37

Схрон. Дневник выживальщика. Глава 34

НАЧАЛО


Постепенно Лена освоилась с управлением, поехали быстрее. К утру, но еще затемно прибыли домой. Отправив ее растапливать печь, сам принялся распаковывать сани и таскать припасы в Схрон. А тут не только мои продукты. Повертел в руках банку незнакомой тушенки. У меня была не такая. Кого еще ограбили эти мудаки?


Покончив с переносом тяжестей, я завалил вход снегом, разделся и блаженно откинулся в кресле. Как же тут тепло и хорошо! Лена уже немного прибралась. Подала мне дымящуюся кружку с чаем. Я осторожно прихлебывал его. Потом мы улеглись в постель и уснули, нежно прижавшись друг к другу…


***


– Блин! – я рывком вскочил с постели.

– Придурок! – вскрикнула Лена, хватаясь за сердце. Она стояла возле плиты, помешивала что-то в кастрюльке. – Как ты меня напугал!

Я вскинул руку, посмотреть время. Блин, куда пропал мой мега-девайс? Походу, посеял в лесу… или ублюдки Седого сняли. Черт!

– Который час?!

– Не знаю, полдень, наверное… ты так сладко спал, не стала будить… да что с тобой?

– Мне ж надо ехать! – Я быстро надел нижнее белье и амуницию.

– В смысле? Куда ты собрался?

– Мы сегодня договорились город захватывать! Кандалакшу!

– С кем ты опять там договорился?

– С Валерой.

– Так. Я больше одна здесь не останусь! – твердо сказала Лена. – И ты один не поедешь!

– Не один… мы с друзьями собираемся… – пытался объяснить я.

– Нет! Ты меня не любишь! – Начала всхлипывать.

Бляха... Я на секунду задумался.

– Ладно. Собирайся, только быстро!

– Надо еще поесть, я суп с тушенкой приготовила. Ты ешь, а я пока буду одеваться!


Не встречал в своей жизни бабы, которая бы собиралась вовремя. Я успел похлебать суп, посрать, уложить в рюкзак патроны и гранаты, зарядить револьвер и Сайгу, и теперь стоял в прихожей, потея, как мудак. Девушка занималась какой-то нервирующей бесполезной, на мой взгляд, фигней. Она одновременно укладывала волосы, выбирала шмотки, в чем идти, складывала перекус в сумки. Это конечно лишнее – я собирался поживиться хавчиком в городе. Хотя ладно, мы ж не пешком пойдем.


– Почему мне нечего надеть?! – Лена швырнула в кладовку мой зимний охотничий костюм. – Во всем этом старье я смотрюсь уродско!

– Да нормально, че ты… – заверил я, – не на концерт же едем.

Хорошо все-таки быть мужиком, проснулся и уже красивый.

– Ты такой бесчувственный! Тебе наплевать на меня! – начала заводиться.

– Ну не знаю, одень тогда свою дубленку… – попытался решить проблему я.

– Рехнулся совсем! Дубленку с этими штанами? Да ты в своем уме?!

– Как ты относишься к творчеству Валерия Сюткина? – спросил я, тоже закипая.

– К чему ты это спросил? – захлопала глазами Лена.

– Да так… пошутил…


Она отвернулась и начала всхлипывать. Нет ничего страшнее слез любимого человека. Разве что волки-мутанты с ядерных пустошей. Ненавижу, сука, мутантов! Палец лег на скобу револьвера. Блин, как же она умеет достать! Я сделал десять глубоких вдохов, чтобы успокоиться. Помогло – ствол перестал ходить из стороны в сторону. Нет, стрелять пока не буду. Кто еще станет стирать мои тактические носки?


Положив свой прекрасный убийственный револьвер на стол, подошел и обнял Лену. Она вздрагивала под моими руками.

– Успокойся, Лена… Прости, но лучше тебе остаться дома.

– Нет!

– Да!

– Обещай мне! – Она обернулась. – Обещай, что раздобудешь мне новый зимний комбез!

– Постараюсь! – обрадовался я. Это было легко.

– И чтоб без дырок от пуль!

– Ладно, – вздохнул я.

– И вообще, ты помнишь, когда у меня день рождения?

– Э-э…

– Так и знала, ты забыл! – Лена выпучила глаза, отпихивая меня.

– Ну, извини, зато я помню, когда у тебя восьмое марта, – ответил я.


Снял шапку, сорвал ветрозащитную маску из неопрена и очки, повесил Сайгу на крючок и повалил свою нервозную девушку на кровать. Кажется, я понял. Ей не хватает внимания и моей яростной ласки. В следующее мгновение вспыхнул термоядерный секас. Схрон затрясся от судорожных движений. Вообще огонь! Мощная волна пронзила закаленный организм. Я закричал от кайфа. Потом откинулся на спину и захрапел.


***


– Так, может, ты все-таки никуда не пойдешь? – спросила Лена, закидывая мне в рот ложку тушенки. Мы снова решили перекусить.

Я призадумался, пережевывая. Родина в опасности. Пендосы должны умереть ужасающей смертью. Поделившись сперва припасами, конечно. Хотя, тушняка, гречи и патронов что я забрал у Седого, хватит на пару лет. А там, глядишь, и зима отступит. Можно будет посадить картошку.

– Надо, Ленусик, надо, – я улыбнулся и шлепнул ее по жопе. – Не все враги еще в могилах.

– А если сюда кто-то придет?

– Но я же учил тебя стрелять из Сайги! Вот смотри, это АК, в принципе, все тоже самое…

Конечно, можно установить Корд в гостиной напротив входа, но это будет уже перебор. Боюсь, Лену просто прибьет отдачей, и она все тут разнесет нахрен.

– Главное, херачь только короткими очередями, – напутствовал я, вручив автомат. – Патроны не бесконечные. Пароль повтори!

– Каракатица!

– Умница! – я поцеловал ее в лоб. – Новую дверь сделаю, как приеду.

– Во сколько ты приедешь? – быстро спросила Лена.

– Дня через три, может, через неделю…

– Скажи точно!

– Да откуда я знаю? Какая разница?

– Так и знала, ты опять что-то скрываешь! – она, уперев руки в бока, гневно смотрела на меня.

– Я тебе же сказал, куда еду…

– Просто скажи, во сколько будешь дома! Я должна быть уверена, что ты не будешь пьянствовать со своими дружками-дебилами!

– Но-но, полегче! Не говори так про моих друзей! – возразил я

– А что это ты защищаешь своих алкашей? – подняла брови любимая. – Думаешь, не знаю, что у вас одно только на уме, нажраться поскорее!

– Да не буду я бухать, Лен. Клянусь тебе, освободим Кандалакшу от врагов и сразу обратно. Можешь понюхать потом!

– Тогда почему ты не можешь сказать точное время? А… поняла… завел себе, значит, какую-то шлюху! Точно! Кто она, а? Я сразу поняла, скрываешь от меня что-то… даже время сказать не можешь!

– Да нет у меня часов, дура! – заорал я, не выдержав. – И никаких шлюх нету! Только ты.

– Правда?

– Конечно!

– Тогда возьми мои. – Она сняла свои часы и протянула мне.

– Не буду надевать, они же бабские!

– А что такого? Если ты, конечно, не врешь сейчас…

– Ладно, давай… – я печально посмотрел на запястье. Дешевые Ленкины часики смотрелись на брутальной волосатой руке капец как стремно.

– И так, когда ты явишься домой? – торжествующе спросила она.

– Через три дня, – сквозь зубы ответил я. – В 20.00.

– Точно?

– Да!

– Хорошо, поверю тебе в этот раз…

– Готовься к приезду, борщеца забабахай, – велел я, натягивая шапку.

– Посмотрим.


Блин! Я выбрался наружу и надел варежки, чтобы не видеть гребаных часов. Вот она, любовь, черт бы ее подрал, думал я, сливая из одного снегохода топливо. Бензина осталось мало, но на поездку к точке сбора должно хватить. Перелил остатки в Ямаху, отцепил сани и, оседлав аппарат, завел двигатель. Я вздрогнул, но не от тряски мотора. Сквозь метель разглядел серую фигуру. К Схрону приближался человек. Рывком перекатился за снегоход, снял с предохранителя карабин и успокоил дыхание, приготовившись стрелять.


– Валера? – я поднялся, опуская оружие. – Какого хрена тут делаешь?

– Привет, Саня, ух… – он остановился. – Еле успел.

– Блин, чуть не пристрелил тебя! Капец, будто не в глухой тайге живу у черта на рогах, а на сраном Арбате! Шляются все кому не лень! – Я вытащил сигарету и нервно закурил.

– Ладно, не горячись, камрад. У меня важная информация… о, снегоход где-то достал?

– Я думал, встретимся на месте, как договаривались! Садись что-ли, по дороге все расскажешь. Как ты вообще меня нашел? Ты же тут еще не бывал!

– Ну, примерно знал, где ты обитаешь… потом на буранку наткнулся, и вот я здесь!

– А че за инфа?

– Пришла команда повременить со штурмом Кандалакши.

– Да ладно?! Почему? – опешил я.

Блин, поездка за ништяками откладывается?

– Возникли новые обстоятельства, – Валера пожал плечами. – Будем выдвигаться не раньше, чем через месяц.

– Ну, е-мое! Пойдем внутрь, чего тут на морозе базарить?

– Отлично! Посмотрю хоть твой Схрон!


Я разгреб снег и первым пролез внутрь. Валера, сопя, следом.

– А что с дверью случилось? – Он протер очки от снега и уставился на выбитые дверные петли.

– Ерунда! Временные трудности. Так, обувь снимай, одежду на вешалку…

Когда он расстегнул пуховик, я чуть не заорал от удивления.

– Ааа! Друган, ты с котом что ли приперся?!

– Ну да, – улыбнулся Валера, вытаскивая из-за пазухи рыжего котяру. – Любимец мой, увязался вот… зато, знаешь, как греет!

– Как звать? – Я погладил пушистого выживальщика. – Васька? Или Барсик?

– Ты что, это же банально. Фидель!

– Почему Фидель?

– Потому, что Кастро, – вздохнул Валера.


– Саша, у нас гости? – раздался Ленкин голосок. – Ты разве не уехал?

– Отбой, любимая! Познакомься, это Валера, я про него рассказывал!

– Привет, – Лена выглянула из гостиной. – Саша, вообще-то предупреждать надо! Я даже голову не успела помыть!

– Рад знакомству, сударыня, – галантно произнес Валера, пропуская кота исследовать Схрон.

– Ой, еще и кошку принесли? А кто потом шерсть убирать будет? – Закатив глазки, Лена ушла в комнату.

Мы с Валерой переглянулись.

– Извини, друган, она маленько не в духе сегодня, – сказал я.

– Ох уж эти женщины, – понимающе кивнул Валера.


Мы расположились на кухне. Я достал из холодильника ништяки – копченое мясо, банку шпрот. Поставил на плиту супец. Лена проигнорировала мою просьбу организовать стол. Даже стало немного неудобно перед гостем. Как завершающий штрих, извлек из морозилки заиндевевшую бутыль самогона.


– Сань, хм… мне же еще домой добираться, – Валера поскреб иней на бутылке.

– Да оставайся здесь, места много!

– Ну, Люсечка, будет волноваться…

– Да, перестань! – хохотнул я. – Подкаблучник что ли?

– Наливай, уговорил!


Пропустили пару рюмок под горячий супчанский. Офигенно. Настроение заметно улучшилось. Можно и поговорить о деле. Вдруг, мне на колени запрыгнул Фидель.

– Держи, морда усатая! – Я пальцами вытащил шпротину и положил перед ним на стол.

Кот по-свойски вскочил на столешницу и принялся деловито точить угощение.

– Смотри-ка, жрет ведь! – сказал я.

– Он после БП все жрет, – хмыкнул Валера, облизнув ложку.

– О, дружище! – вспомнил я. – У меня же есть валерьянка. Давай, и Фиделю нальем, а то че он обламывается?

– Можно.

– Ну что, котофей, бухнем немножечко? – налил ему в блюдце грамм десять из склянки.


Довольно заурчав, котяра оттопырил усы, хвост трубой. Щурясь от удовольствия, принялся лакать. Мы с Валерой закурили и с умилением наблюдали за этой картиной. Я повторил процедуру и с нашей тарой.


– Так что с боевыми действиями? – спросил я, выдохнув. – Не собрался народ?

– Говорят, амеры как-то узнали о предстоящем штурме, – помрачнел Валера. – Произошла утечка информации. Будут разбираться. Но скорей всего сливают через Сергеича. Он как-то связан с пендосами, поставляет в город провизию…

– Знаю этого гандона, – кивнул я. – Его бы лучше ликвидировать в первую очередь.

– Так и планируется, Саня. Через три дня начинаем операцию по взятию райцентра. Как раз отработаем тактику и взаимодействие перед серьезным делом. Местные отморозки – это одно. А обученные морские котики – совсем другое. Мародеры Сергеича реально потеряли берега, грабят деревни, насилуют, убивают за просто так. Вроде бы даже поставляют рабынь для натовцев. Надо покончить с этим безобразием.

– Я готов! – треснул кулаком по столу так, что подпрыгнула посуда.

– Не сомневаюсь в тебе, Саня! Вижу, у тебя прямо руки чешутся!

– Да!

Чокнулись и немедленно выпили.

– Вы можете так не орать? – заорала из комнаты Лена, затем сунула нос на кухню. – Фу! Ну и вонища, накурили! Саша, ну ты же обещал!

– Ладно, Ленчик, не переживай! Вентиляция все всосет, хаха!

– Уже нажрались, госсссподи!


Я предложил спуститься вниз и там продолжить обсуждение тактических планов. Валера, качнувшись, подхватил Фиделя, который совсем не мог идти. Я взял бутыль и закуску.


Внизу Валера удивленно присвистнул, когда увидел РИТЭГ. Предложил поменяться на 400 банок тушенки. Но я отказался. Ишь, какой ушлый айтишник! Тушняк сожрал и все. А энергия – это жизнь.


Выпили за энергетику. Кот, вроде, оклемался. Пошел исследовать запасы моей кладовой. Только б не насрал.

– А там что? – Валерыч топнул люк.

– Вход в преисподнюю. – Я дернул рюмашку и запил шпротным маслом. – Ну, вот нахрена ты спросил, на ночь глядя?

– Хм… не, ну с-серьезно? Виж-жу, трубы к-какие-то идут вниз. К-лодец или септик, ик?

– Мля, држищще! Не спршивай…

– Что-то не открывается, С-саня… можно, м-мне псмотреть?

– Нет.

– Почему?

– Я заварил люк.

– Не л-лгично, – замотал головой Валера, подошел к столу, закинул порцию. – Ес-сли есть люк, з-значит он должен открваться, не?


Когда я рассказал о темном ужасе, таящемся в подземелье, очкастый истерично заржал. Меня это задело. Валера считает, что мне все померещилось от страха. Ну, конечно! Сейчас посмотрим, какой ты смелый! С трудом я нашел «болгарку», в глазах изрядно двоится. Под ногами мелькнуло оранжевое пятно. Отойди, Фидель, а то останешься без хвоста… Хороший сэмчик получился. Надев очки, воткнул инструмент в переноску и, отодвинув Валеру, принялся срезать сварной шов. Пусть сам поглядит в эту яму, с усмешкой подумал я.


– Блин! Вы что, совсем сдурели! – сверху прибежала Лена. – Я уже спала! Саша!

– Л-любимая, – я улыбнулся, сняв очки. – Все хршо! Надо прверить кнлизацию!

– Нашли чем заняться среди ночи! – С недовольным видом она убралась обратно.

Я подмигнул Валере.

– Гтово, д-друган! Смтри!


Прикурив сигарету, стал смотреть, как Валера кряхтит, пытаясь подцепить пальцами край люка. Эх, айтишник! Совсем не дружит с физической культурой! Я подошел, одной рукой спокойно поднял железную пластину…


– ААААААА!!!

– ААААААААА! Твою мать!

– Что это за хрень, Саня!

– Летучая мышь!

Крылатая бестия закружила по комнате. Мы с Валерой облегченно выдохнули и расхохотались. Фидель из вальяжного кота вдруг превратился в стремительного хищника. Он так угарно метался и прыгал по стенам и полкам, что у нас слезы потекли из глаз. Бедная летучая мышь, видать, поняла, что скоро станет закуской нашего четвероногого друга и, совершив мертвую петлю с обратной полубочкой, спикировала в черный зев колодца. Безумный кот огненным метеором скрылся в глубине.


– Неееет! – закричал Валера, хватаясь за сердце.

Тоже ничего не успел сделать.  Я посмотрел на камрада:

– Хана Фиделю! Нжно выпить за упокой пушистого!

– Ннет! Чствую, что он жив! – твердо сказал Валера. – Идем за ним!

– Бля… – Я заглянул в холодно ухмыляющийся мрак и нервно сглотнул. – Только ради тебя, дружище!


Продолжение следует...

Найдены возможные дубликаты

0

пол главы баба уговаривает его не идти и пол главы он никуда не идет))))