4

Сказка Пушкина.

Углубившись в историю, вижу, что сказка о царе Салтане есть история о Елене Волошанке, её пелене и Феодоре Курицыне и разных "рогатых шапках")

Еле́на Стефа́новна («Волоша́нка», предположительно родилась в 1464—1466 годах, умерла 18 января 1505) — дочь молдавского господаря Стефана III Великого и киевской княжны Евдокии Олельковны. Жена старшего сына великого князя Московского Ивана III Ивана Молодого, в этом качестве — княгиня Тверская. О ранних годах Елены Стефановны практически ничего не известно. В 1480 году её отец Стефан III Великий направил посла в Москву для заключения союза с Русским государством против угрожавших Молдавскому княжеству турок-османов. Для скрепления этого союза Елена должна была выйти замуж за старшего сына Ивана III Васильевича — Ивана Ивановича Молодого, который приходился ей троюродным братом (оба были правнуками Василия I Дмитриевича). В 1481 году в Молдавию были отправлены русские послы, которые в 1482 году вернулись в Москву с Еленой Стефановной.

Её свадьба с Иваном Молодым состоялась в январе 1483 года. В браке Елена Стефановна родила двух сыновей Дмитрия и Ивана (15.02.1485—?). В 1490 году её муж заболел «ломотой в ногах» и скоропостижно скончался.

В 1483 году Иван III по случаю рождения внука Дмитрия хотел одарить Елену «саженьем» (жемчужным приданым), принадлежавшим его покойной первой жене Марии Борисовне. Оказалось, что его вторая жена Софья Палеолог подарила «сажение» своей племяннице Марии Андреевне Палеолог. Разгневанный великий князь не постеснялся отнять подаренное Софией у её племянницы, бывшей замужем за князем Верейским Василием Михайловичем, что стало причиной бегства Верейского князя в Литву.

В 1497 году Иван III раскрыл заговор Владимира Гусева, намеревавшегося возвести на русский престол сына великого князя Василия Ивановича. 4 февраля следующего года наследником был объявлен сын Елены Стефановны Дмитрий Иванович.

В качестве матери нового наследника Елена Стефановна принимала активное участие в придворных интригах, была обращена Истомой в учение жидовствующих и стала видным деятелем кружка еретиков во главе с Фёдором Курицыным. Елена соперничала с великой княгиней Софьей Палеолог, добивавшейся объявления наследником своего сына Василия. Борьба при дворе закончилась поражением кружка Курицына. Сторонники Елены были казнены. Иван III аннулировал решение о назначении Дмитрия наследником и 11 апреля 1502 года приказал заключить невестку и бывшего наследника в тюрьму. Елена Стефановна умерла в заключении «нужной смертью» (то есть была убита) в январе 1505 года.


Вот тебе и  "родила царица в ночь", хм. Сказка ложь да в ней такой намёк, что к гадалке не ходи)

Дубликаты не найдены

0

Уважаю Автор! Видно и знание истории и параллель провели.Мне очень понравилось.Спасибо!

раскрыть ветку 1
0

ну только учусь же) спасибо.

Похожие посты
171

"МЕРТВЫЕ ДУШИ" ИМПЕРАТОРСКОЙ АРМИИ

Автор: Глеб Любельский.


Одним из героев этой весьма странной истории, произошедшей в Смоленской губернии в 1791 году, был Прокофий Лосинский – из дворянского сословия, 20 лет от роду, проживавший в своем крохотном имении под Рославлем. Нельзя сказать, что в жизни молодого человека проходили какие-то особенные события, будь то балы в Петербурге, или там лихие кавалерийские зарубы с врагами Российской империи. Нет, Лосинский был далеко не из самого богатого рода, к службе в армии тяги у него не было (да и очередная война с турками к тому времени уже закончилась), да и в целом любил Прокофий играть в карты и выпивать, из-за чего у него уже случались проблемы с законом – то деньги у соседского корнета займет и не отдаст, то жену в пьяном угаре чуть не придушит – мутный человек, в общем.


И вот судьба и поиски денег на гулянки свела этого молодого человека с отставным прапорщиком Суздальского пехотного полка. Звали его Лев Судейкин, и жил он совсем неподалеку от имения Лосинских. Сам он был ненамного старше Лосинского, но персонажем он был харизматичным, уровня поручика Ржевского: любил порассказывать истории про эпичные сражения, женщин и дуэли, чем и влился в доверие Лосинского. И вот, после знатной попойки Судейкин предлагает молодому и наивному дворянину способ подзаработать – стать своего рода «мертвой душой», как у Гоголя. Вот только не в крестьянской вотчине, а в армии.


А вот здесь начинается самое интересное. Дело в том, что до 1793 года служба обычного рекрута из крестьян была бессрочной. Если такой и возвращался с полей войны, то, как правило, уже в изрядно покореженном состоянии - и в деревне от такого толка было еще меньше, чем в армии. Желающих со стороны крестьян было немного, но помещиков это не интересовало – им надлежало выполнять государственные квоты, присылая по одному или нескольким крестьянам в зависимости от количества душ. Вот только сельские старосты не горели желанием отправлять свои лучшие кадры в армию – понятное дело, забритие в армию мастерового человека (типа последнего кузнеца) могло бы обернуться для деревни катастрофой. И существовало несколько вариантов как можно было избежать подобной ситуации: можно было отдать в рекруты самого бесполезного и ненужного человека в деревне: алкаши и лодыри в деревнях бывали всегда, но существовал риск, что такой человек не пройдет медкомиссию, или окажется слишком уж дохлым для несения службы (а у алкашей такая проблема имелась).

Но был и другой вариант – найти желающего послужить Родине до конца дней своих на стороне.

Раньше помещичьи дворы прибегали к классической «подлянке» - напоить халявной водкой какого-нибудь неместного в трактире, а потом быстрее тащить в местный военкомат, пока тот не протрезвел. Риски тоже были весомыми (если человек принадлежал другому помещику, или относился к непризывным, т.е. дворянин, сын священника или старовер – халявную водку любят все), так что старосты обычно всем селом собирали деньги помещику, дабы тот мог просто взять и выкупить кого-нибудь на стороне.


И вот такие услуги помещикам и предоставлял ушлый Судейкин. План был следующий: Лосинский должен был прийти вместе с ним к помещику, Судейкин торгуется за определенную сумму, представив Лосинского как крестьянина со своего двора. Оформляется купчая, голова дворянина бреется, а потом ему попросту помогают бежать со службы доверенные люди Судейкина. Вот и все. Лосинский получает половину денег, причитающуюся ему с собственной продажи, и может дальше гудеть на свое здоровье.


Так и случилось: Лосинского продали за 300 рублей в Орле местному помещику, которому как раз нужно было закрыть квоту по набору, направили в рекруты, побрили голову… а потом Лосинский сбежал с помощью крестьянина из клики Судейкина, который предоставил ему крестьянскую одежку с шапкой да карету местного уровня, после чего привез его к Судейкину. Профит? Профит. Но это было лишь частью плана. После еще одной попойки Лосинский, можно сказать, «поднялся» в схеме Судейкина: теперь дворянин должен был отыскать еще желающих навариться на деле. И у того как раз были подходящие связи среди соседей, у которых были подходящие «добровольцы» - и такое же желание подзаработать.


Вот тут, правда, стоило бы эту историю закончить, потому что все испортил как раз-таки Лосинский. Он на пару с Федотом Гавриловым (крестьянином из команды Судейкина) отправился в Рославль к знакомому корнету, у которого было целых три потенциальных рекрута на продажу. И случился казус: 30 декабря 1791 года обычная на вид парочка «крестьян» остановилась в постоялом дворе. И там упившийся до чертиков Лосинский, обритый по-рекрутски, агрессивно требовал у окружающих называть себя по дворянскому званию. И всем было бы плевать, кроме трактирщика: он-то и заприметил неладное.


Во-первых, если этот крестьянин обрит как рекрут – почему тогда он не в форме? Тогда он дезертир.


Во-вторых, если он дворянин, то почему обрит как рекрут? Дворян в обычные рекруты не забирали, и тем более не брили.


И в третьих, если он ни то и ни другое, то он мог оказаться либо преступником (бритая голова так же считалась наказанием), либо болеющим какой-нибудь заразой.


Ну а в четвертых, называть себя дворянином, не имея собсно дворянского достоинства, считалось преступлением, так что трактирщик попросту не стал рисковать и вызвал полицию. И несмотря на то, что паспорта (без которых путешествовать нельзя было путешествовать по империи) у Гаврилова и Лосинского были при себе, начальник полиции очень заинтересовался дворянином-рекрутом, и после продолжительного допроса Лосинский во всем признался, и заложил всех своих подельников. Под следствие попали прапорщик Судейкин, его подельники, а также крепостные, которые помогали прятать и увозить сбежавших рекрутов.


Следствие по этому делу длилось порядка 5 лет. За это время оказалось, что смоленские дворяне были не единственными мошенниками, работавшим по такой схеме. Подобные случаи вскрывались и под Москвой, да и за Сибирью тоже. Затем оказалось, что Судейкин был замешан в еще одной мошеннической схеме в лучших традициях «Мертвых душ»: он продавал других «добровольцев» с документами своих крепостных другим помещикам, после чего те сбегали.

Немало шороху навели и сами Лосинский с Судейкиным. Дело в том, что в июле 1792 года они умудрились сбежать со стражи, хотя и ушли они недалеко: паспортов у них не было, да и разделиться они не могли – вернее, этого не хотел Лосинский. Помните, что он должен был получить 150 рублей с собственной продажи? Так вот, он их не получил – вернее, получил только 5, а остальные Судейкин обещал отдать, когда у того отрастут волосы – мол, такую большую сумму потратить "рекруту" все равно не дадут. Вот Лосинский и боялся, что своего подельника с деньгами больше не увидит, так что полиция очень быстро повязала парочку без паспортов и со схожими приметами.


Тем не менее, в 1797 году состоялся суд. Главные фигуранты дела – Лосинский и Судейкин, были отправлены на бессрочную ссылку в Сибирь с лишением всех званий и дворянского достоинства. Часть их подельников сбежала, другая часть (из числа крепостных, в основном) была оправдана, так как суд посчитал их лишенными свободы выбора. И на самом деле, список арестованных из числа смоленских дворян мог бы стать больше, причем гораздо больше – все-таки Судейкин активно сотрудничал с другими помещиками, но суд решил не раскачивать лодку и свалить все на эту парочку, следы которой после этапа в Сибирь теряются. И можно было бы сказать, что такая лихая коррупционная схема, должна была быть принятой к сведению и пресекаться на корню, но – это конец 18 века, на троне Павел I, так что эта история никого ничему не научила. А стоило бы.

"МЕРТВЫЕ ДУШИ" ИМПЕРАТОРСКОЙ АРМИИ Cat_cat, История, Россия, История России, Российская империя, Мертвые души, Мошенники, Мошенничество, Длиннопост

Источник: https://vk.com/wall-162479647_142911

Автор: Глеб Любельский. Альбом автора: https://vk.com/album-162479647_257671741

Личный хештег автора в ВК - #Любельский@catx2, а это наш Архив публикаций за февраль 2020

Показать полностью 1
686

САМОСУД

Заметка в петроградской газете "День" от 13 декабря 1917 года


Дневник происшествий.

Самосуд. 12 декабря были задержаны убийцы семнадцатилетней служанки, в доме № 65, по наб, Обводного канала. Преступление было совершено женихом служанки - солдатом, явившемся к ней в гости с двумя своими товарищами. Убедившись, что хозяйки нет дома, жених и его приятели убили служанку. Все трое доставлены в управление уголовной милиции, оттуда их должны были вести в Смольный. У Синего моста толпа и караул накинулись на арестованных, и начали наносить им удары. Один из задержанных, преследуемый толпой, бросился в канал. в след ему было произведено ряд выстрелов, одним из которых он и был убит. Двое были растерзаны.

435

Чумной бунт

В ноябре 1770 года в военном госпитале в Москве умирает от чумы привезенный с русско-турецкой войны 1764-1774г. офицер. Вскоре умирает врач, который его лечил, а также ещё около двадцати человек, живших поблизости. Вторым очагом заражения стал Большой суконный двор в Замоскворечье – крупная ткацкая фабрика, куда предположительно могла быть завезена заражённая чумой «трофейная» шерсть: к 1771 году от чумы погибли 57 человек на самой фабрике, а также более 40 рабочих в разных домах вне её стен [1].


Генерал-губернатор Пётр Салтыков не сумел организовать эффективных карантинных мер и чума начала расползаться по Москве. По приказу Екатерины II всех погибших хоронили за пределами города. Городские власти, стараясь не допустить паники, пытались скрыть начало эпидемии. Однако к сентябрю 1771 года в Москве ежедневно умирало столько людей, что их не успевали хоронить. По некоторым источникам, до тысячи человек в сутки [1].


Обязанность убирать трупы сначала возложили на московскую полицию, однако они боялись заражения и игнорировали приказы. Тогда из московских тюрем выпустили заключенных, надеясь привлечь их к уборке тел погибших, но они при первой же возможности бежали [2].


Также начали бежать из города чиновники и купцы. Пётр Салтыков отправил письмо Екатерине II с просьбой разрешить ему покинуть город, но, не дождавшись ответа, самостоятельно уехал в свое подмосковное имение. Москва оказалась практически неуправляемым городом [3]. Узнав об эпидемии, крестьяне и купцы отказались везти в Москву продукты. Так что в городе вскоре начался еще и голод.


Отсутствие эффективных мер по борьбе с эпидемией и полная неорганизованность властей привели к панике в городе. В частности, среди горожан стал распространяться слух, что чудотворная Боголюбская икона Божией Матери, размещённая над Варварскими воротами Китай-города, помогает исцелению от «моровой язвы»; люди спустили икону с ворот и стали устраивать у неё стихийные молебны.


Понимая, что массовое скопление людей только способствует распространению чумы, московский архиепископ Амвросий запретил молебны у иконы, и 26 сентября по его приказу икона была спрятана, а короб для приношений запечатан, чтобы их не растащили мародёры [1].


Но суеверные горожане превратно истолковали решение Амвросия и решили, что он намеренно прячет икону, чтобы люди не могли вылечиться. Это стало последней каплей терпения горожан, и кем-то пущенный слух, что Амвросий решил присвоить себе подношения, спровоцировал массовый бунт.


Избив охрану, бунтовщики забрались на Набатную башню и стали бить в установленный на ней колокол Спасского набата, чтобы собрать народ к Кремлю. Ворвавшись в крепость, толпа разгромила Чудов монастырь в надежде отыскать в нём чудотворную икону и архиепископа Амвросия. Амвросий незадолго до этого успел уйти и укрыться в Донском монастыре, однако на следующий день толпа взяла Донской монастырь приступом.


Священнослужитель вёл себя достойно, ему почти удалось успокоить бунтовщиков. Но, по свидетельствам очевидцев, из кабака прибежал дворовый Василий Андреев и ударил архиепископа колом. После этого озверевшая толпа растерзала Амвросия [2].

Чумной бунт Чума, Бунт, История, История России, Длиннопост

Убийство архиепископа Амвросия, гравюра Шарля Мишеля Жоффруа, 1845 год

Другая часть толпы, не пошедшая в монастырь, отправилась громить карантинные дома и больницы. В одной из больниц мятежники напали на известного в то время доктора и эпидемиолога Данило Самойловича. Впоследствии он вспоминал: «я первый попал в руки бунтовщиков, стоявших у Даниловского монастыря. Они схватили меня, избили… Я чудом спасся от неблагодарных, искавших моей погибели».


По донесению Салтыкова Екатерине II, «разбили они два карантинных дома, распустя содержанных в тех, из коих первый Данилов монастырь, а другой – дом за Серпуховскими воротами, грозясь убить его, генерал-поручика, полковника князя Мануйлова, доктора Ягельского и всех по комиссии его заразительной болезни обретающихся за вывод больных в госпиталь и вывод здоровых в карантин» [4].


Генерал-поручик Пётр Еропкин, который на тот момент возглавлял Главную соляную контору, остался в Москве во время эпидемии чумы и взял на себя командование, собрав отряды из солдат-волонтёров, и 27 сентября начал наводить в городе порядок. По приказу Еропкина конница нещадно рубила бунтовщиков (многие из которых были пьяны после разграбления погребов) внутри Кремля, а солдаты кремлёвского гарнизона приблизились к Чудову монастырю, откуда в них полетели камни. Солдаты ответили оружейным огнём, затем прорвались в монастырь и добили бунтовщиков штыками. Мятежники были вытеснены с территории Кремля, но стали бить в набат во всех окрестных церквях, чтобы собрать народ и взять крепость приступом. Офицеры пытались уговорить людей разойтись, но народ решительно отказался, и для острастки по штурмующим Кремль мятежникам сделали холостой залп из пушки, установленной перед Спасскими воротами. Это произвело неожиданный обратный эффект: увидев, что никто не убит, бунтующие решили, что их защищает их вера, и ещё решительнее устремились к Кремлю, захватили пушку и развернули её к Спасским воротам, но не смогли выстрелить, так как было нечем. Солдаты отбили пушку обратно, после чего стали стрелять по толпе картечью уже по-настоящему. Люди разбежались [4].


На следующий день бунтовщики вновь подступили к Кремлю с требованием выдать им Еропкина на растерзание, освободить пленных и раненых, а всех бунтовщиков простить, и чтобы договоры с ними были подписаны генерал-губернатором Москвы Петром Салтыковым. Также восставшие требовали немедленно выпустить всех больных из карантина. Офицеры опять попытались уговорить людей разойтись, но те отказались, и их пришлось разогнать силой.


За три дня бунт был подавлен. Пётр Еропкин доложил Екатерине II о том, что всего было убито около сотни человек, и попросился в отставку. Екатерина II прислала ему приказ об увольнении с непроставленной датой – чтобы он решил сам, наградила его орденом Андрея Первозванного и передала 20 тысяч рублей «за распорядительность и мужественное подавление мятежа» [4]. Петра Салтыкова отправили в отставку.


После бунта Екатерина II отправила в Москву четыре полка лейб-гвардии под командованием своего фаворита Григория Орлова. Он руководил расследованием причин бунта, зачинщиков и наиболее активных его участников арестовали и судили. Четырёх человек повесили, остальных приказали высечь розгами и приговорили к каторжным работам.


В Москве Григорий Орлов занялся тем, что следовало делать с самого начала эпидемии: правильной организацией мер по борьбе с эпидемией чумы. Он приказал усилить карантины и их число, увеличить количество больниц и жалованье докторам (дополнительно всем медикам в случае их смерти была обещана компенсация родственникам). Ещё одной действенной мерой стал указ Московского сената от 17 ноября «О мерах к прекращению эпидемий и устройству кладбищ». Всех, без различий на чины и сословия, приказывалось хоронить на специально отведённых кладбищах вне черты города. Граф приказал использовать для захоронения труд арестантов, пообещав последним в случае их выживания прощение и волю. Кроме того, желая очистить Москву от накопившейся в ней грязи и последствий бунта, Орлов организовывал хозяйственные работы – починку дорог, подвоз продуктов и воды, расчистку площадей от старых построек и мусора.


Помимо прочего, на улицах Москвы были уничтожены бродячие животные. На въезд и выезд из города наложили запрет, а мародёров и грабителей стали казнить на месте преступления. Благодаря Орлову в город возобновились поставки продовольствия и питьевой воды, а чтобы торговцы не боялись заразиться, были организованы специальные торговые ряды со рвом между продавцом и покупателем (деньги передавали в плошке с уксусом для дезинфекции). Городские службы вновь заработали и город стал возвращаться к жизни.


Город разделили на 27 участков, на территории которых производился учёт и изоляция больных, а также вывоз умерших. Заражённым, прошедшим курс лечения в больнице, предлагали материальную поддержку. На заставах за городом мужчинам платили по 15 копеек в день, а женщинам – по 10. Женатых людей, выписавшихся из больницы, награждали 10 рублями, холостых – 5. Эта мера стала более эффективным средством по привлечению людей в карантины и по борьбе с чумой, чем самые строгие запреты.


По воспоминаниям современников, Орлов лично обходил больницы, сопровождая врачей, проверял качество содержания больных. Эти меры быстро дали нужный эффект. Осенью эпидемия чумы пошла на убыль: в сентябре от болезни скончалось порядка 21,5 тысячи человек, в октябре – 17,5 тысячи, ноябре – 5,2 тысячи, а в декабре – 805 человек [4].


Всего жертвами этой эпидемии стало примерно 55 тыс. человек.


Автор: Андрей Гудков.

Редакторы: Екатерина Тигры и Мариша Яковлева


1. http://mosprogulka.ru/info/chumnoj_bunt - 16 марта 2020 г.

2. https://places.moscow/interesting/moskovskiy-chumnoy-bunt/mo... - 16 марта 2020 г.

3.«Императорская Россия» Евгений Анисимов. Издательство «Питер», 2008 г.

4. https://voynablog.ru/2014/08/13/chumnoj-bunt-1771-goda/ - 16 марта 2020 г.

Показать полностью 1
1538

Курсистка. Пара слов о женском образовании в России

Пока попы рассуждают о том, нужно ли девочкам получать образование, расскажу вам историю одной картины.


Это написанная в 1883 году "Курсистка" Николая Ярошенко:

Курсистка. Пара слов о женском образовании в России История искусств, Живопись, История России, История, Художник, Длиннопост, Образование

Начну издалека, потому как картина оказалась страшно скандальной, а в чем причина скандала - надо еще разобраться.


Была у русских женщин проблема - курсы и всякие учебные заведения для них то с боем открывали, то с воем закрывали. Все, у кого были и деньги и желание, ехали учиться в Европу, и, понимая что с этим образованием, даже самым великолепным, работы на родине им не найти и наукой нормально не заняться, часто оставались там же.

Отток женских мозгов беспокоил правительство России, но и отношение к образованию для женщин было до того неоднозначным, что все инициативы то взлетали, то гибли под натиском церкви и чиновничества.


В 1878 году наконец появились женские курсы с настоящей университетской программой и разнообразным выбором предметов - тут тебе и логика, и философия с историей, и юриспруденция, и куча иностранных языков, и минералогия с зоологией и ботаникой и много чего еще. Под запретом оказались только физиология человека, естествознание и гистология.

Учредителем и директором этих курсов был Константин Николаевич Бестужев-Рюмин. Отсюда и пошло прозвище девушек-студенток - бестужевки.


Эту инициативу настолько поддерживали русские ученые, что были готовы преподавать на курсах бесплатно.

И, честно говоря, когда открываешь на Википедии списки преподавателей бестужевских курсов - прям сердечко ухает. Например, среди них были Сеченов, Анненский и Менделеев.

Курсистка. Пара слов о женском образовании в России История искусств, Живопись, История России, История, Художник, Длиннопост, Образование

Химическая лаборатория бестужевских курсов.


Но были противники, ну а как же - женщины с образованием это не иначе, как "покушение на государственные и религиозные устои".


Закрыть эти курсы пытались неоднократно аналоги наших современных попов и депутатов. Бестужевок отстояли с трудом. Женские медицинские курсы, открытые почти тогда же, все же закрыли. Женские медицинские курсы - это "клоака анархической заразы", знаете ли.


И вот, художник Николай Ярошенко написал в 1883 году бестужевку, торопящуюся на учебу. И общество, увидев ее на одиннадцатой выставке Передвижников, знатно бомбануло.


Добавлю еще второй вариант этой картины, написанный позже. Можно поискать отличия!

Курсистка. Пара слов о женском образовании в России История искусств, Живопись, История России, История, Художник, Длиннопост, Образование

Это тот случай, когда о каких-то художественных достоинствах полотна критика особо не говорила. Говорили о женщинах, о предрассудках, о произволе, об ограничениях, воспитании, религии и политике. В этом плане эта, казалось бы, невзрачная довольно работа, стала настоящей бомбой. Как всегда - контекст страшно важен для понимания художника.


И вот у меня к вам, дорогие читатели, вопрос - а  что вы увидели на этой картине? Спрашиваю специально до того, как накидать рецензий от поклонников и ненавистников. Особенно мне нравятся вторые - не могу отказать себе в удовольствии поделиться ими.


Вот что писали те, кому картина понравилась:


“Художник, выбирая из всей этой толпы «бегущих с книжками» одну самую ординарную, обыкновенную фигуру, обставленную самыми ординарными аксессуарами простого платья, пледа, мужской шапочки, подстриженных волос, тонко подмечает и передает вам, «зрителю», «публике», самое главное… Это главное: чисто женские, девичьи черты лица, проникнутые на картине, если можно так выразиться, присутствием юношеской, светлой мысли… Главное же, что особенно светло ложится на душу, это нечто прибавившееся к обыкновенному женскому типу — опять-таки не знаю, как сказать, — новая мужская черта, черта светлой мысли вообще (результат всей этой беготни с книжками)… Вот это-то изящнейшее, не выдуманное и притом реальнейшее слитие девичьих и юношеских черт в одном лице, в одной фигуре, осенённой не женской, не мужской, а «человеческой» мыслью, сразу освещало, осмысливало и шапочку, и плед, и книжку, и превращало в новый, народившийся, небывалый и светлый образ человеческий.” (Писатель Глеб Успенский)


На четырнадцатом году своего тюремного заключения революционерка Вера Фингер увидела репродукцию “Курсистки” в журнале и написала: «для меня в ней просто воплощается вся наша молодёжь со всем, что в ней есть свежего, чистого и искреннего».


Картина, безусловно, стала манифестом поколения.


А теперь самое сочное - цитаты ненавистников.


Например, текст, которым разразился  профессор права Петр Цитович:

«Полюбуйтесь же на неё: мужская шляпа, мужской плащ, грязные юбки, оборванное платье, бронзовый или зеленоватый цвет лица, подбородок вперёд, в мутных глазах всё: бесцельность, усталость, злоба, ненависть, какая-то глубокая ночь с отблеском болотного огня — что это такое? По наружному виду — какой-то гермафродит, по нутру подлинная дочь Каина. Она остригла волосы, и не напрасно: её мать так метила своих Гапок и Палашек „за грех“… Теперь она одна, с могильным холодом в душе, с гнетущей злобой и тоской в сердце. Её некому пожалеть, об ней некому помолиться — все бросили. Что ж, быть может, и лучше: когда умрёт от родов или тифа, не будет скандала на похоронах»


А вот совершенно прекрасное высказывание художественного критика газеты «Санкт-Петербургские ведомости» Александра Ледакова:

«Этюды, да ещё плохо написанные, благодаря только модному названию, нашею критикою зачастую раздуваются в великие произведения искусства… Точно так поступил и (из передовых, конечно, тоже) г. Ярошенко, написавший этюд бегущей во все лопатки, под вечер, по улице, отрёпанной, антипатичной девицы, с выпученными глазами, в шапке набекрень и с пледом на плечах, и назвал его „Курсистка“. Таким образом этюд бегущей во все лопатки девицы, можно было подумать, судя по типу, спешившей на известный промысел, явился на выставку под модным названием и предстал пред публикою картиною, в которой художник, очевидно, желал сказать, то есть бегом и выпученными глазами: „Посмотрите, дескать, какое стремление к науке наших женщин…“»


И вот скажите - почему так пугали и пугают именно попов и чиновников в России образованные, умные женщины? Загадка...


Картина, кстати, считается парной - ее дополняет написанный Николаем Ярошенко ранее портрет студента.

Курсистка. Пара слов о женском образовании в России История искусств, Живопись, История России, История, Художник, Длиннопост, Образование

Текст мой. Как всегда, постараюсь ответить на ваши вопросы.



Иногда я пишу всякое об истории искусства и публикую свои находки вот тут: https://t.me/tojemne  (если оно не открылось, тыкните сюда)

Показать полностью 4
1882

Как Чукотка стала Россией

Автор: Павел Заикин.

Как Чукотка стала Россией Cat_cat, История, Чукотка, Россия, История России, Война, Длиннопост

Всю свою историю чукчи не очень любили, когда их называли собственно чукчами. Сами себя они многие столетия именовали «луораветлан», что означает «настоящие люди». К «настоящим» долгое время кроме самих себя они относили только русских. И то – не сразу. Поначалу русских они называли «таньги» — враги. И когда чукча семнадцатого века заговаривал о «врагах», без уточнения, о ком ведёт речь, окружающим было понятно, что за «враги» имеются в виду. А все прочие и людьми-то не считались!

Раз все остальные – не настоящие, то церемониться с ними ни к чему. Так рассуждал обычный луораветлан ещё каких-то триста лет назад. Поэтому набежать на стойбище каких-нибудь якутов или эвенков считалось делом нормальным и даже почётным. Мужчин перебить, женщин увести, скот — тем более.

Как Чукотка стала Россией Cat_cat, История, Чукотка, Россия, История России, Война, Длиннопост

Убив первого врага, чукотский воин татуировал себе запястье. И дальше – сколько фрагов, столько татуировок. Известны случаи, когда отдельные убербойцы выкалывали целые «рукава».

В общем, чукчей боялись все окружающие народы. Да что там «окружающие»! И в землях удалённых о них нередко говаривали исключительно полушёпотом. Отважные чукотские мореплаватели, например, регулярно атаковали алеутов и эскимосов на Аляске и окружающих островах, громили их поселения и увозили женщин. Иногда и с детьми. До сих пор чукчи в генетическом плане весьма неоднородны.


Интересный факт. Гаплогруппа N1a1 встречается в генотипе у каждого второго чукчи, что роднит этот народ с финно-уграми.


В целом, на фоне окружающих народов, эти ребята и вправду выглядели весьма грозно. Многие исследователи отмечали высокий рост чукчей и их «плечистость». Они использовали кожаные либо наборные костяные доспехи, отлично владели копьём и составным луком. Кстати, наконечники стрел иногда смазывали ядом.


Пара слов о физическом превосходстве. У лоураветлан-«чаучу» - оленеводов (от этого слова, кстати, и произошло слово «чукча») существовал такой обряд: чтобы считаться по-настоящему взрослым мужчиной-воином, подросток должен был догнать и повалить на землю оленя. Чаще всего это сводилось просто к изматыванию животного бегом. То есть это на словах «просто», конечно. Вы попробуйте измотать бегом оленя...


Вообще, чукчи исторически делились на «континентальных» и «береговых». Первые жили преимущественно охотой. Разведение оленей стало широко практиковаться веке в шестнадцатом, незадолго до прихода русских. Эти ребята питались преимущественно оленьим мясом, кровью и внутренностями, а также листьями и корой полярной ивы, варили суп с «моняло» — полупереваренным мхом из оленьего желудка. Смесь из такой ароматной кашицы, крови и жира с мясом считалось едва ли не главным блюдом традиционного чукотского стола.

Прибрежные чукчи оленей не имели, и основой их транспорта были собаки. Рыба, морская капуста, моллюски, тюлень почти целиком, за исключением костей, зубов и части шкуры – в общем, в стойбищах всё ели. А такая вкусняшка, как «копальхын», вообще достойна отдельного исследования.

Как Чукотка стала Россией Cat_cat, История, Чукотка, Россия, История России, Война, Длиннопост

Интересный факт. «Копальхын»-копальхем по сей день считается деликатесным блюдом у некоторых народов. Он изготавливается методом ферментирования под прессом и содержит трупный яд, так что его употребление бывает ничуть не менее опасным, чем поедание рыбы фугу.


Суровые чукчи были суровы не только в бою и за столом (которого у них не было), но и в семье. Нередко они имели две-три жены, иногда – «в наследство» от погибшего родственника. Впрочем, жёнами могли пользоваться и сообща.


Распространённое мнение относительно того, что чукчи никогда не мылись, в корне не верно. Они не только любили мыться, но и при первой удобной возможности раздевались догола. Правда, и то, и другое удавалось нечасто, по понятным причинам.


Нелишне будет упомянуть и о наиболее животрепещущей теме, волнующей основную массу наиболее просвещённых и развитых читателей. Если совсем коротко, то – «да!»


Ну а если чуть более развёрнуто, то гомосексуальные чукотские мужчины частенько носили женскую одежду и выполняли преимущественно женские обязанности. Впрочем, в женское могли обрядить и вполне себе натурала. С другой стороны, известны случаи, когда женщины одевались в мужское, что чаще всего означало выполнение соответствующих социальных функций (кроме брака, насколько известно). Есть мнение, что такие чукотские амазонки-воительницы наравне с мужчинами потрошили этих хлипких алеутов и коряков, но это не точно.


Вот к таким суровым ребятам (и девчатам) забрели однажды Миша Стадухин и Сёма Дежнёв сотоварищи. Это было в 1642 году на реке Алазее, что далековато от собственно Чукотки. Однако чукчей расстояния особо не смущали. А вот столкновений с местными юкагирами они старались избегать – всё-таки это был единственный местный народ, мало уступавший чукчам в военном плане. Больше того, именно юкагиры лет за двести до того остановили чукотскую экспансию в Сибири, что достойно отдельной песни группы Sabaton.


Интересный факт. Возможно, в 1641 на казаков Дежнёва, везущих ясак в Якутск, напали именно чукчи, и именно таким был первый контакт русских с этим народом. Впрочем, весь лут был доставлен по адресу.

Как Чукотка стала Россией Cat_cat, История, Чукотка, Россия, История России, Война, Длиннопост

С этого времени и начинается длительная история сосуществования чукчей и русских. Не слишком-то мирная, надо сказать.


На реке Анадырь экспедиция Дежнёва основала зимнюю стоянку, где вскоре появился полноценный острог. Отношения с местными сразу же не заладились. «Настоящие люди» вообще были не в восторге от любых пришельцев, а уж платить ясак и вовсе отказывались. Юкагиров же, плативших дань казакам, с тех пор стали окончательно презирать, начали регулярно вырезать и жечь целые стойбища. А заодно — угонять оленей, не без этого.

Как и положено, начались карательные экспедиции. Обычно в них участвовали под руководством и при поддержке малочисленных русских те самые униженные и оскорблённые эвенки и прочие тунгусы, за некоторое время до того «принуждённые к миру».


Познакомившись с пороховым огнём, чукчи избрали партизанскую тактику засад и внезапных налётов на поселения недругов.


Оперативно реагировать на обострение обстановки в крае царские чиновники не могли, ибо жопа мира. Поэтому поселенцы самостоятельно устраивали карательные экспедиции. Например, в 1702 году отряд из 134 человек под командованием казака Чудинова вышел к небольшому поселению. Буквально десяток яранг. Русские потребовали ясак и были тут же посланы уже хорошо известным путём. Слово за слово, яранги разрушены, мужчины перебиты, женщины и дети – как получилось. Вскоре на горизонте замаячило сотни три чукчей. Развернулось полноценное сражение, в ходе которого «настоящие люди» потеряли порядка двух третей наличного состава.


Вы думаете, после этого всё утихомирилось? Как бы не так! На следующий день экспедиция была атакована тысячей с лишним чукотских воинов, и только на пятый день казакам удалось вырваться из окружения. Что касается сопровождавшей их сотни юкагиров – достоверных сведений об их судьбе не имеется. Разумеется, чукчи понесли большие потери, но Анадырский острог ничего не поимел, кроме осознания, что дальше на восток пути нет.


В 1727 воинский контингент на Чукотке был усилен четырьмя сотнями солдат и казаков под командованием атамана Афанасия Шестакова. Собственно, он сам испросил у Сената разрешение на военную экспедицию против народов северо-востока Сибири и получил инструкции о том, что необходимо «уговаривать в подданство добровольно и ласкою». Надо ли говорить, насколько Шестаков и его заместитель, драгунский капитан Павлуцкий, имели эту инструкцию в виду?


Как-то раз одно корякское племя с непроизносимым названием не сошлось с царским сборщиком во мнении о размере подати. Совершенно «неожиданно» исчезли и сборщик, и подать. В ответ Шестаков с двумя десятками казаков и сотней тунгусов нападает на первое попавшееся большое корякское стойбище и сжигает его факелами и ручными бомбами. Хитрый корякский вождь обратился за помощью к чукчам, посулив им водки и сахару. Ну и оленей, куда без них.

Как Чукотка стала Россией Cat_cat, История, Чукотка, Россия, История России, Война, Длиннопост

Чукчи были не против. 14 марта 1730 года состоялась знаменитая Битва при Егаче. Двадцати казакам и сотне местных жителей (эвенкам, якутам и «замиренным» корякам) противостояло порядка тысячи луораветлан (по некоторым данным – до двух тысяч). Есть мнение, что «настоящие люди» намеревались пограбить «подъясачных» коряков, союзных русским, а вступать в бой против Шестакова в тот день их планы не входило, но это неважно.


Атаман расставил эвенков и коряков по флангам, в центре разместил казаков с якутами, а сам схоронился в импровизированном укреплении из саней позади отряда. Он рассчитывал на то, что чукотские ряды смешаются после нескольких залпов, после чего казаки вместе с якутами обратят нападающих в бегство. На коряков и эвенков особой надежды не было.

Как Чукотка стала Россией Cat_cat, История, Чукотка, Россия, История России, Война, Длиннопост

Как оказалось, Шестаков был совершенно прав насчёт коряков и просчитался в отношении чукчей. Пока казаки перезаряжали ружья, их союзников накрыл град стрел, после чего что «настоящие люди» в доспехах и при копьях кинулись врукопашную. Коряки сразу же бросились врассыпную, эвенки – вслед за ними. Сам Шестаков, понимая, что вот-вот будет окружён, выскочил из своего укрепления и тут же получил стрелу в шею. Однако это не помешало ему зарубить с десяток чукчей – всё-таки у него были сабля и железный доспех. Поняв, что дело плохо, Шестаков решил бежать и вскочил в ближайшие нарты.


Они оказались не корякскими, а чукотскими. Олень привёз незадачливого атамана прямо к своему хозяину…


Так Дмитрий Павлуцкий стал единоличным командиром всей экспедиции по «приведению в подданство». Надо сказать, амбициозный офицер давно был не в ладах с Шестаковым и долгое время даже действовал независимо от него. Кроме того, он отлично понимал, что подданство – это не только ясак, но и защита от нападений, каковая мысль атаману была непонятной.


Летом следующего года Павлуцкий с отрядом из 450 человек оправился в рейд. Формально это было предпринято для противодействия племенам, продолжавшим держать в страхе коряков. Однако карательный характер этого похода не скрывался. Было сожжено полтора десятка стоянок, убито не менее тысячи человек, захвачено 35 тысяч оленей и возвращены доставшиеся чукчам трофеями на Егаче казацкие ружья. «Дошед до первой сидячих около того моря чюкоч юрты, в коей бывших чюкоч побили», «юрт до осьми, кои разорили и сожгли», - именно в этих выражениях, преимущественно, описывал сам Павлуцкий свою деятельность по «уговорам в подданство».


Риторика российского руководства вскоре также изменилась. «Итти на немирных чюкч военною рукою и всеми силами стараться не только верноподданных коряк обидимое возвратить и отомстить, но и их чукоч самих в конец разорить и в подданство привесть» - так гласил указ сената от лета 1740. И Павлуцкий, вскоре произведённый в майоры, неукоснительно следовал этому повелению.

Как Чукотка стала Россией Cat_cat, История, Чукотка, Россия, История России, Война, Длиннопост

Луораветланы называли его «моржом-казаком», который всегда ходил в «железных одеждах» и имел «зубов больше, чем человеку дано». Тундра умылась кровью, а непокоренные скрылись на берегу Северного моря.


Впрочем, Павлуцкий не особо выделялся жестокостью на фоне остальных «разорителей и в подданство приводителей». Известен, например, случай убийства казаками глав двенадцати чукотских семей, созванных якобы «на переговоры».


В отличие от них, Павлуцкий пытался, например, насадить в окрестных землях земледелие и скотоводство (ибо целые племена на тот момент жили исключительно охотой и собирательством), а заодно составил первые карты чукотского побережья.


Чукчам от этого легче не было. Чукотские легенды рассказывают, как «морж-казак» отправлял царю повозки с шапками убитых.


Вялотекущие боевые действия продолжались много лет. Обычно они сводились к чукотским засадам и набегам на «подъясачных», вслед за которыми следовал ответный карательный поход и сожжение стойбищ. Открытый бой всегда заканчивался одинаково – понеся большие потери от ружейного огня, поредевшие отряды «чукоч» неизменно бежали. Вообще, такой характер боевых действий характерен для земель, покоряемых европейцами...

Как Чукотка стала Россией Cat_cat, История, Чукотка, Россия, История России, Война, Длиннопост

И вот 12 марта 1747 года коряки в очередной раз пожаловались на чукотский набег. Возможно, сам господин майор не обратил бы на это специального внимания, но среди угнанных в тот раз оленей оказались и принадлежавшие казакам. Тут же была сформирована экспедиция из трёх сотен бойцов, авангардом которой командовал лично Павлуцкий. Он далеко оторвался со своей сотней от основных сил и пару дней спустя у реки Орловой заметил сотен пять чукчей.


Опасаясь, что лёгкие фраги разбегутся, Павлуцкий приказывает наскоро слепить «вагенбург» из нарт и ничтоже сумняшеся атакует. Вопреки обыкновению, на ружейный залп чукчи ответили градом стрел, как и при Егаче, ровно за 17 лет до того. И точно так же они стремительно сблизились с казаками, которых на этот раз было куда больше, нежели сопровождавших их коряков.


Интересный факт. На момент сражения у реки Орловой чукчи уже начали активно использовать металлические наконечники стрел и копий.


Когда Павлуцкий спохватился, что от сооружённого укрепления его бойцы удалились слишком далеко, было уже поздно. Он был заарканен и повален на снег, т.к. ни стрелой, ни копьем доспех такого «железного человека» чукчам было не пробить. Чтобы долго не мучиться, он сам расстегнул панцирь.


Так у чукчей впервые появились флаг (трофейный) и пушка (аналогично). А в Петербурге был назначен новый «начальник Чукотки». Противостояние продолжалось.


В один момент сенатские спохватились – содержание экспедиции стоило казне миллион рублей золотом, и покрыть такие расходы ясаком и торговлей не представлялось возможным. Гарнизон был выведен, острог сожжён, жители вывезены в Якутск. Фактически это означало победу «настоящих людей», которая досталась им очень дорогой ценой. Уж очень велики были потери для небольшого народа.


Вскоре коряки были изгнаны в район нынешнего Магадана, а юкагиры – обратно за Колыму. На Чукотке воцарился чукотский мир.


Тишина была нарушена лишь 13 лет спустя. Правда, не громом оружия, а звоном монет. Так уж вышло, что в Петербурге спохватились: Земля-то круглая и на Чукотку проклятые чаехлёбы и лягушатники могут приплыть с любой стороны. Чукотка официально присоединилась к России в 1778 году при помощи крещёных «настоящих людей», подкупавших шаманов и вождей крупных кланов.

Как Чукотка стала Россией Cat_cat, История, Чукотка, Россия, История России, Война, Длиннопост

Дань устанавливалась чисто символическая: одна шкурка лисицы «с лука», т.е. со взрослого мужчины, и то – когда пожелают отдать. При этом чукчи сохранили традиционный уклад и суд. Еще в последней четверти 19 века в Российской империи называли чукчей «не вполне покоренным народом», который платит ясак «количеством и качеством какой сами пожелают». Фактически не платя обычных податей, луораветланы жили богаче «законопослушных соседей» – юкагиров и тунгусов.


От тех времён в чукотском языке сохранилось местное название сифилиса – «русская болезнь».F

Как Чукотка стала Россией Cat_cat, История, Чукотка, Россия, История России, Война, Длиннопост

Автор: Павел Заикин. Альбом автора: https://vk.com/album-162479647_257669313

Личный хештег автора в ВК - #Заикин@catx2, а это наш Архив публикаций за февраль 2020

Показать полностью 8
95

Индейская война в Русской Америке. Глава III

Автор: Александр Любомирский.

В предыдущих сериях:

Индейская война в Русской Америке. Глава I

Индейская война в Русской Америке. Глава II


Здравствуйте друзья. У меня для вас хорошие новости - я закончил писать финальную главу цикла о войне русских с индейцами, которую и представляю вашему вниманию. Для тех кто уже немного подзабыл что было в предыдущих сериях, напомню, что мы остановились на разгроме тлинкитами русской крепости на острове Ситка и уничтожении ими же ряда русских промысловых партий. В общем, первый раунд противостояния остался за краснокожими - а вот что было дальше, смогли ли русские нанести достойный ответный удар и чем все это в итоге закончилось? - ответы на все эти вопросы вы найдете ниже.


Подготовка к походу.


В наше время информация распространяется со скоростью молнии. Телевидение и Интернет доставляют ее даже из самых отдаленных окраин планеты с минимальной задержкой, а благодаря наличию мобильных телефонов корреспондентом и ньюсмейкером может стать любой. В начале XIX века все было совсем иначе. Новости все еще передавались гонцами и почтой, а в таких неосвоенных человеком местах как Аляска, с почтой было туго. Именно поэтому печальное известие о разгроме русской крепости на острове Ситка и гибели промысловых партий дошло до «генерального штаба» Александра Баранова на Кадьяке только в начале сентября 1802 года.


Какими бы ни были ярость и досада Баранова, когда он узнал о мятеже индейцев, нанести мгновенный ответный удар по тлинкитам он просто не мог. Российско-Американская компания была состоятельной и довольно могущественной организацией, но ее главным предназначением была не война, а промысел и торговля. Для организации карательной экспедиции против краснокожих требовалось сделать многое — закупить оружие и организовать туземное ополчение, собрать транспортный флот из кораблей и байдарок, дождаться подхода подкреплений с Камчатки, уладить внутренние разногласия между партовщиками связанные с выплатой вознаграждений и окладов. Все это заняло кучу времени и приготовления к походу завершились лишь к поздней весне 1804 года.

Индейская война в Русской Америке. Глава III Cat_cat, История, Аляска, Америка, Российская империя, Индейцы, Война, История России, Длиннопост

Шлюп «Нева» и алеутские байдарки в Тихом океане


«Армия» собранная для контрудара по тлинкитам была, по меркам здешних мест, впечатляющей. Ее характеризовал пестрый состав — в рядах туземного ополчения предстояло сражаться кадьякцам, чугачам, алеутам и прочим мелким народностям Аляски и соседних островов. Всех их объединяла одна главная черта — лютая ненависть к тлинкитам. Руководить этой ордой из более чем 900 аборигенов должны были 120 русских промышленников. Русские составляли цементирующий костяк военного отряда и служили в командах компанейских судов. Всего для экспедиции на верфях компании было построено 4 крупных корабля, несущих на себе по 4 пушки каждый. Артиллерия становилась козырем русских войск —грохот орудий всегда оказывал сильный деморализующий эффект даже на воинственных тлинкитов.


Российско-Американская компания не могла рассчитывать на значительную помощь со стороны, если так можно выразиться, «большой земли». Было бы наивно предполагать что для усмирения индейского бунта будут высланы крупные военные отряды из Сибири, не говоря уже о территориях более западных. Но и при этом не обошлось без приятных сюрпризов. К июлю 1804 года в поддержку Баранову и его людям прибыл шлюп «Нева» капитан-лейтенанта Юрия Лисянского. Этот прекрасный 14-пушечный корабль, совершавший кругосветное плавание, по счастливому стечению обстоятельств оказался в непосредственной близости от Аляски именно к моменту начала похода против тлинкитов. Лисянский не смог отказать джентльменской просьбе Баранова о помощи и согласился примкнуть к предприятию. Хорошо вооруженный шлюп, с 46 привычными к строгой дисциплине моряками на борту, здорово усилил русское войско.

Индейская война в Русской Америке. Глава III Cat_cat, История, Аляска, Америка, Российская империя, Индейцы, Война, История России, Длиннопост

Капитан Юрий Федорович Лисянский был не только выдающимся путешественником, но и прекрасно подготовленным морским офицером, получившим блестящее военное образование за границей. Его навыки очень пригодились при отвоевании русскими Ситки.


К Ситке Баранов пробирался окольными путями. На то были свои причины — русский правитель хотел продемонстрировать индейцам силу своей армии и зачистить тылы перед решающей битвой. На протяжении всего лета 1804 года компанейские суда курсировали у берегов Аляски, «умиротворяя индейцев» из тех кланов которые русские считали враждебными. Впрочем, умиротворять было особо некого — при виде приближающихся кораблей тлинкиты либо бежали из прибрежных селений, либо спешили заключить мир с могущественными русскими. Несколько тлинкитских деревушек было сожжено дотла, кроме того алеутские партовщики набили много каланьих шкур, пользуясь бегством индейцев, которые теперь и не решались противодействовать промыслу.


Индейская крепость и эпизод с каноэ.


Пока русские собирались с силами и совершали подготовительные маневры, индейцы Ситки тоже не теряли времени даром. Объединившись под владычеством уже знакомого нам вождя Катлиана, они бросили все свои усилия на строительство крепости, в которой рассчитывали пересидеть русскую осаду. По меркам XIX века тлинкитская фортификация, конечно, была довольно отсталой, но для ограниченного количества русской артиллерии и она представлялась серьезным препятствием. Индейский форт с лирическим названием «Крепость молодого деревца» был возведен на берегу океана, господствуя над длинной песчаной отмелью в устье реки Колошенки. На его постройку тлинкиты затратили более 1000 бревен, внутри крепости они выкопали примитивные траншеи и обустроили деревянные убежища-бараборы. В толстых стенах были проделаны амбразуры и трое ворот, одни из которых открывались в сторону моря, а двое других в сторону леса, что позволяло индейцам в случае чего быстро отступить из крепости.

Индейская война в Русской Америке. Глава III Cat_cat, История, Аляска, Америка, Российская империя, Индейцы, Война, История России, Длиннопост

Схема Крепости молодого деревца


29 сентября для тлинкитов прозвучал первый «звоночек»- русская флотилия практически в полном составе подошла к Ситке и встала на якорь у покинутого селения Ну-Тлейн, рядом со склоном крутого утеса. Отряд партовщиков десантировался на берег не встретив сопротивления и расположился в заброшенных тлинкитских бараках. Вскоре, на вершине утеса была оборудована небольшая крепость, прикрытая артиллерийскими позициями. Этому маленькому поселению в будущем предстоит вырасти в новую столицу Русской Америки — город Ново-Архангельск.


В то время как русские неспешно обустраивали на берегу свою временную базу, ситуация в море резко обострилась. Наблюдатели на «Неве» заприметили на горизонте индейское каноэ, которое на полной скорости приближалось к Ситке. Русские тогда еще не знали, что на борту лодки находится сам вождь Катлиан и целая группа тлинкитских юношей — представителей знатных семей клана киксади. Они возвращались на Ситку с грузом пороха и боеприпасов из секретного тайника. Недолго думая, Лисянский распорядился спустить на воду баркас, который тут же устремился на перехват. Настигаемые русским кораблем, тлинкиты высадили своего предводителя на берег. Катлиану удалось бежать и скрыться в направлении крепости, а вот его бывшим спутникам повезло гораздо меньше. Какими бы искусно сделанными не были индейские каноэ, они проигрывали в скорости современным русским судам. Подобравшись к лодке на расстояние выстрела, русские моряки произвели по ней сосредоточенный залп. Раздался оглушительный взрыв- каноэ взлетело на воздух, вместе со всем запасом боекомплекта! Удивительно, но при детонации пороха шестерым индейцам удалось выжить. Матросы «Невы» выловили их из воды, обожженных и израненных. После оказания медпомощи пленники были доставлены на Кадьяк, где стали подневольными работниками компании.

Индейская война в Русской Америке. Глава III Cat_cat, История, Аляска, Америка, Российская империя, Индейцы, Война, История России, Длиннопост

Русский «промышленный» с характерной экипировкой


Эпизод с подрывом каноэ поразил индейцев и надолго врезался в их коллективную память. Он вошел в фольклор тлинкитов как один из самых эпичных моментов войны с русскими. Впечатлительность краснокожих можно понять — в этой стычке чуть не погиб их вождь Катлиан, а Крепость молодого деревца осталась без ценного груза боеприпасов. Уже к вечеру того же дня индейцы прислали в русский лагерь своего парламентера, попытавшись начать переговоры о мире. Но эти робкие попытки договориться так и не привели к результату. Обе стороны конфликта не доверяли друг другу и постоянно подозревали своих оппонентов в коварстве и обмане. Тлинкиты не согласились даже на выдачу пленных и обмен знатными заложниками, опасаясь что русские собираются захватить их вождей и убить их или заточить на Кадьяке, как это сделал капитан Барбер летом 1802 года. Провал мирных инициатив означал только одно — война будет продолжаться и обойтись без большого кровопролития уже не удастся.


Битва за Ситку.


К утру 1 октября «Нева» и компанейские суда были отбуксированы байдарками к устью Колошенки. Русские планомерно готовились к битве, но решили дать индейцам последний шанс одуматься, выслав на берег группу переговорщиков. Беседы предсказуемо закончились ничем. Настало время говорить пушкам. Под прикрытием артиллерийского огня «Невы», передовой отряд матросов высадился на побережье с небольшого баркаса и закрепился в ожидании подкреплений. Десантирование ополченцев и орудийных расчетов продолжалось до позднего вечера, под неослабевающим беспокоящим огнем тлинкитов.

Индейская война в Русской Америке. Глава III Cat_cat, История, Аляска, Америка, Российская империя, Индейцы, Война, История России, Длиннопост

Байдарки буксируют русские суда у берегов Ситки


Баранов решил встать лагерем на левом берегу Колошенки, в то время как индейская крепость находилась на правом. Речушка была не слишком глубокой, а в момент отлива, на самом закате дня, она и вовсе мелела, обнажая свое твердое, каменистое дно. Именно этого момента и дожидались русские, чтобы пересечь устье Колошенки без всяких проблем и перейти к штурму.


Ожидая назначенного времени атаки, русская артиллерия беспрестанно бомбардировала тлинкитские фортификации. Пушкари били по стенам и крепостным воротам прямой наводкой, а корабельные орудия «Невы» с ревом отправляли в направлении крепости ядро за ядром с солидной дистанции — подойти вплотную к берегу шлюп не мог из-за мелководья. Весь этот фейерверк был очень эффектным, но совершенно неэффективным. Пушечные ядра отскакивали от стен индейского форта как горох, не нанося им никакого особого урона.


Уже смеркалось, когда тишину нарушил резкий мушкетный залп — сигнал к началу приступа. С громогласным воплем «Ура!» русские партовщики и их туземные союзники перешли в наступление двумя большими колоннами. Подпустив противника поближе к стенам, тлинкиты ответили беглым и точным огнем. После первого же залпа индейцев в рядах русских разразилась паника. Кадьякцы, перепугавшись грохота пальбы и вида крови своих товарищей, бросились в бегство, увлекая за собой остальных. Наблюдая за позорным «драпом» туземного ополчения с поля брани, русские командиры также потеряли самообладание и стали беспорядочно отходить. Воодушевленные тлинкиты тут же начали преследовать бегущих, закалывая их кинжалами, забивая топорами и копьями. Число раненых в русских рядах стремительно росло, ранение в руку получил даже сам Баранов. Отступление грозило перерасти в форменный разгром, но, к счастью, в дело вновь вмешались орудия «Невы». Наблюдая за ходом боя со своей шлюпки, Лисянский приказал канонирам прикрыть отход русского войска сконцентрированным залпом. Мощный огонь артиллерии рассеял тлинкитов и заставил их бежать обратно в крепость, под защиту толстых стен. Штурм Крепости молодого деревца завершился полнейшим фиаско.

Индейская война в Русской Америке. Глава III Cat_cat, История, Аляска, Америка, Российская империя, Индейцы, Война, История России, Длиннопост

Катлиан с кузнечным молотом возглавляет вылазку индейцев из крепости. В тлинкитских преданиях вождь предстает перед нами неким «Рэмбо» без страха и упрека, который внезапно атаковал русских с тыла проплыв под водой реки Колошенки и ранил самого Баранова. В реальности все было гораздо проще и прозаичнее — индейцы провели храбрую, быструю контратаку по отступающим русским, но вскоре бежали обратно в крепость, перепугавшись огня пушек «Невы».


Неудачная попытка взятия индейской крепости стоила русским 10 убитых и не менее 27 раненых — весьма ощутимые потери, учитывая всю скоротечность боя. Потери индейцев, по всей видимости, были минимальны. Но праздновать победу им было рано. Вместо того чтобы штурмовать крепость, русские взяли ее в неплотное кольцо осады, надеясь одолеть неприятеля измором. Тяжелые пушки «Невы» регулярно засыпали вражеский форт ядрами, которые пусть и не могли полностью разрушить крепость, но неумолимо подтачивали мораль индейцев. Столкнувшись с дефицитом боеприпасов и еды, а также с необходимостью поддерживать жизнь и здоровье большого количества женщин, стариков и детей внутри крепости, Катлиан был поставлен перед тяжелым выбором — капитулировать перед русскими, или бежать в окрестные леса. Индейский вождь выбрал для себя второй вариант. Стремясь выиграть время, он вновь вступил в мирные переговоры. Он согласился на выдачу заложников и даже обещал сдать крепость Баранову, правда, не называя конкретных сроков.


На рассвете 7 октября, когда русские переговорщики в очередной раз приблизились к воротам индейского укрепления, за его стенами царила непривычная тишина. Ее прерывали только крики воронья — огромные стаи птиц кружили над крепостью. Проникнувший за ворота русский смельчак обнаружил перед собой изумительную картину. Крепость была совершенно пуста. В ней не осталось ни одной живой души, кроме двух дряхлых старух и маленького мальчика. Повсюду валялись мертвые тела тлинкитов (всего около 30), русские ядра и брошенные индейцами лодки. Все стало совершенно ясно — Катлиан и его люди ушли лесом под прикрытием темноты и тумана. Они оставили после себя лишь множество теперь уже бесполезных каноэ, всякую старую рухлядь и зарезанных собак — животных перебили, чтобы те своим лаем не выдали отступление отряда тлинкитов. Но что было реально шокирующим— индейцы также убили многих своих детей, причем только мальчиков, в возрасте от четырех от девяти лет. Почему было совершено зловещее детоубийство? — ответа на этот вопрос мы не знаем и до сих пор…

Индейская война в Русской Америке. Глава III Cat_cat, История, Аляска, Америка, Российская империя, Индейцы, Война, История России, Длиннопост

Тлинкиты идут в атаку


Хрупкий мир.


Потерпев поражение при обороне своей крепости, индейцы перешли к пассивной тактике. Стычки тлинкитских воинов с русскими продолжались, но уже не имели былой интенсивности. Вялое сопротивление воинов Катлиана, партизанивших в лесах, продолжалось до июля 1805 года, но индейскому предводителю, в конечном счете, пришлось пойти на мировую с русскими и сложить оружие. Вождь пожаловал в Ново-Архангельск, где был тепло принят Барановым: » Сперва разговор наш касался до оскорбления, семейством его нам причинённого, а потом начали толковать мы о мире, Котлеан признал себя виновным во всём и впредь обещался загладить проступок свой верностью и дружеством. После сего г. Баранов отдарил его табаком и синим капотом с горностаями…» — так писал о судьбоносной встрече капитан Лисянский.

Индейская война в Русской Америке. Глава III Cat_cat, История, Аляска, Америка, Российская империя, Индейцы, Война, История России, Длиннопост

Гравюра с видом Ново-Архангельска. Как видно, по сравнению с убогой Михайловской крепостью русское поселение на Ситке значительно разрослось. Оно было хорошо укреплено и достаточно многолюдно, став настоящим символом русской власти в краю тлинкитов.


Капитуляция Катлиана ознаменовала собой распад индейской коалиции. Многие кланы последовали его примеру и поспешили заключить с русскими перемирие. И хотя рецидивы войны время от времени вспыхивали и позднее — например в августе 1805 года индейцы напали на крепость Якутат и разорили ее — конфликт неуклонно затухал, переходя в глухое, скрытое противоборство. Этому способствовала и смена политики Российско-Американской компании, руководство которой взяло курс на улучшение отношений с тлинкитами. Русские стремились задобрить индейцев взаимовыгодной торговлей, им была возвращена часть утерянных ранее родовых земель и хозяйственных угодий, хищнический промысел пушного зверя постепенно сошел на нет. Эта политика умиротворения принесла свои плоды — тлинкитских выступлений, подобных по размаху событиям 1802-1804 годов в Русской Америке больше не было.


Подводя итоги вооруженному противостоянию индейских кланов с русскими стоит отметить, что оно не принесло окончательной победы ни одной из сторон конфликта. Русским колонистам так и не удалось подчинить себе свободолюбивых тлинкитов и превратить их в зависимое население, а краснокожим пришлось смириться с постоянным присутствием чужаков на их землях. В Русской Америке установился хрупкий паритет, в рамках которого и индейцы и русские согласились придерживаться определенных правил игры, избегая большой войны с ее жестокостями и кровью.

Индейская война в Русской Америке. Глава III Cat_cat, История, Аляска, Америка, Российская империя, Индейцы, Война, История России, Длиннопост

В современной Аляске о русском наследии не забывают. На Ситке есть памятник Александру Баранову на котором выбиты правильные слова — «В этом краю мы можем жить вместе в мире и согласии»


Продажа Аляски американцам положила конец непростой истории русско-тлинкитских взаимоотношений. Воинственные индейцы из разряда злейших врагов России превратились во всего лишь экзотический эпизод ее далекой истории. Они перекочевали на страницы книг и в тексты научных работ, где остаются и сегодня, привлекая неослабевающий интерес исследователей по всему миру и, в особенности, в нашей стране. Финальная точка в истории старой вражды была поставлена уже в XXI веке. В 2004 года, на территории национального парка Ситка, на живописной поляне у тотемного столба вождя Катлиана был подписан окончательный договор о примирении между русскими и тлинкитами со всем соблюдением индейских обычаев и протоколов. Кровь пролитая 200 лет тому назад была прощена и наступила пора мира. И хочется верить, что этот мир между русскими и тлинкитами будет длиться вечно, подобно тому как вечно стоят в лоне величественной северной природы густые леса Аляски и ее суровые прибрежные утесы…


Источник: https://vk.com/wall-162479647_139546

Автор: Александр Любомирский. Альбом автора: https://vk.com/album-162479647_262295145

Личный хештег автора в ВК - #Любомирский@catx2, а это наш Архив публикаций за февраль 2020

Показать полностью 9
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: