40

Скупщики несчастий. Часть 3.

Рассказ связан с предыдущими, поэтому есть смысл читать только после прочтения главы 1, и главы 2.

___


Пролог.


Глава 3.


Никита, весь в синяках, вернулся в комнату еще до ужина. Снова запнувшись о тумбу, он плюхнулся на кровать. Вскоре всех позвали строиться, и Никита, весь грязный, вышел в коридор. В строю, к нему подошел Тенор.

- Ого. Хорошенько тебя побили. – Сказал он, вглядываясь в опухшее лицо Никиты. – За что так?

- Хотели, чтобы я кошку убил, – голос Никиты дрожал – но я не стал.

- Не смог?

- Не захотел – Никита собрался.

- Не захотел, это хорошо – улыбнулся Тенор – я кошек люблю.

- А мне собаки больше. – Никита потер опухшую щеку.

- Взрослым будешь говорить? – он подался ближе к Никите.

- Нет, я же не стукач.

Тенор одобрительно кивнул. Колонна ровным ходом двигалась в столовую. Когда, после ужина, они вернулись в комнату, увидели, что тумбочка Никиты стоит в коридоре. Никита зашел в комнату, Грек лежал на своей кровати, Мухи не было.

- Не видел, кто мою тумбочку вытащил? – спросил Никита у Грека. Тенор стоял в коридоре, но, наверняка, слышал разговор.

- Я – буркнул Грек, не отвлекаясь от потолка. Он лежал вольготно, ноги перекрещены, руки за головой.

Никита ничего больше не ответил, только затащил тумбу, и поставил на свое место.

- Я все время ударяюсь о нее – Грек говорил со злобой.

- Ага, тут тесно. Я тоже синяк набил на ноге.

Никита с Тенором вышли на улицу. Там ребята играли в мяч. Воротами были два больших дерева с одной стороны, и два камешка с другой. Хорошенько набегавшись, Никита пошел в комнату попить. Его форма не позволяла играть со всеми на равных, но больше здесь делать было нечего. Худой, но сбитый, Тенор носился по полю, как щука в речке, хищно догоняя мяч.

Тумба Никиты, снова стояла в коридоре. В комнате никого. Никита почувствовал прилив злости, обиды, и несправедливости. Как можно его винить за то, что здесь маленькие комнаты? Почему именно его тумбочка должна стоять в коридоре? В этом порыве он затащил свою тумбочку на место, взял тумбочку Грека и, кряхтя, вытащил ее в коридор. Его тело еще болело от ударов этого верзилы, но это Никиту не остановило. Наоборот, Никита посчитал свои действия отличной местью, и за побои, и за тумбочку.

Возвращаясь на футбольное поле, Никита представлял, как удивится Грек и какой стишок сочинит Муха, когда они увидят тумбу Грека в коридоре. Представлял, что скажет Греку, когда тот будет его расспрашивать.

Встав между деревьев, «на ворота», Никита снова отвлекся на футбол.


- Эй! – раздался бас, со стороны санатория – Клин! – Грек шел быстро. Его огромные ноги, перебирали землю медленно, но сразу по два метра. Муха бежал следом.

За секунду он подошел к Никите, и раскрытой ладонью дал ему по виску. Никита услышал звон, будто у него не голова, а бубен.

- Ты мою тубу вытащил?! – выпучивая глаза, на своем детском лице, рычал Грек.

- Но и ты мою, и не раз! – Никита старался говорить с достоинством, но голос все равно звучал, как мольба.

Вокруг них уже встали все, кто играл в футбол. Зрелище обещалось веселое: избиение пухляка, сопли, слезы, а если повезет – мольбы. Никита оглянулся и сразу это понял. В школе его такая участь миновала, но он не раз шел мимо переулков, за которыми его одноклассники издевались над своими жертвами. Сжав кулаки, Никита поднял их к подбородку. Одновременно его лицо скривилось, и слезы сами потекли по щекам.

- В чем дело? – Пробрался сквозь толпу Тенор.

- Уйди Тенор! Гада буду учить. Думает свои порядки тут строить. – Бас Грека, казалось, отдавался эхом.

- Че он строит? – Тенор повернулся к Никите – Что случилось? – Спросил почти шепотом.

- Он опять мою ту-тумбу, а я его вытащил в коридор тоже. – Голос, ноги, руки и подбородок Никиты дрожали.

- Ты первый его вещи стал трогать – крепко встал Тенор, напротив Грека.

Грек был выше Никиты чуть не на две головы, а весил больше на все двадцать килограммов.

- Это моя комната, не лезь! – Грек сжал кулаки.

Все затихло на секунду, вдруг Грек выкинул один кулак в сторону Тенора. Тенор увернулся присев, и, выпрямляясь, толкнул Грека плечом в живот. Грека это сдвинуло с места, лишь на сантиметр. Оскалившись, он дважды ударил Тенора по спине, словно вбивал гвозди молотком. Каждый удар сотрясал худого паренька, но, кажется, это только раззадорило Тенора. После ударов он стал двигаться быстрее, движения стали острыми. Грек постарался навалиться на Тенора сверху, но тот ушел в бок, и отпрыгнул.

- Сволочь! – Грек крикнул, дернувшись к Тенору.

Тенор попятился назад, но не успел. Они рухнули на землю, Грек придавил Тенора всем телом. Тот только успел поднять к верху ноги. Ребра Никиты сжало тисками, когда Тенор оказался внизу, под этой горой. Только худенькие ноги Тенора остались на плечах Грека. Никита ничего не понимал в драках, не понял он и то, почему так задергался Муха.

Грек пытался встать, и вырвать свою голову, из ног Тенора. Ногами, как канатами, Тенор обвил шею Грека и висел на ней. Поднимаясь и опускаясь, Тенор одной рукой держался за затылок Грека, а второй бил его прямо в детское личико. Удар за ударом изменял лицо Грека, сделав опухшим, красным, синим. Рассечение, и все залило кровью. Грек упал, рухнул как голиаф, а Тенор продолжал лупить его в лицо.

Когда победитель стал понятен, их растащили. Тенор, жадно хватая воздух, подошел к Никите. Грек остался лежать на земле, корчась от боли.

- Не хватает мне здесь – одышка Тенора, слившись с улыбкой, превратилась в оскал – драк. – Он приподнял кровавый кулак.

Никита стоял в оцепенении. Ему было страшно, он хотел только одного – сбежать. Он хотел домой, хотел, чтобы его забрали назад.

- Пойдем, скоро отбой – Тенор пошел к корпусу – Были бы здесь тренировки, как дома… - мечтательно сказал он.

- Ты занимаешься чем-то, да? – Никита старался не отставать.

- Ага, смешанные бои – гордо сказал Тенор – папа отдал меня, когда я был совсем малой. Знаешь, в драке так адреналин скачет, такого ты нигде не поймаешь. Кайф!

Никита шел, потирая синяки. Раньше у него всегда получалось решить дело миром, договориться, чтобы все получили то, чего хотят. Драться Никите совсем не нравилось, страшно проиграть, а если победишь, обидчик же потом придет еще раз.

- Он мстить будет? - спросил Никита.

- Не знаю, наверное. – Тенор, на удивление Никиты, был безразличен к мести Грека.

- А почему «Тенор»? – Никите показалось, что лучше момента спросить об этом не будет.

- Ха! Меня зовут Игорь. Игорь Николаев.

- Как того самого?! – удивился Никита.

- Ага! А кликуха «Певец», оказалась занята. Вот и стал я «Тенор».


___


Продолжение по мере готовности. Тег: "Скупщики несчастий".

Дубликаты не найдены