22

Смерть денег (1)

Доброго времени суток, уважаемые.


Сегодня я начну рассказ о второй книге пророка мирового экономического кризиса Джима Рикардса, которая носит оптимистического название "Смерть денег".

Смерть денег (1) Расходы, Книги, Рецензия, Экономика, Длиннопост

Я уже рассказывал про первую книжку серии "Валютные войны", желающие могут ознакомиться с моим рассказом вот здесь.


В "Валютных войнах", написанных семь лет назад, Джим поведал нам об истории современной мировой финансовой системы, а также рассказал о проблемах дня сегодняшнего. Мы узнали, что находимся на пороге развала изменения существующей системы, о том, как эгоизм стран-участников мирового рынка ведёт мир к бедствиям. Во второй книжке, написанной три года спустя и лежащей сейчас передо мной, Джим пытается спрогнозировать, как будет происходить изменение существующего порядка, и куда мы все можем в ближающем будущем прийти.


Желающие могут сразу набрать название книжки в яндексе и приступить к чтению. К сожалению, русский перевод мне кажется каким-то сложным для восприятия. Поэтому для ленивых и критически настроенных я напишу обзор в нескольких частях со своими замечаниями.


Первое замечание дам сразу: несмотря на апокалиптическую тематику Рикардса, ни один из его прогнозов в течение прошедших семи лет по большому счёту не сбылся, но и не был опровергнут. Почему же я снова занялся его творчеством? Да очень просто: я ничего другого в жизни не читаю. Дело в том, что по моему мнению, мы сейчас как раз стоим на самом пороге перемен, и далее тянуть с постом уже не имеет смысла. Хотя бы потому, что пророчества станут неактульными.


Итак, начнём. С самого начала Джим огорошивает нас тем, что современной международной денежной системе суждено потерпеть крах. Вернее, погибнет доллар, являющийся краеугольным камнем этой системы. Конечно, это художественное преувеличение. Доллар не погибнет, и деньги не погибнут, вопреки названию книги. Они просто изменятся. Изменятся функции доллара в международной торговле, изменится сама торговля. Нам известно скептическое отношение автора к политике ведущих финансовых игроков. Джим не доверяет моделям, которыми они пользуются, не говоря уже об оценке ситуации, выборе целей и средств их достижения. Он напоминает нам, что только в прошлом веке мировые финансы потерпели пережили уже три краха - в 1914, 1939 и 1971 году. Эти катастрофы были вызваны войной, золотом или хаосом, а также комбинациями этих причин. Вот и сейчас появляются предпосылки неприятностей. К ним относятся бездумное накачивание мировой экономики деньгами (не только долларами, но и евро, юанями и иеной), опасность дальнейшей эскалации на Ближнем Востоке и торговые войны. Самое главное - эти события являются следствием перераспределения глобальных ролей ведущих экономик мира, прежде всего рост Китая и сдувание господства США.


В предисловии Джим перечислил нам опасности, с которыми мы сталкиваемся или столкнёмся. К их числу относятся финансовые войны, инфляция, дефляция и системный крах рынка. До финансовых войн пока ещё не дошло, но Пентагон уже включает их в программу своих военных игр. Об одной такой игре, состоявшейся в 2014 году написал Джим пару недель назад в своём блоге. Уже тогда упор ставился на кибердействия и системы международных переводов. С инфляцией в течение прошлых лет было "туго", я пишу в смысле интерпретации не столь давних безуспешных попыток разных стран эту инфляцию (я имею в виду невысокую "здоровую" её компоненту) разогнать. Был напечатано много денег (вернее, сгенерировано битиков в компьютерах), но деньги эти плохо идут в экономику, которую лихорадило все эти годы. Скорее наоборот, здесь и там страны и народы находились под дамокловым мечом дефляции и банкротств. Чтобы предотвратить системный крах рынка Джим предлагает нам уменьшить сложность системы, разукрупнив ведущие банки и запретить спекулятивные финансовые активы. Утопичность первой рекомендаций осознаёт сам Джим, а по поводу второй замечу, что корня проблемы она не затронет. Люди найдут, чем спекулировать и надуют хоть недвижимость, хоть тюльпаны. Начиная примерно с избрания Трампа, инфляцию, похоже, всё-таки удаётся более-менее разогнать, и ФРС уже несколько раз снижает ставку рефинансирования. Будет ли это устойчивый позитивный процесс - посмотрим. Джим в этом смысле пессимистичен. Если выразиться образно, то я бы сказал, что что они разгоняют клячу экономики США, которая под ударами бича может отбросить копыта.


Огромный риск представляет переплетённость мировых экономик и финансов, в результате чего кризис будет неизбежно нести мировой характер и будет похож на лесной пожар. В настоящее время мы являемся свидетелями разлома этой глобализированной системы, что могло бы смягчить ситуацию хотя бы где-то на планете, но во-первых, этот процесс идёт слишком медленно по сравнению с политическими событиями, а во-вторых, это увы разлом, а не развод. Он ненамногим лучше краха.


Что ж, хватит для начала. Я продолжу рассказ о смерти денег (АКА дефенестрация доллара) в ближайшем будущем. Несколько лет назад Джим указал 2018 год как год коллапса, а начало событий наметил на эту весну, которая скоро уже кончится. Хотелось бы верить, что он ошибся.

Найдены возможные дубликаты

0

Вообще, перейти с обмена условными единицами на старый добрый обмен реальными товарами - дело безусловно доброе и праведное.

раскрыть ветку 15
0
Это работает, но только в условиях малых общин. Анархисты любят хвалить такое. Как только имеешь дело с государством, деньги становятся неизбежны.
раскрыть ветку 14
0

Э-э... Зачем? Поясни, чем раскрашенная бумага с нарицательной стоимостью лучше настоящей металлической монеты? Или, если уж так хочется бумажку, почему бы не обеспечить её - металлом, топливом или чем угодно полезным, хоть временем сексуального обслуживания?

раскрыть ветку 13
0
Джим советует золото и антиквариат.
0

В чем же тогда хранить деньги? В золоте и брюликах?

-4
Ага. А ещё можно взять и поделить поровну на всех.. хотя это уже проходили. Очередное чтиво из серии анунаков с планеты Ниибу
Похожие посты
40

Стивен Кинг. «Бессонница»

Хочу поделиться с вами очередным отзывом  одной из участниц нашей группы совместных чтений на книгу С. Кинга.


Приятного чтения!

Стивен Кинг. «Бессонница» Рецензия, Отзыв, Стивен Кинг, Длиннопост, Книги, Читаемвместе

Главным героем романа является старик Ральф Робертс, у которого, после смерти жены начинаются проблемы со сном - с каждой ночью минут, проведённых в царстве Морфея, становится всё меньше и меньше. Народные средства (такие как: съесть медовых сот перед сном, послушать классическую музыку и прочее, вплоть до нескольких бокалов виски), которыми с ним с радостью делятся его знакомые, не имеют никакого эффекта, и стрелки часов отмеряют всё меньший срок сна.


Затем на почве затянувшейся бессонницы у Ральфа начинаются своего рода галлюцинации - он начинает видеть ауры людей, заглянув в которые он может много узнать о человеке (например, об официантке в забегаловке он узнал, что у неё проблемы с печенью и что в 1988 году та родила ребёнка), но, к сожалению, видением аур всё не ограничивается - он также видит трёх «маленьких лысых врачей» в халатах, которые забирают людские жизни.


Затем выясняется, что вся неразбериха, взвалившаяся на плечи героя, подчинена одной единственной цели некого ужасного кукловода одного из этих врачей Кровавого Короля - убить одного единственного маленького мальчика, являющегося важной частью Предназначения. Что может значить жизнь одного человека для мира? В романе дан ответ на этот вопрос: «Раз в поколение рождается человек – мужчина или женщина, не важно, – который будет влиять не только на жизни тех, кто его окружает, и даже не только тех, кто живет в мире краткосрочников одновременно с ним, но и на многие уровни выше и ниже мира краткосрочников. Такие люди – всегда великие люди, и они всегда служат Предназначению. Если их заберут слишком рано, то все изменится. Необходимо соблюдать равновесие. Ты можешь себе представить, что было бы, если бы Гитлер в детстве захлебнулся в ванночке? На первый взгляд может показаться, что мир был бы лучше, но на самом деле, если бы такое произошло, этого мира просто не существовало бы. Предположим, что Черчилль умер от отравления еще до того, как стал премьер-министром. Предположим, что Цезарь родился мертвым, задушенный собственной пуповиной… А человек, которого нам надо спасти, куда важнее всех тех, кого я перечислил» (В какой-то мере хочется верить, что все мы в нашем суровом мире влияем на что-то). И, задача Ральфа состоит в том, чтобы не дать погибнуть этому мальчику.


До этой книги не была знакома с творчеством Стивена Кинга, и всегда считала его просто автором ужасов, роман же дал мне понять, что что-то с моим пониманием этого жанра не то. Я не ожидала, что в книге так гармонично переплетутся мистика в купе с ужасом с реальными жизненными вещами: тема этичности абортов, насилия в семье, неизбежной старости и принятия смерти близких.


В книге часто встречаются стихотворения американских авторов и строчки песни Jefferson Airplane - White Rabbit («One pill makes you larger, And one pill makes you small», помните песенку из «Алисы»?), и, знаете, именно она крутилась в моей голове с того времени, как у Ральфа начались проблемы со сном, затем, на музыку наложилась яркая и пугающая сцена из «Дамбо», когда у малыша начались галлюцинации, - на тёмном маршируют разноцветные слоны с пугающей музыкой в оригинале, именно такое странное впечатление произвёл на меня роман, когда закрутилась вся эта кутерьма с аурами.


После прочтения долго не могла сформулировать своё впечатление о прочитанном, поскольку ничего подобного я раньше не читала. Несмотря на то, что читать про пожилых людей тяжело морально (ведь все мы не молодеем, не правда ли?), как же как воспринять многоуровневый склад мира романа с его короткосрочниками, долгосрочниками, Предопределениями и Случайностями, прочтение книги шло у меня легко; сюжет, персонажи, мир мне очень понравились, однозначно, одна из лучших книг (для меня, конечно), из мною прочитанных. И, пожалуй, это будет не последняя прочтённая мною книга этого автора.


------------------------------------------------------


Хотите читать с нами, то переходите сюда https://vk.com/public177688638, будем рады всем!

Показать полностью
301

Механический хэппи-лэнд (2019). Р. Брэдбери

Механический хэппи-лэнд (2019). Р. Брэдбери Рэй Брэдбери, Рецензия, Книги, Обзор книг, Длиннопост, ЛучшеДома

Очередной пост про любимого писателя. По горячим следам, так сказать, так как вчера закончила читать сборник "Механический хэппи-лэнд".

Понравилось далеко не все, но сборник ценен тем, что в нем напечатаны рассказы, ранее не переводившиеся на русский язык, многие из них публиковались еще в разных журналах под псевдонимами.

Очень понравилось предисловие переводчика. Я всегда читаю предисловия после основного текста, чтобы не сбивать собственный настрой и не воспринимать произведение под чужим мнением. Собственно, понравилось из-за интересных историй, о которых уважаемый А. Оганян (переводчик😉) рассказывает. Я, например, не знала, что на показе "Войны и мира" в Голливуде Сергей Бондарчук встретил Рэя Брэдбери, и вся совеиская делегация во главе с режиссёром кинулась обнимать писателя. От этой встречи Р. Брэдбери долго отходил. А потом сказал:

Быть не может, чтобы русские так сильно меня любили, но факт остается фактом.

Пишу о рассказах, которые мне очень понравились и о тех, которые совсем не понравились.


1. Дилемма Холлербохена

Небольшой рассказ о человеке, пытающемся избежать своей судьбы. И немного о путешествиях во времени.


2. Маятник

Мне кажется, это своеобразный привет Эдгару По. Однако в этот раз не повезло изобретателю машины времени, который что-то там напутал, уничтожил великих ученых современности и был в наказание заперт в собственной машине.


3. Жара – куда ни шло, а вот вла...

Я не опечаталась, рассказ действительно с таким названием. О штампах в языке. Понравилась идея, жаль что рассказ короткий, она практически не получила развития.


4. И любоваться фонтанчиками

Брэдбери мастер названий, конечно. Я думала, что рассказ будет о каких-то красивых местах, тут все довольно кровожадно. Рассказ классный, но не воспринимайте его как руководство к действию, пожалуйста 😅 Дело вот в чем: два ученых-соперника пытаются перещеголять друг друга в изобретательстве, снова машина времени и прочие прелести. Но оказывается, есть вещи страшнее убийцы из будущего.


5. Творец чудовищ

Космический корабль терпит крушение где-то на пустынном астероиде или что-то в этом роде. Никого нет, но один из ГГ считает, что все подстроено неким Гюнтером, которого необходимо поймать. Кислорода осталось на 60 минут, рядом напарник с манией фотографирования, а тут еще надвигаются какие-то космические чудовища.

Рассказ понравился, я люблю размышления Брэдбери на подобные темы: иногда мы сами выдумываем себе проблемы и верим в них. Вглядывайтесь внимательно в реальность, она может быстро стать фантазией!


6. Механический хэппи-лэнд

Не рассказ, скорее эссе о прогрессе и его пользе для человечества. Брэдбери оптимистичен: роботы принесут пользу людям, если применить их во благо, например, он предлагает с их помощью "воскрешать" исторические события: проживать в реальном времени высадку Колумба на берега Америки, разговоры Платона, трагедию Хиросимы.

От меня: по-моему, мы к этому приблизились. Только где гарантия, что все, что нам покажут – это правда, а не переписанная история.


7. Ахмед и машины забвения. Притча

Не дочитала, прямо перелистывала. Много символики, скрытых смыслов, которые я так и не уловила. По-моему, перемудрил, либо я не доросла еще ментально до такого.

Текст о мечтах, о том, как важно следовать своим устремлениям, не давать похоронить свои лучшие идеи. Но форма подачи тяжелая. Хотя отдельные куски написаны очень интересно.

Ты должен прыгать с утесов и мастерить себе крылья, пока падаешь наземь!

8. Чума

Рассказ о том, как марсианин умирает в своей постели от смертельной болезни. Какого-то особенного развития сюжета нет, морали тоже, как мне кажется. Просто всеобщее бедствие. Просто все умирают.

В свете последних событий особенно печально и неприятно читать.


9. Экспресс "Нефертити – Тутанхамон"

Когда-нибудь жгли в топках паровозов мумии вместо угля? Убегали потом от разгневанных духов египтян?

Вот оно как иногда бывает. Основано на реальных событиях (я про топку, не про духов, если что). Изначально Р. Брэдбери собирался сделать их этого сценарий к фильму, но так дело и не пошло. А какой блокбастер мог бы получиться.


10. Ракетное лето

Новые изобретения, освоение космоса – это прекрасно. Но не случиться ли так, что прогресс без этических норм приведет человечество к гибели? Ракета и межпланетные войны – как они связаны?


Всем спасибо за интерес.

Хорошего дня или вечера:)

Механический хэппи-лэнд (2019). Р. Брэдбери Рэй Брэдбери, Рецензия, Книги, Обзор книг, Длиннопост, ЛучшеДома
Показать полностью 1
182

Советую прочесть  Марке-Уве Клинга «Страна Качества»

Сатирическая антиутопия.

Это мир, в котором господствуют технологии, новости персонализированны, люди сортируются по уровням, и их рейтинг может повышаться или понижаться, алгоритмы безошибочны. В Стране Качества впервые  на должность президента баллотируется андроид; его противник - богатая суперзвезда. Главный герой Петер Безработный ( фамилии там получают по роду деятельности отца) неудачник, который работает утилизатором машин ( уничтожает дефектные роботы), его социальный рейтинг 10, но потом становится 9, а те у кого меньше 10 причисляются к "бесполезным", что влияет на все аспекты жизни.В один день самый популярный онлайн-магазин присылает ему розовый вибратор в форме дельфина, но он ему не нужен, хоть компания и утверждает,что рекомендации не ошибаются, он всё равно не принимает это и пытается поговорить с главой компании.

Книга перемещается между несколькими персонажами и рекламой, фальшивыми новостями и комментариями пользователей. Эти дополнения вносят существенный вклад в весёлость книги.
Советую прочесть  Марке-Уве Клинга «Страна Качества» Книги, Обзор книг, Советую прочесть, Рецензия

Эта книга высмеивает многие аспекты нашей нынешней культуры. Политика, религия, развлечения, защита прав потребителей и наша растущая зависимость от технологий. Наша вера в технологии.Сюжет показывает, что может случиться через несколько лет, если  продолжим позволять корпорациям собирать наши данные и создавать алгоритмы, которые предсказывают и контролируют всё, и если мы продолжим жить в наших медиа-пузырях, где мы только видим и слышим только те точки зрения с которым уже согласны.

Канал HBO объявил о планах выпустить сериал по мотивам «Страны качества» еще до того, как книга вышла на английском.

48

Джеффри Томас "Панктаун"

Джеффри Томас "Панктаун" Рецензия, Книги, Панк-Рок, Антиутопия, Джеффри Томас, Длиннопост

Ты создаешь себя, чтобы себя уничтожить.

Пакстон, или, как ещё его называют, Панктаун, – город, где нашли своё пристанище существа самого разного вида. Надоедливые мошки, жестоко мстящие создателям, чересчур чувствительные роботы, пришельцы, питающиеся человеческой плотью, и просто люди. Одинокие, отчаявшиеся люди. Панктаун вовсе не похож на толерантный рай, он больше похож на один из кругов Дантевского ада, где приходится выживать порой самыми изощрёнными способами. Город, где проще забыть вчерашний день, чем помнить, что с тобой случилось, город, где люди от недостатка работы и денег превращаются в нищих художников, творцов, которые иногда создают что-то поинтереснее простых картин на холсте.


Джеффри Томас стал для меня настоящим открытием. Бывает так, что ты лазаешь по сайту, желая купить что-нибудь интересное из альтернативы, и взгляд цепляется за книгу, про которую ты никогда не слышал. И у неё, в отличие от многих других книг серии, оказывается куча положительных оценок и отзывов на лайвлибе. А после покупки находишься в неописуемом восторге от того, что только что прочитал.


Медицина была для механиков. А он был художником. С помощью этих знаний можно было бы вылечить ухо. А можно и вывернуть его наизнанку, создав из плоти новый цветок. Уродливый или прелестный, он воплотит в себе чудо человеческого воображения, а не чудо бездумной инженерии Природы.

«Панктаун» – это сборник рассказов в жанре киберпанк. Коротких, но важных зарисовок о жизни людей (и не только) в этом городе. Джеффри Томасу отлично удалось передать гнетущую атмосферу безысходности и одиночества. Заброшенные здания, заводы, где роботы заменили людей, свалки, взрывы, ампутированные конечности, убийства ради убийств, постоянная паранойя и страх жителей города – всё это Панктаун, место, в которое не хочется возвращаться.


Персонажи рассказов – люди, от которых веет отчаянием. Они потеряли всякую надежду в этом городе и пытаются зацепиться хоть за что-нибудь – за близкого человека, за любимое дело, погружаясь в него с головой, за девушку, в которую до безумия влюблены (даже если эта девушка – их собственный клон). Они делают в рассказах тяжелые моральные выборы между добром и злом, человечностью и жаждой насилия, убийством во имя спасения и убийством ради мести. Все они – заблудшие души Панктауна, призраки, ненашедшие приют.


Это был их пузырь безопасности и безвременья — теплая постель в теплом уголке огромного холодного города в огромном холодном пространстве-времени.

Здесь милая официантка при помощи врачей удаляет из своей головы неприятные воспоминания; здесь молодой художник продаёт свою девушку как произведение искусства; безумный творец создает уродливых и искажённых клонов самого себя, над которыми впоследствии издеваются их обладатели; любопытный полицейский находит заброшенное здание, в котором, по слухам, живут призраки; а отчаявшийся робот-клон сбегает с завода, чтобы начать новую жизнь. Здесь происходят самые ужасные, но порой чертовски привлекательные вещи. И, несмотря на атмосферу полнейшей безнадёги, бьющего по ржавым подоконникам дождя и жестокости людей, Томас если и не заканчивает рассказ на счастливой ноте, то даёт своим героям хоть каплю надежды на светлое будущее.


Каждый рассказ – как удар под дых. В каждом рассказе, несмотря на их небольшой объем, поднимается множество морально тяжелых вопросов. О роли человека на планете, об искусстве, о чувствах, об искренней любви, о прошлом. После каждого рассказа хочется перевести дыхание и задуматься о собственной жизни.

Единственное, что мне не понравилось – маленький объем как самой книги, так и рассказов. Только ты погружаешься в жизнь одного конкретного человека, как тут же тебя выкидывает в следующий рассказ. Будто герои Томаса бежали марафон, передавая по кругу эстафету. Создалось ощущение, что показали трейлер к какому-нибудь шикарному большому произведению про Панктаун. С другой стороны, может, так и задумывалось – показать лишь частички жизни отдельно взятых людей, роботов или существ, не вдаваясь в подробности и оставляя открытые финалы.


Очень советую прочитать или прослушать один из рассказов - "Отражения призраков" в аудио-формате.


Он продолжит своё существование в качестве произведения искусства, даже после смерти.
Показать полностью
50

В. Попов "Тёмная комната"

Я родился в Советском союзе и с детства читал книги. И когда примерно в конце 80-х я открыл для себя пласт советской литературы для подростков, то был поражен, сколько реально талантливых и умных авторов писало книги для пионеров, как бы ни пресловуто это теперь звучало. Чтобы проверить свои детские впечатления, ныне я решил перечитать любимые произведения. Нет, они не утратили своего очарования и привлекательности. Они не перестали быть актуальными. Прошло столько лет, но талант авторов, вложенный в эти книги по-прежнему неоспорим да так, что современная жанровая литература за редким исключением им и в подметки не годится. Поэтому я бы хотел поделиться отзывами о своих любимых детских книгах: кто-то может вспомнит их, а кто-то откроет их для себя и для своих детей.

В. Попов "Тёмная комната" Книги, Рецензия, Подростковая литература, 80-е, СССР, Длиннопост

Начну я замечательной книги «Тёмная комната». В детстве одна из наилюбимейших книг ленинградского (простите, петербуржского) автора Валерия Попова, который, как я выяснил уже при написании рецензии весьма известный и плодовитый писатель.

В. Попов "Тёмная комната" Книги, Рецензия, Подростковая литература, 80-е, СССР, Длиннопост

Для меня эта книга воспринималась и воспринимается по сей день на стыке жанров: тут и фантастика с налетом мистики, и вполне ощутимая сатира, и позитивный быт без всяких аллюзий и сравнений, и рассказы из жизни школьников, и смешная комедия, и элементы ностальгии по детству разных поколений. И всё это в небольшой повести, которую можно прочитать за полчаса.

Сюжет книги, его трудно описать без спойлеров, повествует о двух друзьях, живущих в одном из домов старого Ленинграда, построенном еще во времена императрицы Елизаветы Петровны. Дом, как выясняется, хранит немало забытых секретов, и мальчишки слегка приоткрывают завесу тайны дома, проникая в давно забытые и заколоченные помещения.

Противостояние между героями книги строится на том, что главный герой по фамилии Мосолов (с ударением на последний слог), от лица которого идет повествование, несмотря на свои юные годы, тот еще меланхолик и изрядный скептик.

- Что ж ты, всё на свете уже повидал?

- ...В общем-то, всё! На севере был, на юге был, в горах был, в лесу был. Все книги, которые для внешкольного чтения рекомендованы, прочитал. А что ещё?

- Что ж, - спрашивает, - теперь так и будешь всё время лежать?

- Ну почему? Завтра в школу пойду. После школы работать буду. Потом умру.

- Неужто всё?

- А что же ещё? По-моему, все так и живут и ничего другого, необычного, в жизни нет!

- Неужели нет?

- Конечно! Всё уже давно известно, всё изучено: атомы, планеты, необитаемые острова, подземные пещеры, всё! Вряд ли что-нибудь новое теперь появится!

В. Попов "Тёмная комната" Книги, Рецензия, Подростковая литература, 80-е, СССР, Длиннопост

Друг нашего героя Гога Смирнов, наоборот, неутомимый фантазер, авантюрист и естествоиспытатель. Он то и тащит желающего поваляться на диване Мосолова навстречу приключениям, которые тому чаще всего не по душе.

Гага нагнулся и осторожно поднял прислонённое к стенке оконное стекло.

- Второе бери! - показал он.

Я поднял второе стекло.

- Где взял-то? Ведь выходной же сегодня! - спросил я.

- Где, где! - ответил Гага. - У нас в комнате вынул, где же ещё!

Фабула повести такова (и по моим личным предпочтениям в литературе является самой интригующей), что читатель никогда не может до конца определиться, какова природа загадки, вставшей перед мальчишками: то, что сначала преподнесено как мистика или фантастика, через минуту просто и буднично объясняется, и даже странно, из-за чего был весь сыр-бор. Но вот на следующей странице беспокойный Гага опять находит несостыковку в умозаключениях (как полагается любому уважающему себя конспирологу) или открывает ранее не замеченные детали, переворачивает все с ног на голову, и приключения продолжаются: по тексту среди школьных будней всплывают то инопланетяне, то путешествия во времени.

В. Попов "Тёмная комната" Книги, Рецензия, Подростковая литература, 80-е, СССР, Длиннопост

Книга написана с отменным юмором, добрым, беззлобным и действительно смешным. Автор часто использует прием, когда повествование ведется от первого лица в настоящем времени – это характерно для сатирических произведений, и легкая сатира там действительно есть. А может, скорее, ирония, такая душевная и даже лирическая.

Помню, как поддержала бабушка меня, когда я расстроился из-за того, что нечаянно сжевал билет в баню. Очень я люблю в баню ходить, но, когда стоял тогда в очереди, задумался и билет свой сжевал. То есть сначала трубочкой его свернул, потом стал откусывать его по кусочку, потом гляжу - только мокрый комочек у меня в руке!

Протянул его банщику при входе:

- Вот, - говорю.

Он побагровел:

- За дурака меня, что ли, принимаешь? Суёшь мне всякую дрянь, голову морочишь! Катись, пока я в милицию тебя не сдал!

- Но покупал же я билет! Вот - кусочек!

- Ладно, подавись своим кусочком! - Он толкнул меня в грудь.

Расстроенный из-за него, но главным образом из-за себя, вернулся я тогда домой, сел. И постепенно всё бабушке рассказал.

- И-и-и, милый! Не расстраивайся ты! Чего в бане хорошего - век не любила! Ты в кино лучше пойди, хорошая, говорят, картина!

- Да я уж деньги истратил все... на банный билет... и не пустили меня.

- А ты к женщине подойди, что на контроле стоит! Хорошая женщина, я с ней говорила вчера. Расскажи ей, что случилось с тобой, может, и пустит!

- А вдруг не пустит?

- А вдруг да пустит?!

Я оделся во всё лучшее, пошёл к кино и так трогательно всё рассказал контролёрше, что она пропустила меня.

- Иди, сердешный! Молодой, а уже такой горемычный! Иди!

Так, благодаря бабушке, день поражения превратился в день первой моей победы, грусть перешла в веселье.

В. Попов "Тёмная комната" Книги, Рецензия, Подростковая литература, 80-е, СССР, Длиннопост

Скорее всего при прочтении вы будете смеяться и наблюдать за похождениями героев, однако внимательный читатель, углубившись, внезапно обнаружит для себя целый пласт авторских размышлений, переживаний и отсылок.


Умелыми штрихами художник показывает Ленинград конца 80-х, коммуналку, праздную молодежь, мечтающую о джинсе и кассетниках, чудесно описывает залитые солнцем дворы и безлюдные уголки промышленных районов, где гуляют кошки.


Я быстро оделся, вышел во двор. Один угол двора был косо освещён солнцем, и в этом горячем углу стоял стул с мотком шерсти на нём. С пустой и тихой улицы вдруг донеслось громкое бряканье: кто-то пнул на ходу пустую гуталинную банку.

В. Попов "Тёмная комната" Книги, Рецензия, Подростковая литература, 80-е, СССР, Длиннопост

Тут же мы найдем воспоминания о войне и послевоенных годах, узнаем, как жил дореволюционный коммерческий Петербург, понаблюдаем за внутрисемейными отношениями детей, родителей и бабушек и даже кое-что узнаем про экзотические растения.


Отдельным упоминанием стоит отметить сны главного героя, мастерски описанные Валерием Поповым. Они действительно похожи на сны в отличие от распространенного описания таковых в иной художественной литературе, когда во сне всё логично и непротиворечиво, с архетипами, символами и гротеском. Тут же сны придают происходящему мистический налет и отлично вписываются в сюжетные повороты.

С колотящимся сердцем я стоял над обрывом. Потом вдруг справа из тоннеля потянул сырой, пахнущий керосином ветерок - такой начинается всегда, когда к станции подходит поезд. Лучистый, похожий на ежа свет быстро приближался - и мимо меня с воем промчалась платформа с прожектором. За прожектором стояло чёрное, поворачивающееся кресло, и в нём, скрестив руки на груди, очень прямо сидел человек в белом костюме и чёрных очках. Кресло со скрипом повернулось, человек внимательно посмотрел на меня, и платформа промчалась.

- ...Ничего себе! - Вытирая пот, я сел на тахте. - Ничего себе сны стали сниться!

Произведение отлично зайдет для школьников от пятого класса и далее, и гарантирую, что благодаря таинственности сюжета и прекрасному литературному языку вам захочется перечитать ее еще не один раз.

PS: в 2014 году на экраны вышел фильм "Тайна темной комнаты" по мотивам повести. Сам кино я не смотрел, но судя по рецензиям, как обычно в кинематографе, от книги остались только отдельные фразы и фрагменты.

В. Попов "Тёмная комната" Книги, Рецензия, Подростковая литература, 80-е, СССР, Длиннопост
Показать полностью 7
38

Под внешним влиянием (1)

Доброго времени суток, уважаемые!


Несколько недель тому Торстену Шульте удалось-таки издать свою вторую книжку.

На русский её название можно перевести как "Под внешним влиянием. 120 лет лжи и обмана."

Под внешним влиянием (1) Книги, Рецензия, История, Конспирология, Первая мировая война, Большевики, Империализм, Политика, Длиннопост

Как можно догадаться, взглянув бегло на обложку, речь пойдёт о немецкой политике, которая, по мнению автора, находится под влиянием внешних сил. Сразу скажу, это сильно пахнет теорией заговора. Думаю, что необязательно в них верить, но познакомиться с ними хотя бы кратко никогда не вредно. Я попытаюсь пройти главу за главой, взяв содержимое "на зуб". Книга вышла в конце октября этого года, и уже 2 ноября встала на третье место среди шести миллионов книг на немецком Амазоне. Русского перевода мы навряд ли дождёмся.


Автор книги работал с десяток лет в банковском секторе, а после кризиса 2008 года занялся независимым консалтингом. Ну и написанием книг, первые из которые были посвящены инвестициям (не в последнюю очередь в серебро и золото - недаром его YouTube-канал называется Silberjunge - "серебряный мальчик"), а последние - политикой. Вышедшая в 2017 году книга "Потеря контроля" вышла в бестселлеры и была посвящена миграционному кризису, вину на который он возложил на правительство Меркель. Недовольство политикой своей партии заставило его выйти из ХДС, членом которой он был. Помимо этого, Торстен известен своей позицией за сохранение наличных денег и за право самозащиты огнестрельным оружием и вообще правоцентристским популизмом. Издание этой книги сопровождалось большими трудностями. После того, как два издательства (в том числе Kopp Verlag, который печатает всякий мусор типа Мулдашева и эзотерики, и который уже напечатал первую книгу) отказали автору, ему пришлось самому основать новое издательство. Чиновникам это пришлось не по вкусу, и они пытались всячески ставить палки в колёса, требуя всё новых документов и проводя налоговые проверки. И даже в электронном виде издать не получалось - Libreka тянула переговоры месяцами, чтобы потом отказать под надуманным предлогом. Здесь можно прочитать про мытарства автора. Вот такая свобода печати...


Книга начинается с экскурса в историю, подводящего читателя к мысли, что в течение двадцатого века Германия и Россия стали жертвами англосаксов, столкнувших их лбами. Американцы и англичане помогли вооружиться как Гитлеру, так и Сталину, стараясь натравить первого на второго. Что, в конце концов, и получилось. Подтверждает свои мысли он цитатами высокопоставленных политиков, в частности Буллита, или Трумэна, сказавшего ещё в 1941 году:

Если мы увидим Германия побеждает, нам нужно будет помогать России, а если Россия будет побеждать, нам нужно будет помогать Германии, и таким образом дать им перебить друг друга настолько, насколько возможно, хотя я не хотел бы видеть победы Гитлера ни при каких обстоятельствах.

Пусть тогда он не был ещё президентом, но политика и его предшественника Рузвельта была выстроена таким образом. Несмотря на то, что бомбить Германию англичане с американцами стали практически с самого начала войны, нацелиться на нефтянку они "догадались" лишь в середине 1944 года, незадолго до своей высадки в Нормандии. Что им мешало заняться этим продуктивным занятием раньше? Десятилетия спустя, в ирако-иранской войне в восьмидесятых, Штаты поддерживали то одних, то других. И в настоящее время такая политика продолжается. В подтверждение этого Торстен цитирует Збига, говорящего о важности Украины как страны, без которой невозможно воссоздание евразийской империи, а также професссора Джорджа Фридмана об избежании союза России и Германии как главного интереса внешней политики США в двадцатом веке. Динозавр немецкой политики Эгон Бар сказал как-то:

В международной политике никогда не заботятся о демократии и правах человека, а об интересах стран. Запомните это, что бы вам не рассказывали на уроках истории.

Золотые слова. Что ж, начало ободряющее. Назовёт ли кто-то это теорией заговора? Вряд ли.


Идём дальше. Автор повествует о том, что в развязывании Первой мировой войны зря вешают собак на кайзера Вильгельма. Он стремился на самом деле к миру, пытаясь заключить бьёркский союзный договор с царём, который не был ратифицирован в России, связанной уже договором с Францией. И Британия, стремившаяся уничтожить растущую мощь Германии и России в войне, была бы против. Именно англичане и французы готовились к войне, щедро кредитуя царя, заранее согласовав всю логистику в деталях и сумев обрезать немецкие трансантлантические кабели уже в день объявления войны. Зачем Вильгельм со своей стороны строил такой внушительный военный флот и оборудовал приграничную железнодорожную инфраструктуру для высадки войск, Торстен не говорит. Уже после начала российской мобилизации кайзер уговаривал царя не эскалировать ситуацию, и Николай решил эту мобилизацию отменить, но его генералы не выполнили приказ, уговорив царя на следующее утро продолжать начатое. То, что случилось, было проделано в угоду интересам капитала, но не монархов.


Когда началась война, англичане заминировали Ла-Манш и устроили морскую блокаду Германии. В результате от голода умерло свыше 700 тысяч мирных немецких граждан. Немцы в ответ на блокаду начали неограниченную подводную войну, знаковой жертвой в которой была гибель "Лузитании", которая, являясь формально мирным судном под американским флагом, фактически была загружена оружием. Американцы пригрозили вступлением в войну, и немцам пришлось увести свои подводные лодки. После возобновления подводной войны в 1917 году США исполнили свою угрозу. Настоящей причиной было, конечно, желание компаний и банков озолотиться на военных поставках, что им и удалось. Потом был Версальский мирный договор, который Ленин справедливо назвал "неслыханным и грабительским". Немецкий фашизм и Вторая мировая были настолько явными следствиями Версаля, что обвиняемым было запрещено вообще ссылаться на этот мир в обоснование мотивации своих действий.


В конце концов сам Вудро Вильсон уже после Версаля признал:

Эта война была торговой и промышленной. Это не была политическая война.

Как видим, споры о виновных в развязывании империалистической войны не утихли до сих пор. Если Кершоу, например, возлагает вину на австрияков, немцев и русских, наш автор винит прежде всего французов и англичан. Но главной движущей силой был империализм как высшая стадия капитализма. Никто лучше Ленина не вскрыл причин той войны. Но даже по прошествии столетия мы далеко не во всякой книге увидим, что война была империалистической. Никто не виноват - ни немцы, ни французы, ни англичане, ни русские. Виноваты монополии, виноват глобальный капитал. То, что до сих пор из этой истории не был извлечён урок, ничего хорошего говорит о нашем будущем. У Шульте мы читаем, что виноваты англичане, а кайзер Вильгельм с царём Николаем были хорошие - это ведь значит, что старые подходы действуют, вина сваливается на других, и главное - империализм не осуждается. Это значит, что всё - войны, бедствия, голод - всё может повториться.


Что было потом? Потом в России сбросили царя, а до того расправились с Распутиным, выступавшим за сепаратный мир с немцами. За смертью Распутина, по мнению автора (а также кайзера Вильгельма) стояли англичане, которые за столетие того "убрали" и императора Павла. Они отказались принять к себе смещённого Николая Второго, который ещё через год был убит большевиками. Большевикам помогли не только немцы, обеспечившие путешествие Ленина в запломбированном вагоне, но и американцы, снарядившие в Петроград Троцкого. В результате американские банки и компании, в числе которых Морган, Дженерал Электрик, Форд и другие акулы Уолл-Стрит, буквально озолотились российским драгоценным металлом после прихода Ленина с товарищами к власти. Деньги, вложенные в революцию, окупились сполна. В своём повествовании Торстен опирается на труды известного российского конспиролога Николая Старикова. Таким образом получается, что союзники по Антанте столкнули Россию в опустошительную гражданскую войну, затем дали ей восстановиться, чтобы снова столкнуть в небывало разрушительную войну. Так было предотвращено появление доминирующей евразийской державы.


Господи, какая чушь! Разумеется, империалистические хищники всегда заинтересованы в ослаблении геополитического конкурента, но говорить о том, что американцы отстроили Советскую Россию для того, чтобы ёе потом разрушить - это уж слишком. Гораздо проще всё объясняется жаждой наживы.


Книга оставляет смешанное впечатление. При наличии здравых рассуждений в ней можно встретить конспирологию и откровенные разрывы в логике. Ну, що маємо то маємо, как говорится. Будем выклёвывать полезное из того, что есть.

Показать полностью
296

После гибели богов

После гибели богов Что почитать?, Фэнтези, Обзор, Книги, Отзыв, Обзор книг, Рецензия

В прошлом посте упоминал «Божественные города» Роберта Джексона Беннета, и подумал, что стоит рассказать об этой трилогии подробнее. На мой взгляд, один из самых недооцененных и оригинальных фэнтезийных циклов современности.

Во-первых, трилогия подкупает необычным сеттингом. Некогда в этом мире существовали боги, которые активно вмешивались в дела смертных и делали возможными практически любые чудеса. Вот только у островного государства Сайпур своих богов не было, что сделало его жертвой других держав. Но в Сайпуре нашелся тот, кто отыскал способ убивать богов. И к моменту действия трилогии все они уже мертвы — или, по крайней мере, считаются таковыми. Их наследие находится под строгим контролем. А Сайпур, выбравший технологический путь развития, превратился в самую могущественную державу.

Во-вторых, книги Беннета сочетают в себе элементы самых разных жанров — детектива, политического триллера, боевика — причем все составляющие реализованы автором на отлично.

В-третьих, цикл отличается необычной манерой повествования, которая у англоязычных фантастов в последние годы набрала популярность. Рассказ ведется в настоящем времени, что я обычно очень не люблю, но конкретно в случае с «Божественными городами» такая манера повествования не помешала получить удовольствие от цикла.

Наконец, любопытно, что в каждом романе трилогии рассказ ведется от лица трех разных персонажей, благодаря чему читатель может взглянуть на события с различных точек зрения.

Тем, кто хочет почитать нетривиальное и динамичное фэнтези с лихо закрученной интригой, колоритными персонажами и оригинальным миром, очень рекомендую трилогию Беннета.

54

Капитальная ошибка (7)

Заканчиваем знакомиться с книжкой Вейка и Фридриха "Капитальные ошибки".


Ссылки на предыдущие части: 1 2 3 4 5 6


В конце книги авторы спустились, наконец, с небес теории и занялись насущными проблемами. Одной из серьёзнейших мировых проблем является задолженность. Должны все: простые обыватели, фирмы, банки и государства. Откуда же взялись те деньги, которые должны кому-то должники? Быть может, государства напечатали? Не-а. Эти деньги были в большинстве своём созданы банками. Да-да, банки тоже создают из ничего деньги, пусть только они наличные не печатают. Процесс создания очень прост. Представьте себе, вы берёте кредит на 10 тысяч. Банк берёт и просто записывает эту сумму вам на счёт. Вы можете их снять и потратить. Он не должен брать их откуда-то из сейфа. То есть количество денег в экономике выросло на 10 тысяч. Конечно, банк обязан иметь определённый резерв, но это на данный момент считанные проценты от общей суммы кредитов. Если на данный момент хотя бы каждый двадцатый клиент банка сразу придёт за своими деньгами, банк моментально обанкротится.


Так и получается, что львиную долю всех денег в экономике представляют собой кредиты, выданные кем-то кому-то (или соответственно взятые кем-то у кого-то). Если денег слишком много, их начинают вкладывать во что придётся, и в первую очередь в недвижимость. Отсюда спекуляции, надувающие пузыри, лопание которых причиняет вред целым странам и континентам. Но нельзя сказать, что у государства, или Центробанка (который не всегда государственный) совсем нет рычагов регулирования. Они есть. Это во-первых норма обязательных резервов - минимальный процент набранных банком долгов, обеспеченный живыми деньгами в кассе (для депозитов от физических лиц в РФ это - 1%); а во-вторых, процентная ставка, по которой сам Центробанк ссужает коммерческие банки. Замечу, что есть ещё способы, но они уже "менее рыночны" и потому не столь удобны в применении. Естественно, если заставить банки держать больше денег в резервах или ссужать им дороже, банки не смогут выдавать больше кредитов, т.е. создавать денег. Логика по идее работает в обе стороны, т.е. можно снизить обе регулирующие величины, чтобы увеличить количество денег (разогнать инфляцию от нуля до пары процентов), но замечу, что тут есть один интересный изъян: можно снизить процентную ставку или норму резервов, но нельзя заставить банки набирать больше долгов, если они сами этого не хотят (например, опасаются худших времён). Получается, что и инструмент Центробанка неидеальный, да и на сегодняшний день и он исчерпал свой порох: в Европе, да и в США тоже, ставки на данный момент весьма невысоки. Случись следующий кризис - ронять будет некуда.


Мы на данный момент являемся свидетелями надувания многочисленных пузырей. Авторы приводят в пример рост цен на недвижимость в Германии. Получается, что денег (т.е. кредитов) создали слишком много. Отчего же так получилось, что все набрали так много долгов? У каждого должника свой мотив. Государства, например, тратят больше своих доходов. И долги эти государственные, они только растут. Уменьшить их можно только через войну, валютную реформу (смену денег) или инфляцию, т.е. радикальными и болезненными мерами. Предприятия набирают кредитов для инвестиций, важных и не очень. "Физики" финансируют свою недвижимость, автомобили, мебель, учёбу и всё прочее. Вот как раз у частных лиц задолженность в последние годы ужасно выросла. Если в Германии с 2010 по 2015 годы долги  "физиков" поднялись всего на 7%, то в США - на 84%, в Испании - на 144%, а в Китае - на сказочные 820% (правда, начиная с 2000 года). Конечно, не все долги "хорошие". Быть должным банку - это в конце концов быть его рабом, а ещё может наступить дефляция, или вообще валютный кризис. Ипотека - неплохо (но чтобы с солидной долей собственного капитала), потребительские кредиты - фу-фу-фу! В конечном счёте за надувание пузырей в большей мере ответственны Центробанки, которые сознательно увеличивают денежную массу в попытке избежать дефляции и банкротств. Так поступает, например ЕЦБ, мало того, что держащий ставку на нуле, но и скупающий акции европейских фирм на сказочные суммы. Имеем пузыри, имеем поощрение беспечного обращения с финансами, имеем проблемы у простых региональных банков, неспособных держаться на плаву в условиях долговременных нулевых процентных ставок. Ну кто понесёт деньги в банк, если там дают полпроцента годовых?! Авторы указывают, что эксперимент ЕЦБ с такого безудержным "количественным смягчением" терпит неудачу. Они говорят, что никогда в истории из кризиса не выходили печатью денег (нуу.... иногда помогало, но в комплексе с другими мерами). Мир оказался в долговом тупике. Если взять и простить все долги, то обанкротятся кредиторы, за этим рухнет экономика, а за ней и, возможно, государство, неспособное собрать налоги для оплаты своих служащих.


Как же мы дошли до жизни такой? Ненароком, случайно? О нет, в системе есть ограниченное число тех, кто греет руки на сохранении статуса-кво, и персоны эти относятся к богатейшему слою капиталистов планеты. Налогов они почти не платят, пользуясь услугами многочисленных офшоров. Старейшим из них является Швейцария, начавшая подобный бизнес после Первой мировой войны, когда европейские государства начали задирать налоговые ставки. Потом добавились Гонконг, Сингапур, Люксембург и прочие, но главный конкурент, как это ни удивительно, это США, а именно отдельные их территории, например Пенсильвания. Но необязательно выводить деньги куда-то. Можно купить на них произведение искуства или элитного скакуна, и тогда налогов с них тоже не придётся платить. Таким образом, крупнейшие компании, имея гигантские прибыли, часто совсем не платят налогов. В ход идут разные фокусы и коррупция. Знаменитый президент ЕС Жан-Клод Юнкер взял и "заманил" государственными субсидиями к себе в Люксембург Amazon, а теперь они при обороте в восемь миллиардов платят несколько миллионов налогов. Apple, так те вообще в 2011 году в Германии умудрились получить налоговую компенсацию, то есть остались в плюсах! Чем жирнее рыба, тем легче у неё получаются такие трюки. А уже средней руки предприниматель таких возможностей лишён. Вот так и получилось, что три процента компаний господствуют в 80% мировой экономики. Если рассмотреть поближе: 35 крупнейших фирм контролируют 35%, и 19 из них из США. Однако не думаю, что стоит им завидовать, ведь они настолько тесно связаны между собой сетью деловых отношений и кредитов, что стоит кому-то в кризисную пору упасть, то повалится, как домино, и большая часть всех остальных.


Несколько страниц в главе посвящены "дешёвому сумашествию" - стремлению потребителя купить всё больше по более низкой цене. Это стремление приводит к всё более жёсткой эксплуатации природы и человека. Хотите дешёвое мясо - получайте массовые животноводческие комплексы, где животные содержатся в неподобающих условиях. Хотите дешёвую рыбу - получайте загрязнение моря и истребление мангровых рощ. На самом деле авторы сами потом пишут, что виноват не потребитель, а капитализм, в основе которого стоит жажда прибыли, которую и достигают снижение издержек. Ну а за ним приходит и снижение цены, на что реагирует спрос. Чего не пишут: экологические проблемы и истощение ресурсов вызваны не капитализмом, нет. Главная причина - это рост населения Земли. Это проблема, и пока она есть, планета будет страдать. А после исчерпания ресурсов будет страдать и человек.


Вот мы и пришли к финалу. Матиас и Марк перечисляют нам "капитальные ошибки" с предложениями по их исправлению.

1. Европа и евро. Введение европейской валюты было ошибкой. В корсете евро страны уже не поднимутся. И от евробюрократов тоже больше вреда, чем пользы.

Предложения:

- прекратить скупку ценных бумаг ЕЦБ, раздувающую пузыри;

- постепенный вывод из обращения евро;

- роспуск ЕС с сохранением экономического союза;

- мировая конференция по поводу долгов со списанием долгов и новым планом Маршалла.


Ну что я скажу... Звучит романтично, но, решив одни проблемы, создадут новые. А именно: прекращение накачки денежной массы вызовет банкротства государств юга Европы: Греции, Испании, Италии и далее по списку. Вывод из обращения евро вызовет девальвацию большинства европейских валют с пропорциональным падением жизни. Только немецкая марка вырастет, уронив немецкий экспорт и тоже снизив доходы. Роспуск политического союза вызовет к жизни призраки прошлого с непрестанными многовековыми конфликтами между соседями. Ну а списание долгов, не говоря уже о плане Маршалла - вообще чистая утопия.


2. Мировые финансы. Казино продолжает работать на полных оборотах и способно при следующем кризисе свести в могилу мировую экономику.

Предложения:

- увеличение собственного капитала у банков;

- особо крупные банки должны платить свой налог, потому что в случае чего государство будет их спасать;

- а чтобы не пришлось их спасать, необходимо разработать планы банкротств этих компаний;

- наказывать проштрафившихся банковских менеджеров, а также не допускать бесконтрольного роста их доходов;

- перманентный жёсткий контроль рынков капитала;

- введение системы разрешений для выпуска финансовых продуктов на рынок, наподобие как делают с лекарствами;

- запрет частных договоров, чтобы все сделки шли через торговые площадки;

- запрет продаж без покрытия и введение налога на транзакцию, чтобы сдержать спекулянтов;

- и даже национализация отрасли!


Здесь я вижу движение в правильном направлении. Хотя, пожалуй, жестковато, и где-то не будет работать, как например с запретом частных договоров или продаж без покрытия. Эти запреты будет легко обойти. Ну а национализация... Государство тоже может прекрасно злоупотреблять финансами, мы это проходили и прекрасно знаем.


3. Новая денежная система.

- прозрачная система с хотя бы частичным обеспечением (то есть конец фиатных денег);

- забрать у банков возможность создания денег;

- демократичный Центробанк и прочее бла-бла-бла;

- глобальная конференция по долгам со списанием и запретом офшоров и налоговых дыр.


Фигня, короче. Золотой стандарт ввести, в принципе, можно, но но не навсегда, а на ограниченное время, чтобы восстановить доверие к валюте. Потом он станет снова мешать, как мешал в двадцатом веке. Если банки не будут кредитовать, то это означает конец капитализма. Ну а списание долгов и запрет офшоров - вообще нереализуемо от слова "совсем".


Все эти меры, хорошие и не очень, стоит, конечно, испробовать. Но никто этого не будет делать, пока не переполнится чаша. Пока гром не грянет - мужик не перекрестится. Потому роспуска Европы не будет, будет её развал. Вывода евро из обращения не будет, будет его крах. Национализации банков не будет, будет запрет ссудного процента. Нового золотого стандарта и долговой конференции не будет, будет развал системы мировой торговли и образование новых блоков. Хотелось бы мне ошибиться, но, боюсь, что окажусь прав.


Книжка на этом, по сути, кончилась. Есть ещё гостевая глава, написанная профессором Крейссом из Аалена. И его 13 страниц мне понравились, возможно, больше, чем вся остальная книжка. Он безо всякого рассусоливания говорит, что главная проблема наших дней - рентные доходы, т.е. стрижка незаработанных доходов с капитала и имущества. Это "налог богатых" содержится в каждом товаре, и доля его высока: в Германии уже десять лет назад ежегодно перетекало свыше половины триллиона евро в карманы имущего класса, что значительно превышает средства, имеющиеся в распоряжении немецкого министерства финансов. Этот мощный естественный для дикого капитализма поток усугубляет неравенство, и что ещё хуже, давит на экономический рост, потому что богатые - они менее склонны расходовать свои средства, и они лежат у них мёртвым грузом. Мёртвым для экономики.


Неравное распределение богатства создаёт избыток капитала на его рынках, а там где избыток предложения - там, естественно, падает цена. Что и видно на примере исторического падения ссудного процента. Это падение заставляет фирмы искать любые сколь-нибудь минимальные источники вложения капитала, и деньги вкладываются совершенно не туда, куда следовало бы: в недвижимость (в то время, как население уже обеспечено жильём), в сырьё, золото, безмерное потребление, в чёрта-дьявола, но только не туда, куда следовало. Так надуваются пузыри, оставляющие после своего лопания пустые города, груды мусора и терриконы отработанной породы. Деньги оказываются потрачены впустую. Похмелье после безудержного кредитного роста неизбежно и уже не за горами.


Что же предлагает профессор Крейсс? Он предлагает пощипать перья имущего класса.

1. Осуществить разово или постепенно 30% конфискацию имущества миллионеров.

2. Или 50% налог на наследование. Разумеется с самых богатых.

3. Или ежегодно 3% налог на имущество "сливок общества".


Подобные меры предлагает и Томас Пиккети, автор "Капитала в XXI веке". И, я думаю, оно будет работать! Но есть одно важное "но". Меры нужно эти применять в мировом масштабе. А то Депардье и прочие ему подобные начнуть искать счастья в более других странах с плоской шкалой налогообложения в тринадцать процентов и несуществующим налогом на наследование. Так что, утопия? Конечно. Вот когда мы когда-то в далёком будущем заживём в едином человечьем общежитии, вот тогда эти советы нам пригодятся. А пока будем запасаться жирком в ожидании следующего кризиса. Этот жирок лишним никак не будет.


А капитализм... Капитализм плох не столько своими кризисами, а тем, что воспитывает в человеке качества и ценности, противные его природе. При капитализме человек человеку волк, а не друг. Каждый норовить урвать всё больше, это порождает конфликты и войны мирового масштаба. Человечество уже два раза "упало мордой в грязь" после империалистического передела границ, раздуваемого капиталистами. Третьего раза оно может и не пережить.

Показать полностью
94

Убивая носителя (3)

Продолжаем знакомиться с книгой Майкла Хадсона

"Убивая носителя: как финансовые паразиты и долг разрушают мировую экономику."


Ссылки на предыдущие части: 1 2


Краткое содержание:

Помогая банкам и страховым компаниям в кризис, государство не связывало их при этом обременительными обязательствами. В результате кое-кто неплохо наварился, в то время, как простые граждане теряли работу и урезали расходы, платя по старым долгам. Мировые правительства пляшут под дудку олигархов, щедро одаряя их привилегиями, в то время, как пресса трубит простому народу про затягивание поясов. И некому вступиться за этот народ: политики прикормлены и вместо того, чтобы требовать списания долгов, обвиняют в плохой жизни государство, чужаков, инопланетян - кого угодно, но только не тех, кто реально мешает жить.


Майкл продолжает приводить примеры "бесплатных раздач", устроенных государственными органами США финансовой "индустрии" после кризиса 2008 года. Слово "индустрия" взято в кавычки не просто так: автор отрицает за банками сколь-нибо ощутимую роль в общественном производстве. Государство помогло банкам, но не помогло простым гражданам. Это несправедливо. Главной целью этой помощи был Citigroup: огромный "бегемот", который разросся, нажравшись мусорных облигаций и занимаясь сомнительными операциями. Что возмущает, так это что им дали деньги, не налагая серьёзных дополнительных условий. Когда простой человек берёт кредит в банке, ему оговаривается то, как он будет ими распоряжаться, не говоря уже об обеспечении. Здесь же получатель был полностью волен в своей деятельности. Ни малейшего контроля за использованием средств не было. Citigroup даже заплатил миллиардные бонусы по итогам катастрофического 2008 года, не говоря уже о неприлично вздутых зарплатах своего руководства! Автор говорит, что "по-хорошему" нужно было банкротить Citigroup и ставить управляющего, который бы живо навёл порядок. Тогдашняя шефиня FDIC Шейла Бэйр выступала за такое решение, но этому не дали ходу Гейтнер с Полсоном. Дав деньги банкам, государство не озаботилось изменить правил игры. Скажу на это, что лишь поначалу не озаботилось. Потом вышел закон Франка-Додда, который как раз контроль финансовой сферы и посвящён, но о нём Майкл упоминает почему-то лишь вскользь. В любом случае, "перезагрузки" экономики не произошло. Рост после кризиса остался слабым и неустойчивым, благодаря сохранившейся долговой нагрузке субъектов экономики. Люди предпочли не набирать новых долгов, а выплачивать старые.


Были, конечно, и те, кто нажился в эти трудные времена. Например, Goldman Sacks. Они накупили ценных бумаг под названием CDS, застраховав по сути мусорные облигации на своём балансе на многие миллиарды долларов. Они знали, что курс этих облигаций почти неминуемо рухнет. Страховка эта была весьма дешёвой для этого риска, и дешевизна эта обосновывалась рейтингом ААА, которым были снабжены эти мусорные облигации. Вспоминаю, что впоследствии, когда начались разборки, рейтинговые агенства стали утверждать, что эти рейтинги представляют собой "частное мнение", на которое каждый имеет право. Так вот, когда это страховое событие наконец пороизошло, страховщику сразу же были выставлены претензии. Размер суммы, на которую залетела страховая компания, был настолько неприличен, что она сразу бы обанкротилась, не случись американскому налогоплательщику встать на помощь сотнями миллиардов долларов. Финансовое лобби в Конгрессе подсуетилось, и Голдманы сотоварищи (в их числе были и Deutsche Bank, и Societé Generalé) получили свои деньги. Любой, кто имел дело с получение страховых выплат, знает, что страховщик обычно тянет до последнего, не желая платить. Но это не наш случай. Средства были получены без малейших проволочек. Вот так желание быстрых и лёгких денег подвело нашего героя вчерашних дней. Не стану томить читателя и назову имя этой страховой компании: AIG.


Может быть, они и хотели бы сделать лучше, но проблема в том, что в решениях своих они были связаны новым начальством, назначенным тем, кто давал помощь: государством. Да, государство дало деньги не на столь мягких условиях, как банкирам. Оно получило контрольный пакет акций со всем вытекающим из этого контролем над фирмой. Процент выплат по деньгам, предоставленным государством, был тоже гораздо выше. Ну так вот, руководить AIG посадили члена совета директоров Голдман Саксов, который умудрился даже совмещать работу на обе фирмы какое-то время. Разумеется, он позаботился, чтобы и Goldman Sacks, и прочие спекулянты получили полную сумму звонкой монетой за свой мусор, что они в своё время застраховали. Вся эта комбинация даёт основание полагать, что государство в этом случае действовало не в интересах подавляющего большинства своих граждан, а в интересах самого состоятельного верхнего процента населения.


Обама, пришедший к власти на волне требований облегчения положения простого человека, не озаботился, по старому популистскому обычаю, реальным выполнением своих обещаний. Пустив козла Гейтнера в огород Казначейства, он обеспечил отказ списания ипотечных долгов, и это несмотря на открытые обещания заняться этим. У этого Гейтнера хватило наглости призывать к совести должников, которые запускали процедуру банкротства по своим безнадёжным ипотекам. Ещё бы, кредиторы ведь в минусах останутся, ведь дом в обеспечение кредита упал в цене так, что кредитор не отобьёт свои деньги. Ну а когда этим занимаются крупные риэлторы - тогда, конечно, всё нормально. Бизнес аз южуал. Результатом принятия госпрограммы HAMP, нацеленной на смягчение условий выплаты долгов безнадёжным должникам стало то, что было потрачено лишь 8% запланированных средств. А Обама, собрав у себя в офисе уже готовых раскошелиться проштрафившихся жирных котов с Уолл-Стрит, вместо того, чтобы наказать их и обеспечить какой-то контроль, чтобы ситуация не повторилась в будущем, послужил на самом деле защитным экраном для них, спустив на тормозах реальные проекты помощи малоимущим должникам, позволив и дальше выплачивать миллиарды на зарплаты и премии руководству и отказавшись расследовать мошеннические схемы ипотек. И всё же, несмотря всю эту защиту, финансовые воротилы (они же спонсоры его избирательной кампании), продолжали покусывать его, ругая в прессе за "противодействие бизнесу". Почему? Всё просто: чтобы получить ещё больше плюшек.


В конце раздела Майкл обращается к политическим последствиям расслоения общества - вырождению демократии в  олигархию. Он приводит примеры из истории древних Греции и Рима, когда рост долгов сопровождался подъёмом олигархата. Я считаю, что причиной всё же были не долги - они были сами следствием усиления неравенства. Процесс узурпации власти сопровождается намеренной дезинформацией широких масс неолиберальными идеями "свободного" рынка, распространяемой лобби FIRE-сектора экономики. Этими лоббистами пронизаны мировые правительства, и в результате они озабочены в основном не расширением производства, а политикой жёсткой экономии и приватизацией госимущества как следствием бюджетного дефицита. Причину проблем видят в экологии, демографии, чёрте, дьяволе, словом, в жертвах, но только не в финансовых мучителях. Рост неравенства таким образом представляется "объективным" процессом, а не результатом ползучей олигархической политики. С помощью проводившегося до совсем недавнего времени "количественного смягчения" (QE) добиться роста производства не получилось, ведь деньги попадали не к кому попало, а в лапы банкиров. Те не запускают их в экономику, а используют для дальнейших спекуляций, надувая новые пузыри. А можно было бы на эти деньги помочь людям избавитья от долгов, пишет Майкл. На самом деле замечу, что нельзя сказать, что простой должник не выиграл от этого: ведь процентные ставки попадали, и народ получил возможность перекредитоваться под более выгодный процент, уменьшив нагрузку. Что многие и сделали, потому автор здесь не до конца прав. А как же демократия? Где оппозиция? Где левые, которые должны по идее стоять на страже интересов обделённых? Увы. В Штатах, да и во всём мире, картина удручающая. Реакцией на сложившееся положение вещей стало усиление антиправительственной риторики со стороны либертарианцев и анархистов и триумф Трампа, в то время, как традиционные левые партии де-факто встали на сторону олигархата, оправдывая статус-кво. Сложившимся политическим вакуумом пользуются националисты и евроскептики. Своей риторикой, направленной против господства глобальной финансовой элиты они (и Трамп тоже, да!) находят отклик в сердцах избирателей. Реально это не меняет ситуации контроля олигархии над политическим процессом. Майкл сожалеет, что до сих пор не появилось реальной политической силы в США, подобной греческой Сиризе, которая бы поставила на повестку дня вопрос о том, что, по его мнению, на самом деле нужно сделать: списать долги и реформировать финансовую систему в интересах государства.


Я задам по поводу списания долгов один лишь вопрос: неужели не ясно, что после того, как должнику спишут долги, он наделает новых? Нужно другое решение. Первое, и главное - долги это не корень проблем, а прежде всего сами являются следствием низких доходов! Нужно уменьшать неравенство, и начинать при этом с восстановления прогрессивной шкалы налогообложения. Второе - расточительство, также приводящее к долгам, должно наказываться. При хвалёной Майклом демократии целые правительства в погоне за благосклонностью избирателя вгоняют страну в долги, набирая кредитов, отдавать которые придётся не им, а потомкам. Типичный пример тому - Греция. Вот интересно, что говорит на этот счёт наш автор? Надеюсь, мы узнаем, ибо ситуация в Европе - тема следующего раздела.

Показать полностью
57

Убивая носителя (1)

Доброго времени суток, уважаемые!


Сегодня мы заглянем в книгу известного экономиста Майкла Хадсона "Убивая носителя".

Книга вышла недавно, в 2015 году. Перевода на данный момент нет и вряд ли будет, но наш читатель может ознакомиться с мыслями автора из других книг, уже переведённых.


Вначале немного об авторе. Молодость свою он провёл, работая на крупные банки, после чего занялся преподавательской деятельностью, а с течением времени и написанием книг. Профессор Хадсон известен многим своим скандальным взглядом на сектор экономики "FIRE" (finance, insurance, real estate - финансы, страховки и недвижимость) как на паразитов, мешающих развитию экономики и душащих в своей хватке целые страны, если не сказать весь мир. В этой книге он показывает механизм достижения и поддержания господства, а также последствия для мировой экономики. Судя по названию глав, нас ждут также советы, как устроить всё "по уму". Что ж, посмотрим.

Убивая носителя (1) Книги, Рецензия, Экономика, Политэкономия, Финансы, Долг, Длиннопост

Развивая свою аналогию, автор говорит во вступлении, что паразиту лучше всего живётся, когда он поддерживает жизнь и процветание носителя. Действуя слишком эгоистично, паразит сам оказывается в опасности. Потому в процессе естественного отбора характерно сохранение позитивных форм симбиоза, когда каждый выигрывает от сожительства. Но применительно к современной ситуации в мировой экономике можно заметить, что в процессе роста накоплений финансовый сектор склоняется к близорукой и разрушительной деятельности. Сегодняшняя финансовая аристократия редко оставляет экономике достаточно капитала для воспроизводства. В природе часто случается, что паразит убивает носителя, используя его тело для питания потомства. Автор находит аналогию этому в современных событиях, когда целые страны (Греция, Ирландия) приносятся в жертву финансовым кровососам. Более того, когда перекормленные финансовые хищники сами начинают страдать от ожирения, счёт на лечение выставляется всему обществу, потому как эти спруты настолько разрослись и въелись в экономику, что их коллапс способен угробить всё современное общество (too big to fail).


Начинает Майкл с исторического экскурса. Ну, как-бы экскурса: к сожалению, повествование в большой степени бессистемно, с многочисленными повторами. Конечно,основные мысли запоминаются крепко, но в целом в голову это плохо заходит. Автор с ходу говорит нам, что FIRE стали присваивать себе назаработанную ренту, которой раньше пользовались феодалы. В процессе демократизации земля и недвижимость попадает в руки простой публики, которая уже платит не феодалам, но финансовым магнатам. Далее, приватизация инфраструктуры, прессинг производящих компаний в угоду краткосрочным финансовым показателям и подчинение действий правительств и центробанков интересам кредиторов цементируют роль FIRE как основного получателя ренты (то есть незаработанного дохода), получаемой когда-то аристократией. Места графов, баронов и королей заняли сегодняшние финансовые магнаты. По мере истощения должников мировые кредиторы отчуждают их имущество, становясь ещё богаче, снижая процентные ставки всем остальным, ещё не обанкротившимся. Но времена наступают такие, что даже и под ноль процентов долги не могут быть выплачены, и пытаясь давить в прежнем направлении, хозяева жизни сталкивают мировую экономику в депрессию.


Ещё Адам Смит выступал за конфискацию дохода, получаемого из наследственных привилегий, путём налогообложения. Сегодняшние неолибералы, выступая за свободную экономику, имеют прежде всего в виду свободу от вмешательства государства, которое может перераспределить доходы. Майкл предлагает возродить классическое различение между заработанным доходом и экономической рентой. В процессе развития экономической мысли были сформулированы теории стоимости, которые каждая со своей точки зрения обосновывают "заработанность" того или иного дохода. Уже Фома Аквинский в обоснование доктрины справедливой цены писал, что банкиры и торговцы должны зарабатывать достаточно для прокорма своих фамилий, подобно другим профессиям, не забывая и о благотворительности, и об уплате налогов. Прошли столетия, прежде чем эту доктрину раздвинули и на земельную аристократию. За всё это время мир стал свидетелем грабительского изымания ресурсов из экономики правящими элитами. Майкл приводит в пример Испанию шестнадцатого века, когда знать задавила налогами экономику страны, разбазаривая доходы на предметы роскоши и разорительные войны. В 1690 году английский философ Джон Локк, провозгласив, что каждый человек имеет право на плоды своего труда, провёл первую границу между заработанным и незаработанным. А как насчёт дохода с земли? Подавляющее большинство землевладельцев-аристократов получили свои владения не трудом, а довольно хищным образом (Майкл упоминает российских олигархов, получивших своё имущество в результате грабительской приватизации). Локк же в своё время считал доходы земельной аристократии вполне себе заработанным, в отличие от французских физиократов, считавших, что на землевладельца работает солнце, и потому часть своего дохода он получает явно не трудом своих рук. Джон Стюарт Милль в своих трудах открыта не соглашался с Локком, говоря, что помещики богатеют "во сне". Трудовая теория собственности, построенная в девятнадцатом веке, раздвинула рамки приложения экономической ренты (незаработанного дохода) с феодальных доходов на промышленных монополистов и банкиров. Рикардо и Мальтус в процессе полемики о свободе торговли пытались переложить это бремя налогообложения с коммерсантов на земельную аристократию и наоборот. Каждый подчёркивал полезность бенефициаров своей теории по сравнению с паразитизмом тех, кого предлагалось давить налогами. В конце концов логика Рикардо, определяющая экономическую ренту через разницу между ценой и себестоимостью, а также провозглащающая вредность торговых барьеров, победила. Но и у него было слепое пятно: обвиняя аристократов, он молчал о доходах банкиров, из круга которых происходил он сам. Таким образом, развитие экономической мысли определённым образом представляет собой борьбу всевозможных выгодополучателей за свои интересы, избегающих представления своих доходов незаслуженными.


В своих рассуждениях автор отказывается признавать деньги и кредит фактором производства, говоря о том, что они являются главным образом инструментом порабощения. Современное господство FIRE базируется на логике сложного процента, который своим ростом превосходит возможности экономик, что приводит к концентрации доходов и собственности в руках банкиров. Майкл приводит много примеров зрелищного роста процентного дохода. Одна лишь притча о зёрнышках на шахматной доске чего стоит. Увы, все эти зрелищные примеры роста процентного дохода ограничиваются процентными ставками, начиная как минимум с четырёх процентов. Если процент невелик, то и рост получается небыстрый. Главная проблема - не сложный процент, а высокая процентная ставка, превышающая рост экономики. Поразительно, но автор этого не замечает.


Банки собирают свою дань не только процентом, но и отчуждаемым имуществом в случае несостоятельности должника. По мере усиления задолженности рост экономики всё более заглушается обременительными долговыми выплатами. Ухудшение ситуации компенсируется готовностью кредиторов выдать новые и новые кредиты, чтобы поддержать рост доходов, становящийся неустойчивым, формируя таким образом финансовую пирамиду. Как результат обыватель должен банкам всё больший процент своего имущества. В конце концов пузырь лопается, и собственность должников целиком переходит кредиторам. Представление банкира о том, что экономика должна генерировать стабильный рост, однако, основано скорее на абстрактной математике, чем на бизнес-циклах, и потому оно препятствует развитию.


Как я уже писал выше, Майкл называет доходы FIRE "незаработанными". А незаработанное подлежит хотя бы частичной конфискации. Чтобы этого не происходило, финансовые воротилы на всех углах трубят о себе как офигенно продуктивных тружениках мирового хозяйства. Себе в помощь они берут видных экономистов, готовых обосновать это. Автор называет таких учёных, как Джон Кларк, утверждавшего, что нет незаработанных доходов. Если посмотреть на современный монетаризм, то в нём сделки с имуществом и платежи финансовому сектору исключены из рассмотрения. Похожим образом переток собственности в карманы банкирам не находят отражение в американской национальной статистике NIPA. В подсчёте ВВП вклад финансового сектора проходит под графой "услуги", и "он не учитывает риск". А вот если сделать поправку на этот риск (во как! весьма сомнительный приёмчик, как по мне), то вклад этот окажется "статистическим миражом". И всё это, по словам автора, делается, чтобы замаскировать то, как доходы честных обывателей и компаний высасываются жадными банками. Эти жадины не возвращают деньги в инвестиции или на потребление, а используют их для приобретения всё новой собственности.


В недавней истории мирового хозяйства Майкл видит борьбу двух тенденций: индустриализации финансов и финансизации экономики. За этими путанными словами кроется вопрос, чьи интересы должны стоять во главе: банков, промышленности или государства. Зная конечный результат этой борьбы, автор перечисляет видных политиков, стоявших на страже интересов банкиров, начиная с римских пап, выдвинутых семейством Медичи и заканчивая Голдман Сакс, поставляющих кадры для министерских должностей ведущих мировых держав. Статус-кво не сложился просто так: были попытки поставить финансы на службу экономики, т.е. индустриализировать их. Начало было положено утопическим социалистом Сен-Симоном, идея которого касательно замены долгового финансирования долевым участием банков нашла применение в середине девятнадцатого века с основанием Креди Мобилье: акционерного банка, пользовавшегося поддержкой государства и бывшего серьёзным конкурентом Ротшильдов. Этот банк занимался в основном не прямыми ссудами, а вложениями в акции и ценные бумаги промышленных компаний. Дальнейшее развитие идеи Сен-Симона получили у Маркса, который верил, что примитивное ростовщичество уступит дорогу продуктивному промышленному банковскому делу (увы, пока слабовато на этот счёт). В конце девятнадцатого века немецкая модель развития стала свидетелем того, как банки охотно участвовали в капитале бурно развивающихся компаний. Подобный образ действия описывали в своих трудах немец Науманн, англичанин Фоксвелл и американец Веблен. Двадцатый век стал свидетелем борьбы этой модели с англо-саксонской, фокусированной на краткосрочной прибыли.  Грубо говоря: в то время, как англосаксы выжимают всё из компании в дивиденды, немцы оставляют кое-что для развития. Замечу, что эта борьба и сейчас не сошла ещё на нет, обретя в современном виде черты противостояния концепций shareholder и stakeholder value, т.е. приоритета биржевой стоимости и ценности заинтересованных сторон. После поражения в Первой мировой Германии не удалось распространить свой подход на весь мир (хотя есть страны, которые и сейчас работают сходным образом). Сейчас планирование осуществляется не столько в правительственных кабинетах, сколько из финансовых центров Уолл-Стрит, Лондонского Сити, Франкфурта и им подобных. В таких условиях главным финансовыми инновациями случилось стать бросовым облигациям восьмидесятых, гнилым ипотекам и сложным финансовым дериватам двухтысячных.


В целом сумбурно у автора получается, но не без рационального зерна. Далеко не со всем я могу согласиться. Например, с полным отрицанием полезности финансового сектора. Если доход незаработан, то логическим следствием будет бесполезность кредита для мирового хозяйства. Тогда как практически вся мировая экономика на нём основана! Или с математикой сложного процента как основой закабаления мира банкирами, как я писал выше. Или с процентными выплатами по долгам, уменьшающими средства, остающиеся для инвестирования: ведь тот, кто платит проценты по кредиту, взял когда-то и сам кредит, то есть изыскал средства для инвестиций, а что не из своего кармана - так ведь банки не виноваты, что у него своих денег изначально не хватило.


Я не собираюсь выискивать все противоречия. Благодаря бесчисленным повторениям в книге предоставится возможность вернуться к упущенному в следующих частях. Я хочу сказать о том, что мне понравилось: фокус автора на паразитарном образе жизни хозяев мира. Несмотря на весь социальный прогресс, мы остались по прежнему под гнётом элиты - верхнего процента мирового населения, которая собирает свою дань, подобно тому, как это делали феодалы и короли сотни, тысячи лет назад. Просто механизм господства стал более изощрён. Кроме этого, Майкл хорошо показывает, что экономика в конце концов основывается на политических постулатах, а именно на вопросе о справедливости получаемого дохода. В исследованиях мейнстрима такого трудно найти, ведь за подобные рассуждения сильные мира сего не платят. Тот же Сен-Симон в своё время испытывал сильнейшую нужду и вынужден был полагаться на помощь соратников при написании своих книг, как это были и с Марксом. А Хадсон смог пробиться и донести неприятную для одного процента правду, не сидя ни у кого на шее. Это не может не радовать и не заряжать оптимизмом при взгляде в будущее. Да, оно будет непростым. Но, говоря словами классика:

Я знаю -

город

будет,

я знаю -

саду

цвесть,

когда

такие люди

в стране

в советской

есть!

Показать полностью 1
34

Рухнувшее (2)

Продолжаем знакомиться с книгой Адама Туза

"Рухнувшее. Как десятилетие финансовых кризисов изменило мир."

Ссылка на первую часть


Речь пойдёт уже о том, как разворачивался кризис, потому читать всё интереснее. Автор  продолжает удивлять своей осведомлённостью и эрудицией, а также обилием неизвестных широкой публике подробностей. Я читал в отзывах, что в процессе написания Адам брал интервью у представителей центробанков разных стран. Что ж, заметно. Вообще, книга вызвала заметный отклик в широких (не только в академических) кругах. Даже издали целый пересказ с обсуждением:

Рухнувшее (2) Книги, Рецензия, Экономика, Кризис, История, Длиннопост

Что ж, если другие тоже этим занимаются, значит дело нужное. Продолжим.


Цены на недвижимость в Штатах начали выравниваться уже в 2006 году, в Европе - годом позже. За ними последовало охлаждение конъюнктуры и первые банкротства, начиная с нижнего звена кредиторов, имевшего дело непосредственно с покупателями недвижимости, а за ними следовали те, кто были выше в "пищевой цепочке". Начали шататься уважаемые банки по всему миру: HSBC в Британии, испанский BNP Paribas, немецкий WestLB... Все страдали от падения в стоимости якобы первоклассных ценных бумаг. 9 августа 2007 года испанский BNP Paribas объявил о закрытии трёх своих фондов. Когда столь уважаемые заведения стали испытывать проблемы, настроение на рынках капитала сразу упало в ноль. Финансовые компании стали бояться ссужать тех, кто потенциально мог завалиться, и для этих "невезучих" сразу стало трудно достать ликвидность, по-быстрому перезанять (чем они постоянно занимались до сей поры). Трудно - не значит невозможно, но вот вполне достоверно, что дорого. Финансовые потоки на рынках, используемых этими банками, резко сократились. Проблема в том, что эти же рынки капитала жизненно важны и для других компаний, например британской Northern Rock. У них было немного гнилых ипотек, но они занимали деньги на тех же рынках, где торговали и держатели крупных пакетов гнилых ценных бумаг. Как только стало ясно, что у NR проблемы с ликвидностью, случился "набег" озабоченных вкладчиков, причём большая часть денег была снята не живьём, а онлайн. Для NR музыка кончилась. Затем настала очередь других рынков, например репо. Репо - это сделка наподобие договора с ломбардом: заёмщик берёт деньги на определённый срок под определённый процент (так называемую "стрижку"), оставляя в залог что-то ценное, например государственные облигации. Проходит день - и он возвращает деньги, забирая назад залог. И вот, на волне паники рынок репо "высох": стрижки выросли до неприличных размеров, особенно когда в качестве залога использовались не гособлигации, а ценные бумаги, обеспеченные недвижимостью (пусть и с рейтингом ААА). Следующим банкротом в цепи стал американский инвестиционный банк Bear Sterns, который не смог пользоваться репо. Заёмщики стали нервничать и забирать свои деньги уже у солидных банков.


Острая фаза кризиса началась в сентябре 2008 года. 15 сентября настал черёд американских Lehman Brothers, курс акций которых свалился на 90% за день. Потом был страховой гигант AIG. Банки стали бояться связываться со ставшими рискованными бумагами навроде ABCP или CDS, которыми промышлял AIG. Народ стал массово доставать свои деньги. Вся деловая активность оказалась придушенной. Займы резко сократились, процентные ставки так же резко выросли. Не станем забывать, что американскими долларовыми рынками капитала пользуется весь мир, и главным образом Европа. Пожар перепрыгнул океан и обрушился на ведущие европейские банки - HBOS, RBS, Fortis, Dexia, UBS, Credit Suisse, HRE... Все они сразу оказались на грани банкротства. Они пали жертвой нового "набега": не было очередей вкладчиков у окошечек, потому что не было вкладов, но никто не ссужал им на межбанковских рынках, и этого оказалось достаточно.


Экономические последствия были опустошительными. Коллапс цен на недвижимость повлёк за собой падение потребления, то есть сбыта автомобилей, бытовой электроники и далее по списку. Ряды потенциальных банкротов пополнили такие компании, как Дженерал Моторс. Очень сильно пострадали страны-экспортёры, сбывающие свою продукцию в США - Германия, Япония, прочие страны Азии, даже Турция. Падение спроса ощутили на себе и экспортёры сырья: не сказать, чтобы намного меньше стали сбывать, но сами цены в разы упали. Глобализация сыграла с мировой экономикой злую шутку: интегрированные производственные цепочки и рынки капитала заставили всё случиться синхронно.

Рухнувшее (2) Книги, Рецензия, Экономика, Кризис, История, Длиннопост

Мировое производство в сравнении.

Источник: http://core-econ.org/the-economy/book/text/17.html


Конец 2008 года и начало 2009 года прошли под знаком мировой рецессии. Мы видим на графиках, что падать производство начало  примерно тем же темпом, как и в тридцатых годах прошлого века. И всё же падение было не столь сильным, как во время Великой Депрессии. Зато острее был характер протекания, синхронность событий, сила и скорость "лавины", и только быстрота реакции властей смогла предотвратить худшее. Ведь на кону стояли не отдельные банкротящиеся банки, но вся система мировых финансов как целое. А если не будет кредита - капиталистическая экономика обречена. Сильным мира его это было хорошо понятно, и они решили действовать


Адам называет процесс, последовавший за сползанием "интегрированной атлантической финансовой экономики" в кризис "битвами за спасение". И, пожалуй, что-то от военных действий в этом было. Государство спасало банкротящиеся банки деньгами налогоплательщика. Четыре механизма помощи выделяет автор: это государственные займы, рекапитализация, выкупание активов и госгарантии вкладов и прочего. Поначалу власти думали, что оно само собой устаканится, и частный сектор спасёт себя сам. Но идея себя не оправдала, и в 2008 году начались попытки организовать при государственном участии поглощение "подстреленных птиц" кризиса более удачливыми конкурентами, как это было с Bear Stearns, Dresdner Bank и HBOS. Оказалось, что "поглотители" способны сами издохнуть от ядовитых активов, находящихся на балансе поглощённых. Далее, летом настал черёд Freddie Mac и Fannie Mae, которые были настолько велики, что спасти их нельзя было без принятия политических решений. Последовал невиданный до тех пор политический спектакль, всё новые акты которого мы наблюдаем до сих пор. Республиканцы, имевшие большинство в Конгрессе, раскололись. Tea party и им подобные не желали тратить государственные деньги, прочие были в целом за. Но демократы хотели плюшек среднему классу в качестве некоей компенсации. Лишь к осени было принято решение, и обе гигантские ипотечные компании были по сути национализированы. Но вот Lehman Brothers спасать не стали. Может, думали, что обойдётся, и их банкротство образумит других? Ага, образумило. Участники рынка стали бояться давать кому-то в распоряжение свои деньги, особенно тем, кто не в лучшей форме. И вот уже через пару дней после Братьев Леманов американское государство тратит миллиарды свеженапечатанных долларов, национализируя AIG. Но за ними неизбежно должны были последовать другие - столько мусорных активов находилось на балансе мировых финансовых организаций. Осознав масштаб разворачивающейся катастрофы, американское казначейство запросило у Конгресса 700 миллиардов, чтобы выкупать всё это дерьмо у потенциальных банкротов. Это очень большие деньги, даже для США, и законопроект провалился. В день голосования 29 сентября индекс Доу-Джонса упал сразу на 778 пунктов - сильнее, чем 9/11.


Параллельно в Европе происходили не менее драматичные события. Уже 30 сентября Ирландия объявила гарантии по долгам своих банков, находившихся на грани банкротства. Для справки: суммарный баланс банков в семь раз превышал ирландский ВВП! Стало ясно, что европейским странам нужно скидываться на нечто вроде Фонда Спасения. Но Меркель, выполняя волю избирателя, наотрез отказалась, посоветовав каждому разбираться со своим дерьмом. Евроинтеграция - она такая: табачок вместе, а деньги - врозь... И вот, после вестей о банкротстве HRE, 5 октября самой Меркель пришлось срочно объявлять с телеэкранов о гарантиях вкладчикам немецких банков. Другие страны Евросоюза тоже стали делать схожие заявления. Британцы пошли дальше, они национализировали системообразующие банки-банкроты, и предоставили средства для выкупа мусорных активов и т.п. Впоследствии и другим европейским странам, включая Германию, пришлось заниматься тем же самым, а именно вливанием сотен миллионов евро в свои проигравшиеся в мировом казино банки, и занимались они этим каждый сам по себе.


Тем временем в Штатах казначейство со второго захода добилось 700 миллиардов в Конгрессе, на выкуп неликвида оказался малоэффективным средством, и, глядя через океан на англичан, Полсон, Гейтнер и Бернанке продавили схему частичной рекапитализации (читай национализации) своих крупнейших банков, всех подряд. Несогласным, не хотевшим допускать государство в свои акционеры, быстро закрыли рот, пригрозив закрытием для них рынков капитала. Не стоит, однако, думать, что это была внушительная демонстрация силы и решительности - нет. Это были судорожные попытки выровнять ситуацию в процессе борьбы в пределах социально-политической сети, опутавшей Вашингтон, Уолл-Стрит и европейские финансовые столицы. Да и условия этой рекапитализации были весьма мягкими. Избрание Обамы в ноябре беспечило твёрдый контроль демпартии в стране, успокоило рынки и наладило сотрудничество в структурах власти.


Спасая свои финансы, Штаты не забыли и о своих союзниках. ЕЦБ помогал, как мог, раздавая евро европейским банкам под (порой сомнительного качества) залог, но вот чего он не мог дать (и чего не хватало в первую очередь) - это доллары. Резервы были слишком скудны, чтобы позволить вернуть долги, сделанные европейцами за океаном. Казалось бы, можно было расплатиться экспортной выручкой, благо у Европы со Штатами профицит. Но увы, торговый профицит исчислялся в миллиардах, в то время как долги - в триллионах. Такого порядка суммы могла предоставить лишь одна организация, и ею была ФРС США. Американцы поняли, что если они не сделают это, Европа будет вынуждена устроить пожарную распродажу своих долларовых активов, не сулящую ничего хорошего им самим. Фед предоставлял средства, начиная с 2007 года, в рамках различных программ, счёт шёл на триллионы. Доллары давались и напрямую банкам, и через свопы ЕЦБ, и (позднее) в рамках программы скупки  ипотечных ценных бумаг, получившей название QE1. Делалось это без шума и пыли, чтобы избежать паники на рынке и шума в газетах и парламентах. Так, на фоне разговоров ведущих европейских политиков о закате доллара, происходило обратное - доллар утверждал своё превосходство. И базировалось оно не на договорах или организациях, а на рынках капитала Уолл-Стрит и лондонского Сити.


Но были ещё другие страны, которым финансовая помощь ФРС не полагалась. Например, Россия, столкнувшаяся с падением дохода бюджета после четырехкратного падения цены барреля за вторую половину 2008 года. К счастью, золотой нефтяной дождь начала нулевых позволил накопить кое-какие резервы. Которые пошли, на покрытие потребностей в капитале Газпрома, Роснефти и других системообразующих контор, набравших многие миллиарды долларов на краткосрочной основе. Один только Газпром был должен 55 миллиардов. Государство помогло всем нуждающимся олигархам, но взамен им дали жёстко понять, что и от них ожидается такая политика, которая не идёт вразрез интересам государства. Сцена в Пикалёво, когда премьер-министр заставил в прямом эфире Дерипаску подписать чек, чтобы закрыть задолженность по зарплате, говорит сама за себя. Жизнь, конечно, стала труднее в новых условиях. Рубль обвалился, несмотря на то, что Центробанк спалил свыше 200 миллиардов долларов на его поддержку. Тем не менее, всё было не так плохо, как в других странах Восточной Европы. Свежепринятые члены НАТО также не получили денежной поддержки Вашингтона и вынуждены были выживать, затягивая пояса, потому как продолжали держать курс на евроинтеграцию, привязав свои валюты к евро, а денежной подушки, подобно российской, у них не было. Хуже всего пришлось латышам, но они продержались. Лучше - тем странам, которые могли как-то лавировать, девальвировав свою валюту, например, Польше. Но всё равно, вся Восточная Европа отчаянно нуждалась в долларах, которые получить было больше не у кого, как у пользующегося заслуженной дурной славой МВФ. Это было больше, чем ничего, но условия были не самые вкусные. Тем не менее, финансы были спасены. Получил помощь и Киев, чей стальной экспорт пострадал ещё сильнее, чем российский нефтяной. И хоть условия МВФ были не так уж, чтобы очень жестки, даже они были Украине не по силам. Гривна обвалилась. После газового конфликта с Россией 2009 года цена на газ значительно выросла. Уже тогда страна начала дрейф на край пропасти.


Ну а что Китай? Там было всё по канонам Кейнса. Падение экспорта они закрыли наращиванием внутреннего спроса, подтягивали который небывалым расширением кредита и увеличением госрасходов. Сеть высокоскоростных железных дорог покрывает страну, семьи получают кредиты для приобретения бытовой техники, и процент охвата медицинским страхованием населения прыгает с 30 до 90. Но кредит - это такое дело, его когда-нибудь отдавать нужно, потому подобного рода стимулы понравились далеко не всем среди китайских элит. Но большинство было под впечатлением внушительного рывка, который совершила при этом страна, встав вместе с США в мировой авангард борьбы с кризисом. Стали поговаривать о смещении центра притяжения в мире, о новой ведущей экономике мира. И хоть в военной области развитие Китая заметно отставало от экономических темпов, Штаты обоснованно опасались, что рост Китая скоро приведёт к возрастанию мировых амбиций. Китая оказался независим от экспорта, но взаимозависим с Западом, и это сыграло свою роль, когда в 2008 году Россия предложила сбросить разом облигации Фанни и Фреди. Китайцы не согласились, но мягко напомнили США, что нехорошо подвергать высокому риску весь мир, держащий эти облигации на руках (последствия мы знаем: Фанни и Фреди были национализированы). Оказавшись опутанным ставшими опасными связями с остальным миром, перед лицом судорожных действий Запада в условиях вызванного Западом же кризиса, Китай поставил вопрос о том, что будущее мировым державам нужно определять сообща, а не поодиночке. Как родилась G20 и что удалось добиться новому политическом клубу, рассказывается в следующей главе.


Что ж, ожидания оправдались, и чтение о разгорании мирового финансового пожара было весьма увлекательным. Мы увидели, что бедствие ввергло в страдания весь мир, и вызвано было это бедствие жадностью и безответственными действиями мировых финансовых элит. В начале раздела Адам поставил важный вопрос: почему государства вернулись к идее эффективного саморегулирующегося рынка, который нужно пустить на самотек? К сожалению, мне не удалось пока найти ответ на этот вопрос в книге. Быть может, что-то прояснится по ходу чтения.

Показать полностью 1
904

Борьба с бедностью: Увеличить МРОТ вдвое требуют профсоюзы

И минимальную потребительскую корзину предлагают довести до уровня потреббюджета — 25 тыс. рублей. Пока величина прожиточного минимума «закрепляет» граждан в положении бедных».

Борьба с бедностью: Увеличить МРОТ вдвое требуют профсоюзы Общество, Россия, Экономика, МРОТ, Бедность, Профсоюз, Kurersreda, Расходы, Длиннопост

В Трудовой кодекс должны быть внесены поправки, четко определяющие, какие именно надбавки входят в минимальный размер оплаты труда (МРОТ), а какие нужно считать поверх него. Об этом рассказал в интервью «РГ» председатель Федерации независимых профсоюзов России (ФНПР) Михаил Шмаков.


Он пояснил, что есть решение Конституционного суда, по которому все стимулирующие и компенсационные надбавки за особые условия труда и проживания должны начисляться на минимальную зарплату. Инициаторами этого судебного разбирательства были профсоюзы.


«Следующий шаг — внесение поправок в Трудовой Кодекс, чтобы в нем было четко прописано, какие именно надбавки входят в МРОТ, а какие нужно считать поверх него. Мы будем добиваться от правительства и членов парламента подготовки и принятия таких поправок», — подчеркнул Шмаков.


И напомнил: «В 2018 году мы добились важного шага — принятия закона о доведении МРОТ до уровня прожиточного минимума и его ежегодной индексации. Но сегодняшний прожиточный минимум уже не соответствует реальным, даже минимальным потребностям людей».


По мнению главы ФНПР, пора переходить на другую методику подсчета потребительской корзины: «И мы будем настаивать, чтобы «корзину» расширили до размера минимального потребительского бюджета. Его размер примерно вдвое больше, чем нынешняя стоимость потребительской корзины — примерно 25 тысяч рублей».


Расходы на продукты питания при этом должны составлять не более трети всех расходов на потребительские товары и услуги, а объем их потребления должен быть пересмотрен на основе современных рекомендаций по рациональным нормам потребления пищевых продуктов.


«Кстати, минимальный потребительский бюджет уже считается в ряде регионов, — сообщил Шмаков. — Например, в Москве и Татарстане. И на его основе региональные трехсторонние комиссии устанавливают минимальную зарплату на территории».


Что касается действующей потребительской корзины, то она предполагает, что человек должен тратить на продукты питания около 50 процентов своих доходов, в то время как на непродовольственные товары и услуги остается всего по 25 процентов.


«Чем выше уровень доходов граждан, — поясняет Шмаков, — тем меньше они тратят на продукты питания и больше на непродовольственные товары и услуги. Таким образом, величина прожиточного минимума, рассчитанная на основе потребительской корзины, «закрепляет» граждан в положении бедности».



Источник:


http://www.kurer-sreda.ru/2019/01/07/398169-borba-s-bednosty...

В Госдуме поддержали идею удвоить МРОТ

Борьба с бедностью: Увеличить МРОТ вдвое требуют профсоюзы Общество, Россия, Экономика, МРОТ, Бедность, Профсоюз, Kurersreda, Расходы, Длиннопост

Глава комитета Госдумы по труду и социальной политике Ярослав Нилов 7 января заявил, что идея удвоения минимального размера оплаты труда (МРОТ) до размера потребительской корзины заслуживает реализации, однако правительство вряд ли поддержит подобный законопроект.

Показать полностью 1
1981

Особенность НДФЛ во Франции

Очень интересен в налоговой системе Франции налог на доходы физических лиц (impôt sur le revenu).

Налоговой базой является среднедушевой доход семьи, а налоговые ставки имеют солидный шаг и выглядят примерно так:

Среднедушевой доход до 9 711 евро в год - ставка налога 0%

Среднедушевой доход  9 711-26 818 - ставка налога 14%

26 818-71 898 - 30%

71 898-152 260 - 41%

Свыше 152 260 - 45%


Формула расчета налога на доход физических лиц с семьи следующая:


Налог = (Сумма дохода всех членов семьи / Коэффициент )* Налоговая ставка, соответствующая Доходу *Коэффициент


Здесь-то и проявляется главная особенность расчета налога во Франции: наличие коэффициента в зависимости от состава семьи.

Коэффицент - это количество членов семьи, включая детей и других иждивенцев с небольшим исключением: первый и второй ребенок составляют 0,5 каждый. Третий и последующие - 1 (то есть семья с двумя несовершеннолетними детьми имеет коэффициент 3 (2 родителя и два ребенка по 0,5 каждый), семья с тремя детьми - коэффициент 4).


Что же дает эта особенность, если на первый взгляд математически мы имеем условные "умножить на 50 и разделить на 50"?


А вот что: когда доход семьи делится на коэффициент, включающий детей, среднедушевой доход, по которому считается налоговая ставка, становится меньше, и семья вполне может попасть в группу с более низкой ставкой налога и сэкономить, соответственно, 14, 16, 11 или 4% годового дохода.

Например, если семья имеет двоих детей и общий доход в размере 150 000 евро в год,

она будет платить налог по ставке 30%, а если бы детей не было, ставка была бы 41%.


Итого: таким довольно хитрым образом французское правительство позволяет гражданам снизить налоговое бремя, рожая и воспитывая детей. Ну или же сделать осознанный выбор между детьми и налогами.

589

На что расходует молодежь

На что расходует молодежь Книги, Расходы, История, Доход, Длиннопост
На что расходует молодежь Книги, Расходы, История, Доход, Длиннопост
На что расходует молодежь Книги, Расходы, История, Доход, Длиннопост
На что расходует молодежь Книги, Расходы, История, Доход, Длиннопост
На что расходует молодежь Книги, Расходы, История, Доход, Длиннопост

Увлекательная и интересная книга про личные финансы. За все эти годы ничего не изменилось, практически все написанное актуально. В комментариях pdf-версия, которую можно скачать.

Показать полностью 4
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: