7

Солдат в темном углу ч.7 (Конец)

1 часть

2 часть

3 часть

4 часть

5 часть

6 часть

Утром, 5-го июня, нашу дивизию собрали для инструктажа. Была сильная суматоха, мы даже подумали что высадка союзников началась. Мы видели как нервничают наши генералы, они носились словно ошпаренные со своими картами.


Нашу часть оставили в самом городе, но сместили нас чуть западнее. По данным разведки, на нас сбросят десант. Для поддержки нам выделили 2 Пантеры из 21-ой Танковой дивизии. Подготовка шла целый день, и от количества информации и приказов голова пухла... Отправка нашей части была назначена на 6 утра.


Время было около четырех дня, и мы решили не идти в нашу комнату, наши вещи были уже собраны, по этому мы не торопились. Мы решили просто пройтись по городу, обсудить всю информацию которую нам дали. Погода стояла пасмурная, и на долго нас не хватило. Дойдя до набережной мы повернули обратно, в сторону нашего бара. Дойдя до здания штаба, мы увидели как из него выходит Бруно, прямо на ходу он вешал себе на грудь Железный крест. Увидя нас, он помахал нам рукой, и направился в нашу сторону.


- Что ребята, вы снова в бар ? - подходя к нам начал Бруно.

- Ну а куда еще - ответил я - погода как и настроение ни к черту.

Бруно ехидно заулыбался:

- А что такое ? Волнуетесь ?

- А как же... - ответил Карл.

- Это правильно - закуривая сигарету ответил Бруно - только идиоты не волнуются перед боем - сказал он глядя на Штефана.

Штефан стоял тихо. В последнее время, он был вообще тихий - видимо из за рассказов Бруно.

- Очень смешно, я прямо портки себе обоссал от смеха - пробурчал он.

- Да ладно, парень, я шучу.

- Поздравляю, Бруно! - указывая пальцем на новую награду, сказал я.

- Пфф - пробурчал Бруно - это просто железка.

- Просто так такие железки не дают - ответил Ханс.

Бруно рассмеялся:

- В начале января 43-го, такие железки сбрасывали наши с самолетов - таким образом, наш Фюрер хотел "поднять наш боевой дух".

Мы с удивленными глазами стояли и таращились на него.

- Ладно, ребятки, пойдемте уже в бар, сегодня я угощаю - в честь такого события.


В этот вечер в баре было больше народу, чем обычно, но, свободные столы всё таки были. Мы вчетвером заняли один, а Бруно пошел к стойке за пивом. Было шумно, однако в воздухе всё же витал дух беспокойства. Было видно, как солдаты смеются, что то усердно обсуждают, но в их взглядах был страх. Кроме одного стола. За ним сидело человек этак 6 молодых парней, по виду младше нас. На воротничках были руны СС. Мы глядели на них и гадали из какой они дивизии, но тут подошел Бруно:

- Чего это вы тут так рьяно обсуждаете ?

- Вон тех парней из СС - ответил Ханс, кивая в сторону столика.

- Ааа! Я сегодня с одним из них пообщался в штабе, тот еще фанатик.

- Сколько им лет ? - спросил я.

- Ну с тем, с кем общался я было 18, но как он рассказал, в полку у них есть и 17-ти летние.

- Они же дети совсем...- озадаченно сказал Карл.

Бруно рассмеялся, и сел за стол.

- Эти ? Они из дивизии СС "Гитлерюгенд" - кивая в сторону них сказал он - Это с виду они дети, а внутри - цепные псы Гимлера и Готтлоба. Эти щенки натренированы так, что пожертвуют собой и ни чего их не остановит. Их с 10 лет пропитывали пропагандой. Хотя, у этих хоть какой то кодекс есть, а никак у тех которых я видел в Сталинграде. Там были натуральные мрази, бывшие солдаты из зондеркоманд. Но, они там долго не пробыли, их деятельность запретила 6-ая армия, и они ушли оттуда. Я даже вспоминать о них не хочу, давайте лучше выпьем! Прост! - Бруно поднял кружку.

- Прост! - ответили мы.


Неожиданно для нас, Штефан спросил:

- Как вас эвакуировали из Сталинграда ?

Бруно слегка ухмыльнулся.

- Эвакуация ? Это было бегство, а не эвакуация. По началу возможно - да, но в январе 43-го - это было уже бегство. С запада и востока наступали русские, было ясно что мы окажемся в котле...- Бруно замолчал. Отпив пиво, он продолжил:

- К концу января, нам стало ясно - нас бросили. Фюрер переоценил Геринга и его Люфтваффе.

В середине января я понял, оставаться там бессмысленно. Стоял сильный холод, снова "Генерал Мороз" пришел на помощь русским. Бои практически сошли на нет, мы попросту выживали. Еды не было, была только вода, да и та с дурным привкусом. Мы не мылись месяцами, от нас несло словно от помойных псов. У большей части солдат были вши, а дизентерия стала для нас в порядке вещей. Я понял что надо двигаться в сторону Гумрака - нашего последнего аэропорта, был еще Питомник, но нам сказали что его уже оставили, и там скоро будут русские. Я и двое парней из моей роты - Кристоф и Дитмар, решили во что бы то ни стало дойти до туда. Укутавшись как только смогли, мы вышли из нашей землянки.


Путь до Гумрака был относительно небольшим, но из за слабости и холодов нам казалось что до него километров тысяча. По пути мы видели русских жителей, они не обращали на нас внимания.

Пройдя около половины пути, я и Кристоф услышали что сзади что то упало... Обернувшись, мы увидели лежащего на снегу Дитмара - он был мертв. Без зазрения совести мы сняли с него верхнюю одежду и надели на себя. Ему она уже была без надобности.


- Как то это...- начал я.

- Неправильно ? - перебил меня Бруно. - Там это уже не имело значения. У нас была одна цель - выжить.

Я и Кристоф добрались до Гумрака к вечеру, уже было темно. Мы увидели сотни наших. Раненых, обмороженных...Все что то кричали. Я и мой друг протолкнулись в первые ряды, в тот момент силы у нас откуда то появились. Простояли мы в этой галдящей толпе минут двадцать, смотря как в самолет перед нами заходят генералы и высшие чины Вермахта. Этот самолет улетел и через минут пятнадцать подъехал второй. И тут, мы услышали сзади крик из толпы:

- Как это последний самолет ?! Нас же тут сотни!

Началась давка, а после неё и паника. Охранники начали стрелять в воздух, а потом и по некоторым солдатам. Сзади была драка...Это было безумие...Теперь мы бились друг с другом.

Кто то вырвался из оцепления и побежал к самолету, за ним еще несколько. Давка усилилась, и я решил бежать к самолету - я подумал если не расстреляют, то я всё равно труп, мне даже не хватит сил дойти до русских что бы сдаться. И я побежал, а за мной и Кристоф.

Мы слышали сзади автоматные очереди, крики и топот ног. Подбегая к самолету я увидел что он практически забит. Из последних сил я сделал рывок и повис на входе в самолет - жалкое зрелище. Рядом со мной повис Кристоф. Изнутри самолета кричали что бы закрыли дверь, я начал карабкаться. Но неожиданно, со стороны Кристофа мне прилетел удар локтем. Повернувшись я увидел взгляд моего "друга", он был наполнен страхом и злостью одновременно. Он пытался скинуть меня...Меня взяла такая ярость, что в глазах потемнело и я со всей силы, которую только смог найти ударил Кристофа в ответ и он упал, а я залез в самолет. Ярость ушла и появилась горечь. Лежа на холодном полу самолета, я рыдал.


У Бруно из глаз шли слезы, сигарета в руках дрожала. А мы...мы не знали что сказать, да и сказать было нечего. Мы просто сидели молча и смотрели на него.

- Ох - вздохнул он - что то я расклеился...Простите, парни.

- Да мы всё понимаем - ответил Карл.

- Просто...Не проходит и дня, что бы я не вспоминал то время. Мне стоит лишь закрыть глаза, и перед ними всплывает всё это, постоянно. Я поймал себя на мысли, что даже если я вернусь домой, когда кончится эта бессмысленная бойня, рассудком - я останусь там. Каждый день я буду переживать это снова и снова, и каждый раз, закрывая глаза - я буду в Сталинграде.


И тут, я вспомнил как называл себя мой отец - "Калека из Вердена". Возможно это он и имел виду... Калека не физически а морально. Война калечит не только тело, но и разум.


Мы просидели до закрытия, спать нам вовсе не хотелось, хотя нам и сказали отоспаться.

Вышли мы уже под утро, в воздухе стоял запах дождя. Время было около 5-ти утра, через час нам нужно было выдвигаться. Бруно надо было вернуться в штаб, и мы решили проводить его. Дойдя до места, Ханс спросил у нашего нового друга:

- Мы до сих пор не знаем, куда тебя отправили ?

- Я буду одним из первых кто встретит американцев на берегу - закуривая сигарету ответил Бруно.

Штефан стоял задумчиво:

- Неужели мы пройдем через то же что и ты ? - обратился он к Бруно.

- Вот что я вам скажу, парни:

Эта мясорубка уже скоро закончится, может через год, может через два. Мы не выстоим в борьбе на два фронта. Наше поражение это вопрос времени. Союзники будут сжимать нам яйца так сильно, пока мы не взвоем. Британцы будут мстить нам за Францию. Но не считайте что они будут вести себя как русские на западном фронте. Их отличие в том, что русские бились за свою землю, за свой народ. Когда бои будут уже в Берлине - на нашей земле, если вы доживете, то поймете какого это.

Докурив сигарету и затушив её подошвой, Бруно попрощался.

- Удачи вам, друзья. Удачи нам всем.

- Прощай, Бруно - ответил я, пожимая ему руку.

И он скрылся за дверями штаба.


Впереди у нас было немало боев, и не вся наша кампания вернулась домой... Но тогда, мы этого не знали. Я не знал, что встречу Бруно в августе 45-го в Берлине, и что наша дружба продолжится.

Эти рассказы нам помогли в боях - рассказы Солдата в темном углу.


Конец.

Дубликаты не найдены

0

Мы требуем продолжения банкета!

0

Мне понравился цикл рассказов. Какая-то часть больше, какая -то меньше, но ,в целом, приятное впечатление оставила работа.

Не знаю, интересно ли тебе мнение читателя, но хотелось бы сказать, что , порой, не хватает подробностей в повествовании. Появляются, будто бы, проталины в рассказе, когда идет речь о чем-то, только начинаешь погружаться, но затем происходит резкий скачок, и вникаешь уже во что-то иное.

А так, очень хорошо, я не пожалел времени на чтение)

раскрыть ветку 1
0

Конечно мнение интересно)

Это мой первый рассказ который я решил всё таки написать, а не в голове держать. Конечно будут косяки, это нормально.

Рад что кому то понравилось)