15

«Смотрю, экскаватор едет, я вышла и начала кричать на работников: Вы что творите?!». Как в «реформируемом» Узбекистане сносят дома с людьми

«Смотрю, экскаватор едет, я вышла и начала кричать на работников: Вы что творите?!». Как в «реформируемом» Узбекистане сносят дома с людьми Узбекистан, Ташкент, Средняя Азия, СНГ, Реформы в узбекистане, Длиннопост

Ранее мы уже писали об происходящем в городе Фергана произволе: «Нас выдавили». В Узбекистане людей против воли переселяют из центра города на окраину, а их дома сносят.


В центре Ферганы в так называемом Гидролизном городке на пересечении улиц А. Навои, С. Темура и Фараби продолжается снос двухэтажных жилых домов. Ранее «Газета.uz» писала, что жильцов переселяют на окраину города против их воли. 30 января стало известно, что стены дома №32, где еще проживают люди, начал рушить экскаватор.

«Смотрю, экскаватор едет, я вышла и начала кричать на работников: Вы что творите?!». Как в «реформируемом» Узбекистане сносят дома с людьми Узбекистан, Ташкент, Средняя Азия, СНГ, Реформы в узбекистане, Длиннопост

На втором этаже дома проживают Татьяна Васильева, ее 93-летняя мать и сын Сергей. У Татьяны Васильевой 19 января умер сын — Виктор Аристов скончался вследствие гипертонического криза, случившегося на почве стресса. На первом этаже живет одинокая престарелая женщина — Ольга Ивлева.


«Газета.uz» вновь поговорила с жильцами домов и с заместителем хокима Ферганы Шарифжоном Ниязметовым.


Татьяна Васильева, 63 года, дом №32


«У нас две квартиры, я живу на втором этаже. Моей маме 93 года (1925 г. р.), она инвалид I группы по зрению. Мы жили вчетвером, но сейчас нас трое. Сын Виктор умер…»

«Смотрю, экскаватор едет, я вышла и начала кричать на работников: Вы что творите?!». Как в «реформируемом» Узбекистане сносят дома с людьми Узбекистан, Ташкент, Средняя Азия, СНГ, Реформы в узбекистане, Длиннопост
«Смотрю, экскаватор едет, я вышла и начала кричать на работников: Вы что творите?!». Как в «реформируемом» Узбекистане сносят дома с людьми Узбекистан, Ташкент, Средняя Азия, СНГ, Реформы в узбекистане, Длиннопост

«Смотрю, экскаватор едет, я вышла на веранду и начала кричать на работников: „Вы что творите?!“ Они едут стену подбивать в середине нашего дома. Потом прораб дал команду рабочим и сказал: „Бабушку уберите“. Я ее быстро подхватила и еле утащила на второй этаж. Как только усадила ее в кресло, пошла такая вибрация, как будто землетрясение. Начала сыну звонить, он был на улице. Племянник и сын Сергей подошли к прорабу и начали говорить: „Вы что делаете?“ Они ответили: „Вы на нас не обижайтесь. У нас команда, из хокимията приказали сносить дом экскаватором, чтобы уже начать разбирать кирпичи. Мы люди маленькие, завтра придут из хокимията, вы скажите им“. 40-й дом они разбирали вручную. Здесь они сначала работали отбойными молотками».


«В 17:00 они прекратили работу, у них закончилось рабочее время. Крышу нам оставили над кухней и верандой, там одна-единственная балка, на которой держится кусочек крыши».


«2 января пришли из хокимията и сказали до 15-го освободить дома. Никакого предупреждения за полгода (как положено по закону — ред.) мы не получали. Они уже выбрали место на улице Регистан, дома и даже номера квартир. После они начали предлагать дома на вторичном рынке, они находят такие бомжатники, среди них есть дома, где нет унитаза, стояка. Они показали трехкомнатную квартиру, но там жилая площадь меньше: у нас 73 кв. м, а там — 47. Малогабаритки».


«Мы им предложили выплатить нам компенсацию, чтобы мы сами могли купить квартиры, но хокимият отказывается и настаивает только на обмене. Мы не просим что-то сверхъестественное, с евроремонтом. Найдите нам в четырех- или пятиэтажном доме квартиру, чтобы мы не переживали второй снос. Они говорят, что предложенные нами квартиры они купить не могут».


Шахноза Абдуллаева, дом №38

«Смотрю, экскаватор едет, я вышла и начала кричать на работников: Вы что творите?!». Как в «реформируемом» Узбекистане сносят дома с людьми Узбекистан, Ташкент, Средняя Азия, СНГ, Реформы в узбекистане, Длиннопост

«В нашем доме (первое фото) осталось четыре жителя. Четыре квартиры из восьми. Я, Джамшид Турсунов, сверху — Эътибор-опа и Богдан. Мы все против переезда на окраину. И дело даже не в центре. Там район не подходит. Муж специально брал эту квартиру, именно в центре, чтобы дочкам было удобно ходить в школу, все рядом здесь. Нам там показали третий этаж, 22-ю квартиру, там все уже сыплется, ламинат разбух весь, окна все мокрые, вспотевшие, вонь такая, прямо невозможно».


«Да и не в этом дело. Когда мы ездили смотреть квартиру в новостройках, когда они нас возили, тогда у моей свекрови произошел приступ аллергии, она астматик. Мы „скорую“ вызывали, она получила капельницу, после этого стало легче. Мы это им говорим, они нас не понимают: „Там воздух чистый, там воздух то-се“. Хорошо, кому нравится, пусть живет, мой муж говорит: „Я лучше на улице останусь, чем повезу туда свою маму и ребенка“, потому что там невозможно».


«Поэтому мы сказали «нет», говорим, давайте на вторичном рынке квартиру нам здесь найдите. Ремонт кто нам будет возмещать? Мы год этот ремонт делали. Замхокима (Шарифжон Ниязметов — ред.) говорит: «Ты все равно уедешь. Возможности у нас нет. Ладно, я тебе разрешаю все забрать». Я говорю, что он все это не покупал, чтобы мне разрешать забирать, это моя собственность. Когда мы квартиру покупали, этого всего не было, мы все это сами сделали. Он говорит: «Нет, ты решетки не заберешь, окна не заберешь, рамы не заберешь».


«Они тут вечером караулят: вчера соседи переезжали, хотели дверь с собой забрать, железная дверь, сами знаете, сколько она стоит, так этот караул вызвал милиционеров — они не разрешили вывозить свою же дверь».


«Сейчас в нашем доме идут работы, везде стоит пыль, все в тумане. У меня годовалая дочка, у нее сейчас начался истерический кашель. Я заперла дочку и свекровь в одной комнате, потому что у нас в коридоре пыль».


«Я позвонила прокуратуре, до этого тоже заявление давала, его будут рассматривать до 9 февраля. Там ответила девушка. Я сказала, что пока это все длится, нас уже тут снесут. „Сделайте уже что-нибудь, я уже не знаю, к кому обращаться, потому что мы тут живем“. Они нам говорят: „Варианты ищем“. Пока они варианты ищут, пускай не трогают наши дома, они крышу тоже снесли. Сейчас если дожди пойдут, то я не знаю, куда с ребенком маленьким пойду».


«Я им также давала заявления насчет света, газа и насчет кабеля, который они нам срезали. Отключать нас от всего начали 8 января. С утра до вечера они работают — в это время все отключают. В 18:00 они снова включают свет до следующего утра».


Дилфузахон Арипова, дом №40 (уже снесен). Ей пришлось переехать


«Мое здоровье ухудшилось, поднялся уровень сахара в крови. В том доме осталась я одна, тете Гале нашли квартиру в центре, в кирпичном доме. Они сказали, что для нас больше другого варианта нет. Согласилась. Не стала бороться. А если бы умерла?»


«Не смогла до конца биться. Пришлось взять ту квартиру на улице Регистан. Все вещи перевезла. Я сказала, что на окна и двери потратила большие деньги, потом разрешили. Дорогие перевезла, дешевые оставила. Не могу сказать, что я не удовлетворена, и на этом спасибо. Двадцать дней боролась и ухудшила свое здоровье, поэтому пусть уже».


«Сейчас готовят кадастровые документы. Мне дали две квартиры. У меня были две двухкомнатные, получила одну двухкомнатную и одну трехкомнатную. Возле дома открыли магазин и остановку, где курсирует Damas».

«Смотрю, экскаватор едет, я вышла и начала кричать на работников: Вы что творите?!». Как в «реформируемом» Узбекистане сносят дома с людьми Узбекистан, Ташкент, Средняя Азия, СНГ, Реформы в узбекистане, Длиннопост

Хокимият (мэрия)


Заместитель хокима Ферганы по вопросам развития промышленности, капитального строительства, коммуникаций и коммунального хозяйства Шариф Ниязметов во время телефонного разговора с корреспондентом «Газеты.uz» сообщил, что никаких нарушений законодательства не происходит.


— Сколько семей уже переехали в новые дома?


— Из 62 квартир осталось 8 не переехавших. Еще 2 готовятся, все упаковали. Все хорошо, все довольны.


— Большинство из них переезжает на улицу Регистан, некоторым предлагают квартиры в центре.


— Да, некоторые хотят в центре. Мы прикрепили председателей ширката (аналог ТСЖ), чтобы осмотрели квартиры в кирпичных домах и выбрали. Три-четыре дня осталось примерно до полного переезда. Были некоторые, кто не понимал, сейчас все поняли и говорят спасибо.


— Оказывается, прокуратура области помогла вам открыть магазин на улице Регистан…


— Магазин открылся. Наладили движение Damas, появилась новая остановка. Все люди довольны.


— 24 января место посетили корейские инвесторы? Известно, что планируется построить?


— Да, они были. Через пять-шесть дней вернутся с проектами. Они будут строить комплекс с гостиницей за 98 млн долларов. Жилых домов не будет.


— Жильцы сообщают, что им не позволяют забрать с собой некоторые вещи, включая окна и двери. Это правда?


— Почему мы им должны давать двери, если мы переселяем их в новые дома? Да, некоторые жильцы говорят, что поставили новые рамы Akfa и забирают. Большинство забирают. Мы сказали им: «Друзья, мы даем вам новые квартиры. Поймите правильно». Они забирают. Почти 100% все забрали новые Akfa. Никто не выступал против.


— Хокимият продает эти окна и двери?


— Составлен договор. Доход от продажи сдается в бюджет. Та компания, которая занимается сносом, покрывает транспортные расходы, зарплаты рабочих, а остальную часть сдает в бюджет.


— С какой компанией хокимият составил договор на снос домов?


— Со строителем.


— Название компании?


— Название не знаю.


— Сегодня стало известно, что дом №32 начали сносить экскаватором, несмотря на то, что там проживают люди. Жильцы нам прислали снимки.


— Нет такого. Мы работаем там, где жильцы уже покинули дома. Если остались [жильцы], мы ломаем с другой стороны. Потому что инвесторы идут. Никто не ломал ни верх, ни низ. Там есть пара жильцов, там сносят, не мешая им, аккуратно. Потому что инвесторы приближаются.


— Понимаем, что инвесторы идут. Но не нарушается ли законодательство? Правильно ли так работать?


— Ни один житель не пострадал. Все нормально, свет есть, газ есть, зима ведь, нельзя отключать. Создали все условия [для переезда]. Подготовили машины. Вместе с ширкатом ищут дома в окрестностях.


— Возвращаюсь к вопросу: нарушается ли здесь законодательство или нет?


— Ничего не нарушается.


— Решение хокима о сносе выходит 8 января 2019 года. Жителей ведь должны предупредить за шесть месяцев и после этого начать работы, верно?


— Письма жильцам отправляли и через почту, и устно предупреждали, махалли еще раз предупреждали. Все у нас в папке.


— Если помните, вы ссылались на распоряжение администрации президента. В документе указано, что подрядчик должен предоставить хокимияту Бухарской области гарантийные письма об обеспечении жителей новыми квартирами в домах, которые будут построены на месте сносимого жилья.


— Но там ведь не строятся жилые дома. В Узбекистан, в Ферганскую область приходят такие большие инвестиции. Мы выделили землю инвесторам, они хотят построить здесь гостиницу с комплексом. В центре. Проект пришелся на это место. Что касается других двухэтажных домов, то там, дай Бог, построим многоэтажные дома и заселим там. А на этих жильцов пришелся этот проект. Думаю, что никто не против процветания Узбекистана, Ферганской области.


Эти дома морально устарели. Я пугаюсь, когда вижу их снос. Древесина ломается, балки ломаются, крыша ломается сразу. Тысячекратное спасибо президенту, знал и поэтому дал такое поручение. Эти дома ломаются, стоит прикоснуться. Этим домам уже 75 лет. Хорошо, что они сносятся вовремя. Тысячекратное спасибо президенту. Хорошо, что у нас нет снега, Бог спас наш народ, граждан Ферганы.


— Последний вопрос. Не нашлось другого места для строительства гостиницы?


— Не было. Такого удобного и красивого места в центре нет. Там хокимият области, большая дорога.


Генпрокуратура


В Генпрокуратуре «Газете.uz» сообщили, что «пока работа направлена на устранение проблем с жильем и обеспечением наилучших условий». Что касается возможного привлечения к ответственности представителей местных органов власти за нарушения, в ведомстве отметили, что «это другой аспект, изучается».


В Генпрокуратуре также прокомментировали фотографии, распространенные в социальных сетях, на которых на гарантийных письмах видны три разных подписи хокима Ферганы.


«Одна подпись действительно принадлежит хокиму, две остальные — его заместителей. У них получены разъяснительные о том, что ими подписаны документы без соответствующей отметки заместителя. Они за это привлечены к ответственности, но это не подделка подписи хокима, а указание своей подписи с нарушением установленного для этого порядка», — пояснили в ведомстве.


Видео: https://mover.uz/watch/pqAY748m/

Найдены возможные дубликаты

+3

средняя азия это рай для диктаторов и беспредела, вы там еще не смирились что ли?

раскрыть ветку 2
+5

Россия от нее не далеко ушла

+3
Вы то уже наверное точно смирились с тем, что происходит у вас в России.
0

Тут по слухам в Ташкенте под снос идёт здание школы N50, здания Узгосэнергонадзора, колледж, пипец короче! Хотят строить развлекательный центр...

Иллюстрация к комментарию
раскрыть ветку 1
0
Да в рот ебать, я ещё за сраных таджиков переживать должен?? Дохуяли они переживали, когда из союза, задрав жопы, валили?
раскрыть ветку 1
+3

Да на вас латышей не угодишь.

Похожие посты
Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: