120

Собачья Фетва

Войдя в помещение, Марк тут же сморщился. В баре сильно воняло сушеной рыбой и выдохшимся пивом. За одним столиком сидели двое крупных мужиков и резались в нарды. Стас занял столик в дальнем углу. Увидев Марка, он тут же радушно и с каким-то отчаянием замахал рукой. Марк, не спеша, взял себе пол-литра кваса у чернявого бармена и присел за столик.


- Марик, сколько лет-сколько зим! - с каким-то нездоровым ликованием поприветствовал его бывший одноклассник, - Как сам, как жена?


- Развелся, - отрезал Марк, никак не отреагировав на протянутую руку, всю в каких-то масляных пятнах. Сам Стас выглядел ничуть не лучше — под глазами залегли тяжелые мешки, белки глаз покрылись трещинами капилляров, бледная кожа свисала, придавая ему сходство с бассетхаундом. Голова его нервно дергалась, глаза бегали из стороны в сторону. Находиться дольше нужного в обществе этого человека Марку решительно не хотелось, - Чего хотел?


- Да так, повидаться, - замялся Стас, убирая руку. Рядом с ним на столе стояла початая бутылка дешевой водки, - Все-таки не чужие люди.


- Стас, если тебе не с кем бухнуть, то ты не по адресу, - Марк уже было поднялся, когда бывший одноклассник схватил его за руку и прошипел:


- Не уходи! Постой! Ты… В общем, я не знаю, с кем мне это обсудить. Ты же в этом рубишь, учился там…


- Да, учился. Пока ты в своем ПТУ синьку жрал и баб лапал, я в корову по плечо залезал. И сегодня у меня тоже был тяжелый, загруженный день, так что — давай, выкладывай, что тебе надо. Рассиживаться я здесь с тобой не собираюсь.


- Ну, в общем...Такое дело, Марик, - Стас облизнул потрескавшиеся губы и зачем-то посмотрел в пыльное окно за спиной. На улице было уже темно, поэтому увидеть он мог лишь свое отражение, - Ты скажи, а как у собак с интеллектом...Ну, вообще, они умные?


- Очень, - неприязненно ответил Марк, отхлебнув кислого, тепловатого кваса, - Странно, что ты не успел это выяснить. Все-таки ты с ними работаешь.


Сказав это, мужчина невольно скрипнул зубами, дерганый же Стас, похоже, этого даже не заметил, лишь лихорадочно попросил:


- А можно поподробнее?


- А что ты хочешь знать? Интеллект у них, в среднем, на уровне пятилетнего ребенка, - раздраженно бросил Марк, сложив руки на груди. Однако, начав лекцию, уже не мог остановиться, - Средний пес способен понимать около ста пятидесяти слов, производить несложные арифметические расчеты. Они любят слушать человеческую речь, им нравится выполнять команды. Правильно воспитанная собака с удовольствием взаимодействует со своим хозяином. Очень часто псам поручают какую-то несложную работу — охрана дома, ношение грузов, поисковые мероприятия. Некоторые служебные собаки способны отличать до двухсот пятидесяти запахов. Реагируют на человеческую мимику, интонацию…


- А у бродячих собак?


- Ну-у-у… - протянул Марк, задумчиво, - Я в ветклинике с ними периодически сталкиваюсь, но информации по ним не так много. Их интеллект все же ограничен основными задачами — размножение, поиск пропитания, выживание. Чаще всего стаи ведут весьма обособленный образ жизни и рассуждать о дворняжках в таком ключе… сложно. У каждой стаи свой собственный средний уровень развития и свои повадки.


- Да-да-да, я это все знаю, - нетерпеливо отмахнулся Стас, дрожащей рукой подливая себе в рюмку водки, - Ты мне вот что скажи, Марик…


- Блядь, не называй меня так! Для тебя — Марк Степанович, живодер ссаный! - вспылил ветеринар, уже собираясь встать из-за стола, когда Стас поймал его за руку и с заискивающей улыбкой затараторил:


- Да как скажешь, дорогой, как скажешь, не уходи только, не оставляй меня, пожалуйста!


Марк все же опустился на жесткую деревянную скамейку, потирая нос — от запаха сушеной рыбы начинало подташнивать, вдобавок от бывшего одноклассника за версту несло перегаром.


- Ты мне вот что скажи, друг… - Стас вновь облизнул губы, точно понимая, какую глупость собирается сморозить, - А собаки во что-нибудь… верят?


- Чего? - не поверил своим ушам Марк.


- Ну...Есть у них какая-нибудь вера? Не знаю там, религия, а? - просяще заглянул в глаза Марку Стас.


- Ты совсем до белочки допился, да? - скорбно спросил тот, глядя на Стаса с презрением и жалостью, - Алкогольный делирий? А тебе ведь даже тридцати нет…


- Да погоди ты! Давай я тебе расскажу, а ты мне объяснишь, что это было, а?


- Про работу твою? И слышать не хочу! - возмущенно воскликнул Марк, невольно сморщившись.


- Нет, не про нее… - начал было Стас, но Марка было не остановить.


- Знаешь, это ублюдство какое-то! Я пять лет учился лечить животных, ты же вылетел на первом курсе, - кипел ветеринар, - И вот я сижу за одним столом с живодером, догхантером, убийцей и он плетет какие-то бредни!


- Ну почему сразу убийцей… - неуверенно возразил Стас, невпопад резко обернувшись к окну.


- Да потому, что дротик со снотворным стоит шестьдесят рублей, а патрон с картечью — девятнадцать пятьдесят. Объяснил?


- Слушай, мы же не всех…


- Стас, ты кому лапшу вешаешь? Я статистику по приютам наизусть знаю. Привозят одну собаку из десяти. Остальных ваша братия по пакетам фасует — и на свалку.


- Марк… Я ведь нечасто к тебе обращался, - устало проговорил Стас, и в глаза ветеринару бросились признаки длительного нервного истощения — пот, выступающий на лице, дергающийся глаз, прерывистое дыхание, рука, судорожно поглаживающая какой-то цилиндр, лежащий рядом на скамейке, - Ты можешь мне просто ответить — верят бродячие собаки во что-то или нет?


- Я сам не верю, что отвечаю на такой глупый вопрос, но… Знаешь, если предположить, что у собак могла бы быть религия, то божествами в ней были бы мы. В глазах собаки человек — бог. Даже для дворняг. А теперь выкладывай — что у тебя случилось?


- Ну… Витька помнишь?


- С ротвейлером? Помню, - скривившись, подтвердил Марк. Именно он зашивал несчастного пса, когда того потрепала стая бродячих собак. Кто же знал, что хозяин, так и не оправившись от зрелища, как на его глазах треплют любимца семьи, подастся в догхантеры? - Как он?


- Не стало его. В понедельник вечером, - горько сообщил Стас и, наконец, опрокинул налитую рюмку.


- О, Господи! А что… Что случилось?


- Жупел взбесился. Загрыз заживо.


- Жупка? - в изумлении воскликнул Марк, - Милейший же пес, ни разу даже не гавкнул ни на кого! И что с ним?


- Усыпили, понятное дело! Что еще с ним делать?


- А тельца Бабеша-Негри нашли? Это бешенство?


- Ничего не нашли, в том-то и дело! - с досадой сплюнул под ноги Стас, не обращая внимания на неодобрительный взгляд ветеринара, - Чистый пес, как слеза!


- А Маришку с Катькой не подрал? Что вообще случилось?


- Ничего он им не сделал. Сидел с Витьком в гостиной, дочка во дворе играла, жена на кухне чего-то там… Прибежала на крики. Стоит и видит, как Жупел Витьку горло дерет. Кровь фонтаном, голова из стороны в сторону болтается а пес его, знай себе, треплет. А как закончил, облизнулся, пошел из миски попил и на место свое лег, как ни в чем ни бывало. Как будто помутилось у него чего-то.


- Идиопатическая агрессия, - печально сделал вывод Марк, - Такое встречается, не часто, один пес из двадцати может испытать синдром ярости и напасть на хозяина. Чаще всего это бывают бойцовские породы — им может сбить планку и их почти невозможно остановить. Но Жупка…


- Да. Загрыз заживо. Похороны через неделю. Я видел тело… В общем, на гриме сэкономят — гримировать там нечего. Будут хоронить в закрытом.


- Ну и что, ты думаешь, что Жупка ему за его работу отомстил? Почуял запах убитых дворняг и взбеленился? - со смешком предположил ветеринар, но осекся, увидев искаженное ужасом лицо Стаса, - Слушай, рассказывай уже, что у тебя стряслось. По порядку.


- Только ты обещай, пожалуйста, что не будешь называть меня психом и… - бывший одноклассник порывисто вздохнул и продолжил, - и не будешь осуждать.


- Посмотрим, - со скепсисом отрезал Марк, - Рассказывай.


- В общем, началось все с того, что какая-то мамашка из «Радонежа» пожаловалась, что ее дитятку то ли облаяли, то ли покусали.


- Рядом с Кубанью? - уточнил Марк, приблизительно вспоминая, где находится жилой комплекс.


- Точно. «Речное Кубанское Пароходство», там сразу за проходной, - кивнул Стас, - Там свои дворняги водятся, но еще иногда сбегаются карьерные — эти вообще дикие. Лучше стрелять сразу, не дожидаясь, так сказать… Ну, мы выехали на заказ, нас проинструктировали, вооружили…


- Наверное, сетями и снотворным? - саркастично предположил Марк.


- Не ерничай. Если идет установка на агрессивных собак — да, мы стреляем насмерть. Лучше, чем травить в клинике.


- И дешевле, - ядовито заметил ветеринар.


- Да, дешевле, - с вызовом ответил Стас, - А что ты предлагаешь? Приюты забиты, территории мало, собаки звереют, нападают на людей, шарятся по помойкам. Тоже не сахар, поди? Хочешь — я тебе их полную «Газель» привезу. Корми, нянчись, стерилизуй и все, что хочешь! Нет? Своих забот хватает? Своей жизнью жить хочется? Ну вот и не надо меня осуждать.


Марк промолчал, не желая влезать в заведомо бессмысленную дискуссию в надежде, что бывший одноклассник, наконец, выговорится и можно будет спокойно пойти домой.


- Короче, - продолжил Стас, - Приехали мы на место — я, Витек и Юнус — ты его не знаешь.


- Наслышан, - сквозь зубы произнес Марк. О, как давно он мечтал добраться до этого отбитого ублюдка, разбрасывающего отраву тут и там, из-за чего ветеринару пришлось усыпить не одного безобидного и ни в чем не повинного домашнего питомца. Юнус использовал какую-то мерзкую отраву, от которой несчастные животные мучились по два-три дня, но поймать его за руку ни зоозащитникам, ни Марку не удавалось.


- Ну вот. Приехали мы, значит, пораньше с утречка, чтобы ни детишек на улице, ни прохожих. А псы-то доверчивые, сами к нам идут. Когда мы рыжего положили, остальные вроде как будто что-то заподозрили, разлаялись. Мы двоих еще успели пристрелить, остальные куда-то дернули. Я предлагал к карьерам пойти — самые дикие все там трутся, а Юнус говорит, мол, они под стилобатом гнездятся.


- Гнездятся — птицы, - машинально поправил ветеринар.


- Да насрать! - махнул рукой Стас, опрокинув цилиндр, который держал на лавке. Теперь Марк разглядел, что это был перцовый баллончик, - Короче, спустились мы туда, под этот монолит, а там действительно псы бегают. Притом, там они как будто волю почуяли, агрессивней стали, бросаться начали. Тут мы, конечно, оторвались — псов пять или шесть еще пристрелили. Я уже предлагал валить, да Витек услышал чего-то. Писк какой-то и возню.


- Ну? - с нажимом подгонял Марк, уже зная, что услышит.


- В общем, прошли мы туда, поглубже, включили фонарик на телефоне и…


Стас замолк, задышал быстро-быстро, после чего налил себе еще рюмку и резко ее опрокинул.


- Ты знаешь, я в «очистке» уже скоро как пять лет. Но такого я пока не видел. Там, на полу, в углу лежала рыжая сука с щенятами. Те тыкались бошками в пузо — еще, видать, слепые. Но дело не в суке, а в том, где она лежала. Сначала мы подумали, что это просто объедки, но потом разглядели получше. Думали, ментов звать надо — так было на труп похоже. Может, они таджика какого или молдавашку загрызли. Но это был не жмур.


Догхантер вновь замолчал, завертел головой, точно услышал что-то, потом достал из нагрудного кармана сигарету, покосился на бармена, на дверь и положил ее на стол. Только после этого он продолжил рассказ.


- В общем, это было что-то вроде куклы. Руки-ноги из палок и каких-то арматур, туловище из мусорных пакетов и голова — череп, то ли собачий, то ли лисий, я не разглядел. Жуткая штуковина, при этом ужасно небрежная, как будто ее умственно-отсталые детишки собрали. И кругом — кости, объедки, как подношения. В общем, когда мы подошли поближе, сука нас увидела, ощерилась, зарычала — Витек сразу, не думая, ей из мелкашки в череп всадил. Щенков думали не трогать, но тут в Юнуса что-то будто вселилось. Он схватил арматуру и давай херачить со всей дури. Весь приплод в кровавую кашу смолотил — даже в пакет собрать нечего было. Витек его тогда ебанутым обозвал, а Юнус так странно на него посмотрел, и, как ни в чем ни бывало, начал все это в мешок сгребать. Меня затошнило, Витек меня на улицу вывел. И тут я услышал этот вой… Выла та сука.


- Что, не добили? - с деланным интересом спросил Марк. Слушать ему все это было невероятно противно.


- Да в том-то и дело — в голову стреляли. Не должна она была выжить. Но этот вой… - Стас замер, точно прислушиваясь к чему-то, - Я знаю, как собаки воют от боли, уж поверь. Это было что-то другое… Не то призыв, не то… Не знаю. Она как будто приговор выносила. Фетву, понимаешь?


- Собачья фетва? - не удержался от смешка ветеринар, - Ты понимаешь, как это звучит?


- Я блин, до сих пор это слышу! - взорвался Стас, опрокинув бутылку резким взмахом руки. Та звякнула и покатилась по дощатому полу.


- Эй, хорош барагозить! - крикнул бармен. Стас поднял руки в примиряющем жесте и приблизил свое лицо к Марку. Тот скривился — изо рта живодера воняло сигаретами, спиртом и какой-то кислой дрянью, будто Стас уже давно ничего не ел. Тот нервно облизал губы и зашептал, - Я этот вой до сих пор слышу, понимаешь? Он здесь, у меня в голове. С того самого момента. Иногда он становится громче, иногда тише. И эта тень…


- Какая еще тень? Ты же… Ты двое суток не спал минимум! - вдруг, озаренный внезапной догадкой воскликнул Марк, - У тебя же галлюцинации! Слушай, я не очень озабочен твоим здоровьем, но рекомендую тебе как врач — сходи и проспись. Если хочешь — поставь потом свечку в церкви. Станет легче.


- Ты не слушаешь! - почти в слезах прошептал Стас, выдыхая болезненную, отвратительную вонь в лицо бывшему однокласснику, - Жупел не просто так загрыз Витька. Это месть, понимаешь? Собачье проклятие!


- Нет, Стас, не понимаю. Не понимаю, почему ты сидишь здесь и отнимаешь мое время, - Марк поднялся с скамьи и живодер вцепился в его запястье с силой и отчаянием, ветеринар даже поморщился от боли.


- Юнуса загрызли. Сегодня утром. Его опознали только по татуировкам, - хрипло выкрикнул Стас, заставив мужиков за нардами обернуться в свою сторону, но тот, похоже, уже ничего не замечал, - Мне страшно, Марк, понимаешь? Страшно! Я ведь тоже был там. Что если… Что если есть кто-то, кто заступается за этих собак? Что если этот идол — их рук дело? Что если это их… бог?


- Мне плевать, Стас. Я просто хочу домой. То, что ты либо сошел с ума, либо вляпался в какую-то гадкую историю — твоя проблема. Мне нечем тебе помочь. А теперь, извини. Я ухожу.


И Марк, не оборачиваясь, прошагал по узкому проходу между столами к выходу. Летняя ночь душным покрывалом липла к плечам и спине, потными ладошками обнимала за шею и лицо. Ветеринар шагнул под липы, растущие в сквере, намереваясь срезать дорогу и поскорее оказаться дома — у ноутбука и холодильника под прохладным ветром сплит-системы.


- Марк! Подожди! Не оставляй меня! - раздался истеричный крик за спиной. Ветеринар ускорил шаг и нырнул прочь с освещенной фонарями дорожки, намереваясь оторваться от назойливого знакомого, но с досадой различил громкие, дробные шлепки кроссовок по асфальту — Стас бежал к нему.


Вдруг откуда-то из кустов совсем рядом раздался сначала звериный рык, а следом — хруст веток. Марк едва успел обернуться лишь, чтобы увидеть, как какая-то длиннолапая тень повисает на шее у Стаса и тот валится в кусты, сопровождаемый собственным булькающим воем.


Костеря себя на чем свет стоит, Марк в два прыжка преодолел расстояние, отделявшее его от Стаса, но все было уже кончено. Вытянутые ноги конвульсивно подергивались, пока нечто, сгорбившись над жертвой, самозабвенно трепало голову живодера, зажав ее в челюстях.


- Эй! Какого хера ты… - начал было Марк, но осекся, разглядев как следует нападавшего. Тощий, голый человек был лыс и долговяз — голова его была склонена к шее Стаса, спина сгорблена, так что даже в темноте можно было разглядеть отдельные позвонки, а колени загнуты внутрь, как у кузнечика.


Голова незнакомца резко повернулась на голос, и Марк вздрогнул, увидев глаза — светящиеся оранжевым, как у собаки в темной комнате. Острые клыки блестели идеальной белизной на испачканном кровью лице, а нос беспрестанно шевелился, будто принюхиваясь.


Поднявшись на ноги, монстр оказался выше Марка почти на две головы. Покрытое волосами поджарое брюхо тяжело вздымалось, демонстрируя ровные линии сосков.


«Девять, - машинально подсчитал Марк, - Склонен к мастопатии»


Между ног свисало нечто, похожее на собачий пенис, полностью спрятанный в препуциальный мешок. Так мог выглядеть человек в глазах собаки.


Жуткий незнакомец наклонил голову, и обнюхал лицо Марка, пока тот, застыв в ужасе, ждал своей участи. Наконец, тот отстранился, вернулся к трупу Стаса и смачно, плотной струей помочился на него. Наконец, бросив последний взгляд оранжевых глаз на ветеринара, человек-пес рванул с места и исчез в темноте сквера.


Марк все еще стоял на месте, по штанине его стекала теплая, гадкая моча. Спросив себя, почему чудовище пощадило его, ветеринар вспомнил, что дал ответ на этот вопрос около получаса назад: «В глазах собаки человек — бог.»


***


Автор — German Shenderov


#ВселеннаяКошмаров@vselennaya_koshmarov

Собачья Фетва Текст, Длиннопост, Рассказ, Ужасы, Хоррор, Крипота, Вселенная Кошмаров, Собака, Догхантер, Бродячие собаки

Найдены возможные дубликаты

+11

Для лл: Фе́тва (фатва, фатуа; араб. فتوى, мн.ч. фатауа) — в исламе решение по какому-либо вопросу, выносимое муфтием, факихом или алимом, основываемое на принципах ислама и на прецедентах мусульманской юридической практики.

раскрыть ветку 3
+5

Да, я погуглил, но... Не придумал названия лучше.

ещё комментарии
+3

Страшно, аж жуть! Пиши ещё!

+1
На ночь прям зашло читать!! круто 😎
+1
Ах, если бы.. Не жизнь была б, а песня бы.
0
Круто, впрочем как всегда, прошу вас не останавливаться
0
Вещь!
0

Коротко что то...

0

очень здорово

0
Очень круто
0

Крипота!

-2
Я усталь читать
-7
Хотя толпе нравится хуета, что с них взять
раскрыть ветку 2
0
Сам ты хуета, дрочер недоделанный, иди к ЕГЭ готовься
раскрыть ветку 1
-3
Я твой егэ тебе в рот сдавал
-8
Отвратительно написано, уровень школьников
ещё комментарии
Похожие посты
Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: