447

«Слава Богу, мне перестало это сниться»

«Слава Богу, мне перестало это сниться»: самый титулованный российский военный рассказал, как воевал в Чечне

Герой России, выпускник Сызранского вертолетного училища Игорь Родобольский спас от смерти больше 500 человек

Самый титулованный российский военный с внуками Игорем и Полиной

- Когда первая кампания началась, я до последнего не верил, что наши войска войдут в Чечню. Когда колонны пошли на Грозный, Майкопскую бригаду почти всю положили. Я оттуда вывозил людей. Вертолет был до потолка набит мясом, понимаешь? Вот прямо груды. Ну, я сидел спиной к ним, в пилотской кабине. А те, кто грузил их, кто рядом был… Я не знаю, какое их состояние было. Когда видишь, что 20 бойцов как мясо лежат, тяжело.

На войне Игорь Родобольский провел почти 10 лет. Сначала Афганистан, потом от начала до конца две Чеченские войны. Правда, вспоминать об этом не любит. Говорит, война для него давно закончилась.

«Видишь, ракета летит на тебя, и умудряешься от неё уйти»

- Родители медиками были. Хотели, чтобы я тоже стал врачом. А я насмотрелся, как они возвращались с ночного дежурства после нескольких операций и валились трупами. Я еще и крови почему-то боялся, - вспоминает летчик. – Это потом уже привык.

В 1983 году курсант окончил вертолетное училище в Сызрани (СВВАУЛ). Вместе с женой Ларисой летчик уехал служить в Венгрию, там он стал командиром экипажа Ми-8. У Игоря Олеговича родился сын, когда Олегу исполнилось три года, папу забрали в Афганистан.

- Что сказала Лариса? Да что она скажет, она ведь жена офицера. Сказала, что долг есть долг.

На войне экипаж Родобольского занимался эвакуацией российских солдат и офицеров.

- Спасали наших ребят, которые попадали в ситуации, из которых их никак нельзя было вытащить. Они были обречены. Оставалось два варианта у них: либо умереть, либо сдаться в плен. Многие выбирали умереть. Когда ты знаешь, что только от тебя зависит жизнь этих людей, тогда не думаешь ни о чём. Я мог погибнуть раз 20-30. Может, больше. Видимо, Бог следит сверху, оберегает.

Весной 2001 г. эскадрилья из трех вертолетов Ми-8 под командованием Родобольского начала эвакуации спецназовцев, окруженных под Центороем. Сесть в горах было негде. Летчики поставили вертолеты на одно колесо, зависли в воздухе и ждали, пока ребята запрыгнут в машину. По ним начали лупить. Тогда Игорь Родобольский поднял вертолет в воздух и стал обстреливать боевиков, отвлекая их на себя. Неравный бой шел до приказа к отступлению. На вертолете было больше 30 пробоин, поврежден топливный бак – из него выливался керосин, который мог в любой момент вспыхнуть. За это время в два других вертолёта успели погрузиться половина россйских военных.

- Так бывает: тебя собирались убить, а ты остался жив. Когда уже начинаешь прощаться с жизнью своей, а выходишь из ситуации победителем. Видишь: всё, ракета летит, а ты умудряешься от неё уйти. И если бы ты не смог этого сделать, то всё, кранты...

«Спасибо, что живы»

В открытых источниках указывают, что герой России Игорь Родобольский вывез с поля боя 500 человек. Полковник признаётся: не считал, но намного больше.

- Первое время мы общались, — улыбается полковник. — Когда забираешь ребят, они запрыгивают в вертолет под пулями, а потом узнают фамилию командира вертолета. Писали мне: «Спасибо, что оставили жизнь». Убитых, «груз 200», возить намного тяжелее.

- Вам это не снится?

- Нет, слава Богу, уже нет.

- Уже?

- Да. Даже у меня и ностальгии нет по полётам, я уже отошёл от войны. Нет, не хочу, честно, не хочу. Одно желание – отойти от всего, забыться.

Шесть лет назад Игорь Родобольский создал Центр патриотического воспитания Свердловской области и до сих пор руководит им.

- Я уже забыл эти войны, всё забыл. Иногда бывает, смотришь фотографии, и Афганистан очень вспоминается. Начинаешь думать, анализировать, какой я фанатик был, когда выполнял невыполнимые задачи. А сейчас хочется просто отдохнуть. Уволюсь и поеду к себе на юг (смеётся).

Игорь Родобольский уволился в запас в 2010 году — на пенсию. За год до этого лётчику предложили служить на Дальнем Востоке. Родобольский отказался: «Больше не хочу».

Подполковник, успокойтесь

В 2003 году Игорю Родобольскому присвоили звание Героя России за 12 эпизодов. Начальник управления кадров тогда сказал: за каждый из них можно было бы дать звание. Руководитель наградной комиссии, когда читала перечень подвигов, расплакалась.

- Когда нас привезли в Кремль, в Екатерининский зал, провели инструктаж: фамилию называют, надо встать, пройти по ковровым дорожкам, подойти к президенту и встать, как положено, — рассказывает лётчик. — Меня вторым назвали, прошел по этому маршруту, представляюсь: «Товарищ Верховный Главнокомандующий! Подполковник…» И меня заклинило! Фамилию забыл. Владимир Владимирович увидел и по плечу похлопал: «Подполковник, успокойтесь». Он так улыбнулся. Может быть, в зале ничего и не поняли. Потом всё-таки собрался, вспомнил: подполковник Родобольский.

Игорь Родобольский награжден двумя орденами Красной Звезды, орденом «За службу Родине в Вооружённых Силах СССР» 3-й степени, российскими тремя орденами Мужества, орденом «За военные заслуги» (7 ноября 1997). О наградах мало кому рассказывает.

- А зачем ими хвастаться? Я к ним и не стремился никогда. Просто хотел выполнить свой долг, быть гражданином России. Вот и всё. А то, что государство оценило меня — приятно, конечно. Я не распространяюсь об этом. Мне, честно говоря, так… Отслужил — и отслужил.

БЛИЦОПРОС

- Что вы ели сегодня на завтрак?

- Яичницу с колбасой, кофе.

- Когда вы в последний раз плакали?

- Сегодня, расстроили меня. Ну не страшно.

- Что любите готовить?

- Грибной суп. Остальное по мелочам. Картошку сварить-пожарить, яичницу пожарить, в микроволновку закинуть пару сосисок.

- Как вас называли в школе?

- Киса. Или потому, что характер мягкий, или внешность располагала. Я такой был смазливенький мальчишка.

- А какой любимый мультфильм?

- «Маша и Медведь».

- А вы дрались когда-нибудь?

- Кто в детстве не дрался? Стенка на стенку, город на город.

- О чем вы мечтаете?

- Улететь в космос. Шутка.

- Если б вы поймали золотую рыбку, какие бы три желания загадали?

- Ничего. Я не привык барствовать, все есть.

«Слава Богу, мне перестало это сниться» Вертолетчики, Афганистан, Война, История, Длиннопост
«Слава Богу, мне перестало это сниться» Вертолетчики, Афганистан, Война, История, Длиннопост
«Слава Богу, мне перестало это сниться» Вертолетчики, Афганистан, Война, История, Длиннопост
«Слава Богу, мне перестало это сниться» Вертолетчики, Афганистан, Война, История, Длиннопост

Источник https://samara.kp.ru/daily/26860/3903364/

Дубликаты не найдены

+16
Будет продолжение этого «Слава Богу, мне перестало это сниться» - о моем отце - ветеране БД необъявленной войны. Только чуть позже. Сфотать документы надо. Вьетнам 1979-1981. Вооруженный конфликт Вьетнама и Китая. Мало кто знает...
раскрыть ветку 1
+1
Обязательно пишите! "Мало, кто знает", но надо знать.
+5
Да, хлебнул человек.
+4

Настоящий полковник.

+6

Вот вам готовый министр обороны. Но - не хочет. А те кто хотят - классом хуже.

раскрыть ветку 2
+20

Министр обороны - это не полковник. Его дело не воевать, и даже не обучать воевать - а обеспечивать армию. Обеспечивать маслом, пушками и учителями.


Министр обороны - это как бы всея армии наиглавнейший старшина. То бишь, прапорщик - но очень сильно высокопоставленный.

раскрыть ветку 1
0
Отлично сказано
+4
Кстати мост Кадырова всё ещё на своем месте. Как и сын убийцы российских солдат. "каждый чеченец дожен убить 100500 русских и взорвать одну школу..."
ещё комментарии
+2
Чистый, и славный человек! Почёт и уважение!!! Служил и дкелал свою работу!
+1

Спасибо, мужик! На таких как ты у нас все и держится. Если бы не такие как ты, все давно по п... пошло бы.

0
"На войне экипаж Родобольского занимался эвакуацией российских солдат и офицеров." Афганистан.
неточность?
раскрыть ветку 1
0

Вроде как речь там идет уже о чеченских войнах

0

"...спас от смерти больше 500 человек..." - вот это я понимаю! вот таких военных я уважаю! а не то что этот ваш убийца-спецназовец, про которого тут все посты восхваляли.

Снимаю шляпу и низко кланяюсь Вам Игорь Родобольский.

0

Мировой просто мужик!

0
Посмотришь на него, и правда "Киса")
-5

Еще у него не спросили , А как вы относитесь к цынанам?

ещё комментарий
Похожие посты
79

Столетняя война. Часть VIII: Арманьяки против бургиньонов

Автор: Дмитрий Сувеев.

В предыдущих сериях:

Столетняя война, часть 1.1: династические предпосылки конфликта

Столетняя война, часть 1.2: экономические предпосылки конфликта

Столетняя война. Часть II: Как она началась

Столетняя война. Часть III: от Слейса и до Креси

Столетняя война: почему англичане вломили французам при Креси?

Столетняя война. Часть IV: The Black Prince

Столетняя война. Часть V, пронумерованная в честь одного мудреца

Столетняя война. Часть VI: Война двух Жанн за Бретонское наследство

Столетняя война. Часть VII: Про Педро Жестокого


Перерыв в Столетней войне, связанный со смертью Эдуарда III и Карла V, не пошел на пользу ни одной из стран. В Англии случился переворот, но в большей степень задело Францию. Там творились поистине удивительные вещи. Несчастные случаи, политические убийства, гражданская война, королевское безумие, мгновенная смена власти и уход со сцены главных героев - все это стало нормой эпохи, получившей название "Война "арманьяков" с бургиньонами".


После смерти Карла V боевые действия Столетней войны оказались практически заморожены и, хотя отдельные столкновения продолжались до 1389 г., фактически, с 1380 г. наступило перемирие. Однако ни для Англии, ни для Франции это не было периодом покоя.


Ричард II и несчастная Англия

Столетняя война. Часть VIII: Арманьяки против бургиньонов Cat_cat, История, Война, Столетняя война, Европа, Средневековье, Длиннопост

Ричард II. Неизвестный автор


Правившего в Англии Ричарда II принято считать слабым и безвольным человеком. Насколько это соответствовало действительности сейчас сказать сложно. Если судить по фактам, оставшимся в исторических источниках, действительными чертами у него были огромное власто- и корыстолюбие, склонность к вероломству и обману, сопровождавшиеся полным отсутствием осторожности и дальновидности.


В пятой части цикла уже рассказывалось о восстании Уота Тайлера, разразившемся в правление Ричарда. Но это не было единственным волнением, которое ему предстояло пережить. Ричард II окружил себя кругом фаворитов, главным из которых оставался его дядя Джон Гонт, тратил огромное количество средств на содержание роскошного двора, что приводило к росту налогов. Первым в английской истории он приказал именовать себя «ваше величество». Кроме того, он настаивал на заключении мирного договора с Францией, что перекрыло бы поток трофеев, являвшихся значимым источником доходов английской знати.


Прямолинейное и не обеспеченное влиянием и силой наступление на права аристократии вылилось в выступление так называемых лордов-апеллянтов в 1386 г. Сначала лорды потребовали отставки лорда-канцлера, объявившего о повышении налога на военные нужды, получив отказ, в 1387 г. они разбили королевское войско при Рэкот-Бридже. Созванный по их требованию парламент, получивший прозвище «Безжалостный» приговорил к смерти пятерых королевских фаворитов и назначил новых королевских наследников из числа апеллянтов.

Столетняя война. Часть VIII: Арманьяки против бургиньонов Cat_cat, История, Война, Столетняя война, Европа, Средневековье, Длиннопост

Король Англии Генрих IV . Автор неизвестен


Ричард II оставался под их контролем достаточно долгий срок. В 1396 г. он снова объявил о намерениях сблизиться с Францией и в том числе сместить проанглийски настроенного Папу Римского Урбана в пользу авиньонца Климента. Он заключил брак с девятилетней дочерью Карла VI Валуа и на полученное приданное нанял войско, с помощью которого наконец расправился с апеллянтами. Освобождены от преследования оказались Томас Моубрей и Генрих Болингброк, сын Джона Гонта. Вскоре они обвинили друг друга в организации крамолы по отношению к королю и были высланы из страны.


Воспользовавшись ссылкой Болингброка и смертью Джона Гонта в 1399 г., Ричард конфисковал в пользу короны герцогство Ланкастерское и другие владения покойного дяди. Оставшийся без наследства Генрих засобирался срочно вернуться в Англию. К тому времени он стал опытным рыцарем и военачальником, участвовавшим в Кастильской кампании при отце, в походах в Пруссии и Палестине в качестве крестоносца. Пока Ричард II занимался подавлением восстания в Ирландии, Болингброк высадился с небольшим отрядом в Хамбере.


Первоначально он планировал захватить замки, некогда принадлежавшие отцу, но неожиданно к нему стали стекаться отряды местных дворян и войско стало расти, как на дрожжах. А армия Ричарда разбегалась. Вскоре, король был взят в плен, и отрекся. Болингброка короновали под именем Генриха IV, основателя династии Ланкастеров. Своего предшественника и по совместительству двоюродного брата Ричарда он приказал заточить в замке Понтефракт. В 1400 г. после попытки провалившегося заговора по освобождению Ричарда, свергнутый монарх умер при невыясненных обстоятельствах.

Столетняя война. Часть VIII: Арманьяки против бургиньонов Cat_cat, История, Война, Столетняя война, Европа, Средневековье, Длиннопост

Арест, отречение и похороны Ричарда II Английского. Миниатюры из Хроник Фруассара

Столетняя война. Часть VIII: Арманьяки против бургиньонов Cat_cat, История, Война, Столетняя война, Европа, Средневековье, Длиннопост
Столетняя война. Часть VIII: Арманьяки против бургиньонов Cat_cat, История, Война, Столетняя война, Европа, Средневековье, Длиннопост

Правление Генриха IV тоже не было легким. Во-первых, как из ведра сыпали разнообразные Лжеричарды. Во-вторых, восставали валлийцы под предводительством Оуайна Глиндура. В-третьих, начались разногласия с бывшими соратниками по свержению Ричарда II — родом Перси, вылившиеся в две войны и битву при Шрусбери. Несмотря на то, что из всех передряг Генриху удалось выпутаться, думать о возобновлении войны с Францией Ланкастеру было некогда.


Карл VI и несчастная Франция


События с дворцовым переворотом и восшествием на трон Англии узурпатора, конечно, интригуют, но при этом тот бардак, который происходил во Франции, сумел превзойти их на порядок.


В 1380 г. Карл V перед смертью постарался обеспечить максимально безболезненный и плавный переход власти к своему двенадцатилетнему сыну. Роль совещательного и административного органа возлагалась на совет, который должен был состоять из пятидесяти авторитетных представителей знати и духовенства. Помня о том, как рано начал править сам, Карл V приказал считать своего сына совершеннолетним и короновать о достижении им тринадцатилетнего возраста.

Столетняя война. Часть VIII: Арманьяки против бургиньонов Cat_cat, История, Война, Столетняя война, Европа, Средневековье, Длиннопост

«4 ноября 1380 года в Реймсе Карл VI Возлюбленный коронован архиепископом Ричардом Пике в присутствии епископа Бове, герцога Гайенского, архиепископа Лаона, Герцог Нормандский, архиепископ Лангрский и граф Фландрский». Великие летописи Франции, освещенные Жаном Фуке, Тур, около 1455-1460 гг.


Однако вопреки распоряжениям мудрого правителя все сразу пошло не так. Во-первых, природа отдыхает на детях. Наследник — Карл VI — не проявлял интереса к государственным делам ни в тринадцать, ни в восемнадцать лет. Да и после этого возраста молодой правитель не выглядел особо самостоятельной политической фигурой. Подобные обстоятельства привели к второму пункту в нашем перечне. Пассивность короля способствовала тому, что при дворе развернулась активная борьба за доступ к монаршему телу, от чьего лица можно было бы диктовать свою волю остальным.

Столетняя война. Часть VIII: Арманьяки против бургиньонов Cat_cat, История, Война, Столетняя война, Европа, Средневековье, Длиннопост

Людовик Анжуйский, копия XVII в. с оригинала


Практически сразу после смерти Карла V его брат Людовик Анжуйский попытался ограбить королевскую казну. Это привело к конфликту с двумя другими принцами крови — Жаном, герцогом Беррийским, и Филиппом, герцогом Бургундским. Главная проблема заключалась не в том, что Людовик что-то украл, а в том, что не поделился. Разногласия чуть было не привели к военному конфликту. Компромисс был найден в форме совместного регентства при малолетнем короле. Таким образом, каждому из трех дядей Карла VI доставалось от пирога французской державы и если разногласия возникали, их удавалось урегулировать.

Столетняя война. Часть VIII: Арманьяки против бургиньонов Cat_cat, История, Война, Столетняя война, Европа, Средневековье, Длиннопост

Жан Беррийский. Дата написания и автор неизвестны


Идиллия среди регентского совета продолжалась восемь лет, пока у двадцатилетнего Карла VI вдруг не пробудилось желание порулить самому.


В 1388 г. королевские дядьки были высланы из Парижа, а придворной партией власти стали ближайшие друзья Карла VI «мармузеты» (франц. «мальчуганы, коротышки, мартышки»). Сюда входила молодежь и соратники умершего Карла V. Мармузеты пытались проводить реформы, но правили они недолго.


В 1392 г. король неожиданно заболел, он находился несколько дней без сознания при смерти по причиние то ли менингита, то ли энцефалита, а после выздоровления придворные стали отмечать явные изменения психики.

Столетняя война. Часть VIII: Арманьяки против бургиньонов Cat_cat, История, Война, Столетняя война, Европа, Средневековье, Длиннопост

Болезнь Карла VI. Миниатюра из Хроник Фруассара


В 1393 г. в царственной голове закоротило особенно сильно. Поход против восставшего Гента проходил в сильнейшую жару. Передвигавшийся верхом Карл надел на себя теплую бархатную шапку и куртку и в результате ему неслабо припекло головушку. Рыцари дремали в седлах и чье-то копье со звоном ударилось о чей-то шлем. Это вызвало у Карла припадок бешенства. Он убил несколько человек из своей свиты, принялся гоняться с мечом по лесу за собственным братом, а потом и вовсе впал в кому на два дня.

Столетняя война. Часть VIII: Арманьяки против бургиньонов Cat_cat, История, Война, Столетняя война, Европа, Средневековье, Длиннопост

Приступ безумия Карла VI в лесу Ле Мана в 1392 году. Миниатюра из Хроник Фруассара


Окончательному королевскому безумию способствовал несчастный случай на маскараде, когда на изображавших пещерных людей придворных загорелась одежда. Полгода сумасшествия сменялись парой месяцев ремиссии, а под конец жизни он вовсе перестал приходить в себя.После этого случая Карл самоустранился от государственных дел. Болезнью не преминули воспользоваться отправленные ранее в отставку дядьки, которые разогнали мармузетов.

Столетняя война. Часть VIII: Арманьяки против бургиньонов Cat_cat, История, Война, Столетняя война, Европа, Средневековье, Длиннопост

Вероятно Карл VI на фрагменте миниатюры из часослова Бусико. 1413 г.


Сразу возникает вопрос: чем болел? А никто не знает. Историки выдвигают версии от наследственной шизофрении или маниакально-депрессивного психоза до систематического отравления спорыньей, которую подмешивали в пищу заботливые родственники. Если простые смертные представляют себя, то Наполеонами, то царями, то наш пациент наоборот утверждал, что он – обычный дворянин. Еще ему казалось, что он сделан из стекла, позже перестал узнавать жену и детей, отказывался есть и мыться. Придворные лекари не могли хоть как-то купировать заболевание и понять его природу. В итоге, все сошлись во мнении, что во всем виноваты жЫды и устроили в Париже еврейский погром. Не помогло.


Официально сумасшедший монарх низложен не был, физическое здоровье у него было крайне крепким, поэтому правил он аж до 1422 г.


Даже безумный король оставался королем и все его распоряжения подданные обязаны были исполнять. Например, встретив в окрестностях Парижа шевалье де Бурдона, одного из друзей королевы, Карл приказал его казнить. Распоряжение было выполнено беспрекословно.


Отсюда проистекала возможность для различных царедворцев диктовать свою волю устами сумасшедшего сумасшедшего монарха. Естественно, больше всех должна была преуспевать в этом королева Изабелла Баварская. Но хрупкая женщина не могла управляться со всеми вопросами одна, поэтому нашлось несколько человек готовых подставить крепкое мужское плечо. В ходе естественного отбора такими людьми стали Жан Бесстрашный и Людовик Орлеанский.

Столетняя война. Часть VIII: Арманьяки против бургиньонов Cat_cat, История, Война, Столетняя война, Европа, Средневековье, Длиннопост

Изабелла Баварская


Изредка приходящему в себя Карлу только оставалось спрашивать у подданных: « И какой дурак вам приказал все это сделать? Я? Как я? Не может быть! А ну переделывайте все обратно!». Но такое случалось редко.


Кто такие «бургиньоны»?


Помимо борьбы за влияние на Карла Безумного, разжиганию гражданской войны способствовала недальновидная практика раздачи королевских земель в пользование принцам крови в виде т.н. апанажей. Крупные землевладения передавались королем ближайшим родственникам для получения дохода и в теории должны были возвращаться назад после смерти управляющего. На практике же этого не происходило. Апанаж мог переходить по наследству, там укреплялась собственная династия со своими законами, правилами и интересами. Получалось, что одной рукой французские правители собирали территорию страны под личный контроль, а другой – разбазаривали собственные земли и снова дробили государство. Таким образом из-под власти короны когда-то уплыла Наварра, которую Филипп V разменял на право стать королем, а благодаря Иоанну Доброму – Бургундия. Стремление к полной независимости в разделенных герцогствах и графствах возникали на волне нарождения абсолютизма. Каждый правитель крупного феода стремился построить свое централизованное и суверенное государство, Францию в миниатюре, полностью дублируя бюрократический аппарат, систему налогового администрирования, армию, двор.

Столетняя война. Часть VIII: Арманьяки против бургиньонов Cat_cat, История, Война, Столетняя война, Европа, Средневековье, Длиннопост

Филипп Смелый, герцог Бургундии


Наиболее сильные сепаратистские настроения отмечались в Бургундии, управляемой младшей ветвью династии Валуа. Правивший там брат Карла V, Филипп Смелый (ставший позже одним из дядьёв-регентов), был всецело ориентирован на усиление собственного могущества. Благодаря выгодному браку ему удалось стать еще и герцогом Фландрии, не менее удачные партии были отысканы для сына и дочери – дети герцога Баварии, что давало возможность наладить выгодные связи со Священной Римской империей. Фактически, Филипп и правил страной долгое время, пока не был отстранен «мармузетами». Вокруг него формировалась первая придворная партия, названная позже «бургиньонами», «бургундцами».


Вторым центром притяжения силы оказался брат короля нынешнего – Людовик Орлеанский, вокруг которого собиралась партия «орлеанистов». Несмотря на то, что он был младше Карла VI, житейского ума и политической воли у него было явно больше. Именно благодаря инициативе этого принца к власти пришли «мармузеты» и государство он хотел обустроить под себя. Внешнюю политику Людовик стремился переориентировать на Апеннины, где он рассчитывал присоединить к своим владениям Милан и некоторые другие земли. Людовик был редким бабником и хвастался перед своими друзьями, что мог иметь до десяти любовниц одновременно. У него было немало внебрачных детей, но выделил он из них почему-то одного — бастарда Жана, о котором мы тоже когда-нибудь расскажем. Умение находить подход к женщинам пригодилось королевскому брату — он стал близким другом королевы. Не смотря на то, что он и Изабелла утверждали, что они друг другу просто друзья, по Парижу ползли разные слухи.

Столетняя война. Часть VIII: Арманьяки против бургиньонов Cat_cat, История, Война, Столетняя война, Европа, Средневековье, Длиннопост

Людовик Орлеанский показывает свою любовницу. Эжен Делакруа, 1825-26 гг


Филипп и Людовик изначально являлись лидерами разных политических лагерей. Оба хотели контролировать королевство. Естественно, при таких амбициях между дядей и племянником не могло не возникнуть конфликта, который, однако, умудрялся развиваться в рамках относительно бескровных способов политической борьбы.


Все изменилось 26 апреля 1404 г., когда Филипп Храбрый приказал долго жить. Место отца на политической арене занял его сын – Жан Бесстрашный. Он не видел ничего зазорного ни в силовых, ни в военных методах решения проблем.

Столетняя война. Часть VIII: Арманьяки против бургиньонов Cat_cat, История, Война, Столетняя война, Европа, Средневековье, Длиннопост

Жан Бесстрашный (Иоанн Доблестный, Жан Храбрый, Жан Смелый). Неизвестный автор


Поскольку вся политическая жизнь Франции сосредотачивалась в столице, важным вопросом становился контроль над мнением парижан. Жан Бесстрашный был популистом и любимцем толпы, Людовика парижане недолюбливали, но его связывала тесная дружба с королевой, что повышало его политический вес, поговаривали о любовной связи.


Своей кульминации конфликт между Людовиком Орлеанским и Жаном Бесстрашным достиг во время выборов в совет при короле. Попытки бургундца пропихнуть нужные кандидатуры и получить большинство блокировались двоюродным братом, который не хотел сдавать там своих позиций. Дополнительную остроту обстановке придавала борьба за распил налоговых поступлений в казну.


Первое вооруженное столкновение бургиньонов и орлеанистов состоялось в 1405 году, когда Жан с войском, воспользовавшись популярностью среди горожан захватил Париж, в ответ отряд Людовика осадил столицу. Ситуацию удалось разрядить благодаря посредничеству Жана Беррийского, но это стало первым звоночком надвигающейся войны.


Выяснив, что открытым военным столкновением проблему быстро не решить, Жан сменил тактику и заказал убийство противника.


Вечером 23 ноября 1407 г. Людовик Орлеанский возвращался с вечеринки у королевы. Возле дворца Барбетт на улице Вьей-дю-Тампль, принадлежавшего Изабелле Баварской, убийцы стащили его багром с мула и сначала отрубили ему руку – чтоб не вызвал дьявола, а потом раскроили череп – понятно для чего.

Столетняя война. Часть VIII: Арманьяки против бургиньонов Cat_cat, История, Война, Столетняя война, Европа, Средневековье, Длиннопост

Убийство Людовика Орлеанского 23 ноября 1407 года на Старой Храмовой улице в Париже Раулем д’Анкетонвиллем


Было начато расследование, вполне отвечавшее всем современным для нас правилам, не дожидаясь результатов которого Жан во всем признался, мотивировав тем, что «я нечаянно, бес попутал». На похоронах герцог шагал за гробом убитого и обливался слезами. Опасаясь ареста, Жан бежал к себе в Бругундию, где и засел на длительное время. Ресурсов выкурить его оттуда у политических противников не было, наследник Людовика - Карл - был еще малолетним ребенком. Добиться справедливости попыталась жена убитого — Валентина Висконти, которая, простила мужу все грехи и требовала наказать виновников.


Вдова инициировала суд, происходивший в 1408 г. На нем в защиту Жана Бесстрашного выступил подкупленный богослов, написавший по этому случаю бестселлер «Апология тираноубийства», где убедительно доказал, что Людовика было убить мало: он де и страну развалил и на короля навел порчу метеорит на динозавров уронил. Валентина не пользовалась любовью при дворе и проиграла суд, бургундский герцог был помилован.


Разочарованная вдова слегла и после тяжелой болезни скончалась. Перед смертью она собрала малолетних сыновей и потребовала от них клятвы кровной мести. А чтобы у мальчиков, когда они вырастут, был стимул наверняка исполнить обещание, Жан Доблестный забрал у них большую часть отцовских владений.


Еще не решаясь на военные столкновения, стороны заключили в марте 1409 г. мирное соглашение. Карл Орлеанский объявлял о прощении Жана Доблестного, а король даровал тому помилование. Казалось, наступил мир, но фактически это означало передышку для накопления сил — никто и ничто не было забыто.


Кто такие «арманьяки»?

Столетняя война. Часть VIII: Арманьяки против бургиньонов Cat_cat, История, Война, Столетняя война, Европа, Средневековье, Длиннопост

Карл Орлеанский. Миниатюра из сборника гербов 1473 г.


В 1410 г. Карл Орлеанский вступил в политический брак, обеспечивавший ему средства для продолжения борьбы. Главным приобретением от свадьбы оказался тесть, Бернар д’Арманьяк, позже ставший коннетаблем Франции. Это был человек напрочь отмороженный, живущий по принципу «нет человека — нет проблемы», и при этом абсолютно бездарный военный. Обратившись к зятю со словами с содержанием и лексикой примерно «не бзди, малой, ща мы их уделаем», этот человек возглавил орлеанскую партию, с тех пор получившую название «арманьяков». За графом Бернаром стояли командиры гасконских наемников, да и в целом юг страны поддерживал сторону Карла, а север – Нормандия, Фландрия и т.д. стояли за бургиньонов. Надо сказать, что «арманьяки» — прозвище презрительное. Оно отражало ненависть мирного населения к бывшим орлеанистам, которые под предводительством графа Бернара стали активно убивать, жечь и грабить всех без разбора.


Постепенно под крыло бывших орлеанистов стали стекаться все недовольные тем, что Жан Бесстрашный собрал в руки власть и не желал ей делиться: Людовик Анжуйский, графы Клермонский, Алансонский и Фуасский, коннетабль Франции Карл д’Альбре, в результате чего могущество партии росло.


Жан Бесстрашный тоже занимался тем, что собирал союзников за границей: в Наварре, Баварии, Савойе. В 1411 г. в поиске сторонников он переплыл Ла-Манш и, пообещав вернуть Аквитанию и Нормандию, выпросил у Генриха IV тысячу наемников.


В том же году состоялось официальное объявление войны и начались столкновения войск противоборствующих сторон. Арманьякам не удалось взять Париж – помешали те самые англичане, разбившие их в пригороде Сен-Дени. А Жан, тем временем, умудрился выманить у Карла VI указ, объявлявший партию принцев вне закона. В итоге, въезд в столицу сторонникам Карла Орлеанского был заказан.


Арманьяки пораскинули мозгами, и пришли к выводу, что раз англичане – сила, то почему бы тоже не обратиться к ним за помощью? Прибывшее в Лондон посольство обещало отдать все земли, причитавшиеся по договору 1369 г., в обмен на 4 тыс. солдат. Согласие было получено, войска отплыли за море. Но Жан Бесстрашный сыграл на опережение и выставил заслоны на пути экспедиционного корпуса. В глазах французов ему удалось развернуть ситуацию так, что он стал выглядеть защитником отчизны, а арманьяки – предателями, и все забыли, что годом ранее герцог поступил точно так же, как его противники сейчас. В итоге стороны заключили очередной мир.


Постепенно Жан Бесстрашный прибрал весь Париж в свои руки.


Способствовали этому, в том числе, тесные контакты с цехом мясников, которые фактически являлись местной мафией. В распоряжении мясников имелось 500 боевиков, которые могли держать улицы в страхе. Постепенно их силами были отловлены и перебиты все местные арманьяки. Случалось, что кто-то из мясников гиб в разборках, тогда ему с разрешения герцога устраивались похороны по первому разряду где-нибудь в престижном соборе.

Столетняя война. Часть VIII: Арманьяки против бургиньонов Cat_cat, История, Война, Столетняя война, Европа, Средневековье, Длиннопост

Восстание кабошенов в 1413 г.


Окончательно захватить власть в стране Жан попытался с помощью все тех же мясников зимой 1413 г. Он тайно инспирировал мятеж т.н. «кабошенов» (назван по имени главаря Кабоша) замаскированный под борьбу за социальные права. Бургундец планировал выступить в роли миротворца и окончательно укрепить влияние при дворе. Однако беспорядки вышли из-под контроля и даже умеренным бургинонам вакханалия на улицах начала надоедать. В итоге парижане решили сами подавить восстание. Жан Доблестный и Кабош бежали из столицы, куда поспешили войти арманьяки, занявшиеся отловом не успевших скрыться противников. По этому случаю были организованны празднества: торжественный въезд сторонников Карла Орлеанского в Париж, массовые убийства, погромы, казни, арманьяки рубили головы бургиньонам. Войска Карла перешли в наступление и достигли бургундских земель – был осажден Аррас. В Париже на пять лет утвердился режим, именуемый историками «арманьякский террор».


Начало интервенции


Экономика Франции, за период перемирия восстановившаяся до уровня времен Филиппа Красивого, в ходе гражданской войны полетела в тартарары. Население страны с одинаковой силой ненавидело и бургиньонов, и арманьяков, занимавшихся набегами и грабежами. Королевская армия отсутствовала, слабость государства не могла не привлечь внешних врагов.


Жан Бесстрашный укрылся во Фландрии, откуда направил посольство в Лондон. В своем письме он признавал себя вассалом английского короля, обещал помощь в захвате французского трона в обмен на помощь в борьбе с арманьяками. Новый английский король Генрих V не преминул воспользоваться случаем и в 1415 г. высадился во Франции, Столетняя война возобновилась.

25 октября в плен под Азенкуром попал Крал Орлеанский, да и в целом арманьяки понесли в этом сражении большие потери. Не менее неудачно для партии власти — бургиньонов — складывалась обстановка в тылу: по очереди умерли дофины Людовик и Жан, бывшие ее сторонниками. Наследником престола неожиданно для себя стал дофин Карл. Он был сторонником арманьяков, так как женился на дочери одного из их вождей — Людовика Анжуйского, получалось партия бургундцев теряла бы все свои перспективы со смертью Карла VI.


Именно дофин и выкинул из Парижа на мороз свою мамашу Изабеллу, еще во времена «кабошьенов» сблизившуюся с Жаном Бесстрашным и игравшую на стороне бургиньонов. Низложенная королева бежала в Тур, откуда сыпала заявлениями о том, что дофин держит короля в плену и издевается над ним, узурпировал власть и вообще, что Карл – не королевский отпрыск, а прижит ей от какого-то залетного кобеля.


Париж оставался под контролем арманьяков до мая 1418 г., когда уставшие от их беспредела горожане открыли ворота для бургиньонов. По этому случаю были организованны торжества: торжественный въезд сторонников Жана Бесстрашного и Изабеллы Баварской, наряженных в одинаковую фиолетовую одежду, массовые убийства, погромы, казни, бургиньоны рубили головы арманьякам. В числе жертв числился и сам Бертран д’Арманьяк, его место в руководстве партией занял дофин Карл, бежавший в Бурж.


Тем временем англичане осадили Руан и двинулись на Париж, у арманьяков и бургиньонов возникла необходимость сплотиться перед внешней угрозой.


Дофин Карл предложил Жану Доблестному забить стрелку в центре Парижа. Условились прийти без оружия и мирно разрулить давний конфликт. Встреча была назначена на мосту Монтеро 10 сентября 1419 г. Когда Жан вышел к своим оппонентам, оказалось, что они все-таки принесли с собой мечи. Бургундского герцога убили на мосту точно тем же способом, что и Людовика Орлеанского: отрубили руку, раскололи череп. Карл стоял рядом и все видел.

Столетняя война. Часть VIII: Арманьяки против бургиньонов Cat_cat, История, Война, Столетняя война, Европа, Средневековье, Длиннопост

Убийство Иоанна Доблестного на мосту Монтеро 10 сентября 1419 г. Миниатюра из Хроник Аггерана Монстреле


Смерть Жана не принесла мира. В обиде остались его наследник Филипп Добрый и Изабелла Баварская, которая потеряла дорогого сердцу мужчину уже второй раз. Теперь мотив кровной мести преследовал уже бургундскую династию. Убийство во время переговоров всегда считалось тяжелым преступлением, поэтому рейтинг дофина Карла среди парижан упал ниже плинтуса, а бургиньоны поспешили заключить официальный союз с англичанами. Итогом этих событий стало подписание в 1420 г. мирного договора в Труа, признававшего капитуляцию Франции раньше положенного срока. В качестве подписантов мира со стороны Франции выступил Филипп Добрый, а Изабелла убедила поставить закорючку на бумажке своего полоумного короля-мужа. Так завершилась первая половина войны арманьяков и бургиньонов, ослабившая Францию и облегчившая ее завоевание.

Столетняя война. Часть VIII: Арманьяки против бургиньонов Cat_cat, История, Война, Столетняя война, Европа, Средневековье, Длиннопост

Жан Фруассар преподносит свою книгу Ричарду II. На этом мы прощаемся с французским хронистом, ставшим основным спонсором иллюстраций в цикле про Столетнюю Войну


Оригинал: https://vk.com/wall-162479647_48756

Автор: Дмитрий Сувеев.

Живой список постов, разбитый по эпохам


А ещё вы можете поддержать нас рублём, за что мы будем вам благодарны.

Яндекс Деньги: 410016237363870

Сбер: 4274 3200 5285 2137

Не забывайте в переводе указать, что вы с Пикабу)

Показать полностью 20
169

Экономика, испанка и отрезанные уши: Бразилия в Первой Мировой

Автор: Андрей Маров.


О том, что в мире есть страна под названием «Бразилия», знают многие. О том, что Бразилия участвовала (и довольно успешно) во Второй Мировой, знают уже далеко не все. А уж о том, что она и в Первой Мировой отличилась – почти никто, кроме самих бразильцев. Это и не удивительно, участие Бразилии в Великой Войне было достаточно ограниченным, но, тем не менее, сбрасывать их со счетов нельзя – одна из держав-основательниц Лиги Наций, как-никак. Но всё же – а что бразильцы вообще забыли на полях Фландрии?


Да, по сути, повторилось ровно то, что произойдёт в 1943, когда Бразилия впишется во Вторую Мировую на стороне сил света. Экономика этой сугубо аграрной страны была заточена под экспорт кофе, каучука, и прочей латиноамериканской экзотики – которую с началом войны стало заметно сложнее доставлять, да ещё и Кайзерлихе Марине топят всё, что движется в сторону портов Антанты. В первый раз бразильцам прилетело в 1916, но тогда установили, что «торговца» затопили, так сказать, за дело. А вот когда в апреле 1917-го потопили другого торговца на 4,5 килотонн тоннажа, да ещё и с тремя погибшими – вот тогда было решено спустить cães (собак).

Экономика, испанка и отрезанные уши: Бразилия в Первой Мировой Cat_cat, История, Война, Первая мировая война, Бразилия, Длиннопост

"Ну все, вы довыпендривались, спускаю cães" - президент Гомеш объявляет войну Германии


А спускать, по сути, было нечего. Страна четыре года не могла подавить крестьянское восстание, какие cães? Был один амбициозный план, предполагавший заём у американских банков, за счёт которого требовалось экипировать «Значительное число солдат». Этих болванчиков планировалось отправить во Францию и обучить «на местах» - после чего оставалось выгрызть победу у Кайзера, и за счёт репараций погасить кредит. Но не повезло, не фартануло – особенности бразильской политики, нехватка буквально всего, и развешанные по всему городу плакаты «Мы не хотим войны» (подсвечиваемые пламенем от немецких погромов) сыграли свою роль – пришлось ограничиться не таким масштабным участием.


Самым успешным бразильским предприятием был госпиталь. Около 100 медиков спасали жизни французских солдат и офицеров, параллельно помогая своим коллегам из-за океана бороться с начинающейся эпидемией испанки. Тут, в принципе, сказать больше нечего, госпиталь – он и в Мез-Аргоне госпиталь.

Экономика, испанка и отрезанные уши: Бразилия в Первой Мировой Cat_cat, История, Война, Первая мировая война, Бразилия, Длиннопост

Персонал бразильского госпиталя


С армейской частью всё было гораздо хуже – во Францию отправились всего… 24 человека. Они были приписаны к различным подразделениям французской армии для ознакомления с современными методами ведения войны – например, использованием танков. Особенно в этом плане повезло молодому капитану Хосе Песоа Кавальканти де Альбукерке. Полк, к которому он был приписан, 4-й драгунский, участвовал в отражении Весеннего Наступления – в том числе используя танки, как абсолютно убогие «Сен-Шамоны», так и «FT-17». Этот опыт капитан Кавальканти потом использует для создания первого бразильского танкового подразделения – боевым крещением которого станет очередной бунт. В то же время, он и сам был не промах – будучи командиром взвода, он получил награды от французского командования, а от подчинённых – ожерелье из отрезанных немецких ушей. 4-й драгунский был полком колониальных войск, так что удивляться тут нечему – а Кавальканти был знаком с таким обычаем, ведь его иногда практиковали и рекруты-индейцы во время подавления восстаний.


Флот… Ну, тут всё было ещё печальней. 14 кораблей, выделенных для патрулирования Атлантики, были нужны итальянцам в Адриатике, французам у Даккара, американцам у своих берегов – а по итогу они сначала доплыли до Гибралтара, где экипажи заразились испанкой и болели месяц, а когда болезнь отступила – поплыли в Дакар, где опять заболели испанкой и сидели на карантине ещё два месяца. Когда корабли наконец-то вышли в море, война уже подходила к концу. Войну ВМФ Бразилии закончили, записав на свой счёт 1 (одну) подводную лодку.

Экономика, испанка и отрезанные уши: Бразилия в Первой Мировой Cat_cat, История, Война, Первая мировая война, Бразилия, Длиннопост

Крейсер "Риу Гранди ду Сул" на рейде Дакара. Самоизолировались до того, как это стало мэйнстримом


А что в итоге? А в итоге при минимальных затратах (сотня погибших от испанки моряков не в счёт) Бразилия неплохо так наварилась – получила грамотных офицеров с опытом современной войны, увеличила на четверть свой торговый флот (по результатам переговоров в Париже им отошли корабли, арестованные в их портах), ущерб за потопленные товары немцы возместили, а главное – торговля пошла вверх, ведь британский джентльмен не пил хорошего кофе уже четыре года! А пока объёмы мировой торговли не восстановились, пришлось провести эрзац-индустриализацию, что потом сильно помогло Бразилии. Короче, страна по соотношению затраченных усилий и полученной выгоды вырывается в лидеры.


Оригинал: https://vk.com/wall-162479647_197761

Автор: Андрей Маров.

Живой список постов, разбитый по эпохам


А ещё вы можете поддержать нас рублём, за что мы будем вам благодарны.

Яндекс Деньги: 410016237363870

Сбер: 4274 3200 5285 2137

Не забывайте в переводе указать, что вы с Пикабу)

Показать полностью 2
92

Столетняя война. Часть VII: Про Педро Жестокого

Автор: Дмитрий Сувеев.

В предыдущих сериях:

Столетняя война, часть 1.1: династические предпосылки конфликта

Столетняя война, часть 1.2: экономические предпосылки конфликта

Столетняя война. Часть II: Как она началась

Столетняя война. Часть III: от Слейса и до Креси

Столетняя война: почему англичане вломили французам при Креси?

Столетняя война. Часть IV: The Black Prince

Столетняя война. Часть V, пронумерованная в честь одного мудреца

Столетняя война. Часть VI: Война двух Жанн за Бретонское наследство


Правитель с звонким именем Педро Жестокий лидирует в моем личном рейтинге, обгоняя Иоанна Посмертного, Филиппа Длинного, Людовика Сварливого, Карла Злого, Хуана Болезненного и Педро Церемонного, а также других персонажей. А все почему? А потому, что обладая звонким прозвищем, этот кастильский король вдобавок еще и являлся самым настоящим педрой.


Несчастная Кастилия и Леон, являясь своеобразным банановым королевством, в шестом десятилетии четырнадцатого века стала ареной борьбы Англии и Франции, сажавших на местный трон своих марионеток.


Именно здесь состоялась настоящая, а не выдуманная в "Игре Престолов" Война Бастардов и много других интересных вещей. Читайте!


Продолжая рассматривать нецентральные эпизоды Столетней войны, обратим внимание на Пиренейский полуостров, где в течение 1360-1370-х гг. шел передел сфер влияния между Английским и Французским королевствами. На момент описываемых событий на Иберийском полуострове существовало четыре больших феодальных государства: Арагон, Кастилия и Леон, Португалия, Гранадский Эмират. На севере к ним примыкали земли Франции и Наварры. При этом наибольшую часть этой территории занимало объединенное королевство Кастилии и Леона.

Столетняя война. Часть VII: Про Педро Жестокого Cat_cat, История, Война, Столетняя война, Средневековье, Европа, Длиннопост

Пиренейские государства в 1250-1492 гг


О нравах кастильского двора


До 1350 г. в кастильских землях правил король Альфонс XI. Фаворитки и содержанки имелись у всех монархов Европы, но горячая испанская кровь доводила ситуацию с королевскими браками до особых эксцессов. Альфонс отправил законную королеву Марию с наследником Педро в ссылку в глушь, а сам жил в столице с любовницей Элеонорой де Гусман (таки да), которой оказывались царские почести. От нее родилось четверо сыновей, старший из которых – Энрике – появился на свет раньше, чем принц Педро. Согласно местным правилам, королевские бастарды при рождении получили титулы и земли. Так, Энрике стал называться графом Трастамара.


Подобные семейные драмы встречались и в других испанских королевствах, что вызывало ряд династических проблем. Однако При всем прочем, Альфонс являлся довольно мудрым и популярным правителем, отважным воином, а также верным союзником французов (вспомним бой при Винчелси, проведенный испанцами).


В 1350 г. король умер от чумы, а собравшиеся Кортесы (кастильский парламент) провозгласили наследником Педро, получившего позже прозвище «Жестокий». Тогда же Кортесы пропихнули на подпись монарха ряд важных законов: о фиксации продовольственных цен, борьбе с бандитами на дорогах и т.д. Больше ничего полезного для страны новоявленный король в своей жизни не сделал.

Столетняя война. Часть VII: Про Педро Жестокого Cat_cat, История, Война, Столетняя война, Средневековье, Европа, Длиннопост

Педро I Жестокий. Худ. Эрнандо де Авила, XVI в.


Шестнадцатилетний Педро Жестокий полностью соответствовал своему имени, т.к. являлся конченным пидорасом в плохом смысле этого слова. В другом же смысле, в отношениях с женщинами, у него было все нормально: имел жен, любовниц, просто так изнасиловал много дворянок и черни. Встречающееся прозвище «Справедливый», как и масса выдуманных легенд о его благородстве, не имеют под собой никаких реальных оснований и были придуманы два века спустя придворными хронистами и литераторами с целью очистить историю страны от грязных пятен.


В молодости мамаша насильно женила Педро на француженке Бланке Бурбон — двоюродной сестре Иоанна II. Жених ненавидел невесту. Поэтому, став королем он просто посадил супругу в тюрьму. Сам же Педро сошелся с любовницей Марией де Падильей. В дальнейшем полное пренебрежение законной женой, которая так и не родила ни одного наследника, способствовало конфликту не только с французами, но и с Папой, который пригрозил любовникам отлучением от церкви.


«Война Бастардов»

Столетняя война. Часть VII: Про Педро Жестокого Cat_cat, История, Война, Столетняя война, Средневековье, Европа, Длиннопост

Энрике II Кастильский (Энрике Трастамара). Портрет является частью иконы, выполненой современником Энрике — Джейми Серра (1358-1395 гг.)


В 1351 г. Педро приказал схватить и казнить любовницу отца, Элеонору де Гусман. В ответ ее сыновья подняли восстание, получившее название «Войны Бастардов». Восставших поддержали и многие дворяне, начинавшие понимать, что за король им достался. Гражданская война протекала с переменным успехом, но побеждал в основном Педро, постоянно нарушавший данные клятвы, попиравший мирные договора, убивая прибывших на переговоры и применяя тому подобное читерство. Убийства как врагов, так собственных сторонников (!) он обставлял с особым садизмом. В 1354 г. Педро попал в плен к братьям и был отпущен под честное слово, которое нарушил, а 1356 г. победил сам, с Войной Бастардов было покончено. Трое младших сыновей Элеоноры де Гусман было убито (одного забили палками, другому вырезали сердце), а Энрике Трастамара бежал сначала в Арагон, а затем во Францию, где поступил на военную службу.


В 1361 г. в Толедо вспыхнул мятеж горожан, недовольных жестокими условиями содержания королевы Бланки в местной тюрьме. Не сумев победить восставших, Педро публично покаялся перед женой, попросил примирения, после чего она была выдана ему горожанами. Получив супругу на руки, король тайно приказал задушить ее. После этого инцидента за Педро среди монарших домов Европы закрепилась репутация конченного человека и уже ничто не могло ее исправить. Все рамки существовавших кодексов рыцарской чести им были нарушены. Кроме того, Педро преступил еще один давний обычай – «равный равного не убивает», - зарезав с целью ограбления мавританского принца Абу Саида, у которого при себе находился крупный рубин. На фоне такого беспредела нормальным человеком выглядел даже Карл Злой.


В войну вмешиваются большие игроки


Отметим, что в первое десятилетие гражданской войны в Кастилии, сводный брат Педро Жестокого - Энрике - еще не являлся претендентом на престол, а влиятельные иностранные державы во внутренние кастильские дела не вмешивались. Однако вскоре в конфликт оказались втянуты внешние силы.


Параллельно гражданской войне, в 1356 г. разразился конфликт Кастилии и Арагона, получивший название «Война двух Педро». Как не трудно догадаться, король Арагона был тезкой кастильцу, звали его Педро IV Церемонный, но педро из него был не такой ярко выраженный. Причины войны заключались в стремлении Кастилии присоединить королевство Валенсия, арагонского вассала. Кроме того, братья де Гусман часто находили убежище при дворе Педро Церемонного. Поводом конфликта стало нападение арагонских пиратов на кастильские суда, шедшие под королевским флагом.

Столетняя война. Часть VII: Про Педро Жестокого Cat_cat, История, Война, Столетняя война, Средневековье, Европа, Длиннопост

Педро IV Церемонный. Худ. Хауме Матеу, перв. пол. XVI в.


В 1361 г. Педро Жестокий заключил соглашения с наваррским королем Карлом Злым и английским принцем Эдуардом Вудстоком, Черным Принцем, согласно которому они должны были оказывать помощь в войне с Арагоном. В свою очередь это повлекло необходимость со стороны Педро Церемонного сблизиться с французами.


После мира в Бретиньи по Франции прокатилась война грабежей и погромов, проводимых отрядами наемников, не желавшими возвращаться к мирной жизни. Грабеж и рекетом оказался выгоднее, чем заниматье земледелием, а большая часть рутьеров вообще была из безземельных рыцарей, которым работать по статусу не положено. Объединения наемников (рутьеров или бригандов, хотя последний термин менее точен) именовались «компаниями» (compagnies). Конан Дойл, видимо, и имел их в виду, придумывая название своей книге «Белый отряд». Вопреки литературному произведению это были отнюдь не отряды благородных веселых храбрецов, а объединения из 50-200 головорезов во главе с капитаном. Состав подбирался разношерстный, в основном из асоциальных элементов, и интернациональный: были французы, гасконцы, англичане и т.д. Сюда же примешивались разорившиеся и безземельные рыцари, и прочая шваль. Наемники могли спокойно воевать то за англичан, то за французов, не были редкостью перебежчики из компании в компанию. Подобно своим дальним потомкам – ландскнехтам – рутьеры кормились за счет грабежа местного населения, причем наиболее интенсивные грабежи случались во время перемирий. Компании стали настоящим бедствием для французского государства.


Так, в 1362 г. отряд головорезов напал на город Бринье и захватил его. Коннетабль Жан де Милан собрал отряд ополченцев и направился на подмогу. Ополченцев было больше, но рутьеры оказались организованней. Будучи конными, они атаковали строй королевских войск и разметали его. Коннетабль был убит, а в Париже стало понятно, что победить компании силой будет очень сложно.

Столетняя война. Часть VII: Про Педро Жестокого Cat_cat, История, Война, Столетняя война, Средневековье, Европа, Длиннопост

Битва при Бринье в 1362 году - поражение французов от банд рутьеров. Миниатюра из Хроник Фруассара


С 1363 г. прорабатывались разные варианты, куда бы отправить бригандов так, чтобы они потом назад не вернулись. Сначала запланировали крестовый поход или поход против турок. Не получилось, так как наемники сочли это слишком опасным. Далее предложили направиться в Центральную Европу – не вышло, это было слишком далеко и не все правители соглашались на проход войск. К 1365 г. оформился окончательный вариант – поход против Кастилии. Это было наиболее оптимальным решением. Во внешней политике Педро Жестокий склонялся на английскую сторону, что в случае возобновления войны создавало опасность вторжения кастильских войск с юга. Идти до Кастилии тоже было не далеко, воевать против слабого местного войска – не так опасно. Новым кандидатом на трон стал Энрике (или Генрих на здешний манер) Трастамара. Лояльный король на Пиренеях позволял восстановить порушенные союзнические отношения, помочь в восстановлении французского флота и обеспечить безопасность границ с юга. В коалицию против Кастилии был привлечен и арагонский король Педро, который рассчитывал получить от Энрике ряд приграничных крепостей.


Первое бегство Педро


Военные приготовления маскировались как организация крестового похода против Гренады. Тем временем, французская пропаганда еще сильнее сгущала краски вокруг и так черного ореола дона Педро. Командующим экспедиционным корпусом был назначен Бертран дю Геклен. Он же должен был отыскать финансирование для своего отряда. С этой целью бретонец со всей своей кодлой отправился в 1365 г. в Авиньон ко двору Папы Римского Урбана V. Разбив лагерь на берегу Роны, бриганды принялись разорять окрестности. Несколькими годами ранее Папа отлучил от церкви всех рутьеров, в ответ они не стеснялись грабить монастыри и папские фермы. Дю Геклен делал вид, что он не контролирует наемников, утверждая, что без папского благословения в них вселился бес и только массовая индульгенция и 50 тыс. золотых флоринов смогут вернуть им разум. В конце концов, Урбан согласился на требования вымогателя.


Далее экспедиционный корпус во главе с Энрике II (так теперь именовался беглый бастард) и дю Гекленом переправился в Арагон, который предоставлял свою территорию для прохода в Кастилию. Здесь командующий рутьеров снова стал вымогать деньги у местного короля за то, что войска покинут его территорию без грабежей. Для пущей убедительности был разорен город Барбастро и убиты 200 жителей, укрывшихся в церкви. Педро Арагонскому пришлось платить отступные в размере 100 тыс. золотом. Правда, уговор со стороны французов соблюдён не был: покидали арагонскую землю рутьеры, оставляя за собой след из пожаров и трупов местных горожан и крестьян.


В марте 1366 г. войска Энрике II вошли в Кастилию. Шествие происходило почти без стычек с вражескими отрядами — дворяне и местное население переходили на сторону Энрике. В Калахоре наемники провозгласили его кастильским королем, а дю Геклен надел на его голову корону. Заняв Бургос, Энрике короновался официально. Войска Педро Жестокого разбежались, сам он вынужден был искать убежища сначала у дяди Педро, короля Португалии, а потом и у более сильных покровителей.


Педро возвращается


За подмогой Педро Жестокий направился в Аквитанию, к англичанам, где и был принят при дворе Эдуарда Вудстока, Черного Принца. Беглый король приходился ему кузеном, что давало формальный повод обратиться за помощью. В обмен на возвращение престола Педро предлагал выплатить компенсацию военных расходов в размере 500 тыс. золотых флоринов и передать герцогство Бискайю в придачу. Англичане начали собирать войска, а пока Педро сидел в Бордо и рассказывал всем желающим, что он живой и легитимный.


Имидж беглого короля не был тайной для Черного Принца. Если о том, что кастильский король является отмороженным на всю голову конченным беспередельщиком было известно даже хронистам во Флоренции, то один из ведущих лидеров Европы должен был знать подноготную правителя соседней страны более дотошно. Так что точка зрения, согласно которой Эдуард Вудсток организовал свой пиренейский поход, поддавшись по доброте душевной и собственной наивности притворным уговорам интригана будет неверно. Поддержка свергнутого монарха сулила вполне определенный политический результат: борьбу с французскими интересами в регионе.


Тот факт, что помощь Педро Жесткому была не просто актом рыцарской вежливости со стороны Черного Принца, а делом государственной важности для всей Англии, подтверждается тем, что клич на формирование воинских отрядов был брошен по всем британским землям, а участие в операции приняли видные военачальники, вроде принца Джона Гонта и Джона Чандоса. В итоге, английский экспедиционный корпус имел в своем составе 12 тыс. чел.


В январе 1367 г. английское войско, перейдя долину Ронсеваль, вторглось в Кастилию и стало продвигаться по стране. Навстречу ему выдвинулись наспех собранные силы Энрике. Дело в том, что новоявленный король, заполучив корону, распустил большинство компаний наемников, так как не видел в них необходимости. В его распоряжении оставалось около четырехсот лучников Хью Калви и рыцари дю Геклена. Ирония заключалась в том, что гасконские наемники, свергавшие Педро, вернулись под руководством Черного Принца смещать Энрике.


Дю Геклен на правах военного советника всячески рекомендовал избегать генерального сражения с поддерживающими Педро войсками и предлагал выманивать их вглубь страны. Поначалу французский ставленник слушался и во всем полагался на советы бретонца. Происходили только отдельные стычки авангардов.


В марте состоялся бой при Ариньес, сражение небольшого отряда английских лучников (100-400 чел.) под командованием Уильяма Фельтона с многократно превосходящим отрядом испанцев. Именно эту героическая оборона холма, все же закончившаяся поражением британцев, описана у Конан Дойл в «Белом отряде».

Столетняя война. Часть VII: Про Педро Жестокого Cat_cat, История, Война, Столетняя война, Средневековье, Европа, Длиннопост

Сражение англичан и испанцев. Миниатюра из Хроник Фруассара


Успешно реализуемый дю Гекленом кутузовский замысел был все же нарушен Энрике. До него дошли слухи, что кастильцы не почувствовали особой разницы между правлением двух сводных братьев и готовы были поднять восстание в пользу Педро. В связи с растущим недовольством испанских дворян и наемников, Энрике настоял на том, чтобы дать бой.


3 апреля 1367 г. в районе реки Нахеры состоялось генеральное сражение двух противоборствующих армий, которое так и назвали – «Битва при Нахере» (для особо щепетильных есть вариант «при Наваретте»). Не имея возможности уклониться от схватки, дю Геклен выбрал бранное поле с таким расчетом, чтобы бежать с него маломотивированным кастильцам и рутьерам было максимально сложно.


В историографии можно найти разные цифры, характеризующие численность противоборствующих сторон, начиная от 60 тыс. у Энрике и 24 тыс. у Педро (конечно же это неправда), до 4 тыс. со стороны профранцузской партии. В любом случае, я бы согласился, что с тем, что во-первых войск было очень мало и цифра в 4 тыс. выглядит крайне оптимистичной, во-вторых что у Черного Принца войск было все же больше — армия Энрике разбегалась.


Помня о последствиях битв во Франции и Бретани, дю Геклен категорически возражал против идеи игры от атаки первым номером. Наступая, лучники Черного Принца лишились бы львиной дол своей эффективности. Однако судьба распорядилась иначе. Во-первых, кастильцы проморгали то, что англичане за ночь вплотную подошли к их позициям. Во-вторых, часть хинетов (легкой конницы) Энрике дезертировало в лагерь врага. По этой причине дю Геклен принял решение атаковать. Но и тут испанцы показали себя крайне разумными (нет) воинами и отказались спешиться. Первая же атака войск Энрике оказалась для них и последней: попав под град стрел, по разным данным то ли французы, то ли кастильцы обратись в бегство. Дю Геклен с большим числом рыцарей попал в плен, Энрике удалось бежать. Педро был восстановлен на троне.

Столетняя война. Часть VII: Про Педро Жестокого Cat_cat, История, Война, Столетняя война, Средневековье, Европа, Длиннопост

Битва при Нахере. Миниатюра из Хроник Фруассара


Английские войска несли тяжелые небоевые потери по причине непривычного им климата, инфекционных болезней, голода. Педро Жестокий в очередной раз оказался полным педрой и не уплатил Черному Принцу обещанных 500 тыс. флоринов, сославшись на нехватку средств. Бискайя также не могла быть передана под английскую корону, так как местный городской совет сам выбирал себе правителя. Спустя четыре месяца после победы при Нахере, Эдуард Вудсток с горем пополам выбил из Педро свое вознаграждение, правда в очень неликвидной форме – в виде того самого рубина, украденного у убитого принца Гренады. Вознаграждение английским войскам было выплачивать не из чего. В Аквитанию Эдуард возвращался с хронической дизентерией и драгоценным камнем, который позднее получил название «Черный принц» и по сей день находится в короне английских монархов. В конце концов, политическая задача – отторжение Кастилии и Леона из французской сферы влияния была выполнена, но и Педро должен был понимать, что дальше рассчитывать на английскую военную помощь ему не стоит.


Второе бегство Педро


После того, как англичане покинули Кастилию, французы вспомнили, что природа не терпит пустоты и решили вернуться с целью реванша. Карл V Валуа в обмен за в помощь в возвращении на трон поставил перед Энрике требование передать Парижу весь кастильский флот, Педро Арагонский потребовал территориальных уступок. На все эти условия он согласился, подписав в 1368 г. Алкасовашский договор. Щедро оплачивать услуги покровителей, в отличие от Педро Жестокого, Энрике II умел – еще в 1366 г. он передал большую часть казны и кастильские земли дю Геклену в благодарность за подаренную корону.

На рождество 1368 г. Энрике с отрядом из 400 французских рыцарей и 1500 наемников вторгся в Кастилию через Арагон, а к концу весны он контролировал весь север страны – многие феодалы добровольно переходили на его сторону. В июне был осажден Толедо. Параллельно возобновилась «Война двух Педро», в которой арагонцы стремились отбить ранее утерянную Валенсию. Видя, что дело оборачивается худо, Педро Жестокий бежал в Гранаду, где попросил помощи у мавров. Эмир предоставил ему войско, с которым наш свергнутый король попытался взять Кордову, но штурм города оказался неудачным: мавры не смогли прорваться сквозь пробитые бреши в стенах. После этой неудачи союзники покинули Педро, и он остался один на один против превосходящих сил Энрике.

Столетняя война. Часть VII: Про Педро Жестокого Cat_cat, История, Война, Столетняя война, Средневековье, Европа, Длиннопост

Битва при Монтьеле в 1369 году. Миниатюра из Хроник Фруассара


Весной 1369 г. Педро выдвинулся к Толедо, намереваясь снять осаду с города, но был перехвачен в районе замка Монтиель отрядом из трех тысяч человек под командованием дю Геклена. 14 марта 1369 г. состоялось сражение, в ходе которого войско кастильца было полностью уничтожено.

Столетняя война. Часть VII: Про Педро Жестокого Cat_cat, История, Война, Столетняя война, Средневековье, Европа, Длиннопост

"После битвы при Монтьеле". Королевство Кастилия и Леон. 14 марта 1369 год.Худ. José Daniel Cabrera Peña


Дон Педро скрылся за стенами замка, откуда решил вступить в тайные переговоры с дю Гекленом. Французскому военачальнику была предложена крупная сумма в золоте и земли в обмен на пропуск свергнутого короля через лагерь. Дю Геклен ответил, что подумает, а на деле доложил о содержании переговоров Энрике. Тот в свою очередь предложил вдове большую сумму за то, что Педро никуда не пропустят. Неизвестно, деньги или государственный долг склонили дю Геклена на сторону Энрике, но в итоге Педро был заманен в засаду и схвачен.

Столетняя война. Часть VII: Про Педро Жестокого Cat_cat, История, Война, Столетняя война, Средневековье, Европа, Длиннопост

Пленение короля Кастилии и Леона Педро Жестокого. Миниатюра их Хроник Фруассара


По сведениям Фруассара, пленного монарха доставили в шатер брата, где между ними завязалась драка. Поначалу верх брал Педро, но в поединок вмешался один из французских рыцарей, слегка подыгравший графу Трастамарскому («Ноги держи! Ноги!»). Пока Педро схватили за ногу, Энрике изогнулся и ударил брата кинжалом. В то же время, существует масса миниатюр с головой свергнутого монаха, насаженной на пику. Так что, возможно Фруассар все преукрасил и технически грязную работу выполнил палач. С одной стороны, таким образом что еще ему оставалось делать со злокозненным братом, а с другой стороны, Энрике совершил то же преступление, в котором принято обвинять Педро. За это Трастамара получил прозвище «Братоубийца».


В 1369 г. таким образом, Эрике II стал единоличным королем Кастилии. И хотя он не приносил никаких оммажей Карлу V, выгоду от такого союзника французы ощутили вскоре: подконтрольный им кастильский флот разбил англичан в битве у Ла-Рошели в 1372 г. Франко-кастильские корабли нападали на английский порты, совершали пиратские набеги.


Английские попытки исправить положение дел


Попытки восстановления контроля над Кастилией для англичан выражались в виде притязаний на местный престол Джона Гонта. Напомним, что этот крайне хитрый человек был третьим сыном Эдуарда III, свою жизнь посвятившим поискам своего места под солнцем. Овдовевший Гонт в 1371 г. заключил брак со старшей дочерью Педро Жестокого Констанцой. С его точки зрения это оказалось достаточно для обретения желаемого титула. Он провозгласил себя титулярным королем Кастилии и Леона и начал накапливать средства на войну.

Столетняя война. Часть VII: Про Педро Жестокого Cat_cat, История, Война, Столетняя война, Средневековье, Европа, Длиннопост

Джон Гонт


Был заключен англо-португальский военный союз, направленный против Энрике. В 1386 г. Гонт за счет средств королевской казны (малолетний Ричард II позволял запускать туда руку) начал частную войну против Кастилии. Несмотря на захват ряда приграничных крепостей поход не принес каких-либо значимых побед.


Кастильским королем на тот момент уже являлся сын Энрике II, Хуан I, хотя ему удалось отбить нападение, но все же он пошел на уступки. По результатам мирного договора, дочь Джона Гонта и Констанцы Катерина заключала брак с сыном Хуана (будущим королем Энрике III), а Кастилия уплачивала контрибуцию. Так или иначе, Кастилия продолжала оставаться французской союзницей.


Таким образом, возник исторический курьез — кастильские короли, начиная с Хуана II были одновременно потомками и Педро Жестокого, и Энрике Трастамара-Братоубийцы. В связи с этим Педро был обелен в историческом сознании потомков: сначала его перезахоронили рядом с братом, а потом в народе, котором одинаково жилось что при нем, что при прочих альфонсах-хуанах-энрике, родилась масса легенд и романсов о жестоком, но справедливом правителе.


Оригинал: https://vk.com/wall-162479647_45701

Автор: Дмитрий Сувеев.

Живой список постов, разбитый по эпохам


А ещё вы можете поддержать нас рублём, за что мы будем вам благодарны.

Яндекс Деньги: 410016237363870

Сбер: 4274 3200 5285 2137

Не забывайте в переводе указать, что вы с Пикабу)

Продолжение: Столетняя война. Часть VIII: Арманьяки против бургиньонов

Показать полностью 11
168

War never changes: битва при Мегиддо

Автор: Яна Петрова.


Короткая история о том, как древнеегипетский фараон устроил разрыв шаблона в битве под Мегиддо - и как это помогло британскому военачальнику в Первой мировой войне.


1479 год до нашей эры. Фараон Тутмос III ведет египетскую армию на север: бить соседей и расширять границы своего царства. Он ждал этого момента два десятилетия - в тени Хатшепсут, своей тетки, которая все время правления занималась торговлей и дипломатией.


20-тысячное войско фараона, состоявшее из пехоты и колесниц, стартовало от пограничной крепости Тиару 31 марта. 21 апреля они достигли города Джехем, в котором сделали остановку. Впереди лежал непростой путь к укрепленному городу Мегиддо, расположенному в западной части Израильской долины. Кроме этого, стало известно, что армию Тутмоса у Мегиддо уже поджидает объединенное войско всех зависимых прежде от Египта территорий - в Северной Сирии, Палестине и на Верхнем Евфрате.


Фараон собрал военный совет, чтобы решить, как лучше действовать. До Мегиддо можно было добраться тремя способами:


1)по северному маршруту, который выводил в долину к городу Йокнеам;

2)по южному маршруту, который выводил в долину к городу Таанах;

3)по центральному маршруту через ущелье гор - этот путь был кратчайшим и упирался в Мегиддо.


Полководцы фараона предлагали выбрать северный или южный маршрут, потому что там горные проходы были шире, а вероятность нападения из засады меньше. Но Тутмос III сказал, что именно таких действий и будет ожидать противник - они не за что не поверят, что кто-то поведет армию по центральному маршруту с его узкими проходами и уязвимостью к засадам.


И он оказался прав.

War never changes: битва при Мегиддо Cat_cat, История, Война, Первая мировая война, Древний Египет, Хитрость, Длиннопост

расположение сил при битве 1479 года до н.э.


Египтянам потребовалось почти 12 часов, чтобы преодолеть центральный проход, но войско не встретило никакого сопротивления. Более того, они обнаружили, что никто не охраняет ни Мегиддо, ни временные станы противника вокруг. Объединенные силы сконцентрировались у Йокнеама и Таанаха, ожидая, что фараон поведет армию одним из этих маршрутов.


Единственная ошибка Тутмоса III - он позволил грабить вражеские лагеря до захвата города. Это позволило закрыть городские ворота и привело к длительный осаде Мегиддо, растянувшейся на 7 месяцев - за это время египтяне успели собрать урожай. В итоге, город был взят. Эта победа резко изменила политическую ситуацию на древнем Ближнем Востоке: фараон получил контроль над территориями Северного Ханаана, а сирийские князья вынуждены были отдать Египту своих детей в качестве заложников.

War never changes: битва при Мегиддо Cat_cat, История, Война, Первая мировая война, Древний Египет, Хитрость, Длиннопост

барельеф с изображением Тутмоса III


Но на этом история не заканчивается - она получила продолжение спустя почти 34 столетия.


Генерал Эдмунд Алленби, читавший хроники Тутмоса в переводе Джеймса Генри Брэстеда на английский язык, применил тактику фараона в сентябре 1918 года, о чем он признавался позднее. Кавалерия шла по историческим местам, мимо древнего городища, которое помнило грохот битвы, разразившейся здесь в 15 веке до нашей эры. Алленби одержал победу при Мегиддо и взял в плен сотни немецких и турецких солдат. Это был последний кавалерийский бой Великой войны.

War never changes: битва при Мегиддо Cat_cat, История, Война, Первая мировая война, Древний Египет, Хитрость, Длиннопост

битва при Мегиддо 1918 года

“Джордж Сантаяна однажды якобы сказал, что те, кто не изучает историю, обречены ее повторять, но Алленби доказал, что и обратное может быть истиной - те, кто изучают историю, способны ее успешно воспроизвести, если примут такое решение”.

War never changes: битва при Мегиддо Cat_cat, История, Война, Первая мировая война, Древний Египет, Хитрость, Длиннопост

генерал Эдмунд Алленби, виконт Мегиддо


Источники:

“О походе Тутмоса и взятии Мегиддо”, Кляйн (2000);

“1177 год до н.э. Год, когда цивилизация пала”, Кляйн (2014).


Оригинал: https://vk.com/wall-162479647_218476

Автор: Яна Петрова.

Живой список постов, разбитый по эпохам


А ещё вы можете поддержать нас рублём, за что мы будем вам благодарны.

Яндекс Деньги: 410016237363870

Сбер: 4274 3200 5285 2137

Не забывайте в переводе указать, что вы с Пикабу)

Показать полностью 4
141

Столетняя война. Часть VI: Война двух Жанн за Бретонское наследство

Автор: Дмитрий Сувеев.

В предыдущих сериях:

Столетняя война, часть 1.1: династические предпосылки конфликта

Столетняя война, часть 1.2: экономические предпосылки конфликта

Столетняя война. Часть II: Как она началась

Столетняя война. Часть III: от Слейса и до Креси

Столетняя война: почему англичане вломили французам при Креси?

Столетняя война. Часть IV: The Black Prince

Столетняя война. Часть V, пронумерованная в честь одного мудреца


Было бы странным, если бы Столетняя война ограничивалась только противостоянием Франции и Англии. Помимо этого, разворачивались и второстепенные столкновения, в которых две ведущие державы принимали участие на правах «старших братьев».


В этот раз нам предстоит немного отвлечься от основных конфликтов Столетней войны, и вернувшись в 1341 год, рассмотреть историю длительной междоусобицы на полуострове Бретань, где находилось герцогство с одноименным названием.


Плохо, когда правитель умирает бездетным


Подавляющее большинство населения Бретани составляли, как ни странно бретонцы. Вопреки своему названию, это отнюдь не одна из рас в The Elder Scrolls, а прямые потомки кельтов, переселившиеся на материк в бородатые времена. От французов они отличались и речью, и внешностью. И если для нас все лягушатники на одно лицо, то даже сегодняшние жители Пятой Республики выделяют их как отдельную национальность. В начале Х в. существовавшее на полуострове королевство было завоевано норманнами и преобразовано в герцогство Бретань. За четыре с половиной века своего существования герцогство успело побывать и под английским, и под французским влиянием. Представители правившей с 1213 г. династии де Дрё имели родственные связи с британской аристократией, однако двое последних герцогов приносили оммаж французскому королю.

Столетняя война. Часть VI: Война двух Жанн за Бретонское наследство Cat_cat, История, Война, Столетняя война, Средневековье, Европа, Длиннопост

Карта герцогства Бретань с местами боевой славы 1341-1364 гг.


Как и в любой войне за наследство, весь сыр-бор разгорелся, когда умер бездетный правитель. На этот раз несчастного звали Жан III Добрый и на смертном одре ему было настолько плохо, что он послал придворных, докучавших ему вопросами о наследнике, словами «Как смеете меня беспокоить такими глупостями сейчас?». 14 апреля 1341 г. герцог испустил дух. Сложно упрекнуть умирающего человека в безразличии к решению государственных вопросов, но, судя по последовавшим события, о поиске наследника ему все же следовало побеспокоиться, будучи в полном здравии.


Как показывает многовековой исторический опыт, смерть монарха, не имеющего прямого потомства, не предвещает ничего хорошего для страны. Подобная ситуация способствует развязыванию многочисленных столетних и семилетних войн, баталий за энское наследство и прочих смутных времен. На свет божий всплывают многочисленные внутренние и внешние противоречия, олицетворяемые партиями тех или иных законных и не очень наследников. Так получилось и здесь.


Коротко о претендентах


Предупредим сразу, большинство действующих лиц нашей истории будут звать либо Жан, либо Жанна. Не стали исключением и претенденты, которые мгновенно появились на горизонте. Их оказалось двое: племянница Жанна де Пантьевр и сводный брат покойного Жан IV де Монфор Завоеватель. Жанна была дочерью другого умершего брата — Ги. Де Монфор был младше, чем покойный герцог и Ги, но по всем обычаям должен был наследовать он. В его пользу был и принятый во французском королевстве Салический закон. Но и за Жанну играл ряд весомых обстоятельств.

Столетняя война. Часть VI: Война двух Жанн за Бретонское наследство Cat_cat, История, Война, Столетняя война, Средневековье, Европа, Длиннопост

Жанна де Пантьевр. Надгробный барельеф, в настоящий момент выставлен в Лувре


Во-первых, в Бретани был действовал закон о представительстве, по которому право на наследство переходило от умершего к его детям. Второе же обстоятельство вообще перечеркивало все мыслимые средневековые юридические нормы и восставало нерушимой стеной. Жанну поддерживал Филипп VI, так как ее муж, Карл де Блуа приходился ему родным племянником. Ирония заключалась в том, что французский король тащил свою претендентку на трон в обход Салического закона (им определялся запрет женщинам наследовать земли), а благодаря этой норме ранее Валуа сам взошел на трон. Но закон, как мы помним, что дышло. Ведь помимо самого откровенного кумовства, передача титула Жанне давала бы возможность Парижу хоть как-то контролировать полунезависимое герцогство.


Именно Филипп IV, как верховный сюзерен, должен был поставить точку в споре. Видимо, Жан де Монфор не сомневался, какое решение примет монарх, и решил действовать на опережение.

Столетняя война. Часть VI: Война двух Жанн за Бретонское наследство Cat_cat, История, Война, Столетняя война, Средневековье, Европа, Длиннопост

Династические отношения в войне за Бретонское наследство. Золотой цвет — прервавшаяся династия; голубой цвет — профранцузская сторона; розовый цвет — проанглийская партия


Жан Завоеватель отправил в Париж письмо, в котором доказывал свои наследственные права. Параллельно с этим он осадил Нант — столицу герцогства, а затем и Лемож, где хранилась казна. Деньги были нужны для того, чтобы нанять войско, а имея много денег и солдат проще стать герцогом. После того, как Нант был захвачен, де Монфор потребовал от оказавшихся там вассалов принесения присяги. Однако практически никто не признал его своим сеньором. Это ни сколько не обескуражило нашего Жана. Он продолжил мятеж и вскоре захватил почти все крупные крепости полуострова, став правителем де-факто.

Столетняя война. Часть VI: Война двух Жанн за Бретонское наследство Cat_cat, История, Война, Столетняя война, Средневековье, Европа, Длиннопост

Принесение оммажа Жану де Монфору жителями Нанта. Миниатюра из Хроник Фруассара


Следующим пунктом в путешествии Жана де Монфора стал Лондон, куда он прибыл в июле 1341 г. Кроме победы при Слейсе Эдуард III не мог тогда еще похвастаться значимыми результатами в развязанной войне, поэтому мятежного гостя он принял с распростертыми объятиями. Для англичан возникал дополнительный шанс расширить зону боевых действий и нанести урон французам там, где они того не ожидали. Расторопный Жан признал в Эдуарде III короля Франции, а расчувствовавшийся Плантагенет в ответ утвердил его герцогом Бретани. Возможность воздействовать на Париж через отторжение Бретани была для англичан настолько важна, что де Монфору вернули графство Ричмонд, которым владели когда-то его предки. Курьезности ситуации придавал тот факт, что Эдуард, поддержав Жана, фактически подтверждал действие Салического закона, вопреки которому претендовал на французский трон сам.


Итогом всей этой бурной деятельности стало, то что для Филиппа VI уже не могло идти речи о передачи герцогства Жану де Монфору. Король вызвал обе стороны в Париж для вынесения судебного решения. Де Монфору ничего не оставалось, как явиться. Оказавшись в французской столице, мятежный герцог почувствовал пятой точкой опасность скорого ареста и поспешил бежать восвояси. Как оказалось, интуиция его не подвела: Филипп Валуа признал герцогом Бретани своего племянника Карла де Блуа (таким крайне элегантным способом был обойден Салический закон). Исполнять королевскую волю военными средствами был направлен еще один Жан — Иоанн Нормандский, будущий Иоанн II. Встречать довольно представительный контингент из Парижа де Монфору было не чем — практически все его силы были распылены в качестве гарнизонов ранее занятых крепостей. Не зная ни о том, где находится противник, ни как дать ему отпор, он отправился с небольшим отрядом собирать армию обратно. И тут, казалось, что удача улыбнулась Жану — остановившись в деревне Л'Умо, что близ города Шантосо, он обнаружил там же Карла де Блуа со свитой. Королевский зять успел укрыться в башне, где оборонялся два с 14 по 16 октября, пока не подошли королевские войска. Не сумевший воспользоваться случаем де Монфор бежал в Нант.

Столетняя война. Часть VI: Война двух Жанн за Бретонское наследство Cat_cat, История, Война, Столетняя война, Средневековье, Европа, Длиннопост

Карл де Блуа


Жители бретонской столицы холодно встретили самозваного герцога, так в сферу их интересов не входило терпеть лишения осады и грабежа из-за спора двух чуждых претендентов. За время осады Нанта обе стороны провели жестокие рейды по окрестностям, но более отличились войска Карла Блуа, регулярно казнившие пленных под стенами города. После неудачной вылазки наемники бежали, а городской совет выдал 2 ноября де Монфора королевскому правосудию. Жан Завоеватель был посажен в темницу Лувра, и, казалось, что вопрос о наследстве можно было закрывать.


Но оставалось несколько «но». Во-первых, не все жители Бретани хотели находиться под властью Парижа. Разделение происходило в основном по этническому принципу: франкоговорящая знать склонялась на сторону де Блуа, а мелкопоместные бретонцы – на сторону де Монфора. Во-вторых, не смотря на арест герцога, у временно проигрывавшей партии во главе оказался сильный лидер, которым, ни много ни мало, стала жена Жана Завоевателя, Жанна Фландрская. Внезапно из нее вышел талантливый политик, стратег и военачальник, да и вообще, современники оценивали графиню, как мужика в юбке. Эта женщина умела вербовать сторонников, из чего, собственно, и проистекал пункт 3. А именно, Жанна обратилась в 1342 г. за помощью к Эдуарду III. Английский король пришел на подмогу и кризис стал внешнеполитическим, затянувшись на 23 года.


Так начиналась Первая война за Бретонское наследство или Война двух Жанн.

Столетняя война. Часть VI: Война двух Жанн за Бретонское наследство Cat_cat, История, Война, Столетняя война, Средневековье, Европа, Длиннопост

Жанна Фландрская руководит обороной. Иллюстрация из книги Г. Гизо «История Франции» (XIXв.)


Война двух Жанн начинается


Причин вписаться в заварушку у англичан было достаточно: это и контроль над Брестом и Нантом – важными морскими портами, и установление сеньоральной власти над крупным континентальным герцогством, но главной из них был принцип «враг моего врага – мой друг». Напомним, что на тот момент еще не состоялось Креси, а финансирование английской армии было слабым, поэтому приходилось цепляться за любую возможность закрепиться на континенте. Замысел Эдуарада заключался в том, что путем поддержки бретонского мятежа он заставлял французов ослабить силы на первостепенном направлении – в Гиени и Гаскони.

Столетняя война. Часть VI: Война двух Жанн за Бретонское наследство Cat_cat, История, Война, Столетняя война, Средневековье, Европа, Длиннопост

Жанна Фландрская встречает флот англичан у осажденного замка


В мае 1342 г. войска Карла де Блуа осадили Эннебон (Эннебу) — замок, где укрывалась Жанна Фландрская со своим сыном. Хронисты приписывают невероятную храбрость защитнице крепости. По их сведениям, графиня самолично возглавляла одну из вылазок, в ходе которой удалось поджечь лагерь сторонников Блуа. За эти события она получила прозвище «Пламенная». Рассказывают и о других чудесах осады. Можно было предположить, что налицо заимствование из биографии другой Жанны, но упоминания о событиях встречаются у Фруассара, который до осады Орлеана не дожил. Так или иначе, спасли Эннебон англичане, которых привел прорвавшийся из осады в Британию Амори де Клиссон. В июне 1342 г. английский флот под командованием Уолтера Мэнни приплыл в русло реки Блавье, и снял осаду с замка.

Столетняя война. Часть VI: Война двух Жанн за Бретонское наследство Cat_cat, История, Война, Столетняя война, Средневековье, Европа, Длиннопост

Осада Эннебона в 1342 году Карлом Блуасским, герцогом Бретонским. Миниатюра из Хроник Фруассара


18 августа 1342 г. состоялось морское сражение у Бреста — последнего оплота сторонников де Монфора. Англичанам удалось разбить нанятый французами флот из генуэзских галер и теперь ничто не мешало им перебрасывать войска.


Началось формирование армий. Представители местного населения присоединялись кто к французам, в войско де Блуа, кто к английскому отряду Норфолка и Уорвика. В итоге были сформированы довольно внушительные силы, сошедшиеся в генеральном сражении возле крепости Морле. По сути, 30-31 сентября 1342 г. состоялась генеральная репетиция Креси и Пуатье. Эта битва гораздо менее известна, хотя явно заслуживает оказаться в ряду с другими громкими событиями Столетней войны. Силы сторон составляли около 4 тыс. чел. у сторонников де Монофора и 15 тыс. чел. у профранцузских войск, что сопоставимо с другими крупными сражениями Столетней войны. Англичане заняли оборону на дорожной насыпи, укрепив свою позицию рвами. Верные де Блуа ополченцы и конница несколько раз предпринимала атаки, но останавливалась у линии рвов под плотным огнем английских лучников. К вечеру запас стрел у англичан истощился, и они предприняли вылазку в поле для пополнения боезапаса. В результате началась рукопашная. Ветераны, участвовавшие в этой битве, а также в сражениях при Кресси и Пуатье признавали эти схватки самыми ожесточенными. На утро англичане снялись с лагеря, но хотя поле боя осталось за французами, победу по очкам праздновали сторонники де Монфора.


В ноябре 1342 г. Эдуард III высадился в Бресте, на захват Ванна и Нанта был отправлен Робер Артуа с войском. Ванн четырежды подвергался осаде и именно под его стенами неугомонный герцог и нашел свою смерть. Англичане прибегли к тактике шевоше, но это оказалось явным просчетом: грабить территорию страны, которую планировали сделать союзником было явно не самой лучшей идеей. Местное население встречало войска островитян враждебно, захватить за несколько месяцев удалось только Брест. Французы полностью контролировали коммуникации на полуострове и переброски английских войск могли осуществляться только по морю. Поэтому в январе 1343 г. Эдуард III был вынужден подписать с Филиппом VI перемирие и признать герцогом ставленника французов.


Вопрос можно было снова закрывать, но на этот раз все испортил Карл де Блуа, решивший мстить бывшим противникам за непокорность. Новоиспеченный правитель развернул в герцогстве карательную операцию, зверства в ходе которой превзошли все бедствия от английских шевоше. Так, форменная резня была устроена в городке Кемпер, где войска герцога убили от 1,4 до 2 тыс. гражданских. Несмотря не то, что позже католическая церковь признала Карла святым за показную набожность и регулярное умерщвление собственной плоти, в миру он сумел отметиться многими остроумными выдумками. Допустим, эпизод «Властелина колец» с обстрелом из катапульт Минас-Тирита головами убитых воинов Джон Толкин явно позаимствовал из благочестивого жития нашего героя, пытавшегося в 1341 г. взять Нант.


Масла в огонь подлил и Филипп VI, заманивший в Париж и казнивший там видных бретонских дворян под предлогом участия в торжествах. Представители бретонской аристократии были обвинены в предательстве и обезглавлены. Этот поступок настроил местное дворянство против короля. Правда, Филипп оказался непоследовательным человеком и совершил еще один странный шаг: в сентябре 1343 г. Жан де Монфор был выпущен за крупный выкуп. Короче говоря, создавалось прочное основание для продолжения войны.

Столетняя война. Часть VI: Война двух Жанн за Бретонское наследство Cat_cat, История, Война, Столетняя война, Средневековье, Европа, Длиннопост

Казнь обвиненных в предательстве Оливье де Клиссона и бретонских рыцарей. Миниатюра из Хроник Фруассара


«Клиссонская Львица»


Казнь приглашенных на свадьбу принца бретонских дворян вызвала широкий резонанс среди феодалов герцогства и способствовала появлению на исторической сцене еще одной Жанны. Жена обезглавленного в Париже Оливье де Клиссона, Жанна де Бельвилль, поклялась мстить за погибшего супруга. Женщина во главе отряда наемников и слуг самолично командовала осадой замков, рубила головы взятым в плен сторонникам Карла де Блуа и иными способами демонстрировала правильный феминизм. Но это только присказка. Филипп VI объявил Жанну в розыск как ведьму, в ответ на что она продала имение и драгоценности и на вырученные деньги купила в Англии три корабля. Свое приобретение она назвала «Флот возмездия в Ла-Манше» и приступила к пиратским набегам в водах Атлантики. Мадам нападала на французские торговые и военные суда, лично участвовала в абордажных схватках, казнила захваченные в плен экипажи. Не известно, был ли у нее попугай на плече и повязка на глазу, но кличку «Клиссонская Львица» и широкую известность пирата она снискала. Когда деятельность веселой вдовы начала доставлять серьезные проблемы судоходству в дело вмешался французский королевский флот. В 1350 или в 1351 г. «Флотилия возмездия…» была разгромлена, а Жанне де Бельвилль чудом удалось бежать и скрыться в Англии. Что удивительно, выросший в Лондоне сын пиратской капитанши – Оливье де Клиссон - впоследствии воевал на стороне врагов матери и стал коннетаблем Франции.


Вернемся к нашим Жан(н)ам


Бежавший в Лондон де Монфор снова выдвинул претензии на герцогство, но в 1345 г. скоропостижно умер. Его жена, Жанна Фландрийская сошла с ума, интересы наследника, малолетнего Жана V де Монфора (не запутались в одинаковых именах?) вызвался представлять Эдуард III. Война возобновилась. Экспедиционным корпусом англичан был поставлен командовать сэр Томас Дагуорт. Как и многие другие выдвинувшиеся во время правления Эдуарда III военачальники, он был рыцарем-наемником, благодаря военным талантам, добившимся высокого положения при дворе. Именно в Бретани оттачивалась тактика применения длинного лука против французов. Под командованием Дагуорта состоялся ряд сражений: при болотах Кадорет (1345), при Сен-Поль-де-Леон (1346), при Ла-Рош-Дерьен (1347). Победа во всех случаях осталась за англичанами.

Столетняя война. Часть VI: Война двух Жанн за Бретонское наследство Cat_cat, История, Война, Столетняя война, Средневековье, Европа, Длиннопост

Оловянная миниатюра, изображающая Томаса Дагуорта в геральдических цветах


Летом 1347 г. Карл Блуа осадил крепость Ла-Рош-Дерьен, в которую контролировал Дагуорт. Практика показывала, что англичанин был лучше в полевых сражениях, а у француза больше получались осады. Первоначально события складывались в пользу Карла Блуа: ему удалось подготовить местность так, что английские лучники лишались преимущества перед кавалерийским ударом. Передовой отряд разведчиков противника был разгромлен. В ночь с 19 на 20 июня англичане попытались провести вылазку в лагерь блуасцев. Чтобы отличать своих от противников в темноте, сэр Томас додумался до простой, но эффективной вещи — системы «пароль-отзыв». Однако затея закончилась ничем: нападение было отбито, а Дагуорт попал в плен. Казалось бы, победа в руках у французов. Но нет. Прибывшее утром подкрепление разгромило лагерь Карла де Блуа, он был захвачен в плен, а Томас Дагуорт освобожден.

Столетняя война. Часть VI: Война двух Жанн за Бретонское наследство Cat_cat, История, Война, Столетняя война, Средневековье, Европа, Длиннопост

Пленение Карла Блуасского, герцога Бретонского, в сражении при Ла Рош-Дерьен. Миниатюра из Хроник Фруассара


По сложившейся традиции, исполнять обязанности временно прибывающего в Тауэре мужа стала Жанна де Пантьевр. Война перетекала в партизанскую стадию. По дорогам бродили банды наемников и партизан, одной из которых руководил Бертран дю Геклен. Именно здесь и начнется карьера знаменитого бретонца. Он будет насаждать железную дисциплину в своем отряде, не всегда удачно командовать войсками, но в целом достигнет высот одного из самых успешных коннетаблей Франции. А звезда Томаса Дагуорта неожиданно закатилась. Английский полководец был вероломно убит в 1350 г. бывшим союзником Раулем де Кауром, которого французам удалось привлечь на свою сторону. На посту командующего английскими силами в Бретани Дагуорта сменил Уолтер Бентли.


Эдуард III также переманивал феодалов на свою сторону, обещая расширение прав и освобождение от податей. Привычка менять подданство в зависимости от ставки налогообложения появилась во Франции задолго до Жерара Депардье. Территория герцогства напоминала лоскутное одеяло, линия фронта отсутствовала, жители соседних деревень могли поддерживать противоположные партии.


Не приносящая очевидных результатов война начала надоедать сторонам. 1 марта 1353 г. Эдуард III подписал Вестминстерский мирный договор, в котором признавал Карла де Блуа герцогом в обмен на выкуп в 300 тыс. флоринов. Казалось, что все улеглось. Но снова не сложилось: в дело вмешался Карл Злой. Наваррский король был заинтересован в продолжении войны и настроил Иоанна II и Эдуарда III друг против друга. Был убит коннетабль Франции, а Эдураду Карл обещал военную помощь. Старания интригана удались: договор оказался расторгнут.


«Бой тридцати»


Самое известное сражение Войны за Бретонское наследство парадоксально является самым бессмысленным и никак не влияющим на ход боевых действий. Речь идет о попавшем на страницы хроник, книг и сайтов так называемом «Бое тридцати». По сути, этот то ли рыцарский турнир, то ли стрелка попала в один ряд со сражениями при Креси, Пуатье, Азенкуре, Кастийоне и другими не менее значимыми событиями.

Столетняя война. Часть VI: Война двух Жанн за Бретонское наследство Cat_cat, История, Война, Столетняя война, Средневековье, Европа, Длиннопост

«Бой Тридцати» худ. Петер Денис


На момент 1351 г. в Бретани действовало перемирие. Поскольку любое перемирие — дело относительное, неизбежно случались эксцессы. Занимавшие замок Плоэрмель англичане (на самом деле интернациональный сброд из англичан, бретонцев, немцев и наемников других национальностей) совершили набег на деревню, подконтрольную профранцузскому отряду. Командовал французами аж целый коннетабль Бретани Жан де Бомануар, который послал в Плормель парламентера с вызовом на бой. Командир англичан — Роберд (Ричард) Бембро вызов принял. Сражаться предстояло в заранее оговоренных тепличных условиях: 30 на 30, строго пешими, под надзором секундантов и лекарей. Естественно, пригласили и зрителей, дабы сражающиеся ощутили поддержку трибун и тридцать первого игрока на поле.


Сражение-турнир состоялось 31 марта 1351 г. и получило название «Бой тридцати». Под раскидистым дубом сошлись две команды численностью по три десятка человек каждая: за сборную Франции выступали в основном бретонцы во главе с капитаном де Бомануаром, за сборную Англии играли в основном легионеры — только восемь чаехлебов, остальные фламандцы, немцы, бретонцы, капитан Бембро — брандербуржец. Первый акт сражения начался активно: Роберд Бембро погиб, де Бомануар ранен, часть французов погибла или попала в плен. Бой прервался на обеденный перерыв и продолжался почти до вечера. Первыми нервы не выдержали у французского оруженосца Гийома де Монтобана, а возможно он просто хладнокровно пошел на умышленный фол. Отбежав от схватки, он вскочил на своего коня, и, вернувшись на место сражения перетоптал «англичан» к чертовой матери. Остаткам французов осталось только добить помятых врагов и захватить пленных, которых вскоре отпустили. Несмотря на грубое нарушение регламента, победа нокаутом была присуждена французской партии.


Пример Битвы тридцати единичен на фоне истории средневековья. Далеко не все современники оценили ее замысел как разумное мероприятие. Но зато она хорошо гармонировала с царившими тогда идеалистическими представлениями о благородстве из рыцарских романов. Поэтому сражение, не вкладывавшееся в контекст войны и не повлиявшее на ход боевых действий описывается у хронистов подробно и тщательно, по принципу «вот есть же рыцари, а не эти вот бриганды». Как демагогический прием вместо массового кровопролития провести аналогичный турнир, предложит, например, Иоанн Добрый в канун битвы при Пуатье. Однако практика показала, что война не место для надуманного благородства.


Завершение войны


Почти десять лет война продолжалась в старом формате разбоев, грабежей и стычек. Оживление началось в 1362 г., когда Жан де Монфор-младший вернулся на материк. Приплыл парнишка не один, а с английским войском и предложил стареющему Карлу де Блуа разделить Бретань по-хорошему. Герцог было согласился, но дома его ждал разгон от жены, которая словами с содержанием примерно «Мужик ты или нет? Да на мне весь дом держится, тряпка сопливая!» подорвала мирные инициативы.

Столетняя война. Часть VI: Война двух Жанн за Бретонское наследство Cat_cat, История, Война, Столетняя война, Средневековье, Европа, Длиннопост

Жан V де Монфор (младший)


Формально, договор в Бретиньи не распространялся на гражданскую войну в Бретани, поэтому англичане без препятствий могли начать боевые действия. Первоначально кампания складывалась в пользу французов, которыми командовал дю Геклен. В мае 1364 г. при Кошереле была разгромлена англо-наваррская армия. Начались мирные переговоры, которые снова сорвала Жанна де Пантьевр. Жадность герцогини оказалась роковой.


Война продолжилась. Англичане осадили крепость Оре на южном побережье Бретани. Осада выдалась долгой, в городе начался голод. На деблокаду отправились войска Бертрана дю Геклена и Карла де Блуа. 29 сентября 1364 г. после переговоров началось сражение. Численность сторон была примерно равной: 3,5 тыс. у англичан, 4 тыс. у французов. Формально англичанами командовал Жан де Монфор-младший, фактически – известный английский военачальник Джон Чандос. После неудачной попытки взять штурмом лагерь осаждавших сторонники де Блуа были контратакованы. В результате стало поражение французов: около тысячи погибших, дю Гекслен попал в плен, Карл де Блуа убит. Продолжать дальше воевать смысла уже не было.

Столетняя война. Часть VI: Война двух Жанн за Бретонское наследство Cat_cat, История, Война, Столетняя война, Средневековье, Европа, Длиннопост

«Битва при Оре» Худ. Джузеппе Рава


Война за Бретонское наследство завершилась военным поражением Франции. Однако следует учитывать, что королем в Париже на тот момент уже был не Иоанн II, а Карл V, осознававший, что итоги войны решаются не на полях сражений, а за столом переговоров. Военное поражение он превратил в дипломатическую победу. По итогам договора, заключенного в 1365 г. в Гуердане, Бретань оставалась независимой, Англия получала крупную контрибуцию, герцогом становился Жан де Монфор. А теперь внимание! Оммаж новоявленный правитель приносил не Эдуарду III, а Карлу V, Бретань объявляла о нейтралитете.


В дальнейшем, в ходе Столетней войны французы не раз пытались присоединить герцогство к себе, но удалось им это сделать значительно позже: в 1488 году.

Столетняя война. Часть VI: Война двух Жанн за Бретонское наследство Cat_cat, История, Война, Столетняя война, Средневековье, Европа, Длиннопост

Бертран дю Геклен рядом с умирающим Карлом де Блуа


Оригинал: https://vk.com/wall-162479647_43707

Автор: Дмитрий Сувеев.

Живой список постов, разбитый по эпохам


А ещё вы можете поддержать нас рублём, за что мы будем вам благодарны.

Яндекс Деньги: 410016237363870

Сбер: 4274 3200 5285 2137

Не забывайте в переводе указать, что вы с Пикабу)

Продолжение: Столетняя война. Часть VII: Про Педро Жестокого

Показать полностью 15
566

Немного о снайперах Первой чеченской

Автор: Яна Петрова.

Снайпер прищурился - враг окочурился

Враг думал, что это пень, а снайпер снес ему череп набекрень

Снайпер бьет издалека, но всегда наверняка

и другие жизнеутверждающие пословицы времен Великой Отечественной хорошо иллюстрируют одну истину: снайпер - далеко не последняя фигура на войне. Даже если речь идет о современной войне на рубеже веков.


В этой заметке рассмотрим снайперский опыт Первой чеченской войны - тактику федеральных войск и армии самопровозглашенной республики Ичкерия.

Немного о снайперах Первой чеченской Cat_cat, История, Война, Чечня, Чеченская война, Снайперы, Длиннопост

Основной тактикой снайперов в ПЧВ вне зависимости от шевронов на рукаве была отрядная тактика. Формировались боевые группы: двойки, тройки и так далее - но вот сама работа таких групп уже отличалась в зависимости от стороны.


Самой распространенной у федералов была связка "пулеметчик-автоматчик-снайпер", у дудаевцев же связка была более широкой. В условиях городских боев в группу входил боец с РПГ, пулеметчик, снайпер и автоматчик. Снайпер и пулеметчик боевиков удерживали пехоту, давая возможность гранатометчику выстрелить по “броне”.


Одни из главных условий эффективной работы таких групп - слаженность и хорошая связь с другими ячейками. Стоит ли говорить, что российские срочники, находящиеся в центре одной из самых сомнительных с точки зрения подготовки военных кампаний, были несколько не готовы к боевому слаживанию (даже с помощью бывалых солдат) в условиях активных боевых действий? Но страдали не только они. Например, во время освобождения села Первомайское бойцам ФСБ "Альфы" и "Вымпела" приходилось несколько раз отступать из-за отсутствия координации и поддержки других подразделений. Они действовали в открытом поле практически как обычная пехота.


Поэтому, можно сказать, что настоящей тактикой снайперов российской армии во время Первой чеченской были действия по обстоятельствам. Их связкам нужны были слаженность и средства связи, но в наличии были только сообразительность, инициатива командиров отделений и самостоятельность.


У противоборствующей стороны расклады были совершенно иные. Во-первых, армия Чеченской республики Ичкерия (ЧРИ) воевала на своей земле с полным знанием местности - вашему снайперу не нужна горная подготовка, если он родился в горах. Во-вторых, вопрос боевой слаженности и средств связи также не стоял - армия ЧРИ была хорошо подготовлена (в том числе благодаря захваченным военным складам) и готова к работе малыми группами.


В горных районах чеченские снайперы работали с дальних расстояний и выходили с группами автоматчиков (в среднем 4 человека поддержки), которые в случае перемещения снайпера отвлекали внимание на себя с помощью неприцельной, но активной стрельбы.


В целом, принято считать, что снайперская война была проиграна федеральными силами - слишком большой была разница в оснащении и подготовки к боевым действиям в горах. Но опыт Первой чеченской заложил основу для мощной работы над ошибками, которую провели в вопросах подготовки снайперов перед Второй кампанией. Если вам интересна эта тема - дайте знать в комментариях.

Немного о снайперах Первой чеченской Cat_cat, История, Война, Чечня, Чеченская война, Снайперы, Длиннопост

Снайпер ВВ РФ с СВД в промежутках между боями


Оригинал: https://vk.com/wall-162479647_210657

Автор: Яна Петрова.

Живой список постов, разбитый по эпохам

Показать полностью 1
841

С чего начинается везение на войне? ( Воспоминание о войне в Афганистане. Александр Карцев )

С чего начинается везение на войне? ( Воспоминание о войне в Афганистане. Александр Карцев ) Рассказ, Война, Афганистан, Длиннопост, Текст, СССР

(советы тем, кто придет после нас)

В конце февраля 1988 года я возвращался на войну из очередного отпуска. К тому времени я прослужил в Афганистане почти семнадцать месяцев. До замены, по моим подсчетам, мне оставалось менее полугода (насчет полугода я тогда ошибался - на самом деле мой заменщик вместо августа приехал только в конце сентября, и улетел из Афганистана я только в октябре).

В Кабуле я заехал в свой полк, чтобы сдать отпускной билет, а заодно и передать ребятам из отдельного разведвзвода 1-го мотострелкового батальона кое-какие подарки от их родителей (в отпуске я заезжал их проведать).

На следующий день из полка должна была идти колонна в Баграм. Так что у меня появился шанс попасть в свою родную шестую мотострелковую роту уже в самое ближайшее время. Перед самым отъездом ко мне в комнату пришла настоящая делегация: заместитель командира разведвзвода сержант Валера Тарыгин, командир отделения сержант Андрей Куценко, разведчик Илья Третьяков.

Ребята попросили меня принять командование их взводом. Да, это была немного странная и даже чуточку забавная ситуация, когда тебя назначают на должность не вышестоящие командиры, а просят об этом твои бывшие подчиненные.

Наверное, если бы я попросил об этом командира полка, он пошел бы мне навстречу? Но, к сожалению, у меня были совершенно другие задачи, которые решать, кроме меня, было некому. И я попытался объяснить своим разведчикам, что в армии иногда приходится делать не то, что хочется, а то, что нужно. А еще добавил, что их новый командир – офицер грамотный и очень толковый.

Не знаю, услышали ли меня ребята? Но на прощание Валера Тарыгин произнес забавную фразу:

- Товарищ старший лейтенант, а вы знаете, что в полку вас называют «везунчиком»? Это из-за того, что у вас не бывает потерь.

Я не знал этого. Но почувствовал такую невысказанную боль в словах своего боевого зама, что у меня на мгновение защемило сердце. И я понял, что мне хотели сказать мои разведчики. Но не решились.

12 мая 1987 года под Чарикаром отдельный разведвзвод первого мотострелкового батальона попал в засаду. Тяжело ранен был командир разведвзвода и мой хороший приятель лейтенант Евгений Валентинович Шапко (не приходя в сознание, он умер 6 августа 1987 года). В том же бою погибли еще четыре разведчика с разведвзвода и многие были ранены.

После этого мне пришлось два месяца исполнять обязанности начальника разведки первого батальона, командира разведвзвода. Почти месяц воевать вместе со своими ребятами на пакистанской границе под Алихейлем.

По возвращении из Алихейля я передал командование взводом, приехавшему из Союза на замену Жене Шапко, старшему лейтенанту Алексею Монастыреву. Через месяц, при проведении боевой операции, он тоже был тяжело ранен. Остался без руки. И в разведвзводе снова было много раненых …

Да, я понял, что хотели сказать мне мои разведчики. Они просто хотели остаться живыми. И почему-то верили, что под моим командованием у них это обязательно получится.

Помнится, тогда я впервые подумал, что это очень здорово, что среди моих подчиненных не было убитых. Не было, когда я командовал мотострелковым взводом. Когда два месяца исполнял обязанности начальника разведки, командира отдельного разведвзвода второго мотострелкового батальона (вместо уехавшего в отпуск Толи Викторука). Когда командовал отдельным разведвзводом в первом мотострелковом батальоне. Когда был прикомандирован с бронегруппой к 459-й отдельной роте специального назначения. Когда…

Да, за все двадцать шесть месяцев своей службы в Афганистане среди моих подчиненных не было ни одного убитого, ни одного раненого. Разве что самого изредка цепляло.

Везение? Конечно же, да! Но я долго пытался понять, разобраться, с чего оно началось – это везение? И как сделать так, чтобы такое везение было и у других командиров?

В 1968 году в кинофильме «Щит и меч» в исполнении Марка Бернеса прозвучала замечательная песня на слова Михаила Матусовского «С чего начинается Родина». В этой песне есть ответы на многие вопросы. В том числе, и на тот, с чего всё начинается?

После окончания восьмого класса, на время летних каникул, устроился я работать транспортировщиком в перемоточный цех на комбинате «Химволокно». Работа у меня была не самая пыльная и не самая сложная - перевозить на большой тележке бобины с нитками с одного места на другое. Но благодаря этой работе по осени я смог исполнить две своих больших мечты – купил себе, на заработанные деньги, катушечный магнитофон «Сатурн 201» и новые ботинки. Но речь сейчас не о них.

Однажды, во время обеденного перерыва я решил проведать своего отца, работавшего в соседнем цехе слесарем. Просто повидаться да перекинуться парой слов.

Картина, которую я застал, была довольно живописной. Трое рабочих за большим столом азартно резались в домино. Еще трое читали: один - газету «Известия»; отец – свою любимую книжку – «Весна на Одере» Эммануила Казакевича; дядя Боря, друг отца, разбирался с какими-то диаграммами, нарисованными в толстой общей тетради (я видел такие же диаграммы и в тетради у своего отца – вскоре им с дядей Борей предстояло сдавать экзамены для повышения разряда).

Но толком поговорить с отцом у меня тогда не получилось. До окончания перерыва оставалось еще минут десять, когда пришел мастер и собрал всех рабочих за столом. Потом они нескольких минут обсуждали, как отремонтировать какой-то механизм. Тогда я еще ничего не знал о «мозговом штурме». Но, помнится, меня сильно удивило, что мастер выслушал все предложения. И только после этого поставил задачу двум слесарям, как и что сделать.

А ведь задача была не самая сложная. Мастер мог бы сам принять решение и не устраивать никаких диспутов. Я не удержался и спросил об этом отца.

Он улыбнулся.

- Было несколько вариантов. А выбрать нужно было лучший.

Когда на четвертом курсе Московского высшего общевойскового командного училища меня готовили к командировке в Афганистан, мой наставник Сан Саныч Щелоков рассказал мне о понятии «Восточный базар».

Это когда покупатель заходит в лавку, дукан (духан по-местному), и спрашивает цену приглянувшейся вещи. Дуканщик может не продать товар такому покупателю. Или продаст втридорога. Потому что это плохой покупатель и плохой человек. Хороший покупатель поздоровается, поинтересуется здоровьем. Спросит: как обстоят дела, как идет торговля? Пожелает удачи в делах и расскажет новости большого мира. Вечером дуканщик расскажет эти новости своей жене. Жена приготовит вкусный ужин, и всю ночь будет любить своего мужа горячо и страстно. Потому что нельзя не любить такого умного и знающего мужа. А утром, набирая из арыка воду в кувшин, она расскажет услышанные новости своим подругам и соседкам. Соседки и подруги будут удивленно цокать языками и завистливо смотреть ей вслед.

За этот взгляд, за вкусный ужин, за жаркие страстные ночи дуканщик предложит покупателю самую низкую цену. Потом поторгуется и снизит её еще немного. Ибо так принято на Востоке. И останется с прибылью. Ведь без прибыли нет торговли. В стране, где нет телевидения, а газеты продаются лишь в столице, новости можно узнать только от путников. А потому, для правильных покупателей всегда открыта дверь дукана.

В августе 1986 года я приехал в Афганистан и получил назначение на должность командира мотострелкового взвода (командира сторожевой заставы). Первое, что бросилось мне в глаза – это множество скрытых подступов к заставе, довольно слабое инженерное оборудование заставы, отсутствие долговременных огневых точек. А самое главное - явные признаки дедовщины: старослужащие бойцы заступали на посты вечером, молодых ставили в утренние часы.

С этим нужно было срочно разбираться и что-то делать. Но я только что приехал из Союза, опыта командования у меня еще не было. Да, и авторитета среди бойцов, тоже. В училище нас учили последовательности работы командира взвода при организации боя: необходимо уяснить задачу, оценить обстановку, принять решение, провести рекогносцировку, отдать приказ, организовать взаимодействие и т.д. Во время учебы в училище это казалось так просто!

Но я догадывался, что моя инициатива о совершенствовании инженерного оборудования заставы едва ли будет воспринята моими бойцами «на ура».

Помнил о том, что любое действие вызывает противодействие (насколько оно может быть сильным, мог только догадываться). И помнил о «Восточном базаре». А потому вместо того, чтобы просто отдать приказ, собрал совещание сержантов. И начал его не с разбора «полётов», а с обсуждения проекта бани и солдатской столовой на заставе, которые мечтал построить еще мой предшественник Женя Шапко (как говорится в одном славном мультфильме, нормальные герои всегда идут в обход).

Проблемы были обычные – дефицит строительных материалов и недостаток опыта. Нет, разумеется, опыт строительства у меня был. Чуть ли не с рождения я участвовал вместе со своим отцом в процессе строительства и ежегодной перестройки нашего небольшого дачного домика. Когда немного подрос, не раз помогал отцу перекладывать печь.

У меня не было опыта работы с глинобитным кирпичом и самодельным раствором для его укладки, но я не думал, что это сложнее, чем перекладывать печь и опытным путем подбирать соотношение глины и песка для кладки. Как говорил мой отец, это было совсем не сложно - просто делаешь небольшие шарики из песка и глины, и даешь им подсохнуть. Если после высыхания они трескаются, нужно добавить песка. Если рассыпаются – уменьшить его количество.

Но я помнил об уроке, который получил после восьмого класса на работе у отца. Помнил о совещании, которое проводил мастер. А потому, прежде, чем командовать и отдавать распоряжения, я выслушал предложения своего заместителя сержанта Нигмата Хашимова (ему на то время было уже 26 лет, до службы в армии Нигмат окончил педагогический институт, работал учителем русского языка в школе, был женат и у него недавно родилась дочка), санинструктора роты сержанта Алишера Разакова, командиров отделений. Ребята были в основном из Средней Азии, многим приходилось дома работать с глинобитным кирпичом. Руки у них росли откуда нужно и головы были на месте. Житейского опыта и опыта строительства тоже явно было побольше моего.

Когда мы начали строительство, во время одного из перерывов, я поднял вопрос о том, что наши бойцы слишком мало времени проводят на спортивном городке (спортивный городок наш был очень крохотным, из спортивного инвентаря – несколько танковых траков и кое-какие железки. А ведь на заставе есть прекрасная возможность хорошенько подкачаться, чтобы приехать домой настоящими атлетами. И особенно это актуально для тех, кто скоро уезжает на дембель.

Незаметно разговор наш перешел на то, что вообще-то дембель у многих из них в опасности. Понятно, что заступать на посты вечером лучше всего – отстоял два часа, пока на заставе еще никто не спит, и баиньки до подъема. Хуже стоять на посту утром, когда глаза слипаются. Но в постовой ведомости почему-то именно на утренние часы записаны молодые бойцы. А ведь, если духи надумают напасть на заставу, то нападут они именно утром.

- Понимаю, что вы уже многое повидали и послужили, но подумайте об этом на досуге. Если на постах будут самые опытные бойцы, когда на заставу нападут духи, тогда у нас появится шанс уцелеть. И вернуться домой живыми. Если на постах будут только молодые, шансов уцелеть у нас не будет. Ни у кого. Порежут их и всех нас, как сонных котят.

На следующий день в постовой ведомости произошли серьезные изменения. А строительство долговременной огневой точки у входа в казарму, к которому мы приступили вскоре, усиление стрелково-пулеметных сооружений и другие работы по инженерному оборудованию заставы, после строительства столовой и бани, воспринимались уже спокойно и вполне конструктивно.

Вскоре мы стали проводить тренировки в составе боевых троек (старший тройки ведет прицельный огонь, второй боец обеспечивает плотность огня, молодой – снаряжает магазины) по отработке действий при нападении на заставу, отрабатывать различные вводные. Проблем с личным составом у меня не было. Потому что теперь это был мой взвод и мои бойцы.

Вскоре мне пришлось принять под командование отдельный разведвзвод. Позднее второй. В сложных ситуациях я никогда не считал зазорным провести совещание сержантов и выслушать их предложения. Потому что у многих из них было побольше опыта, чем у меня – и житейского, и боевого. Этому научил меня мой отец и неизвестный мне мастер: способов выполнить боевую задачу много, нужно выбрать лучший.

И, как говорил мой отец, один ум - хорошо, а полтора лучше. Шутил, однако.

Но теперь я знаю, с чего начинается везение на войне. С песни Михаила Матусовского. Потому что воевать стоит только ради защиты нашей Родины, своих родных и близких, а не коммерческих интересов олигархов, которые рано или поздно, но обязательно предадут и продадут нас.

Везение на войне начинается с привычки к труду, которая прививается с раннего детства. Потому что солдатский труд – один из самых тяжелых. И чтобы вернуться домой живым, нужно быть к нему готовым.

Везение начинается с умения учиться - всегда и везде – учиться у окружающих и даже у врагов. Черпать знания в книгах и фильмах. И думать, думать, думать. Потому что врага побеждает не тот, кто его перевоюет, а тот, кто передумает. И думать не только о том, как лучше выполнить поставленную боевую задачу, но и сохранить при этом жизни своих бойцов (об этом мой рассказ «Высшая математика командира сторожевой заставы»).

Везение начинается с того, что нужно уметь слушать своих подчиненных, тех, кто знает или умеет больше тебя, чтобы научиться их слышать. С умения говорить так, чтобы тебя услышали. И тогда ты сможешь командовать так, чтобы твои подчиненные готовы были пойти на смерть, но делать все от тебя зависящее и даже независящее, чтобы они обязательно оставались живыми.

Я хочу сказать огромное спасибо моим родителям, моим командирам, моим учителям и наставникам, моим подчиненным и моим ученикам, за то, что они научили меня всему этому и сделали меня таким «везунчиком». Потому что это великое счастье для любого командира, когда все его бойцы возвращаются домой целыми и невредимыми.

Живите долго, ребята! И пусть ваши подчиненные, ваши друзья и товарищи всегда возвращаются домой живыми!



Александр Карцев
Показать полностью
249

Фольксштурм: агония Третьего рейха

Автор: Михаил Сосновский.

Фольксштурм: агония Третьего рейха Cat_cat, История, Германия, Война, Вторая мировая война, Третий рейх, Фольксштурм, Длиннопост

К концу сентября 1944 года Рейх находился в катастрофическом положении. Летом русские войска разгромили в Белоруссии группу армий «Центр». На других участках Восточного фронта недавние союзники Германии один за другим выходили из войны под ударами русского парового катка. На западе союзные войска нанесли чувствительное поражение немцам в Фалезском мешке, в результате чего были потеряны Франция и Бельгия. Война приближалась к границам Германии.


Вермахту, понёсшему гигантские потери, требовались сотни тысяч новых бойцов, готовых взять оружие вместо убитых, раненых и пленных. Для этих целей в канун войны с Польшей в 1939 году была создана армия резерва, которая несла охрану военных объектов, осуществляла подготовку призывников и по мере необходимости вливала людские ресурсы в полевую армию.


С 1940 года соотношение полевой и резервной армии находилось приблизительно в одинаковой пропорции – 60 к 40, но перманентные кризисы 1944 года заставляли бросать на фронт всё больше и больше резервных частей, так что к концу года соотношение полевиков и резервистов приближалось к 70 против 30.


Армию резерва необходимо было откуда-то пополнять, а потому нацистское руководство обратилось к историческому опыту. Во времена наполеоновских войн, а именно в годы «Освободительной войны» 1813–1815 годов, в Пруссии наравне с регулярной армией формировались части народного ополчения, называвшиеся «ландвер» (буквально – «территориальная оборона»). Изначально туда призывались все лица мужского пола от 17 до 45 лет, которые по каким-то причинам не попали в регулярную армию. Эти войска несли гарнизонную службу, охраняли военные объекты, а в критических ситуациях могли вступить в бой наряду с регулярной армией. В качестве резерва для самого ландвера был создан «ландштурм», где состояли третьеочередные призывники от 17 до 60 лет. Народное ополчение также собиралось и в прочих германских государствах.

Фольксштурм: агония Третьего рейха Cat_cat, История, Германия, Война, Вторая мировая война, Третий рейх, Фольксштурм, Длиннопост

Бой прусского ландвера с французами


После окончания наполеоновских войн реформированная система ландвера и ландштурма сохранилась, представляя собой к 1914 году выдающийся пример народной мобилизации: после прохождения трёхлетней воинской службы и двух лет пребывания в резерве германский мужчина до 39 лет числился в ландвере, после чего переходил в ландштурм, где состоял до 45-летнего возраста.


Во многом именно благодаря этой концепции «вооружённого народа» германская армия обязана своим первоначальным успехам в августе-сентябре 1914 года, когда за спиной каждого полевого корпуса стоял дополнительный хорошо обученный ландверный корпус, который германское командование не боялось послать в пекло сражения, чем не могли похвастаться ни французы, ни русские, ни англичане.


Ландвер и ландштурм были распущены Версальским договором, однако ландвер был восстановлен в 1935 году для мужчин от 35 до 45 лет. Впрочем, мобилизации туда были крайне редкими. Всё изменилось осенью 1944 года.


Первым воссоздать исторические традиции предложил начальник Генштаба сухопутных войск Гейнц Гудериан. 25 сентября Адольф Гитлер распорядился создать части народного ополчения – «Фольксштурм». Указ был обнародован 18 октября в день 131-й годовщины Битвы народов под Лейпцигом. Мобилизации подлежали все мужчины, не состоявшие на воинской службе, в возрасте от 16 до 60 лет. Все новоявленные ополченцы, включая членов партии и партийных организаций, вступали в Фольксштурм, сохраняя прежнее место работы, должность и обязанности. Тем не менее, особо подчёркивалось, что в таких случаях служба в ополчении имеет первоочерёдную важность, а фольксштурмовцы приравнивались к военнослужащим Вермахта.


Фольксштурм не следует путать с Фольксгренадерскими дивизиями, которые начали создаваться под эгидой СС летом 1944 года. Это был экспериментальный тип пехотной дивизии, где вместо девяти батальонов, как в стандартной пехотной дивизии Вермахта, насчитывалось только шесть батальонов. Снижение штатного состава компенсировалось обильным насыщением таких дивизий штурмовыми винтовками STG-44 и противотанковыми гранатомётами, прежде всего Панцершреками. Костяк фольксгренадеров составляли прожжённые фронтом солдаты и офицеры, к которым спешно добавляли военнослужащих армии резерва, новобранцев Вермахта, парашютно-десантные дивизии Люфтваффе, морскую пехоту Кригсмарине и прочие штампующиеся как на безумном станке формирования.


Однако вернёмся к народному ополчению. Задачами Фольксштурма являлись охрана тыловых объектов, строительство укреплений, поддержание внутреннего порядка, ликвидация диверсантов, одним словом, изначально на ополчение перекладывались функции армии резерва, которая стремительно таяла из-за необходимости передавать свои подразделения действующей армии на фронте. Обучение чаще всего проводилось по вечерам, после окончания рабочего дня.

Фольксштурм: агония Третьего рейха Cat_cat, История, Германия, Война, Вторая мировая война, Третий рейх, Фольксштурм, Длиннопост

Самый известный плакат Фольксштурма


Руководство Фольксштурмом, как и всякой прочей организацией в Германии времён национал-социализма, было довольно запутанным. Военная подготовка и обеспечение ополчения поручались армии резерва, которую после провала Заговора 20 июля возглавлял Генрих Гиммлер. Начальником штаба Фольксштурма стал Готтлоб Бергер – человек Гиммлера и руководитель Главного управления СС.


В то же время организационная и политическая власть над ополчением были отданы в руки нацистской партии, а конкретно – главе партийной канцелярии Мартину Борману. Это объясняется как возросшим влиянием на Гитлера самого Бормана в последние годы Третьего Рейха, так и недоверием фюрера к армии резерва, ведь во многом именно её командование организовало Заговор 20 июля.


На местах задача организационного руководства Фольксштурмом ложилась на плечи гауляйтеров и крайсляйтеров. Так как Рейх был разделён на 17 военных округов, а НСДАП на 42 гау, границы которых не совпадали, взаимодействие между армейским и партийным руководством являлось большой проблемой и в целом было плохо налажено. Более того, дрязги происходили и между различными партийными функционерами. Так, накануне штурма Берлина как минимум два бранденбургских батальона Фольксштурма были выведены из столицы, потому что бранденбургский гауляйтер Эмиль Штюрц конфликтовал со своим берлинским «коллегой» Йозефом Геббельсом.


Если проводить аналогии с русскими подразделениями, то Фольксштурм можно сравнить с дивизиями народного ополчения (ДНО) и истребительными батальонами – добровольческими формированиями, поддерживавшими порядок в тылу и боровшимися против дезертиров, бандитов и диверсантов. Однако необходимо подчеркнуть два принципиальных отличия между русским и немецким ополчением. Во-первых, у русских запись в ополчение являлась добровольной, максимум, что угрожало человеку, не призванному в регулярную армию и отказавшемуся вступать в ДНО, это общественное осуждение. Призыв в Фольксштурм был обязателен, а уклонистов наказывали согласно законам военного времени.


Во-вторых, ни о каком контроле правящей большевистской партии над ДНО и высшим руководством истбатов не могло быть и речи. Дивизии народного ополчения подчинялись армейскому командованию, формировались по штату обычных стрелковых дивизий и вскоре после своего создания вовсе были переименованы в стрелковые дивизии, окончательно растворившись в структуре регулярной армии. Что касается истбатов, то несмотря на преимущественное формирование из партийных, комсомольских и профсоюзных активистов, данные подразделения подчинялись не партии большевиков, а НКВД (хотя на местах органы ВКП(б) и вмешивались в деятельность истбатов). Фольксштурм же, как мы видим, находился в двойственном подчинении армии резерва и нацистской партии, что не могло не сказываться отрицательным образом на руководстве организацией.

Фольксштурм: агония Третьего рейха Cat_cat, История, Германия, Война, Вторая мировая война, Третий рейх, Фольксштурм, Длиннопост

«Я даю перед Богом эту священную клятву в том, что буду беспрекословно верен и послушен Фюреру Великогерманской империи Адольфу Гитлеру. Я обещаю, что буду смело сражаться за свою родину и лучше умру, чем поступлюсь свободой моего народа,» – присяга Фольксштурма


Борман обещал Гитлеру поставить под ружьё 6 млн человек (в Вермахте, включая войска СС, осенью 1944 года служило около 7,5 млн), что составило бы более 10 тысяч батальонов. Данная цифра так никогда и не была достигнута. Административный хаос последних месяцев войны привёл к деградации системы учёта, поэтому подсчитать точное количество призванных в Фольксштурм невозможно. В некоторых источниках встречается цифра в 1,5 млн человек. Приблизительное количество сформированных батальонов оценивается в районе 700 подразделений.


В последний год своего существования Третий Рейх проводил политику тотальной военной мобилизации всех, кого только можно, поэтому рассказ о Фольксштурме был бы неполным без упоминания о призыве в Вермахт и СС тех категорий населения, которые в иных обстоятельствах никогда бы не рассматривались в качестве мобилизационного резерва.


В рамках расширения «народной войны» во второй половине 1944 года призыв в Вермахт был распространён на юношей 1927 года рождения, в феврале 1945 года – 1928 года рождения, а в марте – на молодых людей 1929 года рождения. Также со второй половины 1944 года начался призыв женщин во вспомогательные службы вооружённых сил – к концу существования Рейха в Вермахте служило 470 тысяч женщин. С февраля 1945 года на женщин старше 18 лет распространялась воинская повинность в Фольксштурм.


В последние месяцы войны под ружьё ставились и вовсе подростки из Юнгфолька – подразделения Гитлерюгенда для детей 10-14 лет. Официальных распоряжений о мобилизации «пимпфов» (просторечное прозвище членов Юнгфолька) не существовало, однако партийные и эсэсовские руководители на местах довольно широко применяли практику принудительного отъёма детей у семей. Альтнер Хельмут, автор книги «Берлинская пляска смерти», бывший в 1945 году 17-летним военнослужащим Вермахта, приводит следующий рассказ 13-летнего эсэсовца из 32-й дивизии СС «30 января»: «Нас забрали из дому полицейские согласно приказу гауптштурмфюрера СС Фрически. Нас заставили маршировать в эсэсовской казарме и на площади замка. Затем нас поделили по нашим гитлерюгендовским звеньям и прикрепили к отрядам СС и Фольксштурма. Наши отряды послали в бой в северной и восточной части города. Большинство из нас погибло под огнем вражеской пехоты, когда мы бежали через открытые поля. Когда же мы захотели собрать вещи и разойтись по домам, нас остановили и заставили держать оборону канала, который ведет к Эдену. Командир моего взвода отказался, и тогда двое эсэсовцев и один солдат СА повесили его на дереве, правда, ему уже было пятнадцать».

Фольксштурм: агония Третьего рейха Cat_cat, История, Германия, Война, Вторая мировая война, Третий рейх, Фольксштурм, Длиннопост

«Берлин остаётся немецким, Вена снова будет немецкой, а Европа никогда не будет русской!» – из приказа Адольфа Гитлера войскам Восточного фронта от 16 апреля 1945 года


Некоторые подразделения Фольксштурма имели свои особенности. В гау Тироль-Форарльберг народное ополчение звалось не Фольксштурмом, а Штандшютценом – традиционным наименованием тирольской милиции с XVI века. В гау Южная Вестфалия внутри местного Фольксштурма был выделен «элитный» фрайкор «Зауэрланд».


28 марта 1945 года Гитлер отдал приказ о формировании в каждом гау отрядов по тысяче человек, которые составили бы фрайкор «Адольф Гитлер». Во фрайкор принимались добровольцы из Фольксштурма, активисты партии и Германского трудового фронта (DAF). Вероятно, данная структура должна была стать «элитой» ополчения, впрочем, никаких данных о том, как фрайкор проявил себя в последний месяц существования Рейха, нет.


Фольксштурм формировался, опираясь на систему локального партийного деления. Крупнейшей организационной формой являлся батальон, формировавшийся на уровне округа – крайса (в Рейхе на март 1944 года насчитывалось 913 крайсов). Штатная численность батальона Фольксштурма колебалась от 576 до 649 человек, но из-за всеобщего развала в конце войны в батальонах могло служить и значительно меньшее количество гражданских лиц.


Батальон состоял из трёх пехотных рот и одной роты лёгкой пехотной артиллерии (по крайней мере, так предполагалось), создававшихся на уровне орстгрупп – объединения произвольного количества граждан, среди которых должно было насчитываться около 3 тысяч партийцев. В каждой роте планировалось создание от трёх до четырёх взводов на основе целле – ячеек в 200–400 домохозяйств, а во взводе от трёх до четырёх отделений на базе блоков – ячеек в 40–60 семей.


В призывном отношении Фольксштурм был разделён на четыре категории. В категорию I зачислялись мужчины от 20 до 60 лет, которые не осуществляли «общественно важную работу», а поэтому их разрешалось использовать на всей территории гау призыва.


Категорию II составляли мужчины от 20 до 60 лет, которые несли «общественно важную службу на предприятии, на транспорте или в прочих организациях». Эти ополченцы могли быть использованы исключительно в границах крайса призыва, а потому большая часть призывников рассчитывала получить именно II категорию. Тем не менее, до февраля 1945 года чёткого разделения между «общественно важной службой» и «не столь общественно важной службой» не существовало, а потому на местах оставался широкий простор для толкования критериев данной категории и, соответственно, коррупции.


В III категорию зачислялись новобранцы от 16 до 19 лет (и добровольцы младше 16), кого ещё не успели мобилизовать в Вермахт, Имперскую службу труда (RAD) или части ПВО.


Наконец, IV категория предназначалась для людей от 20 до 60 лет (и добровольцев старше 60) с инвалидностью или тяжёлыми заболеваниями, вроде туберкулёза или болезней сердца. Формально они не могли использоваться в полевой службе, выполняя исключительно охранные функции. Однако медицинское освидетельствование зачастую было пустой формальностью, так что многие инвалиды и туберкулёзники отправлялись в I или II категорию.


Снабжение частей Фольксштурма проходило по остаточному принципу. Большинству ополченцев приходилось довольствоваться униформой рейхсвера, кайзеровской армии, но чаще всего собственной гражданской одеждой. Члены партии и прочих партийных организаций предпочитали носить служебную форму. Главным отличительным символом Фольксштурма являлась повязка с надписью «Deutscher Volkssturm Wehrmacht». Большая часть повязок была чёрной с широкой красной каймой и белым текстом с имперскими орлами посередине, однако встречались и другие виды.

Фольксштурм: агония Третьего рейха Cat_cat, История, Германия, Война, Вторая мировая война, Третий рейх, Фольксштурм, Длиннопост

Повязка Фольксштурма


Данные повязки с упоминанием Вермахта, как заявляло германское руководство, должны были служить отличительным знаком фольксштурмовцев как комбатантов, на которых в таком случае распространялось бы действие Женевской конвенции. Однако положения конвенции, кроме всего прочего, требовали от комбатантов ношения военной формы и подчинения военному руководству. Так как Фольксштурм не соответствовал этим критериям, на германское ополчение с точки зрения международного права законы об обычаях войны не распространялись. Решение судьбы пленных фольксштурмовцев таким образом ложилось непосредственно на войска союзников по Антигитлеровской коалиции, причём расправа над ними не считалась нарушением международного права, ибо вооружённые люди без военной формы, подчинявшиеся невоенному руководству, рассматривались как бандиты.


Народное ополчение столкнулось также с тотальной нехваткой оружия. Осенью 1944 года ежемесячные потребности Вермахта в 300 тысяч винтовок удовлетворялись только на 2/3, что уж говорить о Фольксштурме, снабжаемом по остаточному принципу. Со складов и личных домохозяйств немцы выгребли всё, что могло стрелять: от современного трофейного оружия до винтовок последней четверти XIX века и охотничьих ружей.


Германским оружейникам было дано задание в кратчайшие сроки наладить массовый выпуск максимально дешёвого «народного оружия». Так были созданы самозарядный карабин Volkssturmgewehr 1-5 под патрон 7,92×33 мм (использовался в STG-44), карабины Volkssturmkarabiner 1, Volkssturmkarabiner 2 и Volkssturmkarabiner VK-98 под винтовочный патрон 7,92×57 мм, пистолет-пулемёт MP-3008 под патрон 9×19 – копия британского пистолет-пулемёта STEN. Все эти примитивные и крайне ненадёжные образцы оружия, изготавливавшиеся методом штамповки с минимумом фрезеровки, большинство фольксштурмовцев так никогда и не увидело: всё семейство карабинов Volkssturmkarabiner не превышало 50 тысяч экземпляров, MP-3008 выпустили и того меньше – около 10 тысяч штук. Для миллионного ополчения эта была капля в море.


На практике ополчение очень скоро было разделено на Фольксштурм I, хоть как-то вооружённый, и Фольксштурм II, не имевший никакого оружия. От бойцов Фольксштурма II просто требовалось дожидаться, когда соседа по окопу убьют или ранят, чтобы воспользоваться его вооружением в борьбе за Великую Германию.

Фольксштурм: агония Третьего рейха Cat_cat, История, Германия, Война, Вторая мировая война, Третий рейх, Фольксштурм, Длиннопост

Фольксштурмовец с трофейным пулемётом Льюиса


Единственным видом оружия, в обеспечении которым Фольксштурм мог быть относительно уверен, являлись различные виды противотанковых гранатомётов. За годы войны германская промышленность выпустила в общей сложности около 9,2 млн одноразовых фаустпатронов и панцерфаустов различных модификаций, а также более 310 тысяч многоразовых панцершреков. Хотя главным получателем гранатомётов оставался Вермахт, сотни тысяч экземпляров были поставлены в Фольксштурм.


Однако следует развеять миф о том, будто бы гранатомёты служили «бичом бронетехники». Если в Варшавско-Познанской операции января–февраля 1945 года фаустпатроны ответственны за 31% от общих потерь танков и САУ 2-й гвардейской танковой армии, то уже в ходе Берлинской операции они смогли записать себе в актив лишь 18% от всех потерь в технике указанной армии. На долю фаустников приходится 26% от общих потерь в технике 3-й гвардейской танковой армии и 22% от потерь в технике 4-й гвардейской танковой армии в Берлинской операции.


Конечно, следует учитывать, что в тех подразделениях, которые непосредственно вели бои на улицах города, доля потерь от гранатомётов была значительно выше. Тем не менее, в структуре общих потерь русской бронетехники в битве за Берлин доля потерь от фаустпатронов колеблется в районе скромных 10%. Главном врагом русских танков и САУ во Второй мировой войне в целом и в Берлинской операции в частности являлась вражеская бронетехника, а в особенности артиллерия – 45% потерь 2-й гвардейской танковой, 50% потерь 3-й гвардейской танковой и 70% потерь 4-й гвардейской танковой армии.

Фольксштурм: агония Третьего рейха Cat_cat, История, Германия, Война, Вторая мировая война, Третий рейх, Фольксштурм, Длиннопост

Член Гитлерюгенда с фаустпатроном


Боевое крещение Фольксштурм принял в октябре–ноябре 1944 года во время Гумбиннен-Гольдапской операции в Восточной Прусии, когда восемь батальонов, строивших до того укрепления, были переброшены непосредственно на фронт. Боевая эффективность ополчения оказалась довольно низкой – фольксштурмовцев частью перебили, частью пленили.


С января-февраля 1945 года, во время масштабного наступления русских на Восточном фронте, Фольксштурм был брошен в пекло боёв – закрывать своими телами чудовищные бреши в немецкой обороне. Так германские ополченцы, которых на вечерних курсах после рабочего дня готовили максимум ловить вражеских диверсантов и подавлять восстания иностранных рабочих, столкнулись с задачей противостоять регулярной армии, прошедшей тысячи километров жесточайших боёв.


На Западе Фольксштурм использовался с осени 1944 года в обороне Линии Зигфрида, а с конца марта 1945 года в условиях развала Западного фронта Вермахта батальоны ополчения во многих местах оказались один на один с паровым катком союзников.


Боевая эффективность Фольксштурма известна – слабо обученные дети, старики и инвалиды, не имевшие централизованного командования, не были способны остановить стремительное сжатие тисков, в котором оказался Рейх. Тем не менее, многие фольксштурмовцы сражались, как могли. Знаменитая разница в сопротивлении между Западным и Восточным фронтами, естественно, существовала, но не стоит думать, как Илья Эренбург, что «американец был завоевателем с фотоаппаратом», пока русские войска встречались с тотальным сопротивлением из каждой щели. Примеры фанатичной борьбы фольксштурмовцев против союзников имели место в Вюрцбурге, в Нюрнберге, в Лейпциге и во многих других местах. Русские же войска, наряду с действительно ожесточенным сопротивлением, нередко встречали перед собой вереницы дезертиров и белые простыни.

Фольксштурм: агония Третьего рейха Cat_cat, История, Германия, Война, Вторая мировая война, Третий рейх, Фольксштурм, Длиннопост

Бесспорно, самым известным эпизодом в короткой боевой биографии Фольксштурма является участие в обороне столицы Рейха Берлина. По оценке последнего коменданта Берлина генерала Гельмута Вейдлинга, гарнизон фестунга («города-крепости») насчитывал 90 тысяч человек, из которых численность зарегистрированных фольксштурмовцев равнялась 24 тысячам человек, а с учётом мобилизованных полицейских, пожарных, строителей и просто насильно поставленных под ружьё, количество ополченцев составляло около 60 тысяч человек, сведённых в 92 батальона.


Так как 9-я германская армия численностью в 150 тысяч человек попала в Хальбский котёл, где была уничтожена, гарнизон Берлина оказался один на один перед закалённой 464-тысячной русской армией, вошедшей в город. Огромный город-крепость был взят решительным приступом за 10 дней.


Вот как на основании многочисленных послевоенных интервью описывал участие Фольксштурма в этой битве американо-ирландский журналист Корнелиус Райан:

«В некоторых местах плохо вооруженные фольксштурмовцы просто поворачивались к наступавшим спинами и бежали. Гитлерюгенд, Фольксштурм, полиция и пожарные бригады сражались бок о бок, но у них были разные командиры. Они защищали одни и те же объекты, но зачастую получали противоположные приказы. А многие вообще даже не знали, кто ими командует… Чем глубже русские проникали в город, тем больше валялось на улицах сброшенных мундиров и повязок и тем меньше фольксштурмовцев оставалось в рядах защитников.


Некоторые части намеренно распускались командирами. На Олимпийском стадионе командир батальона Фольксштурма Карл Риттер фон Хальт созвал всех оставшихся в живых после ожесточенного сражения и приказал разойтись по домам. Половина его людей вообще была бесполезна: они были вооружены немецкими винтовками и итальянскими патронами. «Оставалось лишь отправить их домой, — сказал фон Хальт. — Или домой, или бросаться в русских камнями». По всему городу началось массовое дезертирство».

Фольксштурм: агония Третьего рейха Cat_cat, История, Германия, Война, Вторая мировая война, Третий рейх, Фольксштурм, Длиннопост

Пленные гитлерюгендовцы


Берлин стал самым известным местом применения Фольксштурма, но не самым удачным. Пожалуй, самое успешное применение частей немецкого ополчения связано с фестунгом Бреслау (ныне польский Вроцлав). Укрепления вокруг столицы Силезии возводились ещё с лета 1944 года – русские войска достигли их в двадцатых числах января 1945 года, на завершающих этапах Висло-Одерской операции. После начала Нижне-Силезской операции Бреслау оказался полностью блокирован к 15 февраля.


Гарнизон крепости составлял около 45–50 тысяч человек, из которых 10–15 тысяч приходилось на долю Фольксштурма (38 батальонов). Душой обороны стал гауляйтер Карл Ханке, который публичными казнями дезертиров, а также запугиванием войск и населения ужасами русского плена смог добиться стойкого сопротивления. Бреслау сковал силы 13 русских дивизий, из которых семь использовались в боях, а ещё шесть – в качестве резерва (всего около 150 тысяч человек).


В своём дневнике полковник Красной армии Алексей Чичин фиксировал:

17.02.45, Забьшау, замок (нп). Бреслау окружен. Мы на юго-западной окраине. В городе вооружены все от 15 до 60 лет. Сопротивляются насмерть. Когда же союзники сдвинутся с места?


27.02.45, Критерн, пригород Бреслау. Грызем по кварталу, как беззубый орехи. Большие потери, особенно в командном составе. Недостает снарядов. Сопротивление ожесточенное.


11.03.45, Бреслау, южная часть, кварт. 665. Дела хреновые. Потери большие, а взята только 1/4 часть города. Время играет на руку пр-ка. А он огрызается. Вот стукнул и оттяпал Штригау. Чего доброго, ударит на Бреслау – выручать. Город разрушен вдребезги.


27.03.45, Бреслау, улица Гогенцоллерна. Успеха нет. Причины: мало пехоты, нет взаимодействия с авиацией, подвалы не берет никакая артиллерия, да и использовать ее в уличных боях нет возможности. Немцы сильны фаустпатронами и подвалами.


2.04.45, Бреслау, площадь Гинденбурга. Солнечный и теплый денек. Наша авиация бомбит беспрерывно. Еду в полки 309 сд.


10.04.45, Броккау, пригород Бреслау. Потомству расскажу, как мы брали Бреслау, как дрались с фольксштурмом: пока не взорвешь подвал, квартиру, подъезд или целый дом, эти фольксштурмы дерутся насмерть. А сзади, за их спинами – «эс-эс». Но ура!.. Кенигсберг пал.

Фольксштурм: агония Третьего рейха Cat_cat, История, Германия, Война, Вторая мировая война, Третий рейх, Фольксштурм, Длиннопост

Бойцы Фольксштурма ведут бой в городских развалинах. Обратите внимание на чешские каски


Пал Кёнигсберг, пала Вена, рухнул германский фронт на Одере, был взят в кольцо и сломлен Берлин, покончил с собой Гитлер, а гарнизон Бреслау продолжал держаться. Только 6 мая военный комендант фестунга генерал пехоты Генрих Нихоф отдал приказ о капитуляции в связи с фактическим окончанием войны в Европе. 12-недельная осада стоила русским 9 тысяч погибших, немцы потеряли убитыми около 6-7 тысяч военнослужащих и до 20 тысяч некомбатантов.


К моменту капитуляции Германских вооружённых сил 7–8 мая 1945 года большая часть фольксштурмовцев либо находилась в плену, либо уже разошлась по домам. Незначительная часть продолжила сопротивление в рядах Вервольфа – немногочисленных разрозненных отрядах нацистских партизан, не оказавших существенного влияния на послевоенную Германию.


Безвозвратные потери Фольксштурма неизвестны, так как, во-первых, нет точных данных о численности ополчения вообще, во-вторых, из-за неясного юридического статуса фольксштурмовцев: потери среди них зачастую заносились в графу потерь гражданского населения. На основании сохранившихся учётных карточек ополченцев можно сделать вывод, что за время существования Фольксштурма из него по различным причинам выбыло около 175 тысяч человек. Эту цифру можно брать в качестве ориентира для общих потерь, но каковыми были безвозвратные потери, по-видимому, навсегда останется неизвестным.


Фольксштурм так и не сумел переломить ход сражений и спасти нацистскую Германию от капитуляции. Судьба войны решалась на фронтах регулярными армиями и в тылу военными заводами, поэтому принудительная мобилизация уставших от войны ополченцев, приправленная административной неразберихой, не возымела должного эффекта. Последняя надежда нацистских бонз не уберегла их от заслуженного возмездия.


Перенесено силами сообщества Сat_Сat с сайта fakel-history.ru.

Оригинал: https://vk.com/wall-162479647_230518

Автор: Михаил Сосновский.

Живой список постов

Показать полностью 10
198

Столетняя война. Часть V, пронумерованная в честь одного мудреца

Автор: Дмитрий Сувеев.

В предыдущих сериях:

Столетняя война, часть 1.1: династические предпосылки конфликта

Столетняя война, часть 1.2: экономические предпосылки конфликта

Столетняя война. Часть II: Как она началась

Столетняя война. Часть III: от Слейса и до Креси

Столетняя война: почему англичане вломили французам при Креси?

Столетняя война. Часть IV: The Black Prince


О Карле Мудром

Столетняя война. Часть V, пронумерованная в честь одного мудреца Cat_cat, История, Средневековье, Столетняя война, Европа, Война, Длиннопост

Фигура Карла V относится к одному из светлых пятен в мрачной для Франции истории Столетней войны. Прозвища, которые французы раздавали своим королям, в 90% случаев не соответствовали действительности и зачастую были лестью, но не в этом случае. Карл действительно оказался «Мудрым» и представлял из себя правителя нового типа – организатора, реформатора. К сожалению, реформы и достижения его впоследствии были сведены на нет и более поздним потомкам пришлось изобретать велосипед заново.


Старший сын Иоанна II, Карл, родился в год начала Столетней войны (1337). Ему изначально не повезло со здоровьем: ребенок рос слабый, одна из рук действовала плохо. По стандартам средневековой Европы это означало не просто проблемы в быту, но и потерю важнейшей для короля, предельно романтизированной, статусной функции — полководца и участника баталий. В условиях государственного аппарата Западной Европы, король не делегировал полномочий управления войсками в походах военачальникам, а вел войска сам, да еще сам и сражался. Карлу V подобное не светило. Он понимал, что рано или поздно наследует корону и нашел для себя совершенно иную ветку прокачки: если стать правителем-воином нельзя, то можно быть королем-книжником, еще одним архетипическим персонажем рыцарских романов, – мудрым правителем, решающим экзистенциальные вопросы для всяких Ланселотов. Как оказалось, позже именно такой путь и стал магистральным в дальнейшей практике государственного управления, а короли-полководцы вымерли вместе с динозаврами.


Став дофином, наш герой быстро начал понимать, что такое государственная целесообразность. Допустим, на правах герцога Нормандии он участвовал в битве при Пуатье, куда Иоанн II его втянул, дабы «пацан занимался нормальными делами, а не книжечки свои читал». Видя поражение армии, Карл бежал с поля боя с отрядом (как и десятки других феодалов – французское войско в той битве не столько погибло, сколько разбежалось). Трусость? А с другой стороны, таким образом он обеспечил сохранность власти в руках династии Валуа, ведь попадание Иоанна Доброго в плен объяснялось, прежде всего, королевской глупостью.


Парижское восстание и Жакерия


Бразды правления Карл получил в 1356 г. на правах исполняющего обязанности. Историки по-разному оценивают таланты дофина-регента. Кто-то пишет, что Карл изначально был умен не по годам, иные утверждают, что поначалу он показал себя бездарным гулякой и повесой, взяться за ум которого вынудили обстоятельства. Так или иначе, Иоанн, «законный король», сидел в плену, а восемнадцатилетний дофин не имел по тем понятиям достаточного авторитета в глазах знати (все же не коронован). Поэтому юный правитель был вынужден окружить себя группой советников. Следующая проблема заключалась в том, что в глазах простых французов придворные чиновники казались сосредоточением зла, предавшим Иоанна и доведшим страну до тяжелого военного поражения. В итоге для придания легитимности решениям о повышении налогов принцу пришлось созвать представительный межсословный орган – «Генеральные штаты».


В рамках этого «парламента» сразу выделились две оппозиционных партии: представители третьего сословия (недовольные купцы, представители ремесленных цехов, ростовщики) во главе с Этьеном Мареслем, а также сторонники заключенного в тюрьму Карла Злого во главе с епископом Робером ле Коком. Обе стороны быстро достигли взаимопонимания и блокировались между собой.


Этьен Марсель являл из себя не самую простую для средневековья фигуру. Он относился к одному из богатейших купеческих родов Парижа. Кроме того, он являлся городским купеческим прево — одновременно и выбранным королевским судьей и руководителем цехового торгового самоуправления. То есть человеком, всецело связанным интересами третьего сословия, как своими собственными. Отсюда произрастали и требования его партии: борьба с коррупцией и злоупотреблениями чиновников, участие авторитетных бюргеров в совете короля наряду с дворянами, налоговые реформы. Карл, по понятным причинам, не соглашался со Штатами и бежал из Парижа. Долго бегать не получилось, и вернувшись в столицу 3 марта 1357 года дофин был вынужден подписать один любопытный документ.


«Великий мартовский ордонанс» представлял из себя практически конституцию, появившуюся за столетия до ваших этих Долгого Парламента и Национального собрания. Правда, ребята явно поспешили прыгнуть из сословной монархии в конституционную, минуя абсолютизм, и оказались не поняты. Права короля ограничивались, парламент организовывал регулярные самостоятельные съезды, устанавливался контроль над налогами и другими политическими вопросами. До гражданских прав, правда, тогда еще не додумались, зато установили орган по преследованию проворовавшихся королевских чиновников.


В феврале 1358 г. случилась еще одна неприятность — Карлу Злому помогли бежать из Шато-Гайяра. Сторонники из Генеральных штатов представили его дофину и потребовали от того примирения с вероломным родственником. Принц пошел на уступки.


И все же молодой Карл регулярно саботировал и пытался свести на нет все требования парламентариев. В ответ вспыхнул мятеж, именуемый «Парижское восстание». 22 февраля 1358 г. предводители восставших во главе с Этьеном Марселем ворвались в покои дофина и в целях устрашения зарезали на его глазах престарелых маршалов Нормандии и Шампани, заставив тем самым подписать ордонанс. В довершение унижения на голову принцу надели фригийский колпак шаперон цветов партии Марселя. Карл прожил в столице месяц в страхе и при первой возможности бежал из Парижа в Компьен.

Столетняя война. Часть V, пронумерованная в честь одного мудреца Cat_cat, История, Средневековье, Столетняя война, Европа, Война, Длиннопост

Убийство маршалов Этьеном Марселем на глазах Карла V. Иллюстрация из книги XIX в. Франсуа Гизо, «Популярная история Франции с самых ранних времен», том II.


Расценив бегство Карла V как возможность захватить трон, во Францию вторгся Карл Злой. Вскоре его войска — в основном английские наемники — оказались под Парижем.


Одновременно в графствах Бове и Суассон вспыхнуло крестьянское восстание, известное как Жакерия. Серую, безотрадную, тяжелую жизнь «безмолвного большинства» сделали окончательно невыносимыми выросшие оброк и налоги, средства которых были необходимы для выкупа короля и дворян из плена. Жаки-простаки, как называли крестьян представители высших слоев, разорили несколько десятков замков, истребляли их обитателей. При этом они направляли свои воззвания в адрес дофина Карла с просьбами вести их против зарвавшейся знати и французских захватчиков. От сомнительного предложения наследник престола отказался.


Ситуацией попытался воспользоваться Этьен Марсель, направивший эмиссаров в деревню к «жакам», а также предложивший корону Карлу Злому. Видимо, рассчитывая взять все сам и не оказаться обязанным кем-то, наваррский король предложение не принял. Вместо этого он принялся мастерски истреблять восставших крестьян, что с одной стороны говорит о высокой классовой сознательности, а с другой — стремлении привлечь на свою сторону французских дворян.

Столетняя война. Часть V, пронумерованная в честь одного мудреца Cat_cat, История, Средневековье, Столетняя война, Европа, Война, Длиннопост

«Подавление Жакерии в Мо и освобождение графом де Фуа Гастоном Фебом герцогинь Нормандской и Орлеанской». Миниатюра из Хроник Фруассара


Тем временем дофин сидел в Санлисе и формировал собственную коалицию. В подавлении Жакерии проявился еще одно качество Карла V, как правителя, - делать непопулярные вещи чужими руками. Утопить восстание в крови он позволил своему врагу Карлу Злому. А затем еще и объявил всеобщую амнистию. В итоге, один Карл в глазах простого народа выглядел совсем уж злым, а другой – не очень. Найдя в рядах парижских повстанцев предателя, Карл V организовал убийство Марселя Этьена и вернулся в Париж 3 августа 1358 г. уже в качестве избавителя от смуты. Карл Злой обломался и в этот раз и был вынужден увести войска обратно. Попытка возможно первой в истории буржуазной революции провалилась.

Столетняя война. Часть V, пронумерованная в честь одного мудреца Cat_cat, История, Средневековье, Столетняя война, Европа, Война, Длиннопост

«Вступление дофина Карла V в Париж в 1358 году», худ. Жан Огюст Доминик Энгр


Интересный факт – строительство Бастилии было одним из оргвыводов, извлеченных молодым дофином из восстания.


Возвращение Иоанна Доброго


Возвратившийся в 1361 г. из плена Иоанн II вновь начал править страной. Ничем особенно примечательным блудный монарх за четыре последних года своего правления не отметился, кроме как участием в борьбе за Бургундское наследство. В отличие от других исторических событий с аналогичными названиями, масштабных боевых действий здесь не велось, а все ограничилось несколькими стычками войск и масштабными политико-правовыми интригами.


21 ноября 1361 г. умер семнадцатилетний герцог полуавтономной Бургундии – Филипп Твердый, прервав ветвь династии Каппетингов, правившей там много лет. Иоанн Добрый, будучи ему дальним родственником не преминул, подделав завещание, отхватить эти земли себе. В борьбу включился и Карл Злой, имевший, как мы помним, равные с династией Валуа права на наследство. Но кого-кого, а его-то явно никто не желал видеть своим правителем. В то же время, Иоанн работал так топорно и медленно, что бургундская знать в итоге признала его права с оговоркой на сохранение автономии. В итоге максимум, что ему удалось – посадить на трон младшего из принцев – Филиппа Смелого. В итоге, сам того не желая, Иоанн заложил основу существования независимой Бургундии – одного из важных участников последнего этапа Столетней войны.


В 1364 г. Иоанн II вновь вернулся в английский плен. Вроде как, это было делом чести – оставленный в заложниках принц Людовик бежал, что нарушало договор, а, может, французскому королю нравились лондонские тусовки. Вскоре Иоанн умер в плену, Карл V стал полноправным королем.


Возобновление Столетней войны


Положение дел, при котором значительная часть королевства отцов и дедов находилось в руках у англичан не могло устраивать Карла не только с точки зрения моральной, но и экономико-политической. Земли нужно было отвоевывать обратно. Период конца 1360-х гг. отмечался как время временного ослабления Англии: погибли или были физически слабы ее ведущие полководцы, участие в войне на Пиренеях истощило их казну. Складывалась благоприятная ситуация для реванша. Войне требовался только повод, который был предоставлен в 1369 году, когда ряд аквитанских феодалов обратился в Париж за правосудием. Истцы пожаловавшись на завышение налогов Черным Принцем. Недаром англичане презрительно называли Карла Мудрого «адвокатом», он действительно мог состряпать выгодное для себя видение обстоятельств. Черный Принц был приглашен в суд для дачи объяснений. Разозленный подобным нарушением почтения, Эдуард ответил, что в Париж, он приехать рад, но верхом и в бацинете. В свою очередь, Карл объявил о конфискации Аквитании и иных земель, переданных по договору в Бретиньи. Началась так называемая Каролингская война.


Воевать французы начали совершенно по-новому. Карлом V был сделан верный вывод о необходимости смены тактики ведения войны. Отныне основной задачей армии провозглашалось противодействие шевоше. Войска дробились на малочисленные отряды численностью около тысячи человек, действовавшие по всей территории страны. Дилемма, мучившая Филиппа VI во время Нормандского похода –куда отправить войско, не могла возникнуть в принципе: больше не формировалось суперармий. Вступать в контактный бой и давать генеральные сражения категорически запрещалось.


Следующей важной мерой стало укрепление тыловых замков и крепостей. Ранее хорошо защищенными являлись только замки, располагавшиеся вдоль сухопутных границ Франции. Как правило англичанам не удавалось их взять. Легкость продвижения отрядов Эдуарда III и Черного Принца в 1340-50-х гг. объяснялась тем, что, высадившись с моря в глубоком тылу, они не встречали хорошо укрепленных многочисленных гарнизонов.

Столетняя война. Часть V, пронумерованная в честь одного мудреца Cat_cat, История, Средневековье, Столетняя война, Европа, Война, Длиннопост

Взятие французами замка Шательро в 1370 г. Миниатюра из Хроник Фруассара


Еще одним важным оборонительным шагом стала тактика выжженной земли, которая подрывала экономическую целесообразность английских шевоше. На пути следования рейда противника уничтожались коммуникации, население эвакуировалось, урожай изымался или сжигался. Это приводило к тому, что идущие налегке англичане попросту оказывались на голодном пайке — еды, не говоря уже о более ценной добыче, им не доставалось. Подобная тактика сорвала ни одно шевоше как, например, рейд Джона Гонта в 1373 г. Выдвинувшись из Кале, королевский сын проследовал войском до самого Бордо. Несмотря на то, что он и подходил к Парижу, и заходил в Бургундию, никаких результатов это не принесло. Ни один замок не был взят, генерального сражения внезапно поумневшим французам навязать не удалось, войско вымерло от голода и болезней, следуя по богатейшему региону, добычи не было. Казалось, что время громких побед двух Эдуардов ушло безвозвратно.

Столетняя война. Часть V, пронумерованная в честь одного мудреца Cat_cat, История, Средневековье, Столетняя война, Европа, Война, Длиннопост

Рейд Джона Гонта 1373 г. Худ. Петер Денис


В наступательной тактике французы начали напоминать англичан, постепенно выдавливая последних с материка. Вместо крупных сражений отряды французских наемников нападали на обозы, коммуникации, уничтожали отдельные мелки кучки англичан. Особое внимание уделялось контролю над замками. Так, Бертран дю Геклен применял для захвата замков имеющие специальную подготовку малочисленные штурмовые группы, использовавшие приставные лестницы. Осад не велось, замки брали с ходу.


Понимая важность агитации и пропаганды, французский король сделал попытку представить войну с Англией не как спор феодалов, а национальный конфликт, борьбу за отечество. Объявляя Каролингскую войну он ссылался на то, что не может терпеть бедствия, наносимые его подданным. До этого короли обычно призывали к оружию под предлогом оскорбления своего величества. Впервые правитель призывал защищать не себя, а страну. Такое обращение как бы воскрешало статус короля как защитника своих подданных, утерянный после поражений предыдущих 30 лет.


«Gens d'armes» — «Люди войны»


Подход «Кадры решают все» оказался не чуждым для Карла V. Учтя отрицательный опыт времен регентства, он избрал стратегию широкой межсословной опоры трона. Молодой король старался прибежать к себе не только представителей высшей знати, но и простых дворян и даже горожан. В чем-то это напоминало политику Филиппа IV Красивого. Теперь высокое положение при дворе определялось не только родством с королем, но и могло возникать ввиду занимаемой должности. Естественно, что в условиях войны важнейшая роль выделялась людям с оружием.


В ходе реформ Карла на невиданную высоту взлетела фигура коннетабля Франции. Если раньше его функции сводились к командованию войском во время походы, то теперь он становился вторым лицом в государстве на постоянной основе. Коннетабль Робер де Фьенн впервые участвовал в церемонии коронации Карла V и держал в руках королевский меч, как бы символизируя, кто олицетворяет военную мощь монарха. Роль данного сановника в государстве обозначали как презентативные, так и административные функции. Отныне военачальник всегда находился при дворе, имел право вести суд и переговоры. Воля коннетабля провозглашалась волей короля. Именно ему предназначалось строить армию и вести ее к победе. Маршалы и командиры рангом ниже не имели прав осуществлять операции без его ведома. Впоследствии должность коннетабля играла значительную роль в политике времен Столетней войны.


Фактически, военное командование становилось не формой проявления царственного статуса, а службой. Карл стал первым французским королем, даже номинально не командовавшим войсками.


Ввиду того, что война стала представлять из себя череду протекающих параллельно мелких кампаний, возвышена была и роль маршалов Франции, подчиненных коннетаблю, но имеющих возможность вести самостоятельные операции.


Одной из военных реформ Карла Мудрого было учреждение особого статуса «людей войны» (франц. «Gens d'armes» [жандармы]), в результате которого «кадровые» военные выделялись в особую привилегированную социальную группу профессионалов, получающих жалование и привилегии за службу. Под термином «жандарм» понимался и хорошо защищенный всадник и представитель благородной части общества. «Люди войны» получали особый социальный статус, им выплачивалось щедрое вознаграждение. Их высокое общественное положение подчеркивалось даже особой ролью в придворном церемониале.


Проведенные организационные мероприятия положительно сказались на военных успехах. Но были у Карла V и бесплодные инициативы, например, о вооружении всех крестьян королевства луками. Противовеса английским йоменам на поле боя не получилось – указ остался только на бумаге: научиться хорошо обращаться с оружием могли только свободные граждане, которым не надо было отрабатывать барщину.


Бертран дю Геклен


Самым известным «человеком войны» стал Бертран дю Геклен. Военную карьеру он начал в битвах второстепенного фронта — в войне за Бретонское наследство — в качестве мелкого рыцаря, возглавляющего отряд рутьеров. Так именовались отряды наемников, относящиеся к низшим воинским кастам. Фактически это была, легкая пехота без доспехов, состоявшая из маргинальных элементов и промышлявшая грабежом. В 1364 г. он поступил на службу к французскому королю в качестве рядового командира наемников, там он был замечен Карлом V, как хороший организатор, способный поддерживать железную дисциплину. В том же году, дю Геклен попал в плен в битве при Орее и выкуплен. Затем в 1367-69 гг. он командовал французским корпусом в Кастилии, где в 1367 г. снова попал в плен и снова был выкуплен. Злые языки говорят, что это бпоражение было частью хитрого плана по утилизации биоотходов под названием «рутьеры», которые составляли основу отряда дю Геклена и приносили бедствий во Франции не меньше, чем англичане. В любом случае, Карл начал собирать выкуп еще до попадания своего командира в плен. В 1369 г. там же в Кастилии дю Геклен разгромил Педро Жестокого и посадил на трон протеже Парижа.


В 1370 дю Геклен получил титул графа и был назначен на должность коннетабля Франции.

Столетняя война. Часть V, пронумерованная в честь одного мудреца Cat_cat, История, Средневековье, Столетняя война, Европа, Война, Длиннопост

Карл V вручает Бертрану дю Геклену меч коннетабля Франции


С точки зрения средневекового местничества неотесанный бретонец не имел морального права отдавать приказы более благородным и знатным сеньорам, пусть и являющимся его подчиненными. Однако харизма дю Геклена и непререкаемый авторитет Карла сумели сломить эту ситуацию.


Участвуя в Каролингской войне, Бертран дю Геклен за десять лет практически ни разу не принял участия в открытом бою. Штурмуя замки и крепости он часто вел переговоры с горожанами (этническими французами) об открытии ворот и выдворении английских гарнизонов. Он нарушал все рыцарские принципы ведения войны, хотя в повседневной жизни и следовал рыцарскому идеалу. Правда, победить в открытых сражениях отпрысков королевской крови ему все же довелось: поражения от него понесли Карл Злой в 1364 г. и Черный Принц в 1369 г. В единственной крупной битве Каролингской войны с его участием(бой при Шизе, 1373 г., по 1600 рыл с каждой стороны), дю Геклен удачно скопировал тактику англичан с их лучниками, стоящими в глухой обороне.


К 1374 г. англичане оставили Аквитанию, подписав перемирие. В 1377 г. французы вплотную занялись Бретанью. В результате к концу 1370-х гг. была освобождена практически вся Франция, кроме стратегически важных портов и пограничных городов: Байона, Кале, Бордо, Шербура и Бреста. То, что не получалось у королей-богатырей удалось королю-ботану и доходяге, и его полководцу - низкорослому безграмотному провинциалу.


Помимо дю Геклена, Карлу V удалось обнаружить и ряд других талантливых военачальников: преемников дю Геклена, коннетаблей Оливье де Клиссона и Оливье де Мони, маршалов Франции Арно д‘Одрега, старшего Бусико, Мутена де Бленвиля, Людовика де Сансерра, принца Людовика Анжуйского и других.


Восстановить флот после поражения у Слейсе было поручено Жану де Вьену, «морскому дю Геклену», назначенному на должность адмирала. В 1373 г. возле Руана была построена верфь, с которой сходили новые корабли. Флот под командованием этого способного командира одержал ряд побед, например, в 1372 г. у Ла-Рошели. С поставленной задачей – борьбой с английскими коммуникациями де Вьен также справлялся хорошо.

Столетняя война. Часть V, пронумерованная в честь одного мудреца Cat_cat, История, Средневековье, Столетняя война, Европа, Война, Длиннопост

Бюст Жана де Вьена в Версале


Дю Геклен погиб в 1380 г. в возрасте 60 лет при штурме города Шатонеф-де-Рандон, его преемником стал Оливье де Клессон, личность яркая, но склонная к дворцовым интригам. В том же году умер Карл V. Короля и коннетабля похоронили рядом в усыпальнице августейших особ в Сен-Дени, что было неслыханной честью для незнатного рыцаря из Бретани. В дальнейшем Бертран дю Глекен стал национальным французским героем, хоть и затмеваемым славой Жанны д’Арк.

Столетняя война. Часть V, пронумерованная в честь одного мудреца Cat_cat, История, Средневековье, Столетняя война, Европа, Война, Длиннопост

Фрагмент надгробной скульптуры Бертрана дю Геклена в аббатстве Сен-Дени


Прости, Карл, мы все…


Вступивший на трон Карл VI был тринадцатилетним подростком, страдающим приступами безумия. Поначалу (до 1388 г.) правление продолжал регентский совет, при котором Каролингская война продолжалась. Ослабление королевской власти способствовало росту феодальных междоусобиц, возобновлению английских набегов. Тем не менее, фундамент, заложенный Карлом V, было сложно разрушить. В 1387 г. французы даже попытались высадиться в Англии, но были крупно разбиты на море в Бою при Маргит (24 марта ). Война заходила в патовую ситуацию.


В Англии после смерти Эдуарда III и вступления на трон одиннадцатилетнего сына Черного Принца, Ричарда II (1377 г.), было неспокойно. Фактически государством управлял дядя короля Джон Гонт — третий сын Эдуарда III. Если Черный принц унаследовал от своего отца храбрость и военные таланты, то Гонт — необычайную хитрость и склонность к интригам. В степени мудрости, наверно, он не уступал Карлу V. Озабоченный тем, что никогда не доберется до трона, принц постоянно пытался что-нибудь отхапать в свою пользу: земли, налоговые поступления, корону какого-нибудь государства. Деньги постоянно требовались ему для кастильских походов, где он рассчитывал стать королем. Противоположностью Джону Гонту был Ричард II. Нет, не в том плане, что он был добрым и честным. Просто на фоне хитрого дяди мальчик оказался злым, безжалостным, но недалеким. Вступив на трон в одиннадцать лет, он заснул на церемонии коронации и слуга отнес его спящего на руках в постель.


В принципе, Ричард проспал все свое правление. Дуэт дяди и племянника привел к тому, что в Англии случилась своя Жакерия — крестьянское восстание Уота Тайлера 1381 г., при подавлении которого юнный король проявил себя лжецом. С одной стороны, держать слово перед сервами и вилланами никто не обязан, с другой — цену слова Ричарда дворяне запомнили. В 1387 г. восстала знать, но неудачно, в 1388 г. шотландцы нанесли поражение англичанам при Оттерберне.


Способ подавления крестьянского восстания от Ричарда II:

Столетняя война. Часть V, пронумерованная в честь одного мудреца Cat_cat, История, Средневековье, Столетняя война, Европа, Война, Длиннопост

1. будучи загнанным на барк посреди Темзы согласиться на условия восставших

Столетняя война. Часть V, пронумерованная в честь одного мудреца Cat_cat, История, Средневековье, Столетняя война, Европа, Война, Длиннопост

пригласив лидера их Уота Тайлера для обсуждения деталей, повелеть страже убить его. «Вилланами вы родились — вилланами и сдохнете» (с) Кинг Рич. Вот так, Уот!


Учитывая неустойчивое положение дел в стране, отвлеченность ведущих политиков на другие проблемы, война с Францией стала никому не интересна. В 1389 г. было подписано перемирие, в 1396 г. переоформленное как мир на 28 лет. Столетняя война взяла перерыв.


Оригинал: https://vk.com/wall-162479647_41515

Автор: Дмитрий Сувеев.

Живой список постов, разбитый по эпохам


А ещё вы можете поддержать нас рублём, за что мы будем вам благодарны.

Яндекс Деньги: 410016237363870

Сбер: 4274 3200 5285 2137

Не забывайте в переводе указать, что вы с Пикабу)

Продолжение: Столетняя война. Часть VI: Война двух Жанн за Бретонское наследство

Показать полностью 11
309

Почти пропал: Геннадий Онищенко и санитарный коллапс Первой чеченской

Автор: Яна Петрова.


За любой войной по пятам идут голод и болезни - и военная кампания 1994-1996 гг исключением не стала. Эта заметка посвящена эпидемиологической ситуации в регионе и тому, как разруливал проблемы Геннадий Хрен-Возьмешь-В-Заложники Онищенко.

Почти пропал: Геннадий Онищенко и санитарный коллапс Первой чеченской Cat_cat, История, Чеченская война, Война, Геннадий Онищенко, Длиннопост

Сложившуюся на территории Чечни санитарно-гигиеническую обстановку надзорные органы оценивали как катастрофическую. Посудите сами:


- утечки химических веществ и нефтепродуктов с разбомбленных промышленных предприятий;

- неконтролируемые радиоактивные источники в жилой зоне населенных пунктов и вблизи них (до ПЧВ в регионе функционировало 56 объектов, которые использовали источники ионизирующего излучения, на 1995 год 36 полностью уничтожили, а хранилища растащили);

- угроза сибирской язвы и чумы.


Из-за полного уничтожения/потери документации настоящие масштабы катастрофы представить трудно, но было понятно, что нужно что-то делать - и быстро. Санитарно-эпидемиологическая обстановка требовала немедленного вмешательства. Здесь на сцене появляется наш герой.


В 1994 году Геннадий Онищенко (44 года) был откомандирован в Чечню. В то время он занимал пост первого заместителя председателя Госкомитета санитарно-эпидемиологического надзора, а за его плечами был опыт дезактивации железнодорожной техники после Чернобыля, работа над снижением допустимого уровня радиации для работающих в зоне взрыва, а также успешное устранение очага эпидемии молочно-брюшного тифа в Донецке.


В республике на момент его командировки уже разразилась эпидемия холеры, а угроза распространения сибирской язвы становилась все более ощутимой: под артобстрел попал могильник павшего скота. Под руководством Онищенко специалисты Ставропольского и Ростовского противочумных институтов следовали вслед за армейскими подразделениями и восстанавливали санитарно-эпидемиологические станции, проводили полевую вакцинацию, брали пробы земли и исследовали воду - все это в полевых условиях.


В Грозном спецы базировалась на охраняемой территории и жили в сбитых на скорую руку бараках. Лабораторию оборудовали в старом вагоне - их в городе было достаточно. С наступлением темноты территорию бараков медикам покидать строго запрещалось, да и желающих особо не было: то отстреливался ближайший блокпост, то тонкие стены тряслись от артиллерийских залпов.


В 1995 году в регионе возникла угроза эпидемии полиомиелита: специалистами были зарегистрированы 144 случая заболевания на начало года - для сравнения в России на тот момент регистрировались ежегодно только от 3 до 17 случаев заболевания полиомиелитом у детей в возрасте до трех лет. Кроме этого, росло число желудочно-кишечных инфекционных заболеваний, детских воздушно-капельных инфекций, а также пораженность гельминтами - у населения не было чистой воды, а о своевременной врачебной помощи и говорить не приходилось. И с этим нужно было что-то делать.


Но не будем забывать о традициях боевиков Первой чеченской войны: в любой непонятной ситуации похищай людей, даже если они спасают детей от спинномозгового паралича.


Онищенко похитили днем на подъезде к Грозному по дороге из Моздока. Он ездил без оружия, при нем были только документы. Далее история разнится: одни источники говорят, что его пытались расстрелять, но почему-то ограничивались только оскорблениями; кто-то говорит, что его удерживали в плену считанные часы - а после выкинули на дороге с водителем.


Этот эпизод оказался лишь частью командировочной рутины Геннадия Онищенко. Главными были результаты: очаги чумы задавили, сибирской язвы не случилось, прививки поставили, а на конец 1995 года в регионе было уже 17 больниц (против 2 больниц на декабрь 1994 года) и 428 детских коек (из которых к 2000 году осталось только 263).


В 1996 году президент Борис Ельцин назначил Онищенко главным государственным санитарным врачом РФ - и это уже совсем другая история.

Почти пропал: Геннадий Онищенко и санитарный коллапс Первой чеченской Cat_cat, История, Чеченская война, Война, Геннадий Онищенко, Длиннопост

Материал основан на выпусках газеты "Коммерсантъ" (1994), статье Хамадова А.С., Мирзоевой Т.А. “Экологическая ситуация в Чеченской Республике – угроза здоровью населения” и данных из журнала “Медицина Катастроф”.


Оригинал: https://vk.com/wall-162479647_216168

Автор: Яна Петрова.

Живой список постов, разбитый по эпохам

Показать полностью 1
130

Советская разведка в Кабуле во Вторую мировую

Продолжая тему советских спецслужб в Средней Азии: Пост 1 и Пост 2

Вместе с Италией, Венгрией, Финляндией и Румынией фюрер планировал заполучить нового союзника — Афганистан. И только благодаря действиям советской разведки ничего не вышло.

Советская разведка в Кабуле во Вторую мировую Вторая мировая война, СССР, Афганистан, Разведка, Нквд, Политика, История, Длиннопост

Давно уже не новость, что в 1942 году к войне Германии против СССР планировали примкнуть Япония и Турция. Однако тот факт, что союзником Третьего рейха собирался стать и… Афганистан, дабы внезапно нанести удар по советской Средней Азии, известен гораздо меньше.

А между тем 25 тысяч басмачей с германским оружием должны были вторгнуться в советскую Туркмению и Узбекистан, а в Кабуле немцы подготовили государственный переворот.


Целью путча было смещение короля Захир-шаха и возвращение на трон бывшего монарха Амануллы, обещавшего сделать Афганистан военным союзником Третьего рейха.

Советская разведка в Кабуле во Вторую мировую Вторая мировая война, СССР, Афганистан, Разведка, Нквд, Политика, История, Длиннопост

Мухаммед Захир-шах — падишах Афганистана с 8 ноября 1933 по 17 июля 1973 из рода Бакарзаи.


Планы Берлина, в создании которых участвовали сотни немецких агентов и были задействованы огромные финансовые средства, сорвала крохотная советская резидентура в Кабуле: под руководством офицера НКВД Михаила Аллахвердова работало лишь пять человек…


Молитвы за победу Рейха

Немцы давно чувствовали себя в Афганистане как дома. Разведкой Третьего рейха — Абвером — были завербованы министр обороны Шах Махмуд-хан (а также другие министры правительства), глава генштаба Мустафа-хан, командиры войсковых подразделений, приближённые короля Захир-шаха.


Афганский премьер Хашим-хан 25 июня 1941 года открыто заявил — “СССР в ходе конфликта с Германией ослабнет и распадётся. Надо подготовить афганцев к войне с ним”. Всего в королевстве насчитывалось 300 немецких специалистов, пронизавших властные структуры сверху донизу — в том числе военные советники, армейские инструкторы, обучавшие афганскую армию. Даже обычная полиция, и та управлялась немцами.

Советская разведка в Кабуле во Вторую мировую Вторая мировая война, СССР, Афганистан, Разведка, Нквд, Политика, История, Длиннопост

Мохаммад Хашим-хан

Граждане Германии имели право носить оружие (остальным иностранцам это запрещали), рейх предоставил Афганистану беспроцентный кредит, посольство нацистов призывало афганцев выступить против “врагов ислама” — СССР и Великобритании.


В общем, дела были плохи: удар Афганистана в “советское подбрюшье” считался делом решённым. Короля немцы задумали убрать (он, хотя и велел молиться в мечетях за победу рейха, но в войну не вступал), высадив в Кабуле 4 000 десантников, и произведя “народную революцию”. Затем из Рима собирались привезти свергнутого в 1929 году падишаха Амануллу, обязавшегося объявить “джихад” русским и англичанам.


Как Афганистан должен был вступить во Вторую Мировую

План нацистов по вовлечению Афганистана во Вторую мировую войну получил именно такое название — “Аманулла”. Подкреплённая немецким оружием и деньгами, конница басмачей намеревалась захватить советскую Бухару, а пуштунские племена в британской Индии — поднять восстание против англичан.

Советская разведка в Кабуле во Вторую мировую Вторая мировая война, СССР, Афганистан, Разведка, Нквд, Политика, История, Длиннопост

Несмотря на неподготовленность таких воинов к современной войне, пуштуны могли здорово насолить Союзникам, отвлекая на себя значительные силы англичан.


Задача выхода к границе Индии возлагалась на так называемое «соединение F» — моторизованный корпус под командованием генерала Фельми, который формировался в Греции и специально оснащался для действий в субтропических и тропических условиях. Был также установлен срок операции в Афганистане — сентябрь 1941 года.

Советская разведка в Кабуле во Вторую мировую Вторая мировая война, СССР, Афганистан, Разведка, Нквд, Политика, История, Длиннопост

Бойцы дивизии СС в тропической униформе


Этим людям доверялась особая миссия: в первые же часы переворота напасть на советское посольство в Кабуле под видом “разгневанных афганцев” и уничтожить дипломатический персонал.


Трупы наших граждан (предварительно изуродовав) предполагалось повесить на деревьях: Советский Союз явно не выдержит подобной наглости и первый объявит войну Афганистану — а дальше уже дело техники. Аналогично собирались поступить и с посольством Великобритании. Операцию курировал обер-лейтенант абвера Дитрих Витцель.


Доллары и фунты Рахмат-хана

Советская разведка в донесениях в Москву называла немецкую агентуру кодовым словом “Мародёры”. Пять разведчиков под руководством майора Аллахвердова (псевдоним — “Заман”) в Кабуле завербовали 15 агентов — семь афганских таджиков и узбеков (пуштунские племена считались прогерманскими), двух индийцев, двух поляков, француза, гражданина Швейцарии и двоих русских.

Советская разведка в Кабуле во Вторую мировую Вторая мировая война, СССР, Афганистан, Разведка, Нквд, Политика, История, Длиннопост

Михаил Андреевич Аллахвердов

Главным агентом сети Аллахвердова с сентября 1941 года являлся Бхагат Рама Тальвар, уроженец индийского города Лахор, получивший кличку “Ром” — он работал не за страх, а за совесть, поскольку являлся убеждённым коммунистом.


Этот человек без мыла пролезал везде — и к пуштунам, и в правительственные круги, и к высшим офицерам Афганистана, добывая ценную информацию. Ранее “Ром” для вида согласился работать на Абвер, став агентом под псевдонимом “Рахмат-хан”.


Немцы выдавали ему большие суммы в валюте (лишь за один раз было прислано 700 фунтов золотыми монетами и 10 000 долларов США), предоставили две радиостанции. Они и представить себе не могли, что их лучший агент поставляет в рейх дезинформацию, одобренную советской разведкой. Позже нацисты наградили “Рахмат-хана” орденом “Знак отличия для восточных народов”.

Советская разведка в Кабуле во Вторую мировую Вторая мировая война, СССР, Афганистан, Разведка, Нквд, Политика, История, Длиннопост

Бхагат Рама Тальвар по кличке “Ром”

Тот поблагодарил, но уклонился от получения награды: сказав Аллахвердову — ему как коммунисту противно прикасаться к гитлеровской подачке. Деньги, уплаченные немцами, “Ром” всегда сдавал нашему посольству, и просил перечислять в Фонд обороны СССР.


“Деза” в обмен на валюту

Немцы приказали “Рахмат-хану” подготовить диверсионные группы в крупных городах Индии: агентов следовало обучить работе с взрывчаткой, и затем уничтожить ряд фабрик. В апреле 1942 года (после “благословения” Сталина) эти сведения передали английской разведке.


НКВД через “Рома” рассказывал Абверу откровенные сказки — дескать, “Рахмат-хан” уже создал в Индии новую подпольную организацию, и вот-вот начнётся бунт. Получается, Абвер поставлял советской резидентуре в Кабуле валюту, техническое оборудование и имена своих агентов, а взамен получал “дезу”, действуя под полным нашим контролем.


На СССР работала и агент “Марьям” — жена афганского министра, распространявшая в афганском правительстве просоветские настроения. Совместными усилиями “Ром” и “Марьям” убедили немцев перенести дату переворота и атаку басмачей на весну 1943 года, когда на горных переходах растает снег.


Но после поражения вермахта в Сталинграде даже самые пронацистские чиновники-афганцы сообразили: ввязываться в войну с СССР не стоит. И тут Аллахвердов пошёл ва-банк — путём шантажа он попытался завербовать… главу резидентуры Абвера в Афганистане, атташе посольства Третьего рейха, Карла Расмуса. Шокированному нацисту показали документы — все его блестящие отчёты в Берлин об успехах германских агентов в Кабуле на деле созданы… советской разведкой.


Война с целой армией

Расмус впал в глубочайшую депрессию. Он обещал подумать, но через два дня бесследно исчез: скорее всего, бежал из Афганистана. Без куратора сеть нацистских агентов в королевстве начала разваливаться. Михаил Аллахвердов раскрыл окружению короля Афганистана план немецкого переворота с заменой монарха на троне, а посольство СССР потребовало от афганцев запретить активность басмаческих отрядов.


Вскоре практически всех резидентов Абвера “оптом” выслали из Кабула. Афганская полиция провела аресты лидеров басмачей: в дальнейшем местные политики вели себя тихо-тихо, и ни о каком “джихаде” уже не заикались.


А 25 августа 1941-го началась операция «Согласие», в ходе которой британские и советские войска вошли в Иран, не допустив участия страны в войне на стороне Третьего рейха. Операция завершилась довольно быстро: за две с небольшим недели основные центры Ирана были заняты частями союзников.

Советская разведка в Кабуле во Вторую мировую Вторая мировая война, СССР, Афганистан, Разведка, Нквд, Политика, История, Длиннопост

Союзники осматривают строй бойцов РККА, Иран, 1941 год.

Это охладило пыл афганского руководства. В Кабуле поняли, что сопротивляться такой силе Афганистан не в состоянии. Еще в августе 1941 года руководитель Афганистана заявил о нейтралитете его страны. В октябре афганский МИД заявил, что примет советско-британские требования, а немецкие и итальянские специалисты будут высланы из страны.


Аллахвердов получил звание полковника НКВД, вернулся в Советский Союз и в 1945-м был переведён в Швейцарию, через десять лет вышел в отставку. Он умер в 1968 году и похоронен на Новодевичьем кладбище в Москве.

Советская разведка в Кабуле во Вторую мировую Вторая мировая война, СССР, Афганистан, Разведка, Нквд, Политика, История, Длиннопост

Генерал Аллахвердов - заместитель начальника Высшей разведывательной школы КГБ СССР по учебной и научной части.


Мы и сейчас полностью не знаем, насколько титаническая работа была проделана советской разведкой в годы Великой Отечественной по всему миру, дабы отдельные “колеблющиеся” страны не нанесли нам удар в спину.


Сейчас, спустя много лет, появляются предположения — возможно, агент “Ром”, он же “Рахмат-хан”, якобы пошёл на сотрудничество с СССР по приказу английской разведки. Так это или нет — в принципе неважно. Ведь, по сути, пять человек советской резидентуры в Кабуле боролись с целой армией нацистов. И главное — они её победили.

Георгий Зотов

Показать полностью 8
77

Афганская эпопея Виталия Примакова

Афганская эпопея Виталия Примакова Афганистан, Война в Афганистане, Длиннопост, Красная Армия, Политика, История

Когда в декабре 1979 г. политическое руководство Советского Союза обсуждало вопрос о вводе советских войск в Афганистан, одним из наиболее последовательных и принципиальных противников этого ошибочного шага был начальник Генерального штаба Вооруженных сил СССР Маршал Советского Союза Николай Огарков. Прогноз о вероятности втягивания советских войск в бесперспективные боевые действия против многочисленных формирований из числа местных жителей Огарков обосновывал, в частности, ссылками на события полувековой давности в Афганистане и вокруг него...


Странный спецназ

15 марта 1929 года советско-афганскую границу пересек странный на вид отряд. Две тысячи всадников, одетых в афганскую военную форму, но говорящих между собой на русском языке, отлично вооруженных и экипированных, с запасом провианта, переправились через полноводную Амударью и вступили на афганскую территорию. Переправа была произведена почти в том самом месте в районе города Термез (Узбекистан), где полвека спустя советские саперы наведут наплавной мост для войск 40-й армии, вступавших в ДРА, чтобы стать "ограниченным контингентом".


Отряд имел 4 горных орудия, 12 станковых и 12 ручных пулеметов, мощную радиостанцию. Командовал отрядом человек, называвшийся "турецким офицером Рагиб-беем". На самом деле это был герой Гражданской войны, атаман Червонного казачества Украины Виталий Маркович Примаков, с 1927 года занимавший пост советского военного атташе в Афганистане.

Афганская эпопея Виталия Примакова Афганистан, Война в Афганистане, Длиннопост, Красная Армия, Политика, История

Отряд Рагиб-бея переходит границу

Начальником штаба отряда являлся афганский кадровый офицер Гулам Хайдар (вместе с ним в отряде находились еще несколько офицеров афганской армии). И Рагиб-бей, и все остальные формально подчинялись генералу Гуламу Наби-хану Чархи. Он был послом Афганистана в СССР и перед самым выступлением в поход вернулся из Москвы с целью возглавить сверхсекретную операцию, которая, по замыслу организаторов, должна была сыграть важную роль в судьбе Афганистана.


В марте 1929 года Чархи вместе с министром иностранных дел своей страны Гуламом Сидик-ханом имел сугубо конфиденциальную встречу с Генеральным секретарем ЦК ВКП(б) Иосифом Сталиным. Содержание беседы в деталях неизвестно, но, несомненно, речь шла о политической ситуации в Афганистане и о мерах, которые могло бы предпринять советское руководство для оказания помощи законному правительству Амануллы-хана, свергнутого мятежниками. Возможность таких шагов предполагалась советско-афганским договором 1921 года о дружбе.


После посещения генсека афганскими "товарищами" из Москвы в Ташкент немедленно последовало указание: срочно сформировать особый отряд из коммунистов и комсомольцев для отправки в Афганистан.


В 1931 году Виталий Примаков, приехавший в Москву на повышение, написал книгу "Афганистан в огне". Из текста видно, что свергнувший в конце 1928 года Амануллу-хана авантюрист Бачаи Сакао был английским ставленником, фактически агентом британского супершпиона, полковника Лоуренса. Любопытно, что вскоре вся мировая печать (исключая советскую) окрестит военного атташе СССР в Кабуле, "турецкого офицера Рагиб-бея" ни много ни мало "советским Лоуренсом".


Во имя "мировой революции"

15 апреля 1929 года советский отряд начал боевые действия на афганском берегу Амударьи с внезапной атаки при поддержке авиации афганского погранпоста Пата Кисар (Пата Гисар). Пост был уничтожен, из занимавших его 50 афганских солдат в живых осталось двое. За этим последовал встречный бой отряда Примакова с подкреплением, подошедшим с соседнего афганского погранпоста Сиях-Герд. Вновь пришедшие также были разгромлены, и экспедиция продолжила движение в сторону Мазари-Шарифа - одного из главных политических и экономических центров афганского Туркестана.


На другой день отряд Рагиб-бея оказался под стенами города Келиф. Гарнизон отказался выполнить ультиматум Примакова сложить оружие и разойтись по домам, но после нескольких орудийных выстрелов и пулеметных очередей в панике разбежался.

Афганская эпопея Виталия Примакова Афганистан, Война в Афганистане, Длиннопост, Красная Армия, Политика, История

17 апреля примаковцы вступили в город Ханабад, защитники которого бежали в Мазари-Шариф. Однако все трудности были еще впереди.

Бачаи Сакао с опозданием получил известие о вторжении отряда пришельцев в афганской форме на север страны. Ни минуты не сомневаясь, кто в эту форму одет и с какой целью вторгся в его страну, он, по всей вероятности, дал инструкции своему уполномоченному в Мазари-Шарифе Мирзе Мухаммаду Касим-хану. Тот созвал на совет глав администраций, военачальников и ученых-исламистов. Было решено объявить джихад (священную войну), собрать ополчение и под зеленым знаменем пророка выступить навстречу "неверным".


22 апреля 1929 года разгорелся бой за Мазари-Шариф. Примаковские подразделения ворвались на окраину города и встретили здесь упорное сопротивление ополченцев. Жестокая борьба шла целый день. Успех бою принес умелый маневр огнем. Пулеметчики Примакова буквально сметали густые контратакующие цепи противника. После боя за Мазари-Шариф примаковцы убедились, что идеи "мировой революции" глубоко чужды жителям афганской провинции.


Когда выступали в поход, Гулам Наби-хан уверял, что, стоит только оказаться на афганской земле, к экспедиции на Кабул присоединятся тысячи дехкан, представителей других сословий, горящих желанием идти в бой за свержение "ставленника англичан" Хабибуллы (такое имя принял Бачаи Сакао) и восстановление власти дружественного Советскому Союзу Амануллы. Но за неделю пополнение не превысило и 500 человек, из которых сформировали один батальон. Подавляющее большинство населения относилось к пришельцам или нейтрально, или откровенно враждебно.

Афганская эпопея Виталия Примакова Афганистан, Война в Афганистане, Длиннопост, Красная Армия, Политика, История

Король Аманулла-хан

Через день гарнизон соседней крепости Дейдади предпринял попытку выбить пришельцев из Мазари-Шарифа. С религиозными песнопениями солдаты и ополченцы густыми цепями шли под косящий орудийно-пулеметный огонь. Несмотря на огромные потери, такие лобовые атаки повторялись несколько раз. Радист Примакова отбил первую шифрограмму в Ташкент с просьбой оказать помощь.


26 апреля аэропланами в Мазар были доставлены 10 пулеметов и 200 снарядов. После нескольких дней безуспешных попыток овладеть столицей Северного Афганистана штурмом военачальники Хабибуллы перешли к осаде. Чтобы заставить Рагиб-бея сдаться, они прибегли к допотопному, но эффективному способу - перегородив арыки, оставили Мазари-Шариф без воды.

Афганская эпопея Виталия Примакова Афганистан, Война в Афганистане, Длиннопост, Красная Армия, Политика, История

В афганском батальоне начался ропот, грозивший перейти в вооруженный бунт. Встревоженный "Витмар" (так зашифровали Виталия Марковича) радировал в Ташкент: "Окончательное решение задачи лежит в овладении Дейдади и Балхом. Живой силы для этого нет. Необходима техника. Вопрос был бы решен, если бы я получил 200 газовых гранат к орудиям.

Кроме того, необходимо сделать отряд более маневроспособным. Если можно ожидать, что ситуация изменится и мы получим помощь, я буду оборонять город. Если на помощь нельзя рассчитывать, то я буду играть ва-банк и пойду брать Дейдади".


На этот раз отряду Примакова было оказано более серьезное содействие. 6 мая авиация Среднеазиатского военного округа (САВО) несколько раз нанесла бомбо-штурмовые удары по боевым порядкам противника под Мазари-Шарифом.

Днем раньше через границу все-таки переправился второй отряд, сформированный только из красноармейцев в составе 400 человек.

После стремительного двухдневного марша отряд под руководством Зелим-хана вышел к Мазари-Шарифу. Кто из советских военачальников скрывался под этим псевдонимом, до сих пор точно неизвестно. Согласованным с осажденными ударом Зелим-хан отбросил афганцев от Мазара и загнал гарнизон Дейдади обратно в крепость.


Бесславное отступление

8 мая после артиллерийского обстрела Дейдади из всех орудий гарнизон оставил цитадель. Советский отряд захватил здесь богатые трофеи: 50 орудий, 20 пулеметов, много стрелкового оружия и боеприпасов. Отдохнув, отряд двинулся дальше на юг.

12 мая Рагиб-бей овладел городом Балх, на следующий день - крупным центром Ташкурган.

Тем временем Примаков был вызван в Москву. 18 мая специально присланным за ним самолетом он вылетел в Ташкент. Командование отрядом принял Али Авзаль-хан - Александр Иванович Черепанов, служивший в Красной Армии со дня ее создания, в 1938-1939 гг. выполнявший особое задание Разведупра Красной армии в Китае, а в 41-м командовавший 23-й армией, что обороняла Ленинград на Карельском перешейке.


Следуя инструкциям Рагиб-бея, Али Авзаль-хан продолжил движение в глубь Афганистана. Но 23 мая вдруг пришло известие, что дивизия Сеид Хусейна внезапным ударом овладела Ташкурганом, перерезав коммуникации советского отряда. В стане Гулама Наби-хана, следовавшего на Кабул вместе с "шурави", началась паника, его чиновники рассыпались кто куда. Черепанов вынужден был развернуть отряд и возвращаться отбивать Ташкурган.


Утром 25 мая после артиллерийской подготовки и авиационной бомбардировки вызванными по рации самолетами САВО красноармейцы снова ворвались в этот город. Жестокий бой за него продолжался два дня. Город трижды переходил из рук в руки, и в итоге афганцы отступили.


Несмотря на одержанную победу, шансы на успешное завершение операции становились все призрачней. В ходе боев за Ташкурган артиллерия Черепанова израсходовала почти все снаряды, более половины орудий и пулеметов вышли из строя. Отряд потерял 10 красноармейцев убитыми и 30 ранеными, афганские сторонники Амануллы - 74 убитыми и 117 ранеными. Но главное препятствие заключалось в нараставшей враждебности местного населения.

Афганская эпопея Виталия Примакова Афганистан, Война в Афганистане, Длиннопост, Красная Армия, Политика, История

В последних числах мая стало известно, что Аманулла-хан вдруг решил прекратить вооруженную борьбу против Хабибуллы и вместе с родственниками, захватив изрядную сумму государственных средств в иностранной валюте, золото, драгоценности, бежал в Индию, а оттуда выехал на Запад (он умер в Швейцарии в 1960 г.).


В этой ситуации продолжение экспедиции становилось бессмысленным и даже вредным, поскольку приобретало отпечаток агрессии против суверенной страны, и Сталин приказал отозвать отряд Али Авзаль-хана...

Через пять дней приказ был выполнен.

Афганская эпопея Виталия Примакова Афганистан, Война в Афганистане, Длиннопост, Красная Армия, Политика, История

Виталий Примаков, 1936 год.

Правление Бачи-и-Сакао длилось всего шесть месяцев — пуштуны не смирились с таджиком на троне и свергли его практически без какой-либо иностранной помощи. Эмиром стал Надир-шах, близкий родственник Амануллы-хана. Кровавых междоусобиц, усиленных иностранной интервенцией, на этот раз удалось избежать.


По мотивам этих событий  в 1930-м году была издана книга "Афганстан в огне" из библиотек не изымалась даже когда ее автор оказался врагом народа (Виталий Примаков в 1937 был арестован и расстрелян в 1937 году как шпион. Реабилитирован посмертно).


источник

Показать полностью 6
439

Потом был Афган

Осколки модного прошлого Афганистана, 1970-е.

Потом был Афган Афганистан, История, 20 век, Старое фото, Длиннопост
Потом был Афган Афганистан, История, 20 век, Старое фото, Длиннопост
Потом был Афган Афганистан, История, 20 век, Старое фото, Длиннопост

Две женщины на показе мод в Кабуле, 1966 год.

Потом был Афган Афганистан, История, 20 век, Старое фото, Длиннопост

Афганские женщины в 1940-х годах.

Потом был Афган Афганистан, История, 20 век, Старое фото, Длиннопост
Потом был Афган Афганистан, История, 20 век, Старое фото, Длиннопост

Бортпроводники Арианы Афганские авиалинии

Потом был Афган Афганистан, История, 20 век, Старое фото, Длиннопост

Кабул, 1960-е гг.

Потом был Афган Афганистан, История, 20 век, Старое фото, Длиннопост
Потом был Афган Афганистан, История, 20 век, Старое фото, Длиннопост
Потом был Афган Афганистан, История, 20 век, Старое фото, Длиннопост

Аэропорт Кандагар, построенный в 1960-х годах

Потом был Афган Афганистан, История, 20 век, Старое фото, Длиннопост

Студенты Кабульского университета на выпуске 1960-х

Потом был Афган Афганистан, История, 20 век, Старое фото, Длиннопост

Афганские школьники в 1960-е годы.

Потом был Афган Афганистан, История, 20 век, Старое фото, Длиннопост

Фотография  гостиницы «Хайбер»

Потом был Афган Афганистан, История, 20 век, Старое фото, Длиннопост

Танцоры выступают на улице во время визита президента США Эйзенхауэра в Кабул, 9 декабря 1959. После пятичасового пребывания в Кабуле Эйзенхауэр на самолете отправился в Нью-Дели

Потом был Афган Афганистан, История, 20 век, Старое фото, Длиннопост

Истребители МиГ-15 и бомбардировщики Ил-28 во время визита президента США Дуайта Эйзенхауэра в Кабул, 9 декабря 1959.

Потом был Афган Афганистан, История, 20 век, Старое фото, Длиннопост

Продажа фруктов и орехов на рынке в Кабуле, ноябрь 1961.

Потом был Афган Афганистан, История, 20 век, Старое фото, Длиннопост

Современный светофор на углу улицы в Кабуле, 25 мая 1964.

Потом был Афган Афганистан, История, 20 век, Старое фото, Длиннопост

Старые и новые здания в Кабуле, август 1969. На заднем плане на вершине холма стоит мавзолей покойного короля Мухаммеда Надир-шаха

Потом был Афган Афганистан, История, 20 век, Старое фото, Длиннопост

Король Афганистана Мохаммад Захир-шах едет на своем лимузине по центральной дороге в Кабуле - Идга Ват, 1968. Захир-шах, являясь последним королем Афганистана, жил в изгнании в Риме после переворота в 1973 году. Он вернулся в Афганистан в 2002 году после отстранения талибов от власти и скончался в Кабуле в 2007 году в возрасте 92 лет

Потом был Афган Афганистан, История, 20 век, Старое фото, Длиннопост

Вид из форта Балахиссар на руины сильно обстрелянных деревень в направлении Кабула, Афганистан, февраль 2002 г. Форт

Потом был Афган Афганистан, История, 20 век, Старое фото, Длиннопост
Показать полностью 20
74

В дальнем сонном Оренбурге

Выходные, все расслаблены, поэтому сегодня много букв про провинцию, шпионаж и литературу.


Если кто и может похвастаться тесной связью литературы и шпионажа, так это старая добрая Англия. Нет, безусловно, другие страны тоже могут напомнить о какой-нибудь связи автора «Севильского цирюльника» со спецслужбами, но смотрится это мелковато. Если по-честному, то никто больше не может предъявить такое созвездие штатных сотрудников спецслужб, снискавших всемирную славу именно на писательском поприще: Даниэль Дефо, Грэм Грин, Джон Ле Карре, Сомерсет Моэм, Ян Флеминг…


Нет, мы тоже, конечно, можем вспомнить всесоюзно известную детскую писательницу с совокупными тиражами в десятки миллионов экземпляров, в биографии которой, как выяснилось, нашлось место многолетней работе за рубежом в качестве разведчика-нелегала под личным кураторством генерала Судоплатова, репутации одного из лучших аналитиков советской внешней разведки, званию полковника и т.п.

В дальнем сонном Оренбурге История, Большая игра, Россия, Великобритания, Средняя Азия, Афганистан, Оренбург, Длиннопост

Зоя Воскресенская, известная советская детская писательница, автор книжек о Ленине и кадровый полковник разведки.


Но если не врать самим себе, то всех наших шпионов, волею судеб ставших профессиональными литераторами, сегодня помнят разве что литературоведы, места в русской литературе они себе как-то не выслужили.


Однако был в нашей истории эпизод, когда российский литератор самого что ни на есть первого ряда принимал деятельное участие в довольно-таки жесткой схватке разведывательных спецслужб двух крупнейших империй мира: Британской и Российской. В этой истории есть все атрибуты шпионского романа – агенты-нелегалы и экзотические страны, дерзкие рейды и дипломатическое прикрытие, предательство и джентльменство, умопомрачительные карьеры и негодование сильных мира сего, смерть загадочная и смерть страшная – и многое, многое другое. И все это – на фоне какого-то даже неправдоподобного присутствия Ее Величества Литературы. Достаточно сказать, что практически все задействованные в этой операции разведчики имели прямые родственные связи с мировой литературой.


Эта история началась в 30-х годах XIX века, точнее – в 1833 году, когда в славный город Оренбург прибыл новый губернатор – Василий Алексеевич Перовский.

В дальнем сонном Оренбурге История, Большая игра, Россия, Великобритания, Средняя Азия, Афганистан, Оренбург, Длиннопост

Как его отрекомендовал кто-то из ехидных современников, «человек без предков, но с кучей родственников и необоримыми связями при дворе». И это действительно так, Василий Алексеевич был одним из самых знаменитых бастардов империи, внебрачным сыном графа Алексея Разумовского от дочери его берейтора, мещанки Марии Михайловны Соболевской. И родственников у него действительно хватало – так как представитель одной из могущественнейших фамилий империи прожил в этом, как бы сегодня сказали, гражданском браке более 35 лет, то результатом этой морганатической связи были десять детей, получивших фамилию «Перовские» в честь подмосковного имения Разумовских Перово.


И, кстати, без Ее Величества Литературы не обошлось – новоявленный оренбургский губернатор был родным братом Алексея Алексеевича Перовского (более известного как литератор Антоний «Черная курица» Погорельский) и родным дядей как писателя Алексея «Порядка только нет» Толстого, так и всех трех братьев Жемчужниковых, в сообществе с которыми и был создан великий мыслитель Кузьма Прутков.


О новом губернаторе оренбуржцы судачили долго. Василий Алексеевич был знаменит тем, что 17-летним юнцом был ранен под Бородином, потерял, среди прочего, треть среднего пальца, на котором с тех пор он носил золотой наперсток, к которому прицеплена была цепочка с лорнетом. В Москве попал в плен и пешком с обозом маршала Дау дошагал до Франции, в 1814-м сумел бежать и вернулся на Родину с дошедшими до Парижа казаками. Приключения будущего графа в Первую Отечественную стали источником вдохновения для литератора Г. П. Данилевского при написании романа «Сожженная Москва». Потом Перовский якшался с декабристами, был членом «Союза Благоденствия», но 14 декабря 1825 года принял сторону императора, и на Сенатской площади получил поленом в спину.


Николай этого не забыл и сразу при воцарении назначил Перовского флигель-адъютантом. Обласканный бастард вновь отличился в турецкую войну 1828 года, взяв штурмом Анапу, под Варной был тяжело ранен и принужден отказаться от строевой службы. Как следствие – 38-летний Перовский назначается в Оренбург, и ни до, ни после этот славный край не знал столь молодого губернатора.


Здесь следует иметь в виду, что Оренбург тогдашний и Оренбург сегодняшний – это два разных города.

В дальнем сонном Оренбурге История, Большая игра, Россия, Великобритания, Средняя Азия, Афганистан, Оренбург, Длиннопост

Дело даже не в пограничности тогдашнего Оренбурга. Просто этот трижды рожденный город появился на свет как часть глобального проекта по освоению Великой Степи и это сразу определило его облик и функцию. Это южная столица страны, центр управления «Россией кочевой», дипломатический и разведывательный центр, связывающий Россию с государствами Азии. И в таком качестве он пробудет еще минимум полвека, пока эти функции плавно не перейдут к Ташкенту, а Оренбург медленно переродится в обычный провинциальный уральский город. В 30-е же годы все еще десятикратно усугубилось тем, что продвижение Британской империи вверх по Инду, а империи Российской – вниз по Великой Степи пришло к закономерному итогу. Две конкисты почти столкнулись, и разведчики империй оказались лицом к лицу в регионе, который позже назовут «Центральной Азией». Ни тех, ни других эта встреча совсем не порадовала.


Началась воспетая Киплингом Большая игра, и в Оренбург по высочайшему повелению отправился молодой, деятельный и амбициозный губернатор. Прибыл он в край со своей командой, где, помимо прочих, был и начинающий литератор, пишущий под псевдонимом «Казак Луганский» - Владимир Даль, назначенный чиновником для особых поручений при губернаторе.

В дальнем сонном Оренбурге История, Большая игра, Россия, Великобритания, Средняя Азия, Афганистан, Оренбург, Длиннопост

Должность обязывала, и бывшего военного моряка, бывшего врача, а ныне чиновника сразу же отправляют «в поле» - знакомиться с краем ногами и узнавать обстановку на месте. Намотав в седле более двух тысяч верст, через месяц Даль возвращается в Оренбург и тут Ее Величество Литература вновь решила напомнить о себе. В Оренбург – «нежданный и нечаянный» - прибывает его давний знакомец, поэт Александр Пушкин.


По тем временам Пушкин в Оренбурге – куда круче, чем сегодня «Манчестер Юнайтед» в Ростове. Провинциальные фанатки солнца русской поэзии натурально сходили с ума: «Две знакомые барышни узнали от нее (молодой жены Даля – ВН), что Пушкин будет вечером у ее мужа и что они будут вдвоем сидеть в кабинете Даля. Окно этого кабинета было высоко, но у этого окна росло дерево; эти барышни забрались в сад, влезли на это дерево и из ветвей его смотрели на Пушкина, следили за всеми его движениями, видели, как он от души хохотал; но разговора не было слышно, так как рамы были уже двойные».


Кстати, по мнению В. Соллогуба, именно в ходе этого визита и возник сюжет одной очень известной пьесы. В Оренбурге Пушкин «узнал, что о нем получена гр. В. А. Перовским секретная бумага, в которой последний предостерегался, чтоб был осторожен, так как история пугачевского бунта была только предлогом, чтобы обревизовать секретно действия оренбургских чиновников». Пушкину об этом со смехом рассказал Даль, а потом и сам Пушкин пересказал байку Гоголю.

В дальнем сонном Оренбурге История, Большая игра, Россия, Великобритания, Средняя Азия, Афганистан, Оренбург, Длиннопост

Оренбургская икона 1870-х гг. с изображением св. Космы и Дамиана. Прообразами святых послужили Пушкин и Даль.


Смех смехом, но под Перовского, похоже, действительно кто-то копал. И проявилось это именно в сфере внешней разведки. В России тогда не было спецслужбы, занимавшейся подобной деятельностью, в Оренбурге, например, сбором различных сведений политического, экономического и военного характера занимались три структуры, относившиеся к разным ведомствам. Это Оренбургская пограничная комиссия (министерство иностранных дел), штаб Отдельного Оренбургского корпуса (военное министерство) и Оренбургский таможенный округ (министерство финансов). А вот координировал их разведывательную деятельность губернатор края, он же сводил воедино всю собранную информацию для окончательной оценки и принятия решений, докладывал остановку в Петербург и ставил первоочередные задачи на местах.


Перовский, едва успев принять дела, решает качественно усилить разведывательную деятельность, и посылает в Азиатский департамент МИДа секретное послание, в котором предлагает отправить в среднеазиатские ханства российского агента, причем «потребность сия кажется сделалась еще необходимее с появлением в Бухаре и Хиве двух путешествовавших англичан». На эту роль Перовский предлагает портупей-прапорщика Ивана (Яна) Виткевича, полиглота и человека невероятной биографии.

В дальнем сонном Оренбурге История, Большая игра, Россия, Великобритания, Средняя Азия, Афганистан, Оренбург, Длиннопост

Ян Виткевич был сыном литовского шляхтича, и, между прочим, родным дядей польского писателя, теоретика искусств и художника Станислава Виткевича. Того самого, в честь которого польский Сенат объявил 2015 год годом Виткевича. В неполные 14 лет за участие в тайной польской антиправительственной организации «Черные братья» Ян Виткевич был приговорен судом к пожизненной сдаче в солдаты и отправлен в Оренбург, в Орскую крепость. Перспектива гнить в солдатах до гробовой доски выглядит малопривлекательно, особенно в столь юном возрасте. Виткевич решает бежать из Оренбурга через Индию, и, готовясь к побегу, учит фарси и тюркские языки - разговорные узбекский и казахский и литературно-письменный чагатайский. У юноши оказались феноменальные лингвистическое способности (в неполные 30 лет Виткевич свободно владел 16 языками) и вскоре на всех этих восточных языках он говорил без малейшего акцента.


Все изменила встреча с путешествовавшим по России известным натуралистом Александром Гумбольдтом. Познакомившись поближе к приставленным к нему в качестве переводчика носатым солдатом и проникшись к нему искренним сочувствием, Гумбольдт принялся оббивать пороги высоких кабинетов в Оренбурге и Петербурге, в итоге добившись своего. Виткевич был произведен в унтер-офицеры и переведен на работу в ту самую «шпионскую» Оренбургскую пограничную комиссию, где вскоре стал лучшим полевым агентом и лучшим знатоком «туземного населения». С местным населением Виткевич в основном и работал, приводя их в священный трепет своим знанием шариата и умением цитировать Коран наизусть страницами.

Перовский быстро оценил огромный потенциал Виткевича в качестве разведчика и, предлагая его кандидатуру, писал: «... в течение десятилетнего пребывания своего в здешнем крае прилежно обучался татарскому и персидскому языкам, на первом говорит весьма свободно, а на втором объясняется без нужды, одарен отличными умственными способностями, был послан неоднократно в киргизскую степь по поручениям, которые всегда исполнял удачно и благоразумно, сделал навык к трудным в степи путешествиям и по молодости, здоровью, сметливости и знакомству с ордынцами имеет все свойства к тому, чтобы совершить путешествие в Бухарию и обратно с желаемым успехом... Путешествие сие хоть и сопряжено с опасностью, но она весьма уменьшается вышеописанными свойствами Виткевича и знакомством его с караванными вожаками».


Аргументируя необходимость отправки агента происками англичан, Перовский даже не подозревал – насколько он был прав. Упомянутые в письме «два англичанина» - полевые агенты Ост-Индийской компании Уильям Муркрофт и Джордж Требек посещали Бухару восемь лет назад, в 1825 году и были убиты на обратном пути. Однако именно сейчас в Центральной Азии всходила звезда юного лейтенанта Александра Бернса – разведчика божьей милостью и двоюродного племянника великого шотландского поэта Роберта Бернса.

В дальнем сонном Оренбурге История, Большая игра, Россия, Великобритания, Средняя Азия, Афганистан, Оренбург, Длиннопост

Посетив Кабул и Бухару в прошлом, 1832 году, ныне он в Лондоне наслаждался заслуженной славой. Кстати, написанная Бернсом во время морского путешествия книга стала одним из самых нашумевших бестселлеров своего времени, только первое издание принесло автору невиданную сумму - £800.


Тем временем в Оренбург пришел ответ из Петербурга – кандидатуру Виткевича зарубили из-за политической неблагонадежности. Как сообщал Перовскому военный министр граф Чернышев в письме от 11 октября 1833 года: «Его Величество хотя и изволит признать прежние поступки его (Виткевича — ВН), за которые он назначен на службу рядовым в Оренбургский Отдельный корпус, следствием его тогдашней молодости, но находя неудобным вверять столь важное поручение подобному лицу, не имеющему при этом офицерского чина, высочайше представляет Вам, милостивый государь, избрать для отправления в Бухарию другого опытнейшего и благонадежнейшего чиновника».


Делать нечего – начали искать замену. И она нашлась – в лице Петра Ивановича Демезона.

В дальнем сонном Оренбурге История, Большая игра, Россия, Великобритания, Средняя Азия, Афганистан, Оренбург, Длиннопост

Этот француз на русской службе работал переводчиком в Оренбургской пограничной комиссии. До этого он преподавал арабский и персидский языки в оренбургской Неплюевском военном училище и считался непревзойденным фехтовальщиком: Демезон многократно назначался судьей на состязаниях офицеров гвардии. Можете сами оценить – какие типажи тогда проживали в провинциальном Оренбурге.


Демезон рискнуть согласился, получил инструкции напрямую от Перовского и осенью 1833 года отбыл с караваном казаха Алмата Тюлябергенова в Бухару под видом татарского муллы мирзы Джаффара. Вернулись они летом следующего 1834 года, выполнив – хоть и без блеска – задание, за что и были награждены. По настойчивому ходатайству Перовского П.И. Демезон получил орден Святой Анны III степени, а караван-баши Алмат Тюлябергенов, «способствовавший благополучию его поездки и возвращения» — серебряную медаль.


Меж тем «дело Виткевича» вовсе не закончилось. Кто-то как будто очень хотел подставить Перовского, причем именно посредством осужденного поляка. Письмо Чернышева, отклонившее кандидатуру Виткевича, было отправлено из Петербурга 11 октября. А 27 октября арестант Андрей Стариков, содержащийся в оренбургском тюремном замке, подал коменданту города генерал-майору Глазенапу донос о том, что оренбургские поляки, «будучи огорчены несчастным последствием польской революции», задумали убить Перовского, затем коменданта и всю военную и полицейскую верхушку города, после чего поднять мятеж и захватить Оренбург. Об этом Старикову якобы рассказал рядовой 5-го Оренбургского линейного батальона поляк Людвиг Мейер, сидевший в том же замке за попытку побега в казахскую степь.


Главарями заговора назывались неизвестный француз и трое поляков - сотрудники Оренбургской пограничной комиссии Томаш Зан и Ян Виткевич, а также осужденный вместе с Виткевичем по делу «черных братьев» унтер-офицер 2-го линейного батальона Виктор Ивашкевич.


Разбираться с «делом поляков» Перовский отправил прекрасно знающего польский язык чиновника по особым делам В.И. Даля, и подпись нашего великого лексикографа стоит первой в протоколах допросов обвиняемых. Дело, как и ожидалось, оказалось выдуманным от начала до конца и развалилось еще при предварительном следствии. Но как минимум один результат оно принесло - Даль и Виткевич стали если не друзьями, то очень близкими приятелями. Как недавно было установлено оренбургскими историками, оба молодых человека вошли в ближний круг доверенных лиц Перовского. Так, именно в сопровождении Даля и Виткевича оренбургский губернатор в августе 1834 года совершил поездку в недавно заложенное Ново-Александровское укрепление на Каспии. А много лет прослуживший в Оренбурге (и активно участвовавший в Большой игре) генерал И. Ф. Бларамберг прямо пишет в своих воспоминаниях: «...Василий Перовский, после того как узнал Виткевича поближе, произвел его в офицеры, сделал своим адъютантом и посылал несколько раз в киргизские степи и даже два раза в Бухару».

В дальнем сонном Оренбурге История, Большая игра, Россия, Великобритания, Средняя Азия, Афганистан, Оренбург, Длиннопост

Иван Федорович Бларамберг


Сразу хочу отметить, что в этом деле, как и во всяком, где замешана внешнеполитическая разведка, до сих пор хватает белых пятен. Причины понятны - тот же Даль в письмах сестре несколько раз отмечает, что не обо всех своих делах он может рассказывать в подробностях. Неоспоримо одно – будущий автор «Толкового словаря живого великорусского языка» непосредственно участвовал в разработке и осуществлении внешнеполитических проектов губернатора Перовского. Это видно из архивных материалов - как официальных документов, так и личных заметок и писем.


Но вернемся к Виткевичу. О том, что Перовский несколько раз отправлял Виткевича в Бухару, не информируя об этом Петербург, свидетельствует не только Бларамберг. Да и самая знаменитая бухарская миссия Яна Викторовича 1835-36 года происходила как минимум странно. Хотя бы потому, что идею о поездке Виткевича в Бухару и Хиву, о которой ходатайствовал матерый волк Большой игры, председатель Оренбургской пограничной комиссии Григорий Федорович Генс, Перовский официально отверг с негодованием. В результате Виткевича отправили вовсе не в Бухару, а в казахскую степь – для разбора взаимных претензий между казахскими родами. Самая что ни на есть рутинная рутина, так как взаимных претензий у казахов всегда было больше, чем блох у дворовой собаки. 9 ноября 1835 года Виткевич выехал в полевую командировку но, как убедительно доказал наш лучший исследователь Большой Игры профессор Халфин, Ян Викторович вовсе не намеревался ехать к казахским зимовкам, а сразу направился в Бухару.

В дальнем сонном Оренбурге История, Большая игра, Россия, Великобритания, Средняя Азия, Афганистан, Оренбург, Длиннопост

Дворец бухарского эмира.


Причины столь радикального изменения маршрута Виткевич в отчете объясняет более чем туманно – мол, «обстоятельства принудили». Что же это были за обстоятельства, из-за которых Виткевич не только не понес наказания за самоуправство, но и сделал невероятный карьерный рывок? Точного ответа документы до сих пор не дают, а исследователи до сих пор ограничиваются разнообразными гипотезами. Например, такими.


Главные усилия англичан в тот период, как известно, были сосредоточены на разработке афганского эмира Дост-Мухаммеда. Именно его «разрабатывал» в Кабуле Александр Бернс, и на первый взгляд - вроде бы с успехом. Не случайно, когда Виткевич собирался в командировку в Бухару, Бернс яростно добивался в высоких кабинетах разрешения создать в Кабуле постоянную миссию. Известно также, что на встрече Виткевича с бухарским кушбеги, вторым человеком в эмирате, деятельность Бернса в Бухаре обсуждалась очень подробно. И, наконец, главное – из Бухары Виткевич возвращается не один, а с послом кабульского эмира Дост-Мохаммад-хана Хуссейном Али.


Не секрет, что в Оренбурге информацию из стран Центральной Азии отслеживали на постоянной основе, а позже вообще была создана настоящая агентурная сеть, причем некоторые информаторы, вроде купцов Батырхана Шагиморданова или Баймухаммеда Джангильдина не только много лет работали на постоянной основе, но и получали российские награды за свою агентурную деятельность. Поэтому мы вполне можем допустить, что в Оренбург попадает информация о том, что в Бухару прибыл афганский посланник Хуссейн Али. Стоит ли удивляться, что в Бухару в пожарном порядке отбывает Ян Виткевич, лично знающий Хуссейна Али еще с 1831 года. Тогда поляк работал переводчиком в прибывшей в Оренбург миссии афганского принца Ша-Заде, и свел знакомство Хуссейном Али, входившем в состав афганской делегации.


Причем все это делалось якобы «за спиной» у губернатора, которого при проигрыше надо было вывести из-под удара. Все по вечным в России принципам «победителей не судят» и «или грудь в крестах или голова в кустах».

В дальнем сонном Оренбурге История, Большая игра, Россия, Великобритания, Средняя Азия, Афганистан, Оренбург, Длиннопост

Знатные афганцы.


На сей раз смелость город взяла. В апреле 1836 г. Виткевич в сопровождении Хуссейна Али триумфально возвращается в Оренбург. Даль в то время сидел на обработке текущей разведывательной информации – разбирался с «расспросными листами» русских пленников, бежавших, или, как говорили тогда, «выбежавших из плена» в Хиве или Бухаре. Впрочем, Перовский не был бы Перовским, если бы не использовал все имеющиеся ресурсы досуха.


Так и сейчас – Даль не только работал с информацией, но и занимался тем, что сегодня бы назвали «обработкой общественного мнения». Петровский сполна использовал писательский талант своего чиновника по особым поручениям, и множество литературно обработанных рассказов бывших пленников (Якова Зиновьева, урядника Попова, Федора Грушина, Тихона Рязанова, Андрея Никитина, портупей-поручика Медяника) были опубликованы Далем в столичных периодических изданиях и вызвали огромный интерес у читающей России.


Впрочем, с возвращением Виткевича из Бухары эту работу пришлось отложить. Виткевич излагает, а Даль в рекордные сроки записывает за своим другом «Записку, составленную по рассказам оренбургского линейного батальона № 10 прапорщика Виткевича относительно пути его в Бухару и обратно». Этот отчет лучшего российского разведчика, записанным одним из лучших российских литераторов, очень долго был засекречен и полностью обнародован только в 1983 году, полтора столетия спустя.


Перовскому оставалось только одно – правильно подать дипломатическую победу оренбуржцев в Петербурге, а заодно и продвинуть Виткевича. В начале мая Перовский пишет в МИД: «В случае отправления Гуссейна-Али в столицу я полагал бы придать ему... прапорщика Виткевича... Виткевич приехал сюда, будучи почти ребенком… по тринадцатилетнем пребывании своем в здешнем крае вполне искупил вину свою примерным усердием, с коим исполняет все налагаемые на него поручения. Он прикомандирован уже несколько лет к Пограничной комиссии, знает хорошо татарский и персидский языки, может в столице надежно служить переводчиком при расспросах кабульского посланца и сверх этого может дать Азиатскому департаменту подробный отчет касательно всех отношений здешних со степью и с соседними областями Средней Азии».


Вскоре Виткевич и Хуссейн Али отбывают в столицу, где все складывается наилучшим способом. Виткевич, как бы сказали сегодня, «уходит с регионального на федеральный уровень». Вскоре уже не прапорщик, а поручик Ян Виткевич командируется с деликатнейшей дипломатической миссией в Афганистан - как плевались карьерные дипломаты, «поручик стал главой российского посольства». Там ему предстоит столкнуться со спешно вернувшимся в Кабул Александром Бернсом. Началась знаменитая «дуэль в Кабуле», пожалуй, единственный из эпизодов «Большой игры», описанный литераторами едва ли не подробнее, чем историками. Юлиан Семенов, Валентин Пикуль, Михаил Гус - кто только не отметился на этой теме…

В дальнем сонном Оренбурге История, Большая игра, Россия, Великобритания, Средняя Азия, Афганистан, Оренбург, Длиннопост

Та самая дуэль, которую Виткевич выиграл «в поле», а Россия проиграла на дипломатическом уровне. Впрочем, счастья это не принесло ни одному из дуэлянтов.


Три года спустя, 8 мая 1839 года, лучший полевой агент Империи Ян Виткевич, которому едва исполнилось тридцать лет, застрелится (или будет застрелен) в номере гостиницы «Париж» на Малой Морской улице в Петербурге. Это произойдет накануне представления императору и перевода в гвардию. Его бесценный архив бесследно исчезнет, и это загадочное самоубийство (или убийство) уже много десятилетий будоражит историков, литераторов и сторонников теории всемирного заговора.


Пять лет спустя, 2 ноября 1841 года лучший полевой агент Империи, 36-летний капитан Александр Бернс будет заживо растерзан восставшими афганцами на пыльных улицах Кабула, а Британская империя получит в Афганистане такую пощечину (афганцы вырезали всех англичан поголовно), которую островитяне не забудут никогда, и которая навсегда втянет их в бесконечную череду англо-афганских войн.

В дальнем сонном Оренбурге История, Большая игра, Россия, Великобритания, Средняя Азия, Афганистан, Оренбург, Длиннопост

Уильям Барнс Уоллен, "Последний бой 44-го пехотного полка Её Величества в Гандамаке 13 января 1842 года". 1898 г.


А в далеком Оренбурге Перовскому и Далю скучать не приходится - бухарские и хивинские дела вдруг выдали неожиданный поворот, в результате которого 10 сентября 1840 года в том самом недавно заложенном Ново-Александровском укреплении неожиданно появится англичанин по фамилии Шекспир. Именно так - Ричмонд Шекспир, лейтенант британской армии, честолюбивый политический карьерист и двоюродный брат знаменитого писателя Уильяма Теккерея.


Но это уже совсем другая история.


Как верно заметил еще один великий писатель по имени Джозеф Редьярд Киплинг, «только когда все умрут – кончится Большая игра!».

______________

Это отрывок из моей книги "Люди, принесшие холод"

Моя группа во ВКонтакте - https://vk.com/grgame

Моя группа в Фейсбук - https://www.facebook.com/BolsaaIgra/

Моя страница на "Автор.Тудей" - https://author.today/u/id86412741

Показать полностью 12
111

Как русский поручик в Афганистан вторгался

Эта история в цитатах началась с забавной резолюции императора Александра III в стиле "Какая интересная у людей жизнь...". Вот отрывок из книги Логофета "На границах Средней Азии":

— Край, во всяком случае, особенный, — заговорил он снова, после долгого молчания. — Рассказывают, что после суровой зимы, бывшей лет двенадцать тому назад, во время которой погибло много туземного населения, покойный Император Александр III выслушав весною и летом целый ряд докладов о бывших в это время размывах линии железной дороги и огромных наводнениях, невольно удивлялся то суровой зиме, то огромному количеству воды. А в это время, вероятно, помните, поручик Тарновский с полусотней самовольно забрался в Афганистан и донес Его Величеству телеграммою: «Город такой–то у ног Вашего Величества».

Говорят, Государь на этой телеграмме сделал следующую характерную надпись: «Зимы нет — люди мерзнут… Воды нет — люди тонут… Войны нет — поручики города берут… Какая странная сторонушка».
Как русский поручик в Афганистан вторгался История, Большая игра, Средняя Азия, Афганистан, Банк, Финансы, Армия, Длиннопост

Еще одно упоминание о поручике Тарновском, самовольно отправившемся на завоевание британской Индии, мы находим в этой же книге, но уже от имени автора:

Отношения торговые наладились и окрепли, но затем совершенно неожиданно поручик Тарновский перешел афганскую границу и без всякого разрешения занял небольшую афганскую крепость, а жителей заставил присягнуть на русское подданство. Этот случай в связи с занятием русскими Памир отрядом полковника Ионова приобрел в глазах [эмира] Абдурахмана преувеличенное значение, чем воспользовалась английская дипломатия, и всякие отношения с Россией были затем прерваны.

Вот, кстати, портрет афганского эмира Абдурахмана, или, точнее, Абдур-Рахмана (а еще точнее - Абд-ур-Рахмана (переводится как "раб Милостивого"))

Как русский поручик в Афганистан вторгался История, Большая игра, Средняя Азия, Афганистан, Банк, Финансы, Армия, Длиннопост

А чтобы была понятна внешнеполитическая обстановка во времена его правления, напомню, что именно эмир Абдур-Рахман изображен на той самой знаменитой карикатуре, ставшей одним из символов Большой игры.

Как русский поручик в Афганистан вторгался История, Большая игра, Средняя Азия, Афганистан, Банк, Финансы, Армия, Длиннопост

«Спасите меня от моих друзей». Карикатура времён Большой игры. Афганский эмир между Россией (медведь) и Британской империей (лев)


Но вернемся к самовольным поручикам, берущим города. Как ни странно, но в классических работах по истории завоевания Средней Азии об этом эпизоде почему-то не было упомянуто. Возможно, Лагофет все выдумал, или просто процитировал придуманные слухи? Такой вариант исключать нельзя - в его трехтомнике множество ошибок и неточностей, да и фейки сочинять тогда любили никак не меньше, чем сейчас.


Но тут я вспомнил, что вроде бы читал нечто подобное - правда, не в исторических монографиях, а в художественной литературе. И как бы даже не у Сергея Мстиславского.


Этот писатель сейчас прочно забыл, хотя его биография так и просится в экранизацию.


Был такой генеральский сын и царский офицер, ставший знаменитым русским революционером-боевиком, одним из руководителей боевого крыла эсеров. По нынешнему получается - террористом.


Именно Мстиславский как комиссар Петроградского Совета был командирован для ареста Николая II и его семьи. После революции предусмотрительно ушел из политики в литературу, возможно поэтому и уцелел в 37-м. Более того - из уважения к революционным заслугам был назначен официальным биографом наркома Молотова, а его книга «Грач, птица весенняя» о революционере Николае Баумане переиздавалась стомиллионов раз.


Но при этом Мстиславский вовсе не был занудным официозным писателем, наоборот - в молодости писал исключительно социальную фантастику и авантюрные романы о приключениях в экзотических странах. Вот, кстати, его знаменитый портрет кисти самого Петрова-Водкина.

Как русский поручик в Афганистан вторгался История, Большая игра, Средняя Азия, Афганистан, Банк, Финансы, Армия, Длиннопост

Но нас сейчас интересует тот факт, что в молодости Мстиславский (точнее Масловский, ибо "Мстиславский" - революционный псевдоним) очень увлекался Большой Игрой, активно тусовался в Туркестане, участвовал в антропологических экспедициях и т.п.


В общем, начал я искать у него своевольного поручика и практически сразу же был вознагражден. В книге "Откровенные рассказы полковника Платова о знакомых и даже родственниках" одна из глав так и называется - "Как подпоручик завоевывал Индию". И рассказывается там о юном поручике-пограничнике, который неожиданно оказывается в центре восстания хазареев - есть такая народность в Афганистане. Рассказчик в книге представляет их весьма неполиткорректно по нынешним временам:

О хезареях мне было известно: есть в Афганистане такой народ — на том же положении, что в Турции армяшки или у нас жиды. Живут, живут, кормятся, но по времени кроет их господствующая нация погромом. Ну, раз громят — значит, народ мирный...
Как русский поручик в Афганистан вторгался История, Большая игра, Средняя Азия, Афганистан, Банк, Финансы, Армия, Длиннопост

Группа хазарейских вождей из Безути с двумя мальчиками и мулом. 1878-79 гг.


Хазареев в книге именно что "громят", и они стараются прорваться из Афганистана в Россию. В общем, у Мстиславского романтически настроенный подпоручик возглавляет угнетенное нацменьшинство и ведет их на штурм афганской крепости, который увенчается успехом. И даже про телеграмму там есть:

Я достал походную чернильницу и бланки. Прикинул в памяти образцы и написал — без черновика, сразу, твердой рукой.

"Срочно, По телеграфу. Санкт-Петербург. Его Императорскому Величеству государю императору. Взял афганский город Мазари-Шариф и крепость Тахтапуль, каковые вместе с народонаселением обоего пола повергаю к священным стопам Вашего Императорского Величества. Подпоручик Карамышев".
О походе на Индию я решил не включать. Как-то с подписью не вязалось: подпоручик.

В штаб я донес кратко, что хезареи восстали, я формирую из них армию, занял Тахтапуль и Мазари, предполагаю начать в ближайшие дни наступление на Кабул и Герат, надеясь, впрочем, иметь к этому времени и подкрепления из состава ближайших частей нашей славной армии.

Как положено в революционной книжке, все заканчивается плохо, a la "Самодержавие тебя кинет, сынок. Всегда!". Эдакая взрывная смесь из Бабченко с Галковским:

Доставили в штаб. Там на меня генерал ногами топал и кричал все на ту же канцелярскую тему: конвенция, осложнение, обвинение, объяснение… Под суд! Под суд!
Я стоял навытяжку и думал, что мне надо бы родиться не русским, а великобританским подданным: с британцем никогда не случилось бы такого. Потому что тамошний империализм настоящий, за который стоит шею ломать: мертвая хватка…
А о нашем — верно… в прокламации какой-то в училище я еще читал, да тогда не поверил, романтикой еще голова была заморочена, наш царско-российский империализм — паршивый, трусливый, мелкий: шакалий империализм. Стащит, что плохо лежит, украдочкой, где силы не надо. А чуть кто ногой топнет — сейчас кус из пасти и на попятный, хвост поджав. Только и брали, что пустые земли, где цыкнуть некому было. А с Константинополем — струсили, хотя у самых уже ворот стояли, в Абиссинии — струсили, хотя и хапнули было, в Персии — струсили, в Китае — струсили… Струсили и сейчас: выдали… Шакалы! А Плутарху учили…
Как русский поручик в Афганистан вторгался История, Большая игра, Средняя Азия, Афганистан, Банк, Финансы, Армия, Длиннопост

Группа хазарейцев 1878-79 гг.


И все бы хорошо, но у Мстиславского - художественная литература. Поэтому мы имеет подтверждение из другого источника, что такой факт был, но на пути разгадки загадки мы совершенно не продвинулись. В исторической конкретике писатель-боевик нам не помощник: никакого подпоручика Карамышева никогда не существовало, а Мазари-Шариф и крепость Тахтапуль в те времена никакие хазареи и никакие поручики не брали, это совершенно точно, проверяется на раз.


А поиск по Тарновскому ничего не давал - ни о каком "афганском рейде поручика Тарновского" нигде не упоминалось.


Тупик.


Но в истории выход из тупика можно найти только одним способом - рыть, рыть и рыть еще упорнее.


Не буду вас томить - я все-таки нарыл. В журнале "Вестник Европы", № 6 за 1908 год я нашел статью "Страница из нашей политики в Средней Азии" анонимного автора, спрятавшегося на инициалами А.С.


И там все рассказано прямым текстом, безо всяких экивоков:

А через год после того (в 1892 г. – ВН) случилась небезызвестная в закаспийских летописях попытка пендинского пристава, поручика Т-го, "ударить челом великому государю афганскою землею", как говорили в старину. Причиною этому послужили те же хезарейцы, жившие в окрестностях афганской крепости Кал'а-и-Ноу и к юго-западу от укрепления Кушка.
Как русский поручик в Афганистан вторгался История, Большая игра, Средняя Азия, Афганистан, Банк, Финансы, Армия, Длиннопост

1966 год, въезд в город Кушка. До 1991 года Кушка - самая южная точка Империи. Одно из самых нелюбимых мест у офицеров Советской армии. "Есть на свете три дыры - Термез, Кушка и Мары", "Меньше взвода не дадут, дальше Кушки не пошлют" - поговорок было много...

Бежавшие на нашу сторону хезарейцы встретили возвращавшегося 6-го мая с Кушкинского поста пендинского пристава, поручика Т-го, недавно вступившего в должность.
"До сих пор заявил себя как весьма способный, энергичный и образованный офицер. Он хорошо знаком с несколькими иностранными языками, в том числе с английским", — аттестовало г. Т-го закаспийское областное начальство (А именно, генерал Куропаткин в своем письменном докладе военному министру от 11-го мая 1892 года, за No 649: «По вопросу о занятии крепости Кал'а-и-Ноу поруч. Т-ким").
Беглецы из Кал'а-и-Ноу умоляли Т-ского спасти их от афганцев. В ночь с 6-го на 7-е мая в Т — кому продолжали прибывать хезарейцы, но он объявил им, что их не приказано пускать к нам, и предложил вернуться обратно в Афганистан. Выслушав заявление пендинского пристава, доведенные до отчаяния, скопившиеся на нашей территории хезарейцы направились на афганские пограничные посты и, застигнув врасплох пост в Торашеке, напали на афганцев.
Услышав выстрелы и крики, Т-кий бросился с бывшей при нем командой и, остановив хезарейцев, взял под свою защиту пленных и раненых афганцев, которых хезарейцы хотели было прирезать. Афганцы были отправлены, в числе 12-ти человек, в Тахта-Базар. При стычке со стороны афганцев было убито два, ранено четыре солдата; у хезарейцев убит один.
И на другой день, 9-го мая, уступая усиленным просьбам хезарейцев, Т-кий занял крепость Кал'а-и-Ноу, имея в своем распоряжении шесть казаков, девять туркмен-милиционеров и двадцать-пять сарыков при трехстах патронах.
О своем поступке пристав послал телеграммы: на Высочайшее имя (По поводу этой телеграммы император Александр III положил на докладе военного министра резолюцию: «за телеграмму, которую Т-кий послал прямо мне, сделать ему строгий выговор". (См. приказ по военно-народному управлению Закаспийской области, No 82, 1892 года)), генералу Куропаткину в Петербург и генералу Фишеру в Асхабад.
Нечего и говорить, что эффект получился поразительный. Боязнь Англии, охранение нашей лойяльности по отношению к Афганистану и т. п. мигом встали грозными призраками пред пораженными такою "дерзостью" представителями петербургских кабинетов. Срочные депеши полетели во все стороны с одним требованием: вернуть во что бы то ни стало Т-кого из Кал'а-и-Ноу, отнюдь не давая ему никакой помощи, «и вообще принять меры, дабы частные начальники войсковых частей на нашей границе не последовали примеру поручика Т-кого, взяв предлогом к нарушению границ — необходимость поддержать Т — кого". И правительственным сферам, по-видимому, уже мерещился призрак самовольного похода закаспийских баталионов на Афганистан.
Как русский поручик в Афганистан вторгался История, Большая игра, Средняя Азия, Афганистан, Банк, Финансы, Армия, Длиннопост

Алексей Куропаткин, друг и сподвижник "белого генерала" Михаила Скобелева, в описываемый период - один из самых популярных генералов России, в скором будущем - военный министр Российской Империи.

А пристав Т-кий, ожидая с минуты на минуту столкновения с афганцами, настойчиво просил дать ему подкрепление.
Разумеется, и закаспийское областное начальство, и министры военный и иностранных дел были поставлены в затруднительное положение: как же в самом деде быть и что дальше предпринимать? "Испрашиваю указаний, — писал генерал Куропаткин военному министру, — на случай, если, несмотря на заступничество нашего офицера, афганцы, напав на джемшидов и хезарейцев, прижмут их в нашей границе, и населению в 20.000 душ останется или погибнуть, или искать защиты на нашей территории, прорываясь, быть может, даже силою через линию наших постов.
"Здесь представляется необходимым выяснить вопрос, можем ли мы дать временное убежище вышеназванным гонимым племенам, дабы, имея их на своей земле, выговорить более льготные условия для их возвращения на афганскую территорию. Добавим к сему, что оставление хезарейцев и джемшидов на нашей территории с принятием их в ваше подданство нежелательно, как в видах политических, так и потому, что население в Пендинском или ином районе области нескольких тысяч кибиток может быть произведено только при значительном стеснении уже живущаго в области туземного населения".
Покойный П. С. Ванновский высказался во этому запросу в том смысле, что надо всячески стараться не пропускать на нашу территорию хезарейцев и джемшидов, но без употребления оружия. «Не подобает нам стрелять в безоружных, в их жен и детей, угнетенных афганцами". Министерство же иностранных дел оказалось более свирепо: оно требовало выдворения джемшидов и хезарейцев от наших пределов вооруженной силой.
Как русский поручик в Афганистан вторгался История, Большая игра, Средняя Азия, Афганистан, Банк, Финансы, Армия, Длиннопост

Генерал-адъютант Петр Ванновский, в описываемый период - военный министр Российской империи.

А пока шла междуведомственная переписка, как поступить с хезарейцами и джемшидами, если бы они перешли на нашу территорию, в окрестностях Торашека и вдоль афганской границы деятельно расставлялись наши охранные посты. Генерал Куропаткин депешей из Петербурга распорядился командировать из Мерва в Кушку командира кавказского конного казачьего полка, полковника Ковалева (Впоследствии, в чине генерал-маиора, известного по громкому делу д-ра Забусова), с подчинением ему всех войск, сосредоточенных на границе.
"Добивайтесь... возвращения Т-кого, быть может, насильно задержанного в Кал'a-и-Ноу. Ответственность за новое нарушение нами границы падет на вас", — телеграфировал Куропаткин Ковалеву 13-го мая. Словом, местные приграничные власти все были поставлены на ноги. Т-кому слали приказ за приказом вернуться, но он молчал и не давал никаких объяснений.
14-го мая, временно исполняющий обязанности начальника области, генерал-маиор Фишер, издал следующий "Приказ по военно-народному управлению Закаспийской области» (No 65, 1892 года. Приводится с дословным сохранением орфографии).
"Пендинский пристав, поручик Т-кий, не смотря на данные ему телеграммы не допускать переход хазаринцев на нашу территорию из Авганистана и в случае перехода выдворять их на свои земли, — допустил переход хазаринцев в Тахта-Базар и затем, взяв с собою имевшихся при приставстве казаков и милиционеров, сам перешел нашу границу, занял хазаринский город Кала-и-Нау, принадлежащий Авганцам и, несмотря на неоднократные требования вернуться из-заграницы, не возвратился, оставив самовольно вверенный ему пост, и сообщил, что он не оставит Кала-и-Нау, а будет защищать его от Авганцев в случае, если-бы они решили возвратить этот город для водворения порядка.
3а изложенные совершенные преступления отрешаю поручика Т-кого от должности и предлагаю начальнику Мервского уезда, по возвращении поручика Т-кого из Кала-и-Нау, арестовать его в Мерве и составив протокол о совершенных преступлениях передать Судебному Следователю для производства следствия".
Молчание Т-кого и полное игнорирование им всех посылавшихся ему приказаний, начиная от генерала Куропаткина и кончая нервским уездным начальником, подполковником Арендаренко (Впоследствии в чине генерал-майора занимал должность ферганского военного губернатора; ныне генерал-лейтенант в отставке), заставили закаспийскую администрацию предположить, что поручик Т-кий страдает психическим расстройством.
Как русский поручик в Афганистан вторгался История, Большая игра, Средняя Азия, Афганистан, Банк, Финансы, Армия, Длиннопост

Генерал Георгий Арендаренко

И полковник Ковалев надеялся его заполучить или силою, или хитростью. Когда же генерал-маиор Фишер телеграфировал об этом Куропаткину, прибавив, что он послал категорический приказ вернуться Т-кому, а если он не исполнит этого приказания, то отозвать состоящих при приставе казаков и джигитов, — Куропаткин воспротивился последнему и положил на депеше Фишера резолюцию: "Это плохо. Надо арестовать, а не бросать больного одного".
Наконец, 16 мая, по письму Ковалева, Т-кий добровольно возвратился из Кал'а-и-Ноу в Торашек и тотчас же был арестован и отправлен под конвоем в Мерв, а оттуда в Асхабад.
Дальнейшая его судьба нас не интересует…
Конец ли это истории?


Может быть - да, может быть - нет.


Признаюсь честно - стопроцентно достоверной информации о дальнейшей судьбе поручика Тарновского, сломавшего свою жизнь и карьеру ради спасения убиваемых людей, я так и не нашел.


Но есть еще одна интересная история.


В 1897 году из армии был уволен поручик Владимир Тарновский. Как скупо отмечают биографы, "его военная карьера не сложилась...".


Уволенный поручик устраивается работать в банк, но, как имевший только военное образование, первые пять лет занимает исключительно мелкие и незначительные должности в местных отделениях Государственного банка.


А вот дальше начинаются необычные события. С годами бывший офицер набрался опыта и знаний, зарекомендовал себя знающим, ответственным и самостоятельным сотрудником и начал уверенный карьерный рост. К 1908 году 36-летний Тарновский уже становится управляющим Самарского коммерческого банка и входит в банковский топ-менеджмент страны.


Тарновский становится одним из самых известных финансистов Российской империи, но вот в 1914 году происходит нечто совершенно немыслимое по нынешним временам.


После начала Первой мировой войны 42-летний директор Сибирского торгового банка, официальный миллионер и находящийся на пике своей карьеры банкир Владимир Тарновский вдруг заявляет, что он офицер запаса и уходит добровольцем в действующую армию.


Почти год кормит вшей в окопах. И лишь после одного из сражений, когда от полка осталось только 250 человек, доброволец-банкир был демобилизован из армии по медицинским показаниям.

Как русский поручик в Афганистан вторгался История, Большая игра, Средняя Азия, Афганистан, Банк, Финансы, Армия, Длиннопост

Владимир Тарновский


Октябрьскую революцию не принял, но и эмигрировать не стал, хотя, сами понимаете, было и куда и на что уехать. Наоборот - возвращается из Финляндии, где его застала революция, в Россию.


На Родине Тарновский откликнулся на призыв Советской власти к российской интеллигенции вернуться на службу России и становится рядовым совслужащим - бывшему миллионеру удается устроиться лишь скромным агентом для поручений на Московско-Виндаевско-Рыбинскую железную дорогу.


Вскоре запал первых лет революции "до основания мы разрушим" прошел, и укрепившиеся у власти большевики принимаются искать уцелевших профессионалов. В 1920 году Тарновского назначают председателем финансовой секции Петроградского отделения Института экономических исследований Народного комиссариата финансов РСФСР. А в конце 1921 года во главе Наркомфина РСФСР встал 33-летний Г.Я. Сокольников, окончивший курс докторанта экономических наук в Сорбонне.

Как русский поручик в Афганистан вторгался История, Большая игра, Средняя Азия, Афганистан, Банк, Финансы, Армия, Длиннопост

Георгий Сокольников


Недавний командующий Туркестанским фронтом хорошо умел гонять басмачей, а вот в экономике, несмотря на образование, вовсе не был большим специалистом. Ленин даже писал Каменеву:

«…наш милый, талантливый и ценнейший т. Сокольников в практике торговли ничего не смыслит. И он нас погубит, если ему дать ход».
Как русский поручик в Афганистан вторгался История, Большая игра, Средняя Азия, Афганистан, Банк, Финансы, Армия, Длиннопост

Но у Сокольникова, как и у других большевиков, было одно ценное качество - будучи запредельными романтиками в сфере идеологии, они были жесткими прагматиками в реальной политике и не стеснялись привлекать специалистов.


Именно Сокольников собрал группу экономистов, в которую входили в основном специалисты «старой» школы. Именно он поставил во главе этой группы Владимира Васильевича Тарновского и дал ему карт-бланш на ликвидацию финансового коллапса в стране.


И именно тогда Тарновский сделал главное дело в своей жизни.


Он разработал детальный план введения знаменитого конвертированного "советского червонца" и спас Советскую республику от экономического краха.

Как русский поручик в Афганистан вторгался История, Большая игра, Средняя Азия, Афганистан, Банк, Финансы, Армия, Длиннопост

Монета золотого червонца

Как русский поручик в Афганистан вторгался История, Большая игра, Средняя Азия, Афганистан, Банк, Финансы, Армия, Длиннопост

Банкнота золотого червонца


Уже через год червонец стал первой и последней советской конвертируемой валютой. С апреля 1924 года курс червонца начинает котироваться на Нью-Йоркской фондовой бирже – червонец стоял на уровне, превышающем его долларовый паритет. В 1924-25 годы неофициальные сделки с червонцем совершались в Лондоне и Берлине. В конце 1925 года был принципиально решен вопрос о его котировке на Венской бирже. К тому времени червонец официально котировался в Милане, Риге, Риме, Константинополе, Тегеране и Шанхае. Советский червонец можно было разменять или приобрести практически во всех странах мира.


Прагматика - прагматикой, а политика - политикой. Ликвидировав разруху и реанимировав экономику, большевики потихоньку начинают ставить на ключевые посты своих людей, избавляясь от идеологически ненадежных "попутчиков". В 1929 году в стране прошла знаменитая "чистка", воспетая Ильфом и Петровым. 10 октября 1929 года В.В. Тарновский был «вычищен» с государственной службы по «первой категории» - что означало запрет на работу в любых государственных, кооперативных и общественных организациях, лишение пенсии, выходного пособия и пособия по безработице.

Как русский поручик в Афганистан вторгался История, Большая игра, Средняя Азия, Афганистан, Банк, Финансы, Армия, Длиннопост

В 1935 году В.В. Тарновский, как "бывший", был приговорен к высылке из Ленинграда на постоянное место жительства в Северный Казахстан, но благодаря заступничеству жены Горького решение было пересмотрено, и старик никуда не поехал.


Ему вообще повезло, если можно так сказать - он единственный из "отцов финансовой реформы" не только не попал под расстрел, но даже не был репрессирован.


Умер Владимир Тарновский у себя дома в постели 19 марта 1954 года, похоронен на Ваганьковском кладбище.


Вот и вся история.


Я не утверждаю, что "отец советского червонца" и романтик-поручик, самовольно вторгшийся в Афганистан - это один и тот же человек. Совпадают только фамилия, воинское звание и примерный срок увольнения из армии.


Скорее всего - это два разных человека.


Но, согласитесь, обе истории стоили того, чтобы ненадолго вытащить их из забвения.

______________

Это отрывок из моей книги "Жизнь примечательных людей"

Моя группа во ВКонтакте - https://vk.com/grgame

Моя группа в Фейсбук - https://www.facebook.com/BolsaaIgra/

Моя страница на "Автор.Тудей" - https://author.today/u/id86412741

Показать полностью 15
729

Страны разные, дебилы в армии одинаковые

Вдобавок СМИ устроили очередную шумиху вокруг эмблемы, которую использовало одно из наших пехотных подразделений. Она представляла собой череп, исполненный в стиле персонажа комиксов «Каратель» (The Punisher). Идиотизм происходящего достиг своего пика, когда тогдашний генерал-лейтенант Бернт Ивер Фердинанд Бровольд (Bernt Iver Ferdinand Brovold), находясь на военной базе «Нидарос» в Афганистане, перед камерами приглашённых журналистов закрасил изображённый на одной из машин череп. Всё бы ничего, но машина, которую выбрал Бровольд, была инженерной, а череп был знаком, предупреждающим о минной опасности, и говорил о том, что машина предназначена для разминирования. Этот знак, принят и известен по всему миру! Чёрт возьми, нашими Вооружёнными силами командовали кретины!

Источник

Генерал Бровальд увековечивает свое знание родной военной техники:

Страны разные, дебилы в армии одинаковые Армия, Идиотизм, Норвегия, Афганистан, Война, Маразм
65

Взрыв 4000-фунтовых бомб на территории талибов

По ходу, какие-то бетонобойки. Фугас, имея при таком весе около 1500 кг ВВ, взорвался бы на поверхности, и выглядело бы это повеселее.

231

История о том, как Лев и Медведь делили Азию

Автор: Александр Картавых.

История о том, как Лев и Медведь делили Азию Cat_cat, История, Афганистан, Россия, Великобритания, Длиннопост

Британский лев вошел в девятнадцатый век в зените своей славы, абсолютным планетарным гегемоном. Никто не смел бросить ему открытый вызов (кроме Наполеона), его колонии были на каждом материке, он получал астрономические прибыли от своих владений, имел огромный флот и очень довольный жизнью попивал чай у себя в Туманном Альбионе. Лев заматерел и остепенился. Жемчужиной в британской короне была Индия, оттуда в казну шел основной источник дохода. Десятки миллионов индусов выращивали и добывали разное сырье для английский промышленности.


Для русского медведя девятнадцатый век тоже начался неплохо. Сто лет назад он переломал шведов, выбил их из списка Великих Держав и занял там вакантное место, удобно на нем устроившись. За восемнадцатый век он устраивался на нем всё удобнее и удобнее, а когда, после недолгих уговоров Льва, влез в войну с Наполеоном и всех там победил, то совсем поверил что он Великая Держава. И хотя Медведю в Европе не обрадовались, а скорее испугались, но он всё равно был доволен. Ну а раз не пускают в Европу, надо просто хорошенько осмотреться, и чего-нибудь обязательно найдется. Восточнее была Османская Порта, старый враг, который уже почти как родной, но с ним всё понятно и не слишком интересно, да и Европа рядом, завистливые и пугливые её обитатели обязательно помешают. На Кавказе удалось достаточно успешно подчистить местных нохчей (Ермолову привет) и выйти на границы с Персией, отобрав кое-что и у неё.


Но тут интересы Медведя и Льва впервые вошли в острое противоречие — британцы рассматривали Персию как предбанник к своим индийским владениям, и осели там достаточно давно, и конкурентам не обрадовались. Дело удалось порешать путем переговоров, после чего Медведь переключился ещё восточнее, в самую Среднюю Азию, где не ступала нога белого человека и вообще хрен знает что происходит. Русские начали неторопливо пожирать ничейные горы, леса и поля, а местных переводить под свое подданство, что у них очень ловко получалось. А вот Британцы засуетились — дело принимало нешуточный оборот. Если с моря они свою Индию могли защитить от кого угодно, то по суше там такая дикая протяженность границы, что соседство с русскими их никак не устраивало. Сама способность отправить в Британскую Индию войска была для Льва как нож у горла, и он этого допустить никак не мог, любой ценой. Для Медведя же наоборот — возможность держать нож недалеко от жизненно важных артерий мирового гегемона было очень важно, так как с этими островитянами вообще непонятно как воевать, они сидят себе на острове, отгородившись флотом, и ничего с ними не сделаешь, а тут понятная и привычная сухопутная война. Даже Наполеон всерьез рассматривал вариант повторить путешествие Сашки Македонского и вломится к индусам, для него это путешествие было куда более коротким путем к победе, чем попытка переплыть Ла-Манш с господствующим на нем британским флотом.


В общем, никто не был готов отступать, а значит "Большая Игра" началась. И завертелась она вокруг небольшого горного государства под названием Афганистан. Первый ход сделали русские, в 1837г установив со страной дипломатически сношения, но британцы очень быстро ответили на это попыткой, не изобретая велосипед, тупо захватить Афганистан, чтобы не создавал сюрпризов. Экспедиция стартовала удачно, дошла до Кабула, все военные задачи выполнила и страну вроде как захватила. Но уже через пару лет, когда основной контингент был выведен, а британцы серьезно потеряли бдительность и начали вести себя так, как привыкли вести в колониях (то есть как мудаки), афганцы проявили характер и вырезали британцев почти полностью. Из многотысячного британского гарнизона в Кабуле уцелел один (!) человек, каким-то чудом добравшийся до Индии, в более отдаленных провинциях ситуация была схожа по катастрофичности. Лев ответил карательной экспедицией, но она уже мало что дала, а на полноценную войну ни времени ни желания не было, поэтому англичане предпочли Афганистан просто купить, оставив полное самоуправления и выплачивая субсидии за лояльность. Русские купить афганцев не догадались, поэтому были посланы в пешее эротическое.


Прошло сорок лет. В конце семидесятых годов ситуация почти полностью повторилась — после того как Лев начал рычать на результаты очередной русско-турецкой войны 1877-78г, Медведь ответил посольством в Афганистан, на что Лев опять неадекватно среагировал, послав войска. На это раз война было тяжелее, но фатальной ошибки, пытаться там чего-то захватить, британцы не совершили, поубивав всех кого нашли, договорившись с выжившими и отступив обратно в Индию. Теперь афганцам прямо запрещалось вести какую-либо внешнюю политику вообще, но сумма субсидии сильно выросла, и стала составлять до половины бюджета, то есть Лев устал от всего этого дерьма и просто купил себе страну на границе, мол, "делайте что хотите, только русских не пускайте к себе".


И вы таки не поверите, но прошло ещё сорок лет и всё было нормально, пока на трон Афганистана (в 1919г) не взошел один на всю голову поехавший кадр, который собрал огромную армию местных пуштунов, партизанов-кочевников и прочего человеческого мусора и объявил Джихад (!) Британской Империи. Джихад, Карл! Конечно же из этой затеи ничего толкового не вышло: партизаны, видимо, были не в курсе про колючую проволоку, станковые пулеметы и прочий хайтек, которого после Первой Мировой у Британии было завались, и наступление стотысячной армии Афганистана захлебнулось примерно там же где и началось — о первые же британские укрепления, а в ответ на это англичане провели авиабомбардировку (!!!) Кабула, как бы намекая, что афганцы со своим зерг-рашем опоздали лет на триста. После чего британская армия разогнала весь этот цирк и в очередной раз вошла в Афганистан, а афганский царек запросил мира. К этому моменту Медведя уже не было в живых, на его трупе шла Гражданская война, и платить наглым кочевникам стало незачем и не за что, да и лояльность их тоже была уже никому не нужна, поэтому Лев разрешает Афганистану внешнюю политику, перестает выплачивать субсидии и, в целом, прекращает интересоваться этой территорией. Да и Индию скоро придется оставить, пора на покой, править миром — тяжелое бремя.


Но история сделает еще один виток по спирали, и через несколько десятилетий начнется новая "Большая Игра", где Афганистан опять сыграет немаловажную роль, и опять какие-то шурави будут пытаться там построить нечто цивилизованное...

История о том, как Лев и Медведь делили Азию Cat_cat, История, Афганистан, Россия, Великобритания, Длиннопост

Оригинал: https://vk.com/wall-162479647_161190

Автор: Александр Картавых. Альбом автора: https://vk.com/album-162479647_257595675

Наш Архив публикаций за май 2020


А вот тут вы можете покормить Кота, за что мы будем вам благодарны)

Показать полностью 1
62

Рукопашка

Я только раз видала рукопашный.

Раз наяву и тысячу во сне.

Кто говорит, что на войне не страшно,

Тот ничего не знает о войне.

(Юлия Друнина)


Этот кишлак назывался Кунсаф. Это был духовский кишлак, по размерам похожий на город, и никто ничего с ним не мог сделать. Слово Кунсаф вошло у нас в поговорку. "Да там духов как в Кунсафе в чайхане" говорили мы, чтобы объяснить, что духов было так много, что одной разведгруппой не управишься. Однажды Комбат сказал – будем брать Кунсаф, надоел он мне! Я побелел лицом и подготовил данные разведки. Приехал большой политрук-орденопросец? из верхнестоящего штаба и сказал: "Возьмем! Где наша не пропадала!". Мы отворотили от него нос, потому что понимали, что в Кунсаф он не пойдет, сдрейфит.

Марш был трудный и вместо того, чтобы попасть в Кунсаф на рассвете, мы оказались там только к десяти утра. Кишлак молчал. Мы выгрузились из брони и цепью пошли в атаку. Духи, опасаясь вертолетов огневой поддержки, позволили нам дойти до центрального майдана и тут все и началось. Нет боя страшнее, чем бой в городе. Страшнее этого может быть только бой в городе ночью. Это самое страшное, что может случиться на войне.

Я еще не родился, когда был Сталинград. Но после Кунсафа понял, как это было трудно. Мы перестреливались через открытые двери, снесенные с петель. Мы перебегали от дувала до дувала через переулок, ширина которого была метра три, не больше. Мы засыпали духов гранатами через стенки. Они нам отвечали той же монетой. Управление боем было потеряно, потому что сам он разбился на множество мелких стычек, которыми руководить было уже невозможно. Когда мы добрались до майдана, то духи пошли в контратаку. Площадь была небольшая, и мы не успели положить их из пулеметов. Началась свалка. Вертолеты летали над нами, но не стреляли, потому что видели под собой только месиво из нас и духов, и стрелять было нельзя. Они бы положили всех: и нас, и духов.

У меня был замкомвзвод сержант Алышанов. Он был мастером спорта по вольной борьбе и до армии входил в юношескую сборную СССР по этому виду спорта. Я видел, как на майдане он бросил автомат и бил кого-то по голове обычным камнем, который вовремя подвернулся ему под руку. Он забыл про приемы борьбы, а автомат был разряжен, и тут ему под руку подвернулся камень. Меня тоже кто-то бил по голове и я тоже кого-то тыкал ножом, не особо разбираясь, куда и кого бью. А вертолеты все кружили и кружили над нашими головами и не стреляли, потому что под ними было месиво, в котором было не разобрать, где свои, а где чужие.

Духи вышибли нас из кишлака. Им было некуда отступать, а нам было куда. И мы вырвались на окраину и уткнулись разбитыми мордами в какой полуметровый по глубине арык. Своих раненых и одного убитого мы, разумеется, вынесли с собой. Мы разделились, наконец, с духами, и тут вертолеты открыли огонь. Потом прилетели штурмовики и накрыли Кунсаф вакуумными бомбами. И мы снова вошли в кишлак, на этот раз, прочесав его от края и до края.

После этого боя меня рвало. Просто рвало и все тут. У меня была женщина. Она сказала мне, когда я вернулся:

– Баня истоплена. Иди помойся. Я молча спустился в блиндаж бани и начал стирать свой маскхалат. Вода в тазике сразу порыжела. Через некоторое время она спустилась ко мне и сказала: – Хорош! Ты сидишь здесь уже три часа. Выходи!

Потом увидела тазик. И увидела, что я не ранен и кроме кровоподтеков по всему телу на мне ничего серьезного нет. А я все сидел и сидел голышом над тазиком с порыжевшей водой. Она отобрала у меня тазик и принесла чистое белье. Я молча подчинился ей. – Ложись спать, – властно сказала она, и я снова подчинился. Но через полчаса проснулся и меня начало рвать прямо на пол. Она убрала за мной. – Мне нужно во взвод, – сказал я и ушел.

Во взводной палатке было тихо, но когда я вошел, я понял, что мои солдаты пьяны до последней степени изумления. Алышанов поднялся мне навстречу и сказал: – Простите, товарищ лейтенант… – Ничего, Ильхом, – ответил я. – Ничего… Слова никому не скажу, но чтобы к подъему все были как штыки в строю! А то прибью. Тебя прибью первым, запомни это, мой сержант.

Утром мой взвод был в порядке. Рожи зеленые, потому как пили паленый самогон, но все в строю и готовы к действиям. А Алышанов даже улыбался. Вот уж действительно здоровье у человека. Через полгода он подорвался в БМП на противотанковой мине. Но остался жив, только контузило его сильно. Его не списывали из батальона, потому как он был дембель, и надо было просто дождаться приказа о демобилизации. Его никто не трогал, и он почти месяц просто пролежал в палатке, страдая от головной боли. Как только вышел приказ, мы отправили его домой первой же партией.

Алышанов был из Сумгаита. Через три года Крымскую бригаду специально назначения подняли по боевой тревоге. Я был уже капитаном. Мы загрузились в самолеты и вылетели в Айзербайджан. И я каждую секунду думал, а вдруг придется сойтись с Алышановым. И он будет стрелять в меня, а я в него. И мне было страшно и противно только от одной этой мысли. Потом был Таджикистан-92. А были у меня бойцы из Таджикистана, и с каждым из них я мог сойтись случайно.

После этого всего я подал рапорт об увольнении в запас. Рапорт приняли. Я не хотел стрелять в своих. И сходиться с ними в рукопашную тоже не хотел. Может быть, я был не прав. Но я с трудом представлял себе, как буду сидеть над тазиком с порыжевшей водой и думать о том, что, может быть, это кровь Алышанова.


Карен Микаэлович Таривердиев
майор ГРУ, орденоносец
сборник рассказов «ВЕЗУЧИЙ»


Отсюда

Показать полностью
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: