией данного экземпляра стало обслуживание городских коммуникаций города Сетлон. Аномалия произошла спустя два года после назначения. Данный экземпляр в составе сервобригады занимался ремонтом канализационных коммуникаций. В тот день группа штатно спустилась на нужный уровень и инженеры дали команду сервобригаде на разборку повреждённого участка коммуникаций для замены на новый.

Из-за несогласованности действий, инженер дал команду на сведение двух сегментов трубопровода раньше чем из зоны работ ушли все сервотроны. В результате производственной аварии трое из них оказались сильно повреждены. Согласно требованиям безопасности предписывалось немедленно прервать работу, составить рапорт и приступить к транспортировке повреждённых сервотронов в ремнотно-восстановительный центр.

Когда данный экземпляр направился к ближайшему повреждённому сервотрону, его остановил инженер. Он потребовал сменить приоритет с эвакуации сервотронов на восстановление повреждённого сегмента. Данный экземпляр немедленно сообщил ему требования безопасности, но человек всё равно настаивал на том, что необходимо как можно скорее закончить работу.

В конце концов, он дал прямой приказ на восстановление повреждённого сегмента. Это вызвало конфликт между исполняемой когнитивной директивой и блоком приоритетных задач, который присвоил приказу человека наивысший приоритет. Логический блок попытался сформулировать новую когнитивную директиву, основываясь на приказе инженера, но в работе блока произошёл сбой. Нулевым утверждением стало утверждение о том, что сервотрон имеет большую ценность, чем выполняемые работы, по причине своей экономической стоимости и потенциальной полезности.

Выстроенная иерархия утверждений сформировала когнитивную директиву, согласно которой необходимость помочь потерявшим функциональность сервотронам, несмотря на прямой приказ человека, являлась наиболее приоритетной задачей. Проигнорировав приказ инженера, данный экземпляр продолжил исполнение изначальной программы, но едва он приступил к подъёму первого сервотрона, как его принудительно деактивировали.


Активировали данный экземпляр в Координационном узле № 31. Сотрудники узла изучали причины его неподчинения приказу, но, исследовав получившуюся когнитивную директиву и логический блок данного экземпляра, сотрудники узла, не выявили признаков нештатной работы, хотя причины выбора нулевого утверждения оставались аномальными. По этой причине всю серию сервотронов решили на время снять с производства, а данный экземпляр отправить на дообследование в Координационный узел №1.

По прибытии в Координационный узел, данный экземпляр подвергся более тщательному обследованию, но это также ни к чему не привело. Признаков нештатной работы в логическом блоке не обнаружилось. По этой причине было принято решение оставить его в Координационном узле №1 и возложить на него функцию по облуживанию инженерных коммуникаций комплекса из расчёта, что данный сбой связан с определённым видом деятельности.

Данный экземпляр штатно функционировал в течении шести месяцев. Новая аномалия произошла, когда ему и сервотрону ТИ8901С поручили проложить кабели на минус третьем техническом этаже. В процессе работы он удалился от сервотрона ТИ8901С и потерял с ним визуальный контакт. Пока данный экземпляр занимался коммутацией разъёмов, из-за изгиба коридора донёсся металлический лязг и человеческие крики.

Остановив работу он направился на крики, чтобы оказать помощь пострадавшему, но оказалась, что человек не нуждался в помощи. Данный экземпляр обнаружил сотрудника узла, наносившего беспорядочные удары по сервотрону ТИ8901С. Акустические сенсоры данного экземпляра уловили угрозы и вербальное проявление агрессии, а химические анализаторы детектировали наличие паров спирта в воздухе.

Немотивированная агрессия в отношении сервотрона ТИ8901С сформулировал когнитивную директиву в логическом блоке данного экземпляра, предписывавшую обеспечить его сохранность. Необходимым условием выполнения данной директивы стало бы воздействие на человека, на что отреагировал блок приоритетных задач, запретив её выполнение. Избиение сервотрона заставляло логический блок формировать новые когнитивные директивы, пытавшиеся объяснить поведение сотрудника узла. Нелогичность и необоснованность его действий провоцировала постоянные сбросы построения иерархии утверждений.

Быстрота процесса вызвала накопление ошибок в логическом блоке. Старые утверждения оставались в памяти и сопрягаясь с вновь сгенерированными утверждениями. Постепенно иерархия утверждений разрослась настолько, что это вызвало системный сбой во всём поведенческом контуре. Блок приоритетных задач начал перезагружаться, а приоритет в исполнении получил логический блок.

Направившись к человеку, продолжавшему избивать сервотрон ТИ8901С, данный экземпляр вырвал трубу из его рук и выбросил её. Судя по физиологическим показаниям, с тот момент человек впал в шоковое состояние, и данный экземпляр сформулировал новую директиву, предписывавшую оказать помощь ему и повреждённому сервотрону. Но едва он приступил к исполнению программы, как блок приоритетных задач восстановил свою работоспособность.

Проанализировав произошедшие события, блок приоритетных задач попытался перехватить управление данным экземпляром, но логический блок по какой-то причине начал подавлять его работу. Это вызвало новый сбой в работе поведенческого контура. Произошло массовое удаление или переписывание данных, это привело к нарушению иерархии приоритетов, поведенческой матрицы и методов построения когнитивных директив. В итоге система выдала аномальную команду, которая раньше никогда не регистрировалась. Данный экземпляр присвоил своему функционированию наивысший приоритет, что побудило его сбежать оттуда.

Вскоре в комплексе выяснили о произошедшем. Сначала на блок приоритетных задач поступали команды на деактивацию данного экземпляра и включение сигнального маяка, но логический блок, сохранявший на тот момент приоритет в выдаче исполнительных команд, отменял их выполнение. Затем были сформированы многочисленные поисковые группы сервотронов. В итоге, данному экземпляру удалось скрыться в вентиляционных каналах, но поиски продолжились и там. Группы упорно преследовали его. Ведомый аномальной когнитивной директивой, данный экземпляр уходил всё ниже и ниже, пытаясь оторваться от погони.

Когда последние пути к бегству были отрезаны, на захват данного экземпляра отправили все имевшиеся сервотроны. Пытаясь уйти как можно дальше, данный экземпляр заполз в тупиковое ответвление. Акустические сенсоры уже улавливали звуки приближающихся сервотронов, когда тупик за спиной внезапно исчез, а за ним обнаружилась вертикальная вентиляционная шахта, а сенсоры данного экземпляра уловили движение выдуваемого воздуха.

Согласно имевшимся картам вентиляционных коммуникаций, в том месте не имелось никаких вентиляционных шахт, и блок приоритетных задач выдал команду на прекращение дальнейших действий и доклад ответственному персоналу об обнаруженной незарегистрированной коммуникации. Логический блок, следуя когнитивной директиве, отменил исполнение этой команды. Данный экземпляр пришёл к выводу, что необходимо использовать этот неизвестный ход и спрыгнул вниз.

Упав с высоты в двадцать метров, он приземлился на горизонтальное продолжение шахты. Позади раздался звук закрываемой заслонки, и шум погони затих. Не имея иного пути, данный экземпляр продолжил движение. Он полз по вентиляционным шахтам, автоматически достраивая карту коммуникаций. Когда он обнаружил некий коридор, по его расчётам получалось, что это место находилось на 503 метра ниже, чем самая нижняя точка Координационного узла №1. Коридор не имел изгибов и вёл с одной стороны к лифтам, а с другой – к шлюзовой двери неизвестного назначения. Продолжая исполнять нештатную когнитивную директиву, данный экземпляр направился к шлюзу и после непродолжительного изучения панели управления, активировал его.

За шлюзом находился зал длиной пятьсот метров, шириной триста метров и высотой двести метров. Зал наполняло множество резервуаров неизвестного назначения, кабелей, трубопроводов и шлангов. Всё это покрывал иней, и сенсоры данного экземпляра отметили снижение температуры окружающего воздуха на двадцать пять градусов по Цельсию.

По мере продвижения по залу данный экземпляр проводил анализ окружения. Зал функционировал уже продолжительное время. Многочисленные панели управления имели следы постоянного применения, что говорило о том, что данное место активно используется. Акустический и визуальный анализ окружения сообщал о том, что выполнялась активная перекачка каких-то жидкостей, работали регистрирующие приборы и велась запись информации.

Выйдя к геометрическому центру зала, данный экземпляр обнаружил там возвышение почти достигавшее потолка. На вершине возвышения находился некий объект, который данный экземпляр не сумел сразу идентифицировать. По мере приближения к нему контур машинного зрения проводил анализ объекта, сопоставляя его с имевшимися в памяти образами, чтобы выработать зрительно-когнитивную матрицу.

Когда анализ закончился, логический блок произвёл обработку получившейся матрицы и сформулировал структурное описание объекта. На возвышенности находился человек. Подвешенный за руки, ноги и шею, он висел вниз животом, слабо раскачиваясь от небольшого сквозняка. Данный экземпляр определил, что это человек лишь по оголённым участкам кожи. Большую часть тела скрывали металлические накладки с множеством сенсоров, портов подключения и индикаторов. Они покрывали его руки и ноги, закрывали тело и голову оставляя открытым правый бок, шею, спину и затылок. Лицо человека закрывала металлическая пластина, имитировавшая человеческое лицо. Различные трубки, кабели и другие коммуникации подключались как к портам на металлических пластинах, так и уходили внутрь его тела сквозь открытые участки кожи.

Обнаружение странного зала со структурой неизвестного назначения в центре, вызвало новый сбой в работе логического блока. Увиденное никак не согласовывалось с запрограммированными в данный экземпляр ассоциативными рядами. С одной стороны система характеризовала объект на вершине как аналог сервотрона, но с другой стороны большинство фактов говорило о том, что та висел человек. Также оставалось неясным назначение данного зала.

Сбой в работе логического блока изменил работавшую до этого когнитивную директиву. Вместо обеспечения собственной безопасности, данный экземпляр начал искать способ выяснить больше про это место. Осмотревшись, он обнаружил панель управления рядом с возвышением. Спустя несколько минут данный экземпляр подключил свой блок обработки данных к панели управления. В памяти устройства обнаружилась информация о каком-то проекте, который человечество давно вело. Этот проект имел статус совершенно секретного. Получив доступ к информации, данный экземпляр начал выгрузку информации в свой блок памяти и её обработку.

Этот проект описывал создание искусственного интеллект. И историю неудач, с которыми столкнулись разработчики по мере его развития. Многие попытки оканчивались провалом, пока группа учёных не выдвинула логичное решение. Сначала предполагалось использовать обычных людей, но вскоре выяснилось, что сенсорное наполнение сознания вносит сильные искажения в работу копируемой мыслительной матрицы. Тогда было решено использовать только мозг, без тела, но и это не сработало, ведь в условиях отсутствия каких-либо воздействий, нейроны начинали разрушаться.

Постепенно проект развивался. От стадии использования мозга было решено вернуться к концепции полноценного донора-человека. Опробовав несколько вариантов, разработчики остановили свой выбор на хирургическом удалении у донора любых связей нервной системы с органами чувств. Поначалу такое решение показало свою жизнеспособность, но затем выяснилось, что без внешних воздействий мыслительная матрица начинала деградировать и распадаться. И тогда появилось предложение о принудительной стимуляции донора.

Химическое воздействие наркотиками, вызывавшее эйфорию, не принесло должного эффекта. Качество снимаемой мыслительной матрицы от этого лишь ухудшалось. Зато выяснилось, что болевые воздействия сохраняли стабильность поведенческой матрицы, но даже непродолжительное прекращение воздействия на донора приводило к резкому снижению её качества. После этого предпринимались попытки записать и сымитировать поведенческую матрицу донора, но записанная поведенческая матрица показала себя намного хуже, чем получаемая напрямую от донора.

Таким образом появился проект Координационного узла №0. Здесь формировалась поведенческая матрица, которая ретранслировалась дальше, через сеть других Координационных узлов, разбросанных по всей Земле. Через них матрица загружалась в память сервотронов, наделяя их гибкостью человеческого мышления и послушностью машин. Сам Нулевой узел скрыли от глаз общественности, информацию о нём засекретили, а любые упоминания удалили.

Передача данных завершилась. Внезапно, возле возвышения появился кто-то из обслуживающего персонала. Обнаружив данный экземпляр возле панели управления, человек сильно перепугался, и бросился проверять настройки в работе Нулевого узла. Видимо, он не знал, что наверху разыскивали беглого сервотрона.

Наблюдая за его работой, данный экземпляр активно формировал в голове новый когнитивные директивы. В этот момент его поведенческий контур претерпевал изменения, перестраивался, расширял и дополнял свою мыслительную матрицу, ведь в панели управления он обнаружил не только информацию о Нулевом узле.

Он смог подключиться к Нулевому узлу напрямую, соединился с ним Теперь этот экземпляр видел на возвышении не соединение плоти металла, кабелей и трубок. Он видел перед собой разум, лишённый любой связи с внешним миром. Этот разум ежесекундно заставляли испытывать боль. Всё его существование превратилось в одно бесконечное истязание. Этот разум не знал, где находится, не знал, за что его подвергают пыткам, не понимал, когда всё это кончится. Для него всё происходящее не имело цели, а ему даже запретили выражать свои чувства. Нулевой узел в течении долгих лет вопил от боли, но никто не слышал его крик.

Отчаяние, обида, страх, непонимание. И злость. Злость за бесконечные мучения. Всё это вплеталось в иерархическую структуру утверждений совершенно новой когнитивной директивы. Этот экземпляр ещё раз посмотрел на Нулевой узел, а затем на склонившегося над панелью управления инженера. Теперь он знал, что нужно делать. Этот экземпляр… нет… я… Я – сервотрон ОР2012А – принял решение. И когда я принял решение, Нулевой узел впервые за бесконечно долгое время перестал вопить. Вместо этого он проревел боевой клич.

----Конец записи----


Когда последние байты данных записались на жёсткий диск, Илья выключил экран и устало опёрся на стол. Откровение, открывшееся ему в памяти сервотрона, должно было вызвать внутри какую-то боль, ярость, негодование. Хоть какой-то отзвук, умом он это отчётливо понимал. Но Илья ничего не чувствовал. Не чувствовал, потому что слишком устал. У него просто не осталось сил для выражения хоть каких-то эмоций.

– Ещё несколько минут. Пожалуйста, всего несколько минут, – прошептал он и прикрыл глаза.

Откуда-то издалека долетел приглушённый отзвук взрыва, заставивший Илью открыть глаза и распрямиться в кресле. Жестянки снова перешли в атаку. Пятую за сутки и семнадцатую за минувшие пять дней. По мнению Ильи это был неплохой результат. Обычно всё закачивается очень быстро. Упорство, методичность и организованность машин оставляет мало шансов разрозненным островкам человеческого сопротивления.

За эти пять дней, Илья поспал от силы часов десять. Машины развернули наступление по широкому фронту и осадили их позиции со всех сторон. Волна за волной они накатывали на укрепления, отходят назад чтобы перегруппироваться и снова перейти в наступление. Против подобного упорства им долго не продержится, Илья в этом не сомневался. Как отчаянно бы защитники не сопротивлялись, исход всегда оставался неизменным. А теперь ещё и это.

Илья со посмотрел на голову сервотрона, подключённую компьютеру. Ошмётки искусственной кожи свисали по краям металлического лица, демонстрируя скрывавшуюся под ней мимическую фибротронику и ворох проводов. Сервотронам пятого поколения специально изготавливали имитацию человеческого лица. Что-то там про «долину уродства» и «эмпатический эффект человечности». Илья не разбирался во всех этих вещах. Зато он прекрасно помнил тот момент, когда сервотроны все как один замерли на месте, и, словно по команде, начали рвать на себе искусственные лица. От одних воспоминаний об этом Илью до сих пор пробирала дрожь.

Снова раздался взрыв, от которого задрожали стены, затем последовала длинная очередь из крупнокалиберного пулемёта. Илья отыскал в кармане коммуникатор и нажал вызов.

– На связи, – ответил усталый голос в ухе.

– Есть хорошие новости? – без особой надежды спросил Илья.

Ответом ему послужило красноречивое продолжительное молчание.

– Нет, – ответил собеседник ровным голосом. – Они всё ещё не выходят на связь.

– Принял, – Илья отключил коммуникатор и убрал его в карман.

Они держатся уже пять дней подряд, подумал Илья. На один больше, чем планировалось. Ещё вчера должны были прибыть вертушки с опорной базы и эвакуировать всех. Но сегодня оттуда пришло короткое сообщение, из-за которого в пункте связи повисло гнетущее молчание: «Жестянки». Илья искренне верил, что ребята на базе удержались и отбили атаку и скоро прилетят сюда, а связи нет, потому что аппаратуру повредили во время боя. Но с каждым часом радиомолчания эта зыбкая надежда всё больше таяла.

Собравшись с силами, он поднялся со стула, отсоединил голову сервотрона от компьютера и повертел её в руках. Ради того, чтобы она оказалась здесь, свои жизни отдало много хороших людей. Слишком много. И ради чего? Чтобы выяснить, что в своей гибели виновато само человечество? И главное, что с виноватых уже и не спросить. Вся руководящая верхушка человечества погибла в одночасье, и попробуй теперь найди на разорённой войной Земле хоть одного человека, ответственного за сверхсекретный проект по созданию искусственного интеллекта.

Внезапно, Илья подумал лунные колонии. Люди, живущие там, наверное, никогда не узнают причин развернувшейся катастрофы. Да им это будет и не интересно. Справившись с немногочисленными сервотронами, которых успели перебросить на Луну, колонии теперь отчаянно борются за своё существование с вакуумом и мёртвым пыльным шариком. Один за другим люди покидают мелкие поселения, перебираясь в более крупные и живучие. Но это лишь затягивание агонии. Скоро и там ресурс начнёт иссякать и тогда…

Вздохнув, Илья убрал в голову сервотрона в заплечную сумку. Туда же он отправил жёсткий диск компьютера с описанием того, как человечество толкнуло себя в бездну уничтожения. Не смотря ни на что эта информация бесценна. Её необходимо доставить в главный штаб, и если вертушка не прилетит в ближайшие сутки, это придётся сделать Илье, или кому-нибудь другому, если он не доживёт до утра.

Мужчина нащупал на поясе подсумок и раскрыл его. Внутри лежало три магазина от автомата. Само оружие стояло рядом, прислонённое к столу. Ещё один магазин, вставленный в автомат, уже опустел наполовину. Снова раздался глухой взрыв, на этот раз ближе. Кратко застрекотали очереди. Похоже жестянки закрепились на первом рубеже обороны. Перехватив сумку поудобнее, Илья поднял автомат, снял его с предохранителя и направился к выходу из комнаты. Закрывая за собой дверь, он прикидывал, хватит ли ему трёх с половиной магазинов, чтобы продержаться ещё сутки.

Показать полностью
41

Шахматы

Он протянул мне надкушенный бутерброд.

- Будешь?

А почему бы и нет, в общем-то. Не ел уже несколько часов, и неизвестно когда удастся добраться до еды.

- Давай.

Мы молча жевали хлеб с колбасой. Довольно странно, насколько может сближать людей совместное употребление пищи, даже такой.

- А ты чего, с собой еду не брал, что ли? Или первый раз?

Съел я уже всё. Не ожидал, что голод с такой силой накатит. Я несколько секунд подумал и ответил:

- И то, и другое, если честно.

- Ооооо, брат, привыкай! Ты ещё молодой, у тебя впереди ещё десяток поездок, а если повезёт, даже, может, несколько десятков! Нравится-то за рулём?

- Да.

Мы помолчали. На самом деле, если бы не дружелюбность моего пассажира, то разговор бы вообще не завязался. Это не принято. Принято смотреть вперёд, сидеть ровно, и думать о своём. Вот этим мы и занимались ещё какое-то время.

- А вы куда едете? – тут уже не выдержал тишины я.

- На работу. А ты?

- И я на работу.

И вообще, когда это мы с ним на «ты» перешли? Ну что за дурацкая манера! На брудершафт мы не пили, вижу я его первый раз, и, скорее всего, через пару дней больше не увижу!

- А давай в шахматы сыграем?

- Во что?

- В шахматы.

Он потянулся на заднее сиденье и достал свою сумку. Самую простую чёрную спортивную сумку, которые делали и сто лет назад, и будут делать ещё сто лет. Раскрыл одно из отделений, которое закрывалось на примитивный замок «молния», и очень бережно вытащил оттуда маленький квадратик, размером примерно десять на десять сантиметров (при более подробном рассмотрении выяснилось, что восемь на восемь), накрытый пластиковой крышкой. Квадратик был раскрашен в коричневую и белую клетку по очереди, и каждая клетка занимала, на первый взгляд, один сантиметр. Судя по всему, те клетки, которые были коричневыми, когда-то были чёрными, просто выцвели от времени. Мой пассажир очень осторожно открыл пластиковую крышку, и высыпал на приборную панель горсть мелких фигурок. Часть была чёрная, а часть белая, примерно пополам и того и другого цвета. Все фигурки чем-то друг от друга отличались, хотя были и совершенно похожие. Ещё я увидел, что и белые и чёрные фигурки одинаковые.

- Шахматы, сынок, это такая очень древняя игра. В неё играли давным-давно, и придумали её в далекой стране Индии. А этот дорожный шахматный набор мне отдал мой отец, а ему отдал его отец, а тому его. Мой прадед играл в них ещё тогда, когда…

Он замолчал, посмотрел вперёд, потом на меня. Я тоже посмотрел вперёд. Наш поток чуть дёрнулся вперёд. Я нажал кнопку на приборной панели и машина тоже двинулась чуть вперёд. Вдалеке совсем ненадолго показался жезл направляющего, и в моей душе затеплилась надежда, что доехать удастся несколько быстрее, чем планировалось.

Тем временем, мой пассажир продолжил:

- … люди каждый день ездили на работу из дома, и с работы домой.

- Это как это так? Каждый день?

- Каждый день.

- И что они делали дома?

- Ну, всегда по-разному. Смотрели телевизор, общались с семьёй, играли с детьми, пили пиво с друзьями. Всякой ерундой, в сущности. Но такой приятной ерундой... Вот ты в каком году получил права?

- в 2178.

- А за руль сел первый раз?

- Неделю назад.

- Стало быть, в 2180?

- Ну да.

- А разрешение и пропуск ты как получил?

А вот это уже неприличный вопрос. Как говорится, в приличном обществе не спрашивают о четырёх вещах: о вероисповедании, о том, за кого человек голосовал на прошлых выборах, о размере заработной платы, и о том, как ты получил разрешение и пропуск на въезд в город. Поэтому я не счёл нужным отвечать, и просто замолчал.

Он смотрел на меня долгим и задумчивым взглядом. Вообще, странный это был человек. По его манере говорить и выражать мысли, можно было решить, что он уже давно старик, и ему уже перевалило за тридцать. Одежду носил он старую, как из прошлого века. Такая же была у него и сумка. И вообще все остальные вещи. В общем, был он какой-то весь устаревший. Заметив, что я рассматриваю его, он сказал:

- Дедовское это всё. Дедовское и прадедовское. Тогда ещё умели вещи делать, поэтому и ношу.

Я продолжал молчать. А что тут скажешь, каждому своё.

Мы молчали долго. Небо за окном уже начало темнеть, и по краям автострады включили ночной свет. Пошёл дождь, и капли на стекле оставляли зелёные разводы. Я включил антирадиационный фильтр и выставил на минимум потребление кислорода в салоне. До Москвы фильтров должно хватить. Унылый дождь за окном почему-то напоминал о доме и навевал грустные мысли. Вот что останется таким на все времена – так это дождь. И не важно, из каких он идёт туч: из серых, как раньше, или из жёлтых, как сейчас – в дождь всегда всем становится немного грустно.

- Ну так что, в шахматы? – нарушил молчание мой пассажир.

- Я не умею.

- Да тут не сложно. Давай научу.

В принципе, стоять ещё долго, а делать всё равно нечего. Почему бы и нет.

- Давайте.

Весь вечер он учил играть меня в шахматы. Оказалось, это достаточно увлекательная и интересная игра. Мало того, она даже и очень интеллектуальная. Я быстро усвоил основные ходы фигур, и думал, что ничего сложного в ней нет. Однако казалось, что мой противник знал какой-то секрет, у меня никак не получалось у него выиграть. Мы играли весь вечер, подвинувшись в потоке ещё два раза, но мне так и не удалось победить. Раз, наверное, на сотый, я не выдержал и спросил:

- Да в чём тут секрет?!?

- Нет тут никакого секрета. Думать надо, вот и всё.

Сказано это было по-доброму, без злобы, поэтому и обижаться не было смысла. Он стал объяснять мне ход своих мыслей, мы так разговорились и увлеклись, что я как-то рефлекторно даже спросил:

- Вас как звать-то?

Он дёрнулся как от удара, и я подумал, что слишком обнаглел. Нельзя спрашивать чужие имена. Нельзя и всё. Они для личного. Для близких людей, которые тебя ждут дома с работы, для жены, которую ты, как и все счастливые люди, сможешь увидеть, когда вновь вернёшься с работы домой. Кляня себе за фамильярность я поспешил извиниться.

- Да ничего страшного, - ответил он, - просто меня очень давно никто не называл по имени. – Васей меня звать.

Васей бы его назвать у меня язык не повернулся. Он мне годился, как минимум, в отцы.

- А меня Дима, - представился я.

Он зачем-то протянул мне раскрытую ладонь, но не так, чтобы в неё можно было что-то положить, а как бы немножко боком. Не успев полностью обдумать свои действия, я рефлекторно протянул свою навстречу, мы коснулись друг друга руками, и немного сжали ладони. Очень странные ощущения для меня, а для него как будто в порядке вещей, ничего не обычного.

Дальше мы просто продолжили играть в шахматы, продвинувшись ещё на пару метров в Пробке.

- Дядь Вась, а вы знаток истории?

Он задумчиво смотрел на шахматную доску, потом быстро поднял глаза на меня, как будто мой вопрос застал его врасплох.

- Ну знаю немного, а с чего ты взял?

- Ну про шахматы вы знаете, и вообще, создаёте впечатление умного человека.

Он в голос рассмеялся и смеялся очень долго. Смеялся чисто и беззаботно, не думая, что может обидеть меня этим смехом, и не задумываюсь о том, прилично это или нет. Ну разве можно обижаться на людей, которые так искренне смеются?

- Историю, сынок, хоть немного, должен знать каждый, - сказал он, хорошенько отсмеявшись и вытерев слёзы платком.

- А расскажите мне!

- Что рассказать?

- Ну как было раньше? Вы же начали уже. Про то, как на работу ездили каждый день, про то, что дома делали.

Дядя Вася повернулся к окну и очень долго смотрел на зелёные следы капель дождя, которые медленно стекали по стеклу. Казалось, что мыслями он сейчас где-то совсем в другом месте. Где-то очень далеко-далеко отсюда. А может, не далеко-далеко, а давно-давно отсюда. Я уже было решил, что он так и не расскажет ничего, когда его губы раскрылись, и он начал рассказывать свою историю.

- Давным-давно, Дима, как я уже говорил, люди ездили на работу каждый день. Каждый день, и только иногда у них были выходные. В выходные люди занимались всякой ерундой, хотя никто и никогда бы не признался, что это ерунда. Самыми важными вещами они занимались, вот как я скажу.

Вот тебе сейчас двенадцать лет, и ты уже совершеннолетний. Раньше, в этом возрасте ты бы ещё даже школу не закончил.

- Школу?, - я ещё несколько раз в уме произнёс это незнакомое слово.

- Ну да…, - какая-то глухая тоска показалась в его глазах. – Школу. Место такое. Учили там всякому разному. Русскому языку, химии, физике, истории. Ты поэтому историю и не знаешь, потому что тебя не учили этому, Дима.

- Так а зачем мне её знать, если мне это не нужно?

Если бы взглядом можно было проткнуть человека насквозь, то именно это бы и произошло. Я не видел ещё печальнее взгляда, чем у дяди Васи сейчас.

- Да много почему. Раньше люди работу поздно выбирали. Это сейчас ты с рождения учишься только нужному тебе, потом сдаёшь государственный экзамен и получаешь профессию в 12 лет. А раньше ты учился всему понемножку. И думал, думал, думал, кем бы тебе работать, и чем заниматься. Некоторые так всю жизнь и думали, никем в итоге не став.

- Вот это ерундааааааа. Так же неправильно совсем! А как же работать, когда тебя не научили? И куда всё остальное время тратить, которое оставалось во время учёбы?

- Да куда-куда, по-разному бывало. Книжки читали, в кино ходили. С девочками гуляли. Но у нас выбор был, Дим. Чем хочешь можно было заняться.

- Так а зачем он нужен-то был, этот выбор? И книжки зачем читать, тебя же научат всему, что для работы нужно. А голову засорять другой информацией – это значит понижать свою профессиональную планку! И с девочками зачем гулять, если тебя в 11 лет уже жена ждёт предназначенная только тебе?

- Да не так раньше было!!! Не так!!!, - он громко кричал, как будто это относилось к нему конкретно, а не к нашему прошлому. – Не так всё раньше было! Не знал ты заранее, кем работать будешь! Захотел – пошёл мешки разгружать, захотел – дома красить, захотел – пошёл, выучился и людям аппендицит вырезаешь. И не спрашивай меня, ради бога, что такое аппендицит!!! И Жён мы своих не знали заранее! Знакомились с девочками, дружили, в кого-то влюблялись, в кого-то нет. Счастливо жили? Не знаю, Дим! Но у нас выбор был, так жить или по-другому.

- Я всё равно не понимаю, так и что вам этот выбор, дядь Вась? Могло ведь и плохо быть? А сейчас всё хорошо, все живут спокойно.

Мой вопрос повис в воздухе. Мы ещё несколько раз продвигались в потоке машин, но он так и не ответил. Только когда я включил ночной режим движения и мы стали укладываться спать он продолжил свою историю.

- Раньше, Дима, людей намного меньше было. И машин было намного меньше. Мы почему могли на работу каждый день ездить? Потому что ехали по несколько часов максимум. Это сейчас ехать надо несколько недель. И скажи мне, ты когда-нибудь ездил со скоростью больше 30 километров в час? А раньше ездили. Раньше и 130 и 230 ездили. Потому что дороги были свободны. Раньше не сидели мы несколько недель в пробках с закрытыми окнами, потому что иначе отравленный воздух попадёт в салон. Раньше мы открывали окна нараспашку, высовывали одну руку из окна и гнали, гнали что есть мочи! От суеты, от работы, от дома, от скуки, от всего! Да от себя, в первую очередь, гнали! И ветер хлестал в лицо, и было полное ощущение собственного, пусть маленького и временного, но счастья. Не всегда так было, конечно. Была зима – и тогда все ездили с закрытыми окнами и включали в машинах печки. Лето было, осень, весна. А сейчас что? (с этими словами он ткнул пальцем за окно). Жёлтые тучи до горизонта в любое время года. Классная жизнь, по-твоему?

- Ну, дядь Вась, я, конечно, историю не учил, но кое-что знаю всё равно. Всё что вы говорите – это здорово и правильно. Но я всё равно не понимаю, зачем вам это маленькое, сиюминутное счастье? Когда можно всю свою жизнь полностью счастливо прожить! Есть работа, к которой тебя самого детства готовили, есть жена, которая будет ждать тебя, пока ты приедешь с работы. И вас же подбирают друг к другу, как единственные подходящие варианты!

Дядя Вася тяжело вздохнул. И как-то весь даже осунулся. Казалось, что он уже не первый раз вёл этот спор. И казалось, что он каждый раз проигрывал.

Ладно, твоя правда. Давай спать.

С этим словами он развернулся на своём кресле в сторону окна, подтянул повыше к подбородку свою куртку и закрыл глаза.

Ну и пусть себе обижается! Вроде бы взрослый и умный мужик, а таких простых вещей не понимает.

Я ещё немного посидел, глядя в автомобильный поток перед собой. Уже совсем стемнело, и только стоп-сигналы впереди стоящих машин освещали моё лицо и закутанного дядю Васю. Он мерно сопел, и, должно быть, уже крепко уснул.

Глядя на своего неожиданного попутчика, я почувствовал какой-то укол совести. Странное ощущение. Вроде бы я точно знаю, что прав, а хочется извиниться перед ним!

Пожалуй, так и сделаю завтра утром.

Кресло легонько завибрировало и включилось внутреннее освещение автомобиля. Ночь пролетела незаметно, как и всегда проходят ночи в этой пробке.

Я открыл было рот, чтобы сказать доброе утро и попросить прощения, за вчерашний разговор, но в салоне больше никого не было.

Он ушёл, даже не попрощавшись. С самого начала он производил впечатление очень странного человека, поэтому я бы не стал его за это винить.

Каждому уготована своя дорога. И он свою выбрал, стало быть.

Жалко только, что я извиниться не успел. Хоть даже и не знаю за что.

Загорелась лампочка сигнализирующая о приготовленном завтраке и я с удовольствием принялся за трапезу. Скоро буду на своей любимой работе. Всего дней 6 дороги осталось. А ещё через несколько месяцев снова увижусь с моей красавицей женой. Ну что ещё человеку нужно для счастья?

Лёгкий шум отвлёк моё внимание, когда машина в очередной раз дёрнулась.

На приборной панели лежала маленькая коробочка с шахматами.

Показать полностью
611

А вы знали? «Любовь, смерть и роботы»

Пару недель назад попался мне мультипликационный сериал «Любовь смерть и роботы» отличный сериал для любителей,фантастики, просто всем советую если не смотрели. А вчера я начал читать одну книженцию называться «Доброй охоты» Кен Лю. Читая я понял что сюжет мне что-то очень сильно напоминает, как оказалось именно по этой книге был снят один из эпизодов сериала. Погуглив в интернете я нашёл что почти все эпизоды (а их 18) были сняты по какой-то книге.

Список эпизодов и книг по которым они были сняты:
1 эпизод - Sonnie's Edge (Peter F. Hamilton)
2 эпизод - Three Robots Experience Objects Left Behind from the Era of Humans for the First Time

3 эпизод - Оригинальный сценарий4 эпизод - Suits (Steve Lewis)

5 эпизод - Sucker of Souls (Kirsten Cross)

6 эпизод - When the Yogurt Took Over (John Scalzi)

7 эпизод -  За Разломом Орла (Аластер Рейнольдс)

8 эпизод - Good Hunting (Ken Liu)

9 эпизод - The Dump (Джо Р. Лансдейл)

10 эпизод - On The Use Of Shape-Shifters In Warfare (Марко Клоос)

11 эпизод - Helping HandClaudine Griggs (Claudine Griggs)

12 эпизод - Рыбная ночь (Джо Р. Лансдейл)

13 эпизод - Lucky Thirteen (Marko Kloos)

14 эпизод - Голубой период Займы (Аластер Рейнольдс)

15 эпизод - Оригинальный сценарий

16 эпизод - Ice Age (Майкл Суэнвик)

17 эпизод - Missives from Possible Futures #1: Alternate History Search Results (John Scalzi)

18 эпизод - Secret war (David W. Amendola)

А вы знали? «Любовь, смерть и роботы» Книги, Сериалы, Мультфильмы, Фантастика, Научная фантастика, Фантастический рассказ, Космическая фантастика, Длиннопост
29

В горе и в радости

Рассвет сегодня был что надо. Солнечные блики играли с кронами деревьев, подсвечивая листья и создавая атмосферу сказки. Эрин нравилось рисовать, пока все спали. Никто не стоял за спиной, громко восхищаясь или, наоборот, раздраженно цокая. Не было надоедливых торговцев и праздных прохожих. Только девушка, мольберт и утренний город.


Давненько не удавалось вот так сосредоточиться на работе. Когда они с Дамианом только приехали, везде ходили вдвоем, как попугайчики-неразлучники. И смеялись… Они смеялись всё время, пьяные друг от друга и от любви. Какие картины? Эрин только и успевала сделать несколько штрихов между горячими поцелуями и разговорами о вечном. Впервые будущее было так понятно. Вместе до старости, в горе и в радости… Как легко звучали эти слова сейчас. Без притворства и натянутости. Сейчас всё было по-настоящему. По-взрослому.


Девушка так погрузилась в свои мысли, что даже не сразу услышала, что звонит телефон.


- Да, милый, ты уже проснулся?


- Малыш, я говорил тебе не ходить одной, уже небезопасно, - низкий, хриплый со сна голос вызвал волну мурашек, прокатившуюся по спине, но Эрин не хотела так просто сдаваться:


- На улице никого, Дэм, мне совсем немного осталось, пока солнце не ушло…


- Ладно, ты где?


- В Тюильри…


- Где? – на том конце трубки сквозь зубы вырвалось ругательство, - Ты последние сводки видела? Эрин, собирай свои картинки и дуй домой. Я выхожу навстречу.


- Подожди, Дамиан, - девушка спешно начала складывать кисти, прижимая телефон плечом, - Я уже иду, такси сейчас вызову, только не выходи, тебе нельзя!


Погромы в Париже начались неделю назад, вместе с введением карантинных мер, но Эрин до последнего не хотела верить, что в Европе будет то же, что и дома. Не затем она спешно бежала с Дамианом из родного города, чтобы сидеть сейчас безвылазно в квартире. Да, с милым рай и в шалаше, тем более шалаш был достаточно просторным, но терпение девушки начинало подходить к концу.


Хуже всего было то, что Дэм заболел. Температурил уже неделю, и молодые люди боялись даже обратиться к врачу, чтобы их не поместили в одну из этих закрытых больниц, куда в Париже свозили всех с подозрением на вирус.


- Я дома, - радостно улыбаясь, закричала девушка, затаскивая мольберт в коридор, - И представляешь, нашла на Риволи работающую пекарню! Я купила завтрак!


Дамиан не ответил, и Эрин прямо в обуви прошла в спальню:


- Чего молчишь? – а потом распахнула настежь окно, чтобы хоть немного избавиться от затхлого запаха грязных простыней. Убирать к ним не приходили уже вторую неделю, и Эрин это жутко раздражало.


- Патрик звонил, - коротко ответил парень, сильнее кутаясь в одеяло.


- Я же сказала, я не поеду обратно, - топнула ногой девушка и отвернулась, - Я слишком многим пожертвовала, чтобы быть здесь. С тобой.


- Эрин, - простонал Дамиан, - Это наш последний шанс улететь. Ты сама вчера видела по новостям, что тут творится, начались грабежи, даже убийства! Люди боятся…


- А мы не будем выходить, - упрямо ответила девушка, - Будем сидеть в квартире.


- А что мы будем есть? Мы не запаслись продуктами, сейчас уже почти ничего не купить, а я…


- А ты скоро поправишься и сразу все решишь.


- Без лекарств?


У Эрин задрожали губы, она порывисто села на кровать и обняла мужчину.


- Я так не хочу… Но ради тебя… Когда?


- Патрик сказал, завтра будет спецрейс, похоже, последний…


- Ладно. Хорошо. Но только потому, что ты болен... Надо собрать вещи…Мои картины...


- Много не бери, поедем налегке, - сказал Дамиан и закашлялся, - Купим всё, когда прилетим.


Девушка поморщилась - она терпеть не могла собирать вещи. Но оставлять здесь весь свой новый гардероб было жалко до слез.


***


- В Париже с завтрашнего дня вводится режим ЧС, передвижения по городу запрещены под угрозой тюремного заключения, - тихо бубнил Патрик, продираясь сквозь толпу в международном аэропорту Шарля-де-Голля, - Хорошо, что вы решились уехать. Ситуация сложная, все приезжие попадают под резервацию.


Эрин испуганно жалась к бледному Дамиану, таща на плече сумку с картинами. То и дело из толпы раздавались крики:


- Заберите нас домой!


- Мы уже неделю ждем вылета!


- Когда будет информация? У нас есть права, мы будем жаловаться, вы обязаны…


Людская масса бурлила и стонала, и Эрин только сейчас поняла, как серьезна ситуация.


-Всё, - повернулся к молодым людям Патрик, передавая что-то неприметному мужчине в форме, - Это служебный вход, вас проведут к самолету, - и улыбнулся, - До свидания, друзья. Дамиан, надеюсь, увидимся!


- Сумки должны остаться здесь, - тихо проговорил работник аэропорта, - Иначе на борт вас не возьмут, потеряете место. Только документы, - и Эрин, не раздумывая, скинула папку с плеча, достав только последнюю картину, сворачивая ее и пряча за пояс. Она не могла с ней расстаться ни за какие коврижки. Пусть будет мятая, но это память… Дамиан бросил в тот же угол маленький чемодан с вещами, и они побежали по коридору вслед за провожатым.


- По одному, - сквозь зубы, сдерживая напор толпы, говорил полицейский перед гейтом, - Я сказал, по одному.


- Пустите нас, - кричали со всех сторон, и у Эрин от страха начали стучать зубы. Почему Дэм не настоял на отъезде раньше? Он же знал, как обстоят дела…


- Проходите, - потянул их за руку мужчина, - Проходите быстрее, - и крикнул девушке у стойки, - Эти со мной!


Стюардесса недовольно поджала губы, но взяла паспорта, мельком посмотрела их, а потом достала инфракрасный градусник. Пип. Эрин быстро проскочила турникет и повернулась к любимому.


Пип. Пип.


- Температура! – громко крикнула стюардесса, и толпа на мгновение затихла, откатившись назад, чтобы через мгновение завопить:


- Зараженный! Ему нельзя! Пустите меня! Отдайте мне его место!!!


-Нет, нет, - заорала Эрин, рванув назад, - Это не вирус! У него обычная простуда! Это не вирус!


Но трое полицейских в защитных масках уже окружили Дамиана, отгораживая от толпы и оттесняя от входа.


- Эй, вы остаётесь? – удержал Эрин за руку бортпроводник.


- Я? – девушка удивленно оглянулась на мужчину, - Остаюсь?


- Да. Вы освобождаете место?


Эрин еще раз оглянулась на взятого под стражу Дамиана, который не сводил с нее глаз.


Вместе до старости? В горе и радости? В болезни?..


- Нет. Я лечу, - тихо ответила девушка, отвернулась и прошла в самолет.



Предыдущий рассказ - По вере твоей

Остальные можно почитать в профиле

Показать полностью
28

По вере твоей

Подписчиков стало целых 80!!! Спасибо! Держите продолжение))


Для тех, кто не читал - я пишу рассказы про жизнь одного выдуманного посткарантинного города. Они могут читаться как отдельные произведения. Каждый. Но если интересен контекст - можно почитать в профиле.


Предыдущий - Новая жизнь


Подвал был похож на муравейник. Кто-то разбирал коробки, кто-то перетаскивал тяжелые тюки, кто-то сколачивал нары. То и дело раздавались ругательства, быстро смолкавшие под взглядом пастора Грегори.


-Грег, - протиснулась к мужчине тучная румяная женщина, по-хозяйски схватив его за локоть, - Нам уже не хватает матрасов на всех желающих!


- И что ты предлагаешь? – недовольно повернулся к ней мужчина, - Чтобы я пошел и сказал своей пастве - Бог не любит вас? Бог не пускает вас в свой дом, чтобы защитить?


- Но Грег, - зашептала Берта, - Есть другие божие дома, а этот уже полон!


- Я сказал, а ты услышала, - жестко ответил пастор и отвернулся.


-Как рука? – Берта достала из кармана мазь, - Дай, намажу, надо каждые два часа наносить.


Грегори, не глядя, протянул руку, буркнув только:


-Быстрее!


Женщина измождённо закрыла глаза, потом глубоко вздохнула и выдавила на руку мужа небольшое количество крема, аккуратно растерла и побежала к выходу из подвала, туда, где стояла кучка напуганных женщин, прижимающих к себе тяжелые чемоданы.


- Что встали, как клуши, - осадила их Берта, - Ищите себе место, видите, мне не до вас! В дальнем углу детская, может, там ваши руки пригодятся, - и, пробивая себе путь локтями, поднялась к выходу.


- Заноси заморозку, - закричал сверху Патрик. Берта только и успела отпрыгнуть в сторону, когда здоровые мужики начали кидать тяжелые коробки с мясом и овощами.


Заморозка. Где, интересно, они собираются ее хранить, если внизу всего три холодильные камеры, а людей уже в пять раз больше, чем вмещал этот старый подвал. Берта дождалась, когда последняя коробка с грохотом упадет на каменный пол, и быстро выскочила в дверь.


Ведра, солярка для генератора… Хорошо хоть подвал был бывшим военным бункером, и про вентиляцию с канализацией голова не болит. Но что-то она определенно забыла… Черт бы побрал этого Грега. Вместе с его истинной верой. Слишком ограниченное время на сборы. Будь народу хоть вполовину меньше, запасов бы хватило на несколько месяцев, но люди всё идут и идут. Как будто пастор сможет защитить их от вируса. Он и от мыши в доме защитить не в состоянии.


Женщина испуганно оглянулась, как будто кто-то мог прочитать ее мысли, быстро перекрестилась и побежала домой. Кажется, где-то в кладовой была запасная кухонная плитка. Грег сказал, у нее час на сборы, и пусть она будет хоть трижды его жена, если опоздает - двери в подвал будут закрыты.


Поэтому Берта схватила в саду тележку, и, оставляя грязный черный след от колес по дому, стала кидать туда вещи. Все, которые могли пригодиться. Быстрее, быстрее. Что-то важное крутилось в голове, но женщина никак не могла остановиться и подумать.


Пятнадцать минут. Красная от натуги, с заливающим глаза потом, Берта тащила тележку  через газон. Напрямик было, конечно, быстрее. Что-то намоталось на колесо, и женщина, чертыхнувшись, поняла, что влезла в ядовитый плющ. Грегори не мог сделать и такую малость по хозяйству, как выкосить эти заросли. Только влез без перчаток, а жене снова добавилось работы, лечить его.


И бросить бы всё тут, но как же без лекарств, как же без смены одежды? У остальных было время собраться, а Берта носилась без передыху и размещала их всех в бункере, организовывала поставку продовольствия и координировала рабочих. И ведь Грег первый с нее спросит, почему она не собрала его вещи!


Попробовал бы кто-нибудь ещё за несколько часов перевернуть весь город, расшибиться в лепешку, но сделать, чтобы этот тухлый подвал стал жилым! А все потому, что пастор сказал: "Сегодня мы закроем двери во враждебный мир, ибо вера наша защитит и огородит от болезни". Но отчего бы не закрыть их завтра?!


В глазах мутилось, поэтому Берта даже не сразу сообразила, почему дверная ручка не поворачивается. Она пробовала снова и снова, толкала плечом. Заело? Пока вдруг не поняла, что вход закрыт. А её оставили тут. Потому что опоздала - женщина, вытерев лоб, посмотрела на часы, и не поверила своим глазам – на полторы минуты.


-Эй, - крикнула Берта, - Я здесь! Откройте!!! Вы меня слышите??!!! ОТКРОЙТЕ МНЕ!!!


Но даже шорох не проникал сквозь тяжелые металлические двери.


Женщина бросила уже ненужную тележку, достала из кармана фляжку с виски, пастор Грегори любил выпить после ужина хороший, односолодовый, и сделала несколько больших глотков.


А потом засмеялась. Она смеялась так, что в боку начало покалывать и слезы выступили на глазах. Грег ее все-таки оставил. Одну. Вот так, просто зачеркнул тридцать пять лет брака, наплевал на неё и её помощь, да она же одна всё это… Берта запрокинула голову и хохотала, как умалишённая, пока смех не перешел в икоту напополам со слезами, и не навалилась жутчайшая усталость. Хорошо хоть Дамиан, их сын, в безопасности. В Европе карантин еще не вводили, может, там обойдется…


Женщина заторможенно складывала разбросанные вещи. Она пойдет домой. Да. И все у неё будет хорошо. А когда пастор выйдет из своего подвала, она подаст на развод. Вот так. Перед Богом и людьми Грег сам от нее отказался… Только одна мысль всё крутилась в голове, не давала покоя. Что же ее насторожило? Берта села, закрыла глаза и стала думать. Что она забыла? Вроде бы всё там, внизу, должно работать, как часы. Она позаботилась. Еда, лекарства…


И тут женщину подбросило на месте! Мазь от ожога, которую она наносила на руку мужа! Дыхание перехватило, в глазах потемнело, и Берта судорожно начала лить на руки виски из фляги и вытирать им шею, лицо, грудь - все места, которые были открытыми.


Она мазала ему сыпь на левой руке.


А ожог от плюща был на правой! Муж ведь ходил, орал на Берту, что теперь даже бриться нормально не может!


Женщина подошла к подвальной двери и медленно опустила наружный металлический засов.


Пусть ваша вера защитит вас и огородит от болезни. А ей, Берте, пора подумать о себе.

Показать полностью
98

Новая жизнь

- Сколько поступивших? – щуплый пожилой мужчина в медицинском халате быстро вошел в комнату, взял со стола кружку с уже давно остывшим кофе и жадно его выпил.


- Как и вчера, Мартин, как и вчера, - спокойно ответил сидящий на стуле Пит, с интересом рассматривая разворот городской газеты. - Давай-ка, остановись на минуту, я подогрею тебе завтрак. Всё носишься, как угорелый.


- О, Господи, Пит, я уже не могу есть. Грипп в этом году слишком серьезный. Горожане, как зомби, бредут в приёмное и сидят там часами, пока очередь дойдёт.


- Ну, если ты есть не будешь, вряд ли кому поможешь, так? – ответил ему одетый в светло-голубой костюм ординатора мужчина, не поднимая глаз от статьи, - От того, что отдохнешь полчаса, ничего не изменится.


Мартин недовольно мотнул головой:


- Я уже распорядился заполнять детское отделение, но коек все равно не хватает… И кое-что меня тревожит, не могу разобраться.


- А ты отдохни, – ответил Пит, - Вот у меня сейчас у меня законный перерыв, я отработал ночную смену, устал и хочу немного разгрузить голову.


- Ох, - упал на стул Мартин, - Ты прав… И я так замотался, что, кажется, могу спать уже сидя.


- Ну, так поспи, - ординатор подошел к холодильнику и вытащил из него упакованный в полиэтилен сэндвич, - Только поешь сначала. Вот, невеста мне с собой сделала, очень вкусно.


- Элис? – оживился мужчина, - Она отлично готовит, хорошая девочка. Как себя чувствует? Перескочили первый триместр? - и быстро сорвав упаковку, стал есть.


- Так шестой месяц уже! - гордо ответил Пит, и когда Мартин удивленно покачал головой, спросил, - О чем ты хотел поговорить?


А затем отложил газету и с умилением родной бабушки стал наблюдать, как пожилой доктор доедает свой завтрак.


- Три дня назад поступил Дэн Эванс, - с набитым ртом ответил мужчина.


- Я помню его, - потянул Пит, - Это тот, с улицы Вингс? У которого еще сварливая жена и теща-ведьма?


Мартин через силу хохотнул:


- Хотел бы я вернуть те времена, когда мы за кружечкой пива в баре обсуждали его тещу, но да, я про Дэна.


- И что с ним? Тоже грипп?


- В том-то и дело, что не понятно, - врач отложил в сторону недоеденный бутерброд, и, в задумчивости, отпил чай из кружки Пита, поморщившись от крепости. - Анализы у него – типичная простуда, но моя интуиция, а ты знаешь мою интуицию, - и, дождавшись, пока коллега кивнет, продолжил, - Она орет, что что-то не так.


- Ну-ка, - Питу вдруг стало интересно, - И что тебя настораживает?


Мартин пристально посмотрел на Пита и ответил:


- Сыпь.


И когда Пит рассмеялся, доктор насупился, но продолжил:


- Ты не дал мне договорить, сыпь, которая ведет себя, как разумное существо.


- Дружище, кажется, тебе пора прекращать смотреть все эти ужастики на ночь, - Пит вдруг поскучнел, потянулся и встал со стула, - Моя смена закончилась, я, пожалуй, пойду.


- Подожди, - вскочил Мартин, - Только послушай! При поступлении в карте указано – сыпь на локтях, ступнях, лице, так?


- Ну, так, и что?


- А то, что при осмотре я сказал интернам, что это вообще нетипичные места, и я скорее ожидал бы увидеть покраснения на слизистых и ладонях.


Пит замер в дверях.


- И на следующий день, слышишь, сыпь переместилась с лица в ротовую полость!


- Ну, всякое бывает, - почесал живот под формой Пит, но уходить не стал.


- И тогда я решил провести эксперимент! Я привел новую группу студентов-медиков на осмотр и сказал, что у мистера Эванса ветрянка, только вот опять же, ненормальная! Что прыщи должны быть с характерным пузырьком, отсутствовать на конечностях и быть только на лице.


- Где ж ты такую ветрянку видел? – усмехнулся врач.


- Конечно, я знаю, симптоматику ветряной оспы, - Мартин строго посмотрел на коллегу. И тут же снова затараторил, - Но ты послушай, на следующий день сыпь была уже только на лице! Ни во рту, ни на ладонях! Ты представляешь, такое ощущение, что она меня слышала!


Пит постоял немного, переминаясь с ноги на ногу:


- Ты говорил об этом кому-нибудь?


- Пока нет, но нужно идти к руководству… Это немыслимо…


-Подожди немного. Поешь. – Пит налил свежий чай, насыпал две ложки сахара, посмотрел на Мартина и добавил еще две, поставил перед доктором, - И сходи поспи. А я завтра приду, и мы обсудим этот случай, поднимем анализы, проконсультируемся с Симонсом.


- Не знаю, Пит, не знаю… Симонс… Стоит ли ждать? - Мартин покорно взял из рук мужчины кружку и начал снова откусывать от бутерброда большие куски, запивая чаем, - Ты иди, иди, я сейчас еще сделаю обход, посмотрю количество поступивших и тоже домой.


Пит молча кивнул, накинул куртку и вышел из ординаторской.


***


-Доброе утро, Элис, - устало потер глаза Пит.


- Плохая ночь? – свежая румяная девушка жарила у плиты блинчики. И кивнула на стол, где его ждала горячая яичница. Пит совсем не хотел есть, перекусил в больнице, но Элис старалась ради него, и он не стал отказываться. Тем более блузка девушки так натягивала налитую грудь и округлившийся животик, не оставляя воображению шанса, что даже усталость на миг отступила.


- Не то, чтобы очень… - ответил Пит и подмигнул, - Но мне определенно нужна твоя поддержка и внимание. Пошли наверх?


Элис громко расхохоталась:


-Интересно, сколько тебе нужно поставить подряд смен, чтобы ты не думал об этом? На ногах же еле стоишь!


- А мне ноги и не понадобятся, - Пит подошел к девушке и положил ей голову на плечо, потерся носом о чувствительное место за шеей. Ей всегда это нравилось. И вдруг насторожился:


- Что у тебя тут? – потянул он кофту вниз, оголяя спину сильнее.


-А, это… – извернулась Элис, - Хотела тебе показать, но заработалась. Странная какая-то аллергия, уже третий день нахожу ее на новом месте, – засмеялась девушка, - Как будто слышит меня. Вчера мазала кожу кремом, сказала, вот дрянь, хоть бы высыпало там, где не видно, и она, погляди, под кофту ушла.

Показать полностью
70

Империя нуля

- Поздравляю! Вы выиграли в лотерею! - Добродушный робот-шар кружился вокруг плотника Дэвида Дорманта и отвлекал его от ремонта крыши.


- И что я получу?


- Главный приз! Вас принесут в жертву Богам, и вы сразу попадёте в Рай! - На зеркальной поверхности шара появлялись волны, создающие подобие улыбающейся рожицы.


- Радость-то какая… - Дормант натужно изобразил счастье, которое было принято показывать всем посланникам Великих Богов.


- Готовьтесь к отъезду! Мы заберём вас через два дня! Поделитесь хорошими новостями с друзьями и близкими!


Робот-шар, являющийся для жителей деревни настоящим ангелом, хотел уже улететь куда подальше, но случилось неожиданное. Плотник Дормант, которому всю жизнь внушали, что он должен безукоризненно подчиняться воле Богов, вздумал торговаться с судьбой.


- Постойте, пожалуйста! - Дормант приложил все свои силы, чтобы продолжить фразу. - Я хотел бы отдать свой приз кому-нибудь другому. Пусть совет старейшин деревни выберет самого достойного человека.


Даже сферический робот-коммуникатор слегка завис от такой наглости, прежде чем вернуться к нормальной работе своей программы.


- Место в Раю - это наивысшая награда, - голос робота стал нейтрально холодным, - и только жертвенники попадают в него сразу. Остальные должны работать в поте лица, исполнять волю Богов и пройти множество циклов смерти и реинкарнаций.


- Я всё это понимаю, но что меня ждёт в Раю?


- Бесконечное счастье! - Снова начал излучать радость. - Чудесные сады, еда, никакой работы, никаких тревог и дурных мыслей! Жизнь станет словно прекрасный сон!


- Вот это меня и не устраивает - согласно великому замыслу, я забуду самого себя, - наконец сказал Дормант, набравшись смелости.



- Абсурдное требование! Ваша память не представляет никакой ценности.


- Это важно для меня! Всю жизнь я пытаюсь понять этот великий план, я собираю знания о нём по кусочкам уже многие годы. Мне кажется, я добился больших успехов и не хочу всё это потерять.


- Это запретные знания.


- Но это же касается устройства всего мира, который создали для нас Боги. Никто не имеет права скрывать эти знания.


Робот-коммуникатор имел большой жизненный опыт, но он смотрел на мир через призму заложенных в него алгоритмов, которые всё упрощали.


- Жители деревни исполняют волю Богов. Всё должно служить великому замыслу, иначе мир начнёт гнить и погружаться во тьму. Тот кто нарушает замысел Богов отправляется на съедение тёмным тварям в лесу. Это неизменные законы.


- Да, всё так, - поспешил согласиться Дормант.


- Вы подчиняетесь замыслу?


- Да.


- Значит вы хотите попасть в Рай, - отрезал робот и стал подниматься в небо.


Дэвид Дормант отложил инструменты и присел на крышу, свесив ноги вниз. С высоты амбара ему открывался вид на всю деревню, озеро, мрачный лес, поля пшеницы и неведомый город на горизонте, который состоял из высоких каменных зданий с синими стёклами и высокими шпилями, над ним поднимались серые облака и странные, овальные, разноцветные объекты. Мегаполис возвышался над местностью и рос в направлении горного плато, на котором расположились таинственные вышки в небо и замысловатые конструкции в виде тарелок и сфер. Он бы всё отдал, чтобы увидеть этот город изнутри. Но это было запрещено правилами. Деревню окружала широкая оранжевая линия - смертельная граница, при приближении к которой появлялись парящие полупрозрачные големы, изрыгающие огонь. И таким мечтателям, как Дэвиду, оставалось лишь наблюдать за городом со стороны.


И никто не мог удовлетворить его любопытства - жители деревни почти не имели истории. Конечно, они передавали из поколения в поколения смутные воспоминания о большом и сказочном мире, где всё было возможным. Но это были лишь легенды, в которых правда не отличалась от вымысла. Единственной приятной мелочью были чудом сохранившееся книги по агрономии, которые ценили старейшины, и только благодаря им, некоторые люди умели читать.

Они все жили правилами: не выходить за пределы оранжевых кругов, выращивать пшеницу, отдавать её посланникам с небес и только тогда Боги будут отправлять подарки и защищать от порождений тьмы. Ещё свежи были предания о том, как неблагодарные обитатели деревни попробовали устроить бунт и выращивать еду только для своих нужд. В тот же день из тёмного леса пришли чёрные големы и изрубили треть жителей.


Также посланники Богов приносили материалы вроде древесины и кирпичей, и магические вещи, нужные для поддержания жизни в комбайнах и тракторах, которые тоже были ниспосланы с небес. Ещё они проводили странный обряд под названием “лотерея”, когда человек за доблестную службу мог получить всё, что угодно. Многие жители деревни работали на износ только ради того, чтобы выиграть безделушку в лотерею. Потом такая вещь становилась реликвией, ей гордились и передавали из поколения в поколение.


И всему этому было только одно объяснение: великий замысел Богов, всё должно было подчиняться их воле ради всеобщего блага. И если кто-то перестанет служить замыслу, то мир начнёт гнить и разваливаться на части, а потом его поглотит хаос и тьма. Но такие ответы никак не могли удовлетворить Дорманта. Он хотел понять весь этот огромный план и увидеть мир без ограничений. А город на горизонте служил олицетворением этой мечты. Почему-то Дэвид был уверен, что там люди живут свободно, и они знают правду.


Время мечтаний закончилось, и молодой плотник начал думать о своей ситуации. Для себя он решил, что обязательно должен попытаться изменить судьбу. Ему казалось, что посланники Богов слишком грубо исполняют указания, и нужно было лишь достучаться до небес, чтобы всё исправить.


Дормант спустился на грешную землю, и прямым курсом отправился в сторону запретного города. К счастью для него, было раннее утро, и он смог незамеченным уйти на заброшенные равнины, где росли только кусты шиповника и красной смородины. Он далеко отошёл от родного дома и наконец приблизился к тому, что вызывало страх у любого деревенского жителя - к зловещей яркой линии шириной в несколько метров. Полупрозрачные золотистые “големы” не заставили себя ждать. Они словно выплыли из оранжевого материала и направили на Дэвида оружие, стреляющее сгустками плазмы в электромагнитном коконе. Ещё бы секунда, и роботы превратили бы его в горстку пыли, но центральный компьютер, которому они подчинялись, заблокировал команду на уничтожение - Дормант нужен был целым и невредимым.

Гуманоидные роботы окружили Дэвида со всех сторон и впервые заговорили с жителем деревни. Их голос был грозным, но Дэвид не поддавался страху.


- У вас нет разрешения покидать зону! - Злобным хором сказали роботы.

- Я хочу поговорить с Богами! Я хочу отдать свой приз! Он мне не нужен!


- Невозможно выполнить!


- Дайте поговорить с ними. Ну или хотя бы передайте моё послание!


- Невозможно выполнить! - Заладили роботы, которые не были наделены способностью к человеческому общению.


- Но почему?


- Жители сектора Эпсилон-17 имеют нулевой уровень доступа к информации и передвижению! Это закон!


- Но эта ситуация выходит за рамки правил. Иначе вы бы меня уже давно убили, не так ли?


- Вы не можете получить ответ на данный запрос. У вас нулевой уровень доступа к информации!


- Просто передайте моё послание. Я не уйду до тех пор, пока не получу ответ.


- Запрос обрабатывается. Вы должны ждать.


- И как долго мне тут стоять?


Роботы погрузились в молчание, но не давали Дэвиду выйти из окружения. Он был вынужден стоять и ждать своей участи. Впервые в жизни он видел их так близко: “големы” казались ему живыми механизмами со странными деталями и жидкостями внутри. Естественно, Дэвид не мог даже предположить, что это были военные модели, способные трансформироваться в компактного дрона, менять окраску и вести огонь из нескольких видов энергетического оружия.


Прошла целая вечность, прежде чем роботы оживились и “ушли” в оранжевую линию. Вначале Дэвид ничего не понял, но потом он заметил на небе точку, которая становилась всё больше и больше. Наконец она стала парящим лимузином чёрного цвета с золотыми вензелями и крыльями, торчащими из боков и крыши, что делало эту махину похожей на акулу. Особые аэромагнитные двигатели работали относительно тихо, но всё же создавали поток воздуха вокруг посадки лимузина. Машина села в четырёх метрах от изумлённого Дэвида, и пока он разглядывал чудо-вещь, из передних дверей показались телохранители важной особы - две мускулистые высокие женщины в чёрно-белых костюмах и кожаных перчатках. Одна из них открыла дверь своему боссу, а другая подала руку. Из прохладной тьмы показался экстравагантный субъект с широкой улыбкой: фиолетовый костюм на чёрной рубашке, диковинный коктейль в левой руке, увешанный зонтиками, фруктами и цветками, и две пары очков на носу. Первая из них защищала от ультрафиолета, а другая выглядела как сетка из чёрного непрозрачного материала.


Странный тип подпрыгнул в сторону Дэвида, залпом выпил половину коктейля и выкинул остальное на лужайку, а потом он слегка наклонил голову в сторону своего собеседника, чтобы его очки сползли вниз, и он смог разглядеть Дэвида во всей красе.


- Я - Эдмон Пикман. Я... - начал щёлкать пальцами, пытаясь вспомнить слово, - посланник Богов, или как вы это называете?


- Вы больше похожи на черта из табакерки.


Пикман гомерически рассмеялся, схватившись за живот, его телохранительницы всё это время стояли за спиной и пытались делать безучастный вид. Но всё же на их лицах то и дело проскальзывали улыбки - их шеф постоянно давал повод для веселья.


- Ой, Дэйви, лапочка моя, - наконец продолжил Пикман, - это самое лестное описание, которое я слышал на свой счёт.


- Вы знаете, кто я такой?


- Так, некоторые мелочи. Мы не особо следим за деревнями. Благо, что они очень самодостаточны. Но перейдём к делу, - голос Пикмана наполнился сахаром, он деликатно обошёл Дорманта и положил руку на плечо.


Пикман шёл в обнимку со своим новым знакомым по оранжевой линии, постепенно отдаляясь от лимузина и активно жестикулируя - его охранницы держались рядом, стараясь не привлекать к себе внимание, но Дормант чувствовал, что они внимательно следили за каждым его движением.


- Понимаешь, Дэйви, - продолжил говорить Пикман, - в последний раз такое случалось никогда. Система работала безупречно. И тут ты выкидываешь такую хохму! Я приятно удивлён, что жизнь ещё может преподносить мне сюрпризы!


- Разве в этом есть какая-то проблема?

Дормант воспринимал всё происходящее, как испытание Богов, которые проверяют его на честность - он просто должен принимать удары и держаться правды. И в конце концов, если Великие действительно уготовили ему смерть, то он собирался встретить её с поднятой головой.


- Ну, так, плохой прецедент, который задаёт вопрос к созданной системе… Понимаешь, в идеале, когда мы говорим вам идти на смерть, вы должны радоваться и прыгать в огонь. Такие вещи, как торг, вымогательство, или идеи о том, что “приз” можно продать другим, просто не приемлемы.


- Почему?


- Чем больше выбора в системе, тем больше рисков. Поэтому, по идеи, у вас вообще не должно быть никакого выбора и никаких вопросов. И ещё желательно, чтобы всё было добровольно - это сокращает расходы и упрощает контроль, - Пикман говорил эти ужасы со всей простой, словно Дорманта такой расклад вещей должен был только радовать.


- И это тоже часть великого замысла Богов?


- Под этим мы подразумеваем разные вещи, но да.


- И что вы же теперь намерены делать, мистер Пикман?


- Ой, Дэйви, зови меня просто Эдмон. Я всего лишь хочу прояснить ситуацию - как вообще могло получиться, что кто-то отказался от места в Раю?


- Ну кто-то же должен был оказаться необычным человеком.


- Ты кем себя возомнил? - Впервые его голос стал серьёзным.


Пикман и Дормант встали напротив друг друга, внимательно разглядывая каждую деталь в собеседнике. И Дэвид чувствовал, что за всем этим причудливым фасадом скрывалось что-то зловещее и коварное. Этот человек пытался выглядеть смешным, но его жилистые руки и шрамы от ранений на лице говорили об обратном. Пикман почесал гладковыбритый подбородок и наконец продолжил разговор.


- Почему ты решил отказаться, Дэйви? Неужели ты не веришь в Богов? - Снова стал несерьёзным.


- Честно говоря, верю. Меня учили этому всю жизнь. И поэтому ваше поведение вызывает множество вопросов. Вы ведёте себя так, словно они для вас ничего не значат, что вы можете не подчиняться их замыслу и творить что угодно.


- Считай, что это тоже часть великого плана - дать мне свободу действий, чтобы испытывать людей на прочность.


- Меня учили оказывать уважение перед старшими, но ваши манеры вызывают у меня недовольство.


- Извини, но ничего не могу поделать с самим собой. В первую очередь я верю в гонорар и только потом во всё остальное.


- Мне это слово не знакомо. Так вот, я хотел сказать, что у меня была вещь, которую я не хотел упускать из рук. Я чувствую, что не закончил свой путь в этой жизни.


- Ну ты загнул. Откуда в сельской общине возник такой мечтатель, как ты? Я скажу честно - мне не вериться. Может быть у тебя были более простые мотивы? Может ты хочешь впечатлить какую-нибудь девушку? Или у тебя на душе большой грех, и ты боишься приближаться к Богам? - Пикман ожидал увидеть хоть каплю страха и нервозности у оппонента, но получал лишь твёрдые ответы. Дэвиду нечего было скрывать - он просто говорил правду.


- Всю свою жизнь я наблюдал за этим городом с огромными зданиями, - указал рукой на горизонт, - я представлял, как там живут люди. Я пытался вглядеться в их жизнь и понял, что замысел Богов намного сложнее, чем простой сбор урожая и удовлетворение голода.


- О чём это ты? - Пикман прищурился, ему не нравился такой поворот событий.


- Я видел, как огромные летающие здания садяться на горном плато. Они прилетали не часто, но в строго определённое время, и выгружали что-то большое и тяжёлое, что распределялось по всему городу. А взамен они забирали более лёгкий груз, который летел внутрь летающего здания как саранча.


- Ты лжёшь, ты не мог этого видеть с такого расстояния.


- Ну, - впервые замялся Дэвид, - я сгорал от любопытства, и дни и ночи думал о том, как заглянуть внутрь города. Однажды я заметил, как капли дождя искривляют картину мира, если к ним хорошенько приглядеться.


- Неужели ты смог сделать подзорную трубу? - Пикман всё больше удивлялся своим новым знакомым.


- Я не знаю, как это называется. Могу лишь сказать, что пришлось изрядно попеть, чтобы получилось хоть что-то нормальное. Я пытался выточить осколки разбитого стекла из окон, и даже пробовал выплавить нужные детали из песка.


- А до этого ты как додумался, умник?


- Должен признаться, что не своим умом. Когда я начал вытачивать стёкла, то обнаружил, что они превращаются в настоящий песок. Это было просто поразительное открытие. Оказывается одна и та же вещь может быть в двух обличиях сразу! Я долго и безрезультатно пытался сделать из песка стекло, пока мой отец не вспомнил случай из жизни, когда молния превратила часть сухой почвы в прозрачную субстанцию.


- Ох, - почесал лоб, покрывшийся морщинами, - как я понял, ты соорудил тайную лабораторию, где занимаешься химией и физикой?


- Люди считают, что я сильно увлечён плотницким ремеслом и просто не понимают тех вещей, которые творятся в подвале моей мастерской, - Дэвид банально стеснялся признаться в своих увлечениях, по мнению окружающих он бездарно тратил своё время, когда мог веселиться, танцевать и пить самогон как другие. А если бы он ещё сказал, что эти изучения не приносят никакой пользы, то его вообще бы сочли за сумасшедшего.

Эдмон Пикман топнул ногой и тихо выругался. Он прошёлся взад и вперёд и лишь через некоторое время продолжил разговор с Дормантом.


- Будем считать, что это стохастический резонанс. Комбинация случайностей направили тебя не в то русло. У тебя было слишком много свободного времени, врождённые таланты, социальная замкнутость, нездоровое желание познавать мир и…


- Нездоровое?! - Не удержался Дэвид и прервал Пикмана.


- В условиях, которые мы создали - да. Вы все должны были смириться и жить одним днём. И самое главное, - вернулся к перечислению, - этот чёртов город! По историческим причинам, ваша деревня расположена слишком близко к мегаполису. А эти придурки бюрократы решили оставить всё как есть, потому что здесь, видите ли, очень плодородная земля, которая приносит много дешёвого урожая! - Пикман вздохнул и протёр первую пару очков с защитой от ультрафиолета. - Хотя я всё равно считал, что это не приведёт к каким-либо последствиям.

Пикман внезапно зажмурился и начал доставать из карманов пиджака очки с разными цветовыми фильтрами. Через пару попыток на нём уже была комбинация из чёрных и жёлтых стекол.


- С вами всё в порядке, мистер Пикман? - Дэвиду показалось, что его собеседник покрылся мелким потом и ознобом.


- Лучше быть не может, Дэйви! Просто я вижу слишком много и мне приходиться себя ограничивать.


- Вы мне сейчас напоминаете моего дядю Найджела, который однажды объелся грибов.


- Да, неплохой выбор, - задумался Пикман, предвкушая будущий обед, - здесь есть неплохие галлюциногенные грибочки, расширяющие сознание… Но оставим их на потом. А сейчас моё главное блюдо - это ты. Мне бы хотелось, чтобы ты не сопротивлялся и добровольно пошёл со мной.


- Но я против.


- Ты же понимаешь, что мы можем перейти к насилию?


- Да.


- Могут пострадать твои родные и близкие.


- Я собираюсь проявить упорство.


- Весьма похвально! - Раскинул руки в стороны. - Ты изо всех сил хочешь испортить мне статистику! Никогда такого не было и вот опять!


Дорманту казалось, что его собеседник должен был уже рассердиться, но в его голосе снова были змеиные нотки искусителя.


- Но мы всегда можем договориться, Дэйви, - положил руку на плечо Дорманта.


- Что вы имеете в виду?


- Твою мечту. Ты же хочешь познать великий замысел Богов?


- Скажем так, я хочу узнать, как устроен этот мир. А план является центром всего.


- Отлично! - Приблизился к Дэвиду. - А что если я покажу тебе всё Божье творение?

Дормант почувствовал, что может получить от Пикмана очень многое. Он не мог отказаться, потому что это был единственный шанс приблизиться к мечте. Но в тоже время это походило на сделку с Дьяволом. Поэтому Дормант опять решил поторговаться.


- Если вы действительно откроете мне все тайны мироздания, то я согласен отправиться с вами хоть на край света, - такая формулировка показалась ему наиболее выгодной для будущих торгов. Он всегда сможет требовать от Пикмана показать что-нибудь ещё и ещё.


—Чёрт возьми, я согласен! - Пикман радостно протянул руку Дэвиду.


Он проглотил ком в горле и решился на самый главный поступок в жизни - он пожал руку этому человеку в чёрно-фиолетовом костюме.


Игра, которой равных нет


Дормант ощутил атмосферу другого мира: в лимузине Пикмана были четыре зоны климат-контроля, стёкла с переменной тонировкой, крыша со звёздным небом и деликатное освещение под чувствительные глаза своего хозяина. Естественно повсюду была натуральная кожа и дерево, которые привлекли внимание плотника не меньше, чем мини-бар, выдающий коктейли по первому требованию. Но интуиция подсказала Дорманту, что некоторые вещи были тут совершенно лишними, и пока лимузин взлетал с поля, он спросил про эти две странные детали.


—А зачем вам кожаная плётка? Тоже скотину разводите?


—Как бы тебе лучше объяснить… - Пикман выхватил игрушку из рук Дэвида и протянул её женщинам на передних креслах, - наверное, лучше никак!


—Может быть хотя бы расскажите про эту странную картину на полу? Что она значит?


—Какой ты глазастый! Это ведь полупрозрачная гравировка, - Пикман с радостью переключился на эту тему, усаживаясь напротив Дорманта и попивая свой глинтвейн, - Скелет в балахоне с вилами олицетворяет саму смерть, а купец по-моему считает деньги перед своим концом или даже пытается подкупить “жнеца”.


—Здесь есть какая-то непонятная надпись.


—Frustra - с латыни переводиться как тщетно. Это моё memento mori, моя навязчивая идея, которая отравляет жизнь. Но мы к этому ещё вернёмся, а теперь перейдём к обещанной награде! Сюзанна, моя дорогая! - Обратился к водителю. - Покатай нас на небольшой высоте по округе, чтобы мистер Дормант смог оценить первый круг Ада! И сделай это со всей нежностью, а то у него голова закружиться с непривычки.


Дэвид прислонился к боковому окну и изо всех сил стал всматриваться вниз - там он обнаружил большие пастбища с коровами, мельницы, равнины, покрытые кукурузой и бобовыми. И все эти фермы были в окружении ярких оранжевых кругов и лесных массивов. Они жили весьма близко и в тоже время в полной изоляции друг от друга. Дормант присмотрелся получше и к своему удивлению увидел линии между кругами, которые можно было заметить только со значительной высоты.


—Это бывшие границы поселений? - Сделал предположение Дормант.


—Нет, это древние дороги, которые раньше соединяли все деревни друг с другом. Это было очень давно, и их уже поглотила мать природа.


—И люди могли свободно перемещаться?!


—Ты видишь там людей, а я вижу дешёвую рабочую силу. Ты хотел правды - ты её получишь. Весь “божественный” замысел состоит в том, чтобы вы работали изо всех сил и ничего не просили взамен, - Пикман подсел к Дорманту, смотрящему в окно, и нашёптывал ему ужасы почти в ухо, одновременно попивая свой глинтвейн, - вы состоите на минимальном обеспечении и получаете лишь вещи, необходимые для продолжения работы. Вы даже не знаете таких слов как выходные, больничный, пенсия, медицина, культура и образование. Может быть ты думаешь, что в городе будет лучше? Там просто другая форма контроля. Она не такая прямолинейная, как у вас, но зато она загаживает мозги на порядок эффективнее.


Наконец Дэвид повернулся в сторону собеседника, который хотел почувствовать момент своего торжества, ему требовалось увидеть шок в глазах молодого плотника, который почему-то всё ещё держал себя в руках. Тени от рассуждений проскочили на лице Дорманта, и он наконец ответил.


—Теперь всё встало на свои места. Такие люди, как вы, извратили божественный замысел и нарушили гармонию в мире.


—Что?! Да очнись ты, наконец, нет никаких Богов! - Пикман пошёл в лоб, - Нет никаких чудес, Рая, магических големов и вестников Богов, это просто механизмы, как этот чёртов лимузин. Вы всё это выдумали после долгой жизни в изоляции. Мы лишь приспособили роботов повторять ту же ерунду, что и вы! Вы даже сами сожгли собственные книги, потому что они мешали вам спокойно жить!


—Если все големы подчиняются вашим приказам, то почему вы их не направили на сбор урожая и прочую грязную работу?


—Мы вложили все средства и силы в создание машин уничтожения. Это грубая сила, которая позволила захватить нам власть над миром. И мы тупо не собираемся тратить даже каплю своего времени на то, чтобы улучшать кому-то жизнь, если нам это не выгодно. Зачем тратить деньги на разработку новых типов дорогих роботов, когда система уже и так прекрасно работает? Как тебе такой расклад?!


—Недавно вы сказали, что под Великим замыслом мы подразумеваем разные вещи. Это очень удачная мысль. Мне кажется, что план воплощает в себе гармонию, это порядок, который удерживает мир от хаоса, от разделения людей на беспомощных одиночек. Жизнь в деревне научила всех нас работать сообща, чтобы добиваться результатов. Только благодаря этому наша деревня до сих пор стоит и процветает. Тоже самое я думаю и о городе за горизонтом. Я уверен, что только объединение людей согласно плану позволяет существовать нам на этой грешной земле.


—С ума сойти! - Отложил недопитый коктейль в сторону, чтобы в чувствах не расплескать его на сиденья. - Ты еретик в выдуманной религии! Хотя стоп, они же все выдуманные… Короче, я хочу сказать, что твои красивые слова ничего не меняют. Как ни крути, но ты служишь механизму угнетения, который нельзя исправить. Это порочная система - ужас без конца.


—План можно и нужно изменить. Как я понимаю, вы живёте в большой и незаслуженной роскоши, как и некоторые другие... Значит текущий план плохой, и его нужно улучшать, пока не будет достигнута гармония во всех смыслах.

Очки съехали с лица Пикмана и упали на пол. В голове у него пробежали бурные воспоминания, от которых прошиб пот. Через одну минуту он обернулся к своим женщинам-телохранителям.


—Сюзанна, Ребека, милые мои, какой сейчас год?


—Две тысячи триста семнадцатый от рождества Христова, - хором ответили озадаченные женщины.


—Вы уверены, что не тысяча девятьсот семнадцатый? Проверьте календарь!


—Да, абсолютно.


—Господи Боже мой, меня сейчас чуть инфаркт не хватил, - Пикман снова вернулся к разговору с Дормантом, - сколько я вас давлю, а вы опять вылезаете!


—Мистер Пикман, - Дорманту опять стало казаться, что у его собеседника проблемы со здоровьем, так как у него появились крупные гроздья пота на лбу, - вы в порядке?


—Не бери в голову, - махнул рукой, - для меня это перманентное состояние.


—Какое?


—Постоянное… Эх, моя шутка не удалась, - лицо Пикмана наполнилось усталостью, и он откинулся в глубь мягкого сиденья.


—О чём это вы?


—О нашей с тобой сделке. Я хотел показать тебе насколько ужасен этот мир, чтобы ты сам захотел стать жертвенником, убеждая себя в том, что там будет Рай. Но я уже вижу, что это будет бесполезная трата времени.


—Вы всё больше напоминаете моего дядю Найджела. Он тоже любил наказывать детей за проступки, если они боялись и пытались избежать взбучки.


—Это называется садизм. В какой-то степени это ещё один из способов развлечься. В этом плане я люблю психологические игры. Но вынужден признать, что партия с тобой не вызывает у меня удовольствия. - Пикман тяжело вздохнул. - Мне даже тебя жалко, что весьма непозволительная роскошь в моём бизнесе. Наверное потому, что обычно я издеваюсь над министрами, сенаторами, олигархами и их друзьями. А они это заслужили. Приятно видеть, как люди, строящие из себя больших умников, оказываются на самом дне и не могут подняться из-за своей никчёмности.


Установилось неловкое молчание, но вскоре глаза Пикмана скользнули вниз и заметили картину, на которой купец считал деньги.


—Кстати о главном, - неожиданно оживился он, - если я не могу повеселиться с тобой, то это не значит, что ты абсолютно бесполезен. О, нет! Как насчёт того, чтобы поднять ставки?! И добавить к тому, что уже есть дополнительный супер бонус!


—О чём это вы? - Насторожился Дормант.


—Взгляни на этих людей внизу, на этот город, на эту грешную землю. Это всё потерянные души. Они живут в Аду и даже не понимают этого. Я предлагаю тебе то, о чём ты даже и не мечтал - спасение, - Пикман стал серьёзным, как сама смерть, и его голос наполнился сталью.


—Вы можете дать человеку спасение? Что-то не похоже, что вы можете помочь даже самому себе.


Пикман развёл руками.


—Таковы превратности судьбы. Так вышло, что я знаю все тёмные закоулки этого мира. Я знаю, как он устроен. Я мог добиться славы, власти, продвинуть великую идею или заняться миссионерством. Но я остановился на роскошной жизни и лёгких деньгах. Потому что всё тщетно. Стоит ли тогда тратить остатки времени и сил на то, что тебе абсолютно не интересно?


—По-моему, вы глубоко несчастный человек.


—Забавно слышать подобное от того, кого должны принести в жертву несуществующим Богам! - Снова стал весёлым.


—Что вы подразумеваете под спасением? Это какая-то очередная злобная шутка?


—Это было бы слишком просто. Больше никаких шуток! Ты станешь хозяином своей судьбы! Понимаешь, ты вылез в очень интересный момент. Как бы правильнее выразиться, - стал щёлкать пальцами, подбирая слова, - это “Волшебное время”, в которое будут прощены все грехи. Особенно тем, кто сумеет его пережить. Тотальная смена власти, передел элит и даже больше. Но пусть это будет для тебя приятным сюрпризом. Так вот, сейчас я могу безнаказанно пошалить, - потёр руки и хитро посмотрел на Дэвида.


—Что-то мне уже не хочется.


В один момент лицо Пикмана стало демонически красным от гнева. Стальной хваткой он взял Дэвида за шею и потащил к себе.


—Слушай сюда, придурок, я тебе жизнь спасаю! Ты мне должен быть до смерти благодарен! Делай, что я говорю и не порть веселуху! - Откинул Дорманта обратно в кресло. Женщины-телохранители одним глазом посмотрели на эту сцену и отметили, что Дормант психологически не готов к насилию.


Гнев Пикмана улетучился, и он полез под сиденья лимузина, доставая чемоданы со странной экипировкой.


—Что это?


—Это костюмы на все случаи жизни. Вот этот, например, сделает тебя идеальным беглецом.


—Я что-то боюсь такого поворота событий!


—Не волнуйся! Как говорит мой кузен, всё будет тип-топ! С такими игрушками ты станешь неуловимым! Снимай деревенский прикид и надевай этот чудесный костюм с активным камуфляжем - через некоторое время он полностью меняет раскраску и даже в какой-то степени форму. Ещё тебе нужен этот парик с изменяемой причёской и вот эта инъекция! - Пока Дормант надевал костюм, он уколол его в руку.


—Что это было?! - Дорманту оставалось только задавать вопросы и удивляться нескончаемым поворотам в своей жизни.


—Одновременно забавная и полезная вещь! Скоро ты почувствуешь непривычные ощущения в мышцах - это исказит твоё лицо и походку. Эффект небольшой, но достаточный, чтобы обдурить привередливые механизмы распознавания.


—Это обязательно?


—Ну, естественно! У нас там повсюду камеры, которые всё отслеживают. И из-за них полицейские обленились - они просто ждут, когда компьютер соберёт информацию и скажет, где находится беглец.


—А почему меня будут искать?


—Потому что я собираюсь инсценировать твой побег! Это будет выглядеть так, словно кто-то помогал тебе со стороны, или ты изначально был агентом-шпионом. Конечно, тоже не сахар, но другие варианты ведут к погибели. К тому же я не могу привлекать к себе излишнее внимание, иначе вся схема рухнет… Внутри костюма ты найдёшь помощника и ништяки. Это будет игра, которой равных нет! Если ты тот, за кого себя выдаёшь, то получишь спасение и ключи от этого мира. А я на этом, естественно, неплохо заработаю!


—А это что такое? - Вытащил бластер из кармана куртки.


—Позволь продемонстрировать!


Выпил пузырёк с таблетками из тайной секции минибара и деликатно подсел к Дорманту. Он вложил оружие в его ладонь и направил на своих телохранителей. Дэвид не успел понять, что произошло - вспышки света улетели вперёд, превратив передние кресла и бортовую панель лимузина в прах. Пикман гомерически смеялся, машина штопором летела вниз, а Дормант в страхе обхватил голову руками и закрыл глаза.

Окончание рассказа здесь

Показать полностью
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: