20

Сон

– Не нравится мне этот сон.

– А кто сказал, что это сон? (с)


У меня день рождения. Накануне матушка предложила съездить в деревню. Там дом. Дом ее родителей, ее детства. Планов, как отметить очередную дату старения у меня не было и я согласился.

Утро. Начало одиннадцатого. Я брожу по своей холостяцкой квартире, включаю ноутбук, завариваю кофе, иду чистить зубы. Вы же знаете, как заваривают кофе холостяки? Я поясню. Кофе-машины у меня нет и процедура проста до невозможности – одна-две чайные ложки растворимого, конечно же, в гранулах, на большую кружку, залить кипятком. Тщательно размешать, разумеется. На моей любимой кружке изображен футбольный мяч. Я люблю футбол, но, признаться, играю в него крайне скверно.

Сажусь за стол, и ставлю кружку с кофе рядом, пью его небольшими глотками. Автоматическими движениями щелкаю по мышке, запускаю браузер и захожу в онлайн-игру. Мне нравится эта игра. Она не требует безотрывного внимания и можно заглянуть на другие сайты, почитать новости. Сначала федеральные, далее интересуюсь тем, что происходит в моем регионе. В очередной раз отмечаю, что все обыденно не только в пределах моей квартиры. Ничего кардинально нового не происходит и в мире.

У меня день рождения и я ползу на ютуб в поисках развлекательного видео.

Мне кажется я провожу за компьютером не более получаса, но обращаю внимание, что кофе уже успевает остыть.

Звонок от матушки.

– AlexU3891, ты где? Я уже на месте.

Смотрю на часы. 12-25. Попил кофейку, называется.

– Да, мама, залип в компьютере. Я сейчас, мигом.

Хотя какой "мигом" –на автобусе ехать больше часа.


х х х


Следующий кадр. Я иду по проселочной дороге. Ну как проселочной – асфальтированной, но страшно узкой и местами переходящей в гравийку. Вдоль дороги стоят деревья. По всей видимости лес, причем густой, мысли как-то сократить путь, пройдя через него, не возникает. Местность мне незнакома, хотя понимаю, что дорога верная, только по ней я доберусь до мамы. Задаюсь вопросом, почему я не на автобусе, так ведь быстрее. Вразумительного ответа найти не могу и продолжаю шагать. В памяти сохраняется образ двух или трех развилок, на которых я долго не задерживаюсь в выборе следующего направления, словно знаю, куда идти.

Через некоторое время я выхожу на открытую местность на которой стоят несколько покосившихся, но все же еще крепко стоящих зданий. Определить, что в них находится, не представляется возможным. Повсеместно рассеивается солнечный свет, а вокруг суетливо бегают люди, мужчины, женщины, я замечаю пару детей. Все чем-то заняты, но создается впечатление бессмысленности их действий. Я прохожу по этой импровизированной площади к одноэтажному строению. Захожу внутрь и попадаю в полумрак весьма аскетично обустроенных помещений. Деревянные стены и скамьи вдоль них. На скамьях навалены кучи белья, в основном постельного белого. Рядом тазы с уже грязной водой и, как и снаружи, суета людей, но они уже двигаются с видимой целью. Это прачечная и люди стирают свое белье. Стирают, выжимают, несут куда-то, я не вижу куда. Заходят новые люди, берут в углу в охапку свое белье, они знают, что это их белье, и присоединяются к общему импровизированному хороводу. Все происходит в абсолютной тишине. Слышен только шорох трущихся простыней, шорканье шагов да плеск воды.


Но я здесь для того, чтобы найти маму. Это не занимает много времени. Вот она уже стоит передо мной. Она свежа, и даже, по-моему, безмятежна, хотя происходящее вызывает у меня как минимум озабоченность. Мы встречаемся взглядами.

– Мама, что здесь происходит?

Предпочитая, не отвечать на мой вопрос, мама говорит:

– Послушай, AlexU3891, ты рано сюда пришел. Незачем. Иди обратно.


Голос тихий, но очень уверенный и вселяет какое-то странное чувство правоты ее слов. Спокойствие и одновременный страх из-за ощущения нереальности происходящего.

Я разворачиваюсь и быстрым шагом покидаю этот дом, обходя снующих с тазами и бельем мужчин и женщин. Так же быстро я прохожу площадь и, вступая на асфальт, двигаюсь обратно.


Снова фиксирую для себя узость дороги, на которой двум автомобилям точно не разъехаться.

Через какое-то время я замечаю автобус, который едет мне навстречу. Это ПАЗ. Чтобы он не сбил меня, мне приходится весьма заметно сойти на обочину. Скорость его невысокая и я успеваю увидеть, что в салоне сидит несколько человек. Они не смотрят в окно, взгляды их устремлены прямо и кажутся мне бесстрастными и отрешенными.

Удивительно как во сне можно увидеть такие детали.


И тут меня озаряет, почему эта "трасса" такая узкая.

Шире здесь и не нужно – это дорога с односторонним движением.


Такой сон. Решил его стилизовать.

И, да, надо позвонить родителям.

Дубликаты не найдены

+2

Круть

+1
Аж холодок пробежал
0
Надо звонить доктору Комаровскому
Похожие посты
38

Бремя времени (часть 9)

Предыдущая часть со всеми остальными ссылками Бремя времени (часть 8)

Внизу также ссылка на озвучку



Падение быстро закончилось, больно ударившись затылком я...

... вынырнул из странного кошмара благодаря боли. Она вспыхнула внутри головы резким яростным пожаром, грозящим расплавить мозги. Пронзила в самую глубину, заставляя вцепиться зубами в подушку, чтобы не завыть словно дикое животное. Кое-как разлепил веки, тяжело дыша. Взгляд уткнулся в потолок. В правом углу отклеился кусочек обоев. Уже полгода хочу вообще поменять их, да никак не получается.


Главное что я дома, а не там... всё же это оказалось сном, безумным бредом, порождённым моим уставшим сознанием... Промелькнувшие три недели, смерть друга, психушка, — ничего этого не было, всё лишь затянувшийся кошмар... Я выплюнул подушку, рассматривая на ней кровавый отпечаток. Во рту стоял неприятный привкус, словно прокусил язык или щёку. Может так и есть... сейчас важнее всего то, что я в своей кровати. И руки не связаны. Боль затихала, а сердце перестало колотиться, стук стал опять в обычном ритме. Я вытер потный лоб.

Свернулся комочком, поджав коленки повыше, хотелось заплакать, как маленькому мальчику. Чтобы, как в детстве, на непослушные волосы опустилась рука, ласково взъерошивая их. Чтобы мягкий голос утешающе говорил, что всё будет хорошо, у меня всё получится, не стОит печалиться.


Я даже, почти на секунду, почувствовал это тёплое прикосновение к голове, силуэт рядом с собой, неуловимо расплывающийся в воздухе. Но наваждение столь быстро и пропало. Осталась только грусть, накатившая волной. Тоска и осознание одиночества — пожалуй лишь сейчас они настолько прочно угнездились внутри меня, что на глаза всё же навернулись слёзы.

Что же со мной происходит, почему именно я?


Да, я часто считал себя уникальным человеком, единственным в своём роде. Что больше никто не может испытывать моих ощущений, ни у кого не возникают такие же мысли, никто не думает о том же, что и я. Но со временем пришло осознание, что это далеко не так, и людей, размышляющих подобным образом, огромное множество. Все вокруг представляют себе, что только они самые неповторимые, самые умные, самые прекрасные, а остальные просто бараны, непонятно как проживающие жизни. Так думает и мужик, каждое утро стоящий у магазина, и охранник в нашем офисе, и даже коллега Игорь. Все грустят, что общество не принимает и не понимает их.

Но лишь мне досталась способность проматывать время, свою жизнь... Почему я в этом уверен? Не знаю... но, одновременно,и знаю, что это именно так. Значит я всё же уникальный, как всегда и мечтал?


Почему тогда это не приносит радости, как раньше? Почему дУшу, как никогда до этого, разрывает тоска, хочется продолжить лежать в кровати, жалея себя. Сложно сформулировать, но грустные ощущения перебивает другое... чего я совсем не жажду... тревожные мысли, что всё вокруг ненадёжно, что скоро всё лопнет, как неумело надутый мыльный пузырь, что о таких вещах я уже задумывался и не раз... что даже лежал в такой же позе... и я виноват во всём, что произойдёт дальше...


Приступ дежавю не отпускал, лишь становился сильнее, ярче. Всё происходившее со мной ранее казалось чем-то придуманным, ненастоящим, игрой, быстро наскучившей, и которая должна вскоре закончиться. Это ещё больше заставляло неосознанно тосковать и, одновременно, злиться на такой исход. Хотелось лежать, продолжать валяться на кровати, чтобы вокруг не было лишних звуков, только мешающих моим раздумьям. Я моргнул и, в то же мгновение, ожил компьютер, запустив проигрыватель. Гитарные мелодии заполнили комнату, приглушив остальной шум. Так можно лежать вечно...


— Евгений, ты опять отвлёкся, — заговорила пустота рядом с креслом. — Снова ушёл в своё воображение.

Я закрыл глаза и расслабился. Открыл их. Ничего не поменялось. Почти ничего... кресло сдвинуло ближе ко мне. Я уже ничему не удивлялся — не было испуга или паники, просто апатичное состояние.

— Это действует успокоительное, — доверительно продолжил голос. — А сейчас должны помочь таблетки. Ну же, — подбодрил он. — Ты же чувствуешь, не так ли? Изменения...

Я моргнул, стены комнаты предательски исказились, словно на миг проступило другое помещение— побольше, с книгами на полках и сидевшим в кресле человеком. Остальное не успел разобрать.

— Нет, отстаньте, это опять какой-то бред, — я потряс головой, внутренне понимая, что это не поможет.

— Сосредоточься! — властно сказала пустота.


Окружающая чужая обстановка проявлялась всё сильнее, набирала объём и цветА, а моя комната, наоборот, становилась тусклее, растворялась прямо на глазах — ноутбук на столе уже был настолько прозрачным, словно его почти не существовало, лишь еле уловимые контуры плавали в воздухе. Меня дёрнуло вперёд и я почувствовал, что уже сижу. Всё произошло так быстро, я даже не успел толком осознать рывок. Просто тело переместилось в вертикальное положение.

Затравленно огляделся. Моей квартиры больше не было, призрачные остатки мебели испарились самыми последними. Теперь вокруг меня находились — просторный кабинет, изящная настольная лампа, приглушённый свет которой воздействовал умиротворяюще для уставших глаз, окна, выходившие на кусок парка — там вдалеке виднелись аккуратно подстриженные кусты и пара деревьев, множество книг, расставленные на полках в трёх деревянных шкафах. Сам я расположился в уютном кресле, ощущая спиной упругий материал, по типу кожи. Напротив сидел мужчина в докторском халате, небрежно покачивая ручкой и крутя её между пальцев. Внимательные глаза следили за моей реакцией.


— Хорошо, ты вернулся, — утвердительно произнёс он.

— Что происходит? — страх всё никак не хотел появляться во мне. Лишь небольшое недоумение. Пережив столько всего за короткое время, сознание похоже совсем перестало удивляться.

— Наше общение о твоём детстве прервалось. Видимо, ты опять представлял себя дома. Или разговаривал с выдуманным Сергеем Викторовичем, который якобы твой лечащий врач.

— Его нет, и вас тоже, — нахмуренно произнёс я. — Это снова кошмары.

— Очень не хочется повторять, но видимо придётся. Вчера ночью с тобой произошёл печальный инцидент. Мне позвонили дежурившие охранники, когда уложили тебя обратно в палату. Я так надеялся, что наконец-то ты пошёл на поправку, что мы сообща добились этой ремиссии, улучшения психического состояния! Тебя в последние месяцы перестали мучать кошмары, прекратились навязчивые идеи, что ты умеешь отматывать время вперёд...

— Я могу! — перебил я его. Вскочил с кресла, отчего мужчина непроизвольно сжал кулаки и выронил ручку. — Докажу, что сон продолжается!


Решившись наконец-то воспользоваться силами, боясь последствий, но я всё же прикрыл глаза, представил себя в своей же кровати... утро, выходной день, время часов десять, можно позвонить Кате и решить куда сегодня пойдём... Раньше этого хватало для перемещения... но, открыв глаза, я обнаружил себя всё так же стоящим в кабинете с нелепо вытянутой рукой.


— Сейчас, сейчас, — мой голос дрожал от волнения. Как же так...? — Всё получится.

— Что тут написано? — мужчина приподнялся со своего кресла и протянул лист бумаги. Там большими буквами была выведена короткая фраза "Во сне нельзя читать"

Я пробежался по буквам взглядом.

— Понимаешь, одно полушарие отвечает за сон, другое за чтение, — успокаивающим тоном говорил неизвестный. Мягкий проникновенный голос умиротворял. — Так что ты бодрствуешь. И это хорошо — сбегать в свои фантазии нет смысла, лучше осознать ошибки и начать по-новой покорять весь тяжёлый путь. Я помогу, обещаю.

— Нет! Быть такого не может! Я не мог столько всего выдумать, попросту не мог.

— Наш мозг сложная штука... Евгений, ты почти не помнишь детство, подростковая и юношеская жизнь тоже все в тумане. Вскоре начнут пропадать и другие старые воспоминания, для того чтобы оставить место для новых, но и они долго не продержатся у тебя в голове. Ты часто возвращаешься к ним, прокручиваешь в голове, выстраиваешь там целые сцены и эпизоды... как только ты всё осознаешь, лишь тогда они пропадут. И ты сможешь снова спокойно засыпать по ночам.

— Не верю! — упрямо мотал я головой. Злость от каждого сказанного предложения мужчины всё больше нарастала. Как тогда, когда я испарил бедную девушку... или этого не было?


Мысли разбегались — с одной стороны я хотел поверить неизвестному, что-то заставляло ему доверять, но с другой... с другой ситуация слишком запутанная.

В виски закрутились шурупчики боли. Я застонал и немного скрючился обхватив голову руками.

Как не вовремя... почему она появилась? Возможно... из-за моих недавних попыток показать свои силы? Я сосредоточился, стараясь отрешиться от всего.


— Успокойся, — мужчина оказался рядом, захлопал себя по карманам. — Прими таблетки, у тебя приступ!

— Ты врёшь, — произнёс я с непонятной убеждённостью в своей правоте. Закрыл глаза.


Миг, его тихий вскрик и громкий хруст кирпичных стен, тут же перебивший остальной шум. Мир трясся, крутился вокруг меня, как на чёртовом колесе, было сложно понять где верх, а где низ, пол качался под ногами, содрогался, словно живое существо. Сквозь сомкнутые веки я каким-то образом видел смутные силуэты. В ноздри ворвался запах, который бывает после долгой и упорной работы перфоратором — пыль и мельчайшая бетонная крошка, витающая повсюду в воздухе.

Откуда здесь бетон?


В груди разливала боль при любом малейшем движении, но я боялся открыть глаза. Сделав неимоверное усилие, всё же опустил взгляд вниз — увидеть очаг боли. Кровь, тоненькой струйкой, текла из раны на плече, вторая, практически идентичная, заставляла пылать живот в районе левой почки. В голове молниеносно прокручивались нужные действия, что следовало сделать прямо сейчас — я не знал откуда они берутся, но знал, что это точно сработает... ведь когда-то я их уже совершал. Протянул руку, делая короткий взмах. Словно в замедленном действии, кровь принялась... возвращаться назад, как если бы события стали прокручиваться в обратную сторону! Из ран сами вытолкнулись пули — вначале из живота, а затем и из плеча. Боль была сильной, но на удивление терпимой, я ощущал, что даже могу убрать её, просто за ненадобностью, но эта мысль быстро улетучилась.


Наконец пули полностью вывалились и шлёпнулись на пол небольшими кусочками, чуть не угробившими меня несколько минут назад... Или времени прошло больше? Кровотечение остановилось, раны затянулись, словно их и не было, причём вместе с одеждой. Всё произошло секунд за тридцать. Я поднял глаза, ожидая увидеть милиционера, стрелявшего в меня, но он так и не появился, как и другой, кричавший в рацию о помощи.

Стены мелко тряслись, по ним расходились трещины, становясь всё глубже и шире. Потолок хрустел, лишь чудом не обваливаясь на голову. Где-то внизу ворочалось нечто огромное, потряхивая многоэтажный дом каждую минуту.


Посреди этого хаоса, из темноты коридора, вышел Егор. Походка, мимика лица, быстрые движения рук — всё это было очень похоже на обычное поведение друга. Никаких колюще-режущих ранений тоже нет. Если бы не творящийся вокруг апокалипсис я бы, наверное, даже рассмеялся. Я не стал оборачиваться, чтобы проверить — осталось ли его тело лежать рядом с батареей или бесследно растворилось — снова навалившаяся на меня грусть не дала завершить поворот головы. Даже если оно там есть... какой смысл?


— Мне же это всё снится? Я так и не проснулся, верно? Может... я и не просыпался?

Егор пожал плечами, грустно смотря в сторону. Скрестил руки на груди и привалился к стене, всё сильнее сотрясающейся.

— Всё скоро закончится..., — фразу, которую произносили люди из кошмаров, было трудно воспринимать из уст друга. — Я пытался, но...

— Ты обманываешь меня!

Дом стал постепенно заваливаться в сторону, я почувствовал это, когда пол чуть сместился набок, а кружка поползла к краю стола. Но мне было всё равно, почему-то я верил, что это всё неважно.

— Зачем обманывать..., — Егор продолжал стоять в разрушающемся здании, тоже не заботясь о спасении. — Это всё равно, что говорить — моя рука предала меня. Невозможно по определению. Тебя не обмануть... потому что это некому сделать.

— Ничего не понимаю...

— Понимаешь, — печально произнёс он. — Просто не хочешь признаваться себе... В который раз.

— Чушь, ты говоришь полную чушь, — категорично ответил я.

— Единственное живое существо здесь — ты, дойди до окна и посмотри, что там происходит.


Я не верю ему, но моргаю и непроизвольно перемещаюсь, уже оказываясь прямо рядом с окном. Близлежащие дома рушатся один за другим, с грохотом разваливаются на части, земля вспучивается, вздымается наверх громадными глыбами. Люди внизу не паникуют, молча рассыпаясь в прах за мгновения, ветер уносит их остатки дальше, собирая чудовищный урожай. Некоторые успевают поднять головы в мою сторону, словно зная, где я сейчас нахожусь. Почему-то я чётко вижу каждого и даже большое расстояние совсем не помеха. В последние мгновения жизни они просто смотрят на меня. С немым укором в глазах.

Я не выдерживаю и отворачиваюсь.


— Они... назовём это мельчайшими частичками разума, которые облекли в плоть. По твоему желанию конечно же, — Егор тоже подошёл, безучастно разглядывая творящийся ужас. — И я сам тоже существую лишь благодаря тебе.

— Это всё сон, — твержу я, как заведённый, в который раз за сегодня. Со всей силы ударил себя по лицу. Боль немного отрезвила, но не успокоила.

— Если ты захочешь, то боли не будет. И меня... и всего вокруг. Игра подошла к концу, слишком рано, но тут уже ничего не поделать — я пытался растянуть ещё хоть немного... не получилось.

— Игра?

— В твоём понимании — да. Мне почти удалось заверить тебя, что ты находишься в психушке — это дало бы ещё лишнего времени, мир мог продержаться значительно дольше, но скрытое внутри слишком сильно хотело всё закончить.

— Но почему? — я задавал вопросы, сам не зная зачем.

— Скоро ты всё вспомнишь, как бы не протИвился этому пугающему знанию. А затем произойдёт... Обновление. Перезагрузка. Создание нового. Называй, как хочешь, суть та же. Тебе всё сложнее удержать интерес, со временем ты начинаешь неосознанно менять всё вокруг, необдуманно, на эмоциях, пытаясь улучшить созданное. Понемногу, сам того не замечая, стараясь не нарушать своих правил, но при этом разрушая данную иллюзию, преждевременно заканчивая её.


Где-то совсем рядом было понимание, о чём говорит Егор, стОит лишь протянуть руку, разнести хлипкую преграду в голове и вот оно... но я боялся, не хотел всеми фибрами души открывать эту дверцу.


— Вечность и одиночество лучшие спутники для того, чтобы сойти с ума и ты всеми силами пытаешься как можно дольше оттянуть этот момент, — продолжал Егор. — Скучно наблюдать за пустотой сотни и сотни тысяч лет. Ты создавал разнообразные миры, населённые множеством различных существ — ведь у тебя безграничная фантазия. Проживал бессчётное количество жизней — обычным человеком и императором, управлял странами и уничтожал их в войнах в другой раз без капли сожаления, создавал религии и умирал на кресте, работал до самой старости грузчиком и открывал новые лекарства от болезней, покорял планеты и умирал в детстве, просто утонув в реке — чего только ты не перепробовал. Придумывал сценарии со сверхсилами, создавал кошмарных чудовищ, отправлял себе "обычному" файл на компьютер, который предсказывал будущее, был и мир, где все говорили правду, и мир, где ты якобы попал во временную петлю — всего не запомнишь при всём желании, а запоминать ты хочешь меньше всего. Этого разнообразия всё равно надолго не хватает и происходит... то что сейчас... всё чаще — тебе наскучивает новый мир, начинаешь осознавать неправильность происходящего и он меняется. Очень редко в лучшую в сторону.


Я ошеломлённо молчал, придавленный этим знанием. Первоначально хотел злобно прервать Егора, врезать по морде, выпрыгнуть в окно в конце концов... лишь бы не произошло то, о чём он говорил — полного осознания происходящего. Тонкая дверца в голове, этот образ, пока ещё защищающий меня, еле держалась на петлях, проламываясь под напором изнутри.

Взглянул вниз. Тряска прекратилась, земля улеглась, перестав раскалываться, до самого горизонта исчезли все здания, оставшиеся люди, кажущиеся теперь мелкими муравьями, будто застыли, зависли в воздухе, смотря в никуда и совершенно не шевелясь. Пропали звуки, кроме голоса Егора, яркость словно снизилась до самого минимума — мир вокруг уже казался чёрно-белым.


— Не верю, — мой шёпот оглушающе громко раздался в разрушенной комнате.

— Эту защитную реакцию ты сам и придумал. До последнего не верить, держать барьер в голове, отказываться всеми силами в понимании. Придумал меня — чтобы, когда твой внутренний я неожиданно влезет в игру, я постарался не допустить этого, немного корректируя дальнейшие действия. Сейчас этот мир исчезнет, перестанет существовать. Все оставшиеся "люди" растворятся в пустоте... тебе грустно, но поверь— они не почувствуют боли, не успеют понять, что же с ними произошло.

— А они могут ощущать? Просто пропадут... и Катя тоже?

— К сожалению, да. Не получается сохранить мир, что-то у тебя не выходит. Ты уже давно оставил попытки разобраться с этой проблемой... Выдумаешь новый мир — может даже почти такой же, без особых изменений. И будешь снова пробовать развлечь себя, хоть немного. Но перед этим, на небольшое количество времени, ты всё вспомнишь и осознаешь... если захочешь... Чаще всего ты стараешься не ворошить память.


Мир растворялся на глазах, многоэтажное здание, в котором мы находились, было единственным, что ещё оставалось в порядке. Остальное исчезало, словно стираемое ластиком, уже использованное и ненужное. Егор хмыкнул и тоже перестал существовать, но я знал — он где-то остался, внутри меня... и снова появится, когда это будет нужно.

Опять один...


Тоска навалилась так сильно, что я сжал зубы, чтобы не всхлипнуть. Вечная скука, вселенская тоска— только сейчас я почти в полной мере осознал значения этих фраз. От них веяло пугающим, пробирающим до самых костей, отчаянием. Я готов был испытать страх, боль, злость, но только не отчаяние...

Голову просто разрывало от всё прибывающей информации. Доли секунды... хотя я мог убрать это надоедливое время, растянуть секунды в миллиарды часов. Для меня не существует таких понятий — всё придумано... Но радости это не принесло. Только опустошающую тоску внутри. Грусть и осознание того, что все уловки не помогут. В конечном итоге я всё равно один. Навечно...

И нет смысла жалеть себя. Хотелось поскорее забыться, снова нырнуть в спасительное забытие, прожить любую жизнь, лишь бы не находиться тут, ощущая безграничное одиночество, разъедающее меня изнутри.


"Я могу помочь" — голос в голове. Быстрое понимание, что это Егор — крошечная частица моего сознания, которой я сейчас дал немного свободы. Вспоминаю, что когда-то давно уже делал так, но... плевать, не хочу знать. Нужно, как можно скорее, придумать новое развлечение, иначе я сойду с ума. — "Могу предложить что-то поистине уникальное, только доверьтесь мне"


Я оглушительно смеюсь, стирая весь мир до конца, словно провёл громадной тряпкой. Остался только я и пустота, не имеющая ни размера, ни цвета, ни запаха.

"Как может творец довериться своему созданию?"

И тут же, пока не передумал, соглашаюсь. Лишь бы перестать быть всесильным и всемогущим. Избавиться от терзающих знаний, от этого чудовищного бремени.

"Спасибо, вы не будете разочарованы"


И я расслабляюсь — новый мир разворачивается передо мной, сложно разобрать какие в нём изменения, да я и не хочу... всему своё время.

Время...


Конец

P.S. Рассказ получился практически такой, какой я и хотел – отличающийся от других (нет юмора, вываливающихся внутренностей, чудовищ и маньяков), довольно депрессивный, местами чересчур скучный из-за внутренних монологов героя, ну и немного сумасшедшая концовка. Поэтому каждому самому решать удался ли этот эксперимент.


Ну а тут есть другие мои рассказы в разных жанрах - https://author.today/u/zootehnick/works

Показать полностью 1
56

Помогите! Я сплю и не могу проснуться

Помогите! Я сплю и не могу проснуться Сон, Загробные, Сонный паралич, Мистика, Страх, Параллельная вселенная, Длиннопост

Уже очень много лет я вижу один и тот же сон. Мне снится, что я сплю и не могу проснуться. Лежу в кровати, слышу звуки и ощущаю запахи, хочу открыть глаза, но не могу.


Я хорошо помню свой последний «нормальный» сон. Это было ещё в младшей школе. В детстве я мечтал иметь конструктор LEGO. Вот мне и приснилось, что я нашёл детальки конструктора в своей шапке. Теперь я уже и не помню, каково это, когда видишь во сне какую-нибудь нелепицу, потому что мне снится одно и тоже из раза в раз.


Когда люди рассказывают мне о своих фантастических снах у меня возникает ощущение, что они выдумывают. Наверное, им кажется, что я тоже сочиняю.


Лет в десять мне впервые приснилось это: я лежу в кровати, укрытый одеялом, я чувствую, что моё тело спит, но мои мысли ясны. Я дышу, вижу блики света сквозь веки, хочу открыть глаза, но у меня не получается. Я не знаю где нахожусь, это не моя комната.


Проснувшись утром, я рассказал свой кошмар маме. Она меня успокоила, но всё повторялось и повторялось и мне было страшно до тех пор, пока я не привык к своим одинаковым снам. Это происходит со мной до сих пор.


В этих снах я всегда сплю не в своей кровати. И в том мире идёт время. Когда там зима, я слышу, как за окном свистит метель, снежный пласт падает с жестяного подоконника, и он дрожит.


Весной у меня на веках мерцают зелёные блики, я слышу, как шумят деревья за окном. Иногда в моих снах ночь, идёт дождь, сверкают молнии и гром гремит, а я сплю и не просыпаюсь.


У меня были такие мысли: а вдруг я в коме и вся моя жизнь мне только снится? Но если я в коме, тогда и вы все тоже? Не может такого быть. Я же знаю, что другие люди такие же настоящие. Иначе просто думать страшно!


Но и то, что мне снится тоже очень похоже на реальность. Это полный мир, который я осязаю, слышу и чувствую. Там происходят редкие изменения, которые отражаются на последующих снах. Примерно год назад мне снилось, что кто-то зашёл в комнату. Половицы сильно скрипели... Дом очень старый... Этот кто-то стащил с меня одеяло. Я лежал под ним много лет, каким же пыльным стал воздух! Я чихнул во сне, но не проснулся.


И меня укрыли новым пуховым, тёплым одеялом. Я услышал, как тот, что пришёл свернул старое одеяло и покинул комнату, не сказав ни слова.


Это был не последний раз, когда в моих снах кто-то приходил ко мне. Однажды мне снилось, что в комнате открыто окно. Кто-то его открыл. Я чувствовал, как с улицы тянется прохладный воздух и там были слышны голоса птиц. Они не пели, а только тихо чирикали и хлопали крыльями. Мне казалось, что и природа в том мире тоже какая-то полуспящая. Всё такое тихое, сонное, спокойное.


Из-за всего этого у меня наяву иногда возникает ощущение нереальности происходящего. Такое ужасное тревожное чувство, будто всё пластилиновое, всё пластиковое, всё не взаправду. Я ходил к психотерапевту. Мне назначали противотревожные препараты — они не помогали, а только усиливали тревогу. Я не знаю почему. Ещё мне диагностировали нарушение сна и прописывали снотворное. Это на время лишало меня всяких сновидений, что уже неплохо.


Но рано или поздно мне снова снится, как я сплю и не могу проснуться. Иногда я ворочаюсь и ощущаю, что моё тело до сих пор детское, руки и ноги тонкие. Во снах мне будто до сих пор десять лет или меньше. Почему я не вырос, ведь прошло столько времени?


Не говорите мне, что у меня с кукухой не в порядке. Это я и без вас знаю.


Но вот задумайтесь на минуту: вдруг мы и правда все спим, а мир в моих снах — это место, где мы все когда-то уснули и спим до сих пор? Иногда размышляя на этой волне, я задумываюсь: а, что случилось с теми людьми, которые уже умерли? Мой отец умер, моя бабушка умерла, моего хорошего знакомого сбила машина и он погиб. Что с ними случилось? Неужели они умерли во сне? Или наоборот проснулись?


У вас есть версии?

Показать полностью
1197

Поверил в мистику

Случилось три дня назад. До сих пор как-то не по себе... Приснилась бывшая, мы с ней когда-то лет 10 назад разошлись, вместе жили, но женаты не были. Сейчас у неё муж, дети... И у меня, соответственно тоже. Так вот, снится мне,что мы гуляем,обнимаемся, общаемся и тут она , глядя в глаза, говорит: "Почему ты не сделал мне предложение? Женись на мне!" Мне че то так страшно стало, что жена узнает (я ж не в курсе, что сон смотрю). Говорю, уже поздно, я женат. И тут просыпаюсь. Вижу жену, сидящую за компом и ехидно с предъявой выдающуюся фразу: "Тут, в контакте, тебе баба какая-то написала, что было бы неплохо посидеть,кофе попить. Ничего не хочешь объяснить???" У меня чуть инфаркт не хватил! Года три не писала ничего... Что это было блин?

Поверил в мистику Истории из жизни, Мистика, Сон, Прокопенко
76

Если меня приснят

Сразу признаюсь, что рассказываю эту историю из чисто эгоистических соображений: есть гипотеза, что меня немного попустит, если я сделаю эту фантазию некой внешней, отдельной от меня, вещью. Вот и проверю.


До недавнего времени я работал на предприятии, производящем, предположим для конспирации, фингербоксы. Товар это ходовой, людям нужный, так что производство всегда обеспечено заказами и приносит неплохую прибыль. Да только мало что из той прибыли перепадает простым сотрудникам: если ты не относишься к числу нескольких "небожителей" из начальства, или не являешься кем-нибудь из их холуев, то даже весьма невысокую зарплату тебе будут отдавать очень неохотно, используя все более или менее законные возможности хоть немного задержать выплаты. Понятия не имею, чем это объяснить. О премиях, снабжении необходимым для работы и другом "нерациональном" расходовании средств и говорить не приходится – начальство собаку съело на затягивании поясов. Поясов рядовых сотрудников, конечно. В общем, начальство там "любят". Это для того, чтобы вы лучше представляли атмосферу предприятия и антагонизм классов.


Но в остальном мне грех было жаловаться. Работал я в административном крыле, и моя работа предполагала, что я в любой момент мог находиться где угодно на территории предприятия – начальник отдела не следил за мной, удовлетворяясь только вовремя сделанной работой. Разумеется, я злоупотреблял таким положением дел, растягивая перекуры иной раз до получаса. Курить я ходил не в нашу курилку для "белых воротничков", а на Бродвей – так у нас называли внутренний проезд к складам в дальней части здания. По сути прямо в стене здания установлены большие ворота, через которые грузовики (и даже фуры) заезжают в высокий пятидесятиметровый коридор, и в нем загружаются не имеющими аналогов фингербоксами, или выгружают сырье. Вот этот коридор-проезд и называют проспектом, бульваром или Бродвеем. Вокруг расположились цеха и машинные залы, снизу зловеще гудит насосами огромный подвал, а в самом коридоре недалеко от ворот – ниша со скамеечками и ведром в центре. Курилка на Бродвее. По проезду снуют водители, рабочие, инженеры, заглядывают на пять минут в курилку, наспех курят и/или обмениваются сплетнями, снова исчезают в круговороте производственных и логистических процессов. Истинный центр предприятия!


Разумеется, есть и постоянные посетители. В их число входил и, назовем его так, Петрович – замдиректора, редиска, западлист, баба базарная и, по слухам, стукач. Как видите, характеристика крайне неприглядная. Но были у Петровича и положительные черты! Был он очень харизматичным человеком, прекрасным рассказчиком и единственным начальником, который не строил из себя небожителя – на моей памяти, ни один другой гусь в пиджаке не входил под высокие своды нашей ниши, не садился на скамеечку рядом с простыми парнями и не заводил с ходу: "Влади-и-мир, ну что, головушка после вчерашнего бо-бо, да? А-ха-ха!" Он всех называл на "вы" и полным именем, зачастую умудряясь совмещать в одной фразе вежливость и трехэтажный мат. Знал он великое множество историй обо всем на свете, на все имел свое довольно дилетантское, но твердое мнение; были у него и характерные жесты и мимика. До сих пор перед глазами стоит картина, как он эмоционально хлопает себя по бедрам, подходя к кульминации очередной истории. Так что, хоть и успел он сделать немало дерьма обитателям Бродвея, но все же был желанным гостем. Главное было не распускать язык о состоянии дел на родимом предприятии, а то вдруг и вправду – стукач?


А почему "был", "было"? Вот послушайте.


В последний раз, когда я видел Петровича, на перекур пришел подсобный рабочий, допустим, Вася. Петрович весьма любил подкалывать и задирать его, не опускаясь, впрочем, до оскорблений. И вот Вася, подкурив сигаретку и хитро посмотрев на замдиректора, сказал:


"Ух, какой мне недавно сон приснился, целый триллер про чудовище, ну, как там еще Чужого по-научному называют, чупакабра..."


"Ксеноморф!" – подсказал я.


"Да, про ксеноморфа. И вы тоже там были, Петрович", – с недоброй улыбкой закончил вступление Вася.


Петрович, конечно, тут же высказался, что молодой гетеросексуальный парень во снах должен видеть телок (пардон, дамы, с чужого голоса пою), а не пожилых мужчин.


Вася никакого внимания на подколку не обратил, и продолжил:


"Приснилось, в общем, что за какой-то надобностью занесло меня в административный корпус, и вдруг там громкоговорители на стенах ожили! Все вокруг струхнули, все-таки, никогда эти раструбы не работали, все уже думали, что только в случае ядерной войны по ним что-нибудь передадут..."


"Х..ево вы думали, Василий. Ядерная война – слишком слабый повод; там как минимум Сам должен помирать, чтобы директор раскошелился на починку", – политика была одним из коньков Петровича, даже более любимым, чем половой вопрос.


"Ну вот, а вышло еще круче: передали, что по кабинетам гуляет космический монстр, и все должны выполнять какой-то протокол. Не знаю, что за протокол, но люди куда-то разбежались, а в кабинетах я нашел только несколько жутко истерзанных трупов", – продолжил Вася.


"А дирека тоже схавали?" – со странным вожделением спросил один из присутствующих слесарей.


"Не знаю, помню только, что так драпал оттуда, что кажется, будто телепортировался прыжками. Ну, во снах так бывает, все лучше, чем бежать как в молоке. И вот забежал я на какой-то балкон, а там девка из бухгалтерии стоит..."


"Я бы вам, Василий, сказал, что у нормального парня должно стоять наедине с девкой из бухгалтерии!" – не преминул вставить свои пять копеек Петрович.


"Вы не портите мой рассказ, – с укором глянул Вася. – В общем, показала она мне узкую длинную коробку и предложила в нее спрятаться. Сел я на четвереньки, она залезла мне на плечи, а сверху надела на нас коробку".


Тут, вполне ожидаемо, Петрович зашелся смехом на весь Бродвей, застучал себя по бедрам, и популярно объяснил незадачливому Василию, что такая диспозиция означает с точки зрения фрейдизма – в его, Петровича, понимании, конечно.


Вася, впрочем, не смутился и продолжал:


"А вот оказалось, что правильно все я сделал! Только спрятались, как рядом раздался шум, а потом стало светло. Поднимаю я голову, а большей части коробки уже нет, и девушки тоже нет, только следы когтей на цементе".


"Ну а кровь? Монстр бухгалтершу утащил, или задрал?" – не удержался я от вопроса.


"Не знаю. А потом откуда-то снаружи на балкон вылез Петрович и принялся рассказывать, как в прошлый раз ксеноморф приходил и что творил. И так вы, Петрович, во время рассказа смеялись и хлопали ладонями, что я от страха голоса лишился. Все-таки, рядом монстр ходит, того и гляди услышит, а прятаться больше негде!" – у Васи аж глаза округлились, как будто он до сих пор переживал этот кошмар.


"И как, пришел монстр?" – спросил я.


"Без понятия. На этом месте я понял, что сплю, и пожелал проснуться. И проснулся", – тут он повернулся всем корпусом к Петровичу и неприятно-зловеще процедил: "А вы, Петрович, там остались".


Я посмотрел на Петровича, и мне стало тревожно. Никак он не прокомментировал последнюю часть Васиного рассказа, и лицо у него было бледным, а рукой он как-то нехорошо, беспокойно теребил под пиджаком нагрудный карман рубашки.


То было в пятницу, а в понедельник эксцентричный замдиректора не появился на Бродвее. Позже я узнал, что на выходных у него стало плохо с сердцем. Не откачали.


Народ еще неделю посудачил о безвременной кончине Петровича, да и все, круги по воде разошлись и затихли. Только вот у меня из головы не шла та картина: "вы там остались" и бледный Петрович, обративший расфокусированный взгляд куда-то мимо. Уже не здесь...


Конечно, всего этого явно недостаточно, чтобы занимать ваше внимание. Так было потом еще кое-что!


Вскоре я после работы отвозил на поезд жену и мать ее, ну, в смысле, свою тещу. А вернувшись домой поздно вечером, извлек из недр книжного шкафа заначенную бутылку виски. Алкоголь я не жалую, но женатые читатели прекрасно понимают, как порою мужчине хочется хоть на несколько дней снова стать беззаботным холостяком! В общем, приземлился я на кухне с широкодонным стаканом и вискарем, приобщился к чуждой буржуазной культуре, полистал в телефоне новостную ленту, ничего, впрочем, не читая, да и одолела меня тяжелая сонливость. Надо перекусить, надо сходить в ванную, надо постель поменять. Но это подождет еще пять минут, а сейчас у меня есть время отодвинуть в сторону стакан и лечь лбом на стол, подложив в качестве подушки собственную руку. Просто немного полежать, поискать порядка в мыслях.


Спустя вечность или мгновение я обнаружил себя в узкой комнате с высоким потолком, с цементным полом и зеленой краской на стенах. Вдоль одной длинной стены стоял массивный пыльный стеллаж с какими-то приспособлениями и деталями, на противоположной стене замызганный плафон лампы дневного света освещал пару постеров с красавицами из 90-х. В дальнем торце комнаты всеми четырьмя расшатанными ножками цеплялся за жизнь видавший Брежнева стул. А я сидел на полу в другом торце, возле двери. Оглядевшись вокруг, я пришел к выводу, что занесло меня в одну из кандеек близ Бродвея – я был из административного, но общий, с позволения сказать, стиль наших производственных помещений узнал.


И на стуле том я в какой-то момент увидел Васю.


"Ты что здесь делаешь?" – как мне показалось, с досадой спросил Вася.


"Ну вот, свою-то с тещей на поезд проводил, теперь превращаюсь в обезьяну обратно, – честно признался я. – Ну а ты чего на работе так поздно?"


"Да понимаешь, я теперь каждый вечер перед сном изо всех сил представляю себе того ксеноморфа и кого-нибудь из неприятных мне людей, чтобы проснуться и оставить их наедине. А тут ты влез, но ты ведь парень нормальный. Уж не обессудь, ошибки всегда возможны", – отвечал Вася.


"Тогда не буду тебе мешать", – сказал я, встал и повернулся к двери. А руку к дверной ручке протянуть не могу. Не чувствую руку!


Тут я заметался, пробиваясь сквозь слои душной тьмы и вдруг ощутил боль во лбу, проехавшись им по чему-то чужому, бесчувственному. Я проснулся, резко выпрямившись на кухонной тахте. Саднил належанный лоб, начинало покалывать потерявшую чувствительность руку, от прежней неудобной позы болели ноги. А я все не мог отделаться от ощущения, что сейчас где-то там Вася продолжает сидеть в пыльной кандейке, пытаясь затянуть к себе жертву. Вторую жертву.


Вы, наверно, ждете, что я напишу, будто бы у нас начали помирать начальнички-ворюги, а Вася при встрече сделал жирный намек, что мы встречались по-настоящему в тех сонных эмпиреях? Вынужден вас разочаровать, ничего подобного не было. Я все реже ходил на Бродвей, потом вовсе бросил курить и перестал прошляпываться в курилках. А несколько месяцев назад нашел себе работу получше.


Так о чем история? Не знаю. Об идее фикс, наверно. Просто чтобы вы понимали, я не верю в мистику-шмистику, не верю в экстрасенсорные способности, да и вообще я скучный материалист. Я прекрасно понимаю, что Петрович мог маяться сердцем уже давно, а Вася приукрасил свой сон ради эффектного рассказа. И тогда, в последний рабочий день Петровича у него сердечко екнуло – и Васин рассказ тут не при чем; Петрович, скорее всего окончание уже не слушал, и Васино выступление было зазря. Ну а сны – иногда это просто сны.


А все равно я подспудно старался избегать встреч с Васей, пока работал на фингербоксовом заводе. Просто не хочу, чтобы он меня помнил. И сейчас стараюсь не думать обо всем этом на сон грядущий. И все чаще задумываюсь, не обидел ли я кого за день? А то мало ли, во что я там не верю. Можно не верить и гордиться этим, но что я буду делать, если меня приснят и не отпустят?



Автор: Коммандер Стась (CMDR Ctacb)


ВК: https://vk.com/public_cmdr_ctacb

Мракопедия: https://mrakopedia.net/wiki/Участник:CMDR_C

Показать полностью
112

Сон или иная реальность?

Автор: Jane


Хочу поведать свою историю. Ранее нигде не делилась подобным, хотя историй “вагон и маленькая тележка”.


На тот момент мне было лет 13. Лето, каникулы, кого не порадует сие прекрасное время года?


Отправили меня к сестре на так называемое оздоровление. Небольшая деревушка, рядом речка. В общей сложности около 200 жильцов, в основном старожилы. Как повелось, вся молодёжь в городе ищет перспективы на дальнейшую, обеспеченную жизнь. О стариках тоже не забывают, частенько можно встретить молодые семьи на выходных, приехавшие навестить родные края. Так вот, ближе к делу.


Наступил третий день моего пребывания в “ссылке”, как вдруг родители надумали меня навестить, да и на речку сходить, отдохнуть, поплескаться. Есть там одно место, где мы постоянно отдыхали – разводили костёр, жарили шашлыки. Это было недалеко от пляжа, да и не особо людное место, то бишь никто не мешал семейному отдыху.


Все повторялось из года в год. Вот и сейчас, мы с сестрой отправились на изучение флоры, а родные занялись подготовкой “стола”. В итоге мы заблудились, хоть и не понимали, как это возможно. Повторюсь, отдыхали каждый год, место знали хорошо. Спустя пару часов все же смогли вернуться, получив при этом знатных звездюлей. И тут, несмотря на все ругательства в нашу сторону, я замечаю маму, свою мамочку, она пошла в воду это показалось оочень странным, так как мама не любит, точнее, боится воды. Не выдержав, я рванула к ней, дальше помню только суматоху, визги и совершенно не имею понятия происходящего, будто потерялась во времени.


Прихожу в себя, узнаю, что мама все же утонула… Слёзы, истерика, депрессия. Дни проходят незаметно. Меня перестало интересовать все, что происходило вокруг. Полная апатия. К 24 годам немного пришла в себя. Предыдущие года как в тумане. И вот у меня есть работа, семья, первый ребёнок на подходе. Со временем все нормализовалось. Время летит. Вот я отметила 35 лет, родила второго ребёнка. Практически каждый день помню как этот. Вот и 47 стукнуло. Жизнь к чертям. Развод. Старший сын уехал с отцом. Младший со мной, ездит по ушам, всего ему мало… а я лишь успеваю собирать проблемы на работе, со здоровьем. Не было и дня, когда бы я не вспоминала мать. И вот, опять, сижу возле окна, вглядываясь в даль. Тут то до меня и доходит, что это всего лишь сон, паршивый сон. Предо мной возникает лик. Очень яркий, рассмотреть тяжело. Мы говорили, очень долго, но не помню о чем. И вдруг открываю глаза. “Моя комната… я дома?”. На краю кровати сидит взволнованная мама, и говорит:


— Солнце, ты кричала, тебе, наверное, кошмар приснился… Вся в слезах…


И вот… мне тринадцать, завтра поеду к сестре, на летние каникулы…

В тот день я ни на шаг от матери не отходила, еле уговорила не идти в воду. И она послушалась…


На данный момент мне 20. Мамочка жива и здорова… Понять не могу, что это за сон такой? Я там проживала каждый день. Ощущение было, будто я уже прожила свою жизнь… трудно описать.

Простите, писать красиво не умею…


Автор: Jane


Источник: https://realfear.ru/son-ili-inaya-realnost

Показать полностью
38

Ответ на пост «Мистика» 

Поддерживаю предложение запустить волну мистических историй. У меня аналогичная ситуация была один раз, и даже читая пост автора и комментарии я не вспоминал её очень долго, хотя она произошла буквально в мае. А потом резко щёлкнуло и вспомнил, что и у меня была жуткая ситуация с "просыпанием во сне". 

И так. Я из Москвы и на момент событий встречался с девушкой, которая живёт в посёлке "Правдинский", в Подмосковье. С частотой примерно 2 раза в месяц я приезжал к ней на выходные. И каждый раз когда я оставался, у меня были проблемы со сном. Я долго не мог уснуть, мне не хватало кислорода, не мог удобно лечь, у меня затекали конечности. Проблем со сном у меня никогда не было. И бывают ситуации, когда я тусуясь с друзьями я засыпал не пойми в каких позах, не пойми в каких местах. Плохой сон я списывал на нехватку кислорода. Находясь у неё дома, мне постоянно "было не чем дышать". Это крайне странно, потому что она живёт в подмосковном посёлке где многоэтажек то по сути и нет. Наверно домов 10. А все остальные вокруг - обычные деревенские дома и коттеджи. За окном - лес. Я живу на станции "Коломенская" и не смотря на то, что рядом большой парк и река, но не может быть воздух там чище. Всё это я понимаю, но тем не менее у неё дома у меня было какое-то кислородное голодание. 

Присказке конец, перехожу к сути. Ночь с субботы на воскресенье. Часов до 2 ночи смотрели сериал и улеглись спать в обнимку. Часа полтора я не мог уснуть, хотя мне пару раз казалось, что я "на грани засыпания". За это время я выбрался из объятий Марины (моя девушка) и укатился от неё на другой конец кровати, поближе к открытому на распашку окну. Типа свежее и прохладнее. Штора была закрыта на половину и я прижался к тому краю, где было темно. А вторая половина кровати была в лунном свете. Продолжаю пытаться уснуть и у меня возникает ощущение, что что-то не так. Не знаю, как объяснить даже. Я понял, что творится какая то чертовщина. Чувство невозможности. Никакого логического объяснения этому не было. Я приподнялся на кровати, осмотрелся по сторонам. Всё в порядке. Ложусь обратно и закрываю глаза. К тем странным ощущениям, которые я уже испытывал добавляется чувство тревоги. Я резко отрываю глаза и вижу, что в той тёмной части кровати, в которой лежу я, в самом углу, в тени шторы образовался тёмный сгусток непонятной формы. Было ощущение, что от этого сгустка не отражается свет, на столько тёмным он был. Он не имел постоянной формы и постоянно менялся. похоже на рой жуков. Края вибрировали, то удлиняясь, то снова сокращаясь. Но общий объём сгустка начал резко увеличиваться. С начального диаметра сантиметров в 30-40 он за несколько секунд разросся до метров полутора и стал уже скорее овальным. Все его колебания были в мои сторону и я понимал, что это прямая угроза моей жизни. Промелькнула мысль, что мне никакие врачи даже не смогут помочь, если я окажусь в состоянии какой нибудь комы, из-за этой штуки. Потому что такую штуку просто нельзя диагностировать. Никто не предположит, что на меня напал сгусток тёмной энергии из тени. Двигаться я не мог и секунд 30 наблюдал всё это. Потом резко понял, что могу закричать. Как только я начал орать я проснулся. Вскочил с кровати весь в поту. Вокруг всё было так же, как в моём сне, но естественно в углу ничего не было. Я вообще не впечатлительный. И кошмары мне практически никогда не снятся. Это было самое страшное сновидение. Я аккуратно встал, что бы не разбудить Марину, пошёл на кухню. Умылся, выпил воды. Минутку посмотрел в окно, что бы успокоить нервы. И пошёл дальше спать. Лёг и снова долго не мог уснуть, думал о том, что так сильно меня ещё сны не пугали. Лёг я лицом к этому углу и всматривался в него. Спустя минут 5 у меня снова появилось чувство тревоги. И начало казаться, что тень сгущается и образует опять же этот сгусток. Я был уверен, что не сплю, и прибывал в состоянии шока. "Какого х**!? Что за ёб***!? Этого не может быть!" - вот такие мысли у меня проносились в голове. Внезапно я услышал вдалеке какое то пиликанье. Оно постепенно усиливалось, одновременно с тем, как увеличивался сгусток тьмы. Пиликанье стало настолько громким, я понял, что это какое то мелодичное постановывание. Потом стало настолько громким, что я понял эта какая-то то ли колыбельная, то ли заклинание. Было ясно, что слова поются на распев, но разобрать, что именно за слова я не мог. Я перевернулся на другой бок, к Марине, что бы убедиться, что с ней всё в порядке. И колыбельная-заклинание усилилась. Я перегнулся через Марину, перевернул её с бока (она лежала спиной ко мне) на спину и увидел, что это она, с лицом полным ненависти и презрения, с открытыми и полностью чёрными глазами напивает этот "заговор". Первая мысль была, что она связана с потусторонними силами и пытается причинить мне вред этим сгустком. Секунд 15 я был в полном ужасе. И не двигался. Я понял, что за эти 15 секунд ничего вокруг не изменилось. Всё вокруг зависло, как в компьютерной игре. Даже этот сгусток не двигался. Только двигались губы Марины, шепчущие заклинание. Я покрутил головой. И подумал: "Какой, к черту, сгусток? Какие заклятья? Я видимо опять уснул и мне снова снится дребедень". Как только я подумал это, в моём голове, в области макушки образовалась невозможная боль и моментально заполнила собой всё моё тело. Нервные окончания всего тела, будто бы, подумали, что их прижигают огнём. Уши заложило как от огромного взрыва. Я не спал. Пытался пошевелить конечностями, но максимум слегка дёргал пальцем. Я пытался орать, но кроме чуть более сильного выдоха воздуха ничего не выходило. В течении минут 5 боль ослабла и прошла, до такой степени, что я полностью перестал её чувствовать. Хотел встать и попить воды, но был так выжат, что не нашёл в себе сил. В итоге так и уснул, в этой же позе, даже не перевернувшись. Спал уже до утра и больше приключений не было.

Показать полностью
246

Мистика

Увидел тут скрин комментариев к посту #comment_174367830.
Сам пост безобидный и даже забавный немного. Но вот комментарии прям, что называется, "затронули за живое". Люди пишут о своих страшных снах, сонных параличах, и о том, какие видения при этом у них возникают. Мне эта тема очень интересна. Читать такие истории, словно смотреть фильм ужасов, только не придуманный, а на основе того, что люди (пусть и не совсем реально) видят. И так хочется по больше таких историй, но не искать их среди сотен комментариев, а читать отдельными постами. Может замутим новую волну?
А вот собственно и моя история. Именно с этого сна у меня продолжаются частые и в основном страшные "сонные параличи".
Было мне тогда лет 8-9. Я жил с матерью, старшим братом и сестрой. Комната моя находилась напротив кухни, через коридор. Моя кровать находилась сразу за стенкой так,что коридор я не видел,но ногами всегда спал к двери. Снится мне, что я открываю глаза, за окном темно, в комнате выключен свет, дверь в неё открыта и из коридора виден свет,который на кухне горит. (Для меня обычное дело - зимним утром,собираясь в школу, я каждый день так просыпался раньше того,как меня разбудят, а на кухне готовился завтрак.)
Я встал, но почему-то пошёл сразу в зал. В тёмном зале перед телевизором на стуле сидела моя сестра, а на экране "белый шум" - рябь и шипение старого кинескопного телевизора. Сестра сидит и, не моргая, смотрит в него. Я спрашиваю её: "Где мама?" На что она молча, не отрывая взгляд от экрана, медленно поднимает руку и указывает пальцем на стену, за которой находится кухня. Сквозь тёмный коридор я иду на кухню и, подойдя ко входу, вижу как мама с братом что то разделывают на столе. Переступив порог, они оба поворачиваются ко мне... В руках у них были большие разделочные ножи,вся одежда и лицо в крови,а на лице безумная гримаса - смесь улыбки и озлобленности. Они начинают медленно подходить ко мне. Мне становится ужасно страшно! И тут я просыпаюсь...
Ну как просыпаюсь. Я снова открываю глаза в кровати, снова вижу свет из кухни, снова сестра и снова окровавленные безумные лица... И так повторялось раза четыре.
На пятый раз открыв глаза у меня промелькнула мысль в голове: "Да сколько ж можно-то уже!" Я встаю и иду сразу на кухню. Зайдя в неё, не происходит ни какой реакции от брата и мамы, они всё так же увлечённо что-то разделывают. И тут я вижу,как на стены брызжет кровь, она стекает на пол, да всё вокруг в крови! Набравшись смелости, я спрашиваю: "Что вы тут делаете?" В этот момент мать с братом поворачиваются ко мне со своими огромными ножами, и мать говорит: "Ну вот ты и попался!"
И они с братом медленно начинают двигаться в мою сторону. Я пячусь назад и понимаю - это сон! Я пытаюсь крикнуть:"Это сон! Сон!" Но голос меня не слушается,губы дрожат и я не единого звука не могу выкрикнуть! Я спиной упираюсь в дверь ванны,сажусь на корточки, смотрю вверх.
И тут из меня прям отчётливо вырывается: "Сон! Сон! СОН!!!" Секунда тишины и мать,глядя на меня, отвечает: "Ну ладно,ладно,угадал!"
Я проснулся в холодном поту, меня трясло, я не мог придти в себя минут десять... И этот сон впился в мою память, кажется, навсегда. Прошло уже более 20 лет, но помню его в мельчайших подробностях.

После этого началась череда "сонных параличей", гдя я видел кучу всякой дичи. (Это уже были не сны, а именно сонные параличи, которые и сейчас очень часто повторяются) Зайдёт пост - расскажу о них.

Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: