-37

@SledakSK, не теряйтесь!

@SledakSK. Вижу, многие прочитали пост о "скелетах в шкафу". И многие хотят "хлеба и зрелищ" (попкорном запасаются).

А я - с нетерпением жду продолжения. Части 28 и далее.

P.S.: Чувствую, что не все так просто, как кажется (думаю Вы напишете об этом в любом случае).

Дубликаты не найдены

+1
Контингент не тот, видимо школота, а они как стадо..(
-1
А почему пост минусят?
раскрыть ветку 1
+2
Стервятники
-22

Коммент, для плюсов. Для минусов - сам пост.

ещё комментарии
ещё комментарии
Похожие посты
638

Записки прокурорского следака. Причинение вреда здоровью - как обезопасить себя? Вне серий

Сделаю перерыв между частями 30 и 31, поскольку на мой почтовый ящик приходит много писем написать обзор на тему «Советы не попасть на статью УК о телесных повреждениях». Как вы помните, я уже останавливался подробно на теме изнасилований, разбирая их как для женщин-жертв, так и для мужчин, которых некие ушлые женщины могут попытаться выставить насильником. Не буду писать банальное "чтобы не попасть на статью УК о телесных повреждениях - не надо их причинять", и попробую оформить эту тему в виде советов с примерами. Поговорим вначале о квалификации вреда здоровью.


Итак, причинение вреда здоровью можно разделить ПО ТЯЖЕСТИ от меньшего к большему: причинение легкого вреда, среднего и тяжкого, и ПО УМЫСЛУ – умышленное и неосторожное.

Здесь разобраться легко, чем больший/тяжкий вред причинен здоровью потерпевшего, тем более серьезная статья УК и, соответственно, более суровое наказание. Степень тяжести причиненного вреда здоровью устанавливается только судебно-медицинской экспертизой (СМЭ). Экспертиза эта имеет свою специфику, не понятную зачастую простому обывателю – так перелом ребер – это средняя тяжесть вреда здоровью, ключицы или руки – легкий вред. Сотрясение головного мозга, даже если вы в больнице месяц пролежите с черно-синим от кровоподтеков лицом – это легкий вред здоровью (если нет черепно-мозговой травмы), а ушиб головного мозга, даже при наличии одного удара в голову и излечение за неделю – средний вред.

Умысел – еще проще, если вы человека бьете рукой/палкой/толкаете – и в результате ему причинен вред – это умышленное причинение вреда здоровью. Если вы водитель автобуса, который нарушил ПДД и врезался в столб, из-за чего пассажиры получили травмы, или на пробежке случайно «врезались» в человека, а он упал на асфальт, ударившись – здесь налицо неосторожность, которая впрочем, тоже приводит к уголовной ответственности в случае тяжкого вреда здоровью.


Кстати, в этой классификации есть нюанс – «чудная» статья 116 УК РФ «побои», как я считаю, созданная коррупционерами для коррупционеров. Суть этой статьи, что любые насильственные действия, которые вы совершили по отношению к потерпевшему, причинившие ему боль, но не причинившие ему легкого вреда здоровью (определяемого экспертизой), из хулиганских побуждений, а также по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды - могут принести вам до 2 лет лишения свободы.

Приведу пример, как можно легко «попасть» по этой статье – 25-ти летний участковый Вася был молод, здоров и имел со школьных времен хорошую подругу Иру. Имел, кстати, во всех смыслах этого глагола, поскольку его опорный пункт был расположен в соседнем с ее квартирой подъезде, и Ира забегала к нему регулярно для поддержания правопорядка и своего гормонального уровня на стабильно высоком уровне. Ирин муж Сергей был весь погружен в работу учителя биологии, с утра до вечера дома не бывавший, и зарплату имевший крайне низкую. Ира пыталась уговорить мужа на любую другую работу, но тот был убежденным сторонником ВВПутина, патриотом, Крым-наш, поднимем образование и т.д. Ира давно бы уже убежала к участковому Васе, если бы не одно «но». Двухкомнатная квартира супругов была довольно уютная, приобретена мужем до брака, детей у работающей маникюршей на дому Иры не было, поэтому не приходилось сомневаться, что в случае развода суд оставит квартиру Сергею, а дарить мужу-неудачнику счастье в виде полной свободы и свободной от нее квартиры, Ира не намеревалась. Когда Ира однажды поделилась с Васей своими мыслями на эту тему, тот воскликнул – глупая женщина, что же ты раньше молчала! Мы этого ботаника оформим за неделю и разведем на бабки. Через месяц-другой, к супругам в свободную комнату приехала «на недельку погостить» дальняя Ирина подружка-уроженка Украины, но ныне гражданка РФ, и две бабы начали выносить мужу Сергею мозг, бухая вечерами на кухне и дергая его по малейшему поводу. Сергей особо не реагировал - проверка тетрадок, ужин и сон были в его вечернем приоритете. Наконец, через 5 или 6 дней подруга вспомнила, что она щирая украiнка, и "притопила" на тему международно-правовой обстановки, санкций и ВВП лично. Сергей «завелся» вполоборота, защищая территориальную ценность России и достоинства президента. Словом за слово, подруга спровоцировала ситуацию, когда Сергей схватил ее за руки и буквально отодвинул со своей дороги. На следующий день эта подруга вновь завела эти разговоры, на что Сергей затолкал в сумку ее вещи и буквально вытолкал ту из своей квартиры под ее (подругины) крики «спасите-помогите». Далее предварительно наученная матрешка побежала в трампункт, где сняла вчерашние кровоподтеки с рук, и сегодняшние кровоподтеки с предплечий и спины. Ирин выбор именно этой подружки (по Васиному совету) был обусловлен крайне интересным фактом – кроме нужной национальности у нее крайне быстро проявлялись на коже любые повреждения, даже просто несильный щипок мог вызвать синяк, о чем, конечно Ира знала уже давно. После получения на руки справки из травмпункта, подружка бежит в дежурную часть полиции с заявлением о побоях со стороны Сергея, и это заявление расписывают – вуаля – Васе. Сергей об этой ситуации узнал от Васи, который уже был не «просто Вася – Ирин друг», встреченный им на улице «здорово-здорово», а Василий Николаевич, в форме и на «вы», трясущий перед ним уголовным кодексом с санкцией «до 2 лет лишения свободы», объяснениями соседей о криках «спасите-помогите» на лестничной клетке, заявлением матрешки о возбуждении уголовного дела по мотиву национальной ненависти и причинения ей физической боли вследствие ее (подруги) «неправильной» национальности. Растерявшегося Сергея он быстро опросил, самое главное, под подпись удостоверив факт того, что подругу он вытолкал, и за руки ее хватал и конфликты с этой украинкой были в том числе из-за Крыма. Далее, Сергея через Иру, которая «по старой дружбе» ходила к Василию договариваться «чтобы дело не заводили», развели на миллион рублей, которые он смог найти только продав свою «двушку», и купив в тот же день однокомнатную. Это тоже был Васин совет, он и покупателя подогнал, который деньги принес «наличкой», а не банковским переводом – этим серошинельный друг-любовник еще и помог Ире в дальнейшем при разводе претендовать на половину этой уже купленной в браке квартиры.


Случай этот, конечно выглядит наиграно из-за умного участкового, не очень умного Сергея, и череды «как удачно все совпало», но, к сожалению, в жизни дерьмо порой случается именно так, а ситуация эта реально произошла несколько лет назад.

Какие бы могли быть советы для любого человека в такой ситуации? Статья 116 УК РФ предполагает ЛЮБОЙ ВРЕД, причинивший физическую боль – это и хватание за руки, и удары, и щипки, и вцепиться в волосы, и пнуть ногой – главное, чтобы это было не однократное воздействие, цель которого хулиганские побуждения, по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды. То есть, если вас провоцирует на что-то явный представитель любого крайнего из этих явлений (фанат Навального или обожающий Сталина, почитатель РПЦ или ислама, сторонник великой Украины либо могучего нью-СССР), старайтесь даже в случае провокаций держать свои руки при себе – поскольку статья 116 настолько провокационна, что здесь не нужен вред здоровью, достаточно факта неоднократного причинения любой физической боли заявителю.


Закончив со статьей - исключением, вернемся к обычным статьям УК РФ – причинением легкого вреда здоровью, среднего и тяжкого. В жизни бывают ситуации, когда вы вынуждены ударить. Это может быть защита себя или своих близких, своего имущества или просто случайных лиц, либо какая-либо провокация. Как бить, если нет другого варианта? Самый лучший совет на эту тему дал персонаж фильма «Бой с тенью», сыгранный блистательным Андреем Паниным – «По лицу не бить никогда – затаскают…бить нужно по печени, «в солнышко». С этим советом просто не поспоришь, начиная от того, что любой удар в область жизненно важного органа (головы, грудной клетки) будет всегда ухудшать вашу ситуацию. Во-первых, вы не волшебник-предсказатель, а жизнь – как правило, поворачивается в такие моменты не лицом, поэтому от даже единичного удара в голову ваш оппонент может просто упасть, неловко удариться виском и – привет следственный изолятор и «тяжкая» статья. Вместо спасителя подруги, защитника угоняемого авто, или поборника правды/справедливости вы превращаетесь в преступника и убийцу. Поверьте, зачастую дежурные опер или следак не будут разбираться, насколько вы были правы, а умерший нет, и просто возбудят дело по ст. 111 ч. 4 УК РФ – причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего, а через несколько месяцев расследования дела прокурор в суде буднично попросит суд дать вам 6-8 лет реального лишения свободы, которые вы реально получите.

Что же делать в случае нападения на вас? К примеру, темная улица, физически крепкий нападающий (предположим, без палки и ножа, чисто физическое нападение «кулаками») – как же защититься, без ударов по лицу? Как это ни банально, советую (в случае невозможности предотвратить нападение и тупо убежать) использовать подручные средства в виде хороших перцовых спреев и электрошокеров. Первый даст вам фору убежать, второй заставляет нападавшего осознать свою неправоту без малейших следов каких-либо повреждений на его теле. Далее- не забудьте «про бумажку», ибо для наших правоохранительных органов кто быстрее обратился в травмпункт или больничку дежурную (а там время обращения до минуты указано), тот и терпила. Оставил «бумажку» на потом - можешь запросто на следующий день быть не бэтмэном, отогнавшим хулигана, напавшего на девушку, а тем  самым хулиганом, избившим беззащитного гражданина. Даже если нет никаких следов видимых - все равно придите сразу в травмпункт, чтобы в журнале был зафиксирован факт обращения с жалобами на боли там-то и там-то. И последнее - если к вам внезапно «пришли» или «вызвали», и обещают все закрыть и прекратить, если вы подпишите обьяснения - не давайте никаких показаний без своего адвоката, чтобы вам не обещали «добрые опер и следак». 51 статья Конституции, и рот на замке. «Уехать» можно после такого «доброго» разговора минимум на пару лет.


Разумеется, я упрощаю все до уровня «черное и белое, правильно-не правильно». Когда возникает реальная угроза вашей жизни – нужно использовать все средства защиты, бить, кусать, выдавливать глаза. Основная цель – остаться в живых, а отсидеть сколько-то лет, даже за превышение пределов необходимой обороны все же не так страшно, как лежать в сосновом наглухо закрытом ящике.


Итак, будьте осторожны, не давайте себя провоцировать, в случае потенциально опасной ситуации помните, что убежать иногда лучшее решение проблемы, если конфликт уже состоялся, не бейте в жизненно важные органы, но если угроза вашей жизни – защищайте себя любым способом – берегите себя и ваших близких.

Показать полностью
1280

Записки прокурорского следака. Часть 30.

Предыдущая часть закончилась на том, что я сидел в своем кабинете в Главке осенним вечером 2007 года, когда почти все следаки разъехались по домам, когда дверь в кабинет неожиданно распахнулась, и я увидел незнакомого мне генерала, да еще и не из моего отдела (напомню, что в Главке есть несколько отделов, каждый из которых расследует исключительно свои дела – убийства, экономику, коррупцию и т.д.). Генерал, не спрашивая меня ни о чем, сказал «Сейчас идешь со мной в 626 кабинет, есть срочная работа, распечатай побольше бланков обыска/выемки, пару протоколов допроса свидетелей и пару протоколов осмотра места происшествия и осмотра предметов. С твоим шефом я все согласую». Ну, с генералами капитанам спорить не стоит, поэтому, я собрал «тревожный чемоданчик», нагрузил в него все требуемые генералом бланки и протоколы, оделся и спустился в нужный кабинет. Кроме генерала в кабинете уже было человек 5 следаков, мне незнакомых, то есть, с других этажей здания (как правило, первые полгода-год командировки ты общаешься только со следаками со своего этажа), из других отделов.


Генерал сообщил, что он расследует многоэпизодное дело по экономике, одним из действующих лиц которого потенциально является то ли сенатор, то ли замминистра (очень обтекаемо и непонятно сказал, видимо, чтобы не слили информацию) – то есть, в любом случае, лицо крайне непростое. Оперативное сопровождение оказывают фээсбэшники центрального аппарата, и сейчас все делятся на пары – следователь/фээсбэшник, разбирают запечатанные конверты (генерал раздал каждому следователю по большому коричневому конверту), садятся во дворе в машины к фээсбэшникам, едут к зданию ФСБ на Лубянке, и ровно в 23.00 вскрывают совместно конверты каждый в своей машине, внутри конверта находят постановление о производстве обыска, читают адрес и едут каждая машина в свой адрес. Отдельно генерал просил нас с сотовых телефонов не звонить никому кроме него (дав свой номер), только принимая звонки. Такие меры предосторожности нужны для того, чтобы никто – следователь или приставленный к нему опер – не слил информацию об обыске заранее «налево». Генерал проверил у каждого наличие бланков, прочитал инструкцию, на что при обыске обратить внимание, переписал наши данные, чтобы составить заранее постановление о следственной группе. Мы же парами спустились на лифте вниз и разошлись по машинам.


Мне достался фээсбэшник в «сотом» тонированном наглухо Крузаке без номеров, который вначале посадил меня в машину, потом вынул из багажника стопку номерных знаков, и пошел прикручивать какие-то из них к машине, мне не показывая. Приехали мы за 20 минут к зданию ФСБ, я посмотрел на часы…блин, еще 1,5 часа до вскрытия конверта. Напоминаю, октябрь 2007, никакого мобильного интернета, айфонов, или мобильных читалок в «гаджете». Мой невольный напарник, будучи похоже крайне опытным в таком ожидании, достал из бардачка толстенный журнал со сканвордами, и погрузился в приятное времяубивание. Со мной он разговаривать отказывался «не положено до вскрытия конверта». Ну и хрен с тобой, хорошо, что полная пачка сигарет с собой. Я прокурил кожаный салон Крузака насквозь, когда в 22.30 раздался звонок от генерала «Время обыска сдвигается, прямо сейчас вскройте конверт, прочитайте мне вслух свою фамилию, фамилию опера и адрес, который будет в постановлении». Я в присутствии фээсбэшника конверт вскрыл, прочитал адрес (что-то на Софийской набережной), после этого генерал сказал отзвониться ему, когда мы войдем в квартиру и повесил трубку. Мы с невольным напарником поехали «в адрес». По дороге фээсбэшник вызвонил кого-то, и через 5 минут мы подъехали к зданию, где нас ждали два молодых парня.

Наши понятые - сказал фээсбэшник.

- Не понял, а в адресе не судьба понятых достать, вроде вечер, все по домам сидят – я реально на тот момент еще не сталкивался с оперативной поддержкой «фейсов».

- Ну, позвони генералу, спроси его, что лучше.

Я набрал генералу, пояснив, что опер мне «подсовывает» своих понятых.

«Не подсовывает, а обеспечивает отсутствие дальнейшего геморроя» – пояснил мне в трубку генерал – «ты вообще понимаешь, к родственнику кого ты сейчас едешь? Да там через день любые понятые, кроме заранее подготовленных, сменят показания и под присягой в любом суде скажут, что все, что ты найдешь – ты сам подкинул, а опер при этом хозяину яйца выкручивал». Ладно, понял, не дурак, нам же проще.

- Они хоть не сотрудники?

- Обижаешь, на юрфаке учатся, на практику к нам хотят.


Через 10 минут – «мама дорогая, шоб я так жил» – нужный адрес представлял собой двухэтажные апартаменты в доме с видом на Кремль на набережной Москва-реки. Мы всей дружной командой прошли к будке охраны, фэйс, сверкнув своими корками, обеспечил проход в подъезд, и мы прибыли к нужной квартире на верхнем этаже. Хозяин квартиры оказался молодой пацан лет 20, который долго не хотел нас впускать, кому-то за дверью звонил по сотовому, но, видимо, вся его родня в этот момент времени тоже встретились с моими коллегами, так как на его звонки никто не отвечал. После угроз опера, что сейчас МЧС прибудут в течение 5 минут и срежут болгаркой петли, дверь открылась. Хата реально впечатляла - смесь хайтека и золота/лепнины, дорогущая техника, ковры, панорамные окна. Ну что же, приступаем. Первые часа 1,5 обыск длился стандартно. «Клиент» не хамил, и соответственно, не получал грубости в ответ (помнится, на родной «земле» через год-полтора работы я проводил обыск в доме замначальника ОБЭП по делу о получении взятки в особо крупном размере, сам фигурант давал показания в СИЗО, а дома присутствовала его жена – крайне хамовитая бабёнка с замашками командира полка, пытавшаяся меня бить полотенцем, плевавшая в меня, царапавшая оперов, кричавшая вслух угрозы-проклятия. Ну, как с этим бороться….пришлось «поднять» линолеум во всех комнатах, где он был, отодрать паркет и подвесные потолки. Хамство с каждой комнатой снижалось по экспоненте).


Но вот мы дошли до сейфа, который парень при нас легко открыл. «Мамадарагая». Я набрал генералу.

-Это Антон, при обыске сейф, внутри он полностью забит деньгами.

- Считайте. Номер каждой купюры в протокол. Хватит листов?

Я заглянул в свой чемодан – надеюсь.

Шел шестой час обыска. Хозяин квартиры, отчаянно зевающий, опер, понятые и я сидели возле сейфа и «считали бабло». Никогда еще в моих руках не оказывалось почти два миллиона евро, от цифр в их номерах уже реально рябило в глазах, руки устали, и закончилась первая ручка. Слава Богу, что купюры были по 500 евро.

- Народ, я опять в туалет.

Мы все впятером встали и пошли к ближайшему из трех санузлов апартаментов, хозяин квартиры зашел внутрь не закрывая дверь, мы с опером и понятыми, не заходя за ним, встали так, чтобы мы все видели друг друга. Да, не очень приятно, пардон, ссать при свидетелях, но мне крайне не хотелось, чтобы на меня потом «повесили» еще лям-другой, поэтому мы изначально договорились, что перекуриваем прямо у сейфа в квартире, а в туалет ходим именно в таком порядке, делая об этом отметку в протокол обыска.

Кроме денег в сейфе были побрякушки – золото, бриллианты, эксклюзивные швейцарские часы – в общем, мажор был прикинут «по самое не могу». Ничего особо криминального я не нашел, кроме такого количества денег и предметов роскоши – кроме денег забрал все ноутбуки, системные блоки и телефоны – генерал разберется.


Как раз когда мы заканчивали обыск (время было около 5 утра), генерал позвонил мне и попросил обеспечить, чтобы мажор оказался вместе с нами в подьезде за пределами квартирной двери примерно через 10 минут. Хм, странная просьба, ну да ладно. Подписав все документы, я попросил парня нас проводить и покурить с нами «на дорожку» в подьезде. Видимо, на радостях, что мы сейчас наконец-то «свалим», он согласился и вышел. На лестничной клетке его ожидал товарищ военный в шинели, с ним стояли два милиционера.

- Такой-то такойтович?

Мажор как на говно посмотрел на этого «нового кадра» - ну, да.

- Возьмите-распишитесь.

Мажор расписался на листке, и взял какую-то бумажку.

Я ваш военком, что же это вы от визита к нам уклоняетесь злостно – пропел «шинель» - через 3 дня ждем вас в военкомате.

Я собрал все мешки с опечатанным, и мы с опером и понятыми, оставив данных товарищей на лестничной площадке, выехали в Главк, «сдавать хабар». Позднее я узнал, что мажора привезли в военкомат, где ради него специально собрали медкомиссию, признали его годным и отправили в закрытую военную часть в места северные и отдаленные, где его влиятельный папа даже отыскать не смог. Пришлось папе, дабы сына вернуть, договариваться с генералом, и помогать в расследовании дела, но эти дела уже меня не касались, и узнал я об этом случайно и позднее.


Ну что, так прошел мой первый «авральный» вечер, а их будет еще очень и очень немало. Но у меня еще было и собственное уголовное дело, в группу по расследованию которого я и входил, а там ситуация была все веселее и веселее…

Показать полностью
646

Записки прокурорского следака. Часть 29

Давайте вначале разберемся, что же такое Главк, до сентября 2007 именовавшийся управлением по расследованию особо важных дел Генеральной прокуратуры, а в настоящее время - Главным следственным управлением Следственного комитета РФ (Технический переулок, д.2). Следователи расследуют уголовные дела. Если что-то, к примеру, убийство, произошло на территории Мотивилихинского района Перми - подследственность следственного отдела этого района. Если это убийство было двойным, к примеру (или с особой жестокостью совершено)- дело могут забрать в следственное управление Пермской области. Если это убийство из разряда «расстреляли из автомата машину, в ней 4 трупа, а в машине еще и наркоту нашли, да еще один из трупов - депутат местный» - могут еще «выше» забрать - в следственное управление ПФО. Если же это второй-третий такой случай (то есть, налицо серийность), или одна из жертв видное лицо (медийное или социально значимое) - в этом случае всероссийский «общественный резонанс» возникает, и дело забирают в Главк России. В настоящее время практически любое общественно резонансное дело, как то разбившийся самолет Качинского, крушение Невского экспресса, банда ГТА, убийство тремя девочками отца в Подмосковье - все расследует Главк. Это же относится к многоэпизодным экономическим или коррупционным делам. Дела такие, как правило, от 100-150 томов и до бесконечности. Мне, к примеру, довелось расследовать дело из 900 томов состоящее. В Главке есть отделы, которые расследуют преступления экономические, коррупционные, против государственной власти, против личности и общественной безопасности. Отсюда следует, что следователю Главка непременно нужна следственная группа, ибо ни один даже сверхгений не потянет в голове держать такой обьем информации, и производить такой обьем следственных действий. Откуда берутся следаки в группу? Рандомно со всей России. Делается запрос на 2-3-5 следователей, кадры отправляют запросы по регионам, и с каждого региона по несколько человек присылают. Хорошо, если следак молодой несемейный, а вот если у него жена-дети-быт налаженный на «земле» - уже начинаются проблемы, так как «вход рубль, выход - сто». Обучив следака «под себя», затратив месяц на его обучение тонкостям конкретного дела, сработавшись с ним, очень не любят в Главке его обратно отпускать. Я, к примеру, 5 лет жизни командировке в Главк отдал, сейчас там есть следак, который с 2006 года там сидит, бедолага. На одном из совещаний осенью 2007-го у Бастрыкина поднялся в зале один из руководителей Сибирских регионов «дорогой Александр Иванович, у меня мол следачка есть, которая у вас с начала 90-х сидит, отдайте ее обратно»...скандал был знатный.


Приезжает итак такой следователь «в группу», из Челябинска или Архангельска - вначале его нужно заселить. В 2005-2009 активно использовалась гостиница Измайлово. Так, в 2007 там проживало порядка 30 человек, на одном-двух этажах корпуса Дельта. Жили по двое в номере, до работы 4 станции метро, все были дружны, и переходили из группы в группу к новому следователю, если заканчивали «свое дело», чтобы не тратить время на обучение нового человека.


Итак, моя группа - 4 ровесника и один заслуженный «подпол». Вначале я, только ожидавший капитанские звезды, сильно стеснялся, к примеру, этого подпола просить сигарет купить, если он на обед идет на улицу, потом пообтесался - внутри группы «звезд и званий» нет. Руководил нами молодой полковник, и расследовали мы один из эпизодов дела Юкоса. По началу работы шеф привел меня в кабинет, где все полки от пола до потолка были заставлены томами дела - твоя работа составить описи и реестр всех томов в электронном виде. Да, многие дела начинавшиеся в 2000-2006 были написаны от руки, и оцифровка дела была несомненно нужна для его направления в суд. Я в душе малость обиделся, считая себя опытным следаком, ожидал сразу же допрашивать жутких маньяков и важнейших свидетелей «раскалывать», а не выполнять канцелярскую работу. Кстати, попробуйте переподшить 500 томов, разбирая в них и перепечатывая в Ворде неразборчивым и разным почерком составленные документы - адская работа, если честно, в первую очередь, по скуке и монотонности. Но «приколы» только начинались. Так, в один из вечеров, когда я сидел за очередным томом ко мне забежал в кабинет генерал, да еще и не из моего отдела - «Свободен? Едешь сейчас со мной!»

Показать полностью
931

Записки прокурорского следака. Часть 28

Итак, мое начальство от греха подальше, то есть, от руководящего поста, сплавило меня по обоюдному согласию в добровольно-принудительном порядке в командировку в Главк.

Ах, это сладкое и опасное слово «Главк». На «земле» - то есть в любом городском или районном следственном отделе любого региона РФ это слово вызывает немедленную реакцию - во-первых, там работают халявщики, у которых 1 дело в производстве, во-вторых, достаточно одного звонка кого-то из Главка, чтобы у кого-то начался либо карьерный рост, либо скоротечное падение. То есть, по старой привычке «подальше от начальства, поближе к кухне», следаки России очень хотят там работать, и крайне недовольны вмешательством в свою работу людей «оттуда». Меня командировали в Главк в период «междуцарствия» - когда следствие еще не отделили из прокуратуры в отдельное подразделение, но процесс уже был начат. Мое личное мнение как следователя насчет этого отделения довольно обьемно, категорично, и заслуживает «очень много букав», поэтому если только отдельным постом. Августа 2007-го Главк относился еще к Генеральной прокуратуре РФ, поэтому, получив в кадрах листочек о прикомандировании, я надел свою красивую ярко-синюю форму (что делалось раз в год для совещания в актовом зале прокуратуры Москвы), белую парадную рубашку и поехал в Генеральную, на Большую Дмитровку. На проходной сотрудник милиции долго изучал мое командировочное удостоверение, позвал старшего смены. Примерно через полчаса их коллективный мозГ выдал решение позвать дежурного прокурора. Пришедший мужчина в годах посмотрел на мое командировочное, на горящее энтузиазмом лицо в парадной форме - «Сынок, это тебе на Технический переулок надо». Сказано-сделано, и через полчаса я уже перед проходной управления по расследованию особо важных дел прокуратуры РФ в километре от метро Бауманская. Меня встретили и провели к следователю по особо важным делам «заказавшим» меня в свою группу. Важняк был 30-ти лет отроду и реально оооочень важным. Примерно 20 минут нашего общения было посвящено тому, насколько крутые дела он расследует, насколько они важны для России-матушки, и насколько я должен быть горд тому, что я теперь «в команде». Следственная группа, к которой я теперь относился, звала «за глаза» следака «Ты меня подвёл». Это была его «короночка», с этих слов начинался рабочий день, ими продолжался, и ими заканчивался. Кофе холодный? Следак, это кофе принесший шефа «подвёл». Свидетель не дал нужных показаний - аналогично. Ты стоишь в курилке, и у тебя нет с собой Парламент лайт, который курил шеф - догадайтесь о его реакции! Надо сказать, шеф был в принципе безобидный, просто любил выпячивать свою «важность и нужность», поэтому мы - следаки его следственной группы - на него не обижались, и воспринимали этот «понт» с юмором.


Первое впечатление от Главка - здесь одни полковники и генералы - к примеру, мой шеф уже к 30-ти отхватил себе полковника, и это для Главка было в порядке вещей. На моем этаже работали 4 генерала (к примеру, в субьекте РФ максимум 2 генерала на область, и это руководитель субьекта и его первый зам. А до 2007 и одного генерала было с избытком порой), на «Техническом» (так мы между собой обзывали Главк) на 14 этажах здания генералов было свыше 30 человек, с ними мы общались каждый день, поэтому почтение к большим звездам очень быстро размывалось. Появлялось уважение лишь к профессионализму вне зависимости от чинов и званий. Кстати, ремарка для зануд - мне долго писать «государственный советник юстиции», да еще и уточнять «класс», поэтому «генерал» быстрее и точнее, хотя для августа 07 действительно тороплюсь.


Второе «первое впечатление» - это техническое оснащение. На «земле» следак вынужден сам покупать бумагу А4, заправлять свой принтер, любые расходники - из кармана следака. Это я описываю не только стандартный земельный отдел провинции, но и ситуацию по Москве, откуда я и был прикомандирован. Здесь же пачки бумаги А4 буквально стояли в коридоре горами до потолка. Кончился картридж в принтере? В архиве стоит 4 принтера - возьми новый. Рабочий день до 20-21? Нет, не слышали - в 17.59 народ уже рекой течет на проходную. Обед «бичпакетом»? Фу, сударь, моветон - на 14 этаже столовая, куда все ходят на завтрак (с 09.00-10.00) и обед (с 12.30-15.00). Меню завтрака: вареные яйца, омлет, яичница, каши, кефир, сосиски, салатики овощные, свежие булочки, морс-чай-кофе. Время завтрака - около получаса. На обед: два вида супов, три вида горячего с разнообразными гарнирами. Цены - в 2007 году можно было отзавтракаться в усмерть на 70-90 рублей, и отобедать на 100-150. Вы только представьте (особенно по меркам нынешней нагрузки) - следак приходил на работу ровно в 09.00, до 09.30 оперативка у личного шефа, потом с шефом и следственной группой завтрак получасовой, потом перекур и чай/кофе в кабинете своем. В общем, рабочий день только в 10.00 и начинался.


Перекуры - две лестницы по бокам здания были «забиты» следаками, сигаретный дым тянулся змеей по коридорам. Также спокойно руководство относилось и к чаепитиям. Одним словом, по завершению первого рабочего дня в моей голове было одно - я похоже попал в рай. Для следака с «земли», впахивающего (даже на момент 2007 года) по 10 часов в сутки почти без перерыва, Главк воспринимался именно так. И, самое главное, причастность к «судьбам страны» - для обычного следователя «громкие дела» слышатся в СМИ и проходят мимо ушей - у него полно своей грязи - своих убийств, БОМЖей, шлюх, неопознанных, скелетированных, «глухарей и висяков». В Главке ты начинал себя ощущать «белой костью» - контингент: депутаты, банкиры, высшие чиновники. Можно носить костюм с галстуком на работу, не опасаясь, что он провоняет трупом или БОМЖОм, можно надевать красивую обувь, а не говнодавы, ибо каждую секунду «на земле» тебя могут послать выкапывать труп в лесополосу, поле или доставать из речки разложившееся «непонятно что», снимать из петли распухшее тело недельной давности. Понимаю, что обычному читателю такие подробности могут показаться утрированными, но следаки и опера «с земли» меня поймут - каждодневная одежда - та, которую не жалко выбросить, и явно не стоит одевать после работы домой. Представь, дорогой читатель, что ты обычный школьник сельской школы, и из своего загаженного кабинета, где учитель может спокойно матом разговаривать, попадаешь в мраморный зал (ну, на тот момент мне лично так виделось:) ), где ходят министр образования сотоварищи, и прочие красиво одетые люди, называющие тебя на «вы», на тебя не орущие и нахрен не посылающие....фантастика.

Вторая ремарка - в комментариях могут начаться темы «да вот следаки нихрена не работают, а только жрут и курят» - товарищи, я описываю, во-первых, отдельностоящее в России 14-ти этажное здание, а во-вторых, конкретный период времени работы исключительно в нем:)


Итак, первый день командировке в Главке прошел под заголовком «а хрен ли я об этом не знал, и так поздно сюда сорвался». Наивный, весь этот дурдом (а я, дурашка, считал, что командировка - это что-то на 2-3 месяца, ну, как и было написано в моем командировочном «прикомандировать на 2 месяца») растянулся на 5 лет, и всё только-только начиналось...


В следующем посте - знакомство со следаками группы и рассказ о том, что же я теперь расследую

Показать полностью
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: