0

Сладкий пирожочек. Книга первая

Обычный московский парень потерял работу, попал под дождь и грустит. Зря, ведь буквально за

углом – портал в фэнтезийный мир с грудастыми эльфийками! И в этом мире он очень нужен одной симпатичной волшебнице и ее подругам...


Глава первая, в которой я побеждаю злое зло и получаю заслуженную награду от эльфийской

волшебницы.


Звонко шлепая по весенним лужам, я шел примерно никуда.


Еще утром был успешным менеджером социальных сетей – собирал смешные картиночки, придумывал остроумные подписи, и под жирной кучей шуточек прятал тонкие рекламные крючки-месседжи. Черт меня дернул промахнуться аккаунтом и в группе о лучших в Москве стеклопакетах выложить угарный мемасик про суицид. В котором ребенок-аниме выбрасывается из окна после просмотра последней серии перезапуска “Вольтрона”, да.


С другой стороны, еще утром я занимался бесполезной для общества херней, зато вечером можно отключить телефон, задернуть шторы и смотреть порнографические японские мультики до упада в прямом смысле – пока от усталости не отрублюсь прямо на пыльном ковру. И так семь дней в неделю, двенадцать месяцев в году.


Я плелся медленно, и меня обгоняли даже бабульки с потрепанными биоразлагающимися пакетами. Мне даже стало их немного жаль. Серьезно, бедные пакеты заслуживали того, чтобы их отнесли помойку и дали нормально биоразложиться. Но нет – ребят заставили работать на износ. Как меня эта чертова строительная шарашка.


С детства казалось, что я уникален – надо только дождаться и понять, чем именно. Прилетит сова из Хогвартса и отправит в волшебный мир магии? На лужайку у бабушкиной дачи приземлится летающая тарелка и приветливо распахнет дверь? Ну и, конечно, я верил в любовь – ждал ту самую идеальную ламповую няшу так упорно, что стукнуло уже 27, а единственная кандидатка на роль давно живет в Атланте с моим бывшим лучшим другом.


Я посмотрел в лужу на расплывающееся, искаженное отражение – чуть сутулюсь, дешевое худи с распродажи в H&M висит на худой фигуре как мешок, темные длинные волосы растрепались, под серыми глазами – сизые мешки, тонкие губы недовольно изогнулись. Был бы я девушкой – сам бы себя не трахнул. Хотя зря я так. Надо ведь когда-нибудь лишиться этой сраной девственности. Но если делать это абы с кем – получится, что мои страдания, мои ожидания, – все это было абсолютно зря.


Ведь пока не отказался от мечты – в жизни есть хоть какой-то смысл. А если смириться с серым существованием – все, приехали, лучше и вправду из окна и вниз. Но суицид я никогда не одобрял, поэтому и предпочитал топить сомнения в отборных сериях мультиков о попаданцах и изливать ненависть на монстров в самых мясных шутерах. Запоем читал ЛитРПГ, фантазируя себе, каково это – получать уровень за уровнем, артефакт за артефактом и становиться все сильнее, пока у автора совершенно не заканчивается фантазия (или он не спивается от безденежья).


Поток потрепанных бабок с пакетами завернул за угол, заструился по подмокшей тропинке между потрепанных тополей. Я шел в их кильватере на привычном автопилоте: дорога должна была привести меня к подъезду, заставить порыться в сумке и отработать остальные части ритуала попадания в грязную однушку, доставшуюся от деда (царствие ему небесное). Так бывало уже не раз. Даже ударная доза пива не могла остановить меня на пути домой.


Старенькие качели на детской площадке заскрипели – и я не мог не обернуться в их сторону. Здесь мы сидели с Катей, когда нам было по двенадцать. В этом возрасте еще можно касаться девушки как бы случайно: ну, схватил за руку чтобы не упасть; ну, промахнулся с инерцией и уткнулся в белокурые локоны. Дети – что с них взять, ерундистика полная. Через год (я подозревал, что все дело то ли в первых месячных, то ли в слишком просвещенных подружках) доступ к телу закончился; стоило раз попробовать старый маневр – Катя уничтожила меня одним взглядом. На попытку номер два я так никогда и не решился.


Сегодня на качелях сидела девушка – не маленькая девочка! – и это определенно была та самая моя Катя. Конечно, двадцать семь лет чуть выдавали себя: декоративная косметика здесь, морщинка тут. Но ее искренние – я называл их лучистыми (дурак!) – глаза ничуть не изменились. Она так же нетерпеливо щипала нижнюю губу – словно ждала чего-то – и даже дышала в том же рваном ритме, что и пятнадцать лет назад.


Когда Катя поняла, что я ее заметил, то повела себя странно. Не заговорила, не встала, не бросилась меня обнимать, не сбежала куда подальше. Девушка лишь один раз пристально взглянула мне прямо в глаза, а потом оттолкнулась ногой от прорезиненного покрытия площадки. Она качнулась назад, затем вперед, разогналась раз, другой, третий, десятый. Время словно ускорилось в сотню раз – специально для меня.


Привычный мир московского двора нервно осциллировал, изящная фигура девушки на качелях дрожала, фон вокруг нее растворялся пятнами тумана, по-настоящему резким оставалось только сосредоточенное лицо Кати. А потом – щелк! – мир замедлился, вновь стал четким и скучным.


Я совершенно не был уверен в том, что это не галлюцинация. Что могла успешная домохозяйка с собственным двухэтажным домиком, газоном, собакой и мужем делать в чертовой Рашке на скрипучих качелях времен Лужкова? Даже так: это могла быть только галлюцинация, которую навели на меня маги из измерения X, злобные пришельцы с Альдебарана или гнусные агенты ЦРУ, стремящиеся уничтожить будущего президента великой России. Но весь мой опыт – и жизненный, и просмотра аниме – в оба уха орал об одном.


Иди за ней, дурачок! Это твоя сова! Ну, метафорическая.


Поэтому я подбежал к качелям, прыгнул на них всей пухлой жопой, оттолкнулся ногой, и тут все завер…


Перевернулось.


***


Первым делом, я подумал, что попал в платоновскую пещеру идей. Вокруг было темно, пальцы нащупывали камень, под ногами хлюпало, а по стенам двигались странные пятна мутного света, похожие на жирные и плохо анимированные пятна Роршаха.


Но когда двинулся к свету – понял, что это самая обычная пещера на склоне горы. Как если бы я оказался в средней полосе России. Или в Канзасе. В общем, где-то, где не слишком жарко и не слишком холодно. Вот только вероятность того, что какая-то неведомая сила перенесла меня в какой-нибудь Крым или на Урал, была невероятно мала. Только дурачок в это поверил бы.


Это определенно был другой мир, и он мне сразу понравился. Здесь даже дышалось хорошо – много кислорода в воздухе. Рядом с пещерой текла крохотная речушка, я зачерпнул воду ладошкой и с наслаждением выпил. А потом присел на аккуратный валун – наверняка, сюда его принес седой древний ледник – и призадумался.


Конечно, можно было вернуться в пещеру, ощупать как следует ее дальний, темный конец, и попробовать найти портал в мой реальный мир. Этот вариант я сразу отбросил как бесполезный и глупый. Нечего мне было там делать.


Другая опция – поселиться в пещере. Смастерить лук со стрелами, ставить силки на зайцев, собирать грибы и ягоды в окрестных лесах, добыть огонь, вырыть ямы-ловушки по периметру пещеры, и жить скучно, одиноко, но в безопасности. Но я трезво оценивал личные навыки выживания.


Оставалось только одно – спуститься с горы в долину, найти поселение людей, постучаться и напроситься на ночлег. Почему-то я был уверен, что в этом мире обязательно есть разумная жизнь и обязательно недалеко, иначе почему бы меня выбросило именно здесь?


Осторожно переставляя ногу с одного камня на другой, нащупывая палкой дорогу меж сухой травы, колючих кустов и ненадежного грунта, я добрался до пологого склона, поросшего деревьями с широкими листьями, и дальше дело пошло куда веселее. Солнце начало припекать, но я был в приятной тени. На кураже сорвал с куста несколько ярко-красных ягод, съел их – кисленькие! – и даже не умер. Красота!


Вокруг радостно пели птицы, и я вдруг поймал себя на том, что чувствую себя чертовой диснеевской принцессой. Серьезно, я бы не удивился, если бы из лесу вдруг на меня поперли милые пушистые зайчики, хитрые енотики и тонконогие оленихи, а сверху спустились красногрудые дятлы и выстучали прямо на стволе большой разлапистой сосны самые настоящие ноты для песни о любви и дружбе.


Поэтому я собрал все ошметки мужественности в один кулак, зажмурил глаза и послал вокруг лучи самой ядреной ненависти к каваю. Осторожно подняв веки, обнаружил, что вся милота пропала, зато на меня смотрит здоровенный грязный кабан и недобро похрюкивает.


О диких свиньях я знал только то, что они погубили короля Роберта из “Игры престолов”, и этого уже было достаточно. Завизжав как девочка, я побежал куда-то вбок, совершенно не разбирая дороги. Под ногами хрустели сухие ветки, дыхалка дико сбоила, но я не останавливался – словно спиной чуял вонь от грязных кликов дикого зверя. Выбежав на лужайку, я наступил на что-то жирное, склизкое и пахучее – помет еще одной дикой твари? – и растянулся на земле, пачкая джинсы и худи о сочную зеленую траву. Приготовился к позорной и неминуемой смерти.


В голове стучало: “Только бы не обгадиться”, у коленок включился виброрежим. Но зря. Над головой что-то просвистело, и огромный кабан, грустно всхрюкнув напоследок, рухнул рядом со мной. Из его левого глаза торчала стрела, и с нее на зеленую траву медленно стекали струйки самой свежей крови. Я осторожно поднялся и уставился на человека, который меня спас.


У человека был вид персонажа из шутки про “Лесные дали”: приталенная зеленая курточка, расшитые золотом кожаные штаны, белая лента в волосах цвета пшеницы, острые уши и кукольное личико с широко распахнутыми глазами. Нежная молодая эльфийка достала из-за пояса широкий мясницкий нож, уверенно подошла к кабану и вспорола ему горло.


Я встал, прокашлялся и сипло сказал, осторожно копируя стиль тёток из “Теремка”:


– Здравствуйте, сударыня.


Эльфийка, повернулась ко мне, обтирая кровь с ножа тонким платочком.


– Меня Леша зовут! – протянул я ей руку. – А Вас как?


– Риоланна, – ответила девушка, оглядела меня с ног до головы и поманила тонким указательным пальчиком. – Иди-ка сюда поближе.


Я сделал несколько шагов, пока расстояние между мной и Риоланной не сократилось до нескромного минимума. Девушка была ростом с меня – сантиметров 170 – но гораздо изящнее и вместе с тем сильнее. Я чувствовал, как ее насмешливые зеленые глаза внимательно изучают мое лицо. Я глубоко вдохнул, и мои легкие наполнил нежный цветочный запах Риоланны. Солнечный луч упал на лицо эльфийки, и в его отблесках моя спасительница сияла как самая яркая из звезд.


Риоланна пощупала ткань моей худи, удивленно хмыкнула и велела:


– Раздевайся... Леша.


Кровь прилила в голове, я покраснел, но тут же стянул худи через голову сразу вместе с футболкой, расстегнул ремень на джинсах и неловко, путаясь в пуговицах, выбрался и из них тоже, оставшись в одних трусах.


Женщине с большим ножом лучше не перечить.


Риоланна посмотрела на меня искоса, положила тонкую руку на плечо и едва заметно ущипнула. Я дернулся и машинально закрыл руками промежность – словно ожидая удара. Эльфийка захихикала и весело прощебетала:


– Кажется, мне попался девственник. И с кабаном, конечно… вот же потеха.


Я обиделся и нагнулся за джинсами, и в этот момент на моей шее застегнулось тугое черное кольцо. Сначала я подумал, что девушка подарила мне чокер, но присмотрелся и понял, что это ошейник: от него тянулась тонкая серебряная цепочка, и крепилась она к поясу Риоланны. Так из раба строительной фирмы я превратился в раба хорошенькой эльфийки.


Неплохая карьера!


В ошейнике мне сразу стало как-то спокойнее и проще, прошла эйфория, и мир вокруг потерял в красках. Зато Риоланна вдруг расцвела еще больше, хотя и не представлял себе, что это возможно. Она живо вывела меня из леса на грязную проселочную дорогу с двумя колеями, заполненными дождевой водой. А когда я устал, то легко взгромоздила себе на спину, и донесла до деревни. Сначала я думал о том, чтобы придушить ее сзади, но передумал, осторожно обнял и проспал всю дорогу до трактира, уткнувшись лицом в мягкие и пахнущие корицей волосы хозяйки.


– Голоден, Лёша? – нежно промурлыкала Риоланна. – Сегодня у меня самый удачный день в году, поэтому заказывай что душа пожелает.


Я поболтал с официанткой и выяснил, что желаю тушеного курябчика в заморских травах, лиссенийского пива и острые кольца из сушеного краббе. Когда-то давно я в попаданческом романе то ли Лукьяненко, то ли Перумова, я открыл для себя: в правильном фэнтезийном мире еда вкусна, обильна и дешева. Оказалось, что большие писатели не ошибаются даже в таких мелочах. А еще я выяснил, что цепочка у ошейника – как бы виртуальная, возникает только когда хозяйке хочется меня одернуть. В остальном же я совершенно свободен: могу даже во двор по нужде сам выйти.


Наклюкавшись вином в слюни и волоча ноги до номера – Риоланна взяла один на двоих, но с раздельными кровятями – я вдруг понял, что забыл спросить:


– Хозяйка, а что отмечаем-то?


Риоланна подмигнула, выразительно сделала “ать” бровкой и хитро сказала:


– Сам-то как думаешь?


Но когда я полез целоваться, осторожно отстранила, пробежавшись тонкими пальчиками по моей заднице.


– Нет, Леша. Ты нужен мне таким… девственным.


Утром Риоланна вызвала повозку, запряженную тройкой мускулистых пони, и запрыгнула вместе со мной в душистое сено. Деревянные колеса стучали по колдобинам дороги, возница-гном курил трубку – ее дым далеко тянулся за нами длинной серой лентой. Я посмотрел на хозяйку и осторожно спросил:


– А куда мы едем?


Риоланна достала из сумочку потрепанную бумажную карту, слегка обожженную по краям и в пятнах от красного вина.


– Мы вот здесь, на землях клана Медведя, – ткнула девушка пальчик в правый нижний угол карты с коряво нарисованным зверем, похожим на саблезубого павиана.


Я хмыкнул, Риоланна перехватила мой взгляд и резко дернула за цепочку:


– Леша, фу!


Я кашлянул пару раз и изобразил глаза нашкодившего котенка:


– Больше не буду!


– Тут на карте есть еще три рисунка, по ним можешь легко определить название еще трех кланов, можешь ведь? – выразительно повела бровью Риоланна, и я убедительно закивал в ответ. – Хорошо, продолжаю. Вот тут, в центре, столица. Я ехала туда за новым рабом, но ты так вовремя мне подвернулся, что этот пункт мы пропускаем.


– А если не в столицу, то куда? – удивился я.


– Вот. – Пальчик девушки сместился чуть к северу от “медведя. – Яблонева пустошь. Обитель беглых магов, наемников-пенсионеров, варваров-наркоманов. Кладбище сломленных садовых големов.


– Наверное, ты хотела сказать сломанных! – Догадался я! – Их послали собирать яблоки, а они сломались и просто выкорчевали все деревья в округе!


И тут же заткнулся, потому что кончик ножа Риоланны уперся мне прямо в грудь. Она осторожно провела им вокруг моего левого соска, чуть уколола правый – капелька крови выступила через тонкую ткань футболки. Тонкими скачками ее нож прочертил дорожку шагов вниз, поддел резинку несвежих семейных трусов, холодное лезвие коснулось члена, и я к своему стыду и страху понял, что он вдруг нехотя, неожиданно, но неумолимо просыпается.


– Никогда не предполагай, что я ошиблась, – приникла ко мне эльфийка и вкрадчиво прошептала на ухо. – Женщины. Знают. Все. Правильно. Повтори.


– Женщины знают, – закивал я и добавил льстиво. – А моя хозяйка знает больше и лучше всех! На порядок!


– Так-то лучше, – довольно промурлыкала Риоланна и посмотрела вниз. – Ой, а что это у нас?


Я вернул резинку на место и покраснел как девочка, но эльфийка перехватила мою руку.


– Пожалуй, ты заслужил небольшой подарочек. Закрой глаза.


Я подчинился и старался не думать о том, что происходит с нижней половиной моего тела. Мне было страшно и стыдно, неловко и приятно, мысли запутались как старая леска на рыбалке с батей. А когда Риоланна велела открыть глаза, то мои бедра были уже совершенно освобождены от несвежих семейных трусов, но зато были закованы в металл пояса верности.


– Это чтобы не дрочил, – объяснила хозяйка. – Не тратил силы попусту.


Продолжение  следует

Дубликаты не найдены

Отредактировал zzLuuk 27 дней назад
0

Как же бесит, когда в названии главы описывают, что в ней прозойдет. НАХУЯ???


И на, "на коврЕ", а не "на ковру".

раскрыть ветку 3
0

Но происходит же совсем не то, что ожидаешь.

раскрыть ветку 2
0

А нахуя вообще так делать? Зачем?

раскрыть ветку 1
0
углом – портал в фэнтезийный мир с грудастыми эльфийками! И в этом мире он очень нужен одной симпатичной волшебнице и ее подругам...

Глава первая, в которой я побеждаю злое зло и получаю заслуженную награду от эльфийской
волшебницы.

Нуарный фемдом с элементами подчинения, пажизма, БДСМ-а и ксенопорно?

раскрыть ветку 2
0

Разве что без ксено (но я подумаю).

раскрыть ветку 1
0

эльфийка есть? Значит уже ксено.

Похожие посты
Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: