6

Следы в языке

Не нужно быть лингвистом или Задорновым чтобы с удовольствием залипать в этимологию слов. Возможность поиграть в "угадай откуда слово пришло в русский" или просто погуглить то, что только что услышал – приятная плюшка нашего времени.


Офигенно интересно находить в языках следы прошлого. Какие-то из них забавные: почему феврарь стал февралём, а январь янвалём нет? Ведь и то и другое от латинских Ianuarius и februarius, от двуликого бога Януса и менее известного этрусского бога очищения Фебрууса.


Какие-то содержат в себе целые истории: читал о том, что танки в первую мировую возили на поездах и, чтобы не палиться, в документах писали что это цистерны (“tank” это бак по английски), приклеилось же.


Ещё слова выходят из прямого употребления, оставляя следы в виде слов заточенных под конкретную ситуацию. Например мы теперь говорим “способный” вместо “гораздый” ГОРАЗДО чаще. А в школах дети хоть и выполняют какие-то упражнения ртом, но делают это УСТно.


Кажется прямо сейчас мы теряем еще одно такое слово. Думаю об этом, когда покупаю в магазине яблоки. Обычно я машу перед собой телефоном и говорю: “картой, пожалуйста”, встречаю понимающий кивок продавца, прикладываю телефон. Как скоро пластик выйдет из обихода? Как долго после этого мы будем платить “картой”?

Следы в языке Этимология, Русский язык, Nfc

Дубликаты не найдены

+1
Но-га, доро-га, Вол-га.
Га-джет.
раскрыть ветку 1
0

Михаил Николаевич?

0
Тоесть эпичное название "Ворлд офтэнкс"переводится как мир цистерн...ору
0
танки в первую мировую возили на поездах и, чтобы не палиться, в документах писали что это цистерны (“tank” это бак по английски), приклеилось же.

уже после этого можно не читать  дальше, но вот это еще больше повеселило

А в школах дети хоть и выполняют какие-то упражнения ртом, но делают это УСТно.

Какие упражнения ртом они выполняют?)

0
Хм... Я говорю не "картой", а " Безнал, пожалуйста"...
0

платя телефоном вы всё равно платите картой, которая сим. она является боковой ветвью эволюции банковской карты для оплаты таксофонов. остался рудимент - размер при продаже.

раскрыть ветку 3
0

При оплате NFC, сим карта вообще не участвует

0

размер не важен, главное как пользуешься.  - мне всё время так говорят (с сожалением)

раскрыть ветку 1
0

пользоваться не умеешь?

0

Ну как отключат Samsung, Google и Aplle -pay в РФ так и перестанем платить телефоном.

раскрыть ветку 6
0
ЯндексДенги останутся и Mir Pay
раскрыть ветку 5
0

Если останется только Mir pay, нахер выкину смарт и уйду в лес жить)

раскрыть ветку 4
-2

Ты и будешь платить виртуальной картой. Когда ты налом платишь, то ты говоришь "наличными", а не "буду платить руками (кошельком)", где они находятся. То, что виртуальная карта находится в телефоне, не отменяет её существования. Единственное, что сама карта является контейнером с чипом. Но тут снова же аналогия с деньгами: деньги это некие данные нанесенные на специальную бумагу + защитные средства. А карта — чип + пластик + данные на контейнере + магнитная полоска (если она физическая),  значит "выкидывая" пластик, магнитную полоску, тем не менее, у нас есть чип + данные на рисунке в виде пластиковой привычной карты (обычно). То бишь виртуальная карта всё равно остаётся картой.


Всё. Ясно, не? Хуйню больше не неси.

раскрыть ветку 2
+2

Рад что помогаю вам самоутверждаться в интернете, уважаемый)

раскрыть ветку 1
-3

Причём тут самоутверждение и эти ваши интернеты вообще? Ты чо привык хуйню нести или чо? Для тебя это норма если, то так и скажи. Я предположил, что ты адекватный человек, который просто пронёс хуету единично, но непривычно. Я ошибся что ли?

Похожие посты
903

Один, един, Алёна, Елена

Попросил меня @arsdor прокомментировать данное утверждение:

Один, един, Алёна, Елена Лингвистика, Занудная лингвистика, Этимология, Древнерусский язык, Русский язык, Длиннопост

Для того чтобы разобраться в этом вопросе, нужно знать об одном важном фонетическом изменении, отличающем восточнославянские языки (русский, украинский, белорусский) от западно- и южнославянских.


Речь идёт о переходе начального e- в определённых условиях в o-:

Один, един, Алёна, Елена Лингвистика, Занудная лингвистика, Этимология, Древнерусский язык, Русский язык, Длиннопост

Комментарий: j произносится как й; болгарское е читается как э.


Теперь давайте посмотрим на это на диалектном материале, представленном в Общеславянском лингвистическом атласе (Выпуск №6 фонетико-грамматической серии, карта 6). На карте представлены формы слова «олень». Цветами обозначены гласные первого слога: зелёным e, красным o, синим a.

Один, един, Алёна, Елена Лингвистика, Занудная лингвистика, Этимология, Древнерусский язык, Русский язык, Длиннопост

Разумеется, алень произносят в тех говорах, для которых характерно аканье, а в окающих сохраняется более старое произношение. Таким образом, синий и красный ареалы в исторической перспективе следует объединить. Картина получается довольно характерная: формы олень / алень характерны для почти всех восточнославянских говоров (есть лишь несколько пунктов, в которых мы находим полонизмы).


Действовал фонетический закон, по которому e- переходило в o-, в ту эпоху, когда наши предки позаимствовали из греческого слово ἐλάδιον «маслице». Вам оно известно как оладья.


Ещё более показательным примером являются скандинавские имена Helgi и Helga, которые в современном русском звучат как Олег и Ольга (начальное h- при заимствовании исчезло, поскольку у него не было аналога в древнерусском, см. пост об этом звуке в латыни).


Переходим к имени, вынесенному в заголовок поста. Как известно, вместе с христианством на Русь пришло большое количество имён греческого происхождения, включая Ἑλένη, которое на момент заимствования в греческом звучало как /элэни/. Окончание, понятное дело, поменяли на -а, чтобы можно было склонять. А начальное э- в народных говорах в полном соответствии с описанным выше законом перешло в о-, что даёт нам форму Олена:


В лѣто 6732. Създа Семен Борисович церковь камену святого Павла, и святого Семиона Богоприимца, и святого Констянтина и Олены. [ Новгородская Карамзинская летопись. Первая выборка (1400-1450)]

Олена – это Елена Равноапостольная, мать императора Константина Великого.


Затем в части восточнославянских говоров э переходит в о под ударением перед твёрдым согласным, что даёт нам форму Олёна. Наконец возникновение аканья приводит к появлению варианта Алёна. Обычно мы по-русски аканье на письме не отражаем, но есть и исключения (например, слова паром, калач и каракатица когда-то произносились как пором, колач и корокатица).


А форма Елена – церковнославянская, не подвергшаяся этим фонетическим изменениям, зато в ней появилось протетическое й- в начале. Долгое время Елена и Алёна воспринимались как варианты одного имени, причём второе как более народное, простое, ласковое:


Я часто заглядывала в бывшую сторожку, где жили Евгений Борисович, его жена Алена (Елена Владимировна, урожденная Шпет, внучка философа Шпета), их сын Петя, родившийся в ноябре 1958 г. [Зоя Масленикова. Близкие Бориса Пастернака (1968-2000)]

Схожая судьба была у имени Ирина. Оно тоже греческого происхождения (Εἰρήνη /ирини/ в современном произношении), и в древнерусский попало в двух вариантах – Ирина и Ерина. Второй мы находим в одном из списков «Слова о законе и благодати» митрополита Илариона:


Къ сему же виждь благовѣрную сноху твою Ерину, виждь вънукы твоа и правнукы

Обращается Иларион к князю Владимиру, а Ерина/Ирина – это Ингигерда, жена Ярослава Мудрого. Как известно, при крещении принималось христианское имя, которое использовалось наряду с языческим. Иногда при выборе нового имени старались подобрать такое, которое начинается на тот же звук, что и старое. Так Владимир стал Василием, Ингигерда Ириной, а Ярослав Георгием.


Но это я отвлёкся. Ерина подверглась тем же изменениям, что и Елена. Гласный первого слога перешёл в о-, что дало форму Орина, которую мы находим в памятниках:


Се яз, Семен Парфенов, купил есми пожню Телятевскую у Орины у Ефимьевы жены да у ее детей у Федота да у Гриди, собе и своим детем впрок; завел им в перечьных. А дал есми на них рубль да четверть да овцю пополнка. А завод той пожне по старой завод, куды коса их ходила. [Семен Парфенов. Купчая Сем. Парфенова на пожню Телятевскую, купленную у Орины Ефимьевой (1430-1460)]

Затем аканье привело к появлению формы Арина, которая тоже довольно долго не теряла связи с Ириной. Так, 5 мая (по старому стилю) – день мученицы Ирины Македонской. В народном календаре – Арины-рассадницы.


А как быть с тем, что в русском есть не только один, но и единый, и значения этих слов отчасти пересекаются (Все для мечтательницы нежной в единый образ облеклись, в одном Онегине слились)?


Ларчик открывается просто: один – исконная русская форма, а единый – церковнославянизм. В памятниках мы можем найти массу примеров, когда единъ используется именно как числительное. Цитата из Повести временных лет:

Один, един, Алёна, Елена Лингвистика, Занудная лингвистика, Этимология, Древнерусский язык, Русский язык, Длиннопост

Впоследствии, значения исконно и заимствованного слов разошлись, причём, как это обычно бывает, для церковнославянизма характерно значение более абстрактное.


А вот фамилия Есенин никак не связана с церковнославянским словом есень «осень». Она образована от формы Есеня, уменьшительной от Есип, то есть Иосиф.


P.S. Насчёт Ярослава-Георгия была не шутка. Поскольку в древнерусском языке не было мягкого гь, при заимствовании его заменили на й, и греческое имя Γεώργιος в древнерусском стало звучать как Юрий или Егор.

Показать полностью 2
426

Об этимологии некоторых "русских" слов | часть 2

Фонарь - в древнегреческом языке существовало слово φανός (фанОс), означающее "факел". В средневековом греческом слово превратилось в φανάριον (фанАрион), означающее уже "светоч". В новогреческом же перешло в форму φανάρι (фанАри) с преобладающим значением  "фонарь". Именно последняя форма благополучно перекочевала в русский язык

Шаль - это слово из санскрита (साडी) перешло сначала в новоперсидский язык в виде شال (šâl), а затем было позаимствовано европейцами: во французском это châle, в немецком schal, а в английском shawl. Ясное дело, что и в русском языке для этого словечка нашлось место

Чай - расцвет торговли чаем пришёлся на 17-ый век н.э., и главным его поставщиком был Китай. Чайной базой европейских коммерсантов стал порт Амой ,что расположен на юге Китая в провинции Фуцзянь, где говорили на языке минь, в котором растение чайный куст произносилось как Te. Торговцы оттуда прибывали в порты Европы и продавали товар, хвалебно восклицая "Te!", что стало своеобразной маркой качества у покупателей и проникло во многие языки. Россия в свою очередь в то время преимущественно торговала чаем с Пекином, где разговаривали на мандарине, в котором чайный куст звучит как "cha" (茶), кой у нас приобрёл характерную форму "чай"

P.S.: вся информация взята из этимологических словарей. Если мною была допущена какая-то ошибка, то буду признателен, если вы обратите на неё внимание в комментариях

241

Об этимологии некоторых "русских" слов

Квартира - корни этого слова исходят из латинского quartarius, означающего "четверть". Отождествление же с жилым помещением пошло после введения специального "налога", когда жители в том числе и городских поселений обязаны были предоставить солдатам временное жильё в виде четверти от своего. Сначала слово перекачивало в польский язык в форме kwatera, а затем уж прижилось и у нас. Тем не менее, даже в русском языке изначально оно имело смысл временного жилья для солдат. Вот пример из лермонтовского Бородина:

Мы долго молча отступали,
Досадно было, боя ждали,
Ворчали старики:
"Что ж мы? на зимние квартиры?
Не смеют, что ли, командиры
Чужие изорвать мундиры
О русские штыки?"


Женьшень - тут всё так же просто, как и в первом случае, ведь Жень по-китайски означает "человек", а назвали растение так из-за того, что его корень по форме напоминает человечка. Для удобства произношения был добавлен суффикс "шень"

Карандаш - заимствовано из тюркского (якобы в 15 веке н.э.), где "кара" означает "чёрный", а "даш" (или "таш") "камень". "Черный камень" в тюркском языке является графитом. Примечательно то, что у тюркоязычных народов вышеупомянутое приспособление для письма называется совсем иначе и устремляет свои корни уже в латинский язык

P.S.: вся информация взята из этимологических словарей. Если мною была допущена какая-то ошибка, то буду признателен, если вы обратите на неё внимание в комментариях

342

Князь: этимологический комментарий

Продолжаю серию постов об этимологии титулов (предыдущий пост был о короле). Сегодня мы поговорим о князе.


Это слово унаследовано русским из праславянского языка, для которого оно реконструируется в виде *kъnęʒь (ъ и ь – особые праславянские гласные типа у и и; ęносовое е; ʒдз). Если «отмотать» ещё несколько фонетических изменений, то получим более древнюю праформу *kuningos.


Эта праформа подозрительно напоминает финское и эстонское слово kuningas «король», а также прагерманскую форму *kuningaz ~ *kunungaz, давшую древнескандинавское konungr «конунг», английское king и немецкое König «король».


Сходство двух слов в разных языках может иметь три возможные причины:

1) случайное совпадение;

2) общее наследие;

3) заимствование.


Совпадение тут кажется довольно маловероятным. Общее наследие тоже отпадает – нет регулярных фонетических соответствий между праславянской и прагерманской формами, а финский с эстонским – вообще неиндоевропейские языки. Значит, остаётся сценарий заимствования.


Здесь нужно учитывать следующий методологический момент: если для праславянского и прагерманского языков реконструируется некое слово, которое в одном из них является заимствованием, направление заимствования может быть только одним: из прагерманского в праславянский. Связано это с тем, что прагерманский язык распался значительно раньше праславянского. Когда восточные германцы (готы и прочие вандалы) вступили в контакт со славянами, праславянский представлял собой ещё единое целое, а вот прагерманский уже нет. Соответственно, когда славяне заимствовали слово у готов, оно становилось частью праславянского языка (например, ulbandus > *velьblǫdъ «верблюд»), а вот когда готы брали слово у славян, дальше готского оно не уходило (например, plinsjan «плясать» из праславянского *plęsati).


Представлю это в виде схемы:

Князь: этимологический комментарий Занудная лингвистика, Этимология, Русский язык, Длиннопост

Фаза I: два праязыка.

Фаза II: один распадается на отдельные языки, второй сохраняет единство. Происходит обмен заимствованиями (выделено цветом).

Фаза III: второй праязык распадается на отдельные языки, каждый из которых наследует слово, заимствованное в предыдущий период.


Поскольку слово *kuningaz ~ *kunungaz восстанавливается для прагерманского, в праславянском *kъnęʒь должно быть заимствованием. В пользу этого говорит и то, что на германской почве это слово хорошо этимологизируется (в отличие от славянской).


Корень этого слова тот же, что и у *kunją «племя, род», сохранившегося в готском как kuni, а в английском как kin «род, родня». Если копать глубже, то *kunją родственно латинским словам gens «род, народ», genus «происхождение» и generatio «поколение», а также греческим γένος «происхождение, род, семья» и γένεσις «возникновение».


Суффикс -ing- имел значение «принадлежащий к, относящийся к; происходящий из; похожий» (Klein E. A Comprehensive Etymological Dictionary of the English Language, страница 794). Его же можно найти в древнеанглийском слове æþeling /этелинг/ «принц», образованном от æþele «благородный» (Klein, 121). Он же появляется в названиях династий – Меровинги, Каролинги и др. Параллельный ему -ung- можно встретить в названиях родов – Нибелунги, Вёльсунги. В какой-то степени он схож с нашим -ич. Не случайно структура слова *kuningaz имеет прекрасную аналогию в словенском: plemič «дворянин».


В самом факте заимствования этого слова славянами нет ничего удивительного. Повторю то, что я уже писал: титулы заимствуются чрезвычайно легко: президент, император, граф, маркиз, барон, да и царь с королём – это всё заимствования. Даже слова вождь и владыка заимствованы в русский из старославянского. По-русски было вожь и володыка.


Определённый интерес представляет время заимствования и его точный источник. Первая волна германизмов попала к славянам из восточногерманских языков, в первую очередь готского. Однако в готском потомка *kuningaz не зафиксировано. Это, а также тот факт, что в готском был более популярен суффикс -ung-, а не -ing- (хотя были оба, существовали готские племена тервингов и гревтунгов) привёл некоторых учёных к выводу, что слово князь пришло к нам в рамках второй волны заимствований – после того, как славяне, расселившись на огромных территориях, стали граничить с немцами.

Князь: этимологический комментарий Занудная лингвистика, Этимология, Русский язык, Длиннопост

Хотя к этим аргументам стоит прислушаться, нельзя не отметить, что теоретически *kuningaz у готов в своё время мог быть, но затем они утратили это слово. Кроме того, готы были не единственным восточногерманским племенем, с которым контактировали славяне. При этом о языках вандалов и гепидов мы знаем чрезвычайно мало. Так что однозначно определить, у каких именно германцев мы это слово позаимствовали, нельзя.


Как и в случае с королём, была попытка этимологизировать *kъnęʒь на славянской почве. Её предпринял словацкий учёный Шимон Ондруш. В польском зафиксировано слово kień «пень, колода», а в словинском kno «рукоять весла», на основании чего можно реконструировать праславянский корень *kьn-. Ондруш полагал, что *kъnęʒь мог быть образован от этого корня и его этимологическим значением было «торчащий, выдающийся». Эта этимология не получила поддержки среди учёных, во-первых, в силу описанных выше отношений между праславянским и прагерманским, во-вторых, из-за «деревянной» семантики корня *kьn-, которая с князем соотносится слабо.


Любопытный сдвиг значения у потомков *kъnęʒь в западнославянских языках. У лужичан оно (knjez в верхнелужицком, kněz в нижне-) стало означать «господин» вообще. В чешском (kněz /кнез/), словацком (kňaz /княз/) и польском (ksiądz /кщёндз/) оно стало обозначать «священник», а в значении «князь» используются производные от того же корня (kníže /книже/, knieža /кньежа/, książę /кщонже/).


Нечто подобное можно обнаружить и в балтийских языках. Литовцы и латыши заимствовали средневерхненемецкое слово kunig как kunigas и kungs соответственно. Литовское, вероятно, под польским влиянием стало означать «священник». Латышское значит «господин».


Нельзя не упомянуть также о том, что в польском слово Księżyc /кщенжыц/, которое по форме аналогично нашему «княжич» стало обозначать Луну. Это было обыграно в пародии на националистский лозунг «Polska dla Polaków»: Polska dla Polaków, Ziemia dla ziemniaków, Księżyc dla księży «Польша для поляков, Земля для картошки, Луна для священников».


Источники:

Этимологический словарь славянских языков, том 13, страницы 200–201.

Kroonen G. Etymological Dictionary of Proto-Germanic, страница 311.

Pronk-Tiethoff S. The Germanic Loanwords in Proto-Slavic, страницы 134–135.

Показать полностью 1
911

Окаянный, неприкаянный и цена

Обратил как-то раз @Polyglot моё внимание на следующий комментарий:

Окаянный, неприкаянный и цена Русский язык, Занудная лингвистика, Этимология, Длиннопост

Я подумал, что многие могут не знать настоящей этимологии, но запилить отдельный пост руки дошли только сейчас.


Сначала следует обратить внимание на очевидный факт – слово звучит как окаянный, а не окаинный, причём одно из другого фонетически не выведешь. Тут явно что-то не сходится: то ли Каина звали по-другому, то ли окаянный с ним никак не связано.


Как не сложно заметить, окаянный вписывается в ряд причастий (или причастий, перешедших в разряд прилагательных):

обделить обделённый;

овеять овеянный;

огорчитьогорчённый;

одаритьодарённый.


Если взять пропорцию вида


обдумать : обдуманный

x  : окаянный


, то x = окаять. Такого глагола в современном русском нет. Но что, если посмотреть в памятниках? Словарь древнерусского языка XI-XIV веков (том 6, страница 106) сообщает, что глагол окаяти действительно был и значил он «осудить». Там же можно найти и слово окаянный (окаяньныи), причём как в современном значении «гнусный, проклятый», так и исчезнувшем «несчастный, злополучный, грешный»:

ѹвы ѡкаанномѹ ми «увы мне грешному» (1397 год)

В свою очередь, окаяти – это приставочное производное от каяти «порицать, осуждать» (Словарь древнерусского языка XI-XIV веков, том 4, страницы 206–207), которое встречается в том числе в Слове о полку Игореве:

Ту нѣмци и венедици, ту греци и морава поютъ славу Святъславлю, кають князя Игоря

Непосредственно каять в современном русском не сохранилось, однако всем знакома его возвратная форма – каяться.


От того же корня образовано слово неприкаянный, которое сейчас имеет значение «не находящий себе места, беспокойный; не имеющий постоянного места, положения в жизни, неустроенный». Более старую семантику можно обнаружить в говорах: «покаявшийся, но не получивший прощения или разрешения в грехе, неуспокоенный, неуравновешенный» (Псковский областной словарь, том 21, страница 206).


Представлю это в виде схемы:

Окаянный, неприкаянный и цена Русский язык, Занудная лингвистика, Этимология, Длиннопост

Что любопытно, у каять(ся), возможно, есть неочевидный с точки зрения носителя современного русского языка родственник – цена. Однако для компаративистики всё прозрачно:

1) в праславянском языке дифтонги *ai /ай/ и *oi /ой/ в положении перед согласным переходили в *ě (ять) (монофтонгизация дифтонгов);

2) перед ятем, получившимся в результате этой монофтонгизации, *k переходил в *c /ц/ (вторая палатализация).


То есть, более ранняя форма слова *cěna «цена» звучала как *koinā. Это довольно старое слово, сохранившееся в литовском kaina «цена», греческом ποινή «выкуп; пеня за убийство; возмездие, наказание, кара» и авестийском kaēna «возмездие; наказание». *-n- – это довольно распространённый суффикс, соответственно, корень здесь – *koi-, который по аблауту соответствует *kōi- из каять(ся). Первоначальное значение слова *cěna в таком случае – «месть; плата за содеянное» (Этимологический словарь славянских языков, том 3, страница 182; Słownik prasłowiański, том 2, страница 76).


Греческое ποινή интересно ещё тем, что оно было заимствовано в латынь в виде poena «наказание, кара; страдание, мучение, мука». Латинское слово попало в русский, и мы знаем его в форме пеня. Кроме того, оно было унаследовано французским как peine /пэн/ «наказание, кара; огорчение, горе, страдание». Из французского его заимствовали англичане – pain «боль».


Таким образом, Каин с окаянным никак не связан, как бы похоже на первый взгляд они не звучали. Зато каяться и цена – родственники, несмотря на всю разницу с точки зрения современного русского языка.

Показать полностью 1
616

Кофе, престиж и норма

Попросил меня недавно @L4rever написать пост о кофе.

Кофе, престиж и норма Занудная лингвистика, Русский язык, Кофе, Этимология, Длиннопост

Повествование моё будет состоять из четырёх частей: этимология и история кофе, его проблемы с родом, а также рассказов о том, что такое престиж и норма (с большими упрощениями, конечно).


Появилось это слово в русском языке в середине XVII века. Первая дошедшая до нас фиксация – 1653 год:

И яствы снесли и паки пили кофе съ сахаромъ. Потомъ руки и ротъ помывали, потом кадили и тако вставъ пошли со двора [Проскинитарий Арсения Суханова].

Кадили – это курили, конечно. В современном словенском «курить» так и будет – kaditi. А вот в чешском, что интересно, kadit значит «испражняться» (угадайте, что значит kadibudka).


Непосредственно в русский язык слово кофе попало из английского или голландского, поскольку там оно произносится через –o–: coffee /кофи/ и koffie /кофи/. В других «больших» западноевропейских языках там –а–: Kaffee /кáфе/ в немецком, café /кафé/ во французском, caffè /кафэ/ в итальянском и так далее. Причём цепочка здесь, скорее всего, выстраивается следующим образом: итальянский > французский > немецкий. Источник итальянского слова – турецкое kahve /кахвэ/. Непосредственно из турецкого заимствованы названия кофе в некоторых славянских языках – польская kawa, чешская káva, словенская kava и другие.


Но и самое турецкое слово – тоже заимствование, из арабского قَهْوَة /қахўа/. В арабском же эта кахва первоначально обозначала какой-то вид вина, и в письменных памятниках появляется довольно рано, оно уже встречается в поэзии Ибрахима ибн аль-Махди (779-839). Затем, когда арабы познакомились с кофе, они перенесли на него название этого вина. Определить дальнейшее происхождение я, не будучи арабистом, затрудняюсь. Есть две версии, но обе, мягко говоря, сомнительны. Первая появляется в словаре арабского языка, составленного в середине XVI века в Османской империи, и производит слово qahwa от глагольного корня q-h-y «не быть голодным», таким образом, кофе получил своё название якобы потому, что подавляет аппетит. Но помимо того, что этой версии есть серьёзные формальные проблемы, напомню, что кахва изначально обозначала вино, которое на аппетит отрицательно не влияет. Другой вариант предполагает, что арабы назвали кофе по месту его происхождения, королевству Каффа (на территории современной Эфиопии).


Klein E. A Comprehensive Etymological Dictionary of the English Language, том I, стр. 309:

Кофе, престиж и норма Занудная лингвистика, Русский язык, Кофе, Этимология, Длиннопост

Но эта версия ещё хуже. Во-первых, звук ф в арабском есть, поэтому с чего бы им при заимствовании заменять ф на хв? Во-вторых, королевство Каффа существовало в XIV-XIX веках, что куда позже первых фиксаций арабского слова.


Но вернёмся к русскому языку. Этимологический словарь Н. М. Шанского (том 8, стр. 361) приводится весьма любопытное распределение названий кофе по векам:

XVII: кофий, кефа, кофа, кафе, кафей, кофь, кофей, кава, кохий, кохвий, кохвей

XVIII: кофе, кафе, кафей, кофь

XIX: кофе, кофей, кофий

XX: кофе и кофий (просторечное или устаревшее)


Как видно, когда слово только осваивалось в языке, вариативность была большой, но постепенно в конкурентной борьбе победил современный вариант.


Что касается рода, то там тоже с самого начала наблюдалась вариативность. Вот два примера XVIII века:

Я спросил кофе, который мне тотчас и подали. [Д. И. Фонвизин. Письма родным (1784-1785)]
Но обыкновенное крепкое кофе, употребляемое взрослыми людьми, гораздо опаснейшие для детей имеет действия.[неизвестный. О воспитании и наставлении детей [перевод] (1783)]

В литературе можно встретить мысль, что форма кофе приобрела мужской род под влиянием кофия, который однозначно был мужского рода. Возможно, в этом что-то и есть, но, как мне кажется, основная причина была в ином – в том, что немецкое Kaffee и французское café мужского рода. Почему я так думаю? Дело в том, что XIX веке название другого напитка также употреблялось в мужском роде:


Действительно, когда Карачунский пил свой утренний какао, к господскому дому подкатила новенькая кошевка. [Д. Н. Мамин-Сибиряк. Золото (1892)]
Посмотрим, как вы будете существовать в пустоте, в безвоздушном пространстве; а теперь позвони-ка, пожалуйста, брат Николай Петрович, мне пора пить мой какао. [И. С. Тургенев. Отцы и дети (1862)]

Тут уже на кофий не спишешь. А вот то, что по-французски и немецки какао мужского рода, вероятно, было решающим.


В XX веке какао и кофе совсем освоились в русском языке и вполне закономерно их стало затягивать в средний род, поскольку слова на -о и -е в русском обычно среднего рода (как окно и море). И большинство заимствований на -о и -е среднего рода, закономерным исключением являются одушевлённые (маэстро, сомелье, шимпанзе, динго, фламинго), хотя есть и исключения (торнадо, например).

Кофе, престиж и норма Занудная лингвистика, Русский язык, Кофе, Этимология, Длиннопост

Реклама зоопарка в Остраве: Всего 2% и на смену я бы вставал вместе с вами. С шимпанзе нас объединяет 98% ДНК.


Но если для какао смена рода прошла довольно безболезненно, то за «моё кофе» некоторые люди готовы убивать. Почему? Чтобы понять это, надо разобраться в том, что такое престиж и норма.


Небольшое отступление: если вы ожидали увидеть здесь рекомендацию типа «все, кто говорит «моё кофе», уничтожают наш великий и могучий русский язык, таких надо сажать на длительные сроки» или «на кол всех граммар-наци», можете закрывать и дальше пост не читать.


Начну с того, что единого русского языка, который бы всем нам копировали в голову, не существует. У каждого носителя он немножечко свой. Думаю, очевидно, что русский язык старообрядца из Аргентины и русский язык современного московского школьника довольно сильно отличаются друг от друга. Более того, у каждого школьника (и даже у взрослого) он тоже имеет свои особенности. Такой «личный» русский (или не русский) язык называют идиолектом. Но даже если игнорировать такие «атомарные» различия, наш язык всё равно не однороден. Он раскладывается на множество диалектов и социолектов, стилей, жаргонов, сленгов и т.д.


При этом одни формы расцениваются как «красивые» и «правильные», а другие наоборот. Зачастую это увязано с тем, кто эти формы употребляет. Формы из речи высших слоёв общества в среднем будут более престижными. Говоры и диалекты также не равны между собой. Вот что в своё время писал Ломоносов:

«Московское наречие не токмо для важности столичного города, но и для своей отменной красоты прочим справедливо предпочитается, а особливо выговор буквы о без ударения, как а, много приятнее…».

То есть, великий учёный нам сообщает, что говорить малако лучше, чем молоко, не потому, что так произносят москвичи, а потому что это красиво. С точки зрения современной лингвистики, это, конечно, нонсенс, и дела обстоят ровно наоборот. В плане фонетики между молоком и малаком нет разницы по «красоте», не бывает красивых или некрасивых звуков, а уж тем более редукция гласных (аканье) не может быть приятнее отсутствия редукции (оканья). Дело в другом: Ломоносов, кстати, носитель окающего диалекта, неосознанно наделял речь москвичей бóльшим престижем, чем свой собственный говор, и, возможно, сам старался ей подражать, чтобы не звучать как «деревенщина».


Зачастую тех, кто говорит на менее престижных диалектах, всячески дразнят. Приведу очень характерный пример из книги Л. Блумфилда «Язык»:

В своей работе Винтелер приводит стихотворение, в котором жители Гларуса высмеиваются за то, что они используют глагольные формы настоящего времени множественного числа [hajd] «(мы, вы, они) имеют» и [wajd] «(мы, вы, они) хотят» — формы, казавшиеся оскорбительно грубыми для соседей, которые использовали более обычные швейцарские местные формы [hand, wand]. Сорок лет спустя Штрайф приводит аналогичное стихотворение, в котором жители центральной части кантона (включая крупнейшую общину и резиденцию правительства — город Гларус) высмеивают жителей отдаленных долин за то, что они используют эти же самые формы [hajd], [wajd].

То есть, сначала жителей Гларуса дразнили за формы хайд и вайд, но спустя сорок лет они сами уже находились в лагере дразнящих, перейдя на более «правильные» формы.


У нас, конечно, работают те же механизмы. Так, москвичи высмеивают южан за фрикативное ɣ и другие черты. Вспомним классический анекдот:

- Девушка, вы москвичка?
- Пусть это будет моей заɣадкой.

Или:

- Девушка, вы москвичка?
- Да. А шо?

Конечно, в обратную сторону это тоже работает, и москвичей за некоторые вещи дразнят, но престиж – зачастую штука двусторонняя и зависит от многих факторов. Развивая тему ɣ, расскажу о двух людях из одного и того же города. Одна барышня как-то рассказывала мне, что ɣ - звук гадкий, мерзкий, некрасивый и и.д. Соответственно, она, даже проживая на юге страны, старательно выговаривала взрывной г. Контрпример – преподаватель университета, локальный патриот, которая произносила ɣ вполне сознательно, считая это местной чертой, которую нужно холить и поддерживать. Для барышни местный говор – низкий и не престижный, его нужно стыдиться и избегать. Для преподавателя это престижный показатель идентичности, его нужно поддерживать, им следует гордиться.


Или из другой корзины: для кого-то уголовная феня – это гадость и фу, а для кого-то владеть ею в совершенстве и постоянно демонстрировать окружающим это владение – здóрово и статусно.


Престижным/непрестижным может быть не только диалект или социолект, но и язык в целом. Так, ввернуть в разговоре фразу «как говорят французы, c'est la vie» - круто и показатель образованности. А вот «как говорят чукчи, ӄэчыгыльын, лелюльын, нылывээръоӄэн, нытипъэйӈэӄин» звучит уже не так модно, не правда ли?


В ситуации двуязычного общества, если язык А намного престижнее языка Б, обычно это заканчивается переходом носителей языка Б на язык А. Скажем, какой-нибудь селькупский язык вымирает стремительными темпами, поскольку его носители не считают нужным передавать детям такой непрестижный язык. Они полагают, что пусть для детей сразу родным будет русский – престижный язык образования, администрации, высокой культуры и т.д.


Конечно, в этом посте я не могу полноценно раскрыть тему языкового престижа. Штука это многогранная, сложно устроенная, и говорить о ней можно очень долго. Но, надеюсь, главный посыл понятен: социолекты, диалекты и языки могут обладать разным престижем, в зависимости от статуса того, кто на них говорит.


На данный момент самая престижная форма языка в нашем обществе – стандартизированный литературный русский. И тут мы переходим к последней героине моего сегодняшнего рассказа.

Кофе, престиж и норма Занудная лингвистика, Русский язык, Кофе, Этимология, Длиннопост

Норма – это как раз то, что прописано в грамматиках и словарях, то, как говорить «правильно». Я беру слово правильно в кавычки, поскольку с точки зрения описательной лингвистики носитель языка в целом не может говорить неправильно (с поправкой на оговорки, языковую игру и так далее). То есть, если носители русского языка говорят «ихний», это тоже часть русского языка. Поэтому меня всегда коробит, когда диванные граммар-наци пишут кому-либо «ты не знаешь русского языка». На самом деле следует писать так: «ты не знаешь нормы» или «ты идёшь против нормы».


Коротко о норме:


1. В русском языке жёсткая норма – штука относительно недавняя, до XIX века вообще сложно говорить о чём-то подобном. А многие языки и сейчас существуют безо всякой писаной нормы.

2. В разных обществах и странах дистанция между нормой и разговорным языком тоже разные. Где-то между ними пропасть, а где-то расстояние крайне мало. Соответственно и отношение к норме везде своё. Где-то на норму молятся, а где-то поголовно забивают.

3. Бывают полицентрические языки с несколькими вариантами нормы. Например, английский, испанский, португальский и т.д.

4. Жёсткая норма имеет свои плюсы и минусы. Самый большой плюс - это то, что если вы поедете хоть в Сочи, хоть в Мурманск, хоть во Владивосток, везде услышите более или менее один и тот же литературный русский язык с незначительными вариациями. А вот, скажем, в маленькой Словении (20 тысяч квадратных километров), где диалекты ещё вполне живы, жители разных концов страны без помощи литературного языка вообще друг друга довольно плохо понимают.

5. Минус нормы – обратная сторона плюса из предыдущего пункта: она уничтожает все различия, убивает диалекты и заставляет всех ходить в ногу.


Норма консервативна по своей сути и в идеале должна оставаться вечно неизменной. Но на практике, конечно, остановить языковые изменения невозможно, и когда различия между разговорным языком и писаной нормой становятся совсем вопиющими, иногда её всё же корректируют. Как это произошло, например, с кофе.


Случай с кофе, кстати, вообще показателен. Я не думаю, что можно найти хоть одного человека, который всегда следует всему, что прописано в норме. Все мы её в той или иной степени нарушаем. Но одни нарушения просительнее, чем другие. Например, за «большое торнадо» на вас точно ополчится меньше народу, чем за «моё кофе». Почему? Дело в том, что некоторым формам (кофе, ложить, ихний, звóнит и так далее) не повезло стать низкопрестижными маркерами «неграмотной» речи. Иногда довольно сложно понять, почему именно это, а не какое-либо другое слово становится таким маркером. Так, как я уже писал выше, смена пола рода слова какао прошла безболезненно. Десятки, если не сотни глаголов на -ить подверглись переакцентовке, причём процесс этот идёт уже свыше четырёхсот лет. Но граммар-наци раздражает только звóнит.


Тем не менее, даже понимая всё вышеописанное, я лично максимально прогибаюсь под норму, хотя многие мои коллеги относятся к этому значительно проще. Почему? Вот, что как-то рассказал один из моих преподавателей:

Гулял я вчера с сыном, и в разговоре он использовал форму X. Я автоматически поправил её на «правильную» форму Y. Потом задумался, а зачем я вообще его поправляю, ведь форма X теоретически ничем не хуже литературной. Но с другой стороны, если его сейчас не поправлю я, то потом это обязательно сделает воспитательница в детском саду, а затем и учительница в школе. Да ещё и замечание могут сделать, мол, сын лингвиста, а родного языка не знает.

Так же и мне, допустим, стоит в каком-нибудь посте написать «моё кофе», как обязательно найдутся люди, которые заявят, что я пишу неграмотно, следовательно, я плохой лингвист, следовательно, моим постам веры нет. Лучше уж не давать им повода.


Немного повторюсь: по формам типа «мой кофе» в обществе определяется, кто «грамотный» и «культурный», а кто нет. Это как снимать шапку в помещении или не ложитькласть локти на стол. Вроде и глупость, но если хочешь сойти за приличного человека, изволь следовать. Если же такой потребности нет (и в этом нет ничего плохого), то можно, конечно, всё это смело игнорировать. Выбор за вами.

Показать полностью 3
66

Происхождение названий алкогольных напитков-Часть 2

Итак, начнем! Прошлый пост: https://pikabu.ru/story/proiskhozhdenie_nazvaniy_alkogolnyik...

Я уже говорил, что бренди - общий термин для обозначения продуктов дистилляции виноградного вина, фруктовой или ягодной браги. Но бренди, это не только коняк и арманьяк...

Хересный бренди
Brandy de Jerez - популярный в Испании алкогольный напиток. Крепость 36-45%. Название восходит к городу Херес-де-ла-Фронтера в Андалусии (на карте - красным). Кроме того, город славится крепленным вином херес (англ. Sherry).

Кальвадо́с

Французский яблочный или грушевый бренди из департамента Кальвадос в Нижней Нормандии. Напиток известен с 16-го века. Народная этимология возводит название к испанскому кораблю Salvador, якобы затонувшему у берегов Нормандии. На самом деле на мореходных римских картах эта местность названа calva dorsa.

Кагор
Это французское красное вино из города Cahors (Кагор), из винограда сорта Мальбек. в 1733 году Священный Синод Российской империи признал кагор единственным вином, пригодным для церковных нужд. Но кагор в России стал слаще, и изготавливался, уже из сортов каберне-совиньон, мерло и саперави.

Бакарди
Bacardi — крупная алкогольная компания. Названа в честь её основателя - Факундо Бакарди, уроженца Каталонии. Когда он был юным, его семья переехала на Кубу. 1862-м он купил алкогольную компанию.


Получается, "Бакарди" была основана ещё в Колониальной Испании (до 1898 остров был испанским, а потом был захвачен США)

Происхождение названий алкогольных напитков-Часть 2 Этимология, Русский язык, Кагор, Грог, Сидр, Ром, Кальвадос, Длиннопост

Ром

Англ. rum, исп. ron, франц. rhum. Происхождение слова туманно. Известно, что современный ром появился в 17 веке на сахарных плантациях Карибских остров. Однако, "сахарным вином" угощали еще Марко Поло (14 век) на территории Ирана, а в Малайзии (!) схожий напиток готовился издавна.

Этимологи Шанский и Фасмер в унисон пишут: из англ. яз., где rum происходит от rumbullion «сахарная водка». Фасмер дописывает "На Барбадосе" и продолжает: существует и другое объяснение — из малайского brum.

Менее популярная версия возводит слово к названию бокала - рёмера (ромера). Но такие бокалы были популярны в 16 веке в Северной Европе (особенно Германии и Нидерландах). "Ромер" отсылает к vitrum Romarium — «римскому стеклу».

Происхождение названий алкогольных напитков-Часть 2 Этимология, Русский язык, Кагор, Грог, Сидр, Ром, Кальвадос, Длиннопост

Грог
Грог неразрывно связан с кораблями. Дело в том, что английским морякам для медицинской профилактики предписывалось пить ром. Пьяные моряки  — не особо боеспособны, а где-то рядом могут оказаться испанцы. Британский адмирал, командующий флотом в Вест-Индии, Эдвард Вернон приказал разбавлять ром водой и лимонным соком. Новый напиток недовольные мореходы назвали прозвищем адмирала -"Старый Грог" - потому что Вернон ходил в камзоле из фая (англ. grogram).
Так или иначе, Вернон проиграл испанцам так называемую «Война за ухо Дженкинса» на Карибах.

Происхождение названий алкогольных напитков-Часть 2 Этимология, Русский язык, Кагор, Грог, Сидр, Ром, Кальвадос, Длиннопост

Сидр
Слабоалкогольный напиток, который получают брожением яблочного сока или же грушевого сока (перри). Хмельной напиток из яблок упоминается ещё Плинием. В Нормандию он попал из Испании. В русский язык слово попало из  франц. cidre —  от лат. sicera из греч. σίκερα «хмельной напиток» -šikrā арамейского происхождения. В церковно/ старо-славянском зафиксировано слово "сикер" того же происхождения.

Происхождение названий алкогольных напитков-Часть 2 Этимология, Русский язык, Кагор, Грог, Сидр, Ром, Кальвадос, Длиннопост
Показать полностью 3
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: